Каталог :: Право

Курсовая: Понятие вины в криминальном процессе

Содержание

Введение 1. Понятие и значение вины в криминальном процессе 1.1. Понятие вины 1.2. Формы и виды вины 1.3 Критика концепции вины 2. Преступная неосторожность

2.1 Психологические картины неосторожности

2.1 Преступная небрежность и ее критерии

2.2 Общие черты легкомыслия и небрежности 3. Понятие умысла 4. Сложная вина и невиновное причинение вреда Заключение Список использованных источников

Введение

Одно из обстоятельств, побудившее меня к написанию данной темы курсовой работы (формы и виды вины) – это вопрос об истине в криминальном процессе. С точки зрения здравого смысла казалось, нет почвы для спора. Достоверное установление фактов – необходимое, первейшее условие правильного разрешения дела, во всяком случае, – постановки обвинительного приговора. Анализ практики показывает, что именно невыполнения этого условия служит основной причиной судебных ошибок, Если факты по делу и лицо совершившее преступление т. е. объективную сторону и субъекта можно установить при должном анализе всех фактов, то субъективная сторона в этом плане остается самой сложной и довольно непонятной. Ниже я приведу примеры в формулировках самого понятия вины и что скрывается за этим словом, как вину представляют в европейских странах. Криминально-правовая наука исходит из того, что человек несет полную ответственность за свои поступки только при условии, что он совершил их, обладая полной свободой воли. Вина есть психическое соотношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, выраженное в форме умысла или неосторожности (в котором проявляется антисоциальная, асоциальная либо недостаточно выраженная социальная установка этого лица относительно важнейших ценностей общества). Форма вины - это установленное уголовным законом определенное взаимоотношение (сочетание) элементов сознания и воли совершающего преступление лица, характеризующее его отношение к деянию. Целью работы является анализ и сопоставление форм и видов вины, Актуальность работы проявляется в том, что при трансформации системы Украинского законодательства, которая происходит в настоящий период, проблема правильного установления формы вины, и связанной с ней сущностью и объемом наказания, представляется очень значительной.

1. Вина, как признак субъективной стороны преступления

1.1. Понятие вины

Вообще редкое постановление судебных инстанций обходится без обращения к теме вины. Картина практически не изменилась со времен СССР. Так, в делах об убийстве отмечается необходимость установление по каждому делу формы вины, а в обзоре судебной практики судебной коллегии Верховного суда Украины отмечается, что недостаточное исследование субъективной направленности действий негативно отражается на правоприменительной деятельности следствия и суда. Не следует забывать, что наказывается не преступление, а преступник, а мера наказания зависит от его криминальной заряженности, что воплощается в умысле или неосторожности. Юридическим энциклопедическим словарем дано такое определение понятию вины - психическое отношение лица к совершенному им преступлению, выражающееся в форме умысла или неосторожности. Вина лица всегда выражается в совершении определенных общественно опасных действий (или в бездействии). При этом объективные признаки преступления выступают в единстве с его субъективными признаками. Установить виновность лица в совершенном деянии означает указать на состав преступления. В этом смысле определение субъективной стороны преступления есть завершающий момент выделения состава преступления в действиях лица и, следовательно, в решении вопроса о виновности лица. Специфическая особенность субъективной стороны преступления состоит в том, что она не только предшествует исполнению преступления, формируясь в виде мотива, умысла, эмоционального состояния, но и сопровождает его от начала до конца преступных действий, представляя собой своеобразный самоконтроль за совершаемыми действиями. В содержание вины входит психический процесс, который имеет место при совершении преступления, протекая в сознании преступника. Этот объективно существующий процесс заключается в определенном психическом отношении лица к общественно опасному деянию и его последствиям, образуя в конечном итоге субъективную сторону преступления. Психическое отношение лица к совершенному им действию и причиненному этим действием общественно-опасному последствию со всей определенностью выступает при умышленных преступных деяниях. Умышленно действующее лицо заранее представляет себе, что его поступок может вызвать вредное последствие, обычно сознает и то, что действует вопреки долгу. Умышленное действие, будучи целеустремленным, предполагает, что лицо или прямо направляет свою волю на достижение общественно-опасного последствия, поскольку оно избирает такой путь для удовлетворения своих желаний (прямой умысел), или, во всяком случае, примиряется с наступлением такого последствия ради того, чтобы достигнуть осуществления своих целей (косвенный умысел). Как в первом, так и во втором случае лицо вполне сознает, что его решение поступить известным образом может вызвать наступление определенного общественно опасного последствия, однако такое представление не удерживает его от совершения поступка. Поэтому при исследовании умысла приходится анализировать психическое состояние лица, обращенное вперед, к будущему. Значительно сложнее обнаружить психическое отношение лица к общественно опасному последствию при неосторожности, в особенности при преступной небрежности. Лицо, действующее с неосторожностью, не направляет своей воли на достижение преступного последствия и не допускает его осуществления. При преступном легкомыслии лицо рассчитывает, что общественно опасное последствие не наступит. При преступной небрежности лицо вовсе не предвидит возможности вредного последствия, и именно это непредвидение становится обстоятельством, обусловившим его наступление. Неосторожность, наряду с умыслом, является основной формой вины в уголовном праве. Уголовным законом неосторожность рассматривается как менее опасная форма вины по сравнению с умыслом. Было бы, однако, большой ошибкой недооценивать опасность неосторожности и значение борьбы с неосторожной преступностью. Исследования показали значительный удельный вес неосторожной преступности и значительный ущерб, который она причиняет обществу. Сознание и воля - это элементы психической деятельности человека, совокупность которых образует содержание вины. Находясь в тесном взаимодействии, интеллектуальные и волевые процессы не могут противопоставляться друг другу, всякий интеллектуальный процесс включает и волевые элементы, а волевой в свою очередь включает интеллектуальные. Вместе с тем между сознанием и волей имеется различие. Предметное содержание каждого из них в конкретном преступлении определяется конструкцией состава данного преступления [1]. Различие в интенсивности и определенности интеллектуальных и волевых процессов, протекающих в психике субъекта преступления, лежит в основе деления вины на формы, а в пределах одной и той же формы - на виды. Под формой в философии понимается внутренняя структура связей и взаимодействия элементов, свойств и процессов, образующих предмет или явление, способ существования и выражения содержания и его отдельных модификаций. Форма вины определяется соотношением психических элементов (сознание и воля), образующих содержание вины. Криминально-правовая наука исходит из того, что человек несет полную ответственность за свои поступки только при условии, что он совершил их, обладая полной свободой воли, понимаемой как способность принимать решения со знанием дела. Эта способность включает отражательно-познавательный и преобразовательно-волевой элементы, которые воплощены в криминально-правовой категории вменяемости, являющейся предпосылкой вины, ибо виновным может признаваться только вменяемое лицо, т.е. способное отдавать отчет своим действиям и руководить ими. Элементами вины как психического отношения являются сознание и воля, которые в своей совокупности образуют ее содержание. Таким образом, вина характеризуется двумя слагаемыми: интеллектуальным и волевым. Различные предусмотренные законом сочетания интеллектуального и волевого элементов образуют две формы вины - умысел и неосторожность, по отношению к которым вина является родовым понятием. Признать лицо виновным - значит установить, что оно совершило преступление либо умышленно, либо по неосторожности. Следовательно, доказывание умышленного или неосторожного характера свершенного преступления - это форма познания судом реального факта, существующего вне сознания судей и независимо от него. Познание этого факта осуществляется путем оценки собранных по делу доказательств, относящихся ко всем обстоятельствам совершенного преступления. Поскольку преступлением признается только общественно опасное деяние, то лицо, его совершившее, виновно перед, государством, эта сторона вины раскрывается в ее социальной сущности. Вина является категорией социальной потому, что в ней проявляется отношение лица, совершающего преступление, к важнейшим социальным ценностям. Обобщая все изложенное, можно дать следующее развернутое определение вины: Вина есть психическое отношение лица в форме умысла или неосторожности к совершаемому им общественно опасному деянию, в котором проявляется антисоциальная, асоциальная либо недостаточно выраженная социальная установка этого лица относительно важнейших ценностей общества.

