Каталог :: Психология

Диплом: Зависимость синдрома эмоционального выгорания от личностных особенностей у медицинских работников

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА
Тема:
Зависимость
синдрома эмоционального выгорания
от личностных особенностей
у медицинских работников
     
     
Содержание
Стр.
     
Введение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

3

Глава I Физиологический и психологический аспекты эмоционального стресса, и его влияние на личность . . . . . . . . . . . .

1.1. Физиологический механизм образования стресса и признаки стресса . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

1.2. Психология стресса . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

1.3. Эмоциональная напряженность и психическая адаптация . . . .

1.4. Психологическая экология . . . . . . . . . . . . . . .

1.5. Психологическое пространство и стресс . . . . . . . . . .

1.6. Врач - высшая профессия. Профессиональная позиция врача .

1.7. Влияние профессии на психологическую жизнь человека, профессиональная деформация . . . . . . . . . . . . . . . . .

1.8. Факторы, инициирующие возникновение симптомов эмоционального выгорания . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

1.9. Эмоциональное выгорание . . . . . . . . . . . . . . .

6

6

11

14

22

24

28

29

37

45

Глава II Исследование личностных качеств и степени эмоционального выгорания у коллектива медработников онкодиспансера . . .

2.1 Организация и методика исследования . . . . . . . . . .

2.2 Анализ и интерпретация результатов . . . . . . . . . . .

53

54

58

Выводы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

67

Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

69

Список литературы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

73

Приложение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

ВВЕДЕНИЕ

1. Актуальность исследования Сама профессиональная деятельность медицинских работников предполагает эмоциональную насыщенность, психофизическое напряжение и высокий процент факторов, вызывающих стресс. Стрессовые ситуации, возникающие на работе – это обычное и частовозникающее явление. Эмоциональное выгорание представляет собой приобретенный стереотип эмоционального, чаще всего профессионального, поведения. «Выгорание» отчасти функциональный стереотип, поскольку позволяет человеку дозировать и экономно расходовать энергетические ресурсы. В то же время, могут наступать его дисфункциональные следствия, когда выгорание отрицательно сказывается на исполнении профессиональной деятельности, таким образом, изучение этих состояний представляется актуальной проблемой. 2. Цель исследования Исследовать степень эмоционального выгорания у медработников, степень эмоционального стресса и определить личностные особенности лиц с выявленными синдромами эмоционального выгорания. 3. Задача 1) Анализ теоретических исследований по проблеме стресса, степени деформации личности и эмоционального выгорания. 2) Разработка модели личностных качеств для профессии мед.работника. 3) Проведение исследования. 4. Предмет исследования Личностные качества и их взаимосвязь с синдромом эмоционального выгорания. 5. Объект исследования Коллектив медработников отделения анестезиологии и реанимации Клинического онкологического диспансера МЗ РТ г.Казани. 6. Методы исследования 1) Теоретический анализ, 2) Констатирующий эксперимент. 7. Методы психодиагностики 1. СМОЛ (Сокращенный Многопрофильный Опросник Личности) 2. Шкала самооценки и оценки тревоги Ч.Д.Спилбергера. 3. Шкала депрессии. 4. Шкала профессионального стресса 5. Методика «Эмоциональное выгорание» В.В.Бойко 8. Выборка Исследование проводилось в отделении анестезиологии и реанимации Клинического онкодиспансера МЗ РТ (г.Казань). 30 профессионалов, проработавших в данной сфере 5-10 более лет. Они отвечали на вопросы тестов в начале рабочего операционного дня. Всем врачам-анестезиологам и медсестрам предстояло принять участие в сложных хирургических операциях. 9. Гипотеза Личностные особенности медработников являются внутренними факторами, способствующими возникновению и формированию синдрома эмоционального выгорания. 10. Теоретическая новизна Определение эмоционального выгорания от личностных особенностей медработника. 11. Методологичекая основа исследования 1. Теория Г.Селье. 2. Деятельностый подход С. Рубинштейна. Представленная дипломная работа посвящена проблеме эмоционального выгорания и профессионального стресса медицинских работников, работающих в отделении анестезиологии и реанимации онкодиспансера. Личностные качества, степень профессионального стресса и их взаимосвязь с синдромом эмоционального выгорания являются предметом исследования данной работы. Работа состоит из двух глав. I глава ²Физиологический и психологический аспекты эмоционального стресса и его влияние на личность² содержит теоретический анализ основных проблем, отражающих механизмы образования стресса, его признаки и причины, влияние стресса на личностную структуру индивида и его профессиональную деятельность. Особое внимание уделено личностным особенностям работников в сфере ²человек-человек². Рассмотрены основные механизмы и последствия стресса - эмоциональное выгорание и факторы его формирования. II глава ²Исследование личностных качеств и степени эмоционального выгорания у коллектива медработников онкодиспансера² посвящена научно-исследовательской работе по определению личностных особенностей медработников и их взаимосвязь с СЭВ. В работе применялись статистические методы обработки данных: - описательная статистика - индуктивная статистика - корреляционный анализ. Работа представлена на 74 страницах, имеет список литературы, включающий 31 наименование, 4 таблицы, 1 рисунок. В качестве приложения представлены образцы протоколов испытуемых. ГЛАВА I

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ И ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ

ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СТРЕССА, И ЕГО ВЛИЯНИЕ НА ЛИЧНОСТЬ

