Каталог :: Право

Диплом: Недействительные сделки

                                   ПЛАН                                   
     

Введение....................................................................................

3

Глава I. Понятие и характеристика недействительных сделок.......................................................

8

§1. Становление и развитие института недействительной сделки........................................................................................

8

§2. Правовая природа недействительных сделок....................

13

Глава II. Виды недействительных сделок....................................................

18

§1. Классификация недействительных сделок........................

18

§2. Ничтожные сделки..............................................................

23

§3. Оспоримые сделки..............................................................

33

Глава III. Последствия признания сделок недействительными.............

47

Заключение..........................................................................................................

63

Список литературы.......................

66

Введение В системе юридических фактов, лежащих в основе возникновения, изменения и прекращения гражданских правоотношений, наиболее значительное место занимают сделки, поскольку именно они чаще всего порождают отношения частноправового характера между субъектами. Гражданско-правовой институт сделки (гл. 9 Гражданского кодекса Российской Федерации[1], далее ГК РФ), являющийся составной частью общих положений гражданского права, представляет собой необходимое звено правового регулирования гражданского оборота, которое связывает между собой вещное и обязательственное право, так как именно благодаря сделкам, порождающим обязательственные правоотношения, в большинстве своем приобретаются вещные права. Институт сделки, помимо норм о действительных сделках, содержит положения о недействительных сделках, правовая природа которых вызывает научный и практический интерес в силу того, что согласно п.1 ст. 167 ГК РФ они не влекут юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с их недействительностью. Поскольку субъекты недействительных сделок не достигают желаемых ими результатов вследствие применения к возникшему между ними правоотношению государственного принуждения, которое юридически аннулирует это правоотношение, действия, подпадающие под состав недействительной сделки, являются неправомерными. Подавляющее большинство подобных неправомерных действий обладают признаками правонарушений и наносят вред как стабильности гражданского оборота в целом, так и правам и законным интересам его участников. Обыденное суждение о недействительных сделках порождено неопределенностью позиции законодателя по вопросу о месте недействительных сделок в системе юридических фактов. Признав виновно совершенные недействительные сделки гражданскими правонарушениями, а последствия их недействительности - санкциями юридической ответственности, законодатель создал бы условия для их превенции и тем самым способствовал бы началу процесса их количественного сокращения. Действующий ГК РФ впервые за всю историю развития отечественного законодательства дал легальное определение ничтожных и оспоримых сделок. До этого указанные категории недействительных сделок обсуждались лишь на уровне теоретических разработок представителей российской (советской) науки гражданского права. Законодательное разделение недействительных сделок на ничтожные и оспоримые не является простой случайностью. Оно вызвано стремлением составителей ГК РФ учесть те или иные юридические особенности этих видов сделок, чтобы наиболее полно удовлетворить потребности гражданского оборота, который буквально с каждым днем становится все сложнее и разнообразнее. По прошествии нескольких лет с момента принятия первой части ГК многие считают, что данное нововведение практически ничего позитивного в правовое регулирование отношений участников гражданского оборота не принесло. В последнее время отмечается значительное увеличение в судах количества дел, связанных с недействительностью сделок. Кроме того, обращается внимание на особую сложность рассмотрения таких дел как в материальном, так и в процессуальном аспектах. Так, О.Н.Садиков отмечает, что «в обзорах арбитражных споров уже традиционным становится специальный раздел, посвященный спорам о недействительности сделок, содержание которого постепенно становится многостраничным» [2].На устойчивую тенденцию роста числа споров о недействительности сделок указывает и В.Витрянский, по свидетельству которого, ежегодный прирост дел этой категории составляет 10-12%[3]. По мнению К.И.Скловского, «оспаривание заключенных сделок и признание их судами недействительными приобрело почти эпидемический характер» [4]. Как отмечают многие исследователи, среди юристов бытует мнение, что в настоящее время «при желании можно опорочить в суде практически любую сделку» [5]. Более того, одну и ту же сделку можно опорочить по разным основаниям, при этом делается вывод «об отсутствии принципиальных препятствий для признания ее недействительной несколько раз по нескольким основаниям» [6]. Такое положение дел не идет на пользу стабильности гражданского оборота. Оно делает институт недействительных сделок мощным оружием в руках недобросовестных коммерсантов, стремящихся во что бы то ни стало использовать любое основание для уклонения от надлежащего исполнения своих обязательств. Указывая на сложившуюся ситуацию, некоторые авторы напрямую связывают ее с делением на ничтожные и оспоримые и прямо заявляют о «терминологических неточностях»[7] ГК. Они также признают, что «содержащиеся в действующем ГК нововведения о ничтожных и оспоримых сделках породили больше проблем, чем их разрешили», при этом «в данном случае появление двух новых терминов имело больше отрицательных последствий, чем положительных» [8]. Несмотря на отмечаемые в литературе недостатки раздельного подхода к правовому регулированию ничтожности и оспоримости, в теории прослеживается тенденция к еще большей детализации и уточнению правовых категорий, связанных с отрицанием юридической силы сделок. Появление в ГК положений о ничтожных и оспоримых сделках явилось результатом стремления воплотить в жизнь теоретические разработки ученых-цивилистов, закрепить на уровне закона принципиальные юридические различия между ничтожными и оспоримыми сделками. В настоящее время в отечественной науке гражданского права не существует сколько-нибудь удовлетворительной теории недействительных сделок, способной без существенных внутренних противоречий объяснить правовую природу этих сделок, определить основания и порядок признания их недействительности, а также установить последствия этой недействительности. Это в полной мере относится к ничтожным и оспоримым сделкам, являющимся лишь разновидностями недействительных сделок. В истории науки российского гражданского права количество исследований, специально посвященных недействительным сделкам, исчисляется единицами. Так, до 1917 г. была издана лишь одна монография Н. Растеряева, комплексно рассматривающая вопросы недействительных сделок [9]. В советское время данным вопросам было посвящено всего три крупных работы, одна из которых была написана Н.В.Рабинович [10], а две принадлежали перу В.П.Шахматова [11]. В последнее время ярким свидетельством возросшего интереса к данной теме, причем не только цивилистов, является заметное увеличение числа публикаций в периодической печати, а также появление нескольких специальных работ, посвященных теоретическим и практическим проблемам недействительности сделок [12]. Среди авторов, которые в своих работах уделяют внимание делению сделок на ничтожные и оспоримые, нет единства мнений об основаниях и последствиях такого деления для сторон этих сделок и для третьих лиц. Недостатки юридической теории по данным вопросам самым непосредственным образом отражаются на состоянии действующего гражданского законодательства о недействительных сделках, а также на правоприменительной практике. В отсутствие четких теоретических установок суды разных инстанций по-разному квалифицируют одни и те же сделки: как ничтожные или как оспоримые, применяя при этом совершенно различные материально-правовые и процессуальные последствия. В сложившихся условиях юридические категории ничтожных и оспоримых сделок нуждаются в глубоком теоретическом осмыслении. Каждая из них заслуживает самого серьезного внимания на уровне отдельных исследований, специально посвященных ничтожным и оспоримым сделкам. В своей работе я попытаюсь уделить особое внимание понятию недействительных сделок, делению недействительных сделок на ничтожные и оспоримые, определить правовую природу оспоримых и ничтожных сделок, рассмотреть насколько оправданно их выделение в самостоятельные правовые категории. Глава I. Понятие и характеристика недействительных сделок §1. Становление и развитие института недействительных сделок В юридической науке широко используется термин «правовая природа» или «юридическая природа». К нему обращаются тогда, когда требуется дать исчерпывающую характеристику тому или иному юридическому факту, процессу, явлению и т.д. Применительно к недействительным сделкам выявление их правовой природы будет означать: · определение их места в системе юридических фактов; · указание на специфические признаки недействительных сделок, позволяющие отграничить их от других юридических действий. Рассмотреть юридическую природу недействительной сделки невозможно без выяснения ее соотношения с понятием «сделка», которое традиционно в отечественном гражданском праве определяется как действие участников гражданского оборота по поводу установления, изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК РФ). По мнению М.М.Агаркова, «выявление понятия сделки – сравнительно поздний результат юридического анализа»[13], который показал, что оно вбирает в себя как договоры, так и односторонние юридические действия частноправового характера. Так, уже в середине XVIII века в ряде национальных систем права Европы пользовались терминами actus juridicus (лат.) и acte juridique (фр.), означавшими сделку в современном понимании данного слова. Несмотря на это, сам М.М.Агарков и другие отечественные цивилисты, в частности, И.Б.Новицкий[14] , полагали, что еще римские юристы употребляли особый термин negotium, понимая под ним не только дело вообще, но также сделку и возмездный договор, противопоставлявшийся дарению. Так, И.Б.Новицкий утверждал, что именно о сделках (а не о контрактах) говорилось, что они могут быть nullum (незаключенными), nullius (ничтожными), а так же их можно resindere (считать недействительными), dissolvere (расторгнуть), distrahere (лишить юридической силы). Несмотря на употребление термина negotium, он все же не имел столь широкого применения в римском праве, как контракт или пакт, очевидно, потому, что этих категорий для общей характеристики оснований возникновения обязательств неделиктного характера было вполне достаточно. Кроме того, такое обязательство из односторонних действий, как, например, negotiorum gestio (ведение чужих дел без поручения), рассматривалось в римском праве не как односторонняя сделка, а как квази-контракт. Таким образом, в римском праве лишь наметился процесс создания единой частноправовой категории, объединявшей основания возникновения договорных и некоторых внедоговорных обязательств под общим названием «сделка». По мнению М.М.Агаркова, «уже в конце XVIII и начале XIX вв. русская юридическая мысль, разрешая вопрос о системе юридических фактов, отчетливо противопоставляла вопрос правонарушения и волеизъявления (сделки) и различала одностороннюю сделку и договор. Выделение учения о сделке в составе общей части гражданского права стало впоследствии традиционным в русской цивилистической науке»[15]. Попытки законодательного закрепления категории «сделка» начали предприниматься уже к концу XIX в. при разработке Проекта гражданского уложения. Согласно ст. 56 этого Проекта: «Действия, совершаемые для приобретения и прекращения гражданских прав (сделки), суть: 1. изъявление воли одного лица, как-то: завещательные распоряжения и 2. договоры или соглашения двух или нескольких лиц». Это явилось определенным рубежом научных изысканий виднейших представителей российской дореволюционной цивилистики (Дювернуа, Мейера, Шершеневича и др.). Д.И.