Каталог :: Право

Диплом: Уголовное законодательство Петра 1

Министерство образования Российской Федерации
Поморский государственный университет
                              имени М.В.Ломоносова                              
                  Кафедра теории и истории государства и права                  
     

Трубин Георгий Георгиевич

студент 13 группы I курса дневного отделения Курсовая работа по курсу “История отечественного государства и права” по теме “Петровское уголовное законодательство” Научный руководитель:

К.И.Н., доцент Шаляпин

Сергей Олегович

Архангельск-2002

Содержание

Введение...........................3

1.Общее понятие и основы уголовного законодательства Петра 1.....5 2. Классификация преступлений и понятие наказания .........10 2.1 Преступления против церкви.................16 2.2 Государственные преступления................17 2.3 Имущественные преступления и преступления против благочиния.19 . 3. Особенности артикула.....................20

Заключение...........................23

Список использованных источников...............25

Введение

На мой взгляд, выбранная мною тема достаточно актуальна на сегодняшний день. Меня всегда привлекала личность Петра Великого и я стремился узнать побольше об этом удивительном человеке, сделавшем из России великую державу. Законодательная деятельность Петра 1 в области уголовного законодательства была чрезвычайно интенсивной. Исследователи насчитывают только указов уголовно-правового характера 392. Кроме того, многие уголовно-правовые нормы содержались в общих актах (инструкциях, наказах, регламентах и т.п.), определявших правовое положение различных звеньев государственного аппарата. И нормы указов и нормы общих актов являлись обычно казуальными. Подобно Соборному уложению, они часто формулировали устрашение как одну из основных целей применения наказания. Уложение 1649 года недостаточно полно и точно определяло составы государственных преступлений, границы применения формулы «государево слово и дело». Если попытаться отследить историю развития понятия преступления, то необходимо отметить, что на различных этапах существования Российского государства понятие преступного определялось различным образом. Суммируя взгляды историков права по проблеме понимания преступного в период средневековья, Н.С. Таганцев писал: «Наше старое право, конечно, не могло выработать деление преступных деяний по наказуемости, оно даже не имело особого термина для их обозначения: в древнейших памятниках в более общем смысле употреблялось выражение «обида», в эпоху Уложения Алексея Михайловича (l649 г.) - «воровство». При Петре Великом появляются слова «преступление» и «проступок». [1] То есть, Пётр заменяет прежние термины «воровство», «вор», употреблявшиеся для обозначения всякого уголовно наказуемого деяния и лица, его совершившего, а также, заменяет характерный для Соборного Уложения 1649 г. термин «воровство» на «преступление». Преступление означает прежде всего нарушение закона. Так, в одном из указов 1714 г. предусмотрено: «Многие, якобы оправдая себя, говорят, что сие не заказано было, не рассуждая того, что все то, что вред и убыток государству приключить может, суть преступление» [2]. В данной работе, я хочу раскрыть основы Уголовного законодательства Петра 1, определить место законотворческой деятельности Петра в отечественном уголовном праве. 1.Общее понятие и основы уголовного законодательства Петра 1 В период реформ Петра I и последующего их развития были сделаны попытки кодификации уголовных норм. Прежде всего, они представляли собой желание законодателя перенести в российское право иностранные законы, согласованные с реальностями жизни русской армии. В 1715 г. Петром I был утвержден первый уголовный закон, названный Артикулом Воинским. 25 января 1715 года именным царским указом определялись государственные преступления «по первым двум пунктам»: 1. о всяком злом умысле против персоны его величества или измене; 2. о возмущении или бунте. По тяжести к наиболее опасным государственным преступлениям указ приравнивал похищение казны. Указом 25 января 1715 года повелевалось доносить о всяком злом умысле против персоны его величества, о возмущении или бунте, о похищении казны самому государю или у него «на дворе, без всякого страха, ибо доносчикам, как примеры показывают, всегда было жалованье, а о прочих делах доносить, кому те дела поручены, а писем не подметывать». Позднее, в соответствии с указов 1718 года в качестве «государева слова и дела» стали рассматривать только всякий злой умысел против персоны его величества и возмущение или бунт. Вопрос об ответственности за государственные преступления и установлении за них наиболее тяжких