Каталог :: Психология

Контрольная: Восприятие и понимание

                                Введение.                                
В человеческих взаимоотношениях, в понимании того, как личность влияет на
группу и группа на личность, важное значе­ние имеет восприятие и понимание
людьми друг друга. Оно всегда присутствует при контактах людей и является для
них столь же естественным, как и удовлетворение повседневных ор­ганических
потребностей. Трудно придумать более дьявольское наказание, писал У.Джемс,
как если бы кто-нибудь попал в об­щество людей, где никто на него не обращал
бы внимания. Если бы никто не оборачивался при нашем появлении, не отве­чал
на наши вопросы, если бы всякий при встрече с нами наме­ренно не узнавал нас
и обходился с нами, как с неодушевлен­ными предметами, то нами овладело бы
известного рода бешен­ство, бессильное отчаяние, от которого были бы
облегчением жесточайшие телесные муки, лишь бы при этих муках мы
чув­ствовали, что при всей безвыходности нашего положения мы все-таки не пали
столь низко, чтобы не заслуживать внимания. В этом психологически глубоком и
жизненно правдивом вы­сказывании одного из лучших знатоков практической
психоло­гии человека и межлюдских отношений очень точно схвачена не только
потребность человека во внимании к себе людей, но и в определенном отношении.
Оно же не в последнюю очередь  зависит от того, насколько правильно нас
воспринимают и оце­нивают люди.
                 Каковы же истоки понимания человека человеком?                 
                      1.Имплицитная теория личности.                      
Один из механизмов восприятия и понимания людьми друг друга получил название 
имплицитная теория личности. Она пред­ставляет собой представление человека
о том, как в людях взаи­мосвязаны черты характера, внешний облик и поведение.
Импли­цитная теория личности складывается в индивидуальном опыте общения с
людьми и становится достаточно устойчивой структу­рой, определяющей восприятие
человека человеком. Пользуясь ею, индивид на основе внешнего облика человека
судит о его возможных чертах личности, вероятных поступках и заранее
преднастраивается на определенные формы поведения по отноше­нию к
соответствующему человеку. Имплицитная теория лично­сти формирует установку
человека по отношению к людям, име­ющим определенные особенности внешности. Она
же позволяет на основе ограниченной информации о другом судить о том, что ему
присуще. Например, если в структуру имплицитной теории личности входит знание о
том, что смелость как черта личности обычно сочетается с порядочностью, то
индивид, обладающий соответствующим знанием, будет автоматически считать
поря­дочными всех смелых людей (на самом деле связь между этими чертами
личности может оказаться случайной).
Процесс формирования имплицитной теории личности у че­ловека можно
представить себе следующим образом. Встреча­ясь в жизни с разными людьми,
человек откладывает в своей памяти впечатления о них, которые в основном
касаются внеш­них данных, поступков и черт характера. Множество жизнен­ных
наблюдений, накладываясь друг на друга, образуют в со­знании нечто вроде
гальтоновской фотографии: в долговремен­ной памяти от встреч с этими людьми
остается только самое общее и устойчивое. Оно-то и образует ту тройственную
струк­туру, которая лежит в основе имплицитной теории личности: взаимосвязи
характера, поведения и внешнего облика челове­ка. Контактируя впоследствии с
людьми, которые внешне чем-то напоминают индивиду тех, о ком впечатления
отложились в его памяти, он бессознательно начинает приписывать этим лю­дям
те черты характера, которые входят в сложившуюся струк­туру имплицитной
теории личности. Если она правильна, имплицитная теория личности
спо­собствует быстрому формированию точного образа другого человека, причем
даже в отсутствие достаточной информа­ции о нем. В этом состоит положительная
социально-психо­логическая роль обсуждаемого нами явления. Однако если
имплицитная теория личности неверна, а такое случается нередко, то это может
привести к построению ошибочного априорного (предполагаемого) образа другого
человека, по­родить неправильное отношение к нему и, как следствие,
отрицательную ответную реакцию с его стороны. Поскольку все это происходит
обычно на подсознательном уровне, между людьми могут возникнуть
неконтролируемые и неуправляе­мые взаимные антипатии. Именно искаженная
имплицит­ная теория личности является часто встречающейся причи­ной разного
рода расовых, национальных, социальных, ре­лигиозных и других предрассудков.