1.2. Форма вины

Форма вины - это установленное уголовным законом определенное взаимоотношение (сочетание) элементов сознания и воли совершающего преступление лица, характеризующее его отношение к деянию. Преступлением, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований легкомысленно рассчитывало предотвращение этих после­дствий. Преступление признается совершенным по небрежности, если ли­цо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой вни­мательности и предусмотрительности должно было (объективный критерий) и могло (субъективный критерий) их предвидеть должно было и могло предвидеть эти последствия. Как общественно полезная, так и общественно вредная деятельность человека детерминируется его материальными и духовными потребностями, которые и свою очередь порождаются условиями жизни человека. На основании потребностей у человека возникают определенные интересы, на базе которых формируются побуждения, обуславливающие постановку определенных целей. Весь этот психический процесс имеет определенную эмоциональную окраску, происходит под контролем сознания и направляет волей лица, которое, осознав мотив и цели, а также средства их достижения, принимает решение совершить определенные действия (или воздержаться от таковых). Действительно, законодательное определение форм вины (умысла и неосторожности) не содержит прямых указаний на мотив, цель и эмоции, но это совсем не означает, что они не входят в содержание вины. Законодатель, не включив эти компоненты в определение форм вины, исходит из того, что эти компоненты психологической деятельности всегда присущи любому человеческому поведению. Поэтому, определяя формы вины, законодатель указывает только те обязательные элементы психической деятельности, их взаимодействие между собой и внешним миром, которые необходимы и достаточны для признания наличия вины и без которых невозможна уголовная ответственность. Таким образом, функциональная роль форм вины в системе уголовного права Украины заключается в определении субъективных оснований уголовной ответственности. Без выяснения мотивов и целей невозможно определить причины и условия, породившие преступления, степень вины, а, следовательно, индивидуализировать ответственность и наказание лицу, совершившему общественно опасное деяние. Как указывалось выше, каждая из форм вины слагается из интеллектуальных и волевых элементов психической деятельности. Интеллектуальный элемент - это сознание лицом характера совершаемых действий. Воля заключается в регулировании человеческой деятельности путем принятия в каждом конкретном случае выбора решения совершить определенные действия или воздержаться от них. Значение вины в криминальном плане велико и многопланово. Вина является субъективным основанием уголовной ответственности. Вина, ее формы, мотив и цель дают возможность разграничить многие преступления, сходные по объективным признакам. Правильное установление формы и вида вины имеет большое значение для индивидуализации уголовной ответственности и наказания. Преступление признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало общественно опасный характер своего действия или бездействия, предвидело общественно опасные последствия и желало их (при косвенном умысле не желало, но сознательно допускало последствия либо безразлично к ним относилось) или сознательно допускало наступление этих последствий. Умысел является наиболее распространенной и представляющей повышенную опасность формой вины, так как умышленное деяние сознательно направленное на причинение вреда обществу, создает большую вероятность причинения этого вреда, чем неосторожное действие. Лицо, совершившее умышленное преступление, также представляет большую опасность. В связи с этим, умышленное преступление при прочих равных условиях влечет более строгое наказание, чем аналогичное преступление, совершенное по неосторожности и правовые последствия также более серьезные: судимость за умышленное преступление препятствует передаче лица на поруки, установлены более строгие правила условно - досрочного освобождения от наказания, возможность признания лица особо опасным рецидивистом, амнистия применяется в ограниченном объеме. Неосторожность, как было указанно выше, является самостоятельной формой вины. Она рассматривается как менее опасная форма по сравнению с умыслом. Преступление признается совершенным по неосторожности, если лицо, его совершившее предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение, либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть. Хотя неосторожность является менее опасной формой вины по сравнению с умыслом, преступления совершаемые по неосторожности причиняют значительный вред обществу и имеют относительную распространенность. В условиях НТР и интенсификации труда при неразвитых рыночных отношениях увеличивается число неосторожных преступлений, и вопрос борьбы с этими видами преступлений остро стоит на повестке сегодняшнего дня. Причинение вреда по неосторожности всегда предполагает нарушение определенных правил предосторожности. Неосмотрительное поведение - характерный признак неосторожных преступлений, и состоит в том, что человек не исполняет в служебной деятельности или повседневной жизни требуемых мер предосторожности. Правила предосторожности складываются в связи с возможностью возникновения вредных последствий от той или иной деятельности человека и ставят задачу предотвратить возможность наступления таких последствий, либо уменьшить вероятность их наступления. Так возник ряд правил обращения с огнем. Также складываются и другие правила безопасности в быту, на производстве, при осуществлении профессиональной деятельности. Преступления, совершаемые по неосторожности многообразны. К неосторожным преступлениям, совершаемым в сфере использования техники относятся: нарушение правил безопасности движения и эксплуатации различных видов транспорта, нарушение правил охраны труда, нарушение правил безопасности горных и строительных работ и некоторые другие. Эти преступления связаны с нарушениями специальных правил, установленных в целях безопасного использования различных технических средств. Такие преступления могут повлечь исключительно тяжкие последствия: гибель людей или причинение вреда их здоровью, крупный материальный ущерб, дезорганизацию производства и т. д. К неосторожным преступлениям, совершаемым должностными лицами в сфере управленческой деятельности относится: халатность, бесхозяйственность, выпуск