наказаний привлекал внимание Петра I постоянно. Так, поручая Сенату составить проект Уложения о наказаниях, Петр требовал разделения преступлений на государственные и партикулярные. За государственные преступления должна была устанавливаться смертная казнь или казнь политическая. Одновременно готовились и другие военные законы. В 1716 году был принят Устав Воинский, объединённый в публикации 1719 года с Артикулом воинским и «Кратким изображением процессов и судебных тяжб» . Устав Воинский представлял собой своеобразный комплексный боевой, военно-административный, военно-уголовный и уголовно исполнительный кодекс России. Кроме того, Устав Воинский был законодательным актом, который включал в себя независимые друг от друга наказания различных видов. Ввиду очевидного совершенства и большей полноты артикулов по сравнению с Уложением царя Алексея Михайловича (1649 г.), В данном юридическом документе основные воззрения на наказание и преступление существенно изменяются, в связи с постепенным усилением государственной власти, берущей в свои руки как оценку преступных деяний, так и определение за них наказания. На этой почве она медленно, путем практики, проводит мысль, которую духовенство неоднократно выражало еще в первом периоде: что власти установлены Богом "в отмщение злодеям и в похвалу благотворящим, чтобы люди, если презрят страх Божий, вспомнили бы страх властителей земных" [3]. . Несмотря на то, что готовились и издавались воинские законы отдельно, но очень хорошо видно, что они рассматривались как единая система, призванная дополнять и взаимосвязывать друг друга по своему содержанию. В Уставе Воинском существуют некоторые главы, которые представляют собой собрания статей, призванных дополнить или заменить некоторые статьи и положения Артикула. Пётр понял несовершенство Соборного уложения 1649 года и новоуказные статьи , и необходимость его замены и дополнения. Пётр не стал отменять Уложение и в 1695 году отдал приказ всем ведомствам составить выписки из статей, которые могли бы дополнить Уложение и новоуказные статьи.. Петр I понимал несовершенство действовавшего в России законодательства. Еще указом 1695 года повелевалось всем приказам составить выписки из статей, которые могли бы пополнить Уложение и Новоуказные статьи, и эти выписки иметь до царского указа. В 1700 году Петр издал указ о составлении нового Уложения. Но оно еще не было даже подготовлено. В 1714 году было дано еще одно предписание о составлении Уложения, но и оно осталось нереализованным. Делалась попытка систематизации нового законодательства путем присоединения его либо к Уложению 1649 года, либо к регламентам. При этом предписывалось при противоречии новых указов Уложению решать дела на основании указов. Из проекта Уложения остались лишь 4 книги. Наибольший интерес из уголовно-правовых документов петровского времени представляет Артикул 1715 года с кратким толкованием. О его происхождении в исторической и юридической литературе нет единого мнения. Некоторые дореволюционные исследователи отрицали самостоятельный характер Артикула воинского, считая его переводом на русский язык иностранного закона. Однако изучение истории разработки Артикула воинского, а также анализ его содержания убедительно свидетельствуют о другом - это оригинальный памятник русского права, сыгравший большую роль в развитии уголовного и процессуального законодательства России. Спорным в литературе является вопрос о пределах действия Артикула воинского. Последний не заменил Соборное Уложение 1649 года, а действовал параллельно с ним вплоть до создания Свода законов Российской империи. Устав Воинский и Устав Морской прежде всего предназначались для военнослужащих и должны были применяться военными судами. К подсудности военных судов относились дела не только военнослужащих, но и лиц, прикосновенных к армии, обслуживающих ее. Но несмотря на отсутствие указа или другого документа, разрешающего использование данных документов в судах общей юрисдикции, общие суды весьма успешно использовали Уголовный закон при осуществлении правосудия(позднее, Петр I приказал руководствоваться артикулами во всех судах). Уголовное законодательство включало статьи о преступлениях не только воинских, но и политических и общеуголовных. Это и предопределило его применение в общих судах. Видимо, недостаточная четкость формулировок Соборного уложения требовала обращения к другому законодательному материалу. Артикулы воинские делятся на 24 главы , состоят из 209 статей и включены в качестве части второй в Воинский Устав. Каждая из них имеет свое название. Нумерация артикулов единая для всего закона. Артикулы (статьи) расположены по определенной системе, не всегда