                               2. Эффекты.                               
Следующим фактом, который определенно влияет на пра­вильность восприятия и
понимания людьми друг друга, являет­ся эффект первичности. Суть его
состоит в том, что первое впе­чатление о человеке, первая по порядку личностная
информация, полученная о нем воспринимающим лицом, способна оказать более
сильное и достаточно устойчивое влияние на формирова­ние его образа. Иногда
соответствующее явление, обнаружива­ющееся в сфере восприятия и оценки людьми
                  друг друга, назы­вают эффектом ореола.                  
Если, например, первое впечатление о другом человеке в си­лу сложившихся
обстоятельств оказалось положительным, то на его основе в дальнейшем
формируется положительный об­раз данного человека, который становится
своеобразным филь­тром (ореолом), пропускающим в сознание воспринимающего
только ту информацию о воспринимаемом, которая согласуется с первым
впечатлением (срабатывают законы когнитивного дис­сонанса). Если, напротив,
первое впечатление почему-то ока­залось отрицательным, то в сознание
воспринимающего попа­дает лишь та информация о воспринимаемом, которая по
пре­имуществу отрицательна. Такое происходит, по крайней мере, на первых
порах межличностного общения данных людей. По­скольку обстоятельства встречи
этих людей могут оказаться самы­ми разными, случайно зависящими от
обстановки, настроения, состояния этих людей и многого другого, их первое
впечатле­ние друг о друге может оказаться (и чаще всего оказывается)
неправильным. Но нередко эффект ореола проявляется тогда, когда первое
впечатление или первая личностная информация о человеке ока­залась
правильной. Тогда он начинает играть в межличностных отношениях положительную
роль, способствует быстрой и эф­фективной преднастройке людей в общении друг
с другом.
С эффектом первичности логически связан противополож­ный ему эффект новизны. 
Он касается не первого, а последнего из полученных впечатлений о человеке. Та
информация, кото­рая в памяти отложилась последней по порядку, также способ­на
сильнее влиять на последующие восприятие и оценку дан­ного человека, чем
предыдущая (за исключением самого перво­го впечатления). Над последними по
порядку сведениями о дру­гом человеке индивид может поразмышлять, спокойно
обду­мать и взвесить их. Они как бы заменяют, вытесняют на время из памяти то,
что раньше было известно о данном человеке и в текущий момент времени выходит
на первый план.
Оба рассмотренных нами феномена — эффект первичности (ореола) и аффект
новизны — своим возникновением обязаны, в частности, уже известному нам
закону долговременной памя­ти, согласно которому лучше всего запоминается то,
что было в начале и в конце.
                    3. Межличностный процесс познания.                    
Много внимания в исследованиях восприятия людьми друг друга было уделено
выяснению того, каков сам по себе процесс межличностного познания, на что в
первую очередь обращает внимание воспринимающий, давая оценку
воспринимаемому, в какой последовательности он «считывает» информацию о нем.
Оказалось, что при восприятии нового для себя человека индивид главное
внимание обращает на такие особенности его внешно­сти, которые являются
наиболее информативными с точки зре­ния психологических особенностей
воспринимаемого. Это — выражение лица, движения рук. В лице человека внимание
вос­принимающего в первую очередь привлекают глаза и губы, а в руках —
пальцы. Они, по-видимому, и несут в себе наиболь­шую информацию о психологии
и состоянии человека в данный момент времени. Вначале обычно оценивается
общее отноше­ние воспринимаемого человека к воспринимающему, затем стро­ится
и проверяется гипотеза о личности человека и, если она подтверждается, из
долговременной памяти извлекается необ­ходимая информация о том, как
целесообразно вести себя по отношению к данному человеку.
Психологи, кроме того, пытались выяснить, какие из состо­яний воспринимаемого
человека оцениваются воспринимающим лучше и в какой последовательности. Вот
результаты од­ного из подобных экспериментов. В нем для определения
ха­рактера воспринимаемых эмоциональных состояний использовались отрывки из
литературных произведений. Они выражали три группы состояний говорящего:
эмоционально положитель­ное, безразличное и эмоционально отрицательное.
