Каталог :: Право

Реферат: Правовое регулирование брака и развода с участием иностранных граждан

                               Санкт-Петербургский                               
                      архитектурно-строительный университет                      
     

Кафедра политологии

Курсовая работа на тему: ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ БРАКА И РАЗВОДА С УЧАСТИЕМ ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН И ЛИЦ БЕЗ

ГРАЖДАНСТВА

Санкт-Петербург 2004 ВВЕДЕНИЕ В последние годы вопросы правового регулирования семейных отношений с участием иностранных граждан и лиц без гражданства приобрели особую актуальность. Это связано с рядом причин объективного характера: распад СССР и появление на его территории независимых государств; многократное усиление миграции населения, включая свободный выезд из Российской Федерации граждан Российской Федерации и въезд в Российскую Федерацию иностранных граждан и лиц без гражданства; развитие деловых и личных контактов российских граждан с иностранными гражданами. Следствием перечисленных обстоятельств стал значительный рост числа браков российских граждан с иностранными гражданами, увеличение случаев разного гражданства членов семьи, то есть возникают разнообразные семейные отношения с участием иностранного (международного) элемента (заключение брака, расторжение брака, признание брака недействительным, личные неимущественные и имущественные отношения между супругами, имущественные отношения между родителями и детьми и др.).[1] Я выбрала эту тему, потому что она мне не только очень интересна, но и знания в этой области нужны в недалеком будущем. Я решила исследовать именно этот аспект семейного права, потому что сама являюсь гражданкой иностранного государства, и цель написания данной курсовой работы – это получение максимум сведений и быть осведомленной о всех нюансах в этой сфере. ОСНОВАНИЯ ПРИМЕНЕНИЯ К СЕМЕЙНЫМ ОТНОШЕНИЯМ НОРМ ИНОСТРАННОГО СЕМЕЙНОГО ПРАВА В международном частном праве отношениями с иностранным элементом называют отношения, в которых участвуют лица, являющиеся гражданами иностранных государств (например: заключение брачного, договора или соглашения об уплате алиментов супругами, не имеющими общего гражданства). Иностранный элемент в семейных отношениях имеет место и в том случае, если юридический факт, с которым связано возникновение, изменение или прекращение правоотношения, имел место за границей (например: заключение или расторжение брака между гражданами Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации). При наличии в семейных отношениях иностранного элемента возникает вопрос о том, право какого государства подлежит применению и органы какого государства компетентны принимать решения по тем или иным вопросам, вытекающим из таких семейных отношений. Указанные проблемы относятся к сфере международного частного права. Основу международного частного права составляют так называемые коллизионные нормы, указывающие на то, какое законодательство подлежит применению, и не содержащие прямого ответа, прямого предписания о том, как нужно решить тот или иной вопрос. Коллизионные нормы содержатся в различных источниках. Прежде всего, это внутреннее законодательство Российской Федерации. Так, в Семейном кодексе имеется специальный раздел, состоящий из коллизионных норм. Коллизионные нормы также содержатся в международных договорах Российской Федерации с другими государствами. Распространенность семейных отношений, осложненных иностранным элементом, создало проблему разрешения противоречий между семейным законодательством Российской Федерации и других государств, граждане которых все чаще стали попадать в сферу действия российского семейного права, что потребовало соответственно надежных гарантий их прав в семейных отношениях на территории Российской Федерации. С другой стороны, не менее важной являлась задача соблюдения законных прав и интересов и граждан РФ в семейных отношениях с участием иностранных граждан и лиц без гражданства, особенно детей (при усыновлении детей — граждан РФ иностранными гражданами и лицами без гражданства, регулировании алиментных обязательств родителей и детей и т. п.). В этой связи назрела и необходимость принципиального изменения подхода к возможности применения норм иностранного семейного права в регулировании семейных отношений, поскольку существовавшее ранее отрицательное отношение к этому вопросу во многих случаях вело к ущемлению прав и интересов как российских, так и иностранных граждан. С принятием Семейного кодекса эти проблемы были в основном решены, а, кроме того, устранены пробелы, имевшие место в ранее действовавшем законодательстве. В разделе VII СК "Применение семейного законодательства к семейным отношениям с участием иностранных лиц и лиц без гражданства" предусмотрены основания и условия применения семейного законодательства Российской Федерации и норм иностранного семейного права к семейным отношениям с участием иностранных лиц и лиц без гражданства, а также к семейным отношениям только российских граждан, если эти отношения связаны с территорией иностранного государства. [2] Необходимо отметить что, под гражданством следует понимать правовую принадлежность лица к конкретному государству, т.е. признание этого лица в качестве полноправного субъекта правовых отношений. [3] Иностранными гражданами, о которых идет речь в разделе VII СК, являются лица, не являющиеся гражданами Российской Федерации, принадлежность которых к гражданству другого государства подтверждается соответствующим документом (как правило, национальным паспортом). Статья 62 Конституции Российской Федерации допускает возможность приобретения гражданами Российской Федерации одновременно и гражданства иностранного государства (двойное гражданство) в соответствии с федеральным законом или международным договором Российской Федерации. При таких обстоятельствах гражданин — обладатель двух гражданств формально обязан исполнять законодательство обоих государств, гражданство которых он имеет. Как гласит п. 2 ст. 62 Конституции Российской Федерации: "наличие у гражданина Российской Федерации гражданства иностранного государства не умаляет его прав и свобод и не освобождает от обязанностей, вытекающих