последовательно выраженной. Многие артикулы снабжены специальными толкованиями, разъясняющими их смысл, содержание, а иногда дополняющими их. По сравнению с Соборным уложением Устав Воинский и Устав Морской значительно более четко определяют многие институты уголовного права. Хотя в них нет общего определения преступления, но из содержания конкретных артикулов можно сделать вывод о том, что под преступлением понималось нарушение закона, нарушение царской, государевой воли. Такое понимание преступления типично для феодального государства периода абсолютизма. Следует подчеркнуть, что в качестве преступления часто рассматривалось и действие, прямо не предусмотренное законом. В указе 1714 года предусмотрено: Многие, якобы оправдая себя, говорят, что сие не заказано было, не рассуждая того, что все то , что вред и убыток государству приключить может, суть преступление. Эта же идея выражена во многих других указах и в тексте присяги, приведенной в Артикуле воинском. Такое положение не могло не способствовать широкому применению уголовной репрессии и развитию судебного произвола. Устав Морской, был введён в действие Указом 13 января 1720 года. В основу устава были положены документы, разработанные в процессе создания российского морского флота. Как отмечают исследователи, при создании многих статей Устава Морского был использован Артикул Воинский с некоторыми изменениями. Но Устав Морской включает в себя и новые , по сравнению с артикулом, нормы уголовного права. И Артикул Воинский и Устав Морской содержат не только нормы уголовного права. В них так же имеются и нормы сугубо военно – уставного характера и нормы, относящиеся к другим отраслям права. 2.Классификация преступлений и понятие наказания Исключительное внимание было уделено законодателем институту наказания. Впервые были определены цели и задачи наказания, которые заключались в возмездии за содеянное, устрашении правонарушителя и народа, ограждении общества от преступника, предупреждении преступлений путем ликвидации субъекта, приведения его в физическую непригодность или возникновение у него страха перед наказанием. Одной из основных целей наказания по законодательству Петра являлось устрашение(аналогично соборному уложению). Применение членовредительства (вырывание ноздрей, клеймение) имело цель борьбы с рецидивистами и беглыми. Другую цель носила изоляция преступника от общества и тем самым, лишение его возможности совершить преступление. Также широко распространилось использование труда заключённых под стражу на галерах, на каторге, на государственных стройках. Артикул воинский закреплял за судом право определить меру наказания в зависимости от социального положения преступника. Эта особенность хорошо описана в процессуальном нормативном акте Петровского времени – «Кратком изображении процессов и тяжб». Оно устанавливает привилегии высшим сословиям, освобождая их от применения пыток(за исключением определенных законом дел). Устав Морской вводит термин «штраф» вместо термина «наказание». Этот термин имеется в заголовке книги 5 Устава Морского, содержащей уголовно – правовые нормы. Эта новая точка зрения на наказание не вытесняет вполне старого начала возмездия или воздаяния злом за зло, свойственного мести. На эту почву прежде всего становится и государственный суд: "кто кого убьет, онаго кровь паки отмстить". Цели, намечаемые наказанием, определяются исключительно государственными и общественными интересами, в угоду которым преступник всецело приносится в жертву. Они могут быть сведены к следующим: 1) ограждение общества от преступников полным их истреблением ("чтобы лихих людей извести"), или изувечением их, чтобы предупредить возможность совершения новых преступлений (например, виновным в подделках подьячим отсекали пальцы, "чтобы впредь к письму были непотребны"), или, наконец, изъятием преступников из среды общества в тюрьму или в ссылку. 2) Устрашение преступников и всех граждан от совершения преступных деяний тяжестью и жестокостью наказаний: "да и прочие страх примут таковая не творити", "чтобы на то смотря другим неповадно было так чинить". 