Каталог :: Право

Реферат: Организационное обеспечение деятельности судов общей юрисдикции

Организационное обеспечение деятельности судов общей юрисдикции.
План:
Введение.......................2
1.     Понятие Организационного обеспечения.......3
2.  Судебный Департамент...............7
3. Эволюция организационного обеспечения........19
Заключение......................33
Введение.
Организационное обеспечение деятельности судов — одна из основных функций
(направлений) право охранительной деятельности. В наши дни под ней принято
пони­мать осуществление мер по созданию условий, необходимых для судебной
деятельности, ее кадровому, организационному и ресурс ному обеспечению.
Именно так раскрывается в общих чертах поня­тие данной правоохранительной
функции в ч. 3 ст. 9 Закона статусе судей и ч. 2 ст. 1 Закона о Судебном
департаменте
Конкретизация этой общей формулировки дается в других статьях Закона о
статусе судей, ст. 6 Закона о Судебном департа­менте, а также в Законе о
судебной системе (ст. 30—33), Законе Конституционном Суде (ст. 7, 24, 26—28 и
111), Законе об арбитражных судах (ст. 44—47), Законе о судебных приставах
(ст. 11 и 12), Федеральном законе «О некоторых вопросах организации и
деятельности военных судов и органов военной юстиции" от 3 декабря 1994 года,
Положении о квалификационных коллегиях судей Положении о квалификационной
аттестации судей, Указе Президента РФ "Об обеспечении деятельности
Конституционного Суда Российской Федерации" от 15 сентября 1995 года № 947,
Положении о Министерстве юстиции РФ, Положении об органах судейского
сообщества, Регламенте Конституционного Суда Российской Федерации, Регламенте
арбитражных судов и д.р.
Понятие Организационного обеспечения.
В состав организационнного обеспечения входит осуществление следующих задач:
• разработка и внесение в соответствующие органы государ­ственной власти
предложений по вопросам организации судов (создание новых судов, упразднение
или реорганизация уже существующих судов, их передислокация, корректировка
территориальной юрисдикции и др.);
• разработка и внесение предложений по вопросам увеличения или сокращения
штатной численности судей;
• подбор кандидатов в судьи и проверка их профессиональных, деловых и
нравственных качеств;
• обеспечение деятельности экзаменационных комиссий, проверяющих уровень
правовых знаний у кандидатов на судейские должности;
• дача заключений о пригодности или непригодности кандидатов в судьи;
• организация выборов (назначения) народных заседателей, составления и
обновления списков присяжных заседателей, отбора арбитражных заседателей;
контроль за законностью избрания, назначения или отбора таких заседателей;
• организация регулярного повышения квалификации судей и иных судебных
работников;
• дача заключений и представление необходимой информации по всем вопросам,
рассматриваемым квалификационными коллегиями в отношении судей (вопросы
приостановления и прекращения полномочий судей, привлечения их к уголовной
ответственности или применения мер процессуального принуждения, аттестации и
присвоения квалификационных классов, выдвижения на руководящие судебные
должности и т. д.);
• материально-техническое обеспечение судов и создание надлежащих условий для
их деятельности (обеспечение своевременного финансирования выплачиваемого
судьям и работникам аппаратов судов вознаграждения за их труд, а равно иных
расходов, в которых нуждаются суды; предоставление и поддержание в надлежащем
состоянии служебных помещений; оснащение судов достойной мебелью, средствами
оргтехники и канцелярскими принадлежностями; организация охраны зданий судов,
текущей документации и архивов; поддержание порядка в залах судебных
заседаний и в целом в помещении суда и т. д.);
• содействие судам в осуществлении мер по реальному исполнению принимаемых
ими решений;
• организационное и материально-техническое обеспечение деятельности органов
судейского сообщества;
• организация и ведение судебной статистики;
• оснащение судов правовой информацией, необходимой для осуществления
правосудия и иной судебной деятельности (организация своевременного получения
судами официальных текстов законов и иных актов, решений высших судебных
инстанций; ведение кодификационной работы и поддержание в рабочем состоянии
того "правового хозяйства", которым судам приходится пользоваться постоянно;
содействие ведению картотек, облегчающих поиск законодательства, иных актов и
документов, специальной литературы; обеспечение новейшими и качественными
изданиями кодексов и т. д.);
• изучение деятельности судов в масштабах отдельных регионов или в целом по
стране, ее конкретных направлений, разработка и внесение предложений по ее
развитию и совершенствованию;
• разработка международных договоров о правовой помощи, содействие судам в
выполнении этих договоров;
• организация научных исследований по правовым проблемам, в том числе по
проблемам организации и деятельности судов, их совершенствования;
• изучение зарубежного опыта в данной сфере и выработка предложений по
использованию его рациональных проявлений в отечественной законодательной и
правоприменительной практике, в том числе судебной.
Выполнение названных и некоторых других задач, охватывае­мых функцией
организационного обеспечения деятельности судов, в соответствии с
недвусмысленными требованиями закона ни в коем случае не должно
осуществляться в ущерб принципу самостоятельности судов, независимости и
подчинения только закону судей и участвующих в отправлении правосудия
представителей народа. Суть данной функции состоит во всемерном оказании
содей­ствия судам в надлежащем осуществлении ими своих полномочий, которыми
они наделены как органы судебной власти, особенно полномочий по отправлению
правосудия. Ее реализация несовместима с попытками подменять суды, заменять
их или командовать ими, подчинять каким-то государственным органам
законодательной (представительной) или исполнительной властей, органам
местного самоуправления, коммерческим структурам, ставить в зависимость от
произвольного усмотрения или капризов тех или иных должностных лиц, даже
самых высокопоставленных.