Мейер, отмечая, что «чаще всего под сделкой разумеется договор или вообще какое – либо соглашение», а также и то, что «под наше понятие о сделке подходит не только договор, соглашение, но, например, и духовное завещание», констатировал, что в «общежитии сделка не имеет определенного юридического значения»[16]. Другими словами, для простого обывателя термин «сделка» в дореволюционной России еще ничего не значил, поскольку практика гражданского оборота обходилась такими терминами как договор, соглашение, одностороннее действие. Дальнейшее развитие теория сделок получила в отечественной цивилистике в советское и постсоветское время, поскольку именно в этот период было определено, что сделки являются актами осознанных, целенаправленных, волевых действий участников гражданского оборота, совершая которые, последние стремятся к достижению определенных правовых последствий. Именно в ГК РСФСР 1922 г. понятие сделки, как действия направленного на возникновение, изменение и прекращение гражданских правоотношений, впервые появилось в законодательстве, а затем, почти в неизменном виде, перешло в ГК РСФСР 1964 г. и действующий ГК РФ. И для советской, и для постсоветской цивилистики был характерен поиск научного определения сделки, которое смогло бы вобрать в себя все ее характерные черты и по которому можно было бы отличить сделку от иных юридических фактов. М.М.Агарков[17], обобщив немногочисленный мировой и отечественный опыт исследования сделок, определил, что «сделками называются правомерные юридические действия совершаемые одним или несколькими лицами, выступающими в качестве субъектов имущественных (гражданских) прав, и устанавливающие, изменяющие гражданские правоотношения, на установление, изменение или прекращение которых они направлены» [18]. Вслед за М.М.Агарковым близкое к его определению понятие сделки дал И.Б.Новицкий: «сделкой называется правомерное юридическое действие, совершаемое одним или несколькими дееспособными лицами, выступающими в качестве субъектов имущественных (гражданских) прав, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений»[19] . Среди последующих изысканий в области определения понятия и характерных черт сделки заслуживает особого внимания монография В.П.Шахматова [20], который предлагал не давать единого определения сделке, а рассматривать отдельно действительные и недействительные сделки. Действительную сделку он определял как «волеизъявление сделкоспособного субъекта (субъектов), направленное на законное и осуществимое воздействие на фактические общественные отношения путем возникновения, изменения или прекращения соответствующих гражданских прав либо обязанностей, содержание которого соответствует подлинной воле субъекта (субъектов), выраженное предусмотренным законом способом, и включает в себя условия, признаваемые правом существенными» [21]. В 90-е годы ХХ века рассмотрению понятия сделки были посвящены и некоторые работы Ю.П.Егорова. В них отмечалось, что «сделка – это правомерное действие сделкоспособного субъекта, выраженное в допускаемой законом форме, воздействующее на фактические общественные отношения путем формирования материального содержания, прав и обязанностей порождаемого правоотношения» [22]. Монография Ф.С.Хейфица «Недействительность сделок по российскому гражданскому праву» во многом подытожила имеющиеся к настоящему времени подходы к определению сделки. Ее автор считает, что «сделкой признается правомерное юридическое действие одного или нескольких дееспособных субъектов гражданских (имущественных) прав, совершенное в установленной законом или их соглашением форме, соответствующее подлинной воле субъектов и приводящее к правовым последствиям (установлению, изменению или прекращению гражданских прав или обязанностей), на достижение которых оно направлено» [23]. Приведенные определения сделок позволяют выявить характерные черты сделки: · сделка – волевое, дозволенное, правомерное юридическое действие; · сделка направлена на достижение результата, который должен не противоречить действующему законодательству и выражаться в установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей; · участниками сделки могут быть любые субъекты, обладающие гражданской правосубъектностью (физические и юридические лица, а также публично-правовые образования – Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования); · предметом сделки могут быть не только имущественные, но и иные гражданско-правовые отношения (за исключением правоотношений, возникающих по поводу нематериальных благ, перечисленных в ст. 150 ГК РФ). Сделка способна породить те правовые последствия, которых хотели достичь ее стороны, лишь в случае, если она действительна. В ГК РФ (так же как и в ГК РСФСР 1964 г.) законодатель при проведении различия между действительностью и недействительностью сделок пошел по пути прямого указания на перечень недействительных сделок, за пределами которого все иные действия, подпадающие под признаки сделок, являются действительными сделками. В науке гражданского права принято подразделять действительные и недействительные сделки на основании их соответствия условиям действительности сделок, к которым отечественная цивилистика традиционно относит: · законность содержания сделки; · способность субъекта к участию в сделке; · соответствие волеизъявления участника сделки его подлинной воле; · соблюдение формы сделки. §2. Правовая природа недействительных сделок Нарушение хотя бы одного из данных условий действительности сделок считается основанием для признания соответствующих действий недействительными сделками, если иное не предусмотрено законом (п.1 ст.162 ГК РФ). Действовавшие в разное время на территории нашей страны Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик, а также Гражданские кодексы РСФСР и РФ никогда в своих нормах не содержали операционного определения недействительной сделки. Ныне действующее гражданское законодательство, регулируя в ст. 166-181 ГК РФ максимально возможные вопросы, связанные с недействительностью сделок, продолжило данную традицию и ограничилось тем, что лишь определило их возможный круг. Пункт 1 ст. 166 ГК РФ говорит о том, что сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Укоренившееся в отечественной науке гражданского права понимание недействительной сделки как сделки, не создающей правовых последствий для сторон, ее совершивших, привело к спорам по поводу понятия и природы недействительной сделки, один из вопросов – является ли недействительная сделка вообще сделкой. По этому вопросу в отечественной цивилистике выработались следующие позиции. Ряд ученых, например, Д.М.Генкин, И.Б.Новицкий, В.П.Шахматов, И.С.Самощенко, полагали, что термин сделка должен включать в себя и недействительные сделки, так как в независимости от того, были ли применены к ничтожной сделке последствия недействительности либо оспоримая сделка была признана недействительной, фактический состав действия, направленного на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (пусть даже и неправомерного), имел место. Д.М.Генкин утверждал, что «правомерность или неправомерность действия не является необходимым элементом сделки, а определяет лишь те или другие последствия сделки» [24]. И.Б.Новицкий[25] отмечал, что строгое разграничение сделки и правовых последствий необходимо и для противоправной сделки, так как нельзя сказать, что она не вызывает никаких юридических последствий. Она не приводит к тем результатам, на достижение которых была направлена, но в результате ее исполнения для лиц, ее совершивших, наступают другие, нежелательные последствия. В.П. Шахматов, считая, что «недействительная сделка – это сделка, состав которой не соответствует описанным в нормах права признакам состава сделок данного вида в силу общественно вредных или общественно нежелательных свойств» [26], полагал, что и действительная, и недействительная сделки являются сделками, а правомерность действия относил только к признаку действительной сделки. Подчеркивая общественную вредность и нежелательность недействительных сделок, В.П.Шахматов выделил из их группы так называемые противоправные сделки. И это не мешало ему считать недействительную сделку разновидностью сделки. И.С.Самощенко отмечал, что «сделка – один из видов действий участников общественных отношений. Регулируя их, гражданское право не только определяет общие условия и порядок их совершения, не только регламентирует отдельные типы сделок, но и определяет, какие сделки независимо от их типа – запрещены» [27]. Из чего следует, что запрещенная, то есть недействительная, сделка есть сделка, влекущая особые последствия для ее участников. Таким образом, позиция российских юристов сводится к тому, что недействительная сделка является разновидностью сделки, а ее недействительность относится больше к ее последствиям, нежели к самой сделке. Еще в дореволюционной отечественной цивилистике Д.М. Мейером было справедливо подмечено, что «только законные сделки можно назвать сделками, ибо сделки незаконные не считаются действительными, следовательно, и существующими» [28]. Он полагал, что незаконные сделки являются несуществующими не как юридические действия вообще, а как юридические действия - сделки. Здесь несуществующие, по Мейеру, сделки не следует путать со сделками незаключенными, то есть еще не породившими никаких прав и обязанностей сторон. Г.Ф. Шершеневич[29] писал о том, что «юридической сделке противополагается правонарушение как такое юридическое действие, которое хотя и влечет за собой юридические последствия, но не те, которые желало лицо». Кроме него, уже в советской науке гражданского права И.С. Перетерский, М.М. Агарков, Ю.К.Толстой полагали, что сделкой могут быть только правомерные действия, а недействительные сделки, поскольку они не правомерны, не являются сделками вообще. В частности, И.С. Перетерский писал, что «сделка есть действие, дозволенное законом; действие, хотя и вызывающее юридические последствия, но не пользующееся охраной закона, не является сделкой. Если же действие имеет вид сделки, но направлено против закона, то оно не является сделкой»[30]. М.М. Агарков отмечал, что «термин «сделка» должен быть сохранен лишь для обозначения действий, создающих тот правовой эффект, на который они направлены» [31], из чего, по его мнению, следует неприменимость понятия сделки к недействительной сделке. Аналогичную позицию занимает и Ю.К. Толстой [32]. Вместе с этим, сам М.М. Агарков предлагает вместо термина «недействительная сделка» использовать термин «недействительное волеизъявление», так как, по его мнению, «волеизъявление, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских правоотношений, может быть действительным либо недействительным. Если оно действительно, оно является сделкой»[33]. Весьма близким к пониманию недействительной сделки как правонарушения является и мнение В.Б. Исакова, который относил недействительные сделки к так называемым дефектным юридическим фактам. Он писал, что «дефектность юридического факта имеет в своей основе дефектность социально-юридической ситуации. Дефектной следует считать такую ситуацию, в которой отсутствуют некоторые необходимые признаки» [34]. Компромиссную позицию в рассматриваемом споре заняла Н.В. Рабинович, которая полагала, что, с одной стороны, «недействительная сделка является сделкой по своему содержанию, форме и направленности» [35], но в то же самое время и правонарушением, так как она нарушает норму права. Формально-юридически сделка, согласно ст. 153 ГК РФ, направлена на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей и, как следует из п. 1 ст. 167 ГК РФ, должна влечь те юридические последствия, которых пытались достичь ее контрагенты, осуществляя соответствующие правовые действия, поскольку обладает признаком правомерности. На основе этого можно сделать вывод, что обязательным признаком сделки является правомерность действия, составляющего его сущность. Сделка и недействительная сделка обладают различной правовой природой, так как первая достигает или может достичь необходимого юридического результата, а вторая - этот результат не создает (ничтожная недействительная сделка), либо он аннулируется судом (оспоримая недействительная сделка). Более того, признание недействительной сделки антиподом сделки - правомерного действия - объективно приводит к тому, что совершенная недействительная сделка является неправомерным действием. Таким образом, недействительная сделка - это действие, совершенное в виде сделки, в котором законом и (или) судом установлено нарушение хотя бы одного из условий действительности последней, не способное породить те гражданско- правовые последствия, наступления которых желали его субъекты.