из российского гражданства, если иное не предусмотрено федеральным законом или международным договором Российской Федерации". В СК не содержится специальной нормы о правовом статусе иностранных граждан и лиц без гражданства в России в брачно-семейных отношениях (как это было ранее в ст. 160 КоБС). Это объясняется тем, что их правовое положение определено Конституцией Российской Федерации. Согласно п. 3 ст. 62 Конституции Российской Федераций иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами Российской Федерации, кроме случаев, установленных федеральными законами или международным договором РФ. Действие Конституции Российской Федерации и федерального законодательства распространяется не только на граждан Российской Федерации, но и на иностранных граждан и лиц без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации, за отдельными исключениями, специально оговоренными законом, то есть для них установлен национальный режим независимо от места постоянного проживания (в Российской Федерации или за границей). В части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству, правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства до сих пор регламентируется Законом СССР от 24 июня 1981 г. "О правовом положении иностранных граждан в СССР". Таким образом, в соответствии с п. 3 ст. 62 Конституции Российской Федерации иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации национальным режимом в семейных отношениях. Они обладают такой же правоспособностью и дееспособностью в семейных отношениях, как и граждане Российской Федерации (то есть могут вступать в брак, расторгать брак, иметь родительские права и обязанности и т. п.), за некоторыми исключениями. [4] Как указано выше, коллизионные нормы, регулирующие применение семейного за­конодательства к отношениям с иностранным элементом, содержатся не только во внутреннем законодательстве. Коллизионные нормы содержатся в международных конвенциях, участницей которых является Россия. Россия, к сожале­нию, пока не присоединилась к большинству международных конвен­ций в области семейного права. В 1993 г. в Минске между государства­ми — членами СНГ была подписана Конвенция «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам», которая была ратифицирована Россией 4 августа 1994 г. Заключение данной Конвенции стало жизненно необходимым, по­скольку распад СССР привел к тому, что множество семей было раз­делено и их члены оказалась проживающими на территории различ­ных государств. Право выбора гражданства, которое в ряде случаев было предоставлено жителям этих стран, также повлекло за собой появление семей, члены которых имеют различное гражданство. В результате возникло большое количество дел о расторжении брака, разделе имущества супругов, взыскании алиментов, установлении от­цовства, в которых стороны являются гражданами различных госу­дарств, а иногда и проживают на территории разных стран. Сложности возникали не только с выбором применимого права, но и с взаимным признанием и исполнением решений, вынесенных ком­петентными органами этих стран. Поэтому Минская конвенция вклю­чает в себя не только коллизионные нормы, позволяющие определить, законодательство какой страны подлежит применению, но и нормы, регулирующие взаимное признание и исполнение судебных решений и решений, вынесенных по семейным делам иными компетентными органами. Кроме международных конвенций, семейные отношения с участи­ем иностранного элемента регулируют двусторонние договоры о пра­вовой помощи, заключенные Россией с рядом государств. Коллизионные нормы, содержащиеся в Семейном кодексе, Мин­ской конвенции и двусторонних договорах, часто отличаются друг от друга. В связи с этим возникает вопрос об их соотношении. В случае расхождения между коллизионными нормами, являющимися частью внутреннего российского семейного законодательства и нормами меж­дународной конвенции или договора, применяются нормы конвенции или договора. Это вытекает из общего правила, закрепленного в ст. 6 СК, о том, что в случае расхождения между российским семейным законодатель­ством и международным договором, в котором участвует Россия, при­меняются нормы международного договора. Кроме того, сама цель создания национальных коллизионных норм заключается в том, чтобы они применялись только в случае отсутствия международной конвен­ции или двустороннего соглашения. Однако, несмотря на то, что проблем с разрешением вопроса о том, какие нормы подлежат применению, возникнуть не может, это вовсе не означает, что различия между внутренними коллизионными норма­ми и конвенционными нормами желательны. Прежде всего, это ослож­няет работу правоприменительных органов, вынужденных в разных случаях применять различные коллизионные нормы. С точки зрения теории это приводит к параллельному существова­нию нескольких различных систем коллизионного законодательства в рамках одной правовой системы. Такой вывод связан с тем, что нормы конвенций и двусторонних соглашений также составляют часть рос­сийского семейного законодательства. В теории международного частного права нормы международных соглашений рассматриваются как автономная часть национального семейного законодательства. Эти нормы включаются в систему наци­онального законодательства посредством акта ратификации Россией конвенции или договора. В большинстве стран различия между внутренними коллизионны­ми нормами и положениями международных конвенций обусловлены исторически, поскольку внутренние нормы там уже существовали на момент принятия конвенций. В России в связи с тем, что коллизион­ные нормы, включенные в Семейный кодекс, разрабатывались значи­тельно позднее, существовала возможность максимально приблизить их к нормам наиболее представительных международных конвенций, которыми, прежде всего, являются Гаагские конвенции по вопросам семейного права. Это позволило бы избежать различия между внут­ренними и конвенционными нормами после присоединения России к этим конвенциям, что совершенно необходимо. Конкретное содержание норм СК, регулирующих семейные отношения с участием иностранных лиц и лиц без гражданства, в частности норм регулирующих брак и развод, некоторые фрагменты Минской конвенции рассматривается в последующих пунктах курсовой работы.

ПРАВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ БРАКА С УЧАСТИЕМ

ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН И ЛИЦ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА

В различные исторические периоды в России отношение к бракам россиян с иностранцами было неодинаковым, в том числе и негативным, что находило свое отражение, и в семейном законодательстве. Во многом это было обусловлено церковной формой заключения брака и предрассудками религиозного характера. Впервые браки православных христиан с христианами иных конфессий были разрешены Петром I в 1721 г. Однако при этом предусматривалось существенное ущемление прав и законных интересов лиц, не исповедовавших православие, и их потомства. Определенные ограничения при заключении подобных браков продолжали действовать и в последующем — в XIX в. и начале XX в. Неоднозначно решался этот вопрос и после 1917 г., когда браки советских граждан с иностранными гражданами не только не поощрялись, но зачастую являлись основанием для политических репрессий. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 февраля 1947 г. "О воспрещении браков между гражданами СССР и иностранцами" они вообще не допускались. На протяжении длительного времени в РСФСР фактически не допускалось и применение норм иностранного семейного права. Так, согласно ст. 161 КоБС при заключении на территории РФ браков советских граждан с иностранными гражданами и браков иностранных граждан между собой разрешалось использовать только советское семейное законодательство. Безусловно, это ущемляло права иностранных граждан и не могло не сказаться на динамике браков с их участием, которые в СССР были нераспространенным явлением. [5] Свобода выезда граждан за пределы Российской Федерации, закрепленная п. 2 ст. 27 Конституции и Федеральным законом от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", а также привлечение на территорию Российской Федерации иностранной рабочей силы и трудоустройство граждан Российской Федерации за границей существенно сказались на расширении контактов российских граждан с иностранцами и, как следствие, на увеличении количества "интернациональных" браков. По данным Федеральной миграционной службы России в 2003 году в нашей стране работало более 280 тыс. иностранных граждан и обучалось около 70 тыс. иностранных студентов. Не случайно, что каждые два-три года количество браков, заключенных гражданами Российской Федерации с иностранными гражданами, удваивается. Указанная тенденция, прежде всего, касается браков, заключаемых на территории Российской Федерации. Только в Москве их регистрируется около полутора тысяч в год. Иностранные граждане и лица без гражданства вправе вступать на территории Российской Федерации в брак по собственному усмотрению как с гражданами своего, так и другого государства, в том числе и с гражданами Российской Федерации. Закон не предусматривает каких-либо препятствий для граждан к вступлению в брак на территории Российской Федерации по национальному или расовому признаку. Способность лица к вступлению в брак определяется законодательством государства, гражданином которого данное лицо является. Вместе с тем при этом следует учитывать особенности национального законодательства государства, гражданином которого является лицо, вступающее в брак, предусматривающего иные, чем в Российской Федерации, условия вступления в брак, или даже не исключающего возможности многоженства (полигамии). В этой связи для защиты законных прав и интересов граждан Российской Федерации существенное значение имеют положения ст. 156 СК об условиях, форме и порядке заключения браков с иностранными гражданами на территории Российской Федерации. В соответствии с п. 1 ст. 156 СК форма и порядок заключения брака на территории Российской Федерации, независимо от гражданства лиц, вступающих в брак, определяются законодательством Российской Федерации. Отсюда следует, что на территории Российской Федерации брак во всех случаях должен заключаться в органах загса. Брак, совершенный по религиозным обрядам, а также фактические брачные отношения не порождают правовых последствий. Государственная регистрация заключения брака производится в личном присутствии лиц, вступающих в брак, по общему правилу, по истечении месяца со дня подачи ими заявления в органы записи актов гражданского состояния. Государственная регистрация заключения брака производится в порядке, установленном для государственной регистрации актов гражданского состояния. Отказ органа загса в государственной регистрации брака может быть обжалован в суд лицами, желающими вступить в брак. Из правила о том, что порядок заключения брака на территории Российской Федерации определяется российским законодательством, имеется одно исключение, предусмотренное п. 2 ст. 157 СК. Оно касается заключения браков между иностранными гражданами на территории Российской Федерации в дипломатических представительствах и консульских учреждениях иностранных государств. Такие браки признаются действительными в Российской Федерации на условиях взаимности, если вступившие в брак лица в момент заключения брака являлись гражданами иностранного государства, назначившего посла или консула в Российской Федерации. Ранее действовавшим законодательством к заключению браков с участием иностранных граждан (между собой или с гражданами РСФСР) на территории России предусматривалось применение только отечественного семейного права (ч. 1 ст. 161 КоБС), то есть действовал так называемый "территориальный" подход. В СК установлены принципиально иные требования к условиям заключения таких браков. Согласно п. 2 ст. 156 СК условия заключения брака с иностранными гражданами на территории Российской Федерации определяются для каждого из лиц, вступающих в брак, законодательством государства, гражданином которого лицо является в момент заключения брака (например, при заключении брака российского гражданина с гражданином Франции в отношении российского гражданина должны соблюдаться требования ст. 12 — 15 СК, а в отношении гражданина Франции должны соблюдаться требования французского Гражданского