Оказалось, что довольно часто, от 30 до 50% случаев, люди совершают ошиб­ки в
точном определении эмоционального состояния говоря­щего. Правильнее других
оцениваются положительные эмоции, а хуже всех — отрицательные (более 50%
ошибок).
Из числа положительных эмоциональных состояний пра­вильнее других
воспринимается и оценивается радость, не­сколько хуже — восхищение. В группе
индифферентных эмо­циональных состояний точнее других идентифицировалось
состояние удивления, несколько хуже — безразличия. Из чис­ла отрицательных
эмоций одинаково плохо воспринимались обида, тоска и гнев.
Были обнаружены существенные межиндивидуальные раз­личия в правильности
определения отдельных видов эмоци­ональных состояний человека. Оказалось, что
эти различия связаны с культурой, национальностью, профессией, неко­торыми
другими факторами. Они также касаются возраста и пола человека, его
психологического состояния в момент вос­приятия.
                4. Типичные формы восприятия и понимания.                
Кроме индивидуальных различий, определяемых названными причинами, существуют
типичные формы восприятия и пони­мания человека человеком. Среди них
выделяются следующие:
1. Аналитический. В данном случае каждый информативный элемент внешности
человека, например его руки, глаза, форма губ, подбородка, цвет и форма волос и
т.п., связывается с нали­чием определенной личностной черты. О психологических
осо­бенностях человека судят на основе предварительного разложе­ния его
внешности на элементы (анализа внешнего облика), а далее по ним судят об
отдельных присущих ему качествах лич­ности. Данный тип восприятия свойствен
художникам и врачам, которым по роду своей профессии нередко приходится
зани­маться изучением внешнего облика человека (художникам — для его
воссоздания на полотне, врачам — с целью более точ­ной медицинской
                                  диагностики).                                  
2. Эмоциональный. Здесь человеку приписываются те или иные качества
личности на основе эмоционального отношения к не­му, причем личностная оценка
воспринимаемого определяется рассмотренными ранее механизмами эффекта
первичности, эф­фекта новизны. Такой тип межличностного восприятия неред­ко
встречается у детей, особенно у подростков, а также у лиц женского пола,
эмоционально возбудимых лиц и у части людей с образным типом памяти и мышления.
3. Перцептивно-ассоциативный. Он характеризуется исполь­зованием
суждений по аналогии при восприятии человека. При­знаки его внешнего облика и
поведенческие реакции вызывают в памяти воспринимающего образ другого человека,
внешне чем-то похожего на воспринимаемого. Благодаря имплицитной тео­рии
личности гипотетически достраивается и формируется об­раз воспринимаемого и ему
приписываются те черты, которые характерны для имплицитной теории личности
воспринимаю­щего. Этот тип межличностного восприятия нередко можно встретить у
людей пожилого возраста, у тех, кто располагает достаточно большим и богатым
профессиональным и жизнен­ным опытом общения с разными людьми, например у
актеров, которым часто приходится воспроизводить психологию и пове­дение
различных людей. Аналогичным образом, воспринимая и оценивая других людей,
действуют те, кому нередко приходит­ся оценивать другого человека как личность
в условиях дефи­цита информации и времени: педагоги, врачи, руководители.
4. Социально-ассоциативный. В этом случае восприятие и оцен­ка
осуществляются на основе сложившихся социальных стерео­типов, т.е. на базе
отнесения воспринимаемого лица к опреде­ленному социальному типу. В итоге
воспринимаемому человеку приписываются качества того типа, к которому он был
отнесен. Как базовые социальные типы могут выступить люди разных профессий,
социального положения, мировоззрения и т.п. Этот тип восприятия свойствен,
например, руководителям и поли­тикам, философам и социологам.
                  5. Идентификация, эмпатия, аттракция.                  
     Восприятие и понимание человека человеком невозможно без определённых
психологических механизмов. Такие механизмы можно объединить в группу, в
             которую входят идентификация, эмпатия и аттракция.             