Глава II.

Виды недействительных сделок §1. Классификация недействительных сделок Гражданский кодекс не содержит исчерпывающего перечня позитивных условий, которым должна соответствовать сделка, чтобы она вызывала те правовые последствия, на достижение которых была направлена воля ее участников. Объявляя недействительность сделок, отечественные цивилисты, судебная и арбитражная практика выработали такие требования. Во-первых, необходимо, чтобы субъекты, заключавшие сделку, обладали определенными качествами. Сделка – это действие лица, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав или обязанностей. Совершить ее могут только лица, волевым действиям которых закон придает юридическое значение. Такими являются дееспособные лица. Следовательно, для того, чтобы сделка была действительной, необходимо, чтобы ее участники обладали дееспособностью (полной, конкретной или ограниченной). Сделка, совершенная лицом недееспособным, недействительна. Закон признает недействительной сделку, хотя и совершенную дееспособным лицом, но в момент ее заключения находившимся в таком состоянии, когда оно не могло понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ). В отличие от граждан, которые могут быть субъектами сделок в зависимости от наличия у них дееспособности, юридические лица всегда дееспособны, и их участие в сделках определяется характером и содержанием их общей и специальной правоспособности. Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями, указанными в его уставе, может быть признана судом недействительной (СТ.173 ГК РФ). Во-вторых, необходимо, чтобы сделка была совершена в установленной законом форме. Недействительность сделки при несоблюдении требуемой законом формы наступает только в тех случаях, когда это прямо предусмотрено в законе (ст. 162, 165 ГК РФ). Такие же последствия наступают и в том случае, если не соблюдена форма, предусмотренная соглашением сторон, хотя по закону она и не является для данного вида соглашений обязательной (ст. 162 ГК РФ). Когда же закон не содержит в себе прямых указаний на недействительность сделки, вследствие несоблюдения сторонами соответствующей формы они лишаются права, в случае спора, ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишаются права приводить письменные и другие доказательства (ч. 1 ст. 162 ГК РФ). В-третьих, необходимо, чтобы воля субъектов сделки формировалась в нормальных условиях, а волеизъявление соответствовало их внутренней воле. Чтобы сделка была действительной, необходимо, чтобы воля формировалась свободно в нормальных условиях, а также чтобы обеспечивалось полное соответствие волеизъявления внутренней воле лица. При нарушении данного принципа наступают условия, связанные с пороками воли, при которых сделка может быть или должна быть признана недействительной. В-четвертых, содержание сделки должно соответствовать требованиям закона. Законность, правомерность сделки является одним из основных условий ее действительности. Именно поэтому закон (ст. 168 ГК РФ) признает ничтожной сделку, не соответствующую требованиям закона или иным правовым актам. Только совокупность всех четырех указанных условий обеспечивает действительность сделки и приводит к тем правовым результатам, на достижение которых направлена их воля. Если хотя бы одно из этих условий окажется нарушенным, то это влечет за собой недействительность сделки, т.е. она не приведет к тем правовым последствиям, которые соответствуют ее содержанию. Цивилистическая наука, исследуя вопросы недействительности сделок, занималась и проблемой их классификации. Дореволюционные авторы считали, что недействительность бывает двоякого рода: а) ничтожность, или абсолютная недействительность, которая признается тогда, когда она по закону не производит никаких юридических последствий; б) опровержимость, или относительная недействительность, которая не лишает сделку юридических последствий, а приводит к этому результату только по иску или возражению заинтересованного лица. При опровержимости, как и при ничтожности, сделка является недействительной, но в первом случае она считается действительной, пока не будет опровергнута. Ничтожность и оспоримость - два способа признания сделок недействительными, если они не соответствуют требованиям закона. По этим двум способам признания сделок и получили название ничтожные и оспоримые сделки как два вида недействительных сделок, породивших первую классификацию. Анализ классификаций недействительных сделок и действующего законодательства приводит к выводу, что единственно обоснованной классификацией является разделение условий (оснований) недействительности сделок на два вида: 1) условия (основания), при которых сделка признается ничтожной; 2) условия (основания), при которых сделка может быть оспорена. В зависимости от характера несоответствия требованиям закона и метода (способа) объявления все условия (основания) недействительности сделок разделяются на два указанных вида и дальнейшая классификация возможна только внутри каждого из них. Причем классифицироваться должны не недействительные сделки, а условия (основания) недействительности сделок, поскольку по своей правовой природе все недействительные сделки являются гражданскими правонарушениями и их классификация не имеет смысла. Тогда как условия (основания) недействительности необходимо классифицировать, чтобы определить различный порядок признания сделок недействительными. Такая классификация устранит споры о правовой природе недействительных сделок. Так называемые ничтожные сделки являются правонарушениями, они абсолютно недействительны и никогда, ни при каких условиях не могут быть признаны действительными. Оспоримые сделки – это действительные сделки и они вызывают правовые последствия и именно те, которые их участники имели ввиду при их совершении. Они обладают такими свойствами, которые угрожают их действительности, т.е. определенным несоответствием закону, которое дает основания для иска об их недействительности. Если такой иск будет заявлен и удовлетворен судом, так называемая оспоримая сделка признается недействительной и с этого момента она ничем не отличается от так называемой ничтожной сделки. Иск о недействительности так называемой оспоримой сделки может быть и не заявлен (от него отказались или истек срок исковой давности), тогда эта сделка ничем не будет отличаться от всех других действительных сделок, которые соответствуют требованиям закона. При таких условиях, если классифицировать ничтожные и оспоримые сделки (которые еще не оспорены и не признаны недействительными), то неопределенное и двойственное положение последних может вызывать споры при определении их правовой природы, поскольку у них есть общие черты как с ничтожными, так и с действительными сделками. Недействительные сделки, независимо от того, стали ли они таковыми в силу закона или в результате оспаривания, будут составлять единое понятие, один юридический факт. В этом случае так называемые оспоримые сделки уже не будут обладать признаком неопределенности, или двойственности, так как недействительными являются сделки уже оспоренные и признанные таковыми судом и тогда они ничем не будут отличаться от ничтожных сделок, т.е. признанных недействительными в силу веления закона. Классификация условий (оснований) недействительности сделок позволит определить способ и особенности признания сделок недействительными. П. 1 ст. 166 ГК РФ: оспоримая сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом, а ничтожная сделка недействительна по основаниям, установленным кодексом, независимо от такого признания. П. 2 этой статьи содержит указание на то, что иск о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено только лицами, указанными в кодексе. Оспоримая сделка не может быть признана недействительной без иска того лица, которое указано в кодексе, то есть это требование не может быть заявлено другим лицом, а также такое решение суд не может выносить по своей инициативе. Требования о применении последствий недействительности может быть заявлено любым заинтересованным лицом, и, кроме того, суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе, то есть и без требования заинтересованного лица. Следовательно, для признания ничтожной сделки недействительной не требуется обращения с иском в суд. Статья 181 ГК РФ устанавливает специальный срок исковой давности - в течение десяти лет со дня начала исполнения сделки для иска о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Ничтожные сделки нуждаются в объявлении недействительными судом, так как только он может определить наличие условий, согласно закону влекущих в обязательном порядке их недействительность. Решение суда о недействительности сделки служит основанием и для всех последствий, которые закон с этим связывает. Если же стороны не приступили к исполнению ничтожной сделки, то объявление ее судом недействительной подчеркивает принципиальную недопустимость ее исполнения [36]. Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации дополнили и исправили недостатки закона по этому вопросу, хотя это и выходит за рамки их компетенции[37]. Совместное Постановление Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ находится в противоречии с нормами ГК РФ. Гражданский кодекс РФ не содержит прямого запрета для предъявления исков о признании недействительными ничтожных сделок, но он не требует судебного решения, так как согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ ничтожные сделки являются недействительными независимо от объявления их таковыми судом. Ст. 12 ГК РФ, предусматривающая способы защиты гражданских прав, содержит только два вида исков (требований) по недействительным сделкам: 1) признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности; 2) применение последствий недействительности ничтожной сделки. П. 1 ст. 181 ГК РФ установил десятилетний срок исковой давности только для иска о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Он не предусматривает срока исковой давности для требования о признании недействительной ничтожной сделки, так как это обусловлено формулировкой п. 1 ст. 166 ГК РФ.