недоброкачественной продукции, преступления в области охраны природы и некоторые другие. Эти преступления выражаются в невыполнении или ненадлежащем выполнении должностным лицом своих обязанностей, что причиняет вред интересам общества и граждан. К неосторожным преступлениям в сфере профессиональной деятельности относятся: неоказание помощи больному, нарушение ветеринарных правил и правил, установленных для борьбы с болезнями и вредителями и т. п. К неосторожным преступлениям, совершаемым в быту, относятся такие, как, неосторожное тяжкое или менее тяжкое телесное повреждение, неосторожное уничтожение или повреждение государственного, общественного либо личного имущества граждан, повлекшее тяжкие последствия, небрежное хранение огнестрельного оружия, если это повлекло тяжелые последствия. Неосторожные преступления квалифицируются, как правило, по последствиям, а также по способам их причинения, по сфере деятельности, в которой они наступают. Ненаступление последствий причинивших вред, по общему правилу, исключает ответственность за неосторожное создание опасности причинения вреда. Законодательное описание неосторожной формы вины позволяет различать две ее разновидности, отличающиеся по своему психологическому содержанию. Поэтому теория уголовного права и судебная практика выделяют два вида неосторожности. Юридическое значение формы вины разнообразно: Во-первых, форма вины является объективной границей, отделяющей преступное поведение от непреступного. Это проявляется в тех случаях, когда закон устанавливает уголовную ответственность только за умышленное совершение общественно опасного деяния. Во-вторых, форма вины определяет квалификацию преступления, если законодатель дифференцирует уголовную ответственность за совершение общественно опасных деяний, сходных по объективным признакам, но различающихся по форме вины. В-третьих, форма вины во многих случаях служит основанием законодательной дифференциации уголовной ответственности: одно и то же деяние наказывается значительно строже при умышленном совершении, чем при неосторожной вине. В-четвертых, вид умысла или вид неосторожности, не влияя на квалификацию, может служить важным критерием индивидуализации уголовной ответственности и наказания. В-пятых, форма вины в сочетании со степенью общественной опасности деяния служит критерием законодательной квалификации преступлений. В-шестых, форма вины предопределяет условия отбывания наказания в виде лишения свободы. 1.3 Критика концепции вины. Традиционное двучленное подразделение умысла на интеллектуальный и волевой моменты вызывает возражения не только с позиции правоприменения, но и с точки зрения психологический корректности. Целесообразно сослаться на зарубежный опыт в рассматриваемом контексте, который может оказаться законодателю весьма полезным. Так в УК ФРГ понятие умысла не дается, однако его содержание из Главы 16 (Ошибка в запрете), который оперирует психологическим термином "знание": "Кто при совершении деяния не знает об обстоятельстве, которое относится к предусмотренному составу преступления, тот действует неумышленно". Кроме того, в ст. 132 УК Франции выделено такое юридическое образование как предумысел, также по существу определяемый через знание: "Предумыслом является сформировавшееся до акции намерение совершить определенное преступление или проступок". Для нашей действительности это совсем непонятно, так как большинство жителей пост советского пространства живет мыслями о том, чтобы что-либо уворовать. Примерно также определен умысел в УК Испании. В австрийском законодательстве умысел подразделяется на три вида - непосредственный умысел, преднамеренность и сознательность. В первом указано: умышленно действует тот, кто хочет осуществить обстоятельства дела, соответствующие картине преступления; для этого достаточно, чтобы преступник серьезно рассчитывал на возможность такого осуществления и этим расчетом довольствовался. Во второй определено: преступник действует преднамеренно, если для него важно осуществить обстоятельства или достичь успеха в деле, в отношении которого закон устанавливает преднамеренные действия. В части третьей предусмотрено: преступник действует сознательно, если он считает обстоятельства или достижение успеха, в отношении которых закон устанавливает наличие сознания не просто возможным, но их существование или наступление неизбежным. Таким образом, практически во всех европейских УК умысел определяется через сознание, а нюансы сознания разработаны большей частью в доктрине, иногда же представлены и в законе. Законодательная дефиниция умысла УК Украины ориентирована, прежде всего, на преступления с так называемым материальным составом. Для того чтобы доказать наличие умысла в действиях лица, правоприменитель должен со всей определенностью установить, что субъект в результате совершаемых им действий предвидел возможность наступления общественно опасных последствий и желал их наступления или по меньшей мере сознательно допускал итоговый негативизм поведения. Между тем уголовное законодательство предусматривает ответственность и за совершение преступлений с так называемым формальным составом, где последствия не являются предметом доказывания, например клевета, оскорбление и т. п. Субъективная сторона таких преступлений характеризуется, как правило, умыслом. Но законодательная формулировка умысла к таким преступлениям неприменима, поскольку последствия не являются признаком деяния, а умысел ориентирован исключительно на объективированный вовне результат. Правоприменитель вынужден выходить из столь затруднительного положения с помощью искажения законодательной формулировки, игнорируя момент предвидения вовсе, а момент желания перенеся с последствий на действие: субъект сознавал общественную опасность своего деяния и желал его совершить. Существующая законодательная конструкция умысла способна создавать парадоксы и при квалификации преступлений с материальным составом. Например, обязательным признаком объективной стороны злоупотребления должностными полномочиями является существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства. С субъективной стороны деяние характеризуется как умышленное, что означает следующую конструкцию субъективной стороны: субъект сознает, что совершает общественно опасное деяние, выраженное в злоупотреблении служебными полномочиями, предвидит, что результатом деяния может быть существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства и желает наступления