Каталог :: Право

Контрольная: Французский уголовный кодекс 1810 г

                         Крымский Факультет Университета                         
     

Внутренних Дел

Контрольная работа

по Истории государства и права зарубежных стран

Выполнил: студент

1-го курса Нечаев А.В. Проверил: полковник милиции Тимощук А.В.

Симферополь 2000 г.

ФРАНЦУЗСКИЙ УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС 1810 г.

После гражданского кодекса наиболее значительным является уголовный. Он был создан на основе прогрес­сивных идей (наказов), сформулированных в Декларации прав человека и граж­данина 1789г. Наказы депутатам Генеральных штатов 1789 года изоби­ловали требованиями коренных реформ уголовного права. Изби­ратели хотели, чтобы пестрая смесь римского и обычного права, ордонансов и судебных решений была заменена кодексом уголов­ного права. Наказы настаивали на равенстве граждан перед уго­ловным законом, на смягчении карательных мер, на том, чтобы наказания не распространялись — как было до того — на близких преступника, на его семью. Требовали определенности наказаний. Хотели ненаказуемости «религиозных преступлений» и, конечно, преступлений против так называемых добрых нравов. На многих наказах лежит печать просветительной философии. Одним из пер­вых Монтескье настаивал на том, что закон обязан карать только внешние дей­ствия, признанные преступными, но не мысли, не намерения. Он же восстает против убеждения, будто жестокость наказания является необ­ходимой: тогда наилучшими должны быть признаны самые жестокие законы. Следом за Монтескье Ч. Беккариа будет отстаивать гуманизацию наказаний, ограничение судей абсолютно определенными санкциями т. д. Вольтер издевается над правительствами, использующими жестокость закона в интересах политики и для дисциплинирования администрации. «В нашей стране, — иронизирует он, — не мешает время от времени убивать одного адмирала, чтобы придать бодрости другим». Марат требует (в своем Плане уголовного кодекса) соразмерности наказания. Сурово карать легкое нарушение законов — во Франции в то время казнили за мелкую домашнюю кражу — «значит не только зря пускать в ход весь авторитет власти», пишет он, «это значит множить преступления, это значит толкать пре­ступников на последние крайности». Непосредственно к уголовному праву относятся следующие положения Декларации: «Закон вправе запрещать только поступки, вредные для общества, все, что не запрещено законом, дозволено» (ст. 5); «3акон есть выражение общей воли. Он должен быть одинаков для всех и тогда, когда оказывает покровительство, и тогда, когда карает» (ст. 6); «Закон должен устанавливать только строго и очевидно необходимые наказания; никто не может быть наказан иначе, как в силу закона, установленного и обнародованного до совершения преступления и законно примененного» (ст. 8). В этих статьях Декларации нашли выражение принципы законности, равенства всех перед уголовным законом, пропорциональность наказаний и преступлений, недопустимость обратного действия закона. Первый проект уголовного кодекса, принятый в 1791г., осуществлял новую уголовно-правовую программу и может быть определен как первый уголовный кодекс буржуазии. В этот период буржуазия была заинтересована в сохранении завоеваний революции, и поэтому наиболее последовательно пыталась реализовать принципы Декларации. Учредительное собрание отказалось от «воображаемых преступлений», порож­денных фанатизмом и невежеством, приняло идею ограничения судейского усмотрения точным предписанием закона (вплоть до запрещения толковать его); отказалось от квалифицированной смертной казни («достаточно простого отсечения головы») и т. д. Буржуазно-демократический характер уголовного кодекса 1791 года противоречил интересам политического режима, сло­жившегося при Наполеоне. В 1808 году назначается комиссия по кодификации уголовных законов во главе с Тарже. В 1810 году УК Франции был утвержден. Однозначная оценка кодекса вряд ли возможна. По сравне­нию с уголовным правом феодальных монархий, с необыкновенно жестоким английским уголовным «кодексом», германскими и ав­стрийскими уложениями французский кодекс 1810 года явился актом несомненного прогресса. Классический (для буржуазного права) характер кодекса был очень заметен в формулировании общих принципов уголов­ного права, в определении признаков преступного деяния и мно­гом другом. Но в том, что касалось наказаний, кодекс 1810 года заим­ствует у прошлого времени много такого, что свидетельствовало о жестокости, мстительности и неразборчивости режима. Кодекс предписывает смертную казнь для неоправданно широкого круга преступлений, включая политические. Он не признает смягчающих вину обстоятельств. Он сохраняет позорящие наказания в виде клеймения, выставления у позорного столба и как дополнение к смертной казни отсечение руки. Он допускает «гражданскую смерть». Юридическое состояние «гражданской смерти» было известно древнеримскому и феодальному праву. Заключалось оно в лишении имущественных, родительских прав, иногда изгнании и т.п. Кодекс 1810 года следовал той же традиции. Всякая сделка, заключённая осуждённым к «гражданской смерти», считалась незаконной, всякое приобретённое им имущество отходило казне. Жена в случаях, если она не желала разлучения, признавалась наложницей, дети, рождённые ею, — незаконными. Отказ от учёта смягчающих вину обстоятельств был данью средневековому праву с его пренебрежением субъективной стороной преступления (оценивался главным образом объективный вред; мотивы преступления мало интересовали), но ещё больше — использованием традиции в интересах усиления наказаний. Допущение широкого судейского усмотрения в выборе средств наказания — большое зло. Но далеко не благо и другое, прямо противоположное — стеснение судьи узкими рамками предписаний, запрещение смягчать или усиливать наказания в зависимости от обстоятельств дела. Именно это последнее характерно для такого реакционного свода, каким была австрийская Терезиана 1769 года. И то же самое можно сказать о Прусском земском уложении 1794 года. В Баварии закон запретил даже научное комментирование