Прежде, чем разобраться в физиологических и психологических тонкостях стресса, необходимо уточнить, что же такое стресс. Данные Краткого психологического словаря: “Стресс (англ.-напряжение) –1) “неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование» (Г.Селье); 2) неспецифический ответ, функциональное состояние напряжения, реактивности организма, возникающее у человека и животных по силе при действии экстремальных или патологических для организма человека или животного раздражителей. Понятие было введено канадским физиологом Г.Селье (1936). В современной научной литературе используются преимущественно первое и второе значение термина – С ». «Стессор (синоним стресс-фактор, стресс-ситуация)-чрезвычайный или патологический раздражитель, значительное по силе и продолжительности неблагоприятное воздействие, вызывающие стресс. Раздражитель становится С. либо в силу приписываемого ему человеком значения (когнитивная интерпретации), либо через низшие мозговые сенсорные механизмы, через механизмы пищеварения и метаболизма. Существуют различные классификации стрессоры. В наиболее общей форме различают стрессоры - физиологические и психологические (информационная перегрузка, соревнование, угроза социальному статусу, самооценке, ближайшему окружению и др.). «Стрессовое расстройство посттравматическое. - психическое состояние человека, характеризующееся комплексом взаимосвязанных признаков (симптомов), возникающих у человека как следствие экстремального травматического стрессового воздействия (см. Стресс). К травматическим событиям относятся: участие в боевых действиях, насильственные нападения на личность (сексуальное или физическое насилие, ограбление, групповое нападение), . разного рода катастрофы, ситуации, когда человеку ставиться диагноз неизлечимой, опасной для жизни болезни и т.п.». 1.1 Физиологический механизм образования стресса и признаки стресса Допустим, произошла ссора или какое-то неприятное событие: человек возбужден, не может найти себе места, его гложет несправедливая обида, досада из-за того, что не сумел себя правильно повести, не нашел слов. Он и рад бы отвлечься от этих мыслей, но снова и снова перед глазами встают сцены случившегося ; и опять накатывает волна обиды, негодования. Л.Д. Столяренко выделяет три физиологических механизма подобного стресса: Во-первых, в коре головного мозга сформировался, как указывает академик А.. Ухтомский, господствующий очаг возбуждения – «оборонительная доминанта», которая подчиняет себе всю деятельность организма, все поступки и помыслы человека. Значит, для успокоения надо ликвидировать, «разрядить» эту доминанту, или же создать новую, конкурирующую. Все отвлекающие приемы (чтение захватывающего романа, просмотр интересного, переключение на занятие любимым делом) фактически направлены на формирование конкурирующей доминанты. Во-вторых, вслед за появлением доминанты развивается особая цепная реакция - возбуждается одна из глубинных структур мозга – гипототаламус, где расположены регулирующие центры вегетативной и эндокринной систем. Гипоталамус заставляет близлежащую особую железу-гипофиз-выделить в кровь большую порцию адренокортикотропного гормона (АКТГ). Под влиянием АКТГ надпочечники выделяют адреналин и другие физиологически активные вещества (гормон стресса). Итак, «центральный регулятор»-гипоталамус, получив сигнал тревоги, мобилизует все силы для сопротивления. Активизируется обмен веществ, мобилизируется резервный жир и сахар. В ускоренный ток крови выбрасывается «армия» эритроцитов, которые благодаря наличию в них гемоглобина способствуют быстрому насыщению тканей кислородом. Прекращается пищеварение, и высвободившаяся из желудочно-кишечного тракта кровь направляется в интенсивно работающие мышцы и мозг для отражения угрозы. Сердце начинает сокращаться чаще и сильнее, кровяное давление повышается (вот почему может разболеться голова, возникнуть сердечный приступ, становится чаще дыхание). В такой момент организм готов для большой мышечной нагрузки. Но современный человек вслед за стрессом обычно не пускает в ход скопившуюся мышечную энергию, поэтому у него в крови еще долго циркулируют биологически активные вещества, которые не дают успокоиться ни нервной системе, ни внутренним органам. В-третьих, из-за того, что стрессовая ситуация сохраняет свою актуальность (конфликт ведь не разрешился благополучно и какая-то потребность так и осталась неудовлетворенной, иначе не было бы отрицательных эмоций, не было бы возвращения в мыслях к случившемуся), в кору головного мозга вновь и вновь поступают импульсы, поддерживающие активность доминанты, а в кровь продолжают выделяться гормоны стресса. Следовательно, надо снизить для себя значимость этого несбывшегося желания или же отыскать путь для его реализации. Но когда стрессовые атаки часты и сильны, энергетических ресурсов в организме может не хватить, адаптационные механизмы выйдут из строя. Из-за истощения, из-за недостатка и нарушения баланса гормонов все труднее будет стимулировать угасающие функции организма, и человек, в конце концов, погибает. Это бывает, когда отключаются могучие силы саморегуляции, когда очередная отрицательная эмоция наслаивается на предыдущую, т.е. на «хвост» всей своей страшной стрессовой тяжестью. Это физиология стресса, это то, что происходит внутри нашего организма. А что же происходит с человеком внешне, когда он сталкивается со стресс- фактором? Учащенное дыхание, напряжение мышц, покраснение лица из-за повышения кровяного давления-все это обусловлено физиологией стресса, а вот все другие проявления строго индивидуальны. И зависят они, я думаю, от состояния нервной системы: сильная или слабая; от преобладания процессов торможения или возбуждения в коре головного мозга; от умения человека владеть собой, своими эмоциями; от воспитания; и даже от семейных, национальных традиций. К примеру, от человека с преобладанием процессов возбуждения в коре головного мозга, не умеющего владеть своими чувствами, да к тому же кавказкой национальности, можно ожидать следующего поведения: он возбужден, почти взбешен, мечется по комнате, не может найти себе места, возмущается и - как итог накопления отрицательных эмоций – разрядка: крик, драка, кинжал. С одной стороны, это и не плохо, ведь с криком происходит снятие эмоционального напряжения. Хуже, когда человек становиться молчаливым, замкнутым, сидит в углу и смотрит неотрывно в одну точку. Такое внутреннее переживание без снятия психонапряжения очень вредно и чаще приводит к нервной клинике. Иногда реакция может быть настолько сильной, что организм человека не может справиться с ней сам. Существует термин «неожиданная смерть», которая наступает в результате разрыва сердца или остановка дыхания. Это ответ организма на сильный раздражитель, который привел все системы организма в такое немыслимое напряжение, что они не выдержали. Кстати, этому чаще подвержены не женщины, а мужчины. По психологическим показателям, слабый пол более устойчив к стрессам, потому что женщины их испытывают огромное количество и по тем поводам, которые никогда не задели бы мужчин. Да и способов разрядки у женщин больше, чем у мужчин, например, слезы. Но мужчины переживают более глубже. А вот какие признаки посттравматического стресса отмечает врач-психолог Бенджамин Колодзин: 1. Немотивированная бдительность, словно человеку постоянно угрожает опасность. 2. «Взрывная» реакция. 3. Притупленность эмоций. Человеку трудно устанавливать близкие и дружеские связи с окружающими, ему недоступны радость, любовь, творческий подъем, игривость и спонтанность. 4. Агрессивность. Стремление решать проблемы с помощью грубой силы. Хотя, как правило, это касается физического силового воздействия, но встречается также психическая, эмоциональная и вербальная агрессивность. 5. Нарушения памяти и концентрация внимания. Человек при определенных обстоятельствах испытывает трудности, когда требуется сосредоточиться или что-то вспомнить. 6. Депрессия. В состоянии посттравматического стресса депрессия достигает самых темных и беспросветных глубин человеческого отчаяния, когда кажется, что все бессмысленно и бесполезно. Этому чувству депрессии сопутствуют нервное истощение, апатия и отрицательное отношение к жизни. 7. Общая тревожность. Появляется на физическом уровне (ломота в спине, спазмы желудка, головные боли), в психической сфере (постоянное беспокойство и озабоченность, «параноидальные» явления – например, необоснованная боязнь преследования), в эмоциональных переживаниях (постоянное чувство страха, неуверенность в себе, комплекс вины). 8. Приступы ярости. Не приливы умеренного гнева, а именно взрывы ярости, по силе подобные извержению вулкана. 9. Злоупотребление наркотическими и лекарственными веществами. В попытке снизить интенсивность посттравматических симптомов многие употребляют наркотики, алкоголь. 10. Непрошеные воспоминания. Пожалуй, это наиболее важный симптом, дающий право говорить о присутствии посттравматического стресса. В памяти человека внезапно всплывают жуткие, безобразные сцены, связанные с травмирующим событием. Наяву, они появляются в тех случаях, когда окружающая обстановка чем-то напоминает случившееся «в то время», т.е. во время травмирующего события: запах, зрелище, звук, словно бы пришедшие из той поры. Яркие образы прошлого обрушиваются на психику и вызывают сильный стресс. Главное отличие от обычных воспоминаний состоит в том, что посттравматические «непрошеные воспоминания» сопровождаются сильным чувством тревоги и страха. 11. Бессонница (трудности с засыпанием и прерывистый сон). Регулярное недосыпание. Бессонница бывает вызвана высоким уровнем тревожности, неспособность расслабиться, а также не проходящим чувством физической или душевной боли. 12. Мысли о самоубийстве. Когда жизнь представляется более пугающей и болезненной, чем смерть, мысль покончить со всеми страданиями может показаться заманчивой и др. 1.2. Психология стресса Развивается стресс обычно таким образом: стрессор- накопления –реакция. В промежутке между стрессором и ответом организма развертываются определенные процессы, опосредованные прежним опытом ответов на стрессовые ситуации. И интенсивность стресса зависит не от физической силы воздействия, а от предыстории и личностной значимости действующего фактора. Стресс включает и физиологические, и психологические компоненты. С его помощью организм как бы мобилизует себя целиком на приспособление к новой ситуации, приводя в действие неспецифические защитные механизмы, обеспечивающие сопротивление или адаптацию. Положительное влияние стресса умеренной силы проявляется в ряде психологических свойств – отмечает Р.М.Грановская –улучшении внимания, в повышении заинтересованности человека в достижении поставленной цели, в положительной эмоциональной окраске процесса работы. Р.М.Грановская определяет стресс как совокупность стереотипных, филогенетических запрограммированных неспецифических реакций организма, подготавливающих его к физической активности, т.е. к сопротивлению, борьбе или бегству. Слабые воздействия не приводят к стрессу, он возникает только тогда, когда влияние стресса превосходит обычные приспособильные возможности человека. Отрицательные эмоции возникают в ситуации неопределенности, дефицита информации, необходимой для организации действий. «Аффекты, типа страха или гнева возникают в результате взаимодействия двух процессов оценки, один из которых определяет потенциальную опасность некоторого угрожающего агента, другой – возможность его избежания» - пишет Лазарус. Развитие отрицательных эмоций тесно связано с фрустрацией. Из психологического словаря: «Фрустрация (от латинского - обман, расстройство, разрушение планов)- 1) психическое состояние, выражающееся в характерных особенностях переживаний, и поведения, вызываемых объективно неопределимыми (или субъективно так понимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели или решению задачи; 2) состояние краха или подавленности, вызванное переживанием неудачи.». Причину переживаний, нервного срыва не всегда легко понять, человек иногда с трудом ее формулирует или даже осознает, особенно, когда развивается хронический стресс. Это касается так называемых внутренних фрустрационных конфликтов с самим собой. Фрустрация проявляется как агрессия, озлобленность, которая может быть направлена на других («агрессивная фрустрация»), либо на себя, обвиняет в неудачах самого себя («регрессивная фрустрация»). К примеру, остро переживаются противоречивые чувства к одному и тому же человеку (любовь и ненависть к бросившему семью отцу), несоответствие между желаниями и возможностями, способностями человека (мечтал стать великим актером, но не хватает таланта). Фрустрация может быть разрешена по-разному в зависимости от того, преодолено ли препятствие, сделан его обход или найдена замещающая цель. Часто повторяющееся в раннем детстве состояние фрустрации и стереотипные формы ее преодоления у одних закрепляет вялость, безразличие, безынициативность, у других – агрессивность, завистливость и озлобленность. Сущность стрессовой реакции заключается в «подготовительном» возбуждении, активации, необходимой для готовности к физическому напряжению. В базе данных головного мозга помимо всех прочих есть и рефлекс, который автоматически срабатывает всякий раз, когда ситуация кажется угрожающей. Б.Колодзин назвал этот рефлекс «бей или беги». Человек, не задумываясь, пользуется им всякий раз, когда чувствует приближение угрозы, когда чего-то боится. Стоит организму принять сигнал тревоги, как происходит целая цепочка физиологических и биохимических изменений. Главный результат всех этих стремительно происходящих процессов скачкообразное повышение имеющейся у человека энергии, чтобы можно было воспользоваться ею при встречи с опасностью. Чем больше угроза, тем резче скачок, тем больший объем энергии предоставляется. Человек может вступить в борьбу с тем, что ему угрожает; может убежать от опасности. Безразлично, какую линию поведения человек выберет: рефлекс «бей или беги», заложенный в нервную систему, сделает свое дело, моментально приведет организм в боевую готовность. Но в силу социальных запретов человек не всегда может реагировать бегством или агрессией, а механизмы, выработанные в эволюции, срабатывают и приводят вначале к вегетативному возбуждению, затем к поражению внутренних органов. Надо заметить, что вегетативная нервная система состоит из парасимпатического отдела и симпатического отдела. Первый определяет расслабление организма, второй- активизацию. При резком симпатическом сдвиге возникает маниакальный эффект (повышение возбуждения, безудержный смех и т.д.). парасимпатический эффект – это скованность, заторможенность, поникшая поза и потухший взгляд. Поэтому наблюдается пассивность, бездеятельность в затруднительных положениях. При активной реакции на стресс мыслительные процессы могут измениться в сторону схематизации, обобщения ситуации с выделением главных аспектов приложения усилий. Однако гиперактивная, импульсивная реакция, порождая излишнюю суетливость и неоправданную спешку, приводит к увеличению количества ошибок при сохранении или даже возрастании темпа деятельности. Избыточно тормозная реакция ведет к замедленному выполнению мыслительных операций, повышению инерционности при выработке новых навыков или при переучивании. Стрессорами могут быть не только физические, но и психические раздражители, как реальные, так и надуманные. Человек реагирует не только на действительную физическую опасность, но и на угрозу или напоминание о ней. Психическими стрессорами являются необходимость принятия особо ответственных решений, быстрой перестройки при вынужденной резкой перемене стратегии поведения, не удовлетворяющие темпы продвижения по службе, конфликты как внешние, так и внутренние. Тут нужно отметить, что человек легче переносит неудачи, потери, огорчения, когда причины кажутся ему чисто внешними, не зависящими от его собственных поступков, и тяжелее переживает свое неправильное поведение, вследствие которого и возникла психотравмирующая ситуация. Ощущение собственной вины бывает настолько тяжелым, что часто приводит к заболеванию неврозом. 1.3. Эмоциональная напряженность и психическая адаптация Адаптация — это динамический процесс, благодаря которому подвижные системы живых организмов, несмотря на изменчивость условий, поддерживают устойчивость, необходимую для существования, развития и продолжения рода. Именно механизм адаптации, выработанный в результате длительной эволюции, обеспечивает возможность существования организма в постоянно меняющихся условиях среды. Благодаря процессу адаптации достигается сохранение гомеостаза при взаимодействии организма с внешним миром. В этой связи процессы адаптации включают в себя не только оптимизацию функционирования организма, но и поддержание сбалансированности в системе “организм-среда”. Процесс адаптации реализуется всякий раз, когда в системе “организм-среда” возникают значимые изменения, и обеспечивает формирование нового гомеостатического состояния, которое позволяет достигать максимальной эффективности физиологических функций и поведенческих реакций. Поскольку организм и среда находятся не в статическом, а в динамическом равновесии, их соотношения меняются постоянно, а следовательно, также постоянно должен осуществляется процесс адаптации. Вышеприведенное относится в равной степени и к животным, и к человеку. Однако существенным отличием человека является то, что решающую роль в процессе поддержания адекватных отношений в системе “ индивидуум-среда”, в ходе которого могут изменяться все параметры системы, играет психическая адаптация. Психическую адаптацию рассматривают как результат деятельности целостной самоуправляемой системы (на уровне “оперативного покоя”), подчёркивая при этом её системную организацию. Но при таком рассмотрении картина остаётся не полной. Необходимо включить в формулировку понятие потребности. Максимально возможное удовлетворение актуальных потребностей является, таким образом, важным критерием эффективности адаптационного процесса. Следовательно , психическую адаптацию можно определить как процесс установления оптимального соответствия личности и окружающей среды в ходе осуществления свойственной человеку деятельности, который (процесс) позволяет индивидууму удовлетворять актуальные потребности и реализовывать связанные с ними значимые цели, обеспечивая в то же время соответствие максимальной деятельности человека, его поведения, требованиям среды. Психическая адаптация является сплошным процессом, который, наряду с собственно психической адаптацией (то есть поддержанием психического гомеостаза), включает в себя ещё два аспекта : а) оптимизацию постоянного воздействия индивидуума с окружением; б) установление адекватного соответствия между психическими и физиологическими характеристиками. Изучение адаптационных процессов тесно связано с представлениями об эмоциональном напряжении и стрессе. Это послужило основанием для определения стресса как неспецифической реакции организма на предъявляемые ему требования, и рассмотрение его как общего адаптационного синдрома. Известный зарубежный психолог Ганс Селье, основоположник западного учения о стрессах и нервных расстройствах, определил следующие стадии стресса как процесса : 1) непосредственная реакция на воздействие (стадия тревоги); 2) максимально эффективная адаптация (стадия резистентности); 3) нарушение адаптационного процесса (стадия истощения). В широком смысле эти стадии характерны для любого адаптационного процесса. Одним из факторов стресса является эмоциональная напряженность, которая физиологически выражается в изменениях эндокринной системы человека. К примеру, при экспериментальных исследованиях в клиниках больных было установлено, что люди, постоянно находящиеся в нервном напряжении, тяжелее переносят вирусные инфекции. В таких случаях необходима помощь квалифицированного психолога. Основные черты психического стресса: 1) стресс — состояние организма, его возникновение предполагает взаимодействие между организмом и средой; 2) стресс — более напряженное состояние, чем обычное мотивационное; оно требует для своего возникновения восприятия угрозы; 3) явления стресса имеют место тогда, когда нормальная адаптивная реакция недостаточна. Так как стресс возник главным образом именно от восприятия угрозы, то его возникновение в определенной ситуации может возникать по субъективным причинам, связанным с особенностями данной личности. Вообще, так как индивидуумы не похожи друг на друга, от фактора личности зависит очень много. К примеру, в системе “человек-среда” уровень эмоциональной напряженности нарастает по мере увеличения различий между условиями, в которых формируются механизмы субъекта, и вновь создавшихся. Таким образом, те или иные условия вызывают эмоциональное напряжение не в силу их абсолютной жёсткости, а в результате несоответствия этим условиям эмоционального механизма индивида. При любом нарушении сбалансированности “человек-среда” недостаточность психических или физических ресурсов индивидуума для удовлетворения актуальных потребностей или рассогласование самой системы потребностей является источником тревоги. Тревога, обозначаемая как — ощущение неопределенной угрозы; — чувство диффузного опасения и тревожного ожидания; — неопределенное беспокойство, представляет собой наиболее сильно действующий механизм психического стресса. Это вытекает из уже упоминаемого ощущения угрозы, которое представляет собой центральный элемент тревоги и обуславливает ее биологическое значение как сигнала неблагополучия и опасности. Тревога может играть охранительную и мотивационную роль, сопоставимую с ролью боли. С возникновением тревоги связывают усиление поведенческой активности, изменение характера поведения или включение механизмов интрапсихической адаптации. Но тревога может не только стимулировать активность, но и способствовать разрушению недостаточно адаптивных поведенческих стереотипов, замещению их более адекватными формами поведения. В отличие от боли тревога — это сигнал опасности, которая еще не реализована. Прогнозирование этой ситуации носит вероятностный характер, а в конечном итоге зависит от особенностей индивида. При этом личностный фактор играет зачастую решающую роль, и в таком случае интенсивность тревоги отражает скорее индивидуальные особенности субъекта, чем реальную значимость угрозы. Тревога, по интенсивности и длительности неадекватная ситуации, препятствует формированию адаптационного поведения, приводит к нарушению поведенческой интеграции и всеобщей дезорганизации психики человека. Таким образом, тревога лежит в основе любых изменений психического состояния и поведения, обусловленных психическим стрессом. Профессор Березин определил тревожный ряд, который представляет существенный элемент процесса психической адаптации: 1) ощущение внутренней напряженности — не имеет ярко выраженного оттенка угрозы, служит лишь сигналом ее приближения, создавая тягостный душевный дискомфорт; 2) гиперестезические реакции — тревога нарастает, ранее нейтральные стимулы приобретают негативную окраску, повышается раздражительность; 3) собственно тревога — центральный элемент рассматриваемого ряда. Проявляется ощущением неопределенной угрозы. Характерный признак : невозможность определить характер угрозы, предсказать время ее возникновения. Часто происходит неадекватная логическая переработка, в результате которой из-за нехватки фактов выдается неправильный вывод; 4) страх — тревога, конкретизированная на определенном объекте. Хотя объекты, с которыми связывается тревога, могут и не быть ее причиной, у субъекта создается представление о том, что тревогу можно устранить определенными действиями; 5) ощущение неотвратимости надвигающейся катастрофы — нарастание интенсивности тревожных расстройств приводит субъекта к представлению о невозможности предотвращения грядущего события; 6) тревожно-боязливое возбуждение — вызываемая тревогой дезорганизация достигает максимума, и возможность целенаправленной деятельности исчезает. При пароксизмальном нарастании тревоги все указанные явления можно наблюдать в течении одного пароксизма, в других же случаях их смена происходит постепенно. Для изучения тревоги набиралась группа испытуемых-добровольцев, у которых вызвали стресс экспериментально, основываясь на эффекте плацебо. Тревожная реакция имела место у подавляющего большинства используемых, что наглядно демонстрирует эффективность психической адаптации у испытуемых при низком (I) и высоком (II) уровне тревоги в зрелом (а) и юношеском (б) возрасте. Таким образом, мы видим, что молодёжь более адаптивна и менее подвержена воздействию внешней тревоги, чем люди старшего поколения. Из этого следует сделать вывод о том, что чем гибче выстроена нервно-психическая система человека, чем он моложе и имеет сознание, свободное от предрассудков, тем легче происходит процесс адаптации и менее болезненно переносятся стрессовые ситуации. Эффективная Неустойчивая Стойкие нарушения адаптация адаптация адаптации Адаптивность при низком уровне тревоги (I)

Испытуемые зрелого возраста

54% 36% 10%

Испытуемые юношеского возраста

73% 24% 3% Адаптивность при высоком уровне тревоги (II) Испытуемые зрелого возраста 4% 44% 52%