кодекса о брачном возрасте, о согласии на вступление в брак, о препятствиях к заключению брака). Отсюда следует, что при заключении брака иностранные граждане не связаны необходимостью достижения брачного возраста в восемнадцать лет, предусмотренного ст. 12 СК, если по закону их государства допускается заключение брака в более раннем возрасте, чем в Российской Федерации (например, 15-летняя француженка и 16-летняя англичанка или австралийка может вступить в брак с гражданином Российской Федерации без получения какого-либо специального разрешения на вступление в брак). С другой стороны, для них может существовать обязанность соблюдения условий заключения брака, не предусмотренных СК, но закрепленных национальным законодательством (например, получение разрешения на брак соответствующего компетентного органа своего государства). В том случае, когда на территории Российской Федерации заключается брак между иностранными гражданами, к каждому из них должно применяться законодательство государства, гражданином которого лицо является. Законом (п. 2 ст. 156 СК) предусмотрено, что при заключении брака на территории Российской Федерации наряду с применением национального законодательства лиц, вступающих в брак, относительно условий заключения брака должны также соблюдаться и требования российского законодательства в отношении обстоятельств, препятствующих заключению брака, установленных ст. 14 СК. Отсюда следует, что ни при каких обстоятельствах на территории Российской Федерации не допускается заключение брака между: а) лицами, из которых хотя бы одно лицо уже состоит в другом зарегистрированном браке; б) близкими родственниками (родственниками по прямой восходящей и нисходящей линии (родителями и детьми, дедушкой, бабушкой и внуками), полнородными и неполнородными (имеющими общих отца или мать) братьями и сестрами; в) усыновителями и усыновленными; г) лицами, из которых хотя бы одно лицо признано судом недееспособным вследствие психического расстройства. Выполнение требований ст. 14 СК для лиц, вступающих в брак на территории Российской Федерации, является обязательным. Поэтому иностранный гражданин при подаче на территории Российской Федераций заявления о вступлении в брак должен представить справку, выданную компетентным государственным органом или консульством (посольством) государства, гражданином которого он является, подтверждающую, что он в браке не состоит, и легализованную в соответствующем консульском учреждении, если иное не вытекает из международных договоров (ст. 13 Закона об актах гражданского состояния). Лицо без гражданства представляет аналогичную справку, выданную компетентным органом страны его постоянного проживания. Как правило, такая справка составляется на русском языке или к ней прилагается перевод текста на русский язык, верность которого свидетельствуется консульством (посольством) государства, гражданином которого является это лицо (страны постоянного проживания лица без гражданства), министерством иностранных дел или иным соответствующим органом этого государства либо нотариусом. Что касается лиц, состоявших ранее в зарегистрированном браке, то они должны предъявить органу загса документ, подтверждающий прекращение прежнего брака. В связи с тем, что законодательство ряда государств признает действительными браки граждан этих государств с иностранными гражданами только тогда, когда лица, вступающие в брак, получили на это разрешение компетентного органа данного государства, орган загса при приеме заявления должен выяснить у заявителей, требуется ли получение такого разрешения от компетентного органа государства, гражданином которого является иностранный гражданин. Важное значение имеет вопрос о том — законодательство какого государства должно применяться к условиям заключения брака лица, имеющего несколько гражданств (двойное, тройное и. т. д.). В соответствии с п. 3 ст. 1.56 СК при наличии у лица гражданства нескольких иностранных государств по выбору данного лица применяется законодательство одного из этих государств. Однако в том случае, когда лицо, вступающее в брак, наряду с гражданством иностранного государства имеет гражданство Российской Федерации, то к условиям заключения брака в отношении данного гражданина применяется законодательство Российской Федерации. Условия заключения брака на территории Российской Федерации лицом без гражданства определяются законодательством государства, в котором это лицо имеет постоянное место жительства (п. 4 ст. 156 СК). Таким образом, если лицо без гражданства постоянно проживает в Российской Федерации, то условия вступления в брак будут для него определяться по российскому законодательству (ст. 12—15 СК). Статья 6 Закона о гражданстве РФ не связывает заключение брака с обязательным изменением гражданства вступающих в него лиц. Поэтому гражданин Российской Федерации при вступлении в брак с иностранным гражданином сохраняет гражданство Российской Федерации, а иностранец — гражданство своего государства, тогда как в некоторых государствах действует практика обязательного принятия женой гражданства мужа.[6] Из содержания п. 1 ст. 157 СК следует что, браки между гражданами Российской Федерации, проживающими за пределами Российской Федерации, могут заключаться в дипломатических представительствах или в консульских учреждениях Российской Федерации. Данное положение позволяет гражданам Российской Федерации, проживающим за рубежом, специально не приезжать на Родину для заключения брака. Браки российских граждан регистрируются при их заключении в дипломатических представительствах или в консульских учреждениях Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации, то есть к порядку, форме и условиям заключения брака применяются ст. 10—15 СК. Последующей государственной регистрации браков, заключенных российскими гражданами, проживающими за границей, в дипломатических представительствах или в консульских учреждениях Российской Федерации, в органах загса уже не требуется. Эти браки приравниваются к бракам, заключенным на территории Российской Федерации в органах загса с соблюдением