уголовного права. При помощи уголовного права буржуазия стремилась укрепить только те результаты революции, в которых была заинтересована. Поэтому Кодекс 1810г. сделал шаг назад по сравнению с кодексом 1791г. Тем не менее, Кодекс 1810г. заслуживает названия классического кодекса буржуазии. Кодекс с изменениями и дополнениями действует во Франции до настоящего времени, и послужил образцом для многих буржуазных стран. Кодекс начинается с предварительных положений, в которых преступные деяния подразделяются на виды, причем в основу деления положен характер наказания: преступное деяние, которое законы карают полицейскими наказаниями, является нарушением; преступное деяние, которое законы карают исправительными наказаниями, являются проступком; преступное деяние, которое законы карают мучительными или позорящими наказаниями, является преступлением (ст. 1). Таким образом, Кодекс устанавливает традиционную трехчленную классификацию преступных действий: 1) преступления — наиболее тяжкие преступные деяния, 2) проступки, 3) полицейские нарушения. Из четырех книг Кодекса первые две вместе с предварительными положениями можно назвать общей частью кодекса, так как они посвящены общим вопросам наказаний, их видам, уголовной ответственности. Третья и четвертая книги составляют особенную часть: в них содержится перечень преступных деяний. Первая книга Кодекса посвящена наказаниям уголовным (мучительным и позорящим) и исправительным. Мучительными и позорящими наказаниями были: смерть, каторжные работы пожизненные и срочные, депортация (высылка за пределы империи), смирительный дом. В некоторых случаях одновременно с применением одного из ука­занных наказаний допускалось клеймение. К позорящим наказаниям относились: выставление у позорного столба в ошейнике, изгнание, гражданская деградация (лишение избирательных прав и запрещение занимать государственные должности). Такие меры, как клеймение, выставление у позорного столба, Кодекс заимствовал из феодального уголовного права, что обусловило его архаичность в области наказаний. Среди исправительных наказаний Кодекс называет тюремное заключе­ние на срок в исправительном заведении, временное лишение полити­ческих, гражданских и семейных прав, штраф. Таким образом, можно сказать, что Кодекс предусматривает значи­тельное количество довольно суровых наказаний, испытывая в этом плане влияние старого феодального права. Кодекс подробно описывает порядок применения наказания. В ст. 12, 13 говорится об осуществлении смертной казни: «Всякому при­говоренному к смерти отсекается голова. Приговоренный к смерти за отцеубийство препровождается на место казни в рубашке, босиком, с черным покрывалом на голове (он выставляется на эшафоте, в то время как судебный пристав читает народу обвинительный приговор; вслед за этим ему отсекается кисть правой руки и он предается немедленной смерти)». Так же детально описывается исполнение других наказаний. Публичное осуществление жестоких наказаний свидетельствует о том, что основной целью наказания по-прежнему остается устрашение. Вторая книга Кодекса устанавливает основания ответствен­ности и основания освобождения от ответственности (безумие и при­нуждение к совершению преступлений силой). Подробно описываются различные формы соучастия: подстрека­тельство, пособничество. Кодекс не устанавливал минимального возраста уголовной ответст­венности. Однако к лицам, не достигшим 16 лет, применялись более мягкие наказания, нежели к лицам, достигшим этого возраста. Мера ответственности определялась в соответствии с тем, действовал ли подсудимый с разумением или нет. Следует отметить, что многие вопросы уголовного права еще не были разработаны; так, в общей части Кодекса не определялись формы вины, не говорилось о совокупности преступлений, о давности. Третья книга Кодекса посвящена преступлениям и проступ­кам, разделяемым на два вида: публичные и частные. К публичным правонарушениям относились действия, направленные против без­опасности государства, против имперской конституции, против обще­ственного спокойствия. Среди публичных преступлений Кодекс в от­личие от феодального права не называет религиозные. Четыре статьи были посвящены особе императора и карали за посягательство против личности императора и членов его семьи, за посягательство, целью которого было ниспровержение или изменение образа правления или изменение порядка престолонаследия. Правонарушения, направленные против частных лиц, имели объектом посягательства либо личность, либо собственность. Более половины статей посвящено охране собственности. В Кодексе подробно описываются различные виды кражи, устанавливаются за них суровые наказания. Характерно, что к преступлениям против собственности Кодекс относит стачки рабочих, т.е. временное прекращение или недопущение работы в какой-либо мастерской. Таким образом, Уголовный кодекс так же, как и гражданский, проникнут духом собственности. Если Гражданский кодекс утверждает право собственности, то Уголовный обеспечивает ее максимальную охрану. Четвертая книга Кодекса посвящена полицейским нарушениям и наказаниям. Как и Гражданский кодекс, Уголовный изложен ясным, четким язы­ком, что является его несомненным достоинством. В последующие годы Уголовный кодекс подвергся изменениям. Первые новшества коснулись наиболее ярких пережитков феодального права. Существенные изменения были внесены в УК 1810 года только после революции 1830 года. Так, в 1832 г. были отменены статьи о клеймении и выставлении у позорного столба. Однако статья о публичном исполнении приговора о смертной казни сохранялась в силе до 1939 г. В 1854 г. было отменено положение о гражданской смерти. В 1912 г. был установлен минималь­ный возраст уголовной ответственности — 13 лет. Уголовное право развивалось путем новеллизации непосредственно Кодекса, а также принятия ряда новых законов, действующих параллельно с Кодексом.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Всеобщая история государства и права./под редакцией проф. К.И. Батыра/— М.: Юристъ, 1999 г. 2. Черниловский З.М. «Всеобщая история государства и права» — М., Юристъ, 1996 г.