таких последствий или по меньшей мере допускает их наступление. Но если субъект желает причинить существенный вред интересам личности или государства, тогда деяние становится очень похожим либо на диверсию (существенный вред государству), либо на одно из преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина, которые также не исключают корыстной мотивировки. С точки зрения психологических постулатов законодательная трактовка умысла не выдерживает критики. Психологи определяют сознание через термин осознание: сознание предполагает обусловленное его социальной природой осознание отражаемых человеческим мозгом процессов действительности. Однако не только отражение реалий внешнего мира составляет содержание сознания, но и осознание собственных субъективных возможностей, т. е. самосознание. Сознание, таким образом, представляет собой знание внешних и внутренних объектов, детерминирующих поведенческие реакции, превращаясь в мотив. Мотив в свою очередь есть потребность, имеющая свойство возрастать в случае, если остается неудовлетворенной. Следовательно, сознание, которая в рамках уголовного права составляет важнейшую часть умысла, есть знание о детерминирующих поведение потребностях. Воля, которая в законодательном определении умысла выражена терминами «желание» или «сознательное допущение», «представляет собой, - по утверждению известного психофизиолога П.В.Симонова, - специфическую потребность и, следовательно, не может рассматриваться в качестве одной из форм отражения действительности. Другое дело, что сама воля, подобно остальным потребностям, получает отражение в голове, осознается». В таком ракурсе получается весьма оригинальная картина применительно к современной трактовке умысла в УК Украины: субъект сознает общественную опасность своего поведения, сознает потребность в виде желания, которая им владеет и направляет все его поступки, и желает действовать. Такая совершенно лишенная смысла тавтология способна вызвать лишь недоумение в случаях конкретной квалификации. Если субъект сознает, что занимается охотой не территории заповедника, уместно и целесообразно ли практически устанавливать к тому же, что он желал охотиться на этой территории? Это способно создать иллюзию, будто охотник, сознающий, что охотиться на территории заповедника нельзя, может не желать этого. Этакая забавная аллегория. При желании можно привести еще несколько таких примеров. Таким образом, оказывается, что современная законодательная трактовка умысла в УК Украины неприемлема не с теоретических, не с практических позиций. Целесообразно с практической и научной точек зрения (взяв за основу позиции европейских УК) видится такое определение умысла: «Преступление признается совершенным умышленно, если субъект, его совершивший, сознавал общественно опасный и противоправный характер своего деяния. В случае если субъект сознавал возможность причинения множества последствий в результате своего деяния, рассчитывая на любой результат (неопределенный умысел), ответственность наступает по фактически содеянному». К тому же это отражает возможность объективного вменения. В уголовном праве уже давно утвердилось так называемое психологическое понимание вины исключительно как умысла и неосторожности. Если вина есть умысел или неосторожность, а последние признаки субъективной стороны состава имеют четко фиксированное содержание, то, следовательно, не может быть уменьшенного умысла, уменьшенной или частичной неосторожности. Такие рассуждения естественно вытекали из психологического понимания вины. Вопрос о степенях вины ставился сторонниками оценочного ее понимания еще с дореволюционных времен. Оттенки вины помимо строго фиксированных содержательных моментов умысла и неосторожности, естественно, для ортодоксов психологического понимания вины не допускалось. Между тем УК Скандинавских стран, а затем ФРГ, Австрии не только включили в свои рамки дефиниции уменьшенной или ограниченной вменяемости, но и предусмотрели иные нормы, призванные в полной мере отразить принцип вины. На международных юридических форумах высказывалось недоумение по поводу советского уголовного законодательства. В австрийской доктрине уголовного права существует подразделение на вину в преступлении (вина преступления) и вину преступника. Отмечается, что вина в совершенном преступлении зависит от типа состава преступления. Это означает, что правонарушитель будет отвечать только за то деяние, которое он совершил. Упрек же со стороны общества обращается только на действия, нарушившие конкретно определенный в уголовном кодексе запрет, что полностью соответствует принципу субъективного вменения, принятому в УК Украины. Вина преступления не обременяет правонарушителя, но сохраняет от избытка наказания, соразмерность которого зависит от принятия во внимание личностных особенностей правонарушителя. Вина преступника (личность, характер, потребности) являются в рамках вины преступления отягощающим обстоятельством, если мы осуждаем правонарушителя не за мгновенно возникшую мотивацию, а за недостаток его внутренних ценностных ориентаций. Это будет степень пренебрежения социальными запретами. Оценочное понимание вины, разработанное в доктрине западноевропейских государств, позволяет им учитывать при наказании оттенки субъективного состояния лица к содеянному. Интересным представляется решение вопроса о степенях вины в УК Испании. В ст. 21 УК Испании предлагается считать невиновными лиц не только в том случае, если они находились в состоянии уменьшенной вменяемости, но и когда они действовали в состоянии алкогольного отравления, если это состояние не было специально спровоцировано субъектом для облегчения совершения преступления. Невиновным считается субъект, действовавший под влиянием сильного страха. (Нелишне заметить, что УК Испании 1995 г. – самый современный из всех европейских УК – воплотил в своих нормах опыт передовой европейской правовой мысли.) В новом УК Украины составители использовали действующий УК РФ, а они в свою очередь конструкции Уголовного уложения 1903 г. и конечно УК советского времени, что ощущается, если сопоставить конструкции. Однако принцип вины, который в Уложении позволяет учитывать нюансы психологического отношения лица к содеянному не был востребован. Формулировка была следующая: преступное деяние почитается умышленным не только когда виновный желает его учинения, но также когда он сознательно допускает наступления последствия, обуславливающего преступность его деяния.