установленного законом порядка. [7] На территории Российской Федерации допускается заключение браков между иностранными гражданами не в российских органах загса, а в дипломатических представительствах и консульских учреждениях иностранных государств, если эти лица в момент заключения брака являлись гражданами иностранного государства, назначившего посла или консула в Российскую Федерацию (п. 2 ст. 157 СК). Вместе с тем такие браки признаются действительными в Российской Федерации только на условиях взаимности. Это означает, что если по законодательству государства, граждане которого заключили на территории Российской Федерации "консульский брак", не признаются действительными браки между российскими гражданами, заключенные в дипломатических представительствах и консульских учреждениях Российской Федерации в этом государстве, то и в Российской Федерации не будут признаваться действительными браки, заключенные гражданами данного государства в соответствующих дипломатических представительствах или консульских учреждениях в Российской Федерации. То есть взаимность предполагает ответное признание иностранным государством браков, заключенных российскими гражданами в дипломатических представительствах и консульских учреждениях Российской Федерации в этом государстве. Для признания Российской Федерацией действительности брака, заключенного на ее территории иностранными гражданами в дипломатическом представительстве или консульском учреждении необходимо также, чтобы лица, вступающие в брак, являлись гражданами одного иностранного государства, назначившего посла или консула в Российской Федерации. Подобный подход находит закрепление в консульских конвенциях, заключаемых Российской Федерацией с другими государствами. При заключении брака иностранными гражданами в дипломатических представительствах и консульских учреждениях иностранных государств в Российской Федерации, как следует из смысла п. 2 ст. 157 СК, применяется законодательство государства, гражданами которого являются вступающие в брак лица, а не законодательство Российской Федерации. То есть форма, порядок, условия заключения брака, препятствия к вступлению в брак определяются брачно-семейным законодательством государства, назначившего посла или консула в Российской Федерации. Российские граждане, находящиеся на территории иностранного государства, могут заключать браки между собой не только в дипломатическом представительстве или в консульском учреждении Российской Федерации, но также и в компетентных органах этого государства (п. 1 ст. 158 СК). В компетентном органе иностранного государства может быть заключен также брак между российскими гражданами и иностранными гражданами или лицами без гражданства. При этом форма, порядок, условия заключения такого брака будут определяться законодательством иностранного государства. Не исключено, что в таком случае форма заключения брака может отличаться от предусмотренной ст. 10 СК (то есть заключение брака в органах загса) и быть, например, религиозной формой. Поэтому брак, заключенный в религиозной форме гражданином Российской Федерации в государстве, где за таким браком признается юридическая сила (Англия, Кипр, Лихтенштейн и др.), будет действительным и на территории Российской Федерации. Что касается условий заключения брака, то они устанавливаются законодательством иностранного государства. Вполне возможно, что требования законодательства иностранного государства к условиям заключения брака при наличии иностранного элемента будут такими же, как и в ст. 156 СК, то есть условия заключения брака определяются для каждого из будущих супругов законодательством государства, гражданином которого является будущий супруг в момент заключения брака. Тогда соответственно к будущему супругу — российскому гражданину в этом государстве буду'1' применяться положения ст. 12, 13 СК об условиях заключения брака (то есть необходимость взаимного добровольного согласия мужчины и женщины, вступающих в брак, достижение брачного возраста лицом, имеющим российское гражданство). Для признания в Российской Федерации действительными браков российских граждан, заключенных в компетентных органах иностранных государств, необходимо не только соблюдение законодательства государства места заключения брака, но и требований ст. 14 СК, предусматривающей препятствия к вступлению в брак. То есть не допускается заключение брака: а) между лицами, из которых хотя бы одно лицо уже состоит в другом зарегистрированном браке; б) между близкими родственниками; в) между усыновителями и усыновленными; г) между лицами, из которых хотя бы одно лицо признано судом недееспособным вследствие психического расстройства. При заключении брака российскими гражданами за пределами территории Российской Федерации в компетентном органе иностранного государства с нарушением требований ст. 14 СК он не будет признаваться действительным в Российской Федерации. Других обстоятельств, препятствующих признанию в Российской Федерации действительными браков между гражданами Российской Федерации и браков граждан Российской Федерации с иностранными гражданами или лицами без гражданства, заключенных за пределами Российской федерации с соблюдением законодательства страны места их заключения, закон не предусматривает. Признание действительным брака, заключенного за пределами территории Российской Федерации гражданами Российской Федерации между собой или с иностранными гражданами или с лицами без гражданства, означает, что он имеет такую же юридическую силу (создает права и обязанности супругов), как и брак, заключенный в органах загса на территории Российской Федерации. Таким образом, заключенные российскими гражданами в компетентных органах иностранных государств браки признаются действительными в Российской Федерации при условии соблюдения законодательства государства места заключения брака и отсутствии предусмотренных ст. 14 СК обстоятельств, препятствующих заключению брака. Браки между иностранными гражданами, заключенные за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства государства, на территории которого