Испытуемые юношеского возраста

19% 38% 41% Кстати, уже упоминавшийся Г.Селье выдвинул весьма интересную гипотезу о том, что старение — итог всех стрессов, которым подвергался организм в течение своей жизни. Оно соответствует “фазе истощения” общего адаптационного синдрома, который в некотором смысле представляет собой ускоренную версию нормального старения. Любой стресс, особенно вызванный бесплодными усилиями, оставляет после себя необратимые химические изменения; их накопление обуславливает признаки старения в тканях. Особенно тяжёлые последствия вызывает поражение мозговых и нервных клеток. Но успешная деятельность, какой бы она не была, оставляет меньше последствий старения, следовательно, говорит Селье, вы можете долго и счастливо жить, если выберете подходящую для себя работу и удачно справляетесь с ней. Усиление тревоги приводит к повышению интенсивности действия двух взаимосвязанных адаптационных механизмов, которые приведены ниже: 1) аллопсихический механизм — действует, когда происходит модификация поведенческой активности. Способ действия : изменение ситуации или уход из нее. 2) интрапсихический механизм — обеспечивает редукцию тревоги благодаря переориентации личности. Существует несколько типов защит, которые используются интрапсихическим механизмом психической адаптации: 1) препятствие осознаванию факторов, вызывающих тревогу; 2) фиксация тревоги на определенных стимулах; 3) снижение уровня побуждения, т.е. обесценивание исходных потребностей; 4) концептуализация. Тревога, несмотря на обилие различных смысловых формулировок, представляет собой единое явление и служит облигаторным механизмом эмоционального стресса. Возникая при любом нарушении сбалансированности в системе “человек-среда”, она активизирует адаптационные механизмы, и вместе с тем при значительной интенсивности лежит в основе развития адаптационных нарушений. Повышение уровня тревоги обуславливает включение или усиление действия механизмов интрапсихической адаптации. Эти механизмы могут способствовать эффективной психической адаптации, обеспечивая редукцию тревоги, а в случае их неадекватности находят свое отражение в типе адаптационных нарушений, которым соответствует характер формирующихся при этом пограничных психопатологических явлений. Организация эмоционального стресса предполагает затруднение реализации мотивизации, блокаду мотивированного поведения, т.е. фруструацию. Совокупность фруструации, тревоги, а также их взаимосвязь с аллопсихической и интрапсихической адаптациями и составляет основное тело стресса. Эффективность психической адаптации впрямую зависит от организации микросоциального взаимодействия. При конфликтных ситуациях в семейной или производственной сфере, затруднениях в построении неформального общения нарушения механической адаптации отмечались значительно чаще, чем при эффективном социальном взаимодействии. Также с адаптацией напрямую связан анализ факторов определенной среды или окружения, Оценка личностных качеств окружающих как фактора привлекающего в подавляющем большинстве случаев сочеталась с эффективной психической адаптацией, а оценка таких же качеств как фактора отталкивающего — с её нарушениями. Но не только анализ факторов окружающей среды определяет уровень адаптации и эмоциональной напряжённости. Необходимо также принимать во внимание индивидуальные качества, состояние непосредственного окружения и особенности группы, в котором осуществляется микросоциальное взаимодействие. Эффективная психическая адаптация представляет собой одну из предпосылок к успешной профессиональной деятельности. В профессиональной управленческой деятельности стрессовые ситуации могут создаваться динамичностью событий, необходимостью быстрого принятия решения, рассогласованием между индивидуальными особенностями, ритмом и характером деятельности. Факторами, способствующими возникновению эмоционального стресса в этих ситуациях, могут быть недостаточность информации, её противоречивость, чрезмерное разнообразие или монотонность, оценка работы как превышающей возможности индивидуума по объему или степени сложности, противоречивые или неопределенные требования, критические обстоятельства или риск при принятии решения. Важными факторами, улучшающими психическую адаптацию в профессиональных группах, являются социальная сплоченность, способность строить межличностные отношения, возможность открытой коммуникации. В связи с вышесказанным становится очевидным, что без исследований психической адаптации будет неполным рассмотрение любой проблемы психического несоответствия, а анализ описанных аспектов адаптационного процесса представляется неотъемлемой частью психологии человека. Таким образом, проблема психической адаптации представляет собой важную область научных изысканий, расположенную на стыке различных отраслей знания, приобретающих в современных условиях всё большее значение. В этой связи адаптационную концепцию можно рассмотреть как один из перспективных подходов к комплексному изучению человека. 1.4. Психологическая экология Сегодня с особой остротой ставится вопрос об удовлетворении потребностей людей в нормальных, т. е. не вредящих, условиях жизни. К ним относятся не только потребности в нормальной пище, воде, воздухе, жилище и т.п., но и потребность в нормальном духовном климате. Пренебрежение экологией "вещественной" ведет к ухудшению телесного здоровья. Игнорирование законов и требований экологии "психической" ведет к моральной, культурной, а затем интеллектуальной деградации. Уже с зачатия на зародыш влияет окружающая среда. И это не только физические и химические воздействия (помня об этом, женщина задолго до зачатия не должна употреблять алкоголь, никотин и т. п.), но и психологические. "Симфония Бетховена слышна в лоне матери, как за тонкой стеной панельного дома", пишет один из сторонников психологической экологии чешский писатель М. Черноушек. Это обстоятельство до сих пор не учитывается и в обыденной жизни, и в научных рекомендациях для беременных женщин. У многих народов существуют обычаи ограждать беременных от неприятных чувств, нервных потрясений. Считается, что плоду может быть причинен ущерб, он способен испытать стресс, если мать увидит что-нибудь страшное, уродливое. Результаты исследований указывают, что ребенок в утробе матери реагирует на внешние звуки, в частности на ее пение. Предполагают, что на последних месяцах беременности происходит подготовка плода к овладению после рождения речью. По-видимому, нервную систему плода "готовят" звуки голоса материй и после появления на свет новорожденный большую часть времени нуждается в материнской близости: ее тепле, запахе, звуках ее голоса и, главное, как обнаружили исследователи, ее прикосновениях. Младенцы, особенно недоношенные, растут тем быстрее, чем чаще и дольше они соприкасаются с матерью, чем больше она трогает их, гладит, держит на руках, ласкает. Размещение новорожденных отдельно от матери, тем более их кормление в первые дни не материнским молоком, а искусственными смесями, "ошибки роста" нашей медицинской науки. Наилучшая среда для младенца около матери с ее заботой и любовью. Существует много научных подтверждений мысли Черноушека о том, что ранняя оторванность ребенка от матери "прорастает в психопатологические явления, оказывающие большое влияние на формирование у личности эмоционально обедненного сознания, которое не может найти среду обитания, так как не встретило ее в момент возникновения основных эмоциональных координат отношения ребенок мать". Однако, не только материнская защита и поддержка, но и собственная активность, необходимы для нормального развития. Активное познание пространства начинается со знакомства ребенка со своими возможностями. Он кричит, агукает и при этом слышит себя. Его губы и язык ощущают друг друга. В эту игру вступают руки и ноги. Изучая "географию" своего тела, его выпуклости и углубления, он получает самые первые сведения для создания в последующем представления о себе как о некотором центре переживаний. Взрослея, ребенок осваивает мир игрушек. Их можно увидеть, ухватить, полизать, отбросить. Но отбросить не навсегда. Мама возвратит "убежавшую" игрушку и улыбнется, что-то скажет. С помощью игрушек ребенок знакомится с чувствами взрослых к нему, проверяет их доброту и свою защищенность. А его чувства и мысли, обращенные к взрослым, укрепляются и разнообразятся "общением" с игрушками. Формируется "мир фантазии". Это как бы идеальное внутреннее пространство, которое потом разовьется в пространство идей, представлений, переживаний, мечтаний. И, вероятно, не за горами время, когда проблемы "экологии" этого идеального мира, борьбы с разрушением морали, потерей идеалов, влечением к недостойному окажутся для нас не менее важными, чем проблемы охраны среды обитания. Мы изменяемся и телом, и душой, ежедневно взрослеем, проходя то легким, то трудным путем по жизненному пространству. Это и реальное пространство города или села, и "пространство" раздумий, печалей, веселья, обид и любви. Внешний мир действует на человека разными способами. Человечество не может далеко оторваться от естественной, первозданной природы, в лоне которой оно возникло и существовало тысячелетия. В отпуск мы хоть ненадолго стремимся из городов в леса и поля, на морские пляжи или к заснеженным вершинам гор. Не довольствуясь этим, мы "внедряем" природу в свой повседневный быт. Это и цветы на окнах, и собака или кошка в доме. Природа в доме хорошо. Но в домах с людьми живут другие люди, а также вещи. Пространство квартиры, как только в нее вселяется семья, начинает влиять на ее членов. Ее мебель и интерьер оказывают на них психологическое воздействие в то время, когда они особенно восприимчивы к этому. После трудового дня, обязательного общения с сослуживцами, уличной толчеи, вернувшись, домой, мы расслабляемся, "отключая" психологическую защиту. Пространство дома, семьи близкое, доброе, родное — оказывает не всегда заметное, но мощное восстановительное влияние. Если же интерьер квартиры сделан не "по душе", если взаимоотношения в семье сухие или, хуже того, нервозные, грубые, каждый из нас оказывается в западне: все плохое действует на незащищенную психику, терзая и еще больше ослабляя ее. Беспорядок в квартире это и показатель, и причина беспорядка в жизни. У многих народов главное в семейной жизни чистота в доме. 1.5. Психологическое пространство и стресс В наше время эмоциональный стресс все чаще становится причиной тягостных переживаний, нарушений общения людей и заболеваний, получивших название "болезни стресса". Много сил и средств тратится на защиту природы от неблагоприятных влияний со стороны человека, неизбежных в ходе научно- технического прогресса. Но и сам человек должен рассматриваться как важнейший элемент природы, который надо защищать. В прошлые тысячелетия люди боролись с дикой природой — хищниками, стихийными бедствиями, эпидемиями. Для защиты от нее человечество окружило себя искусственной средой с городами и заводами, университетами и больницами, автомобилями и телевидением, зонами отдыха и многим другим. И тут обнаружилось, казалось бы, странное явление. Искусственная среда сама стала наносить удары по людям. Особенно болезненные удары, приводящие людей к стрессу, наносит нерационально организованная психологическая среда. Причиной стресса могут стать излишне интенсивный или монотонный ритм работы и жизни, лишающий людей радостей многодневных празднеств, карнавалов, фестивалей. А они необходимы для полного восстановления работоспособности и жизнеспособности после тяжелой работы, не оставляющей сил для общения, учебы, творчества. Тягостен стресс из-за отсутствия условий для свободного волеизъявления, без чего невозможно развитие многих лучших способностей человека, и многое другое. Проблемы психологической экологии с каждым днем становятся все злободневнее, так как неблагоприятные влияния на психику со стороны пространства, где живут и работают люди, все усиливаются. Эмоциональный стресс проявляется в двух обличиях. Как кратковременная вспышка эмоций, под внешним проявлением которых скрываются сложные физиологические, биохимические процессы. И как длительное напряжение со сложными изменениями поведения, мышления, взглядов на жизнь и т.п. Распространена классификация людей по их поведению в критических ситуациях. У одних при сильном эмоциональном напряжении в кровь выделяется много гормона норадреналина. Такие люди при стрессе отличаются уверенностью, решительностью, смелостью. При встрече с опасностью они могут быть гневными, яростными. Психолог М. Франкенхойзер предложила называть их "львами". У других в экстремальных условиях в кровь выделяется адреналин. При стрессе они не уверены в себе, а иногда боязливы и даже плаксивы. В критические моменты они легко поддаются панике или впадают в депрессию. Такие люди названы "кроликами". Знание этих различий полезно для выбора правильного поведения в стрессовой ситуации. Возьмем такой случай: назревает бытовой конфликт, а уйти от него не позволяет обстановка. Например, вы едете в битком набитом автобусе. Взглянув на того, кто затевает скандал, постарайтесь определить, "свирепый лев" это или "разбушевавшийся кролик". Если "лев" - посадите его в "клетку юмора", постарайтесь доброй шуткой остудить его гнев, не обидев, рассмешить его; если "кролик" - дайте ему "морковку доброты", скажите что- нибудь любезное спокойно и доброжелательно. Он утихомирится и будет рад простить все своим обидчикам. Старайтесь не ошибиться, определяя тактику "психотерапии". "Лев", когда он озлоблен, не оценит доброты, а шутка, даже добродушная, может расстроить "кролика". А если "кролик" женщина, то тут и до слез будет недалеко. Неприятности нередко бывают долгими. Они создают, по выражению канадского физиолога Г. Селье, "стресс жизни". Как говорится, "пришла беда - открывай ворота". Тягостные события наслаиваются одно на другое, и бывает трудно понять, какая невзгода больше действует на человека, от чего в первую очередь надо его спасать. Длительный стресс из-за нескончаемой череды неприятностей, даже если они приходят "малыми порциями", значительно хуже для человека, чем однократное, пусть даже сильное, но быстро проходящее переживание. При таком стрессе, рождающем чувство безысходности и беспомощности, возникают многочисленные "болезни стресса". Многие западные авторы называют их "болезнями цивилизации". Но это название неточно. Не всякие цивилизации несут с собой "болезни стресса". Древние цивилизации Индии, Китая, американских индейцев и коренных жителей Африки имели высокую культуру и сложные социальные отношения. Но для этих цивилизаций "болезни стресса" не были характерны. Только во второй половине нашего столетия эти болезни стали распространяться в странах с развитой индустриальной цивилизацией. Сейчас уже говорят об "эпидемии болезней стресса". Какие это болезни? Наиболее часты инсульт, инфаркт, язвенная болезнь. Стресс нередко становится причиной диабета, глаукомы, геморроя, пародонтоза. При стрессе легче возникает простуда, хуже заживают раны. Стало известно, что раком чаще заболевают люди, страдающие от неисправимой беды: краха жизни, гибели супруга, банкротства. Стресс бывает важной причиной психических болезней. Изменение человеческих взаимоотношений исследовались в различных экстремальных условиях. При длительном стрессе изменения в общении людей друг с