Она несовместима с безграничным диктатом в сфере правосудия также каких бы то
ни было судебных инстанций, включая самых высоких, а равно руководителей этих
инстанций. Вышестоящие судебные инстанции вправе проверять законность и
обоснованность приговоров и иных решений судов, разбирающих граж­данские и
уголовные дела, к примеру, по первой инстанции. Однако делать это они могут
лишь в тех пределах, которые установлены законом. Например, вышестоящий суд,
отменяя приговор и направ­ляя дело на новое рассмотрение в нижестоящий суд,
не вправе предписать ему, какую меру наказания он должен определить после
повторного рассмотрения дела и признания вновь подсудимого виновным в
совершении преступления. Если такое предписание все же будет дано, то оно не
должно исполняться.
Тем более не подлежат исполнению при разбирательстве  конкретных судебных дел
указания руководителей вышестоящих судов, на которых возлагаются в
определенной мере функции по организационному обеспечению деятельности судов.
Они могут  оказывать влияние, скажем, на деятельность по учету статистических
данных, по поддержанию в надлежащем состоянии законодательства и иных
правовых актов, которыми пользуются в судах, по ведению делопроизводства,
организации повышения квалификации судей и работников аппаратов судов и т.
д., но не могут диктовать, навязывать угодные им решения по конкретным делам.
Судебный Департамент.
В наши дни вопрос о том, как следовало бы организовать осуществление
рассматриваемой правоохранительной функции, решается неоднозначно. Различия
обусловлены прежде всего тем, что судебная система Российской Федерации, в
последние годы значительно условилась. В ее составе появились подсистемы
(ветви) судов, которых раньше не было — Конституционный Суд РФ, военные суды
и ар­битражные суды Кроме того, уже начался процесс формирования судов
субъектов Федерации.
В значительной мере в силу этого обстоятельства и ряда других причин
организационное обеспечение деятельности судов оказалось вверенным не какой-
то одной системе органов (до недавнего времени это были преимущественно
Министерство юстиции РФ и его местные органы), а разным — в зависимости от
того, об обеспечении каких судов идет речь. Такой подход закреплен в ст. 30
Закона о судебной системе ("Обеспечение деятельности судов "):
"1. Обеспечение деятельности Конституционного Суда Российской Федерации,
Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской
Федерации осуществляется аппаратами этих судов.
2. Обеспечение деятельности других судов Общей юрисдикции осуществляется
Судебным департаментом при Верховном Суде РФ.
3.    Обеспечение деятельности других арбитражных судов осуществляется Высшим
Арбитражным Судом РФ"
С учетом такой общей ориентации, данной в законе, и следует рассматривать
вопросы построения организационного обеспечения деятельности судов.
Судов общей юрисдикции несколько тысяч. А отсюда вывод о том, что чтобы
осуществлять организационное обеспечение требуется большой специализированный
аппарат, который был бы в состоянии заниматься повседневно и в полном объеме
непростой в наше время работой, связанной с добыванием финансовых средств для
своевременной выплаты судьям и другим судебным работникам заработной платы, с
обеспечением судов необходимыми служебными помещениями, в том числе
организацией их строительства и ремонта, оргтехникой (компьютеры,
копировальные устройства, пишущие машинки и многое другое), транспортом,
средствами связи, а также заниматься организацией и содержанием учебных
заведений по повышению квалификации судей  и работников аппаратов судов,
поддержанием в контрольном состоянии, размножением, закупкой или рассылкой
законодательства и иных правовых актов, необходимых для нормальной
деятельности судов, и т. д. и т. п.
Это и ряд других обстоятельств – одна из причин того, что до недавнего
времени (а в определенной мере и в наши дни) значительная часть работы по
организационному обеспечению  деятельности судов общей юрисдикции выполнялась
и отчасти выполняется Министерством юстиции Российской Федерации, его
органами и учреждениями.
Однако негативные факторы, сопутствовавшие сотрудничеству (взаимодействию)
судов общей юрисдикции и органов юстиции, привели, как отмечено выше, к
принятию в законодательном порядке решения о создании нового органа, аналогов
которому в российской ( и, пожалуй, зарубежной) практике еще не было, --
Судебного Департамента при Верховном Суде Российской Федерации
(Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 7-ФЗ
"О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации"
Принят Государственной Думой 19 декабря 1997 года .
Одобрен Советом Федерации 24 декабря 1997 года. ).
Соответственно на Судебный департамент возложено организационное обеспечение
деятельности большинст­ва судов общей юрисдикции и соответствующих органов
судейско­го сообщества. Из сферы его деятельности полностью исключен
Верховный Суд РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, который в соответствии с ч. 1 ст. 30
Закона с судебной системе сам обеспечивает свои организационные потребности.
Пока что, впредь до принятия Зако­на о военных судах, его полномочия не
распространяются и на  военные суды, организационное обеспечение деятельности
которых,
настоящее время, по-прежнему осуществляет Управление военных судов
Министерства юстиции РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. В отношении мировых судей
должности, которых будут со временем вводиться в субъектах Федерации,
Судебный департамент станет выполнять лишь одну функцию — финансирование их
за счет федерального бюджета. Судебный департамент возглавляет органы и
учреждения, входящие в его систему. Основными органами, на которые он должен
опираться в обеспечении выполнения функций по организационному обеспечению
судов — должны стать управления (отделы) Судебного департамента, создаваемые
во всех субъектах Федерации.