§2. Ничтожные сделки

Гражданское законодательство России 20 - 60-х годов в своих постановлениях о недействительности сделок нигде не упоминало термина «ничтожная сделка». ГК РСФСР в ряде случаев (ст. 50, 51, 52, 53) употреблял выражение «сделка недействительна», а регламентируя нарушения требуемой законом формы, когда это прямо указано в законе (ст. 46 ГК РСФСР), применял выражение «влечет за собой недействительность сделки». Во всех других случаях недействительности сделок в ГК РСФСР (ст. 54, 55, 56, 57, 58) утверждалось, что они «признаются недействительными по иску», и указывались лица, которые могут предъявить иск о признании такой сделки недействительной. Так же определяет оспоримые сделки и ГК РФ. Первая категория недействительности, о которой ГК РСФСР говорил «недействительная сделка» или «влечет за собой недействительность», получила в литературе название «ничтожность». Ныне действующий ГК РФ прямо называет ничтожные и оспоримые сделки (ст. 166), а в ст. 165, 168, 169, 170, 171, 172 признает эти сделки недействительными. Эта категория объединяет большую группу разнообразных условий (оснований) недействительности, которым присущи общие черты, послужившие основанием выделения их в самостоятельную группу. Понятие «ничтожность» означает, что в силу веления закона сделка не вызывает те правовые последствия, которые стороны имели в виду при ее совершении. Для признания этих сделок недействительными в суд может обратиться любое заинтересованное лицо. Установив условия ничтожности, определенной законом, суд обязан признать такую сделку недействительной даже без просьбы об этом ее участников. Своим решением суд обязан признать такую сделку недействительной с момента ее совершения. Действующее законодательство установило исчерпывающий перечень условий, при наличии которых сделки признаются ничтожными. Анализ этих условий (ст. 168,169,170,173 ГК РФ) приводит к выводу, что наиболее опасными являются ничтожные сделки, предусмотренные ст. 169 ГК РФ. Статья 169 ГК РФ содержит понятия «основы правопорядка и нравственности», которые затрудняют ее применение судами. Некоторые авторы считают, что если речь идет о нарушении «основ правопорядка», то «имеются в виду сделки, подпадающие под категорию совершенных в противоречии с публичным порядком в стране»[38]. Одним из возможных признаков такого рода сделок может служить уголовная наказуемость соответствующего действия. Гражданский кодекс РФ содержит две нормы, определяющие основания (условия) недействительности сделок юридических лиц. Статья 173 ГК РФ предусматривает недействительность сделки юридического лица, которая совершена с превышением его правоспособности. Сделка, совершенная юридическим лицом в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в его учредительных документах, либо юридическим лицом, не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, может быть признана судом недействительной по иску этого юридического лица, его учредителя (участника) или государственного органа, осуществляющего контроль или надзор за деятельностью юридического лица, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о ее незаконности. Статья 174 ГК РФ предусматривает последствия ограничения полномочий на совершение сделок представителя физического лица или представителя и органа юридического лица. Если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором либо полномочия органа юридического лица – его учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или орган вышли за пределы этих ограничений, сделка может быть признана судом недействительной по иску лица, в интересах которого установлены ограничения, лишь в случае, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или должна была знать об указанных ограничениях. Ст. 49 ГК РФ устанавливает, что юридическое лицо может иметь гражданские права, соответствующие целям его деятельности, предусмотренным в учредительных документах, и нести связанные с этой деятельностью обязанности (специальная правоспособность). Коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом, могут иметь гражданские права и нести обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом (общая правоспособность – ч.2 ст. 49 ГК РФ). Специальной правоспособностью обладают также юридические лица, которые занимаются отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом только на основании специального разрешения (ч. 3 ст. 49 ГК РФ). Ст. 171 ГК РФ предусматривает недействительность сделки, совершенной гражданином, признанным недееспособным. Согласно этой норме сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным вследствие психического расстройства, ничтожна. Она предусматривает двустороннюю реституцию. Кроме того, дееспособная сторона обязана возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если она знала или должна была знать о недееспособности другой стороны. Вместе с тем ничтожная сделка может быть реанимирована. В интересах гражданина, признанного недееспособным вследствие психического расстройства, совершенная им сделка может быть по требованию опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде этого гражданина. Согласно ст. 172 ГК РФ признается ничтожной сделка, совершенная несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (малолетним), за исключением мелких бытовых сделок, а также сделок малолетних, которые они вправе совершить самостоятельно в соответствии со ст.28 ГК РФ, т.е. в пределах конкретной дееспособности малолетних. Как и в соответствии со ст. 171 ГК РФ, ничтожная сделка может быть реанимирована согласно п. 2 ст. 172 ГК РФ. В интересах малолетнего совершенная им сделка может быть по требованию его родителей, усыновителей, опекуна признана судом действительной, если она совершена к выгоде малолетнего. К числу условий, вызывающих ничтожность сделки, ГК относит совершение ее лишь для вида, без намерения создать юридические последствия, а также намеренное выражение сторонами не того решения воли, какое в действительности состоялось и согласовано, а какого-то другого, которое совершается с целью прикрыть первое. Сделки, совершенные при таких условиях, принято называть мнимыми и притворными. Сделка – волевой акт, в котором есть два элемента: воля и волеизъявление. Оба элемента необходимы и равнозначны, в их единстве заключена сущность сделки. Нарушение этого единства приводит к недействительности сделки. Мнимые и притворные сделки – яркое тому подтверждение. При заключении сделки стороны выражают волю приобрести определенные права и обязанности и стремятся к этому. Но иногда какие-то обстоятельства заставляют стороны совершать действия, которые внешне напоминают сделку, а на самом деле не вызывают тех правовых последствий, которые вытекают из ее содержания. Это происходит потому, что стороны желали создать только видимость этих отношений для третьих лиц, а на самом деле никаких изменений не происходит: имущество, которое должно быть передано по сделке, фактически не передается (или передавалось для видимости с последующим возвратом), деньги не уплачиваются и т.п. Мнимая сделка может быть совершена в любой форме, но, как правило, стороны стараются облечь ее в письменную (простую или нотариальную) форму, чтобы документ мог послужить доказательством ее совершения, предписанная законом форма соблюдается всегда. Факт облечения сделки в предписанную законом форму не должен служить поводом для того, чтобы отказаться от проверки соответствия заключенной сделки действительным взаимоотношениям сторон; при отрицательном ответе на этот вопрос сделка как мнимая должна признаваться недействительной. Мнимые сделки чаще всего преследуют какую-то противозаконную цель. Но это не обязательно. Установление мнимости сделки всегда представляет определенные трудности, но это не значит, что сделку можно признать фиктивной на основании одних лишь предположений. Притворная сделка схожа с мнимой тем, что и здесь имеет место расхождение между волей и волеизъявлением, но если при совершении мнимой сделки ее участники вовсе не желают наступления правовых последствий, свойственных ее содержанию, то при совершении притворной сделки стороны имеют намерение своими действиями вызвать правовой эффект, но не тот, который по закону является результатом данного волеизъявления, а другой, о котором они фактически договорились. За притворной сделкой всегда скрывается другая сделка. Поэтому закон, признавая притворную сделку всегда недействительной – ст.170 ГК РФ (ничтожной), предлагает применять правила, относящиеся к той сделке, которую стороны имели в виду. Одним из отличительных признаков притворной сделки является совершение иного вида действий (иного вида сделки, чем стороны на самом деле имели ввиду). Например, совершается договор дарения (безвозмездный) дома, вместо купли- продажи, чтобы не допустить реализацию права преимущественной покупки (ст. 120 ГК РФ). Однако притворная сделка не всегда прикрывает сделку противозаконную. Встречаются и такие случаи, когда стороны, чтобы не раскрывать подлинной природы своих отношений, заключают договор купли-продажи ценной картины, чтобы скрыть по тем или иным личным соображениям от родственников договор дарения. Чаще всего прибегают к притворным сделкам в случаях, когда над гражданско- правовыми действиями установлен государственный контроль, либо имеются некоторые ограничения или запрещения. Последствия совершения мнимых и притворных сделок не установлены ст. 170 ГК РФ. Особенность этих сделок состоит в том, что заключившие их физические и юридические лица не собираются ничего по ним передавать и ничего не передают, а поскольку исполнения не было, единственной санкцией за их совершение может быть признание их недействительными. Нарушение формы, предписанной законом под страхом недействительности ( п.2 ст.162, п.1 с. 165 ГК РФ), также приводит к ничтожности сделок. Гражданское законодательство по общему правилу не связывает совершение сделок с соблюдением определенной формы. Оно исходит из стремления ее упрощения. Если же в ряде случаев закон предъявляет определенные требования к форме сделок, то делается это, как правило, в силу практической необходимости. Сделки, исполняемые при самом их совершении, независимо от суммы, могут совершаться устно. В указанных сделках исполнение во времени совпадает с моментом ее совершения. Такое совпадение возможно только в случае, если обязанности сторон состоят в одновременном и однократном совершении, как правило, встречных и разовых действий. Например, купля-продажа за наличный расчет в розничном торговом предприятии, при которой, уплатив полную стоимость, покупатель получает товар в собственность в качестве встречного исполнения (ст. 159 ГК РФ). Некоторые сделки хотя и исполняются в момент совершения, но все-таки не могут быть заключены в устной форме, так как закон для них устанавливает обязательную письменную (простую или нотариальную) форму. Ст. 159 ГК РФ содержит оговорку, что устная форма не применяется, если законом или соглашением сторон установлена иная форма. Ст. 160, 161, 162, 163, 164, 165 ГК РФ, учитывая сложность и длительность отношений в одних случаях, значительность материального интереса – в других, опасность сообщения свидетелями неточных сведений – в третьих, устанавливают обязательность письменной формы для сделок: 1) юридических лиц между собой и с гражданами, за исключением сделок, исполняемых при самом их совершении (п. 2 ст. 159 ГК РФ), и отдельных видов сделок, для которых иное установлено законодательством; 2) граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, а в случаях, предусмотренных законом – независимо от суммы сделки (ст. 161 ГК РФ). Как правило, юридические лица заключают большое количество сделок (договоров), устанавливая многообразные и сложные отношения. Несоблюдение в этих условиях письменной формы затрудняет, в случае спора, установление действительных взаимоотношений сторон, и, наоборот, наличие документа позволяет это сделать. Несоблюдение простой письменной формы сделки в тех случаях, когда она признается законом обязательной ( ст. 162 ГК РФ ), может влечь за собой двоякие последствия. В одних случаях закон повышает процессуальное значение требуемых письменных документов. Он придает им значение допустимых средств доказывания. Когда несоблюдение требуемой законом простой письменной формы сделки не влечет за собой ее недействительность, закон ( ст. 162 ГК РФ) лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки на свидетельские показания. В этих случаях наличие или отсутствие документа не влияет на существо правоотношения, а имеет только процессуальное значение. В других случаях несоблюдение простой письменной формы, когда это прямо указано в законе или соглашении сторон, влечет за собой недействительность сделки (п. 2 ст. 162 ГК РФ). Несоблюдение письменной формы внешнеэкономической сделки всегда влечет ее недействительность (п. 3 ст. 162 ГК РФ). В этих случаях существование самой сделки связывается с документом, который приобретает конститутивное значение. Для совершения наиболее существенных и важных сделок устанавливается нотариальное удостоверение, которое является обязательным лишь в случаях, прямо указанных в законе (ст. 163 ГК РФ). Согласно пп. 2 п.2 ст. 163 ГК РФ нотариальное удостоверение также обязательно в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя по закону для сделок данного вида эта форма не требовалась. Нотариальное удостоверение сделки имеет особое значение, ибо нотариус– уполномоченное должностное лицо – свидетельствует ее законность и соответствие воле сторон. Кроме того, он должен удостовериться в самоличности сторон, проверить их правоспособность и дееспособность и указать дату заключения сделки. Удостоверяя самоличность сторон, нотариус фактически исключает возможность спора в будущем о том, что лицо неправильно указано в качестве участника сделки, а фиксируя время заключения сделки – исключает возможность совершения сделки задним числом и возникновения в будущем спора по этому вопросу. Оспаривание нотариально удостоверенной сделки значительно сложнее, чем оспаривание сделки, совершенной в простой письменной форме. Несоблюдение нотариальной формы в случаях, когда она является обязательной, влечет за собой ничтожность сделки (п.1 ст.165). Согласно ст. 131 и 164 ГК РФ, сделки, связанные с возникновением, переходом и прекращением вещных прав на недвижимое имущество, а также иные права на недвижимость, в случаях, предусмотренных законом, подлежат обязательной государственной регистрации, в соответствии с Федеральным Законом от 21 июля 1997 г. «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»[39] с последующими изменениями и дополнениями. При совершении сделок с недвижимостью следует учитывать, что в законе могут содержаться требования о необходимости государственной регистрации самого договора по передаче недвижимости (и именно с момента такой регистрации он вступает в силу). Также закон может требовать обязательной государственной регистрации перехода прав на недвижимость, причем в ряде случаев оба вида регистрации не исключают один другого. Например, купля-продажа нежилой недвижимости (за исключением предприятий) согласно п. 1 ст. 551 ГК РФ требует государственной регистрации лишь перехода прав на нее, но не самого договора. Купля-продажа жилых помещений (п. 2 ст. 558 и п. 1 ст.551 ГК РФ) и предприятий (п.3 ст.560 и п.1 ст.564 ГК РФ) требуют государственной регистрации как договоры, так и переход права собственности. Подобным правилам (п.2 ст.1017 ГК РФ) подчиняются договоры мены (п.2 ст.567 ГК РФ) и доверительного управления имуществом (п.2 ст. 1017 ГК РФ). В остальных случаях речь идет лишь о государственной регистрации договоров с недвижимостью, направленных на приобретение вещных прав на нее. Что же касается приобретения обязательственных прав на недвижимое имущество, то подобные сделки подлежат государственной регистрации только в случаях, указанных в законе. Речь идет о договоре ипотеки (п. 3 ст.339 ГК РФ), договоре аренды зданий и сооружений, заключенном на срок не менее года (п.2 ст.651 ГК РФ), договоре аренды предприятий (п.2 ст.658 ГК РФ) и др. Не подлежат государственной регистрации такие сделки с недвижимостью, как договоры аренды зданий и сооружений, которые заключены на срок менее года, - а также и договоры аренды транспортных средств (воздушных и морских судов, судов внутреннего плавания и космических объектов). Кроме того, законом может быть установлена государственная регистрация как сделок с движимым имуществом определенных видов (п.2 ст. 164 ГК РФ), так и сделок с другими объектами гражданских правоотношений. Так, например, п.2 ст. 13 Патентного закона РФ от 23 сентября 1992 г. [40] с последующими изменениями и дополнениями установлена обязательная государственная регистрация лицензионных договоров в Патентном ведомстве РФ. Государственная регистрация сделок не отнесена законом к отдельной разновидности формы сделок. Однако, в связи с тем, что ей подлежат сделки, требующие простой письменной формы, а некоторые из них (ипотека, пожизненное содержание с иждивением и др.) еще и нотариального удостоверения, можно говорить о том, что акт государственной регистрации сделки представляет собой дополнительный юридически значимый элемент, относящийся к надлежащему соблюдению письменной формы сделки. Стороны сделки не имеют право требовать государственной регистрации сделки, если это прямо не предусмотрено в действующем законодательстве, как в случае с нотариальным удостоверением.