они заключены, согласно п. 2 ст. 158 СК признаются действительными в Российской Федерации без каких-либо условий и оговорок. Отсюда следует, что в Российской Федерации признаются действительными даже такие браки между иностранными Гражданами, заключение которых в Российской Федерации было бы невозможным из-за наличия препятствий, установленных ст. 14 СК (например, полигамные браки). Это связано с тем, что главенствующим здесь признаны не положения СК, а соответствующие правовые нормы государства, на территории которого заключен брак между иностранцами. Следует отметить, что данное положение действовало и в прежнем законодательстве (ч. 3 ст. 162 КоБС). Отмена Семейным кодексом "территориального" подхода к заключению браков с участием иностранных граждан и лиц без гражданства на территории Российской Федерации и введение принципиально нового способа определения условий вступления в такие браки (на основании законодательства государства, гражданином которого является лицо, вступающее в брак) не могло не отразиться и на основаниях признания их недействительными. В настоящее время в соответствии со ст. 159 СК основания недействительности брака, заключенного на территории Российской Федерации или за ее пределами, следуют из требований того законодательства, которое применялось при заключении брака, то есть содержание ст. 159 СК взаимосвязано с требованиями ст. 156 и 158 СК о форме, порядке и условиях заключения брака. Поэтому при признании недействительным брака, заключенного на территории Российской Федерации или за ее пределами (включая браки между российскими гражданами и иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также между иностранными гражданами или лицами без гражданства), могут применяться нормы как российского, так и иностранного семейного законодательства. Вопрос об этом решается не произвольно, а в строгой зависимости от того — законодательство какого именно государства (Российской Федерации или другой страны) было применено при заключении брака. Обязательным для лиц, вступающих в брак, на территории Российской Федерации или для российских граждан, заключающих брак за пределами территории Российской Федерации, будет являться соблюдение требований ст. 14 СК об обстоятельствах, препятствующих заключению брака. Так, если брак заключен на территории Российской Федерации между гражданкой Российской Федерации и иностранным гражданином, то основаниями признания его недействительным будут нарушения норм законодательства, применявшегося согласно ст. 156 СК при его заключении. В частности, форма и порядок заключения этого брака, условия заключения брака российской гражданкой, а также препятствия к вступлению в брак, как для российской гражданки, так и для иностранного гражданина, будут определяться российским законодательством. Следовательно, по российскому семейному законодательству (ст. 27—30 СК) следует определять и основания, порядок признания данного брака недействительным, а также круг лиц, имеющих право требовать признания этого брака недействительным, и правовые последствия недействительности брака. Кроме того, в связи с тем, что условия заключения брака для иностранного гражданина определятся законодательством его государства, этот брак может быть признан недействительным по основанию нарушения норм иностранного законодательства об условиях вступления в брак. Как видим, основания признания брака недействительным могут регулироваться разным законодательством. В каждом конкретном случае вопрос о действительности или недействительности брака решается в соответствии с тем законодательством, которое применялось при заключении этого брака. Такой же, как в ст. 159 СК, способ определения права, подлежащего применению в отношении недействительности брака, предусмотрен и п. 1 ст. 30 Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам. По делам о признании брака недействительным применяется законодательство государства — члена СНГ, в соответствии с которым определялись форма, порядок, условия заключения брака и препятствия к вступлению в брак. Конвенцией также установлено, что по делам данной категории (о признании брака недействительным) компетентны учреждения государства, чье законодательство подлежит применению (п. 6 ст. 27 и п. 2 ст. 30 Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам). Поэтому решения судов государств — членов СНГ о недействительности браков признаются на территории Российской Федерации, если отсутствуют предусмотренные ст. 52 Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам основания к отказу в их признании.[8]

ПРАВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ РАЗВОДА С УЧАСТИЕМ

ИНОСТРАННЫХ ГРАЖДАН И ЛИЦ БЕЗ ГРАЖДАНСТВА

Расторжение брака между гражданами РФ и иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также брака иностранных граждан между собой на территории РФ производится в соответствии с российским законодательством (п. 1 ст. 160 СК). То есть в соответствии с требованиями Семейного кодекса (ст. 16—26) решаются все вопросы, связанные с расторжением брака: административный (то есть в органах загса) или судебный порядок расторжения брака, основания расторжения брака в суде или в органах загса, бракоразводная процедура, момент прекращения брака. Что касается раздела общего имущества супругов, алиментных обязательств супругов, права супруга на сохранение фамилии, избранной при заключении брака в качестве общей, то эти вопросы решаются по правилам ст. 161 СК, которой установлено, что права и обязанности супругов определяются законодательством государства, на территории которого они имеют совместное место жительства, а при отсутствии совместного места жительства — законодательством государства, на территории которого они имели последнее совместное место жительства. Для иностранных граждан или лиц без гражданства, расторгающих брак, в России не предусмотрено каких-либо исключений. Аналогичное правило существовало и прежде (ч. 1 ст. 163 КоБС). Таким образом, брак граждан Российской Федерации с иностранными гражданами или лицами без гражданства, а также брак иностранных граждан