3) Извлечение материальных выгод из имущества и личных сил преступника - конфискации, денежные пени и эксплуатация труда преступников со времени введения каторжных работ при Петре. Первые две цели по существу требовали самых жестоких наказаний, которые и процветали в Петровском законодательстве. Уголовный закон в 122 статьях назначает смертную казнь, причем в 62 случаях – с обозначением вида. Она подразделялась на простую и квалифицированную. К простой смертной казни относились отсечение головы(упоминалось 8 раз), повешение(33 раза) и расстрел (аркебузирование – 7 раз). Отдельные указы угрожают смертною казнью за самые ничтожные поступки, например, за хитрость и нераденье, за поклепные иски и пр. Несомненно, что во многих указанных случаях имелась в виду только угроза. Кроме того, следует учесть, что сама по себе строгость Уголовного закона в силу исторических причин не повлекла массовых казней после принятия Устава. В то время шло интенсивное строительство городов, страна участвовала в нескольких войнах, а смертные приговоры зачастую заменялись принудительным трудом на возведении всякого рода фортификационных сооружений и гражданских объектах («извлечение выгод из преступника»). Нельзя не отметить и того факта, что нередко назначенные при Петре I наказания отменялись актами о помиловании по случаю военных побед, заключения мира со Швецией в 1722 г. и т.д. Устанавливая наказания, законодательство петровского периода, преследовало цели привлечение осужденных на многочисленные государственные стройки и т.д. Кроме смертной казни, ряд изувечивающих наказаний и наказание кнутом (так называемая торговая казнь) и равносильное нередко квалифицированной смертной казни, достаточно обрисовывают, какими способами предполагалось достигнуть цели устрашения. Особенности карательной системы Петровского законодательства обнаруживаются еще и в формах уголовной санкции. Господствующей была неопределенная санкция: не определяется вид наказания, или указывается вид , но не определяется размер наказания. Например: "учинить наказание, что государь укажет", или "учинить наказанье, смотря по вине"; или же: "взять пеню, что государь укажет", "посадить в тюрьму до государева указа". Рядом с этим существовали санкции по форме безусловно определенные, но в практическом применении столь же неопределенные, как и вышеуказанные, и имевшие лишь характер угрозы (например, в целом ряде случаев относительно смертной казни). Вследствие этого, участь преступника нередко совершенно зависела от произвола правительства. Происходившая отсюда неравномерность наказаний еще более усиливалась вследствие все более упрочившегося начала сословности. Наконец, к числу особенностей карательной системы в рассматриваемую эпоху следует отнести отсутствие принципа индивидуальности наказаний. Как в эпоху мести нередко страдали невинные родственники, так и позже подвергались наказанию невинные члены семьи: жена при муже, дети при отце. Однако уже в то время в законе появляются такие виды наказаний, которые в общих чертах напоминают цивилизованные формы уголовной репрессии (ссылка, изгнание со службы, публичное извинение, политическая смерть, тюремное заключение). Это в основном связано с главенством введенной Петром 1 сословной и персональной подсудности, последняя из которых существовала до недавнего времени. Понятие о преступлении тоже постепенно изменяется. Оно начинает считаться деянием, не только причиняющим вред отдельным лицам, но грозящим опасностью государству и обществу, а потому перестает быть делом личным или семейно- родовым и становится делом государевым и земским. Преследование преступлений, зависевшее раньше от инициативы частных лиц, теперь становится обязанностью органов государства. Сначала государство преследует небольшой круг деяний, признаваемых более важными; это "лихие дела" - душегубство, разбой, кража с поличным, - совершаемые "лихими людьми" или профессиональными преступниками. В этих названиях сказывается еще материальный взгляд на преступление и преступника; но затем все более и более преобладающее значение получает чисто формальный взгляд на преступление, возникший и упрочившийся под влиянием церковных учений. В преступлении церковь видела прежде всего грех, нарушение божественного закона, и называла преступников "забывателями страха Божия". Отсюда естественно вытекало понятие о преступлении как о нарушении закона светского, который, прежде всего, должен служить поддержкой церковного учения церкви. Вина преступника оказывалась, таким образом, двойственной: перед Богом и перед властью. Воинский Устав весьма мало привносит в субъективную сторону преступления. Вопрос о вменении стоит в зависимости еще от некоторых специальных условий, внешних и субъективных. К числу первых относятся необходимая оборона и крайняя необходимость. В уголовном праве Петра оборона значительно ограничивается. Им впервые вводится понятие о крайней необходимости, применительно к незначительным кражам "из крайней голодной нужды"; наказание в таких случаях или совсем не применяется, или умаляется. К числу субъективных условий вменения, известных московскому праву из Градских законов, относятся малолетство (аще 7 лет отрок) и явно болезненное психическое состояние (бесные), устраняющие наказание даже при убийстве. Воинский Устав