другом могут и резко ухудшаться, и, напротив, стать лучше. Можно выделить три вида дезорганизующих особенностей общения так сказать, "трехглавую гидру раздоров". У человека, изнуренного стрессом, легко возникает неприязнь ко всякой инициативе и инициаторам. Даже в мелочах. Например, кто-либо обращается к нему с вопросом. При стрессе он отвечает неприязненно, у него может мгновенно вспыхнуть раздражение, иногда скрываемое за стиснутыми зубами, нередко прорывается озлобленность. По малейшему поводу и без него в душе человека, пораженного стрессом, загорается обида. Вокруг ему чудятся несправедливости, среди соседей и сослуживцев многие видятся недостойными людьми или просто дураками, подчас без всяких оснований. Приказы часто воспринимаются как неверные, начальники - как пройдохи или глупцы. Это первая неблагоприятная особенность общения при стрессе. Вторая проявляется в том, что человеку становится неприятен, слишком тяжел груз ответственности за порученное дело и за доверившихся ему людей. Он уклоняется от обязанностей, перекладывает их на кого угодно, старается доказать свою непричастность к ошибкам и срывам в работе. Третья особенность связана с чувством отчужденности от других людей, в том числе членов семьи и коллег. Иной человек месяцы, годы находится в состоянии стресса из-за жизненных невзгод. Тягостные мысли о том, что он никому не нужен и ему не нужен никто постоянные его спутники. Но если уменьшится давление стресса и жизнь улыбнется человеку, его связь с людьми окрепнет. Но при стрессе возможны не только неблагополучные, разрушающие общение омрачающие жизнь изменения личности. Нередко в экстремальных ситуациях "трехглавую гидру раздоров" затмевают возвышающие личность проявления. Первая благоприятная особенность стрессового поведения — желание поддерживать лидера, доверять ему, следовать за ним в трудной ситуации. Не только за народным трибуном, вождем. При стрессе может возрастать доброжелательность к каждому инициативному человеку. Наверно, именно такие положительные психологические явления побуждают нас поддерживать человека в беде, толкают на самопожертвование. "Заслонить грудью командира!" подобные решения приходят в состоянии эмоционального максимального напряжения. Они, как правило, не оставляют места для сомнений и кажутся потом непроизвольными. Нередко люди скромные, ничем в спокойной обстановке не выделявшиеся, в экстремальной ситуации становятся лидерами. Привлекая людей своей решимостью к действию, проснувшейся властностью, они берут на себя ответственность за них, вселяют в них надежду на успешный выход из критической, опасной ситуации. Это второе благоприятное проявление особенностей личности при стрессе. Третья такая особенность усиление чувства взаимной симпатии, дружественности, "чувство локтя", уверенности, что сосед поддержит, не подведет в трудную минуту. Такие переживания рождаются, прежде всего, в экстремальных, опасных условиях. Пережившие эти ощущения братского единения и душевного подъема на всю жизнь сохраняют родственное отношение друг к другу. Обращаясь к экологической психологии, надо иметь в виду, что для каждого человека, где бы он ни находился и какое бы "пространство" ни выходило на первый план, самое главное, как к нему относятся и влияют на него люди из этого пространства (члены семьи, соседи, сослуживцы, сограждане). Эти влияния суммируются, образуя "социальное пространство". Каждый на личном опыте знает, как сложны, многогранны, а иногда и тяжелы такие влияния. 1.6. Врач – высшая профессия. Профессиональная позиция врача Понятно, что выработка собственного подхода к диаде здоровье — болезнь по сути есть процесс рождения профессиональной позиции. Для характеристики профессиональной позиции нам понадобится небольшой словарь: Профессия — это: осознанное ограничение активности человека; способ коммуникации; область приложения концентрации (напряжения, сосредоточения). Ответственность — это: проживание вместе с другим человеком его жизни, включенность в субъективное время жизни человека; обращенность на самого себя, осознание собственных действий. Другой человек — это: объект профессиональной деятельности врача; предмет практической этики врача (мера воздействия на другого); не Я; динамическая (изменяющаяся и развивающаяся) структура. Я-концепция — это личная судьба, индивидуальность врача. Парадигма мышления — это: система жизненных ценностей; основание, база выбора меры воздействия на другого человека. Предмет профессиональной деятельности — это осознаваемая врачом граница воздействия на другого человека.! Профессия анестезиолог-реаниматолог - одна из гуманных. Она сравнительно молода, хотя имеет много вековую предысторию. Две благородные идеи с древнейших времен владели умами людей: победить боль и воскресить внезапно умершего. В настоящее время интенсивная терапия, анестезиология, реаниматолгия - это самостоятельная теоретическая и практическая наука, решающая проблемы борьбы за жизнь людей, находящихся в крайне тяжелом, критическом состоянии, на грани жизни и смерти. 1.7 Влияние профессии на психическую жизнь человека, профессиональная деформация Влияет ли профессия врача на внутреннюю, психическую его жизнь? Возможны ли вообще изменения под влиянием профессии? Может, правдой является утверждение, что личностные особенности человека влияют на характер осуществления им той или иной профессиональной деятельности? Может быть, только "железные" и "толстокожие" занимаются психиатрией или хирургией, а, например, любящие поучать и занимать главенствующую позицию — педагогикой? Хотелось бы попытаться ответить на эти вопросы именно потому, что, если влияние профессии неизбежно, необходимо знать особенности этого влияния и возможности построения определенных механизмов защиты, если это влияние негативно. Для описания влияния профессии на психическую жизнь профессионала введем новое понятие — профессиональная деформация. Впервые профессиональная деформация стала описываться в 60-х годах. Сначала это была проблема функциональных возможностей человека (в США ею занимались Мичиганский и Калифорнийский университеты). Общая цель была такова: изучение профессии на предмет ее эффективности, зависимости от социального окружения. Более направленно вопрос о существовании профессиональной деформации стал изучаться благодаря А.К. Марковой и В.Ф. Моргуну. Правда, в первую очередь он касался учителей, а проблеме деформации в профессиональной деятельности врачей внимания практически не уделялось. Но выводы, сделанные тогда, позволяют нам теперь описать и проанализировать эту проблему. Каковы же эти выводы? 1. Существует профессиональная деформация в профессиях "человек — человек". 2. Существуют разные уровни квалификации и подготовки профессионала. 3. В профессиях системы "человек — человек" должен осуществляться профессиональный отбор, так как существует идея профессиональной пригодности. Большое внимание проблеме профессиональной деформации уделяли профессор Р. Конечный и доктор М. Боухал. Они считали, что склонность к профессиональной деформации наблюдается у определенных профессий, "представители которых обладают трудно контролируемой и трудно ограничиваемой властью. Естественно, врач обладает известной властью над больными, от него зависит здоровье (физическое и душевное) и жизнь других людей, их свобода (например, в ситуации судебно-психиатрической экспертизы) и их достоинство". По Р.Конечному и М.Боухалу, профессиональная деформация постепенно развивается из профессиональной адаптации. Определенная степень адаптации естественна для медицинского работника. Сильное эмоциональное восприятие страданий другого человека в начале профессиональной деятельности, как правило, несколько (а порой и достаточно сильно) притупляется. Р.Конечный и М.Боухал приводят пример: студенты-медики после нескольких часов, проведенных в "анатомичке", выходят достаточно быстро из психического потрясения и приступают к деловому изучению анатомии. Конечно, для врача просто необходима определенная степень эмоциональной сопротивляемости, но он должен сохранять те качества, которые делают его не просто хорошим профессионалом, но и оставляют человеком: способность к эмпатии, уважение к другому человеку, соблюдение норм профессиональной этики. Ярким примером профессиональной деформации является подход к пациенту как к объекту — носителю определенного симптома, составной части синдрома. Этот подход иллюстрируется следующими выражениями врачей-психиатров: "явное нарушение мотивационной сферы", "меня интересуют только особенности мышления", "для диагноза мне нужно знать, есть ли изменение личности по эпилептоидному типу". Такое отношение не подразумевает ценностного и целостного подхода к личности пациента, к системе его жизненных отношений. Как правило, действие в узких границах нормы с целью постановки диагноза является достаточно устойчивым признаком профессиональной деформации. Кроме того, выделяются следующие признаки профессиональной деформации врачей (из опыта работы автора в психоневрологической клинике): — определенный профессиональный жаргон, вытекающий из отношения к пациенту как к носителю болезни, тождественному ей ("посмотрите, какая интересная шизофрения", "очень своеобразный случай, такого суицида у нас еще не было"); — ведение диалога с больными и их родственниками с трудно скрываемым раздражением, демонстрация собственной значимости и занятости ("у меня большой прием, поэтому выражайтесь яснее", "я вам выписываю рецепт, и можете идти" и т.п.); — "награждение" пациентов обидными прозвищами ("эти тупые призывники", "этот слабоумный старик" и т.д.). К тому же, хочется отметить достаточно тягостное наблюдение: ни в какой, пожалуй, отрасли медицины деятельность деформированного медработника не контролируется так мало, как в психиатрии, ведь трудно проверить истинность жалобы душевнобольного человека на некомпетентную деятельность врача. Профессиональную деформацию можно представить в виде обобщенной модели. Модель эта включает в себя как социально обусловленные причины профессиональной деформации, так и вызванные феноменами индивидуального сознания. Модель профессиональной деформации. Врач в ситуации своей профессиональной деятельности является государственным служащим, он защищен администрацией и снабжен инструкцией, то есть находится в определенной бюрократической нише. Пусть слово "инструкция" не удивляет читателя. Этим понятием можно обобщить все формы готового знания, которые задаются нам извне, они не "пропущены" через собственное понимание, но регламентируют нашу деятельность. Для учителя это могут быть учебники и методики преподавания предметов, для психолога — методики диагностики и коррекции, а для врача — методы диагностики, классификации и лечения заболеваний. Благодаря инструкции, Бюрократ (носитель методов, администратор, учитель, организатор) задает критерий, на который профессионал может сослаться в случае необходимости (например, "по классификации психических заболеваний МКБ-10 выставлен диагноз..."). Кроме того, инструкция регламентирует все отношения между врачом и пациентом или, например, психологом и клиентом. Каждый знает (благодаря инструкции), что врач должен лечить, это его дело, а больной — лечиться и ни о чем не спрашивать ("послушайте, кто врач — я или вы, я ведь лучше знаю, что делать"). Как только профессионал (в нашем случае медицинский работник) принимает эту инструкцию за абсолютную истину, все профессиональные взаимоотношения деформируются определенным образом. Особенности этой деформации будут рассмотрены позднее. Здесь же нас главным образом интересуют изменения, происходящие в индивидуальном сознании врача и оказывающие влияние на его психическую жизнь. Врач может принять инструкцию за абсолютную истину или не принять — это дело его выбора. Но что происходит, если инструкция принимается как единственно верный способ осуществления профессиональной деятельности? Прежде всего, врач приобретает функциональный подход к человеку, то есть он не воспринимает пациента как целостную личность (теряет ценностный подход), а видит перед собой совокупность отдельных симптомов — признаков синдрома или объект манипуляций. Но, не воспринимая другого как "целостного и ценного", нельзя не измениться самому. В профессиональной деятельности врача существует большое количество фантомов. Фантомы профессиональной деятельности — это не только безличные формы готового знания (алгоритмы осуществления профессиональной деятельности), но и мифы, знания, принятые на веру, до сих пор существующие в обществе. В старину врач-исцелитель был священником, чародеем и магом, а также владыкой (по Р.Конечному и М.Боухалу). В настоящее время волшебная сторона несколько изменилась и стала "фантастическими достижениями современной медицины". Р.Конечный и М.Боухал отмечают, что внешняя сторона лечения, кажущаяся неискушенному человеку магической, доступной только врачу, рождает "кастовый" характер медицинского знания. Так формируется еще один фантом профессиональной деятельности врача — ощущение власти над человеком, для которого медицинская помощь — последний шанс защититься от болезни. Таким образом, врач имеет дело с двумя реальностями: неодушевленной (фантомы и инструкции) и живой реальностью — жизнью своей и других людей. Возникает соблазн отождествления этих двух реальностей и создания иллюзии простоты. Профессионал начинает переживать исключительно простые чувства, выражающиеся в притягательной формуле "я могу". Простые чувства обеспечивают высокий показатель результативности — "высокие показатели положительного лечебного эффекта", обеспечивают социальный статус и укрепляют уверенность: "я профессионал и лучше знаю как... что...". В результате принятия фантомов за абсолютную истину сознание профессионала фантомизируется. Живое индивидуальное сознание всегда динамично, оно развивается, изменяется, воспринимает все новое и не боится совершить ошибку. А что есть развитие, если не жизнь? Фантомное сознание статично, неподвижно, оно всегда знает, "как надо", "что должно быть" и "что с этим делать". Рискую показаться чересчур категоричной, но не является ли эта неподвижность психологической смертью? Стереотипы общения и деятельности, статистические критерии истины, "готовые" знания о мире — все это факторы, разрушающие индивидуальное сознание. А теперь, поскольку мы говорили о фантомах индивидуального сознания, необходимо добавить, что зачастую происходит столкновение фантомного сознания врача и пациента. В результате главенствования в сознании пациента мифов и фантомного сознания врача рождаются устойчивые образы. У пациентов в основном формируется образ "идеального врача", и по степени выраженности черт сопереживания прослеживаются три образа врача — "сопереживающий", "эмоционально-нейтральный" и "безучастный". У очень многих пациентов наиболее близок к "идеальному врачу" образ учителя. С учетом характеристик реальных лиц ближайшего окружения пациентов многие из них сближают образ "идеального врача" с характеристиками лечащего врача, матери и любимого учителя. Можно говорить о том, что существуют определенные роли больного и врача, которые можно выразить метафорически. Для врача пациент может быть: "человек, избегающий врача", "органический больной", "сверхбольной", "боязливо-зависимый", "демонстративный" и т.д. Для пациента врач может быть: "партнер", "реалист", "помогающий", "осуждающий", "карающий", "амбивалентный" и т.