§3. Оспоримые сделки

Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. в положениях о недействительности сделок не упоминал термин «оспоримость сделки». В целом ряде норм ГК РСФСР употреблялось выражение «признается судом недействительной по иску», во всех этих нормах перечисляются лица (физические и юридические), которые могут предъявить иск о признании сделки недействительной. Эта категория недействительности получила в литературе название «оспоримость». Ныне действующий ГК РФ не просто выделил оспоримость, а и называет недействительные сделки оспоримыми в противовес ничтожным. Все недействительные сделки ГК РФ разделяет на два вида: на ничтожные и оспоримые, причем в целом ряде норм ГК РФ перечисляет оспоримые сделки и лиц (физических и юридических), которые могут обратиться в суд с иском о признании оспоримых сделок недействительными. Оспоримость означает, что сделки, ею пораженные, вызывают те правовые последствия, которые участники имели в виду при их совершении, но вместе с тем им свойственны определенные несоответствия требованиям закона, которые дают основания для иска об их недействительности. Для признания этих сделок недействительными в суд по основаниям, указанным в законе (ст. 173, 175, 176, 177, 178, 178, 179 ГК РФ), могут обратиться лишь те лица, которые указаны в каждой норме закона. Выделение условий оспоримости сделок в отдельную категорию объясняется тем, что признание их недействительности не может иметь места без иска заинтересованного лица или потерпевшей стороны. Из общего положения о личном характере права на оспаривание ГК РФ делает исключение для исков заинтересованных лиц о признании недействительными завещаний после смерти завещателя, если оно было совершено под влиянием обмана, угроз и т.п. или в состоянии, когда лицо не могло понимать значения своих действий или руководить ими. Ст. 177 ГК РФ предоставляет право возбуждать спор иным лицам, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате совершения сделки лицом, хотя и дееспособным, но находившемся в момент совершения сделки в таком состоянии, когда оно было не способно понимать значение своих действий или руководить ими. Юридическая литература, судебная и арбитражная практика признавали, что существенное значение имеет заблуждение в характере предмета, в качестве вещи, в установленной цене. Эти обстоятельства относятся как к сделкам граждан, так и юридических лиц. В литературе высказывалось мнение, что заблуждению придается значение, только если оно относится к природе сделки, ее содержанию, предмету или участникам [41]. Вопрос о существенности заблуждения должен решаться на основании фактических обстоятельств каждого конкретного дела, оцениваемых в соответствии с установившимся пониманием того или иного обстоятельства. При такой оценке какой-то из перечисленных моментов может не иметь существенного значения для конкретного случая. Например, стороны заключили подрядный договор на изготовление вывесок для одной из них, а назвали договор «трудовое соглашение». Очевидно, что такое заблуждение в природе сделки не будет иметь существенного значения, поскольку обе стороны имели в виду определенное содержание сделки, в котором они не ошибались. И наоборот, если стороны имели в виду передачу вещи в собственность другой стороне, но одна из них считала, что это произойдет в результате мены, а другая – купли-продажи, то такое заблуждение будет иметь существенное значение, потому что ошибка относится к природе договора и для стороны, желавшей совершить мену, не безразлично, что она получит взамен своей вещи. Нынешнее законодательство легально определило, что заблуждение в мотивах вообще не имеет значения (ст. 178 ГК РФ). Эта норма также содержит определение существенного заблуждения. Согласно ст. 178 ГК РФ право возбуждения спора о признании сделки недействительной принадлежит только стороне, которая действовала под влиянием заблуждения. Отсутствие иска этой стороны свидетельствует о том, что заблуждение не повлияло на его волю заключить сделку. Закон исходит из презумпции вины стороны, которая действовала под влиянием заблуждения, и связывает с этим ее дополнительную ответственность. При совершении сделки под влиянием обмана (ст. 179 ГК РФ) воля лица также формируется под влиянием неправильных представлений или неведения об элементах сделки. Но если при заблуждении неправильное представление складывается помимо воздействия на него других лиц, то при обмане имеет место умышленное, намеренное создание ложных представлений у участника сделки контрагентом или третьим лицом либо умышленное использование уже создавшегося у контрагента ложного представления для побуждения его к заключению сделки, которую без обмана он бы не совершил[42]. В этом случае порочность сделки заключается в расхождении между действительной волей и волеизъявлением, которое сложилось под влиянием обмана, тогда как характерным для сделки является свободное, добровольное волеизъявление. Обман совершается для того, чтобы ввести в заблуждение других лиц посредством лжи, умолчания, сознательного сокрытия чего-то, преднамеренного совершения отдельных действий. Если нет введения субъекта сделки в заблуждение, то нет и обмана. Обманом является действие, совершенное с прямым умыслом. Не обязательно, чтобы обман исходил от участника сделки. Он будет налицо и тогда, когда обманные действия совершит третье лицо по сговору с участником сделки или когда последний только использует обманные действия третьего лица, действовавшего независимо от него, ибо недопустимо использование чужой ошибки в расчете на то, что именно ее наличие послужит причиной совершения сделки. Причем умолчание, использование чужих обманных действий должно быть так же умышленным, так как без этого не будет обмана. Не будет обмана и в том случае, если ложное, неправильное, не соответствующее действительности представление было создано случайно или по неосторожности. Однако умышленное использование этого контрагентом для побуждения другой стороны заключить сделку следует рассматривать как обман. Очень близкими к сделкам, совершенным под влиянием обмана, являются сделки, совершенные вследствие злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной. По какой-либо причине, не имея возможности лично совершить сделку, лицо поручает это сделать другому лицу, которое получает доверенность и выступает от имени и за счет представляемого. Поскольку представитель является выразителем воли представляемого, юридические последствия его действий возникают непосредственно у представляемого. Ст. 179 ГК РФ не имеет ввиду небрежность, беззаботность и т.п. представителя при выполнении им поручения. Закон имеет в виду умышленные действия представителя, направленные во вред представляемому, которые представитель совершает, вступив в сговор с контрагентом. В сделках указанного типа проявляется расхождение между волей представляемого и волеизъявлением представителя, причем это расхождение обуславливается сговором между представителем и контрагентом, направленным на обман представляемого. По данной сделке ответственность за недобросовестность несет перед стороной только контрагент, а ответственность представителя перед доверителем обусловлена гл. 25 ГК. Злонамеренное же соглашение представителей юридических лиц в целях собственной наживы за счет представляемых организаций путем хищения, злоупотребления служебным положением и т. п. характеризуют лишь действия этих лиц, подлежащих привлечению к ответственности (уголовной, дисциплинарной и гражданской), а договоры, заключенные при посредстве такой деятельности, должны признаваться недействительными как противозаконные. Поскольку для сделки характерна добровольность волеизъявления, а насилие и угроза являются разновидностью единого понятия «принуждение», закон связывает с ними возможность оспоримости и признания сделки недействительной. В этих случаях также имеет место расхождение между волей и волеизъявлением, которое обусловлено неправомерным принуждением лица к выражению того, что не соответствует его действительной воле. Для недействительности сделки, совершенной под влиянием угрозы, не имеет значения, происходит ли она от контрагента или посторонних лиц, причем в последнем случае не важно, знал или не знал один из участников сделки, что ко второму участнику применялась угроза. Это может иметь значение при определении материальных последствий. Не имеет значения также и то, относится угроза к стороне по сделке или же к другому лицу, интересы которого ему настолько близки, что он готов совершить нежелательную для себя сделку. Угроза опорочивает сделку и при правомерном характере, если она существенна [43]. Так лицо вправе оспорить сделку как совершенную под влиянием угрозы, если угрожавший добился ее заключения, угрожая другому, в противном случае сообщить в правоохранительные органы о совершенном последним преступлении. Из этого правила может быть только одно исключение – это достижение при осуществлении угрозы того же правового результата, что и с помощью сделки, заключенной без влияния угрозы. Например, участник общей собственности угрожает другим собственникам обратиться с иском в суд, если они не согласятся на выделение его доли. Заключенная под воздействием такой угрозы сделка не может быть опорочена ссылкой на такую угрозу, так как в результате обращения в суд лицо добилось бы такого же правового результата, т.е. выделения своей доли (ст. 254 ГК РФ). Угроза неправомерна и тогда, когда она базируется на правомерном зле, так как независимо от своего содержания она используется для принуждения к совершению сделки, которую лицо не желало заключить, что придает ей характер шантажа [44]. Чтобы быть способной опорочить сделку, угроза должна обладать рядом свойств: она должна быть серьезна, осуществима, касаться важных имущественных или неимущественных интересов потерпевшего или его близких. Материальная невыгодность сделки не должна считаться необходимым условием для ее опорочивания. Не исключена возможность такой сделки, которая для лица может быть материально выгодной, и тем не менее оно не заключило бы ее ввиду особой необходимости и ценности данной вещи для него. Однако лицо было вынуждено совершить сделку, ибо она является для него меньшим злом по сравнению с тем, которое могло возникнуть при осуществлении угрозы. Гражданский кодекс РСФСР 1922 г. в ст. 33 содержал условия оспоримости сделки, которые в литературе получили название кабальности. В этих недействительных сделках характерно то, что одна из сторон действует под давлением тяжелого материального положения, безвыходных материальных трудностей, которые побуждают ее совершить сделку, не соответствующую ее интересам, а другая сторона пользуется этим безвыходным положением. Такие сделки имели некоторое распространение в нашей стране до коллективизации сельского хозяйства [45]. В судебной практике долгие годы после коллективизации сельского хозяйства не появлялись так называемые кабальные сделки. Лишь только в годы Великой Отечественной войны чрезвычайные обстоятельства вновь подняли вопрос о них[46]. Изредка встречались дела о кабальных сделках в судебной практике и в послевоенные годы. В судебных постановлениях тех лет подчеркивалось, что неравноценность имущества, переданного сторонами по сделке, не является основанием для признания ее кабальной, если сама сделка не заключалась под влиянием крайней нужды[47]. Не признавалась сделка кабальной и в том случае, если ее невыгодность определялась не в момент ее заключения, а при ее рассмотрении судом [48]. Кабальность сделки, наоборот, признавалась, когда стороной в сделке являлся старый, больной человек, неспособный защитить свои интересы и заключивший явно невыгодную сделку[49]. Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. иначе сформулировал условия оспоримости: «сделка, которую гражданин был вынужден совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях». Стечение тяжелых обстоятельств — понятие более широкое, оно включает в себя не только тяжелое материальное положение, но и любую тяжелую личную ситуацию, которую использует другая сторона, чтобы побудить контрагента заключить сделку на крайне невыгодных условиях. Например, лицо, у которого тяжело болен близкий человек, имеет достаточно денег, чтобы приобрести необходимое лекарство, но в силу его дефицитности не может его достать. Пользуясь этим, другое лицо, у которого есть это лекарство, побуждает его отдать в обмен ценную вещь, которая в десятки раз дороже лекарства. Такая сделка может быть признана недействительной, как совершенная под влиянием стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных условиях, хотя это лицо и не находилось в тяжелом материальном положении. Для признания сделки недействительной по этому основанию необходимо, чтобы: а) лицо совершило ее под влиянием стечения тяжелых обстоятельств (куда включается не только тяжелое материальное положение, но и другие личные обстоятельства, побуждающие его совершить сделку, которую бы при иных условиях оно не заключило); б) сделка была совершена на крайне невыгодных условиях (вещь отдана безвозмездно или во много раз дешевле ее действительной стоимости); в) контрагент воспользовался стечением тяжелых обстоятельств другой стороны; г) контрагент знал о ее крайней невыгодности для другой стороны. Хотя судебная практика последних десятилетий не знала кабальных сделок, тем не менее ныне действующий Гражданский кодекс Российской Федерации в ст. 179 сохранил условия недействительности сделки, совершенной лицом при стечении тяжелых обстоятельств. Ныне действующий Гражданский кодекс Российской Федерации (п. 4 ст. 26) устанавливает, что при наличии достаточных оснований по ходатайству родителей, усыновителей или попечителя либо органа опеки и попечительства суд может ограничить или лишить несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своим заработком, стипендией или иными доходами, за исключением случаев, когда такой несовершеннолетний приобрел дееспособность в полном объеме в соответствии с п. 2 ст. 21 (вступление в брак) или со ст. 27 ГК РФ (эмансипация). Продажа же несовершеннолетним вещей, ее необходимость и целесообразность не может решаться им самостоятельно, она должна быть поставлена под контроль, несовершеннолетний должен согласовывать ее с лицами, несущими о нем заботу. Причем ГК РФ требует письменного согласия на совершение сделки несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет (п. 1 ст. 26). Все иные сделки (кроме указанных в ч. 2 и 4 ст. 13 ГК РСФСР и п. 2 ст. 26 ГК РФ) несовершеннолетние совершают с согласия родителей, усыновителей или попечителя. Признание недействительной сделки, совершенной несовершеннолетним старше 14 лет (по ГК РФ), складывается из следующих моментов: а) совершение им сделки за пределами, указанными в ст. 13 ГК РСФСР или ст. 26 ГК РФ; б) отсутствие предварительного согласия или последующего одобрения родителей, усыновителей или попечителя на совершение данной сделки несовершеннолетним; в) обращение указанных лиц (родителей, усыновителей или попечителя) в суд с иском о признании сделки недействительной. Для признания при указанных условиях сделки недействительной достаточно, чтобы одной стороной в ней был несовершеннолетний старше 14 лет (по ГК РФ), а второй стороной может быть лицо полностью дееспособное, хотя не исключено и совершение сделки между двумя несовершеннолетними. Как и всякая оспоримая сделка, сделка, совершенная несовершеннолетним без согласия родителей (усыновителей) или попечителя, сохраняет силу до тех пор, пока она не оспорена указанными лицами и судом не признана недействительной. П. 1 ст. 26 ГК РФ установил, что несовершеннолетние от 14 до 18 лет совершают сделки (за исключением названных в пункте втором этой статьи) с письменного согласия своих законных представителей - родителей, усыновителей или попечителя. Сделка, совершенная таким несовершеннолетним, действительна также при ее последующем письменном одобрении его законными представителями. Согласно п. 2 ст. 181 ГК РФ иск о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности может быть заявлен в течение одного года со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Отсутствие возражений в течение этого срока со стороны законных представителей несовершеннолетнего может рассматриваться как достаточное основание, свидетельствующее об их одобрении сделки, которое равнозначно предварительному согласию и устраняет ее первоначальный порок. С введением в действие в 1964 г. ГК РСФСР суды получили возможность применения гражданско-правовых средств воздействия на лиц, злоупотребляющих алкоголем или наркотическими веществами, путем ограничения их дееспособности. Эта мера, которой не знало ранее действовавшее гражданское законодательство, была принята в интересах семьи. Ныне действующий Гражданский кодекс РФ в ст. 30 сохранил эту норму, а ст. 176 ГК РФ регламентирует недействительность сделки, совершенной гражданином, ограниченным судом в дееспособности. Злоупотреблением спиртными напитками или наркотическими веществами, дающим основание для ограничения дееспособности гражданина, является такое чрезмерное или систематическое их употребление, которое находится в противоречии с интересами семьи и влечет за собой непосильные расходы на их приобретение, что вызывает материальные затруднения и ставит семью в тяжелое положение. Наличие заработка или иных доходов у других членов семьи не имеет значения, если семья не получает от этого лица необходимых средств или вынуждена содержать его полностью или частично. Установив указанные обстоятельства, суд признает данное лицо ограниченно дееспособным, а органы здравоохранения на основании этого решения суда устанавливают над ним попечительство. Это производится с целью лишения этого лица возможности самостоятельно получать и распоряжаться своим заработком и другими доходами (авторский гонорар, вознаграждение за открытие, изобретение и т.п.), а также совершать сделки по распоряжению имуществом (продавать, дарить, менять, завещать, покупать и т.д.). Все действия подобного рода в интересах семьи ставятся под контроль попечителя, и согласно ст. 176 ГК РФ по иску попечителя судом должны признаваться недействительными все сделки по распоряжению имуществом, совершенные без его согласия лицом, ограниченным в дееспособности. Субъектом сделки, недействительной по ст. 176 ГК РФ, не может быть лицо, хотя и злоупотребляющее спиртными напитками или наркотическими веществами, но еще не признанное судом ограниченно дееспособным. Отмена судом ограничения дееспособности гражданина может иметь место только при наличии достаточных данных, свидетельствующих о прекращении им злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами, и поэтому ему может быть доверено самостоятельное распоряжение денежными средствами и имуществом. Ограничения также отменяются, если перестала существовать семья ограниченно дееспособного (развод, смерть и т.п.) и отпала его обязанность представлять средства на ее содержание. В отличие от ст. 171 ГК РФ, согласно которой признается недействительной (ничтожной) сделка, совершенная гражданином, признанным судом недееспособным вследствие психического расстройства (вследствие душевной болезни или слабоумия), ст. 177 ГК РФ предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной хотя и дееспособным лицом, но находящимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда оно не могло понимать значения своих действий или руководить ими. В первом случае (ст. 171 ГК РФ) признанию недействительной сделки, совершенной таким лицом, должно предшествовать признание его судом недееспособным вследствие душевной болезни или слабоумия (вследствие психического расстройства), т.е. судом устанавливается наличие медицинского критерия - душевная болезнь, слабоумие, психическое расстройство, — и юридического критерия — неспособность понимать значение своих действий (интеллектуальный) и руководить ими (волевой)[50]. При этом неправильно считать, что совокупность медицинского и юридического критериев дают невменяемость, а наличие одного юридического критерия — недееспособность. Также неправильно относить к недееспособным лиц, которые временно не могут понимать значения своих действий или руководить ими [51]. Недееспособность может быть обусловлена только устойчивой душевной болезнью или слабоумием. В то время как временная неспособность понимать значение своих действий и руководить ими вызывается функциональными расстройствами психики, нарушением физиологических процессов в организме или иными болезненными явлениями (например, острое психическое заболевание, изнурительная болезнь, опьянение, одурманивание наркотиками, гипноз и т.п.). Такое состояние может наступить при самых различных обстоятельствах, и поэтому необходимо учитывать не только состояние лица, но и все другие обстоятельства, характеризующие обстановку, в которой была совершена оспариваемая сделка. Это состояние не совпадает ни с невменяемостью[52], ни с недееспособностью. Для признания сделки недействительной на основании ст. 177 ГК РФ необходимо: а) нахождение лица в таком состоянии, когда оно не может понимать значения своих действий или руководить ими (причем не обязательно должна быть поражена и интеллектуальная и волевая сфера одновременно); б) совершение в таком состоянии сделки; в) возбуждение этим лицом спора о признании сделки недействительной. Сделки этой категории (ст. 177 ГК РФ) требуют каждый раз установления не только причин поражения сознания или воли субъекта, но и самого факта, что он не понимает значения своих действий или не может руководить ими. При этом основное значение имеет не то, что именно явилось причиной такого состояния, а то, что, совершая сделки, лицо не понимало значения своих действий или не могло ими руководить. Признаков ст. 177 ГК РФ надо придерживаться и в том случае, если лицо страдало душевным заболеванием (расстройством) или слабоумием, но в установленном порядке не было признано недееспособным. В таком случае требуется доказывать, что именно в этот момент, когда совершалась данная сделка, лицо не понимало значения своих действий или не могло ими руководить. Из общего правила о том, что иск о признании сделки недействительной может заявить только лицо, которое при ее совершении находилось в таком состоянии, что не могло понимать значения своих действий или руководить ими, в таком случае должно быть допущено исключение. Такое лицо, которое вследствие психического заболевания (расстройства) или слабоумия не в состоянии руководить своими действиями, в соответствии со ст. 29 ГК РФ должно быть признано недееспособным, и ему назначается опекун, который и может предъявить иск в интересах недееспособного подопечного.