упоминает еще о состоянии аффекта и служебной ревности, как об обстоятельствах, смягчающих наказание. Умысел на государево здоровье наказуется наравне с оконченным деянием, умысел на жизнь господина - наравне с покушением. Воинский Устав расширяет наказание за умысел в преступлениях против Величества; Морской Устав распространяет это правило и на общие преступления: "все убийцы и намеренные к тому будут казнены смертью". Покушение на государственное преступление наказуется по Уголовному закону как совершение, при некоторых общих преступлениях - снисходительнее. Уголовное законодательство различает покушения оконченные и неоконченные, смягчая наказания за последние, если деяние доведено до конца по желанию самого преступника. Что касается до соучастия в преступлении, то законодательство различает : 1) главных виновников, интеллектуальных и физических, причем последние наказывались иногда легче (холопы, действовавшие по научению господ), иногда строже (подьячий - строже дьяка за составление неверного судного списка), иногда одинаково; 2) пособников - "товарищей", которым назначается то меньшее наказание, то одинаковое с главными виновниками ("подвод" и "поноровка"), и 3) прикосновенных лиц, которые подлежат также весьма различным наказаниям: пристанодержательство ("стан" и "приезд") наказуется как разбой; покупка и хранение краденого ("поклажея") - тюрьмой или только отдачей на поруки; неоказание помощи в случае опасности от преступников - кнутом; отказ от ловли преступников - пеней; недонесение играет важную роль при государственных преступлениях, все соучастники подлежат наказанию наравне с главными виновниками, причем не только не проводится различия между посторонними и членами семьи, но последние даже предполагаются соучастниками, если не докажут противного. Воинский устав также знает все эти формы участия, но в большинстве случаев устанавливает одинаковые наказания для разных соучастников. В связи с изменением общих воззрений на наказание и преступление, иное значение получают и отдельные виды преступлений постепенно выдвигаются на первый план деяния, направленные против церкви и государства. Вот наиболее важные преступления по уголовному законодательству Петра Великого. 2.1 Преступления против церкви Уголовное законодательство ставит на первое место преступления против веры и церкви. В законе предусмотрены такие преступления, как чародейство, идолопоклонничество, богохульство, непосещение церкви и т.д. Многие преступления против веры вели к смертной казни и телесным наказаниям. Идолопоклонничество наказывалось смертной казнью(сожжением)при условии , что будет доказано сношение обвиняемого с дьяволом . В противном случае , назначалось тюремное заключение и телесное наказание. Богохульство наказывалось усечением языка , а особая хула девы Марии и святых – смертной казнью. При этом учитывался мотив злостности в богохульстве. Несоблюдение церковных обрядов и непосещение богослужений , нахождение в церкви в пьяном виде наказывалось штрафом или тюремным заключением. Наказывалось и недонесение в богохульстве. «Совращение в раскол» наказывалось каторгой , конфискацией имущества , а для священников – колесованием. Божба, то есть произнесение «всуе» имени божьего наказывалось штрафом и церковным покаянием. 2.2 Государственные преступления Далее следуют преступления государственные, особенно подробно перечисленные в Воинском Уставе, преступления по службе, против порядка управления, против общественного порядка и спокойствия и т. д. На первое место среди них было поставлено всякое выступление против жизни, здоровья, чести государя. Простой умысел убить или взять в плен царя наказывался четвертованием. Так же наказывалось вооруженное выступление против властей(одинаковое наказание несли – четвертование несли – несли исполнители, пособники и подстрекатели). Оскорбление словом монарха наказывалось отсечением головы. Подробно говорилось об измене (вооруженное выступление против государя, тайная переписка и тайные переговоры с неприятелем, открытие пароля и т.д.) Специальная глава (17) посвящена такому преступлению, как возмущение и бунт. «Бунт и возмущение», то есть стихийное выступление без чётко сформулированной политической цели, наказывалось повешением. К должностным преступлениям относили взяточничество, наказываемое смертной казнью, конфискацией имущества и телесными наказаниями. К преступлениям против порядка и суда относились срывание и истребление указов, что наказывалось смертной казнью(здесь проявилось особое отношение абсолютистской психологии к писаным нормативным текстам, символам царской воли). Фальшивомонетничество определялось в нескольких вариантах: 1.