На центральный аппарат Судебного департамента возлагаются практически все
функции, из которых слагается организационное руководство судами. В
соответствии с  ст.  6  Закона о Судебном департаменте он осуществляет, в
частности:
1) организационно обеспечивает деятельность верховных судов республик,
краевых и областных судов, судов городов федерального значения, судов
автономной области и автономных округов, военных и специализированных судов,
органов и учреждений Судебного департамента, а также Всероссийского съезда
судей и образуемых им органов судейского сообщества;
2) управляет органами и учреждениями Судебного департамента;
3) разрабатывает по вопросам своего ведения проекты федеральных законов и
иных нормативных правовых актов;
4) разрабатывает и представляет в Правительство Российской Федерации
согласованные с Председателем Верховного Суда Российской Федерации и Советом
судей Российской Федерации предложения о финансировании судов, мировых судей
и квалификационных коллегий судей;
5) изучает организацию деятельности судов и разрабатывает предложения о ее
совершенствовании;
6) вносит в установленном порядке в Верховный Суд Российской Федерации
предложения о создании либо об упразднении судов;
7) определяет потребность судов в кадрах; обеспечивает работу по отбору и
подготовке кандидатов на должности судей; взаимодействует с образовательными
учреждениями, осуществляющими подготовку и повышение квалификации судей и
работников аппаратов судов;
8) обеспечивает отбор и профессиональную подготовку работников аппарата
Судебного департамента и работников органов и учреждений Судебного
департамента;
9) разрабатывает научно обоснованные нормативы нагрузки судей и работников
аппаратов судов;
10) перераспределяет по согласованию с Председателем Верховного Суда
Российской Федерации и с учетом мнения председателей верховных судов
республик, краевых и областных судов, судов городов федерального значения,
судов автономной области и автономных округов, военных и специализированных
судов образовавшиеся в соответствующих судах вакансии на должности судей;
11) ведет статистический и персональный учет судей и работников аппаратов
судов, а также работников органов и учреждений Судебного департамента;
12) ведет судебную статистику, организует делопроизводство и работу архивов
судов; взаимодействует с органами юстиции при составлении сводного
статистического отчета;
13) рассматривает жалобы и заявления граждан в пределах своей компетенции;
14) принимает меры по материально-техническому и иному обеспечению
деятельности органов и учреждений Судебного департамента; организует
проведение научных исследований в области судебной деятельности и финансирует
их;
15) организует строительство зданий, а также ремонт и техническое оснащение
зданий и помещений судов, органов и учреждений Судебного департамента;
16) организует разработку и внедрение программно-аппаратных средств,
необходимых для ведения судопроизводства и делопроизводства, а также
информационно-правового обеспечения судебной деятельности; осуществляет
работу по систематизации законодательства; ведет банк нормативных правовых
актов Российской Федерации, а также общеправовой рубрикатор законодательства;
17) принимает во взаимодействии с судами, органами судейского сообщества и
правоохранительными органами меры по обеспечению независимости,
неприкосновенности и безопасности судей, а также безопасности членов их
семей;
18) организует материальное и социальное обеспечение судей, в том числе
пребывающих в отставке, работников аппаратов судов, а также принимает меры по
обеспечению их благоустроенным жильем; организует медицинское обслуживание и
санаторно-курортное лечение судей, в том числе пребывающих в отставке, членов
их семей и работников аппаратов судов в соответствии с федеральным
законодательством;
19) устанавливает и развивает связи с государственными и иными органами,
учреждениями и организациями, в том числе иностранными, в целях
совершенствования организации работы судов и повышения эффективности
деятельности Судебного департамента;
20) взаимодействует с адвокатурой, правоохранительными и другими
государственными органами по вопросам надлежащего обеспечения деятельности
судов;
21) осуществляет иные меры по обеспечению деятельности судов, органов
судейского сообщества, а также органов и учреждений Судебного департамента.
Центральный аппарат Судебного департамента должен состоять из ряда
структурных подразделений, призванных обеспечивать выполнение всех его
функций: главного управления организационно-правового обеспечения
деятельности судов; главного финансово-экономического управления; управления
государственной службы и кадрового обеспечения; контрольно-ревизионного
управления; управления делами; управления капитального строительства
эксплуатации зданий и сооружений; отдела учебных и образовательных
учреждений; отдела международно-правового сотрудничества. После принятия
Закона о военных судах будет образованно главное управление обеспечения
деятельности военных судов. Закон допускает образование и других
подразделений.
Как и во многих иных государственных органах, в аппарате Судебного
департамента должен функционировать совещательный орган при Генеральном
директоре — коллегия, члены которой назначаются Председателем Верховного Суда
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ по представлению Генерального директора.
Возглавляет Судебный департамент Генеральный директор, назначаемый и
освобождаемый от занимаемой должности Председателем Верховного Суда
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ с согласия Совета судей РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ. Кстати
Генеральному директору Судебного департамента материальное и социальное
обеспечение предоставляется на условиях, установленных для федерального
министра.
На него возложена ответственность за надлежащую организацию выполнения
возложенных на Судебный департамент и его органы функций по организационному
обеспечению деятельности судов. Издаваемые им приказы, распоряжения и
инструкции обязательны и для судов в части, касающейся организационного
обеспечения их деятельности. Ежегодно он должен представлять отчеты о
деятельности Судебного департамента Председателю Верховного Суда РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ и Всероссийскому съезду судей.