Глава III.

Последствия признания сделок недействительными Наличие условий (оснований) ничтожности или оспоримости сделки влечет за собой ряд последствий, направленных на то, чтобы, во-первых, не допустить ее существования, во-вторых, устранить последствия ее совершения и, в-третьих, воздействовать на ее участников. Недействительной является не так называемая оспоримая сделка, характеризующаяся наличием условий (оснований), при которых она может быть оспорена. Эти условия (основания) свидетельствуют только о возможности оспаривания, о возможности возбуждения спора о ее недействительности. При наличии этой возможности сделка все-таки будет действительной. Когда же эта возможность будет реализована, когда спор будет возбужден и состоится решение суда, признавшего возражения против ее существования обоснованными, с этого момента так называемая оспоримая сделка становится недействительной и в этом смысле ничем не отличается от сделки ничтожной, признанной такой же. Обе они с этого момента являются правонарушениями и их исполнение становится невозможным. Это, конечно, не лишает права участников оспоримых сделок, устранив присущие им дефекты, заключить сделки вновь (кроме кабальных). Но это будет новая сделка, не страдающая пороками оспоримости, соответствующая требованиям закона, а потому действительная, исполнение которой не только возможно, но и обязательно. Сделка, признанная недействительной, как правило, лишается юридической силы с момента ее совершения. Это означает, что все полученное каждой стороной по такой сделке лишается правового основания и в соответствии со ст. 1102, п. 1 ст. 1103 ГК РФ подлежит изъятию как неосновательно приобретенное. В зависимости от оснований, по которым сделка была признана недействительной, определяется дальнейшая судьба этого имущества, поэтому очень важно, чтобы судебное решение содержало мотивы, по которым сделка признается недействительной. В соответствии с положениями гражданского законодательства Российской Федерации сделка признается недействительной, как правило, с момента ее совершения. Поэтому отпадает и правовое основание получения имущества по такой сделке. Как отмечалось в литературе, приобретение имущества по сделке означает не просто получение его в свое фактическое обладание, а приобретение юридических прав на него[53]. Изъятие же имущества, полученного по сделке, которая признана недействительной, означает, что правовое основание на приобретение этого имущества отсутствует и фактически лицо лишь обладает чужим имуществом, и притом незаконно [54]. Основой неосновательного приобретения имущества, в случаях признания сделки недействительной, является не экономическая неравноценность предоставления, а недействительность сделки, обусловливающая ненаступление тех правовых последствий, на достижение которых была направлена воля ее участников. Поэтому неосновательно полученным будет не только то, что было получено без соответствующего встречного предоставления, но и все то, что было исполнено по договору, признанному недействительным. Правовым основанием изъятия имущества при признании сделки недействительной, независимо от юридической характеристики переданного имущества (индивидуально определенные вещи или вещи, определенные родовыми признаками), является неосновательное приобретение или сбережение имущества (ст. 1102 ГК РФ). Возврат имущества, переданного по сделке, возможен вследствие признания ее недействительной, а не на основе особого виндикационного иска [55]. Требование о признании сделки недействительной не будет единственным пунктом искового заявления, в которое могут быть включены и просьба о возврате исполненного, и просьба о взыскании убытков и т.п. Независимо от этого основное значение имеет признание сделки недействительной, которое и обусловливает наступление других последствий. Лицо, которое без установленных законом или сделкой оснований, приобрело или сберегло имущество за счет другого, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество. Такая же обязанность возникает и в том случае, если основание, по которому приобретено имущество, отпало впоследствии (ст. 1103 ГК РФ). Это правило было положено в основу ст. 167 ГК РФ, согласно которой по недействительной сделке каждая сторона обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке. Компенсация, предусмотренная п. 2 ст. 167 ГК РФ, при невозможности возвратить имущество в натуре, также обусловлена правилами (п. 1 ст. 1105 ГК РФ), причем стоимость имущества определяется на момент приобретения. Иные последствия признания сделок недействительными определяются ст. 169 и 179 ГК РФ, которые предусматривают взыскание в доход Российской Федерации, осуществляемое принудительно и безвозмездно. Взыскание в доход государства (Российской Федерации), предусмотренное ст. 169 и 179 ГК РФ, будучи штрафной санкцией, не является конфискацией. Гражданское законодательство РФ вообще не знает конфискацию, хотя и применяет сходную с ней санкцию взыскания в доход государства. Неосновательное получение или сбережение имущества обусловливает только отношения субъектов сделки, а не отношение между ее участниками и государством. Оно является и предпосылкой взыскания в доход государства. Юридическим же основанием для такого взыскания является отсутствие права у стороны на получение имущества, которое ей должно быть возвращено при признании сделки недействительной (а также отсутствие права у стороны на получение встречного предоставления). Неосновательное получение или сбережение вполне совместимо и с реституцией, и с изъятием в доход государства, ибо неосновательное получение или сбережение имущества — это то, что получено или должно быть передано по сделке, признанной недействительной, и поэтому подлежит изъятию, а реституция и взыскание в доход государства определяют дальнейшую судьбу изъятого имущества. Гражданское законодательство предусматривает три основных вида имущественных последствий признания сделок недействительными: 1. Двусторонняя реституция (возвращение сторонам всего исполненного ими по сделке); 2. Односторонняя реституция (возвращение только одной стороне исполненного ею по договору, так как другая сторона не имеет такого права и все ею исполненное изымается в доход государства); 3. Взыскание в доход государства всего полученного сторонами (недопущение реституции, так как ни одна из сторон не имеет права требовать возврата исполненного). Как правило, сделка признается недействительной (и ничтожная, и оспоримая) с момента ее совершения. Однако есть сделки, которые не могут быть признаны недействительными с момента совершения, например имущественный наем и др.; в таком случае закон (п. 3 ст. 167 ГК РФ) предусматривает возможность прекратить ее действие на будущее время. Недействительность распространяется на всю сделку, но возможно признание недействительной только части сделки, если можно предположить, что она была бы совершена и без включения этой ее части (ст. 180 ГКРФ). Судебная практика действие закона распространила на такие случаи, когда в силу особых свойств предмета сделки невозможно возвращение сторонами исполненного (например, услуги и т.п.), а также на случаи, когда отдельные условия договора не соответствуют установленным законом. На имущественные последствия влияют основания недействительности и наличие или отсутствие умысла у сторон (стороны) и применяются они в зависимости от того, имело ли место полное или частичное исполнение или нет. Если по заключенной сделке не было исполнения, то независимо от того, каким может быть ее характер, имущественные последствия в виде реституции (двусторонней или односторонней) или взыскания в доход государства (в доход Российской Федерации) не могут иметь места. При частичном исполнении сделки, подпадающей под действия ст. 169 ГК РФ, взыскание в доход государства (в доход Российской Федерации) может быть обращено и на то имущество, которое причитается со стороны в качестве встречного предоставления, но не было исполнено. Это единственное исключение, которое допускается законом из общего правила о том, что реституция и взыскание в доход государства (в доход Российской Федерации) ограничивается исполненным по сделке, признанной недействительной. По недействительной сделке каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по сделке. При невозможности возвратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Это так называемая двусторонняя реституция, которая в качестве общего последствия недействительности сделки установлена в ныне действующем Гражданском кодексе Российской Федерации (ст. 167 ГК РФ). Иные последствия применяются только тогда, когда они специально предусмотрены в законе. Стороны возвращаются в первоначальное положение потому, что все полученное по сделке оказалось полученным без достаточных оснований, ибо служившая таким основанием сделка признана недействительной. Последствия, предусмотренные ст. 167 ГК РФ, применяются в случаях признания недействительными сделок, не соответствующих по содержанию требованиям закона. Это те случаи, когда нет оснований применять штрафные санкции ни к одной из сторон, потому что обе они действовали невиновно или по неосторожности, ибо сделкой были нарушены требования таких законов, которые не связываются с применением карательного воздействия. В этих случаях лица, исполнившие сделки, сохраняют право на то, что ими было передано в порядке исполнения, и получают обратно свое имущество, а если оно не сохранилось — то денежную компенсацию, равную его стоимости на момент исполнения. Последствия, аналогичные п. 2 ст. 167 ГК РФ, предусмотрены в отношении сделок, признанных недействительными ввиду того, что они совершены лицами, не достигшими 14 лет (ст. 172 ГК РФ), либо лицами, признанными недееспособными вследствие психического расстройства (ст. 171 ГК РФ), либо несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175 ГК РФ) без согласия родителей, усыновителей или попечителя, либо лицом, ограниченным судом в дееспособности ввиду злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами, без согласия попечителя (ст. 176 ГК РФ), либо гражданином, находящимся в состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК РФ). Во всех этих случаях контрагент указанных лиц должен нести и дополнительные расходы при наличии условий, предусмотренных ч. 3 ст. 171 ГК РФ. Двусторонняя реституция применяется и в случаях признания сделок недействительными как заключенных под влиянием существенного заблуждения (ст. 178 ГК РФ), а также с нарушением формы сделки, предусмотренной законом под страхом недействительности (ст. 162, 165 ГК РФ). Признание сделки недействительной как заключенной под влиянием существенного заблуждения влечет за собой и дополнительную ответственность при условиях, указанных в ч.2 п.2 ст. 178 ГК РФ. Возвращение сторон в первоначальное положение может быть применено и при признании недействительной сделки, совершенной юридическим лицом в противоречии с целями, указанными в его учредительных документах. Установление двусторонней реституции в качестве общего последствия недействительной сделки объясняется тем, что недействительная сделка нарушает, как правило, интересы всех участников этой сделки, имущественная сфера которых должна быть восстановлена. В связи с этим государство стремится не наказывать лиц, совершивших недействительную сделку, а восстановить положение, существовавшее до ее совершения. Характер двусторонней реституции (в отличие от таких штрафных мер, как недопущение реституции или односторонняя реституция) позволяет говорить о том, что она является установленной законом мерой регулятивного характера, а не санкцией за совершенное правонарушение. В отличие от двусторонней реституции применение односторонней реституции или недопущение реституции является формой гражданско-правовой ответственности. Односторонняя реституция имеет место, когда в результате лишения сделки юридической силы с момента совершения в прежнее положение возвращается только одна сторона – потерпевший, а все полученное им по сделке идет не в пользу другой стороны (виновной в совершении недействительной сделки), а взыскивается в доход государства. Смысл и основание односторонней реституции состоят в том, что недействительность сделки обусловливается неправомерными, виновными действиями одной из сторон, в то время как другая сторона оказалась потерпевшей от противозаконных действий своего контрагента. «При односторонней реституции другая сторона подвергается карательной санкции»,- писал О.С.Иоффе[56]. ГК РФ устанавливает одностороннюю реституцию в качестве последствия недействительности оспоримых сделок, совершенных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст.179). Применение односторонней реституции предусмотрено как одно из возможных последствий ничтожной сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности (ч. 3 ст. 169 ГК РФ). Объем подлежащих удовлетворению требований потерпевшей стороны определяется так же, как и при двусторонней реституции: лицо имеет право получить в натуре переданную по сделке вещь, в случае невозможности ее истребования – получить стоимость вещи, а также произвести расчеты в связи с ухудшением состояния вещи, извлечением доходов, компенсацией затрат и т.д. Все имущество, полученное потерпевшим по сделке от другой стороны, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в натуре взыскивается его стоимость в деньгах. Изъятие у потерпевшего полученного им по сделке никак не затрагивает его имущественную сферу, эта мера направлена против другой, виновной стороны недействительной сделки. В случае если вина в совершении противозаконной недействительной сделки имеется у обеих сторон этой сделки, то имеет место недопущение реституции. При этом конфискационные меры в виде взыскания полученного в доход государства в равной степени применяются к обеим сторонам недействительной сделки. Никаких дополнительных выплат и компенсаций выплачивать по такой недействительной сделке не предполагается. У сторон просто конфискуется все имущество, переданное ими друг другу по недействительной сделке или предполагавшееся к передаче. Недопущение реституции предусмотрено только в отношении ничтожных сделок, совершенных с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст.169 ГК РФ), если будет доказано наличие умысла у обеих сторон. И в случае односторонней реституции, и в случае недопущения реституции (ст. 179, 169 ГК РФ) конфискационные последствия могут применяться только после того, как хотя бы одна из сторон полностью или частично произвела исполнение по сделке. Если ни одна из сторон к исполнению не приступала, то оснований для применения соответствующих конфискационных санкций не имеется. Само совершение оспоримой или ничтожной сделки (даже с целью, заведомо противной основам правопорядка) не преследуется по закону и не является основанием для недопущения реституции или односторонней реституции. Согласно ч.2 ст. 169 ГК РФ взыскание возможно лишь в случае исполнения сделки обеими сторонами или в случае исполнения сделки одной стороной. При наличии умысла у обеих сторон при исполнении сделки обеими сторонами в доход Российской Федерации взыскивается все полученное ими по сделке. Если же такая сделка исполнена лишь одной стороной, то с другой стороны взыскивается в доход Российской Федерации все полученное ею и все причитающееся с нее первой стороне в возмещение полученного (недопущение реституции). В соответствии с ч.3 ст. 169, п.2 ст. 179 ГК РФ взыскание производится также лишь в случае исполнения сделки хотя бы одной из сторон. В этих нормах указывается, что в доход государства взыскивается все полученное по сделке либо причитавшееся в возмещение исполненного. Если же исполнения ни одна из сторон не производила, то конфискационные меры применять нельзя. В действующем законодательстве предусмотрена еще одна форма ограничения реституции – отказ в реституции. В соответствии со ст. 1103 ГК РФ правила главы о неосновательном обогащении применяются также: · к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке; · к требованиям об истребовании имущества собственником из чужого незаконного владения (виндикации). Среди прочих положений главы о несостоятельном обогащении существует норма, согласно которой не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства (п.1 ст. 1109 ГК РФ). Восстановление сторон в первоначальное положение не всегда исчерпывается одним лишь возвращением сторонами всего полученного ими по недействительной сделке. Кроме возврата сторонами всего полученного по сделке, то есть имущества, являющегося предметом