д. Наличие в сознании как врача, так и пациента фантомных образований — это еще один пример влияния профессии как на внутреннюю, психическую жизнь профессионала, так и на других людей — участников профессионального взаимодействия. Можно задать себе вопрос: а что же сам врач? Осознает ли он происходящие с ним изменения? Способен ли он понять необходимость пересмотра сложившихся жизненных стереотипов, способен ли он к рефлексивному взгляду на содержание своей психической реальности? Но с другой стороны, невозможно рефлексировать на то, чего нет, когда внутреннее психологическое пространство не насыщено эмоциональными переживаниями. На эти вопросы можно попытаться ответить таким образом. Фантомы могут осознаваться врачом на уровне переживаний "Я не знаю, что со мной", "Я не знаю, что с ним (с конкретным человеком) делать", "Я боюсь своей беспомощности", "Я чувствую себя несчастным" и т.п. Переживание — это неотъемлемая часть жизни, то, что происходит во мне и со мной и предполагает выход за пределы своего Я. Переживание позволяет нам выделить существование собственного Я и нетождественность между Я и Другим. Поэтому пока есть переживание, можно говорить и о возможности осознания факта профессиональной деформации и перспектив работы с ним. Профессиональная деформация не осознается в том случае, когда врач отказывается от переживаний, потому что они требуют усилий, предполагают проявление отношения к кому-либо или к чему-либо. Там, где нет Я, там нет переживания, нет и рефлексии на содержание собственной профессиональной позиции. Подобное мы можем увидеть, анализируя высказывания типа: "Эти больные меня утомили", "Они все такие назойливые" и т.п. вместо "Я чувствую усталость и беспомощность" или "Я растерян и не могу сосредоточиться". Профессия может вызывать профессиональную деформацию, может способствовать фантомизации индивидуального сознания; и причина может быть не только в отказе профессионала от собственного психического развития, но и в общекультурных, социально обусловленных факторах. Уже обсуждалась сложная социальная ситуация профессиональной деятельности врача. Учитывая ее, становится понятно, что общекультурные факторы (по крайней мере, в нашей стране) не способствуют гуманизации медицинской деятельности. Возникают закономерные вопросы. Появляется ли профессиональная деформация внезапно, "в один день", или это результат длительного процесса? Изменяется ли мышление в процессе освоения профессиональной деятельности? Прежде чем отвечать на эти вопросы, хотелось бы проиллюстрировать вышесказанное следующим монологом: "Взялись бы вы ухаживать за умалишенным, будь у вас возможность получить другую работу? Нет, не взялись бы — ни вы, и никто, у кого есть нервы и сердце. Святой, может быть и взялся бы, но где же набрать столько святых? Нет, чтобы ухаживать за нами, вы должны быть железной и толстокожей, должны забыть о жалости и нервах" из романа Д. Голсуорси «Конец главы»). Влияние утомления нa профессиональную деятельность врача Утомление врача обязательно оказывает влияние на его профессиональную деятельность и тем самым на его пациентов. Последствия утомления могут быть самыми разнообразными. Рассмотрим их подробнее: — Нетерпеливость и раздражительность. Проявляется в сокращении времени приема каждого пациента, стремлении как можно быстрее закончить вызывающую утомление работу (создание своеобразного "конвейера"). Примерами могут служить выражения типа: "не мешайте работать", "выражайтесь яснее", "не отнимайте мое и свое время", "обратитесь к специалисту, я этим не занимаюсь" и т.п. У пациента создается впечатление, что врач хочет от него отделаться, не воспринимает серьезность его жалоб и в целом относится к нему неуважительно. — Снижение и замедление производительности труда. Характеризуется неспособностью концентрировать внимание, трудностью при постановке диагноза и выборе метода лечения, преобладанием так называемых диагностических коротких связей типа: "повышенная кислотность + кровь в желудке = язвенная болезнь". На пациента такой врач производит впечатление рассеянного, занятого своими проблемами, а зачастую и просто некомпетентного. — Врачебные ошибки. Могут быть вызваны невнимательностью, поспешностью и приводить к необоснованному диагнозу или неудачно выбранному лечению. Кроме того, они могут быть причиной психической ятрогении. Неудачно сказанное слово, профессиональный жаргон, привнесение в ситуацию собственных болезненных переживаний может быть причиной психической травматизации пациентов. Недаром это отметил Карл Краус: "Наиболее распространенным заболеванием является диагноз". — Недовольство результатами деятельности. Переживание собственной профессиональной несостоятельности при нарастании врачебных ошибок, трудности концентрации, затруднения в восприятии нового материала являются причиной травматизации самого профессионала. — Конфликты и нарушение профессионального взаимодействия. Конфликты могут быть как с администрацией (из-за претензий к неудовлетворительной работе), так и с коллегами (вследствие вызванного утомлением раздражения), и с пациентами (из-за врачебных ошибок, отсутствия психологического подхода, неквалифицированных высказываний). 1.8 Факторы, инициирующие возникновение симптомов эмоционального выгорания В XVII веке голландским врачом Ван Туль-Пси была предложена символическая эмблема медицинской деятельности — горящая свеча. "Светя другим, сгораю сам" — этот девиз предполагает высокое служение, самоотверженную отдачу всего себя профессии и другим людям, приложение всех своих физических и нравственных сил. Причем "сгорание" не значит опустошение, исчезновение этих сил, они постоянно возобновляются при получении удовлетворения от своего дела, осознания своего места в профессии, при повышении мастерства и постоянном собственном личностном развитии. Но эмоциональное выгорание означает опустошение еще не до конца наполнившегося сосуда, бессилие при желании приложения усилий, исчезновение или деформацию эмоциональных переживаний, которые являются неотъемлемой частью жизни. Современные авторы отмечают, что структура профессиональной деятельности не остается постоянной, ее содержание изменяется с личностным ростом специалиста. Развитие личности стимулирует преобразование профессиональной деятельности, наполнение ее новым смыслом через процесс персонализации (по А.Р. Фонареву). Как уже было упомянуто в предыдущих главах, профессиональная позиция строится, прежде всего, на отношении профессионала к жизни вообще — позитивном (жизнеутверждающем) или негативном (жизнеотрицающем), к себе и другим людям. Думается, что именно отношение к себе, умение ставить перед собой цели достижения определенного уровня профессионального и личностного совершенствования, нравственная зрелость личности позволяют не только успешно осуществлять профессиональную деятельность, но и избегать состояния "утраты себя", которое может быть вызвано психотравмирующим влиянием профессии. На основании выделенных С.Л. Рубинштейном способов жизненного пути А.Р. Фонарев характеризует три модуса человеческого бытия, которые определяют, каким образом используются, проявляются различные индивидуальные особенности в процессе жизнедеятельности и к чему они приводят — развитию, стагнации или регрессу: 1. Модус служения. Основное жизненное отношение — любовь к другим людям, что позволяет человеку выходить за пределы своих актуальных, наличных возможностей. 2. Модус социальных достижений. Основное отношение к жизни — это соперничество, что обуславливает повышенную тревожность, неуверенность в себе. Часто это является препятствием для успешного становления профессионала. 3. Модус обладания. Другой человек является только объектом, средством для достижения собственных целей, нравственные преграды отсутствуют, что делает истинный профессионализм просто невозможным. Интересно, что модус обладания не является причиной эмоционального выгорания, потому что прежде, чем что-либо потерять или растратить, надо это иметь. Модус социальных достижений может являться причиной формирования СЭВ (синдрома эмоционального выгорания), когда личность не в состоянии осуществлять по-прежнему профессиональную деятельность (обнаруживает невозможность работать, руководствуясь принципами конкуренции, добиваясь повышения служебного положения или признания собственных заслуг в глазах окружающих). Парадокс в том, что именно модус служения часто инициирует возникновение и развитие симптомов эмоционального выгорания. Почему это происходит? Сложный вопрос. При модусе служения профессионал изначально обладает позицией жизнеутверждения, сам структурирует свою профессиональную позицию, руководствуясь принципами практической этики, "ибо только через идеальную представленность в других людях и других людей в себе и возможно развитие собственной личности, что позволяет не раствориться в них. Возможно, влияние социальных факторов, перечисленных ниже, оказывается одной из причин деформации профессионалов : — непризнание истинных заслуг врача; — ограничение его права на свободу выбора (стиля жизни, направления научного исследования и т.п.); — несоответствие нравственно-этических требований к профессии реальной ситуации на рабочем месте. Примером может служить обсуждаемая не так давно в средствах массовой информации вопиющая ситуация: в одной психиатрической клинике вспыхнула эпидемия тифа, потому что больным месяцами не меняли белье и не проводили лечебных и гигиенических процедур; — ограничение активности профессионала по овладению новыми знаниями, препятствие к внедрению новых технологий и прогрессивных методов (когда "инициатива наказуема"); — принижение социального статуса профессии (в том числе и в материальном плане), ее значимости; — семейно-бытовые проблемы. В этом случае врач испытывает разочарование вследствие несовпадения реальной профессиональной ситуации с идеальными представлениями о ней (уже упомянутые нами иллюзии медработников). Э.Ф. Зеер и Э.Э. Сыманюк были подробно описаны кризисы профессионального становления личности, разделенные ими на нормативные (то есть часто встречающиеся при переходе от одной стадии профессионализации к другой) и ненормативные (вызванные психотравмирующими факторами, случайными или неблагоприятными обстоятельствами). В характеристике каждого нормативного кризиса мы можем обнаружить симптомы эмоционального выгорания. Речь в данном случае идет не о наличии или отсутствии этих симптомов при каждом кризисе профессионализации медицинских работников (ведь, безусловно, отдельные симптомы присутствуют постоянно). Значение имеет способность профессионала выходить из кризиса, искать продуктивные пути противостояния эмоциональному выгоранию, преодолевать дезадаптацию с помощью поиска нового смысла в деятельности. Влияние специфики медицинской деятельности на появление симптомов СЭВ Сама профессиональная деятельность медицинских работников предполагает эмоциональную насыщенность и высокий процент факторов, вызывающих стресс. Эмоции, как правило, амбивалентны: удовлетворение по поводу успешно проведенной операции или лечения, чувство собственной значимости, сопричастности другим людям, одобрение и уважение коллег; но и сожаление, угнетение из-за неправильного диагноза или ошибки в лечении, зависть к преуспевающим коллегам, разочарование в профессии и т.п. Существует классификация профессий по "критерию трудности и вредности" деятельности (по А.С. Шафрановой): 1. Профессии высшего типа — по признаку необходимости постоянной внеурочной работы над предметом и собой (просвещение, искусство, медицина). 2. Профессии среднего (ремесленного) типа — подразумевают работу только над предметом. 3. Профессии низшего типа — после обучения не требуют работы ни над собой, ни над предметом. Естественным будет отнести профессию врача к профессиям высшего типа именно по необходимости постоянной рефлексии на содержание предмета своей деятельности. Но, кроме этого, нам хотелось бы выделить совершенно особую специфику врачебного труда. Врач на уровне эмоционального переживания постоянно имеет дело со смертью. Она может выступать для него в трех формах: 1) реальная (бесполезность реанимационных мероприятий, смерть на столе хирурга ...); 2) потенциальная (когда от результатов деятельности врача, от его профессионализма зависит здоровье, а, возможно, и жизнь человека). Смерть как угроза, как потенциальная возможность постоянно присутствует в деятельности врача, вызывая сильнейшее эмоциональное напряжение; 3) фантомная (в виде ее могут выступать жалобы на состояние здоровья мнительного человека, страх и тревога хронического больного, взаимоотношения с родственниками тяжелобольных и даже представление о смерти в общественном сознании). В каждом из этих случаев для врача существует проблема невключения своих чувств в ситуацию. Это далеко не всегда удается, потому что со всеми этими образованиями (реальной, потенциальной и фантомной смертью) ему просто необходимо строить отношения. Естественно, что только эмоционально зрелая, целостная личность в состоянии решать эти задачи и справляться с подобными трудностями. Выделяют различные факторы, играющие существенную роль в эмоциональном выгорании. Нам представляется возможным выделить три типа факторов в возникновении Синдрома Эмоционального Выгорания у врачей. 1. Социальный фактор (его особенности мы рассматривали выше). 2. Личностный фактор. Как мы уже говорили, "сгорают", как правило, не изначально равнодушные и безучастные к своей работе, и не те, кто в профессиональной деятельности реализуют модус социальных достижений или обладания, а, наоборот, профессионалы, для которых деятельность изначально значима, сознательно выбрана, предполагает известное эмоциональное отношение, ориентацию на других людей, то есть реализующие модус служения. Сочувствующий, увлекающийся врач-идеалист, ориентированный на других, при недостаточной связи с реальностью, неумении оценивать критически неблагоприятные факторы, низкой устойчивости к стрессорам медицинских профессий (таким, как боль, страдания, болезнь и смерть) может стать носителем быстро прогрессирующего СЭВ. Но существует и противоположное мнение. По Е. Махер, "авторитаризм" и "низкая степень эмпатии" в сочетании с фанатичной преданностью делу ("я всю жизнь мечтал стать врачом") и реакцией на стресс, агрессивностью и апатией (унынием) при невозможности достичь в короткий срок желаемых результатов может инициировать возникновение симптомов СЭВ. 3. Фактор среды (места работы). Огромное значение имеет взаимоотношение с коллегами в коллективе и то, создается или нет ситуация "движения рука об руку", активного совместного решения профессиональных задач в рамках гуманистического ценностного подхода. Коллектив (нередко — включая администрацию) может снижать мотивацию деятельности своим общим негативным или равнодушным отношением к ней ("им все равно уже ничем не поможешь", "зачем что-то объяснять этим олигофренам, если они ничего не понимают" и т.п.). Кроме того, условия работы могут не способствовать успешному осуществлению профессиональных задач: переполненные палаты, отсутствие медикаментов, общая низкая материально-техническая база, отсутствие у врача своего кабинета, где он мог бы сосредоточиться или расслабиться, частые ночные дежурства и отсутствие полноценного отдыха после них.

