Каталог :: Право

Реферат: Римское право в период ранней республики

Государственный университет – Высшая Школа Экономики 

Факультет: «Юриспруденция»

Кафедра: «Частное право» Реферат на тему: «Римское право в период ранней республики. Законы XII таблиц» Студента дневного отделения Слепкова А. В. (гр. 120) Москва, 1999г. План работы 1. Появление «Законов XII таблиц» 2. Разделение вещей 3. Долговое рабство 4. Семейные отношения 5. Уголовно-правовые постановления 6. Правила разрешения имущественных споров 7. Библиография Появление «Законов XII таблиц» Первая римская кодификация права восходит к середине V столетия до н. э. Она получила название «Законов XII таблиц». В течение многих веков они считались в Риме основным источником пр ава – публичного и частного (fons omnis publici privatique juris). Свое название Законы получили в связи с тем, что были н аписаны на 12 деревянных досках, выставлявшихся на город­с кой площади. Никто поэтому не мог «отговариваться незнанием закона». По некоторым сведениям, от всякого вступающего в ря­ды Граждан юноши требовалось знание законов наизусть. Счита­лось, что без этого нельзя выполнять обязанности гражданина, в особенности судейские. Законы XII таблиц были в своей основе записью обычного права. Больше всего в ней нуждались плебеи (для защиты от произвола патрицианских судей). Кодификация права была для них этапом в борьбе за уравнение с патрициями. Сами законы до нас не дошли. Они известны лишь в отрывках, которые сохранились в сочинениях древних авторов, в особенности юристов, – Цицерона, Ульпиана, Гая и др. Среди этих источников особое место занимает сочинение юриста II века н. э. Гая, автора «Институций», – учебника для римских юридических школ. Его случай­но обнаружил историк Нибур в 1816 году в итальянском городе Вероне. «Институций» Гая были найдены под текстом сочинения богословского содержания. Существует предание, будто Нибур опрокинул чернильницу и, стирая на рукописи пятно, обнаружил сочинение Гая. От слова «цивитас», что значит «город», «городская община», право Таблиц называли «цивильным», то есть принадлежа­щим данной совокупности граждан; от слова «квирит» (как люби­л и называть себя сами римляне в честь бога войны Януса Квирина)«квиритским». От «цивитас» происходит доныне существующий термин «цивилистика», озна­чающий «гражданское право», совокупность институтов, служащих регулированию имущественных отношений.

Разделение вещей

Примечательной чертой Законов XII таблиц было четко проведенное разделение вещей на две категории. К первой при­надлежали главным образом земля, рабы, рабочий скот. Ко вто­рой – все остальные вещи. Практическое значение такого разделения обнаруживалось в способе отчуждения вещей; при их продаже, дарении и пр. Именно по этому признаку определилось и само название ука­занных категорий. Первая называлась res mancipi (рес манципи), вторая – res nec mancipi (рес нек манципи). Отчуждение земли, рабов, рабочего скота должно было со­вершаться в строго установленной форме. Она называлась mancipatio (манципация). Слово это происходит от manus – рука. Первоначальное образное представление о собственности шло от завладения вещью, захвата. Отсюда “манус”. Манципация производилась следующим образом. Продавец и покупатель (если взять наиболее частый случай) приглашали пять свидетелей (не менее) и весодержателя. Покупатель (приобретатель) касался рукой купленной им вещи («хватал ра­ба»), говоря при этом: «Я утверждаю по праву квиритов, что этот... (предположим, раб) принадлежит мне и я купил его за эту медь». Продавец мог ограничиться молчанием, которое считалось знаком согласия. Медный слиток бросался на весы, символизируя уплату денег. В этом обряде пережиточно сохранилось воспоминание о тех временах, когда еще не умели че­канить монету и металл переходил из рук в руки в виде слитков определенного ве­са. Из этого можно заключить, что обычай манципации много древнее Законов XII таблиц, знающих уже и денежный штраф. Пропуск слова в формуле покупки, отсутствие хотя бы од­ного из пяти положенных свидетелей, какое-нибудь упущение в обряде и т. д. были достаточными основаниями для признания сделки недействительной, даже если были уплачены деньги. Здесь выступает перед нами строгий юридический форма­лизм, красной нитью проходящий через все законодательство Таблиц. Присутствие свидетелей, как и все другие условия манци­пации, – дань традиции. Они играли двоякую роль. Запоминая самый факт сделки и ее условия, свидетели обязывались удосто­верять ее законность каждый раз, когда это требовалось (например, при судебном споре); кроме того, они были последним напоминанием о том контроле, который в свое время осуществля­ла община во всем, что касалось сделок с землей, рабами, рабо­чим скотом. Ее права легко объяснимы. В течение всех первых веков республики римская земля (а затем и италийская) была коллективной собственностью и соответственно с тем называлась ager publicus (агер публикус) – общее поле. Коллективным было на первых порах и рабовладение. Такой вид собственности, который принято называть античной, возникает благодаря объединению – путем договора или завоевания – нескольких племен, избирающих местом поселения один из родо­вых поселков. Непременным атрибутом античной собственности является рабство. Движимая, а впоследствии и недвижимая частная собственность развивается в данных условиях как откло­няющаяся от нормы и подчиненная общинной собственности форма. Античная собственность – это «совместная частная соб­ственность активных граждан государства, вынужденных перед лицом рабов сохранять эту естественно возникшую форму ассо­циации». Античная собственность имела форму государственной собственности, вследствие чего право отдельного индивида на нее ограничивалось простым владением (possessio). Настоящая частная собственность появляется у римлян, как и у всех древних народов, лишь вместе с движимой собственностью. Каждая римская семья получала участок д ля обработки. Когда его не хватало, прибегали к дозволенному «захвату» никем не обрабатываемой целины. Спустя два года участок становился законным владением. Часто спрашивают, почему в число «ре с манципи» не входят орудия труда – плуг, борона и пр. Дело в том, что они весьма рано перешли в частную собствен­ность. Объясняется же это, во-первых, той индивидуализацией пользования ору­диями, с которой начинается процесс возникновения частной собственности; во-вторых, сравнительной несложностью и доступностью указанных орудий. Мы видим, таким образом, примечательную картину: земля еще считается общей собственностью, и община контролирует сделки с нею, но контроль этот формален. Фактическое распоря­ж ение ею принадлежит частному лицу. То же следует сказать о рабах и рабочем скоте. Все другие вещи – пусть даже очень дорогие – переходили из рук в руки совершенно свободно. Потому и говорили о них: «вещи, не нуждающиеся в манципации» – «ре е нек манципи».