между собой, может быть расторгнут на территории Российской Федерации в органе загса (ст. 19 СК) при наличии соответствующих оснований или в суде (ст. 21—23 СК). Возможность признания произведенного в Российской Федерации расторжения брака в соответствии с законодательством Российской Федерации за границей (например, расторжение брака между иностранными гражданами) определяется законодательством государства, гражданами которого 'являются лица, расторгшие брак. Конечно, прежде всего, это касается иностранных граждан, так как развод (а значит, и прекращение брака) может быть не признан действительным в их стране на основании национального законодательства, тем более, если отсутствует соответствующий международный договор. А в Российской Федерации такой брак считается прекращенным со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями, включая возможность вступления в новый брак. Семейным кодексом (п. 2 ст. 160) не изменена и ранее действовавшая норма (ч. 5 ст. 163 КоБС), в соответствии с которой гражданин Российской Федерации, проживающий за пределами территории Российской Федерации, вправе расторгнуть брак с проживающим за пределами территории Российской Федерации супругом, независимо от его гражданства (иностранный гражданин или гражданин Российской Федерации), в суде Российской Федерации. Вопрос о территориальной подсудности иска гражданина Российской Федерации о расторжении брака должен решаться в соответствии с нормами ГПК. Правило п. 2 ст. 160 СК направлено на защиту прав граждан Российской Федерации в тех случаях, когда брачно-семейное законодательство страны проживания предусматривает сложную процедуру расторжения брака или вообще не допускает развода. Суд Российской Федерации вправе рассмотреть иск гражданина Российской Федерации, проживающего за пределами территории Российской Федерации, о расторжении брака и при отсутствии другого супруга в случае неявки его в судебное заседание, если он надлежаще был извещен о времени и месте судебного разбирательства (ст. 157, 213 ГПК). Однако следует иметь в виду, что расторжение брака в суде Российской Федерации может быть не признано действительным (то есть прекращающим брак) в государстве, в котором проживают супруги. В тех случаях, когда по законодательству Российской Федерации допускается расторжение брака в органах загса (при отсутствии общих несовершеннолетних детей и взаимном согласии супругов на развод и др. основаниям — ст. 19 СК), брак российских граждан, проживающих за границей, может быть расторгнут в дипломатических представительствах или консульских учреждениях Российской Федерации (п. 2 ст. 160 СК). Указанными органами и производится государственная регистрация расторжения брака (ст. 5 Закона об актах гражданского состояния). Причем дипломатические представительства и консульские учреждения Российской Федерации за границей в отличие от регистрации заключения брака (п. 1 ст. 157 СК) могут расторгать браки российских граждан и с супругами, являющимися иностранными гражданами.[9] Гражданин Российской Федерации вправе расторгнуть брак со своим супругом, являющимся как гражданином Российской Федерации, так и иностранным гражданином или лицом без гражданства за пределами Российской Федерации в компетентном органе иностранного государства (п. 3 ст. 160 СК в ред. Федерального закона от 15 ноября 1997 г. № 140-ФЗ). Расторжение брака за пределами территории Российской Федерации с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решения о расторжении брака (суд или иное учреждение), и подлежащем применению при расторжении брака законодательстве, признается действительным в Российской Федерации. Таким образом, закон не предусматривает препятствий гражданам Российской Федерации (независимо от того, состоят ли они в браке с гражданами Российской Федерации или с иностранными гражданами или лицами без гражданства) для расторжения брака за границей в соответствии с законодательством иностранного государства. При этом, в отличие от ранее действовавшего законодательства (ч. 2 и 3 ст. 163 КоБС), Кодекс не требует обязательного проживания одного из супругов (при расторжении брака гражданина Российской Федерации с иностранным гражданином или с лицом без гражданства) или обоих супругов (при расторжении брака между гражданами Российской Федерации) за пределами территории России, что связано с закреплением в федеральном законодательстве свободы как выезда, так и въезда граждан Российской Федерации на территорию России (п. 2 ст. 27 Конституции Российской Федерации; Федеральный закон от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию"). В Российской Федерации признается действительным расторжение брака между иностранными гражданами, совершенное за пределами территории России с соблюдением законодательства соответствующего иностранного государства о компетенции органов, принимавших решение о расторжении брака, и подлежащего применению права (п. 4 ст. 160 СК). Данная норма не является новой, так как действовала и прежде (ч. 4 ст. 163 КоБС). Она означает, что решение иностранного суда (или другого органа) о расторжении брака приравнивается по юридической силе к соответствующему решению суда Российской Федерации. В международных договорах Российской Федерации могут иначе, чем в ст. 160 СК, решаться некоторые вопросы расторжения брака. Так, на территории государств — членов СНГ при расторжении брака применяется законодательство государства, гражданами которого являются супруги в момент подачи соответствующего заявления. В том случае, если супруги являются гражданами разных государств, то применяется законодательство государства, учреждение которого рассматривает дело о расторжении брака (ст. 28 Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам). По делам о расторжении брака компетентны учреждения того государства СНГ, гражданами которого являются супруги в момент подачи заявления. Однако допускается расторжение брака учреждениями и другого государства СНГ, если на его территории проживают оба супруга. При расторжении брака между супругами, проживающими на территории разных стран, по договоренности между ними брак может быть расторгнут в учреждении любого из государств СНГ по месту их проживания (п. 1—2 ст. 29 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам). Расторжение брака не связано с обязательным изменением гражданства бывших супругов (ст. 6 Закона о гражданстве РФ). [10] ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ БРАКА И РАЗВОДА В СООТВЕТСТВИИ С МИНСКОЙ КОНВЕКЦИЕЙ Способность лица к заключению брака, согласно ст. 26 Минской конвенции, определяется по законодательству страны, гражданином которой лицо является. Если брак заключается лицом без гражданства, его брачная правоспособность определяется по законодательству стра­ны, в которой он имеет постоянное место жительства. Кроме того, в отношении препятствий к заключению брака должны быть соблюдены правила, предусмотренные законодательством.