Симптомы ЭВ

Обращение к проблеме эмоциональной дезадаптации профессионалов (вследствие непереносимых эмоциональных перегрузок) произошло в сфере психологии труда — после появления в англоязычной литературе результатов исследования так называемого "Синдрома Эмоционального Сгорания" как специального вида профессионального заболевания лиц, работающих в системе человек — человек (психологов, психиатров, учителей, священников и др.). Термин "эмоциональное сгорание" введен американским психологом Х.Дж. Фрейденбергером в 1974 г. для характеристики психологического состояния здоровых людей, находящихся в интенсивном и тесном общении с клиентами (пациентами) в эмоционально перегруженной атмосфере при оказании профессиональной помощи. Т.В. Форманюк в своей работе выделяет такой вариант симптомокомплекса эмоционального выгорания: чувство эмоционального истощения, изнеможения, дегуманизация, деперсонализация, тенденция развивать негативное отношение к клиентам, негативное самовосприятие в профессиональном плане. Еще в 1982 г. Т.В. Форманюк выделила в качестве ключевых признаков эмоционального сгорания следующие: 1. Индивидуальный предел, потолок возможностей нашего эмоционального Я противостоять истощению, противодействовать "сгоранию" самосохраняясь. 2. Внутренний психологический опыт, включающий чувства, установки, мотивы, ожидания. 3. Негативный индивидуальный опыт, в котором сконцентрированы проблемы, дистресс, дискомфорт, дисфункции и их негативные последствия. Приведем основные симптомы эмоционального выгорания: — усталость, утомление, истощение (после активной профессиональной деятельности); — психосоматические проблемы (колебания артериального давления, головные боли, заболевания пищеварительной и сердечно-сосудистой систем, неврологические расстройства); — бессонница; — негативное отношение к пациентам (после имевших место позитивных взаимоотношений); — отрицательная настроенность к выполняемой деятельности (вместо присутствующего раньше "это дело на всю жизнь"); — стереотипизация личностной установки, стандартизация общения, деятельности, принятие готовых форм знания, сужение репертуара рабочих действий, ригидность мыслительных операций; — агрессивные тенденции (гнев и раздражительность по отношению к коллегам и пациентам); — функциональное, негативное отношение к себе; — тревожные состояния; — пессимистическая настроенность, депрессия, ощущение бессмысленности происходящих событий; — чувство вины. Как мы можем видеть по описанию перечисленных симптомов, содержание Синдрома Эмоционального Выгорания тесно связано с содержанием Синдрома Хронической Усталости. Эти два синдрома являются содержательными характеристиками профессиональной деформации, и, несмотря на видимую схожесть симптомов, существуют значительные отличия. СХУ связан с изначальным принятием готовых форм знаний о мире, себе и других людях; фантомизацией врачебного сознания и приобретением функционального подхода к другому человеку (отношение как к объекту), а следовательно, и к себе. СЭВ приобретают профессионалы, изначально обладающие большим творческим потенциалом, ориентированные на другого человека, фанатично преданные своему делу. Влияние ЭВ на профессиональную позицию и личность врача Содержательные характеристики СЭВ можно списать через изменение профессиональных и личностных качеств (их деформацию), присутствие которых просто необходимо для успешного осуществления профессиональной деятельности и личностного роста. Авторитет врача. Профессионал с СЭВ неизбежно утрачивает свой авторитет как у пациентов, так и коллег. Авторитет связан, прежде всего, с профессионализмом и личным обаянием. Когда врач из-за равнодушия и негативного отношения к своей работе не в состоянии вдумчиво, внимательно выслушать жалобы пациента, допускает врачебные ошибки или проявляет агрессивность и раздражительность — он утрачивает доверие к себе как профессионалу и уважение своих пациентов и коллег. Оптимизм врача. Пациент должен чувствовать здоровый оптимизм врача, а не основанный на желании поскорее закончить обследование: "что вы волнуетесь зря, все у вас нормально, можете идти". И, наоборот, под влиянием выгорания врач демонстрирует циничное, часто жестокое отношение, преувеличивая последствия, например, несвоевременной явки в больницу. (Часто это происходит из-за желания "наказать" пациента за собственную эмоциональную несостоятельность.) Честность и правдивость. При тревоге, беспокойстве и неуверенности, вызванных СЭВ, врач утрачивает спо­собность к правдивому и честному изложению инфор­мации о состоянии здоровья человека. Либо он излишне щадит психику больного человека, заставляя его пребывать в неизвестности, либо, наоборот, утрачивает необходимую меру в подаче диагностической или лечебной информации. Слово врача. Слово оказывает огромное суггестивное влияние на любого человека, а тем более слово врача для его пациента. Профессионал с СЭВ, переживаю­щий чувства бессмысленности, безнадежности и вины, неминуемо передаст эти чувства своим пациентам в слове, интонации, эмоциональной реакции. Гуманизм врача. Обусловлен ценностным и целостным подходом к другому человеку. Врач, утративший содержание своей психической реальности, перестает обращаться к этому содержанию в других людях, обесценивая, таким образом, как себя, так и их. 1.9. Эмоциональное выгорание Эмоциональное выгорание — это выработанный личностью механизм психологической защиты в форме полного или частичного исключения эмоций (понижения их энергетики) в ответ на избранные психотравмирующие воздействия. Эмоциональное выгорание представляет собой приобретенный стереотип эмоционального, чаще всего профессионального, поведения. «Выгорание» отчасти функциональный стереотип, поскольку позволяет человеку дозировать и экономно расходовать энергетические ресурсы. В то же время, могут возникать его дисфункциональные следствия, когда «выгорание» отрицательно сказывается на исполнении профессиональной деятельности и отношениях с партнерами. Эмоциональное выгорание является формой профессиональной деформации личности. Данный стереотип эмоционально восприятия действительности складывается под воздействием ряда факторов предпосылок — внешних и внутренних. Внешние факторы, провоцирующие «выгорание», таковы:хроническая напряженная психоэмоциональная деятельность. Такая деятельность связана с интенсивным общением, точнее, с целенаправленным восприятием партнеров и воздействием на них. Профессионалу, работающему с людьми, приходится постоянно подкреплять эмоциями разные аспекты общения: активно ставить и решать проблемы, внимательно воспринимать, усиленно запоминать и быстро интерпретировать визуальную, звуковую и письменную информацию, быстро взвешивать альтернативы и принимать решения. Ограничимся иллюстрацией, касающейся педагогической деятельности. По данным обследования 7300 учителей общеобразовательных школ, 56,8% опрошенных подчеркивают, что они испытывают постоянные и значительные интеллектуальные перегрузки, еще 24% считают интеллектуальные нагрузки умеренными, но постоянными. Практически все педагоги указывают на то, что их работа связана с психоэмоциональными перегрузками, причем 32% отмечают постоянный характер оных. Кроме того, 18,4% педагогов усматривают в ней значительные физические нагрузки. (Беребин М. А. Факторы риска психической дезадаптации и ее распространенность у педагогов общеобразовательных школ. Автореф. канд. дисс., СПб. 1996); — дестабилизирующая организация деятельности. Основные ее признаки общеизвестны: нечеткая организация и планирование труда, недостаток оборудования, плохо структурированная и расплывчатая информация, наличие в ней «бюрократического шума» — мелких подробностей, противоречий, завышенные нормы контингента, с которым связана профессиональная деятельность, например, учащихся в классе, пациентов, принимаемых за рабочую смену, клиентов, обслуживаемых за день. При этом следует учитывать, что дестабилизирующая обстановка вызывает многократный негативный эффект: она сказывается на самом профессионале, на субъекте общения — клиенте, потребителе, пациенте и т.п., а затем на взаимоотношения обеих сторон; повышенная ответственность за исполняемые функции и операции. Представители массовых профессий обычно работают в режиме внешнего и внутреннего контроля. Прежде всего, это касается медиков, педагогов, воспитателей, блюстителей общественного порядка, обслуживающего персонала. Процессуальное содержание их деятельности заключается в том, что постоянно надо входить и находиться в состоянии субъекта, с которым осуществляется совместная деятельность. Надо всматриваться, вслушиваться, вчувствоваться в него; сопереживать, сострадать, сочувствовать; предвосхищать его слова, настроения, поступки. А главное, постоянно приходится принимать на себя энергетические разряды партнеров. На всех, кто работает с людьми и честно относится к своим обязанностям, лежит нравственная и юридическая ответственность за благополучие вверенных деловых партнеров — заказчиков, пациентов, учащихся, клиентов, пассажиров, покупателей. Особенно высока ответственность за здоровье и жизнь человека. Плата высока — нервное перенапряжение. Например, хирурги работают «на износ», ответственность и самоконтроль столь велики, что, по данным исследований, врачи этой медицинской специализации уходят из жизни раньше других своих коллег. Или взять школьного учителя. За день проведения уроков само- ' отдача и самоконтроль столь значительны, что к следующему рабочему дню психические ресурсы практически не восстанавливаются. По данным упомянутого выше обследования 7300 педагогов общеобразовательных школ, риск и повышенный риск патологии сердечно-сосудистой системы отмечен в 29,4% случаев, заболевания сосудов головного мозга у 37,2% педагогов, 57,8% обследованных имеют нарушения деятельности желудочно-кишечного тракта. Вся выявляемая соматическая патология сопровождается клиникой неврозоподобных нарушений. Собственно невротические расстройства выявились в 60—70% случаев. Указанная картина здоровья учительства обусловлена, вероятно, многими социальными, экономическими, жилищно-бытовыми факторами. Немалая роль здесь, конечно, и психического напряжения, сопровождающего профессиональные будни педагога. Тревожность, депрессия, эмоциональная ригидность и эмоциональное опустошение — вот цена ответственности, которую платит учитель. Но есть еще и оборотная сторона приведенной удручающей статистики. Возникают вопросы: кто же учит и воспитывает наших детей?; может ли человек, обремененный такими страданиями, успешно влиять на подрастающее поколение? Не мудрено, что, в целях экономии своих энергоресурсов, многие педагоги прибегают к различным механизмам психологической защиты и, по крайней мере, обречены на эмоциональное выгорание. Любой профессионал в сфере межличностных отношений находится под постоянным прессингом особых социальных институтов, призванных побуждать к ответственности за исполняемые функции и операции. Среди таких институтов жесткие и конкретные ролевые предписания, права личности и потреби теля, законы рынка и конкуренции, лицензирование и безработица. По мере развития в нашем обществе этих признанных институтов будет еще больше повышаться внешний и внутренний контроль за исполняемой деятельностью и, следовательно, будет обостряться проблема эмоционального выгорания. Здесь уместно отметить щадящий характер «книги жалоб», уходящий в прошлое. Институт «жалоб» — некая пародия на современные формы социального и правового контроля за деятельностью профессионала в сфере Лечения, обслуживания или обучения. «Жалоба» скорее выполняла функцию громоотвода для обиженного или недовольного субъекта, чем служила инструментом повышения ответственности профессионала. «Жалобой» можно манипулировать, ее можно игнорировать. «Жалоба» повышает статус чиновника, ибо в его власти придать ей ход или «спустить на тормозах». «Жалоба» обеспечивала относительный психологический комфорт профессионалу. Будем надеяться, что дни этого архаичного изобретения тоталитарного режима сочтены, но вместе с этим приятным фактом возрастает вероятность повышения энергетической отдачи в профессиональном общении; неблагополучная психологическая атмосфера профессиональной деятельности. Таковая определяется двумя основными обстоятельствами: конфликтностью по вертикали, в системе «руководитель—подчиненный», и по горизонтали, в системе «коллега—коллега». Нервозная обстановка побуждает одних растрачивать эмоции, а других — искать способы экономии своих психических ресурсов. Рано или поздно осмотрительный человек с крепкими нервами будет склоняться к тактике эмоционального выгорания: держаться от всего и всех подальше, не принимать все близко к сердцу, беречь нервы; психологически трудный, контингент, с которым имеет дело профессионал в сфере общения. У врачей это тяжелые и умирающие больные. У педагогов и воспитателей — дети с аномалиями характера, нервной системы и с задержками психического развития. У руководителя или командира — подчиненные с акцентированными характерами, неврозами, признаками психопатизации, нарушители дисциплины, безответственные работники, неумеренно пьющие. У обслуживающего персонала — капризные и грубые клиенты. У сотрудника милиции — злостные нарушители общественного порядка. Если вы работаете с людьми, то почти ежедневно попадается клиент или пациент, который «попортит вам нервы» или «доведет до белого каления». Невольно вы начинаете упреждать подобные случаи и прибегаете к экономии эмоциональных ресурсов, убеждая себя при помощи формулы: «не следует обращать внимание...». В зависимости от статистики своих наблюдений, вы добавляете, кого именно надо эмоционально игнорировать: невоспитанных, распущенных, неумных, капризных или безнравственных. Механизм психологической защиты найден, но эмоциональная отстраненность может быть использована неуместно, и тогда вы не включаетесь в нужды и требования вполне нормального партнера по деловому общению. На этой почве возникают недоразумение и конфликт — эмоциональное выгорание проявилось своей дисфункциональной стороной. Внутренние факторы, обусловливающие эмоциональное выгорание: — склонность к эмоциональной ригидности. Естественно, эмоциональное выгорание как средство психологической защиты возникает быстрее у тех, кто менее реактивен и восприимчив, более эмоционально сдержан. Напротив, формирование симптомов «выгорания» будет проходить медленнее у людей импульсивных, обладающих подвижными нервными процессами. Повышенная впечатлительность и чувствительность могут полностью блокировать рассматриваемый механизм психологической защиты и не позволяет ему развиваться. Жизнь многократно подтверждает сказанное. Нередко случается так, что проработав «в людях» до пенсии, человек, тем не менее, не утратил отзывчивость, эмоциональную вовлеченность, способность к соучастию и сопереживанию; интенсивная интериоризация (восприятие и переживание) обстоятельств профессиональной деятельности. Данное психологическое явление возникает у людей с повышенной ответственностью за порученное дело, исполняемую роль. Довольно часто встречаются случаи, когда по молодости, неопытности и, может быть, наивности, специалист, работающий с людьми, воспринимает все слишком эмоционально, отдается делу без остатка. Каждый стрессогенный случай из практики оставляет глубокий след в душе. Судьба, здоровье, благополучие субъекта деятельности вызывает интенсивное соучастие и сопереживание, мучительные раздумья и бессонницу. Постепенно эмоционально-энергетические ресурсы истощаются и возникает необходимость восстанавливать их или беречь, прибегая к тем или иным приемам психологической защиты. Так, некоторые специалисты через какое- то время меняют профиль работы и даже профессию. Часть молодых учителей покидает школу в первые 5 лет трудового стажа. Но типичный вариант экономии ресурсов — эмоциональное выгорание. Учителя спустя 11—16 лет приобретают энергосберегающие стратегии исполнения профессиональной деятельности. Нередко бывает, что в работе профессионала чередуются периоды интенсивной интериоризации и психологической защиты. Временами восприятие неблагоприятных сторон деятельности обостряется, и тогда человек очень переживает стрессовые ситуации, конфликты, допущенные ошибки. К примеру, врач, который, казалось бы, привык проявлять выдержку, наблюдая смерть больных, периодически переживает сильные отрицательные эмоции. Вместе с тем нередки моменты, когда он ловит себя на мысли, что ему все безразлично и ничто уже не волнует. Педагог, научившийся спокойно реагировать на аномалии характеров подросткового возраста, вдруг «срывается» в общении с определенным ребенком, возмущён его бестактными выходками и грубостью. Но случается — тот же учитель понимает, что надо проявить особое внимание к ученику и его семье, однако не в силах предпринять соответствующие шаги. Эмоциональное выгорание обернулось безразличием и апатией. слабая мотивация эмоциональной отдача в профессиональной деятельности. Здесь имеется два аспекта. Во-первых, профессионал в сфере общения не считает для себя необходимым или почему-то не заинтересован проявлять соучастие и сопереживание субъекту своей деятельности. Соответствующее умонастроение стимулирует не только эмоциональное выгорание, но и его крайние формы — безразличие, равнодушие,, душевную черствость. Во-вторых, человек не привык, не умеет поощрять себя за сопереживание и соучастие, проявляемые по отношению к субъектам профессиональной деятельности. Систему самооценок он поддерживает иными средствами — материальными или позиционными достижениями. Альтруистическая эмоциональная отдача для такого человека ничего не значит, и он не нуждается в ней, не испытывает от нее удовлетворения. Естественно, «выгорать» ему просто и легко. Иное дело личность с альтруистическими ценностями. Для нее важно помогать и сочувствовать другим. Утрату эмоциональности в общении она переживает как показатель нравственных потерь, как утрату человечности; нравственные дефекты и дезориентация личности. Возможно, профессионал имел нравственный изъян еще до того, как стал работать с людьми, или приобрел в процессе деятельности. Нравственный дефект обусловлен неспособностью включать во взаимодействие с деловыми партнерами такие моральные категории, как совесть, добродетель, добропорядочность, честность, уважение прав и достоинства другой личности. Нравственная дезориентация вызывается иными причинами — неумением отличать доброе от плохого, благо от вреда, наносимого личности. Однако как в случае нравственного дефекта, так и при наличии нравственной дезориентации, формирование эмоционального выгорания облегчается. Увеличивается вероятность безразличия к субъекту деятельности и апатии к исполняемым обязанностям. Теперь перейдем к поведенческим проявлениям, то есть симптомам эмоционального выгорания. Каковы они и как их определить? Чтобы ответить на эти вопросы важно подчеркнуть очевидную связь эмоционального выгорания со стрессом. Эмоциональное выгорание — динамический процесс и возникает поэтапно, в полном соответствии с механизмом развития стресса. Ганс Селье, основоположник учения о стрессе, рассматривал его как неспецифическую (то есть всеобщего действия) защитную реакция организма в ответ на психотравмирующие факторы разного свойства. При эмоциональном выгорании налицо все три фазы стресса: 1) нервное (тревожное) напряжение — его создают хроническая психоэмоциональная атмосфера, дестабилизирующая обстановка, повышенная ответственность, трудность контингента; 2) резистенция, то есть сопротивление, — человек пытается более или менее успешно оградить себя от неприятных впечатлений; 3) истощение — оскудение психических ресурсов, снижение эмоционального тонуса, которое наступает вследствие того, что проявленное сопротивление оказалось неэффективным. Соответственно каждому этапу, возникают отдельные признаки, или симптомы, нарастающего эмоционального выгорания. ГЛАВА II ИССЛЕДОВАНИЕ ЛИЧНОСТЫХ КАЧЕСТВ И СТЕПЕНИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ У КОЛЛЕКТИВА МЕДРАБОТНИКОВ ОНКОДИСПАНСЕРА Профессия анестезиолог-реаниматолог – одна из гуманных. Она сравнительно молода, хотя имеет много вековую предысторию. Две благородные идеи с древнейших времен владели умами людей: победить боль и воскресить внезапно умершего. В настоящее время интенсивная терапия, анестезиология, реаниматология- это самостоятельная теоретическая и практическая наука, решающая проблемы борьбы за жизнь людей, находящихся в крайне тяжелом, критическом состоянии, на грани жизни и смерти. В отделении анестезиологии и реанимации КОЦ МЗ РТ приходится оказывать помощь очень тяжелым, а иногда и безнадежно больным людям, применять очень сильные, зачастую очень опасные средства и методы. Это налагает на врачей анестезиологов – реаниматологов особую ответственность – и юридическую и моральную. Нужны не только глубокие знания, но и безграничная преданность делу и, наверное, самое важное – милосердное отношение и к больному и к его родным. Все это требует большого психофизического напряжения. В связи с этим, для диагностики личностных особенностей, состояний, близких к стрессовым, и степени эмоционального выгорания я провела тестирование медицинского персонала в количестве 30 человек (со стажем работы 5-10 и более лет). Тестирование проводилось вначале рабочего операционного дня. Всем врачам – анестезиологам и медсестрам предстояло принимать участие в сложных хирургических операциях. 2.1. Организация и методика исследования Метод тестирования – наиболее частый применяемый метод в психодиагностики, позволяющий определить наличие у человека тех или иных психических качеств, свойств, уровень их развития и сравнить полученные результаты с имеющимися нормами. Для диагностики психических состояний и свойств личности сотрудников отделения анестезиологии и реанимации я выбрала: 1. СМОЛ (сокращенный многопофильный опросник личности). Он применяется для построения профиля личности (является сокращенным вариантом теста MMPI). СМОЛ содержит 71 вопрос, 11 шкал, из них 3 – оценочные. Первые три оценочные шкалы измеряют искренность испытуемого, степень достоверности результатов тестирования и величину коррекции, вносимую чрезмерной осторожностью. Остальные 8 шкал являются базисными и оценивают свойства личности. 1-ая шкала – невротического сверхконтроля (ипохондричности) 2-ая шкала – депрессии 3-ия шкала – эмоциональной лабильности (истерии) 4-ая шкала – социальная дезадаптации (психопатии) 5-ая шкала - в этом варианте опросника не используется 6-ая шкала – аффективной ригидности (паранойи) 7-ая шкала – тревоги (психостении) 8-ая шкала – индивидуалистичности (шизоидности) 9-ая шкала – оптимизма (гипомании). Возможно оценка данных качеств как в рамках психологических особенностях, так и при психической патологии. Высокими оценками по всем шкалам являются оценки превышающие оценки 70 Т, а низкими меньше 40 Т. 2. Шкала самооценки и оценки тревоги. Данный тест является надежным и информативным способом самооценки уровня тревожности в данный момент (реактивная тревожность как состояние) и личностной тревожности (как устойчивой характеристики человека). Тест разработан Ч.Д.Спилбергом (США) и адаптирован Ю.Л.Ханиным. Шкала самооценки состоит из 2-х частей, раздельно оценивающих реактивную (РТ, высказывание № 1- 20) и личностную (ЛТ, высказывание № 21 – 40) тревожность. При интерпретации результат можно оценивать так: - до 30 – низкая тревожность - 31 – 45 – умеренная тревожность - 46 и более – высокая тревожность 3. Шкала депрессии. Тест адаптирован в отделении наркологии НИИ им.Бехтерева – Т.И.Балашовой. Опросник разработан для дифференциальной диагностики депрессивных состояний и состояний близких к депрессивных состояний и состояний близких к депрессии, для сритинг – диагностики при массовых исследованиях и в целях предварительной, доврачебной диагностики. - Уровень депрессии (УД) от 20 до 80 баллов. - При УД не более 50 баллов – диагностируется состояние без депрессии. - Если УД более 50 баллов и менее 59 баллов, то делается вывод о легкой депрессии ситуативного или невротического генеза. - При показателе УД от 60 до 69 баллов диагностируется субдепрессивное состояние или маскированная депрессия. - Истинно депрессивное состояние диагностируется при УД более 70 баллов. 4. Шкала профессионального стресса Как известно, работа врача связана с личностными переживаниями и нервными потрясениями. Это нередко приводит к стрессовым состояниям и даже неврозам. Эта шкала может быть использована для оценки сложившегося положения. Шкала содержит 22 вопроса. При интерпретации результата оценивается таким образом: · 0 - 15 баллов - стресс не является проблемой в Вашей жизни. · 16 - 30 баллов - Умеренный уровень стресса для занятого и много работающего профессионала. · 31 - 45 баллов - Стресс представляет безусловную проблему. Очевидна необходимость коррекционных действий. Это серьезный повод для тщательного анализа вашей профессиональной жизни. · 46 - 60 баллов - На этом уровне стресс представляет главную проблему. Что-то должно быть сделано немедленно. 5. Методика «Эмоциональное выгорание» В.В.Бойко Методика В.В.Бойко состоит из опросника, включающего в себя 84 суждения. Испытуемый отвечает на них в виде утвердительных «ДА» и отрицательных «НЕТ» ответов. Интерпритация результатов тестирования проводится по трем фазам, включающих в себя по 4 симптома. Фаза «напряжения» 1. Симптом переживания психотрамвмирующих обстоятельств». 2. Симптом «неудовлетворенности собой». 3. Симптом «загнанности в клетку». 4. Симптом «тревоги и депрессии».