Термин «идентификация» буквально означает уподобление себя другому. При
идентификации мы пытаемся понять другого человека через осознанное или
бессознательное уподобление его характеристикам, ставя себя на место партнера
по общению. По­этому, когда мы считаем, что окружающие нас неправильно
по­нимают, мы говорим им: «Побывали бы вы на моем месте!» Тем самым мы как бы
приглашаем их «включить» психологические механизмы идентификации. Подобные
выражения есть у раз­ных народов. Например, индейцы выражают эту же мысль
сле­дующими словами: «Чтобы понять человека, нужно семь лун проходить в его
мокасинах».
Идентификация тесно связана с другим близким по содержа­нию явлением — эмпатией. 
Эмпатию также можно назвать особым способом понимания другого человека, но
здесь речь идет об эмоциональном вчувствовании или сопереживании другому, а не
о рациональном осмыслении его проблем. Пережива­ние человека не остается
незамеченным другими людьми. Это обусловлено тем, что взаимные переживания,
взаимопонимание являются основой содей­ствия, помощи друг другу. Внутренний
эмоциональный отклик позволяет нам понять состояние другого. В некоторых
случаях эмпатия носит индивидуальный, избирательный характер, когда отклик
возникает на переживание не любого человека, а только очень значимого,
например, близкого друга, родственника. Люди, не способные к этому, как
правило, оказываются в изоляции.
Эмпатия основана на умении правильно представлять себе, что происходит внутри
другого человека, что он переживает, как оценивает окружающий мир. Именно
благодаря эмпатии мы, чи­тая книгу или смотря фильм, чувствуем то же, что
чувствует человек, попавший в различные жизненные обстоятельства: тре­вогу и
надежду разведчика, ползущего под колючей проволокой за линию фронта; радость
и ликование футболиста, забившего гол; огорчение и разочарование студента, не
сдавшего экзамен. Поэтому эмпатия будет тем выше, чем лучше человек способен
представить себе, как одно и то же событие будет воспринято разными людьми, и
насколько он допускает право на существо­вание этих разных точек зрения.
Эмпатические способности че­ловека возрастают с ростом жизненного опыта.
Пожилые люди, многое повидавшие на своем веку и многое пережившие, лучше
понимают, что испытывает человек, попавший в те или иные обстоятельства, чем,
скажем, подросток.
Очевидно, что механизм эмпатии в какой-то степени сходен с механизмом
идентификации: и там и здесь присутствует уме­ние поставить себя на место
другого, взглянуть на вещи с его позиций. Но взглянуть на вещи чьими-то
глазами — не означает полного отождествления себя с этим человеком. Если мы
ста­вим себя на место другого, это значит, что мы ведем себя так же, как
обычно ведет себя этот другой. В случае проявления эмпа­тии мы просто
принимаем к сведению особенности его поступ­ков и привычек, относимся к ним с
сочувствием, но поступить можем совсем по-иному.
Формы эмпатии зависят от типа и характера межличност­ных отношений. Так, с
когнитивной эмпатией мы встречаемся в тех случаях, когда в процесс общения
включены интеллек­туальные компоненты, и мы пытаемся сопереживать партнеру,
сравнивая его поведение со своим или находя аналогичные ситуации в своей
прошлой жизни. Эмоциональная эмпатия основана на подражании чувствам и
реакциям, собеседника. Если когнитивная и эмоциональная эмпатия возможна при
лю­бых типах отношений, то поведенческая, действенная эмпатия обычно
характерна для отношений с близкими людьми. При этом мы не только мыслим
(воспринимаем, понимаем), не только чувствуем (сопереживаем), но и действуем
(помогаем делом). Поэтому можно звать на помощь или рыдать рядом с
челове­ком, пострадавшим в аварии, а можно начать немедленно ока­зывать ему
первую медицинскую помощь; можно порадоваться празднику в семье знакомых, а
можно прийти и помочь им .в подготовке к приему гостей.
Эта высшая форма эмпатии — действенная — характеризу­ет нравственную сущность
человека. Поэтому формирование нравственно развитой личности в своей основе
должно опи­раться на эмпатййные способности человека. Надо иметь в виду, что
дети очень восприимчивы к любым воздействиям взрос­лых, поэтому крайне важно,
чтобы воспитатель, показывая при­мер, сам был эмоционально 'отзывчив на
переживания ребенка
и окружающих, умел вовремя оказать им эмоционально действен­ную поддержку.