Использование чужого чекана для изготовления денег 2.Смешение металлов при изготовлении монеты 3.Уменьшение веса металла в монетах Сюда же относились такие действия, как подделка печатей, писем, актов и расходных ведомостей, за что полагались телесные наказания и конфискация. За подделку денег – сожжение. К преступлениям против суда относились лжеприсяга, которая наказывалась отсечением двух пальцев(которыми присягали) и ссылкой на каторгу, лжесвидетельство, наказываемое как и лжеприсяга(кроме того, назначалось и церковное покаяние). 2.3 Имущественные преступления и преступления против благочиния Имущественные преступления предусмотрены в гл. 21 Артикула. К ним относятся, в частности, кража, грабеж – явное похищение чужого имущества, совершенное путем вооруженного насилия или без него. Определены такие составы, как утайка чужого имущества, отданного на сохранения, присвоение находки, повреждение и истребление чужой собственности. Закон вводит имущественный(количественный) критерий для определения тяжести преступления – сумму в 20 рублей. За кражу на сумму меньше установленной в первый раз преступник наказывался шпицрутенами(шесть раз проходя через строй), во второй раз наказание удваивалось, в третий раз ему урезали уши, нос и ссылали на каторгу. Укравшего имущество на сумму свыше 20 рублей уже после первого раза казнили. Кража во время наводнения, пожара, из госучреждения у своего господина, а также кража из военного склада. Эти преступления наказывались через повешение. Все имущественные преступления наказывались чрезвычайно жестоко. Преступления против благочиния не имели прямой антигосударственной направленности. К ним относили укрывательство преступников, каравшихся смертной казнью, содержание притонов, присвоение ложных имен и прозвищ с целью причинения вреда, распевание непристойных песен и произнесение непристойных речей. В дополняющих Уголовное законодательство указах предусматривались наказания за буйство, пьянство, игру в карты на деньги, драки и нецензурную брань в публичных местах. К этой же группе относились подделка мер и весов, обвешивание и обман покупателей. Особенности уголовного законодательства. Законодатель обращал внимание на степень случайности – грань между неосторожным и случайными преступлениями была весьма тонкой. Выделив субъективную сторону преступления, законодатель всё же не отказывался от принципа объективного вменения: нередко неосторожные действия наказывались так же, как и умышленные: для суда был важен результат действия, а не его мотив. Вместе с преступником несли ответственность лица, не совершавшие преступления – его родственники. Ответственность снималась или смягчалась в зависимости от объективных обстоятельств. К смягчающим обстоятельствам закон относил состояние аффекта, малолетство преступника, «непривычку к службе» и служебное рвение, в пылу которого было совершено преступление. Характерно, что к отягчающим обстоятельствам закон впервые стал относить состояние опьянения, прежде всегда бывшим обстоятельством, смягчающим вину. Законодатель вводил понятия крайней необходимости(например, кража от голода) и необходимой обороны. Для последней требовалось наличие ряда обстоятельств: степень соответствия применённой защиты угрожающему нападению, факт наличия такого нападения и факт угрозы жизни защищающегося. Отсутствие одного из признаков могло повлечь для защищающегося наказание, пусть даже смягченное. Преступление делилось на стадии: умысел, покушение на преступление и законченное преступление. В ряде случаев законодатель предусматривал наказание только за один умысел(в государственных преступлениях). Покушение на преступление могло быть оконченным и неоконченным: закон предусматривал возможность добровольного отказа от совершения преступления(например, отказ от завершения дуэли , уже сошедшимся в бою дуэлянтам. Институт соучастия в преступлении не был достаточно разработан: роли соучастников не дифференцировались законом. Однако по некоторым видам преступлений пособники наказывались мягче, чем исполнители преступления(например, пособник, поддержавший бунтовщиков и мятежников). В обоих случаях присутствовал политический мотив: в одном следовало ужесточить репрессию к пособникам, «чтоб неповадно было», а в другом – отделить их от главных исполнителей в интересах следствия. Так же в законе присутствует фактор повторности . Наиболее яркий пример – кража. .