Местные органы Судебного департамента — управления (отделы) — обеспечивают
выполнение соответствующих задач на территории субъекта Федерации:
1) осуществляют подбор кандидатов на должности судей в соответствии с
требованиями Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской
Федерации";
2) организуют и обеспечивают работу экзаменационной комиссии по приему
квалификационного экзамена на должность судьи;
3) изучают организацию деятельности районных судов и принимают меры по ее
совершенствованию;
4) ведут судебную статистику, организуют делопроизводство и работу архивов
судов;
5) осуществляют финансирование районных судов и квалификационной коллегии
судей в субъекте Российской Федерации; контролируют расходование ими
бюджетных средств, проводит ревизии их финансово-хозяйственной деятельности;
6) обеспечивают районные суды программно-аппаратными средствами, необходимыми
для ведения судопроизводства и делопроизводства, а также информационно-
правового обеспечения деятельности указанных судов;
7) обеспечивают районные суды материально-техническими, транспортными
средствами; организуют строительство зданий, а также ремонт и техническое
оснащение зданий и помещений районных судов;
8) ходатайствуют по согласованию с председателем соответствующего суда о
награждении работников аппаратов районных судов государственными наградами и
присвоении им почетных званий;
9) принимают во взаимодействии с судами, органами судейского сообщества и
правоохранительными органами меры по обеспечению независимости,
неприкосновенности и безопасности судей, а также безопасности членов их
семей;
10) организуют материальное и социальное обеспечение судей районных судов, в
том числе пребывающих в отставке, работников аппаратов районных судов, а
также принимают меры по обеспечению их благоустроенным жильем; организуют
медицинское обслуживание и санаторно-курортное лечение судей районных судов,
в том числе пребывающих в отставке, членов их семей и работников аппаратов
районных судов в соответствии с федеральным законодательством;
11) осуществляют иные меры по обеспечению деятельности районных судов и
органов судейского сообщества субъекта Российской Федерации.
Возглавляют их начальники, назначаемые Генеральным директором по согласованию
с председателями судов, советами судей и органами государственной власти
субъектов Федерации.
Закон о Судебном департаменте (ст. 17—19) предусматривает введение в штаты
всех гражданских судов общей юрисдикции должностных лиц, именуемых
администраторами судов.
Администраторы верховных судов республик, краевых, областных и приравненных к
ним судов должны назначаться начальником входящего в центральный аппарат
Судебного департамента главного управления организационно-правового
обеспечения  деятельности судов, а администраторы районных судов
—начальниками местных управлений (отделов) Судебного департамента  по
представлению председателей соответствующих судов. Они подчинены
председателям "своих" судов и выполняют их распоряжения. Однако их
деятельность должна протекать под контролем  органов Судебного департамента и
во взаимодействии с ними.
Основная их задача — освобождение председателей судов, их заместителей и
судей от необходимости выполнения организационной работы. К их обязанностям
отнесены следующие:
1) принимает меры по организационному обеспечению деятельности суда,
подготовке и проведению судебных заседаний;
2) взаимодействует с адвокатурой, правоохранительными и другими
государственными органами по вопросам обеспечения деятельности суда;
3) принимает меры по обеспечению надлежащих материальных и бытовых условий
для судей и работников аппарата суда, а также их медицинского обслуживания и
санаторно-курортного лечения;
4) обеспечивает судей и работников аппарата суда нормативными правовыми
актами, юридической литературой, пособиями и справочно-информационными
материалами;
5) осуществляет информационно-правовое обеспечение деятельности суда;
организует ведение судебной статистики, делопроизводства и работу архива;
6) организует охрану здания, помещений и другого имущества суда в нерабочее
время; обеспечивает бесперебойную работу транспорта суда и средств связи,
работу хозяйственной службы;
7) организует строительство зданий, а также ремонт и техническое оснащение
зданий и помещений суда;
8) разрабатывает проект сметы расходов суда, утверждаемый председателем суда,
и представляет его в соответствующее подразделение Судебного департамента или
управление (отдел) Судебного департамента;
9) осуществляет иные меры по обеспечению деятельности суда.
Учреждение Судебного департамента и его местных органов, введение должностей
администраторов судов, естественно, не должно повлечь за собой полное
освобождение от выполнения функции организационного обеспечения деятельности
судов общей юрисдикции их руководителей, функционирующих в этих судах
президиумов и вспомогательных аппаратов. Председателям судов, их
заместителям, судьям придется и впредь тратить какую-то часть своего рабочего
времени на эту работу, опираясь на помощь государственных органов субъектов
Федерации и органов местного самоуправления. Без содействия этих органов
невозможно решать многие вопросы обеспечения нормальной деятельности не
только арбитражных судов, но и судов общей юрисдикции.
Реформа, однако, не должна, по крайней мере в ближайшие годы, привести и к
полному отстранению Министерства юстиции РФ от выполнения рассматриваемой
правоохранительной функции в отношении судов общей юрисдикции. На сегодняшний
день военные суды, входящие в подсистему судов общей юрисдикции, как отмечено
выше, не попали еще "под опеку" Судебного департамента. Организационное
обеспечение их деятельности осуществляется по-прежнему Управлением военных
судов Министерства юстиции РФ. Едва ли можно также рассчитывать на
одномоментную передачу и расчленение некоторых иных полномочий Министерства
юстиции РФ, реализация которых связана с обеспечением деятельности как судов,
так и многих других государственных органов, в том числе аппаратов
Правительства РФ и Администрации Президента РФ.
Такой "операции" невозможно подвергнуть, например, давно и хорошо налаженную
в Министерстве юстиции РФ работу по учету и кодификации законодательства,
поддержанию его в рабочем состоянии и своевременному информированию о нем
судов и других государственных органов. Нельзя подвергнуть ей и работу
учебных заведений, занимающихся повышением квалификации как судей, так и
нотариусов, других представителей юридической профессии.