сделки, необходимо решить вопросы: · о возмещении ущерба, который мог быть причинен участнику недействительной сделки, · о возврате доходов, которые один из участников сделки мог извлечь за счет имущества другого лица, · о компенсации затрат на улучшение и содержание имущества, которые мог произвести участник сделки. Двусторонняя реституция, односторонняя реституция, взыскание имущества в доход государства относятся к исполненному по сделке, но сам факт недействительности заключенной сделки может причинить участнику убытки. Возмещение ущерба является дополнительным неблагоприятным имущественным последствием, то есть санкцией за виновное неправомерное поведение стороны, в результате которого и был причинен ущерб. Эта санкция в предусмотренных законом случаях применяется не как следствие одного лишь совершения недействительной сделки и неправомерного поведения виновной стороны, но обязательно – как следствие исполнения соответствующей сделки хотя бы одной из сторон и как факультативное требование в реституционном притязании о восстановлении первоначального имушественного положения. И требование о возврате исполненного по недействительной сделке, и неразрывно связанное с этим требование о возмещении виновной стороной реального ущерба являются составной частью иска о применении последствий недействительной сделки. Возможность, помимо требования о возврате исполненного, предъявлять также требование о возмещении реального ущерба согласуется с общим допущением в п.2 ст. 167 ГК РФ существования иных последствий недействительной сделки. Такая возможность допустима лишь в случаях, прямо указанных в законе. ГК РФ в ряде статей специально предусматривает, что одна из сторон сделки должна возместить ущерб другой стороне. Среди оспоримых сделок таковыми являются сделки, совершенные: · несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет (ст. 175); · гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 176); · гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст.. 177); · под влиянием заблуждения, если заблуждение возникло по вине другой стороны (ст.178); · под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179). Требования о возмещении убытков в связи с недействительностью сделки может выступать в разных формах: · это может быть требование, возникающее в связи с тем, что вещно- правовое притязание не может быть реализовано из-за отсутствия самой вещи по вине того или иного лица (в первую очередь второго участника сделки), ввиду ее повреждения, уничтожения, использования и т.д., поэтому должны быть компенсированы не только стоимость вещи, но и убытки, вытекающие из невозможности получения ее в натуре; · это может быть требование, вызываемое тем, что возвращение недолжно полученного посредством иска о виндикации или иска из неосновательного обогащения не покрывает убытков, виновно причиненных стороной; · это может быть требование, основанное на причинении ущерба самим совершением или исполнением недействительной сделки. В первых двух случаях возмещение ущерба может относиться только к тем убыткам, которые не покрываются возвращением вещи, уплатой компенсации за нее либо возвращением неосновательного обогащения другой стороне. В последнем случае убытки ничем покрываться не могут, а потому никакого зачета не допускают и должны быть возмещены в полном объеме. Все эти требования применяются в прямо предусмотренных законом случаях и ограничиваются размером реального ущерба, который необходимо доказывать. Если же при совершении недействительной сделки совершаются действия, обладающие признаками деликта, то потерпевший может заявить самостоятельное требование о возмещении вреда, причиненного его личности и имуществу таким деликтом, и при этом вред будет возмещен в полном объеме (включая как реальный ущерб, так и упущенную выгоду). Кроме возмещения причиненного ущерба при признании сделки недействительной может быть поставлен вопрос о возврате доходов, полученных от использования имущества, переданного по недействительной сделке, а также о возмещении затрат на имущество подлежащее возврату. Данный вопрос будет разрешаться по правилам, установленным ст. 1107 и 1108 ГК РФ, которые применяются на основании п. 1 ст. 1103 ГК РФ. В соответствии с п. 1 ст. 1107 ГК РФ сторона недействительной сделки, которой было передано имущество, обязана возвратить или возместить другой стороне все доходы, которые она извлекла или должна была извлечь из этого имущества с того времени, когда она узнала или должна была узнать о неосновательности обогащения (недействительности сделки). В оспоримых сделках применение данного правила затруднено в связи с тем, что узнать о недействительности такой сделки можно лишь с момента вступления в силу судебного решения о признании сделки недействительной. Фактически лишь с момента такого решения можно требовать возмещения доходов. Если по недействительной сделке были переданы денежные средства, то на эту сумму подлежат начислению проценты по ст. 395 ГК РФ с момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать о недействительности сделки (п.2 ст. 1107 ГК РФ), а в оспоримых сделках – с момента вступления в законную силу судебного решения о признании сделки недействительной. Сторона недействительной сделки, передающая имущество в порядке реституции, вправе требовать от другой стороны возмещения понесенных необходимых затрат на содержание и сохранение имущества с того времени, с которого она обязана возвратить доходы с зачетом полученных ею выгод. В том случае, если сторона будет умышленно удерживать имущество, подлежащее передаче другой стороне после вынесения судебного решения, она теряет право на возмещение затрат (ст. 1108 ГК РФ). Лишение сделки юридической силы на будущее, возможное по действующему законодательству лишь в отношении оспоримых сделок, может быть последствием следующих оспоримых сделок: · неисполненных сделок; · сделок, исполнение по которым заключалось в воздержании сторон от определенных действий; · исполненных сделок, по которым возврат сторон в первоначальное положение невозможен или по каким-либо причинам нецелесообразен. Первая категория сделок охватывает те сделки, к исполнению которых не приступила ни одна из сторон. В этом случае прекращается обязательственное правоотношение сторон и возможность возникновения в будущем реституционного обязательства исключается. После прекращения неисполненной сделки на будущее время последующее исполнение влечет за собой не реституционное обязательство, а обязательство из неосновательного обогащения. Если хотя бы одна из сторон частично исполнила свою обязанность, то о лишении сделки юридической силы на будущее время говорить можно будет только в том случае, если возврат сторон в первоначальное положение по ней будет невозможен или нецелесообразен. Вторая категория сделок охватывает те сделки, предметом которых была обязанность обеих сторон воздерживаться от совершения определенных действий. В этом случае сам факт бездействия обеих сторон до признания сделки недействительной свидетельствует об исполнении этой сделки. Поэтому при прекращении сделки на будущее время отпадает лишь обязанность воздерживаться в дальнейшем от совершения этих действий. Однако то обстоятельство, что сделка была исполнена, дает основание стороне, которая фактически воздерживалась от совершения действия (исполняя тем самым договор), требовать возмещения убытков от другой стороны, виновной в совершении недействительной сделки. Естественно, размер убытков будет ограничен реальным ущербом, если это предусмотрено соответствующей статьей закона. Третья категория сделок охватывает сделки, по которым возврат сторон в первоначальное положение невозможен, например, в силу потребляемости предмета сделки и т.п. Например, в том случае, если признается недействительным договор оказания услуг, возврат сторон в первоначальное положение будет невозможен, так как услуга была «потреблена» в процессе ее оказания, а возврат услугополучателем денежного эквивалента будет излишним, так как это означает простой обмен сторонами недействительной сделки равными денежными суммами. Такая сделка прекращается на будущее. Не исключены случаи, когда возврат сторон в первоначальное положение по причинам экономического или политического характера нецелесообразен. Например, при вовлечении в оспоримую сделку градообразующего предприятия признание такой сделки недействительной с обратной силой может повлечь за собой неблагоприятные социальные последствия для населения. Лишение сделки юридической силы на будущее по своим правовым последствиям аналогично расторжению договора. Как и в случае расторжения договора, оспоримая сделка считается недействительной с момента вступления решения суда в законную силу, и потому все права сторон, возникшие до этого момента, считаются имеющими правовое основание в виде сделки. В силу этого стороны не смогут требовать возврата переданного по такой сделке, но могут потребовать возмещения реального ущерба в случае его виновного причинения другой стороной, если эта возможность предусмотрена законом для соответствующего состава оспоримой сделки. Признание сделок недействительными имеет свои процессуальные особенности. Так требование о признании сделки недействительной могут предъявить лица, указанные в ст. 171-179 ГК РФ. Обращение в суд с требованием о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий недействительной сделки, как оспоримой, так и ничтожной, может быть осуществлено в пределах срока исковой давности. Оспоримая сделка может быть признана судом недействительной в течение одного года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать об обстоятельствах, являющихся основанием недействительности сделки. Это общий порядок начала течения срока исковой давности. Для сделок, совершенных под влиянием насилия или угрозы, закон устанавливает специальный порядок исчисления срока исковой давности, ее течение начинается со дня, когда прекратилось действие насилия или угрозы (п. 2 ст. 181 ГК РФ). Это связано с тем, что едва ли можно рассчитывать, что гражданин решится оспорить сделку, пока насилие или угроза продолжают действовать. В пределах того же годичного срока может быть заявлено и требование о применении последствий недействительности оспоримой сделки. Федеральный закон «О введении в действие части первой ГК РФ»[57] включает в себя переходную норму для статей предусматривающих основания и последствия признания сделок недействительными (ст. 162, 165-180 ГК РФ). Указанные нормы применяются к сделкам, требования о признании недействительными и последствия недействительности которых рассматриваются судом после 1 января 1995 года, независимо от времени совершения соответствующих сделок. Решающее значение имеет момент рассмотрения дела в суде, а не времени совершения сделки. В соответствии с п. 1 ст. 181 ГК РФ срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет десять лет. Он начинает течь со дня, когда началось исполнение сделки одной из сторон, а если стороны начали исполнять сделку одновременно, то со дня, когда началось это исполнение. Заключение В результате рассмотрения юридических признаков оспоримых и ничтожных сделок и особенностей их правового регулирования по действующему законодательству можно сделать выводы. Под недействительностью сделок следует понимать отрицание в той или иной степени юридических последствий по основаниям, существующим в момент совершения сделки – юридического факта – и относящимся как к сделке-факту, так и к сделке-правоотношению. Отрицание юридических последствий может иметь место в различном объеме, начиная с разных моментов времени, по воле сторон сделки или независимо от их воли. Также возможно отрицание последствий для разного круга лиц. Недействительная сделка как юридический факт может быть как правомерным, так и неправомерным действием. Понятие «несостоявшаяся сделка» равнозначно понятию «ничтожная сделка». Деление недействительных сделок на ничтожные и оспоримые проводится в зависимости от оснований недействительности: при совершении ничтожных сделок таким основанием является нарушение воли государства, а при совершении оспоримых сделок – нарушение юридически значимой для сделки воли определенного лица. Специфика оснований недействительности оспоримых и ничтожных сделок предопределяет «относительность» оспоримых сделок (их, по общему правилу, могут оспаривать только те лица, воля которых нарушена) и «абсолютность» ничтожных сделок (их могут оспаривать любые лица, так как государство не может мириться с существованием таких сделок и приветствует их опровержение со стороны неопределенного круга лиц). В связи с этим оспоримые сделки правильнее было бы назвать «относительно недействительными», а ничтожные – «абсолютно недействительными». Таким образом, основным признаком оспоримых сделок является характер основания недействительности: нарушение юридически значимой для действительности сделки воли определенного лица. Под оспримыми сделками следует понимать сделки, недействительные в связи с несоответствием сделки юридически значимой воле конкретного лица, нарушающие охраняемые законом права и интересы, которые могут быть оспорены только указанными в законе лицами по основаниям, установленным Гражданским кодексом и иными законами, в пределах сокращенных сроков для оспаривания. Подтверждение или одобрение оспоримой сделки со стороны лица, которому предоставлено право оспаривать сделку и которое осведомлено об основаниях для оспаривания, исключает возможность последующего оспаривания данной сделки со стороны этого лица. Ничтожными следует понимать сделки, не соответствующие воле государства, выраженной в законе. Эти сделки имеют «формальный» состав: одного несоответствия сделки закону или иным правовым актам достаточно для того, чтобы признать сделку недействительной. Оспаривать их может неопределенных лиц. Все последствия недействительности и оспоримых, и ничтожных сделок распространяется в равной степени на третьих лиц, причем по общему правилу – с момента совершения сделки. Добросовестным участникам гражданского оборота (третьим лицам), получившим права или имущество по недействительным сделкам, должны предоставляться одинаковые средства правовой защиты как при совершении ничтожных, так и при совершении оспоримых сделок. Возможность признания сделки недействительной лишь на будущее время в зависимости от особенностей содержания сделки может быть установлена также в отношении ничтожных сделок. По кругу лиц, имеющих право предъявлять требование о применении последствий недействительности, никакой разницы между ничтожными и оспоримыми сделками быть не должно: такое требование может заявлять любое заинтересованное лицо, имеющее материальный интерес от реституции, то есть по общему правилу – сторона недействительной сделки. Основным закрепленным в законе формальным основанием деления сделок на ничтожные и оспоримые продолжает оставаться порядок признания соответствующей сделки недействительной: оспоримая сделка недействительна в силу признания ее таковой судом; ничтожная сделка недействительна независимо от такого признания (п.1 ст. 166 ГК РФ). Однако данное основание не соответствует юридическим признакам ничтожных и оспоримых сделок и ведет к множеству практических и юридических проблем. Ранее действующее законодательство на уровне закона не проводило деления недействительных сделок на ничтожные и оспоримые в зависимости от необходимости судебного признания недействительности. Такое деление следует производить в зависимости от того, чья воля нарушена при совершении соответствующей сделки: если нарушена воля государства, то доказывать недействительность сделки может неопределенный круг лиц. Если нарушена воля конкретного лица, то доказывать недействительность сделки может только это лицо. В целях укрепления стабильности гражданского оборота во многих составах оспоримых сделок нужно усилить защиту добросовестных лиц, чьи интересы затронуты в результате совершения таких сделок. Для этого соответствующие составы необходимо дополнить необходимостью для лица, ссылающегося на недействительность сделки, доказать, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об основаниях недействительности соответствующей сделки. Список литературы: I. Нормативные акты 1. Конституция Российской Федерации // Российская газета. 25.12.1993. 2. Гражданский кодекс Российской Федерации.//Собрание законодательства РФ, 1994, № 32, ст. 3301, 1996, №5, ст. 410, 2001, №49, ст.4552 3. ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»//Собрание законодательства РФ. 1997. №30. ст.3594