2. Преступная неосторожность

2.1 Психологические картины неосторожности

Психологические картины неосторожности имеют глубокие социальные корни. Они тесно связаны с установками, взглядами и принципами личности – с ее социальной позицией. Невнимательность, легкомыслие и т.д. проявившиеся в неосторожном причинении ущерба общественным интересам, охраняемым законом, коренятся в недостаточной значимости этих интересов для виновного, а отсюда – в недостаточно внимательном к ним отношением. Поэтому неосторожность, как и умысел, есть проявление отрицательного отношения лица к интересам общества. В то же время между умышленным и неосторожным совершением преступления в этом плане имеется существенное различие. Если при умысле наблюдается известная пропорциональность между ''злой волей'' преступника, характером и направленностью его умысла и характером и тяжестью наступивших последствий, в неосторожных преступлениях такой пропорциональности, как правило, нет: незначительная неосторожность, легкая неосмотрительность, простая забывчивость в определенных условиях, например при использовании техники, могут причинить огромный ущерб, вызвать человеческие жертвы. К тому же на совершение неосторожных преступлений большое влияние нередко оказывают такие состояния личности, как усталость, болезненное состояние, и такие ее психологические особенности, как сила воли, устойчивость внимания, время реакции и т.д. Указанные особенности неосторожности как формы вины определяют особенности уголовной ответственности за неосторожность: неосторожное преступление квалифицируется по последствиям, а также по способам и средствам причинения этих последствий, по сфере деятельности, в которой эти последствия причиняются. Ненаступление последствий, как правило, исключают ответственность за неосторожное создание опасности причинения вреда. Ответственность за неосторожность конструируется таким образом, что она возможна только при реальном наступлении результата, причем это связывается им с тем, что при совершении преступления вследствие неосторожности действие или бездействие виновного само по себе может и не быть общественно опасным и рассматривается в качестве такового только в связи с тем, что оно повлекло за собой наступление общественно опасных последствий. В преступлениях, совершаемых по неосторожности, именно последствия придают всему деянию общественную опасность. Поэтому отношение к последствиям – это и есть отношение к общественной опасности деяния. Неосторожные преступления квалифицируются, как правило, по последствиям, а также по способам их причинения, по сфере действия, в которой они наступают. В уголовном праве различают три вида вреда, причиняемого преступлениями: физический вред, т.е. вред, причиняемый жизни и здоровью граждан; материальный и имущественный вред; морально-политический вред, т.е. вред, наносимый интересам государства и общества. Большинство неосторожных преступлений предусматривает в качестве преступного последствия именно физический вред, т.е. гибель людей или причинение им увечий. Законодательное определение неосторожности охватывает все встречающиеся в реальной жизни разновидности этой формы вины в преступлениях с материальным составом. Она исчерпывается двумя видами – преступным легкомыслием и преступной небрежностью. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но легкомысленно рассчитывало на их предотвращение. Преступное легкомыслие по своему интеллектуальному моменту характеризуется тем, что лицо предвидит возможность наступления общественно опасных последствий своего действия. Часто это связано с сознательным нарушением правил предосторожности (правил безопасности движения на транспорте, правил обращения с оружием, правил пожарной безопасности, правил техники безопасности на производстве и т.д.). По своему волевому моменту лицо легкомысленно рассчитывает на предотвращение общественно опасных последствий, но его расчет не оправдывается, оказывается не соответствующим объективной обстановке и его возможностям, в результате чего наступают преступные последствия. Наиболее часто вина в виде преступного легкомыслия бывает в автотранспортных преступлениях. Водитель сознательно нарушает правила дорожного движения, понимая, что могут наступить опасные последствия, но считает, что его умение водить машину предотвратит их. Преступное легкомыслие, как форма вины, представляет опасность тем, что лицо сознательно нарушает правила предосторожности, хотя и не желает вредных последствий. Предвидение возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия составляет интеллектуальный элемент легкомыслия, а самонадеянный расчет на предотвращение - его волевой элемент. Характеризуя интеллектуальный элемент легкомыслия, законодатель указывает только на возможность предвидения общественно опасных последствий, но опускает психическое отношение к действию или бездействию. Это объясняется тем, что сами действия, взятые в отрыве от последствий, обычно не имеют криминально-правового значения. Вместе с тем, поскольку легкомыслие, как правило, связано с сознательным нарушением определенных правил предосторожности, установленных для предотвращения вреда. Осознанность поведения делает этот вид неосторожной вины более опасным по сравнению с преступной небрежностью. Лицо, действующее по легкомыслию, всегда осознает отрицательное значение возможных последствий для общества, и именно поэтому стремится к предотвращению этих последствий. Следовательно, при легкомыслии виновный сознает потенциальную общественную опасность своего действия или бездействия. Критериями вины субъекта при легкомыслии являются, во-первых, объективный критерий – обязанность субъекта предвидеть недостаточность обстоятельств, на которые он рассчитывал, для предотвращения результата, обязанность субъекта соблюдать правила предосторожности, и, во-вторых, субъективный критерий – возможность лица это сознавать.