Совершенно очевидно, что некоторые структуры придется создавать практически
заново, естественно, с учетом большого опыта, накопленного органами юстиции.
Потребуются годы и существенные дополнительные ассигнования, пока такие
структуры не начнут нормально функционировать в системе органов и учреждений
Судебного департамента. А до этого придется пользоваться тем, что уже давно
есть у Министерства юстиции РФ.
Не удастся в ближайшие годы полностью изолировать суды от органов юстиции
также в связи с коренной реорганизацией струк­тур, призванных исполнять
приговоры и иные судебные решения, в частности, в связи с созданием службы
судебных приставов и передачей ее в подчинение Министерства юстиции РФ.
Эволюция организационного обеспечения.
Современное понимание сущности организационного обеспе­чения деятельности
судов и того, какие органы должны заниматься им, — результат многолетней
эволюции, неоднократных проб и оши­бок. По сути своей это непростая история
поисков путей налажива­ния нормальных взаимоотношений между судами и органами
ис­полнительной власти прежде всего. В течение длительного времени суды
считались неотъемлемой частью административного аппарата, а судьи — обычными
чиновниками, обязанными угодливо исполнять волю своего начальства. Процесс
автономизации судов шел долгие годы, чрезмерно трудно и непоследовательно,
преодолевая много­численные завалы на своем пути. Исполнительные органы,
прежде всего органы юстиции (начиная с созданного Александром I еще в 1802
году Министерства юстиции), очень нерешительно и неохотно освобождали суды
из-под своего контроля.
По сути своей развитие событий, связанных c освобождением судов от плотной
опеки исполнительных органов в значительной мере — это история
взаимоотношений, складывавшихся между судами и органами юстиции, поскольку на
долю именно этих органов исполнительной власти в течение длительного времени
приходилась большая часть "забот" по контролю за судами, руководству ими и т.
д., то есть по обеспечению, чтобы их деятельность шла в "нужном" направлении.
Министрам юстиции Российской империи даже после судеб­ной реформы 1864 года,
входе которой была декларирована автономия судов от иных государственных
(административных) органов, дозволялось надзирать за судами и принимать,
необходимые, с их точки зрения, меры для устранения обнаруживавшихся
нару­шений. Делали это они лично или используя свой аппарат, в пер­вую
очередь подчинявшихся им непосредственно прокуроров (ми­нистры юстиции
одновременно являлись генерал-прокурорами). Прокурорам при окружных судах
вменялось в обязанность доно­сить вышестоящим прокурорам (прокурорам при
судебных пала­тах или обер-прокурору при Правительствующем сенате) либо
ми­нистру о выявленных нарушениях.
Весьма жестким средством реализации права административ­ного надзора за
судами была предоставленная министрам юстиции возможность проведения сплошных
ревизий всех сторон их дея­тельности, в том числе деятельности по
осуществлению правосу­дия в отношении конкретных дел. "Министр юстиции, —
говори­лось в ст. 256 Учреждения судебных установлений, — может про­изводить
ревизию судебных установлений лично или через своего товарища, а
обревизование окружных судов и мировых установлений поручать членам судебных
палат". Министру юстиции также было дано право возбуждать в отношении судей
дисциплинарные производства, ставить вопрос об их увольнении, о назначении
или неназначении на должность, о повышении или понижении в долж­ности и т. д.
В октябре 1917 года это министерство было упразднено. Его место занял
Народный комиссариат юстиции РСФСР (Наркомюст РСФСР). Но такое переименование
не решило проблем, связанных с определением должных взаимоотношений судов с
органами ис­полнительной власти. Более того, российские традиции, на которых
строились такого рода взаимоотношения, еще более усугубились. Образованный 8
ноября 1917 года Наркомюст РСФСР сразу же получил весьма широкие полномочия.
Основной задачей этого наркомата и его органов на местах с первых дней их
существования было создание судебной системы взамен той, которую разрушили
"до основанья". Началась эта ра­бота с подготовки проекта упоминавшегося
Декрета о суде № 1. Это был первый официальный шаг в формировании новых
судов. Практическая реализация данного и многих других законодательных
ак­тов, принимавшихся в ходе образования советской судебной системы,
требовала значительных усилий, связанных с созданием конкретных судов,
подбором для них кадров (старые судьи и другие работники судов, как правило,
не стали сотрудничать с новыми властями или были отстранены в связи с их
"неугодностью"), обес­печением необходимым инвентарем и т. д.
Но это было не единственной задачей Наркомюста РСФСР. Заметное место в его
деятельности занимала работа по созданию заново законодательного массива,
поскольку все старое законодательство было объявлено недействующим.
Непосредственно дан­ным наркоматом или под его руководством в первые годы
совет­ской власти разработаны многие сотни законопроектов.
Наряду с этим ему, в связи с несовершенством правовой сис­темы тех лет,
пришлось заниматься выполнением некоторых не свойственных для органов юстиции
функций, которые в нормаль­ных условиях обычно возлагаются на другие
правоохранительные органы — суды, прокуратуру, органы внутренних дел. В
частности, он проверял жалобы на незаконность арестов, обысков и других
следственных действий, рассматривал жалобы на приговоры рево­люционных
трибуналов, руководил всеми тюремными учреждения­ми, оказывал активное
влияние на организацию защиты и поддер­жания обвинения в судах по уголовным
делам, надзирал за закон­ностью действий местных органов власти, осуществлял
расследо­вание некоторых категорий уголовных дел и даже наблюдал за
пра­вильным несением конвойной службы.