той страны, на террито­рии которой регистрируется брак. Таким образом, положения Конвен­ции относительно определения брачной правоспособности полностью совпадают с положениями российского коллизионного законодатель­ства, предусмотренными ст. 156 СК. Расторжение брака в соответствии с Конвенцией может быть про­изведено в компетентном органе страны, гражданами которой являют­ся оба супруга. Однако если в момент развода супруги проживают на территории другого государства — участника Конвенции, брак может быть расторгнут и на территории этого государства. Если супруги имеют разное гражданство, органом, компетентным расторгнуть их брак, является орган, находящийся в стране, где они имеют совместное место жительства. Если же они проживают на территории различных государств, брак может быть расторгнут в любом из них по выбору супругов. Если супруги имеют общее гражданство, законодательством, под­лежащим применению при расторжении брака, будет законодательст­во страны их гражданства. Если же они являются гражданами разных стран, применяется законодательство той из них, на территории кото­рой рассматривается спор. Брак признается недействительным на основании законодательст­ва той из стран — участниц Конвенции, законодательство которой при­менялось при определении брачной правоспособности супругов. Право, подлежащее применению к личным имущественным и не­имущественным правоотношениям супругов, определено в ст. 27 Конвенции. Если супруги имеют совместное место жительства на тер­ритории одной из стран, участвующих в Конвенции, их правоотно­шения определяются законодательством этой страны. Если супруги проживают в разных странах, но имеют общее гражданство, к их пра­воотношениям применяется законодательство страны, гражданами которой они являются. Если же они не имеют ни общего гражданства, ни постоянного места жительства, их права и обязанности регули­руются законодательством страны, в которой они имели последнее совместное место жительства. В случае, когда супруги не имели со­вместного места жительства ни в прошлом, ни в настоящем, их пра­воотношения определяются законодательством страны, в которой рассматривается спор. Исключение из общего правила об определении применимого права предусмотрено в отношении недвижимого имущества супругов. К их отношениям по поводу этого имущества применяется законода­тельство страны, на территории которой находится имущество. Компетенция органов, правомочных рассматривать споры супру­гов, в большинстве случае определяется в соответствии с тем, законо­дательство какой страны подлежит применению. Компетентным при­знается орган того государства, чье законодательство регулирует пра­воотношения супругов. Однако в случае, когда супруги не имеют ни общего гражданства, ни совместного жительства ни в прошлом, ни в настоящем, их отношения регулируются законодательством страны, в которой находится орган, рассматривающий дело. Определение компетентного органа указанным способом невозможно, поскольку в ре­зультате получился бы замкнутый круг. В такой ситуации орган, ком­петентный рассматривать дело, определяется на основании внутренне­го законодательства договаривающихся сторон о подсудности. Если эти правила допускают рассмотрение такого иска в данной стране, применяется законодательство этого государства.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Анализ рассмотренных в данной работе вопросов правового регулирования брака и развода с участием иностранных граждан и лиц без гражданства, на мой взгляд, позволяет утверждать, что семейное законодательство Российской Федерации, в отличие от других отраслей российского права, в полном объеме и без ущерба для граждан Российской Федерации (как показывает практика) способно урегулировать любой вопрос, касающийся брака и развода с участием иностранных граждан и лиц без гражданства. С помощью данной курсовой работы я узнала очень много действительно нужной мне информации, и не просто узнала, а усвоила ее.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ:

Конституция Российской Федерации с комментариями Конституционного Суда Российской Федерации. – М.: Инфа-М, 2003. – 152 с. Семейный кодекс Российской Федерации. – С-Пб.:Виктория плюс,2003.– 96с. Пчелинцева Л.М. Семейное право России. – М.: Норма, 2002. – 672 с. Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. – М.: Норма, 2002. – 696 с. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. – М.: Норма, 2002. – 800 с.
[1] Пчелинцева. Л.М. Семейное право России. М.: Норма, 2002. С.621. [2] Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М.: Норма, 2002. С.622. [3] Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М.: Норма, 2002. С. 276. [4] Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М.: Норма, 2002. С. 623. [5] Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. М.: Норма, 2002. С. 569. [6] Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М.: Норма, 2002. С.627. [7] Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. М.: Норма, 2002. С. 574. [8] Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М.: Норма, 2002. С.632. [9] Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М.: Норма, 2002. С.637. [10] Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. М.: Норма, 2002. С. 582.