2.2 Преступная небрежность и ее критерии

Небрежность характеризуется следующими признаками: а) непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия; б) долженство (объективный критерий) лица предвидеть эти последствия; в) возможность (субъективный критерий) лица их предвидеть. При определении общего понятия вины было установлено, что вина – это психическое отношение лица к общественно опасному деянию, оцениваемое нравственностью и правом как порицаемое и осуждаемое. Следовательно, для того чтобы обосновать в понятии преступной небрежности момент вины, необходимо указать на наличие в ней психического отношения к общественно опасному деянию, которое заслуживает неодобрительной морально-правовой оценки. Характеристика психического отношения виновного к своему деянию при небрежности может быть различной: - Субъект может сознавать, что он нарушает определенные правила предосторожности, не предвидя, однако, возможности наступления общественно опасных последствий. Этот вид небрежности возможен. Этот вид небрежности возможен, очевидно, лишь в материальных составах; - Субъект, совершая деяние, носящее сознательный волевой характер, может не сознавать, что этим деянием он нарушает определенные правила предосторожности; - Само деяние субъекта может быть лишено сознательного волевого контроля, при условии, что субъект мог и должен был не допустить состояния, вызвавшего отсутствие сознательного волевого контроля, либо принять меры, чтобы в таком состоянии не допустить нарушения охраняемых законом интересов. В любом из этих случаев субъект не сознает, но имеет возможность и обязан сознавать общественно опасный характер совершаемого деяния. В первых двух случаях эта обязанность и возможность сознания существовала во время совершения деяния, в третьем случае она имелась у субъекта в период, предшествовавший возникновению состояния, лишившего субъекта сознательного волевого контроля. Это отношение к общественной опасности отграничивает небрежность в формальных составах от умысла. Интеллектуальное содержание преступной небрежности характеризуется двумя признаками: отрицательным и положительным. Отрицательный признак небрежности - непредвидение лицом возможности наступления общественно опасных последствий – включает в себя, во-первых, отсутствие сознания общественной опасности совершаемого действия или бездействия, а, во-вторых, отсутствие предвидения преступных последствий. В соответствии с законом лицо, действующее по небрежности, не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия. Небрежность – это единственная разновидность вины, при которой лицо не предвидит последствий ни в форме неизбежности, ни в форме возможности их наступления. Здесь вообще отсутствует позитивная психологическая связь между субъектом преступления и причиненными им преступными последствиями. Положительный признак интеллектуального элемента небрежности состоит в том, что виновный должен был и мог предвидеть наступление фактически причиненных общественно опасных последствий. Предметное содержание небрежности определяется, во-первых, теми обстоятельствами, которые сознавал субъект и сознание которых давало ему возможность предвидеть последствия, и, во-вторых, теми обстоятельствами, соответствующими признаками состава преступления, которые субъект мог и должен был сознавать (предвидеть). Эти две группы обстоятельств взаимосвязаны: осознание первых создает возможность осознания вторых, и лишь в совокупности они составляют предметное содержание небрежности. Волевое содержание небрежности означает: ² волевое решение о выборе способа общественно значимого поведения; ² волевой характер совершаемого виновным действия или бездействия; ² отсутствие волевых актов поведения, направленных на предотвращение общественно опасных последствий. Во всех своих компонентах волевое содержание небрежности обусловлено негативным характером ее интеллектуального элемента, тем, что виновный не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий. Поскольку воля субъекта непосредственно не связана с наступившими общественно опасными последствиями (они не являются ее продуктом), то практически преступная небрежность устанавливается с помощью интеллектуального ее элемента. Она является единственной разновидностью вины, характеризующейся непредвидением общественно опасных последствий, и только при отсутствии такого предвидения возникает вопрос о наличии вины в форме преступной небрежности. Этот вид неосторожности определяется тем, должен ли был и мог ли субъект предвидеть наступление общественно опасных последствий своего деяния. Долженствование означает объективный критерий, а возможность предвидения – субъективный критерий небрежности. Установление психического отношения к общественно опасному последствию при преступной небрежности представляет известные затруднения благодаря тому, что при ней у лица отсутствует всякое предвидение наступления такого последствия. Этой особенностью преступная небрежность отличается как от умысла, так и от другого вида неосторожности – преступной самонадеянности. Наоборот, тот же признак является общим для преступной небрежности и невиновным причинением вреда. Вследствие этого установление вины при преступной небрежности приобретает особенно важное значение: оно должно не только определить границу, которая проходит между преступной небрежностью и случаем, но вообще отграничить всю область виновного поведения от невиновного. Непредвидение возможности наступления общественно опасных последствий сближает небрежность со случайным, невиновным причинением вреда, которое в законодательстве рассматривается как самостоятельный вид психического отношения к общественно опасным последствиям. В отличие от небрежности ''случай'' характеризуется отсутствием объективного или субъективного критериев, определяющих небрежность как вид вины. В литературе, как и в судебной практике, ''случай'' как невиновное причинение вреда обычно обосновывается отсутствием возможности предвидеть и предотвратить общественно опасные последствия. Случайное причинение общественно опасных последствий может быть обусловлено отсутствием объективного критерия небрежности, то есть обязанности предвидеть вредные последствия. Примером такого ''случая'' может служить уголовное дело по обвинению лица, который закурив, бросил горящую спичку, которая попала в лежавшую у дороги бочку из-под бензина и вызвала взрыв паров бензина. При взрыве дно бочки вылетело и, попав в прохожего, причинило ему смертельное ранение. Суд пришел к выводу, что смерть прохожего наступила в результате несчастного случая, поскольку в обязанности лица не входило предвидение и предупреждение фактически наступивших последствий, следовательно, он причинил тяжкие последствия без вины. Невиновное причинение общественно опасных последствий может быть обусловлено одновременным отсутствием и объективного и субъективного критерием небрежности. Так, Пленум Верховного Суда признал необоснованным осуждение за неосторожное убийство лица, который, заготавливая траву для скота, не уследил ребенка, пришедшего вместе с ним, который упал в реку с обрыва и утонул. Когда ребенок упал в реку, он бросился в реку чтобы спасти его, но безуспешно. При таких обстоятельствах, он не должен был и не мог предвидеть возможности наступления смерти кого-либо и поэтому происшедшее следует считать несчастным случаем.