В первые десятилетия были периоды, когда взаимоотношения судов и органов
юстиции строились на началах ничем не скрывае­мой безусловной субординации, в
силу которой суды попросту под­чинялись таким органам. Последние не только
непосредственно об­разовывали или упраздняли суды, издавали обязательные для
них циркуляры, инструкции и другие предписания, но и контролирова­ли их
деятельность, имели полномочия по прямому вмешательству в решения по
конкретным делам вплоть до их отмены и дачи указания о том, какими должны
быть такие решения.
Применительно к первым годам советской власти такие взаи­моотношения можно
было бы понять. Объективно это было трудное время. Разрушив всю прежнюю
систему правоохранительных ор­ганов, новые власти пытались отыскать нечто
принципиально но­вое. Приходилось преодолевать многочисленные препятствия,
свя­занные с отсутствием квалифицированных кадров, опыта работы в
формировавшихся социально-политических условиях, четкого пред­ставления о
нормах и требованиях правовой культуры. Препятствия были связаны и с
ожесточенной борьбой за власть, которая приводила к ориентации на
исключительно силовые приемы и спо­собы решения возникавших проблем. По мере
ослабления этих фак­торов появились признаки обособления судов от
исполнительной власти. Эта линия довольно четко обозначилась в ходе судебной-
правовой реформы 1922—1924 годов.
Реформа не могла не отразиться на содержании основных функций Наркомюста
РСФСР и структуре его центрального и на­чавшего формироваться уже с первых
дней советской власти местного аппаратов. В соответствии с Положением о
Народном комисса­риате юстиции, утвержденным Декретом ВЦИК от 1 февраля 1923
года, этому наркомату предписывалось выполнять многочис­ленные функции по
руководству прокуратурой, нотариатом и су­дебными исполнителями, наблюдению
за деятельностью органов дознания и следствия Государственного политического
управле­ния (ГПУ), за "правильным функционированием мест лишения сво­боды и
исправительно-трудовых учреждений", земельных комис­сий, арбитражных
комиссий, примирительных камер, третейских судов и "иных подобных
учреждений", наделенных судебными функ­циями, а также по наблюдению за
деятельностью коллегий, адво­катов и организации юридической помощи
населению. Наркомату вменялись в обязанность ведение следствия по некоторым
катего­риям уголовных дел, подбор и расстановка прокурорских кадров (Нарком
юстиции РСФСР был наделен полномочиями прокурора республики). Он также должен
был участвовать в разработке про­грамм по подготовке кадров юристов и
организовывать краткосроч­ные курсы судебных работников. Однако что касается
взаимоотношения с судами, то органам юстиции дозволялось не командовать ими и
подменять их, а осуществлять функции, связанные с "общим руководством,
организацией и инструктированием".
Однако данной линии не было суждено реализоваться полно­стью. События,
последовавшие после реформы 1922—1924 годов, для органов юстиции тоже
характеризовались, как отмечено выше, насаждением административно-командных
приемов и методов реализации их функций. Это проявилось, например, в том, что
Наркомюст РСФСР шаг за шагом становился учреждением, в котором вновь
оказалась сосредоточенной вся работа не по общему, а пря­мому и повседневному
руководству судами. Более того, 30 января 1928 года было принято
Постановление ВЦИК и СНК РСФСР, пре­дусмотревшее, что Народному комиссару
юстиции Республики не­посредственно подчиняются в качестве заместителей как
Проку­рор РСФСР, так и Председатель Верховного Суда РСФСР. Еще более четко
такая линия выразилась в Положении о Народном ко­миссариате юстиции РСФСР,
утвержденном 26 ноября 1929 года 2-й сессией ВЦИК XIV созыва, где было
записано, что Верховный Суд РСФСР входит в состав аппарата Наркомюста РСФСР.
По Положению о Наркомате юстиции СССР, утвержденному Постановлением ЦИК и СНК
СССР от 8 декабря 1936 года, он и его местные органы (наркоматы юстиции
союзных и автономных рес­публик, а также крайоблгорюсты) наделялись чрезмерно
широки­ми полномочиями в отношении судов. В частности, могли давать мм
указания в целях обеспечения правильности и единообразия су­дебной практики,
руководить выборами судей, ревизовать всю их деятельность, давать
обязательные указания по вопросам приме­нения закона и т. п. И
культивировалась такая линия по отношению к судам вопреки официальному
декларированию принципа независимости судей и подчинения их только закону,
который был сформулирован даже на конституционном уровне — в Конститу­ции
СССР 1936 года.
Такое построение взаимоотношений судов и органов юстиции было явно
противоестественным. В течение длительного времени оно подвергалось
заслуженной критике и послужило одним из по­водов для упразднения в 1956—1963
годах Министерства юстиции СССР и его органов на территории всей страны.
Данная акция, очень похожая на "выплескивавшие из тазика вместе с водой и
ребенка", внешне эффектно и радикально покончила с одним из источников
незаконного воздействия на отправление правосудия и перманент­ного
недовольства судей тем, что ими "командуют" органы юстиции и мешают им быть
независимыми и объективными при принятии решений по конкретным делам.
Последующие события показали, что это было явно волюнта­ристское решение, не
учитывавшее объем и степень важности всей работы, выполнявшейся органами
юстиции в сфере создания усло­вий, необходимых судам для их нормальной
деятельности. Функ­ции этих органов передали Верховным судам союзных в
автоном­ных республик, краевым, областным и приравненным к ним судам (вопросы
руководства судами и нотариатом), местным Советам (об­щее руководство
адвокатурой, материально-техническое обеспече­ние судов, подбор кадров
судебных и других работников и т. д.).