В том случае, когда познание партнера по общению осуще­ствляется через механизмы
формирования привязанности, дру­жеского или более глубокого интимно-личностного
отношения, то говорят об аттракции. Аттракция (дословно — привлекать,
притягивать) представляет собой форму познания другого чело­века, основанную на
возникновении к нему положительных чувств. Палитра этих чувств чрезвычайно
разнообразна: от про­стой симпатии до глубокой любви.
Причиной возникновения положительных чувств партнеров по общению нередко
бывает их внешнее или внутреннее сход­ство. Так, водитель междугородного
автобуса скорее поймет про­блемы водителя большегрузного автомобиля, чем,
скажем, мото­циклиста в раскрашенной кожаной куртке с иконой на груди.
Подростки, со своей стороны, также гораздо лучше понимают друг друга, чем
окружающих их взрослых.
                               Заключение.                               
     Стремясь понять другого человека, верно оценить его в це­лом и какие-то
качества в отдельности, мы пытаемся выстроить определенную систему, которая бы
помогла нам это сделать. Особенно нас интересует то, что заставляет окружающих
дей­ствовать тем или иным образом, т. е. мотивы, внутренние пру­жины поведения.
Ведь зная их, можно предсказать дальнейшие поступки вашего партнера. Однако мы
часто находимся в усло­виях дефицита информации и, не зная истинных причин
поведе­ния других, начинаем приписывать им самые разнообразные мо­тивы,
                                  причины.                                  
Совершенно очевидно, что эффективное общение невозмож­но без правильного
восприятия, оценки, взаимопонимания парт­неров. Процесс общения начинается с
наблюдения за собеседни­ком, его внешностью, голосом, особенностями поведения
и пр. Психологи говорят, что происходит восприятие одним челове­ком другого.
На основе внешней стороны поведения мы, по словам С. Л. Рубинштейна, как бы
«читаем» другого человека, расшифро­вываем его внутренний мир, особенности
личности по внешним проявлениям. Впечатления, которые возникают при этом,
играют важную роль, регулируя процесс общения. В ходе познания дру­гого
человека одновременно осуществляются и эмоциональная оценка этого другого, и
попытка понять логику его поступков и строй мышления, а затем, уже на основе
этого, построить страте­гию своего собственного поведения.
В самом общем плане можно сказать, что восприятие другого человека означает
восприятие его внешних признаков, соотнесв- ние их с личностными
характеристиками индивида и объясне­ние на этой основе его поступков. Однако
в эти процессы вклю­чены как минимум два человека, и каждый из них
последова­тельно становится то наблюдаемым, то наблюдателем. Следова­тельно,
сопоставление себя с другим осуществляется как бы с двух сторон: каждый из
партнеров уподобляет себя другому. Значит, при построении стратегии
взаимодействия нам прихо­дится принимать в расчет не только потребности,
мотивы и ус­тановки другого, но и то, как этот другой понимает наши
потреб­ности, мотивы и установки. Восприятие и понимание человека человеком
основывается на психологических механизмах, основными из которых являются
идентификация, эмпатия и аттракция.
Таким образом, каждый из участников общения, оценивая другого, стремится
построить определенную систему понимания причин поведения партнера. В
обыденной жизни люди сплошь и рядом не знают действительных причин поведения
другого че­ловека или знают их недостаточно.
                            Содержание:                            
                                                                          
Введение.
1.    Имплицитная теория личности.
2.    Эффекты.
3.    Межличностный процесс познания.
4.    Типичные формы восприятия и понимания.
5.    Идентификация, эмпатия, аттракция.
Заключение.
Список использованной литературы.
                    Список использованной литературы:                    
     1. Брайн Трейси. Достижение максимума.- Москва, 2001.
     2.     Мир мудрых мыслей (сост. Л.Л. Ермолинский, Т.Ф. Ермолинская).- Иркутск.
     3.     Основы социально-психологической теории. Под редакцией Бодалева
А.А., Сухова А.Н.-М.: Международная педагогическая академия, 1995.
     4.      Общая психология. Под редакцией Петровского А.В. – Москва, 2000.
     5.  Столяренко Л.Д. Основы психологии.- Ростов, 1996.
     6.  Р. С. Немов, “Психология”.- Москва, 2001.