2.3 Общие черты легкомыслия и небрежности

Анализ психологического содержания преступного легкомыслия и преступной небрежности позволяет выявить общие черты, отличающие их от умысла и обосновывающие объединение в рамках одной и той же формы вины – неосторожности. Легкомыслие и небрежность имеют единые психологические и социальные корни, порождаются одинаковыми отрицательными чертами личности: недостаточной осмотрительностью, внимательностью, заботливостью об общественных интересах. Иными словами, в том и другом случае лицо проявляет недостаточную осторожность, поэтому самонадеянность и небрежность объединяются общим понятием ''неосторожность''. Недостаточная осторожность при легкомыслии проявляется в оценке тех обстоятельств, которые, по мнению субъекта, должны предотвратить наступление общественно опасных последствий, поэтому можно сказать, что лицо не предвидит возможности непредотвращения последствий; при небрежности эта неосторожность проявляется в отношении самого характера деяния, в силу чего субъект не предвидит его возможные общественно опасные последствия. Общественная опасность лица, как при легкомыслии, так и при небрежности однотипна и выражается в отсутствии бережного, заботливого отношения к интересам общества, охраняемым уголовным законом. Вторым общим признаком обоих видов неосторожности, отличающим ее от умысла, является отсутствие у субъекта сознания актуальной общественной опасности совершаемого деяния. При легкомыслии лицо предвидит абстрактную возможность наступления конкретных опасных последствий, поэтому можно говорить и о сознании потенциальной опасности совершаемого действия или бездействия. Иначе дело обстоит при небрежности. Здесь виновный ни в какой форме не предвидит наступления общественно опасных последствий, поэтому нет оснований и для постановки вопроса о сознании общественной опасности совершаемого деяния. Такое сознание отсутствует и в случае причинения непредвидимых последствий в результате сознательного нарушения определенных правил предосторожности (профессиональных или бытовых), поскольку и здесь нет предвидения конкретных общественно опасных последствий.[2] В то же время у лица, действующего и легкомысленно и по небрежности имеется обязанность сознавать общественную опасность своего поступка и возможность такого сознания при более осмотрительном и внимательном отношении к делу. Общей чертой двух видов неосторожности является то, что они устанавливаются с помощью объективного и субъективного критериев. Объективный критерий заключается в обязанности лица 1) осознавать общественно опасный характер своего деяния (при неосторожности в формальных составах); 2) предвидеть возможные общественно опасные последствия своего деяния (при небрежности в материальных составах); 3) предвидеть неосновательность своего расчета на предотвращение возможных общественно опасных последствий (при самонадеянности в материальных составах). Объективный критерий имеет нормативный характер и основан на обязанности человека соблюдать существующие в обществе правила предосторожности, начиная от простых, складывающихся в общежитии, и кончая сложными правилами техники безопасности при осуществлении определенной профессиональной деятельности. Субъективный критерий заключается в возможности лица сознавать и предвидеть перечисленные выше обстоятельства. Он имеет большое значение для характеристики неосторожности, поскольку лишь при его наличии можно говорить о зависимости общественно опасного деяния от личности субъекта. Наличие указанных критериев неосторожности ограничивает ее от субъективного случая, при котором вред причиняется лицом, не обязанным или не способным оценивать обстановку причинения вреда иначе, чем он сделал, не обязанным или не способным предвидеть возможность наступления общественно опасных последствий. Наряду с общими признаками, легкомыслие и небрежность обладают специфическими признаками, отграничивающими их друг от друга. Их необходимо строго различать как для точного установления в деянии обвиняемого признаков неосторожной вины (в материальных составах должна установиться не ''вообще'' неосторожность, а либо небрежность, либо легкомыслие), так и для отграничения неосторожности от субъективного случая от умысла. При известном несходстве между умыслом и неосторожностью по интеллектуальному элементу основное различие между ними заключается в разной направленности воли виновного. В умышленных преступлениях воля виновного направлена (прямо или косвенно) на причинение преступных последствий, а при неосторожности она направлена на совершение действия (бездействия), противоречащего требованиям надлежащей заботливости, осмотрительности, внимательного отношения к интересам других лиц.

3. Понятие умысла

Умысел - это наиболее распространенная в законе и на практике форма вины. Прямой умысел это когда лицо, совершившее преступление, сознавало общественную опасность своего действия или бездействия, предвидело последствия и желало их наступления. Косвенный умысел в соответствии с законом имеет место, если лицо, совершившее преступление, осознало общественную опасность своего действия (или бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, и хотя и не желало, но сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично. Сознание общественно опасного характера деяния при косвенном умысле, по существу, не отличается от соответствующего элемента прямого умысла. Но характер предвидения общественно опасных последствий неодинаков при прямом и при косвенном умыслах. Косвенному умыслу свойственно предвидение только возможности наступления общественно опасных последствий. При этом субъект предвидит возможность наступления таких последствий как реальную, т.е. считает их закономерным результатом развития причинной связи именно в данном конкретном случае. Косвенный умысел, да и вообще умысел, исключается, если субъект не распространяет возможность наступления вредных последствий на данный конкретный случай, т.е. сознает закономерность наступления таких последствий в других аналогичных случаях. Волевой элемент косвенного умысла характеризуется в законе как отсутствие желания, но сознательное допущение общественно опасных последствий либо безразличное к ним отношение. Сравнивая косвенный умысел с прямым, следует иметь в виду, что при косвенном умысле общественно опасное последствие - это побочный продукт преступных действий виновного, направленных к достижению иной цели, находящейся за рамками данного состава преступления. Виновный не стремится причинить общественно опасные последствия. Волевое содержание косвенного умысла может проявиться и в безразличном отношении к наступлению общественно опасных последствий. Она, по существу, мало чем отличается от сознательного допущения и означает отсутствие активных эмоциональных переживаний в связи с общественно опасными последствиями, реальная возможность наступления которых отражается опережающим сознанием виновного. В этом случае субъект причиняет вред общественным отношениям, что называется, не задумываясь о последствиях совершаемого деяния, хотя возможность их причинения представляется ему весьма реальной. Косвенный умысел встречается в законодательстве и в реальной жизни значительно реже, чем прямой. Он невозможен при совершении преступлений с формальным составом, в преступлениях, состав которых специальную цель деяния. При покушении на преступление и приготовлении к преступлению, при сознании неизбежности наступления общественно опасных последствий, а также в действиях организатора, подстрекателя и пособника. 4. Сложная вина и невиновное причинение вреда. Теория и практика давно выработали свою позицию по отношению к преступлениям с двумя формами вины. Если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность этих наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно. Своеобразие состава преступления с двумя формами вины состоит в том, что законодатель как бы сливает в один состав два самостоятельных преступления, одно из которых является умышленным, а другое - неосторожным. Преступления с двумя формами вины сконструированы по одному из следующих типов. Первый тип образуют преступления с двумя указанными в Законе и имеющими неодинаковое юридическое значение последствиями. Речь идет о квалификационных видах преступлений, основной состав которых является материальным, а в роли квалификационного признака выступает более тяжкое последствие, чем последствие, являющееся обязательным признаком основного состава. Характерно, что квалификационное последствие заключается в причинении вреда другому, а не тому непосредственному объекту, на который посягает основной вид данного преступления. Второй тип преступления с двумя формами вины характеризуется неоднородным психическим отношением к действию или бездействию, являющемуся преступным, независимо от последствий и к квалификационному последствию. При этом квалификационное последствие состоит в причинении вреда дополнительному объекту, а не тому, который поставлен под уголовно-правовую охрану нормой, формулирующей основной состав данного преступления. К этому типу относятся квалификационные виды преступлений, основной состав которых является формальным, а квалификационный состав включает определенные тяжкие последствия. Таким образом, субъективные особенности подобных преступлений производны от специфической конструкции объективной стороны: сосуществование двух различных форм вины в одном преступлении обусловлено наличием двух самостоятельных предметов виновного отношения субъекта - умысел, являющийся субъективным признаком основного состава, и неосторожность, характеризующаяся психическим отношением к последствиям, играющим роль квалификационного признака. При этом каждая из форм вины, сочетающихся в одном преступлении, полностью сохраняет свое качественное своеобразие. Именно поэтому подобные преступления характеризуются в Законе как совершенные с двумя формами вины. Что касается невиновного причинения вреда (случай), то деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не сознавало и по обстоятельствам дела не должно было или не могло сознавать общественную опасность своего действия или бездействия либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Из данного определения видно, что отсутствует какой либо признак виновной причастности лица к какому либо связанному с ним фактом.