Для проведения работ в области совершенствования законодательства, его
систематизации и кодификации были созданы соответственно Юридическая комиссия
при Совете Министров СССР и юридические комиссии при советах министров
союзных республик, в том числе при Совете министров РСФСР.
Такое решение проблемы привело к ряду отрицательных последствий для судов.
Оно лишило суды того существенного содействия их деятельности, которое
оказывалось органами юстиции (например, материально-технического, ресурсного,
кадрового, организационного и т. п. обеспечения). Уже вскоре стало совершенно
очевидно, что правоохранительная система, и в первую очередь суды, не в
состоянии функционировать нормально без органов юстиции.
Суды, основное и единственное назначение которых — осуществление полномочий
судебной власти, были не в состоянии делать значительную часть того, что
ранее делалось органами юстиции. Сверх того они начали в еще большей мере
утрачивать свою независимость, ибо им (в первую очередь руководителям судов)
пришлось в роли "просителей" вступать в тесные контакты прежде всего с
центральными или местными исполнительными органами, соответствующими
должностными лицами "в поисках" надлежащего финансирования, подходящих
помещений для судов, их строи­тельства или ремонта, решения бытовых проблем
судей и их семей, обеспечения транспортом, связью и т. д.
Поэтому семь лет спустя состоялось решение о восстановлении органов юстиции
всех уровней. В августе 1970 года в связи с рассмотрением мер по дальнейшему
улучшению работы судов и других правоохранительных органов было признано
целесообразным вновь учредить Министерство юстиции СССР, министерства юстиции
союзных и автономных республик, систему их учреждений на местах. 30 августа
1970 года Президиум Верховного Совета СССР издал соответствующий Указ,
положивший начало воссозданию этих органов. В Российской Федерации полностью
структура  и функции Министерства юстиции оформились к середине 1972 года,
после принятия Советом Министров РСФСР (Постановление от 21 июня 1972 г.)
Положения о Министерстве юстиции РСФСР.
Во всех актах, возрождавших органы юстиции, с учетом ошибок прошлого,
подчеркивалось, что эти органы ни в коем случае не должны действовать в ущерб
независимости судов и подчинению их только закону.
Однако и этот благой порыв не был осуществлен полностью. За органами юстиции
сохранялось, хотя и в ограниченных пределах, право производить проверку
деятельности судов. Например, в п. 3 ч. 4 ст. 19 Закона о судоустройстве
отмечалось, что Министерство юстиции РСФСР и его органы могут проверять
"организацию работы судов". На практике реализация данною положения
выража­лась в совершении органами юстиции действий, наносивших ущерб
независимости судов, — под видом проверки организации работы ревизовалась вся
деятельность судов со всеми вытекающими из этого последствиями.
В ноябре 1989 года при принятии Основ законодательства Союза ССР и союзных
республик о судоустройстве (ст. 22) произошел отказ от предоставления органам
юстиции возможности произво­дить под каким бы то ни было предлогом проверки
деятельности судов. В этом законе вместо термина "организационное руководство
судами" был использован другой — "организационное обеспечение деятельности
судов". Тем самым было подчеркнуто, что органы юстиции во взаимоотношениях с
судами должны ориентироваться не на руководство (командование), а на оказание
содействия им. Подобной ориентации придерживается принятый почти три года
спустя (в июне 1992 г.) Закон о статусе судей (см. ч. 3 ст. 9).
После возрождения в 1970 году Министерство юстиции РФ и его органы сделали
немало полезного для судов общей юрисдикции. В частности, можно было бы, не
умаляя ни в коей мере усилия в данной области руководителей судов разных
уровней, напомнить о
большом вкладе органов юстиции в формирование судейского кор­пуса людьми,
способными достойно олицетворять судебную власть Уместно также напомнить о
предпринимавшихся органами юстиции совсем недавно усилиях по улучшению
обеспеченности судов помещениями, оснащению их современной оргтехникой,
расшире­нию штатов, подготовке и повышению квалификации кадров су­дебных
работников и т. д, Широко известны также многочисленные и активно
используемые в наши дни судьями и сотрудниками ап­паратов судов нормативные
акты Министерства юстиции РФ по вопросам организации работы в судах (к
примеру, инструкции делопроизводству в судах, по приемке, учету и хранению
вещественных доказательств, о статистической отчетности судов, об учете и
систематизации законодательства и иных правовых актов, нужных для успешной
деятельности судов, а также руководства и рекомендации по вопросам
организации выездных заседаний судов, работы с народными заседателями,
составления списков присяжных заседателей, хранения судебных документов, по
ряду других организационных вопросов).
Вместе с тем все сделанное органами юстиции для организа­ционного обеспечения
судов общей юрисдикции не положило конец длящемуся многие годы антагонизму
между судами (судьями) и этими органами, их должностными лицами. В последние
годы он вновь обострился. Одной из основных причин послужили широко известные
трудности с финансированием судов, а вместе с этим и своевременной выплатой
заработной платы судьям и работникам аппаратов судов. Получило широкое
распространение мнение, что эти трудности — результат бездействия или
неумелых действий органов юстиции и их работников, в первую очередь —
министра юстиции РФ. Об этом прямо заявлено в Постановлении Президиу­ма
Совета судей Российской Федерации от 20 июня 1996 года. По логике сторонников
данного мнения единственный путь к преодо­лению таких трудностей — передача
функции организационного обеспечения судов общей юрисдикции "из рук" органов
юстиции какому-то другому органу, который подчинялся бы не Правитель­ству РФ,
а Верховному Суду РФ, поскольку он стоит на вершине пирамиды судов общей
юрисдикции, попавших в трудное положение. На такой "волне" и состоялось
принятие 31 декабря 1996 года Закона о судебной системе, предусмотревшего
образование нового для российской практики органа — Судебного департамента
при Верховном Суде РФ, а 8 января 1998 года — специального закона об этом
департаменте.