Фаза «резистенции»

1. Симптом «неадекватного избирательного эмоционального реагирования». 2. Симптом «эмоционально-нравственной дезориентации». 3. Симптом «расширения сферы экономии эмоций». 3. Симптом «редукции профессиональных обязанностей».

Фаза «истощения»

1. Симптом «эмоционального дефицита». 2. Симптом «эмоциональной отстраненности». 3. Симптом «личностной отстраненности, или деперсонализации». 4. Симптом «психосоматических и психовегетативных нарушений». Если в любом симптоме количество балов · От 0 до 9 – симптом отсутствует · от 10 до 19 - симптом формируется · от 20 до 30 - симптом сформировался Если сумма балов в каждой фазе · От 0 до 29 –фаза отсутствует · от 30 до 59 - фаза формируется · от 60 до 120 – фаза сформировалась Выделяются симптомы и фазы, получившие наибольшее число балов. СМОЛ, шкала самооценки и оценки тревоги, шкала депрессии являются опросниками самоотчета. В такого типа исследовании испытуемым предлагают отвечать письменно на бланке на вопросы, касающиеся особенностей их характера, ценностей, установок, мотивов, чувств, интересов и т.д., т.е. субъект прямо сообщает о себе путем ответа на определенные вопросы или путем выбора одного из имеющихся утверждений при условии ограниченного количества вариантов (например, «почти никогда», «иногда», «часто», «почти всегда»). Характерная особенность тестов самоотчета состоит в том, что варианты ответов здесь откалиброваны. Поэтому люди, пользующиеся этими тестами должны выбирать между ответами «верно» и «не верно», согласием или не согласием, или же они должны выбирать из альтернатив, варьирующих от «нет это не так» до «совершенно верно» и т.д. объективность достигается путем ограничения степеней свободы, имеющихся у испытуемого при ответе на пункты теста. Шкала самооценки и оценки тревоги и депрессии – одномерные тесты, СМОЛ – многомерный тест, измеряющий одновременно несколько личностных характеристик. Преимущество СМОЛа в том, что он дает более полное представление о личности. Методики самоотчета я выбрала по причинам: - Тесты самоотчета дают более полную, определенную информацию о личности, чем не регулярно получаемые сведения. В данном случае возможные личные предубеждения или теоретические пристрастия исследователя компенсируются таким достоинством метода, как объективность подсчета результатов. - С этими тестами легко может работать человек, имеющий относительно небольшую подготовку. - Тесты самоотчёта обладают большой надёжностью по сравнению с другими методами. - Многомерные опросники позволяют измерять одновременно несколько личностных особенностей. 2.2 Анализ и интерпретация результатов Исследования личностных особенностей врачей и медсестер по СМОЛ показали такие результаты: Таблица 1 Результаты исследования личностных особенностей по СМОЛ
№ исп.СтажВозрастLFK12346789
13 г.2000310111312716156
24 г.26116105137413137
34 г.2501462910612137
46 л.290166577210113
54 г.2713573105511115
63 г.2400799811714158
720 л.4800865910314149
83 г.2623754411210116
96 л.2612854571896
1027 л.501167771249115
111 г.1802107388213126
1210 л.3001710811119171717
136 л.2621755116512106
146 л.3001812111713620198
155 л.340177289415149
1612 л.291197991111655
1718 л.3810111191412316147
188 л.2722865910411134
1930 л.501277779513136
2010 л.29031086910416155
218 л.35109781014817167
2214 л.342185277310126
2312 л.3000413121511516169
2415 л.34028891212618146
2512 л.302376577411116
2612 л.210026787813149
277 л.2512510710116151510
287 л.252167678415117
297 л.2513767912511137
307 л.25211184109212124
По оценочным шкалам По шкале искренности - L высокие показатели - 13 человек, что составляет 44% средние показатели - 10 человек, что ¾ ² ¾ 33% низкие показатели - 13 человек, что ¾ ² ¾ 25% По шкале достоверности - F высокие показатели - 25 человек, что составляет 83% средние показатели - 5 человек, что ¾ ² ¾ 17% низкие показатели - нет По шкале коррекции -K высокие показатели - 23 человека, что составляет 77% средние показатели - 5 человек, что ¾ ² ¾ 16% низкие показатели - 2 человека, что ¾ ² ¾ 7% По этим данным можно сделать такой вывод, что испытуемые отвечали достаточно искренне и неосознанно контролировали свое поведение во время тестирования, и полученные показатели можно считать достоверными. По базисным шкалам I шкала невротического сверхконтроля (ипохондричности) высокие показатели - 10 человек, что составляет 33% средние показатели - 9 человек, что ¾ ² ¾ 30% низкие показатели - 11 человек, что ¾ ² ¾ 37% II шкала депрессии высокие показатели - 3 человека, что составляет 1% средние показатели - 11человек, что ¾ ² ¾ 37% низкие показатели - 16 человек, что ¾ ² ¾ 62% III шкала эмоциональной мобильности (истерии) высокие показатели - 13 человек, что составляет 44% средние показатели - 10 человек, что ¾ ² ¾ 33% низкие показатели - 7 человек, что ¾ ² ¾ 23% IV шкала социальная дезадаптация (психопатии) высокие показатели - 17 человек, что составляет 57% средние показатели - 10 человек, что ¾ ² ¾ 33% низкие показатели - 13 человек, что ¾ ² ¾ 10% VI шкала аффективной фригидности (паранойи) высокие показатели - 3 человека, что составляет 10% средние показатели - 22 человека, что ¾ ² ¾ 73% низкие показатели - 5 человек, что ¾ ² ¾ 17% VII шкала тревоги высокие показатели - 24 человека, что составляет 80% средние показатели - 4 человека, что ¾ ² ¾ 13% низкие показатели - 2 человека, что ¾ ² ¾ 7% VIII шкала индивидуалистичности высокие показатели - 20 человек, что составляет 67% средние показатели - 9человек, что ¾ ² ¾ 30% низкие показатели - 1 человек, что ¾ ² ¾ 3% IX шкала оптимизма высокие показатели - 10 человек, что составляет 33% средние показатели - 17 человек, что ¾ ² ¾ 57% низкие показатели - 3 человека, что ¾ ² ¾ 10% Из этих данных в группе испытуемых выделяются доминирующие шкалы 3, 4, 7, 8, что указывает на выраженность неустойчивости фона настроения, склонности к драматизации событий, чувствительности, возможное обнаружение таких черт, как импульсивность, конфликтность, агрессивность, тревожность, индивидуалистичность. Со средними значениями преобладают шкалы 6 и 9. Они регистрируют такие свойства, как застреваемость на отрицательных переживаниях, обидчивость, склонность к прямоте в общении, практичность, оптимизм. Не свойственны данной группе (шкалы 1 и 2) склонность к контролю своих эмоций, ориентация в поведении на традиции, общепризнанные нормы, депрессия, пессимистичность, опечаленность, удрученность собственным положением. Диагностика психических состояний по шкале самооценки и оценки тревоги Ч.Д.Спилбергера, Ю.Л.Ханина. Реактивная тревожность (уровень тревожности в данный момент) и личностная тревожность (как устойчивая характеристика человека) Таблица 2 Результаты оценки уровня тревожности, депрессии и стресса (при t=0,05)
№ исп.СтажВозрастРеактивная тревожностьЛичностная тревожностьДепрессияСтресс профес­сиональный
13 г.2054635332
24 г.2631523514
34 г.2523342819
46 л.2940443114
54 г.2727453917
63 г.2428423426
720 л.4827444026
83 г.2611382514
96 л.2612282612
1027 л.5042443724
111 г.1824343431
1210 л.3021413320
136 л.2621424213
146 л.3026522124
155 л.3421413116
1612 л.2915402723
1718 л.3835474832
188 л.2727483020
1930 л.5045432018
2010 л.2928503917
218 л.3540524421
2214 л.3417412814
2312 л.3030525333
2415 л.3428494433
2512 л.3014343320
2612 л.2131473223
277 л.2529515337
287 л.2517423239
297 л.2532524023
307 л.2513363115
Результаты оцениваются по трем параметрам. Реактивная тревожность низкая - 20 человек, что составляет 67% умеренная - 8 человек, что ¾ ² ¾ 26% высокая - 2 человека, что ¾ ² ¾ 7% Личностная тревожность низкая - 1 человек, что составляет 3% умеренная -14 человек, что ¾ ² ¾ 47% высокая - 15 человек, что ¾ ² ¾ 50% В группе испытуемых преобладает низкая реактивная тревожность и высокая личностная тревожность. Низкая реактивная тревожность требует повышения внимания к мотивам деятельности и повышение чувства ответственности. Высокая личностная тревожность предполагает склонность к появлению состояния тревоги у человека в ситуациях оценки его компетентности. По шкале депрессии характеризуются состояния без депрессии - 27 человек, что составляет 9% легкая депрессия - 3 человек, что ¾ ² ¾ 10% Данные этой шкалы полностью совпадают с результатами 2 шкалы СМОЛ, и подтверждает отсутствие депрессии в группе испытуемых. По шкале профессионального стресса стресс не является проблемой - 7 человек, что составляет 23% умеренный уровень стресса -16 человек, что ¾ ² ¾ 54% стресс как проблема - 7 человек, что ¾ ² ¾ 23% В данной группе преобладает умеренный уровень стресса для занятого многоработающего профессионала, тем не менее, нужно как можно разумно уменьшить стресс. По методике ²Эмоционального выгорания² В.В.Бойко Таблица 3 Результаты исследований степени эмоционального выгорания у медицинских работников (при t=0,05)
№ исп.АВГДЕЖЗИКЛМНI ф.II ф.III ф
128851528721715181815575466
22211812111017151119234535357
322633121710811121010344743
4241526155510816157473546
51530110510350510291820
6275101028781218132315525569
798518232372331131813407675
8200310751001551053220
958502015081012187184347
10720021251420161381298049
11205052315122318201315307366
12931151251911510810284733
1395431817312152010215027
14300108182061957185486335
15736318791281858194639
161058513204251817157286257
1727131326185241823102315796571
181761002132581305332226
1924853312310010512402827
2019021115222013137010324230
21100031281010101850134033
225000158171715120955736
2324101152110242231122320507786
24981728152101210187255547
25231717221515315141209794835
2619831723232012131013474848
272206162415122210151525447365
2826653157131010182125404574
2937311118172202757525721
30430323102873103104323
Таблица 4 Анализ уровней развития СЭВ у испытуемых
Стадии формирования
Симптомотсутствуетформируетсясформировался
кол-во%кол-во%кол-во%
А9307231447
В2583517--
Г2480620--
Д1757113726
Е31016541136
Ж12401343517
З1654261240
И4131860827
К930196426
Л620237713
М13431240517
Н11361654310
Сформировался симптом А формируется - Е, Ж, И, К, Л отсутствует - В, Г, Д доминирует - II фаза Проанализировав эти данные, можно сделать такое заключение по ²Эмоциональному выгоранию². В группе исследуемых сформировался симптом А - переживание психотравмирующих обстоятельств. Он проявляется усиливающимся осознанием психотравмирующих факторов профессиональной деятельности, которые трудно или вовсе неустранимы. Нарастает раздражение, выливаясь в отчаяние и негодование. Неразрешимость ситуации приводит к развитию прочих явлений ²выгорания². Формируется симптом Е - неадекватное избирательное реагирование Ж - эмоционально-нравственная дезориентация И - редукция профессиональных обязанностей К - эмоциональный дефицит Л - эмоциональная отстраненность З - расширение сферы экономии эмоций Их проявления отражаются на неадекватной экономии эмоций, профессионал ограничивает эмоциональную отдачу за счет выборочного реагирования в ходе рабочих контактов. Действует принцип ²хочу - не хочу²; сочту нужным - уделю внимание данному партнеру, будет настроение - откликнусь на его состояние и потребности. Самому же человеку кажется, что он поступает должным образом, однако субъект общения фиксирует иное - эмоциональную черствость, неучтивость, равнодушие. В общении с родными, приятелями, знакомыми, на работе, устав от контактов, разговоров, профессионалу не хочется общаться даже с близкими, замыкаетесь, можно сказать, что они пресыщены человеческими контактами и переживают симптом ²отравления людьми². Эти симптомы проявляются в попытках облегчить или сократить обязанности, которые требуют эмоциональных затрат. В результате чего к профессионалу приходит ощущение, что эмоционально он уже не может помогать субъектам своей деятельности. Не в состоянии войти в их положение, соучаствовать и сопереживать. Реагирование без чувств и эмоций - наиболее яркий симптом ²выгорания². Он свидетельствует о профессиональной деформации