Долговое рабство

Долговое рабство, узаконенное ХП таблицами, отмечалось крайней суровостью. Договор займа, по которому средством обес­печения являлись «мясо и кровь» должника, назывался в Риме nexurn(нексум) «кабала». По способу заключения нексум похо­дил на манципацию (свидетели, медь, формула). При просрочке платежа кредитор, пользуясь дозволением суда, «налагал на должника руку», что о значало заточение в оковах. Помещенный в подвал дома кредитора должник трижды выводился на город­скую площадь вымаливать помощь друзей и родственников. «В третий базарный день должники предавались смертной казни или поступали в продажу за границу», что означало рабство. Когда у должника оказывалось несколько кредиторов, за­кон предписывал: «Пусть разрубят должника на части» (но чаще всего применялась продажа в рабство. Признавалось вместе с тем, что по выплате долга гражданин возвращал себе свободное состояние). Долговое рабство больше всего угрожало плебеям, лишен­ным той защиты и помощи, которую давали патрициям род и курия. Ликвидация долгового рабства стала вопросом острой борьбы. Римский историк Тит Ли вии рассказывает, что как-то кредитор вывел на пло­щадь старого воина-центуриона, «истощенного от бедности и худобы», в рубище. Оказалось, что разорение постигло его от войны, податей, непосильных про­центов. Должник показал об езображенную побоями спину. «Видя и слыша это, на­ро д поднял сильный крик. Должники в оковах и бе з оков бросаются на улицу, умо­ляя квиритов о защите». Правящая верхушка Рима пошла на уступки. В 326 году до н. э. (через 250 лет после реформы Солона) долговое рабство было уничтожено и в Риме (закон Петелия). С этого времени ответ­ственность должника ограничивается его имуществом.

Семейные отношения

Семейные отношения по Законам ХП таблиц характери­зуются ранее всего неограниченной властью домовладыки. Все живущие под крышей его дома, будь то кровные родственники или приемыши, были членами одной и той же фамилии, агнатами. Имущество семьи считалось ее коллективной собственностью, но распоряжаться им мог только «отец семейства» – paterfamilias. По смерти последнего оно поровну делилось между агнатами. Когда их не оказывалось, наследовали ближайшие сородичи (братья умершего, их сыновья и т. д.), которых также считали агнатами, хотя и дальними (братья некоторое время до смерти отца жили под одной крышей). Дочь переходила в дом своего мужа, подпадая под власть его самого и его от­ца, если последний был еще жив. По отношению к своему родному отцу и своей старой семье вообще она когнатка, кровная родственница, но и только. Прав на наследство в своей кровной семье она, а также ее дети и внуки не имели. Имущественная правоспособность наступала для римского гражданина нередко много позже политической – не ранее смерти отца. Существовала одна возможность для освобождения сына при жизни отца – че­рез троекратную продажу в рабство. После третьей продажи сын становился сво­бодным. По отношению к своей семье он делался когнатом, лишенным, как и за­мужняя дочь, права наследования. Жена так же, как и другие домочадцы, была во власти paterfamilias, своего мужа. Сама форма брака была для нее хотя к традиционной, но все же унизительной, особенно если брак устанавливался покупкой (в форме манципации). Некоторое равенство давал ей только брак без формальностей – «сине ману» (eme manu), без «наложения руки». Такой брак, допущенный законом, устанавливался фактом простого сожительства. Имущество супругов находилось при этом в их раздельной собственности. Брак этот следовало возобновлять ежегодно. Прожив в течение года в доме мужа, жена автоматически подпадала под его в ласть – по давности. Чтобы избежать этого, она не менее трех ночей в году проводила вне дома – давность таким образом прерывалась. Происхождение брака «сине ману» не вполне ясно. Воз­можно, что первоначально это была некоторая юридически не­полноценная разновидность брака между патрициями и плебея­ми, которым «правильный брак» был разрешен только после издания закона Канулея (445 г. до н. э.). Поскольку издержки на содержание семьи лежали на му­же, установился обычай, чтобы в браке «сине ману» жена прино­сила приданое (в «правильном» браке все ее имущество было соб­ственностью мужа). В случае развода оно возвращалось. Законы XII таблиц разрешают наследование по завещанию, но ограничивают его рядом условий. Лишая наследства ко­го-либо из агнатов, отец должен был прямо назвать его. Это ре­шение могло быть обжаловано. Всякое наследственное распоряжение нуждалось в ранний период республики в утверждении народного собрания.