Параллельно с поисками путей улучшения организационного обеспечения
деятельности судов общей юрисдикции в последние годы начали складываться свои
подходы к такому обеспечению деятельности Конституционного Суда РФ и
арбитражны судов.
Заключение.
Судебный департамент это структурное подразделение, а не еще одна бумажно-
чиновничья контора. Возможно, просто требуется время, чтобы люди восприняли
существование Судебного департамента в общей системе судебного производства.
Его функция формируется коротко - организация работ судебной системы. А
подразумевается под этим все: и финансовое, и материально-техническое, и
кадровое, и информационное обеспечение, подготовка судебных процессов (а
процессы идут ежедневно во всех горрайсудах). Кроме того, он неизбежно
сотрудничает с прокуратурой, адвокатами, органами МВД и юстиции. То есть
департамент - тот тыл и одновременно та часть судебной структуры, без которых
двери в зал заседаний могут просто не открыться. И судьи, и председатели
судов в какой-то степени зависимы от департамента. И как раз задача
департамента - сделать все, чтобы судьи не были зависимы ни от каких
привходящих обстоятельств, начиная от средств на рассылку судебных повесток,
кончая тем, чтоб они работали в достойных условиях, проводили заседания в
залах, где есть соответствующая мебель, оборудование, связь, комната для
закрытых совещаний и
т. д.
При всех трудностях судьи и сотрудники судов вовремя получают заработную
плату. Оплата их труда стала более или менее достойной. Секретари судебных
заседаний получали до последнего времени 300-500 рублей. Сейчас их зарплата
увеличилась и выплачивается вовремя. Суд или судья, зависимый материально от
спонсора, местной власти, не может быть свободен в решениях. И, может, еще
один факт из перечня положительных - судьи полностью обеспечены всеми
нормативными документами, изданиями новейших документов Верховного суда,
указами президента страны и т. д., есть компьютерные варианты кодексов и
комментариев к ним.
Возникает вопрос:
Во всех ли районах создают условия для их полноценной работы?
Увы. В Сортавале (Республика Карелия), например, суд размещен в двух жилых
квартирах, не имеет отдельного входа. Судьи и граждане ждут очереди на
рассмотрение уголовных и гражданских дел. Глава администрации города В. А.
Варья оказывает помощь в решении этого вопроса, и у суда есть перспективы. А
в Муезерском, Суоярви суды ютятся в помещениях барачного типа без всяких
перспектив.
На заре демократии Б. Н. Ельцин подписал указ о передаче бывших партийных
зданий судам. Но указ этот выполнен далеко не повсеместно, даже на уровне
компромиссного решения. А они порой удачны - в Олонце и Петрозаводске здания
судов раньше принадлежали другим, не партийным организациям, но удовлетворили
по площадям и условиям судебные органы.
А не получается ли так, что департамент - орган, куда можно пожаловаться на
судью?
На решение, которое вынес судья, нет ни в коем случае. Система апелляций,
исков в высшие судебные органы в соответствии с законом - вот путь
оспаривания приговора, вынесенного в зале заседаний.
Но что касается организации самого процесса, порядка в канцелярии,
добросовестного исполнения обязанностей секретарем суда, вежливого и
своевременного приема граждан, этичного поведения всех сотрудников - эта
проблема в поле зрения и председателей судов, и Судебного департамента.
Подошло время, когда Судебному департаменту надо приниматься за подготовку
еще одной категории работников суда - администраторов. Это будет специальная
квалификация управляющего делами (менеджера) судебного органа.  К чести наших
судей в абсолютном большинстве им свойственны профессионализм и следование
этическим нормам. Ведь судьями или работают, или нет. Третьего - отбыть
время, дотерпеть до пенсии и т. п. - в этой профессии не бывает.
В судебные органы стали уходить специалисты из других правоохранительных
органов. Это не связывается с лучшим положением, более надежным заработком.
Скорее, надо говорить о другом. Судьи, пусть с трудом, начинают становиться
уважаемым общественным институтом, растет их статус, реальное значение в
жизни общества, где появилась собственность, рыночные условия и активные
имущественные отношения. А новые специалисты приходят действительно с хорошим
образованием и практическим опытом. Появился конкурс среди кандидатов.
Список литературы:
1.     Судоустройство: Сборник нормативных документов.
Издание 2-е Москва 1996 год.
2.    Региональная газета «Карелия» N 60 (9 октября 1999): ПРЯМАЯ РЕЧЬ:
"Человек в  судейской мантии всегда под микроскопом общества и прессы”.
Автор- Людмила Мишина.
3.      Правоохранительные органы. К.Ф. Гуценко, М.А. Ковалев.
Москва 1999 год.
4.     Конституция Российской Федерации
5. Стенограмма пленарного заседания государственной думы.
10 декабря 1997 года Дневное заседание
6.     Федеральный Конституционный Закон  «О судебной системе».
7. Федеральный Закон «О  судебном департаменте при
Верховном суде Российской Федерации»
     

от 24 декабря 1997 года.

8. Федеральный Закон «О статусе судей». 1992 год. 9. Закон РСФСР « О судоустройстве РСФСР». 10. Положения о Министерстве юстиции РСФСР 1972 год. Сдавался в ДВЮИ Хабаровского Гос Тех Университета Преподаватель Улизко К. А.