личности и наносит ущерб субъекту общения. Партнер переживает проявленной к нему безразличие и может быть глубоко травмирован. Отрадно то, что практически отсутствуют симптомы В, Г, Д: В - неудовлетворенность собой Г - загнанность в клетку Д - тревога и депрессия Это говорит о том, что здесь действительно работают люди своего дела, что они не случайны в этой профессии и довольны ею. По фазам ²Эмоционального выгорания² складывается такая ситуация: I отсутствует - 12 человек, что составляет 40% формируется - 16 человек, что ¾ ² ¾ 44% сформировался - 2 человека, что ¾ ² ¾ 6% II отсутствует - 2 человека, что составляет 6% формируется - 20 человек, что ¾ ² ¾ 67% сформировался - 8 человек, что ¾ ² ¾ 27% III отсутствует - 6 человек, что составляет 20% формируется - 16 человек, что ¾ ² ¾ 53% сформировался - 8 человек, что ¾ ² ¾ 27%, которая констатирует, что больший процент испытуемых находится во II-ой фазе - резистентности (²сопротивления²). Фактически сопротивление нарастающему стрессу начинается с момента появления тревожного напряжения. Это естественно: человек осознанно или бессознательно стремится к психологическому комфорту, снизить давление внешних обстоятельств с помощью имеющихся в его распоряжении средств. ВЫВОДЫ Проанализировав полученные результаты, мы видим, что большинство испытуемых находится во второй фазе ²Эмоционального выгорания". Для них наиболее характерны черты эмоциональной лабильности, истерии, психостенические черты характера, как тревожность, мнительность и индивидуалистичность. У них повышена личностная тревожность, умеренный уровень стресса не является проблемой. У лиц, находящихся во III фазе (их меньше в 2 раза, чем в I фазе), исследования показывают, что преобладает невротический сверхконтроль, он проявляется в склонности к контролю своих эмоций, ориентации в поведении на традиции: общепризнанные нормы, склонность к преувеличению тяжести своего состояния. Также характерными являются черты эмоциональной лабильности, истерии, психостении и индивидуалистичности. У этих людей ярко выражена реактивная тревожность, направленная на деятельность, и уровень стресса выше умеренного, который представляет собой проблему. Незначительное число лиц, находящихся в I фазе, характеризует такая черта, как импульсивность и конфликтность вместе с эмоциональной лабильностью. Личностная тревожность повышена, стресс имеет умеренный уровень и не является проблемой. Во всех фазах имеет место стресс, но для лиц, находящихся в III фазе, стресс является частовозникающим явлением и представляет проблему, и очевидна необходимость коррекционных действий. Это серьезный повод для тщательного анализа профессиональной жизни. Рассмотрев сопутствующие черты для каждой фазы эмоционального выгорания, мы видим, что гипотеза, выдвинутая вначале работы, подтверждается. Действительно, личностные особенности медработников являются внутренними факторами, способствующими возникновению и формированию синдрома ²Эмоционального выгорания". На основе полученных результатов исследования, можно разработать модель личностных качеств для профессии медработника. Выявленные особенности личности, ведущие к ее деформации - это эмоциональная лабильность, характеризующаяся неустойчивостью фона настроения, склонностью к драматизации событий, демонстративностью, эгоцентризмом, истерией; психостенические черты характера, характеризующиеся тревожностью и мнительностью, а так же импульсивность, конфликтность и агрессивность. Чтобы профессионал не деформировался, ему необходимо иметь качества личности, прямо противоположные тем, что ведут к ее деформации. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Представленная дипломная работа посвящена проблеме эмоционального выгорания и профессионального стресса медицинских работников, работающих в отделении анестезиологии и реанимации онкодиспансера. Личностные качества, степень профессионального стресса и их взаимосвязь с синдромом эмоционального выгорания являются предметом исследования данной работы. Целью работы являлось исследование степени эмоционального выгорания и степени профессионального стресса у медработников и определение личностных особенностей лиц с выявленными синдромами эмоционального выгорания. Дипломная работа состояла из двух глав. I глава ²Физиологический и психологический аспекты эмоционального стресса и его влияние на личность². В ней были представлены материалы анализа основных проблем, отражающих механизмы образования стресса, его признаков и причин; влияние стресса на личностную структуру индивида и его профессиональную деятельность. Особое внимание было уделено личностным особенностям работников в сфере ²человек-человек². Рассмотрены основные механизмы и последствия стресса - эмоциональное выгорание и факторы его формирования. II глава ²Исследование личностных качеств и степени эмоционального выгорания у коллектива медработников онкодиспансера². Она была посвящена научно-исследовательской работе по определению личностных особенностей медработников и их взаимосвязи с синдромом эмоционального выгорания. Были рассмотрены свойства личности медработников, уровни их тревожности, депрессии и стресса, диагностированы фазы и симптомы эмоционального выгорания и их взаимосвязи. В работе применялись статистические методы обработки данных: - описательная статистика, позволяющая охарактеризовать, подытожить и воспроизвести в виде таблиц данные того или иного распределения; - индуктивная статистика, позволяющая проверить достоверность гипотезы (в данной работе по t-критерию Стьюдента); - корреляционный анализ, с помощью которого было установлено: насколько связаны между собой две переменные (коэффициент корреляции определялся по формуле Пирсона). Рис.1. Взаимозависимость симптома комплексов эмоционального выгорания и личностных особенностей у медицинских работников Степень корреляции между: стрессом и личностной тревожностью - умеренная корреляция с уровнем значимости 0,05, при t Стьюдента 0,05; стрессом и реактивной тревожностью - умеренная корреляция с уровнем значимости 0,05, при t Стьюдента 0,05; стрессом и депрессией - умеренная корреляция с уровнем значимости 0,05, при t Стьюдента 0,05; стрессом и I фазой - умеренная корреляция с уровнем значимости 0,05, при t Стьюдента 0,001; стрессом и II фазой - средняя корреляция с уровнем значимости 0,001, при t Стьюдента 0,001; стрессом и III фазой - умеренная корреляция с уровнем значимости 0,001, при t Стьюдента 0,001; I фазой и психопатией - средняя корреляция с уровнем значимости 0,05, при t Стьюдента 0,001; I фазой и истерией - умеренная корреляция с уровнем значимости 0,001, при t Стьюдента 0,001; I фазой и тревогой - умеренная корреляция с уровнем значимости 0,001, при t Стьюдента 0,001; I фазой и индивидуалистичностью - умеренная корреляция с уровнем значимости 0,05, при t Стьюдента 0,05; II фазой и личностной тревожностью - умеренная корреляция с уровнем значимости 0,05, при t Стьюдента 0,001; II фазой и истерией - средняя корреляция с уровнем значимости 0,05, при t Стьюдента 0,05; II фазой и тревогой - средняя корреляция с уровнем значимости 0,001 при t Стьюдента 0,001; II фазой и индивидуалистичностью - умеренная корреляция с уровнем значимости 0,001, при t Стьюдента 0,05; III фазой и тревогой - умеренная корреляция с уровнем значимости 0,05, при t Стьюдента 0,05; III фазой и индивидуалистичностью - умеренная корреляция с уровнем значимости 0,05, при t Стьюдента 0,05; III фазой и невротическим сверхконтролем - средняя корреляция с уровнем значимости 0,001, при t Стьюдента 0,001; III фазой и реактивной тревожностью - средняя корреляция с уровнем значимости 0,05, при t Стьюдента 0,05. Полученные результаты подтверждают выдвинутую гипотезу: личностные особенности медработников являются внутренними факторами, способствующими возникновению и формированию симптомов эмоционального выгорания, и выдвигают следующие проблемы: 1. Проблема профилактики личностных деформаций (внутренний фактор). 2. Создание условий для предотвращения или снижения личностной деформации (внешний фактор). В качестве внешних условий лежат требования эргономики к организации рабочего времени и режима профессиональной деятельности. Это является задачей администрации. А для создания внутренних факторов в качестве профилактики негативных личностных профессиональных изменений необходимо сформировать у будущих профессионалов (студентов) механизмы сознательного сохранения здоровья и сознательной защиты. Одним из подходов в решении этой проблемы может быть введение в содержание профессионального образования курса по психической культуре, включающего в себя разделы: 1. Самопознание 2. Развитие коммуникативных способностей 3. Овладение навыками саморегуляции и самокоррекции И в заключении хочется добавить, что работа врачей-анестезиологов- реаниматологов и медсестер-анестезистов, а также и хирургов связана с многочисленными переживаниями и нервными потрясениями. Это нередко приводит к стрессовым состояниям и даже неврозам. Ведь работа у этих людей, прямо скажем, тяжелая – сутками они находятся с тяжело и смертельно больными людьми, не считаются со своими силами, здоровьем, делают все возможное, а иногда и невозможное, чтобы сохранить или хотя бы продлить людям жизнь. Трудно при всем при этом оставаться здоровым человеком. Трудно, но необходимо. Для этого нужно уметь относиться к жизни спокойнее, уметь внутренне расслабляться, снимая напряжение, стараться избегать волнений, не обращать внимания на пустяки и не воспринимать драматически любые неудачи. Разумно чередовать ночные дежурства, полноценно отдыхать, выезжать загород - общение с природой приносит заряд бодрости, посещать театры, выставки и другие культурные мероприятия, что обогатит ваш духовный мир и пополнит ваш потенциал энергии. И тогда удастся сохранить спокойствие и уравновешенность. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Абрамова Г.С., Юдчиц Ю.А. Психология в медицине. – М. - 1998. 2. Александровский Ю. Состояние психической дезадаптации и их компенсация. – М. - 1976. 3. Алиев X. Защита от стресса. - М. - 1996. 4. Бахур В. На нервной почве. - M. - 1997. 5. Березин Ф. Психологическая и психофизическая адаптация человека. - Л. - 1988. 6. Брей P. Как жить с собой и миром. - М. - 1992. 7. Василюк Ф. Психология переживаний. - М. - 1984. 8. Грановская Р. Элементы практической психологии. - С.П. - 1997. 9. Колодзин Б. Как жить после психологической травмы. - М. - 1993. 10. Кон И. Социология личности. – М. - 1967. 11. Кондрашенко В. Донской Д. Общая психотерапия. – М. - 1997. 12. Краткий психологический словарь. – Р-н/Д. - 1998. 13. Курс практической психологии или как научиться работать и добиваться успеха. – Ижевск. - 1996. 14. Лабунская В.А. Невербальное поведение. - Р. - 1986. 15. Линдеман X. Аутогенная тренировка. Путь к восстановлению здоровья и работоспособности. – М. - 1980. 16. Майср Д. Социальная психология. - С.-П. - 1999. 17. Менделевич В. Клиническая медицинская психология. - М. - 1960. 18. Популярная медицинская энциклопедия. – М. - 1979. 19. Психологический словарь. - М. - 1998. 20. Рогов Е. Настольная книга практического психолога. - М. -1998. 21. Рубинштейн С. Основы общей психологии. - С.П. - 1999. 22. Селье Г. Очерки об адаптационном синдроме. - М. - 1960. 23. Селье Г. Стресс без дистресса. – М. - 1982. 24. Семенова А. Исцеление словом. - С.-П. - 1998. 25. Семенова А. Оберегу от всех невзгод: защита судьбы и кармы, здоровья и семьи. - С.-П. - 1998. 26. Стресс жизни. составители Л.Попова, В. М.Соколов. - 1996. 27. Столяренко Л. Основы психологии. - Р.н/Д. - 1997. 28. Судаков К. Системные механизмы эмоционального стресса. - М. 29. Теппервайн К. Как противостоять превратностям судьбы. - С.-П.-1996. 30. Турачев Ю., Иовлев Б. и др. Эмоциональный стресс в условиях нормы и патологии человека. – М. - 1976. 31. Хьелл Л., Зинглер Теории личности. - С.-П. - 1999.