4. Патентный закон РФ//Российская газета. №225. 14.10.1992

5. ФЗ «О введении в действие ч. 1 Гражданского кодекса РФ»//Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. №32.ст.3302 6. Гражданский кодекс РСФСР//Ведомости ВС РСФСР, 1964, №24, ст.407. 7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. №6/8//Российская газета. №152. 13.08.1996 8. Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР за 1942. М., 1947. 9. Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР за 1943. 10. Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного суда СССР за 1944 г. С. 211; Судебная практика Верховного Суда СССР. 1945. Вып. П/XVIII. 11. Судебная практика Верховного Суда СССР. 1951. № 3. II. Специальная литература 1. Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву/Советское государство и право, 1946. № 3-4. 2. Арсеньев Б.Я., Домбровский Е.И. Что такое кабальные сделки и как с ними бороться? Юриздат. 1929. 3. Вильнянский С.И. Лекции по советскому гражданскому праву. Харьков, 1958. 4. Витрянский В.В. Недействительность сделок в арбитражно-судебной практике//Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А.Хохлова. М.:МЦФЭР, 1998. 5. Генкин Д.М. Недействительность сделок, совершенных с целью, противной закону. Ученые записки ВИЮН. 1947. Выпуск V. 6. Егоров Ю.П. Понятие сделки. Свердловск, 1990. 7. Егоров Ю.П. Сделки в гражданском праве.Новосибирск, 1995. 8. Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Изд. ЛГУ.1955. 9. Иоффе О.С. Советское гражданское право. 1967. 10. Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. М., 1984. 11. М.И.Брагинский. Сделки, виды и формы// Комментарий к новому ГК РФ. М., 1995 12. Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч.1. М., 1977 (По изданию 1902 г.) 13. Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 2000. 14. Новицкий И.Б. Недействительные сделки/Вопросы советского гражданского процесса. М.-Л., 1945. Сб.1. 15. Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. 16. О.В.Гутников. Недействительные сделки в гражданском праве. Теория и практика оспаривания, «Бератор-Пресс», М., 2003 17. Перетерский И.С. Гражданский кодекс РСФСР, научный комментарий. Выпуск 5. Сделки. Договоры. М., 1929. 18. Приходько И. Недействительность сделок и арбитражный суд: процессуальные аспекты// Хозяйство и право. 2000.№5. 19. Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л.: Изд-во ЛГУ, 1960. 20. Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. ЛГУ, 1960. 21. Растеряев Н. Недействительность юридических сделок по русскому праву. Часть общая и особенная. Догматическое исследование. С.-Петербург: Типография Товарищества «Общественная польза», 1901. 22. Садиков О.Н. Недействительные и несостоявшиеся сделки//Юридический мир.2000. №6. 23. Самощенко И.С. Понятия правонарушения по советскому законодательству. М., 1963. 24. Сделки//Советская юстиция. 1940. №19-20. 25. Скловский К., Ширвис Ю. Последствия недействительной сделки// Закон. 2000. №6. 26. Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Ленинград, 1967. 27. Томилин А. Ничтожные и оспоримые сделки: трудности правоприменительной практики//Хозяйство и право. 1998. №8. 28. Тузов Д.О. Иски, связанные с недействительностью сделок. Теоретический очерк. Томск: «Пеленг», 1998. 29. Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М., 1951. 30. Фрейеров О. Вопрос дееспособности в практике судебно-психиатрической экспертизы//Социалистическая законность. 1956.№ 11. 31. Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.: Юрайт, 1999. 32. Черепахин Б.Б. Виндикационные иски в советском праве. Ученые записки Свердловского юр. ин-та, 1945. Вып.1. 33. Шахматов В.П. Сделки, совершенные с целью, противной интересам государства и общества. Томск: Изд-во ТГУ, 1966 34. Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. Томск, 1967. 35. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1911. 36. Шкундин З.И. Арбитраж. 1969. № 13. 37. Щекин Д.М. Налоговые последствия недействительных сделок//Ваш налоговый адвокат. Консультации, рекомендации. Вып. 2(8). М.: ИД ФБК-ПРЕСС, 1999.
[1] Гражданский кодекс Российской Федерации.//Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. ст. 3301; 1996. №5. ст. 410; 2001. №49. ст.4552 [2] Садиков О.Н. Недействительные и несостоявшиеся сделки//Юридический мир.2000. №6. С.7 [3] Витрянский В.В. Недействительность сделок в арбитражно-судебной практике//Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика: Сборник памяти С.А.Хохлова. М.:МЦФЭР, 1998. С.131 [4] Скловский К., Ширвис Ю. Последствия недействительной сделки// Закон. 2000. №6. С.112 [5] Щекин Д.М. Налоговые последствия недействительных сделок//Ваш налоговый адвокат. Консультации, рекомендации. Вып. 2(8). М.: ИД ФБК-ПРЕСС, 1999. С.11 [6] Приходько И. Недействительность сделок и арбитражный суд: процессуальные аспекты// Хозяйство и право. 2000.№5. С. 100. [7] Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.: Юрайт, 1999. С.57-59. [8] Томилин А. Ничтожные и оспоримые сделки: трудности правоприменительной практики//Хозяйство и право. 1998. №8. С.107. [9] Растеряев Н. Недействительность юридических сделок по русскому праву. Часть общая и особенная. Догматическое исследование. С.-Петербург: Типография Товарищества «Общественная польза», 1901. [10] Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Л.: Изд-во ЛГУ, 1960. [11] Шахматов В.П. Сделки, совершенные с целью, противной интересам государства и общества. Томск: Изд-во ТГУ, 1966 [12] Например: Тузов Д.О. Иски, связанные с недействительностью сделок. Теоретический очерк. Томск: «Пеленг», 1998. Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.: «Юрайт», 1999. Щекин Д.М. Налоговые последствия недействительных сделок. М.: ФБК – ПРЕСС, 1999 и др. [13] Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву/Советское государство и право, 1946. № 3-4. С.41 [14] Новицкий И.Б. Недействительные сделки/Вопросы советского гражданского процесса. М.-Л., 1945. Сб.1. [15] Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву/Советское государство и право, 1946. № 3-4. С.42 [16] Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 2000. С.201. [17] Понятие сделки по советскому гражданскому праву./Советское государство и право. 1946. №3-4 [18] Советское государство и право. 1946. №3-4 [19] Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С.17. [20] Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. Томск, 1967. [21] Там же. С. 87 [22] Егоров Ю.П. Понятие сделки. Свердловск, 1990, С.1; Он же. Сделки в гражданском праве.Новосибирск, 1995, С.5. [23] Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М., 1999. С.36 [24] Генкин Д.М. Недействительность сделок, совершенных с целью, противной закону. Ученые записки ВИЮН. 1947. Выпуск V. С.50 [25] Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М., 1954. С. 65-67 [26] Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. Томск, 1967. С. 87 [27] Самощенко И.С. Понятие правонарушения по советскому законодательству. М., 1963. С.181 [28] Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч.1. М., 1977 (По изданию 1902 г.) С. 179. [29] Шершеневич Г.Ф. Учебник руского гражданского права. М., 1911. С.158. [30] Перетерский И.С. Гражданский кодекс РСФСР, научный комментарий. Выпуск 5. Сделки. Договоры. М., 1929. С.6 [31] Агарков М.М, Понятие сделки по советскому гражданскому праву/Советское государство и право, 1946. №3-4. С.48. [32] Тольстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая защита права собственности в СССР. Ленинград, 1967. С.252. [33] Агарков М.М, Понятие сделки по советскому гражданскому праву/Советское государство и право, 1946. №3-4. С.48 [34] Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. М., 1984. С.118 [35] Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. Ленинград, 1960. С.12. [36] Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. ЛГУ. 1960 [37] Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. №6/8. Российская газета. №152. 13.08.1996. [38] М.И.Брагинский. Сделки, виды и формы// Комментарий к новому ГК РФ. М., 1995 С.42. [39] Собрание законодательства РФ. 1997. №30. Ст. 3594 [40] Российская газета. №225. 14.10.1992 [41] Вильнянский С.И. Лекции по советскому гражданскому праву. Харьков, 1958. С.66 [42] Сделки//Советская юстиция. 1940. №19-20. С. 15 [43] Иоффе О.С. Советское гражданское право. 1967. С. 283. [44] Рабинович Н.В. Недействительность сделок и их последствия. 1960 . С. 72 [45] Арсеньев Б.Я., Домбровский Е.И. Что такое кабальные сделки и как с ними бороться? Юриздат. 1929. С. 4. [46] Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР за 1942. М., 1947. С. 144—145. [47] Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР за 1943. С. 170. [48] Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного суда СССР за 1944 г. С. 211; Судебная практика Верховного Суда СССР. 1945. Вып П/XVIII. С. 29. [49] Судебная практика Верховного Суда СССР. 1951. № 3. С. 28. [50] Фрейеров О. Вопрос дееспособности в практике судебно-психиатрической экспертизы//Социалистическая законность. 1956.№ 11. С. 61. [51] Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. ЛГУ, 1960. С. 58. [52] Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. 1954. С. 101. [53] Флейшиц Е.А. Обязательства из причинения вреда и из неосновательного обогащения. М., 1951. С. 711 [54] Шкундин З.И. Арбитраж. 1969. № 13. С. 19. [55] Черепахин Б.Б. Виндикационные иски в советском праве. Ученые записки Свердловского юр. ин-та, 1945. Вып. 1. С. 67; Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Изд. ЛГУ. 1955. С. 72-73. [56] Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967. С.300 [57] Собрание законодательства РФ. 05.12.1994. №32. ст. 3302