об этом было сказано ранее( Имущественные преступления и преступления против благочиния). Так же для законодательства Петра характерно некоторое несоответствие между характером преступления и тяжестью наказания. Так, например, смертная казнь устанавливается и за политические преступления , и за убийство, и за сон на посту(в карауле), то есть, за самые различные по тяжести преступления. Также стоит отметить попытку законодателя отделить материальное право от процессуального. Свидетельством тому является создание «Краткого изображения процессов или судебных тяжб» - военно – процессуального кодекса. В Петровском законодательстве появляется термин «преступление». Этот термин встречается уже в указе от 14 января 1704 года. Термин «преступление» начал применяться, прежде всего, для определения общественно опасных деяний. Артикул Воинский заменяет термины «вор», «воровство», словами «преступник», «преступление».Термин «преступление» употреблён чаще всего в смысле нарушения закона, нарушения норм, установленных указами. Субъектами преступления являлись, прежде всего, российские подданные. Но во многих актах Петра говорится об уголовной ответственности иностранцев( Указом от 16 октября 1720 года определялась подсудность «служивых» иноземцев). Также законодательством Петра была уточнена подсудность духовных лиц. Лица духовного звания подлежали действию общих уголовных законов по тяжким преступлениям, по менее тяжким – духовному суду. Заключение Воинский Устав и Морской Устав были прогрессивным шагом в процессе кодификации и унификации как уголовного права России в целом, так и военно-уголовного наказания в частности. Однако они имели ряд существенных недостатков, поскольку отличительными свойствами наказания в Петровскую эпоху были: а) отсутствие индивидуализации наказания, в силу чего нередко карались близкие родственники преступника; б) крайняя неопределенность законодательных формулировок, в результате чего невозможно было определить вид наказания (например: «под опасением жестокого наказания», «под опасением государева гнева и жестокого истязания», «быть в казни», - Устав Воинский, артикул 78); в) отсутствие равенства всех перед законом, что объяснялось сословным духом эпохи (нижние чины могли быть подвергнуты любому наказанию, а в отношении высших чинов телесные наказания не применялись); г) мучительность уголовных наказаний (законодательство Петра 1 абсолютизировало и исключительную меру наказания - смертную казнь). Так, из 209 артикулов Устава Воинского смертную казнь предусматривал - 101. В них были определены совершенно мучительные виды смертной казни: четвертование, колесование, заливание горла расплавленным металлом, сожжение. Кроме того, суд мог установить форму наказания по своему усмотрению. В практике было членовредительство: отсечение рук, ушей, пальцев, вырывание ноздрей, клеймение. Все это приносило не только страшные физические страдания, но и делало осужденных изгоями общества. В области уголовно – правового и процессуального законодательства , царствование Петра 1 , несмотря на огромное число указов и регламентов, сохранило основные тенденции 17 века. Неоднократно было замечено и подтверждалось, что Уложение 1649 года имеет ещё достаточную силу в государстве. Но, несмотря на это, Воинский и Морской Уставы, Воинский Артикул сыграли немаловажную роль в истории уголовного права России. В своде законов Российской Империи они явились большой частью уголовного законодательства. «Краткое изображение процессов», которое содержало правила розыскного(следственного) процесса, заимствованные Петром из Европы должно было регулировать военно – уголовный процесс, но, вследствие своей в некотором смысле гражданской направленности, оно распространяло своё действие и на общие суды. Вот как выражает своё отношение к Воинскому Уставу И.А. Исаев: «Юридическая техника этого кодекса достаточно высока : законодатель впервые стремится использовать наиболее ёмкие и абстрактные юридические формулировки и отходит от традиционной для русского права казуальной системы.» [4]

Список использованных источников

1. Российское законодательство X-XX веков. В девяти томах. Т. 1-4. – М.: Юрид. литер., 1985. 2. Владимирский-Буданов М.Ф. Обзор истории русского права. Ростов н/Д, «Феникс», 1995. – 524 с. 3. Исаев И.А. История государства и права России. – М.: Юрист, 1994. – 448 с. 4. Законодательство Петра 1 // Знание – сила : - 1989. - №1 5. Рогов В.А. История уголовного права, террора и репрессий в Русском государстве XV-XVII вв. М.: Юрист, 1995. – 488 с. 6. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Т.1. М.: Юрист, 1994. 457 с. 7. Чистяков Н.О. История отечественного государства и права. – М.: Юрист, 1996. – 442 с.
[1] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая. Т.1. М., 1994. С.57. [2] Российское законодательство X-ХХ веков. Т.4. С.320. [3] Российское законодательство X-XX веков. В девяти томах. Т. 4. – М., 1985. С. 363. [4] Исаев И.А. История Государства и права России. - М.:Юрист,1994. – с.112 - 113