Заключение

В заключение нашей работы, обобщим полученные данные. Вина – это психическое отношение лица к совершенному общественно опасному деянию (действию или бездействию), выраженное в форме умысла или неосторожности. Сознание лицом общественной опасности характера своего деяния. Предвидение его общественно опасных последствий и желание их наступления – все это характеризует прямой умысел. Косвенный умысел в соответствии с законом имеет место, если лицо, совершившее преступление, осознало общественную опасность своего деяния (или бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, и хотя и не желало, но сознательно допускало их либо относилось к ним безразлично. При преступной небрежности лицо не предвидело возможности наступления последствий хотя при необходимой внимательности должно было и могло их предвидеть. Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, но без достаточных оснований рассчитывало на их предотвращение. Основное, главное отличие легкомыслия от косвенного умысла заключается в содержании волевого элемента. Если при косвенном умысле виновный сознательно допускает наступление общественно опасных последствий, т.е. одобрительно относится к ним, то при легкомыслии отсутствует не только желание, но и сознательное допущение этих последствий, и, наоборот, субъект стремится не допустить их наступления, относится к ним отрицательно. Неправильное разграничение преступного легкомыслия от косвенного умысла может повлечь ошибку в установлении формы вины. Традиционное двучленное подразделение умысла на интеллектуальный и волевой моменты вызывает возражения не только с позиции правоприменения, но и с точки зрения психологический корректности. В работе были проанализированы позиции рассмотрения вины в законодательстве европейских стран. Поэтому не может и не должно быть какого-то общего подхода к установлению психического отношения лица к совершенному им общественно опасному деянию и его последствиям, к установлению мотивов и целей данного деяния. В заключении хочется сказать, что тема вины, ее форм и видов еще долго будет обсуждаться на теоретическом уровне. Совсем не лишним будет ознакомиться законодателям нашей страны с опытом Европы и перенять его, чтобы застраховать себя от ошибок. Но какие бы теории не выдвигали на обсуждение ученые, очень многое зависит от следствия и суда. В основном в их власти понять и доказать что же руководило преступником и какова его степень вины.

Список использованных источников:

1. Уголовный кодекс Республики Беларусь. Минск: Амалфея. 1999. 2. Уголовный кодекс Российской Федерации. - М.: Российское право. - 1996. 3. Большая Советская энциклопедия. Т. 5. 1971. Стр. 721. 4. Сборник судебной практики по уголовным делам за 1994 - 1998 гг. Составитель Бабий Н.А. Минск: Тесей. 2000. 5. Комментарии к уголовному кодексу. Минск. Тесей. 2000. 6. Шошина В.В. Ответственность за неосторожные преступления, совершаемые в быту // Вестник МГУ, серия 11, 1994, N2. 7. Уголовное право: Общая часть. Москва. 1998. Стр. 188. 8. Квашис В.Е. Преступная неосторожность. Владивосток. 1996. 9. Кригер Г.А. Понятие и содержание вины в уголовном праве. – Вест. Москва. Ун-та. – 1993. 10. Кудрявцев В.И. Механизм преступного поведения. - М. - 1991. 11. Михеев Р.И. Проблемы вменяемости и невменяемости в советском уголовном праве. Владивосток. 1983. 12. Нерсесян В.А. Неосторожная вина: проблемы и решения.//Государство и право. 2000. № 4. Стр. 65. 13. Рарог А.И. Вина и квалификация преступлений. М. – 1997. 14. Уголовное право. Общая часть. Учебник для юридических институтов и факультетов. - М.: Манускрипт, 1996. 15. Бабий М.Н. Уголовное право: общая часть. Минск. Тесей. 2000. 16. Уголовные кодексы Европы. Москва. 1999. 17. Утевский Б.С. Вина в советском уголовном праве. – М. – 1980. 18. Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. А.Я. Сухарев; 2-е изд., - М. – 1997. 19. Владимиров В.А., Левицкий Г.А. Субъект преступления по советскому уголовному праву. Лекция. – М. – 1974.
[1] Дагель П.С., Котов Д.П. Субъективная сторона преступления и ее установление. В. – 1998. – С. 23-25. [2] Рарог А.И. Вина в советском уголовном права, Издательство Саратовского университете, 1987. – С.74