Уголовно-правовые постановления

Уголовно-правовые постановления Законов XII таблиц от личаются крайней суровостью. Смертной казнью наказывается всякий, кто посмеет потравить или собрать урожай «с обработан­ного плугом поля». Поджигатель дома или хлеба, если он дей­ствовал преднамеренно, заключается в оковы, подвергается бичеванию, за которым следует смерть. Всякий вправе убить на месте преступления ночного вора или вора, захваченного с оружием в руках. Дневной вор, застигнутый на месте преступления, подле­ж ал физическому наказанию, а затем выдавался потерпевшему (обращение в рабство). Законы XII таблиц рассматривают похищение чужого иму­щества не столько как преступление, затрагивающее интересы всего государства, сколько как действие, наносящее частный имущественный вред. Не исключено, что в какое-то более раннее время всякое воровство искупалось штрафом. Точно так же не преступлением, а деликтом считались оскорбление, побои и чле­новредительство. Все они компенсировались штрафом. О государственных преступлениях Законы XII таблиц гово­рят сравнительно немного: устанавливается неправомерность и наказуемость ночных сборищ, подстрекательства врага к нападе­нию на Рим, нарушения постановлений, касающихся обществен­ного порядка, взяточничества судей и др. Об умышленном убийстве не упоминается вовсе, во всяком случае в тех отрывках, которые до нас дошли. Объясняется это, по-видимому, тем, что меры наказания, следуемые за него, не вызывали сомнений (смертная казнь). Следует добавить, что высшие магистраты республики не были связаны точным определением того, что следует считать преступлением. В особых случаях они могли решать этот вопрос по своему усмотрению. Во избежание произвола за каждым римским гражданином признавалось право апелляции к народному собранию. Решение последнего было окончательным. Преступления раба рассматривались судом. У раба не было никаких гарантий и никаких прав на защиту. Приговоренный к смерти, он, по обычаю, сбрасывался с Тарпейской скалы.

Правила разрешения имущественных споров

Необыкновенно строгим формализмом проникнуты пра­вила разрешения имущественных споров, составляющие в своей совокупности гражданский процесс. Наиболее известная из его форм – так называемый легисакционный процесс предусматри­вал сложную процедуру. Истец являлся к претору и делал заявление. Претор назна­чал день суда. Ответчик вызывался самим истцом. Ему дозволя­лось применить силу. Процесс протекал в форме борьбы за спорную вещь. Снача­ла истец, затем ответчик налагают на нее (или ее часть, напри­мер, кусок дерна, если речь идет о земле) палочку-виндикту. При этом они произносят установленные обычаем формулы (каждая для данного случая). Тот, кто сбился или ошибся, автоматически проигрывал дело. От названия этой палочки происходит термин «виндикация», под которым по­нимают истребование в ещи из чужого неправоме рного владения. По своему про­исхождению виндикта – «укороченное» копье – символ древнего способа завладения вещью. По другому объяснению, “виндикация” происходит от vim dicere – объявлять о применении силы. С окончанием этой процедуры спорящие стороны заключа­ли своеобразное пари. Кто проигрывал дело – проигрывал и залог. Величина его равнялась нередко половине иска. На этом заканчивалась первая стадия процесса. Вторая стадия заключалась в том, что назначенный претором судья – любой из римских граждан, которого претор считал подходящим, – рассматривал дело по существу: выслушивал свидетелей, знакомился с документами, выносил решение. При неявке одной из сторон (без уважительной причины) решение автоматически выносилось в пользу ее противника. Гораздо проще обстояло дело в том суде, которым ведал перегринский претор. В спорах между иностранцами нормы За­конов ХП таблиц были неприменимы. Претор сам решал дело от начала до конца. Эта практика оказала очень большое влияние на судьбы позднейшего (классического) римского права. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ: 1. «Очерки по истории Римской имерии» Р.Виппер, Издат. «Феникс», 1995 г. 2. «Всеобщая история государства и права» З.М.Черниловский, Издат. «Юристъ», 1995 г. 3. «Римское право» И.Б.Новицкий, Издат. «ТЕИС», 1996 г. 4. «Римское частное право» Д.В.Дождев, Издат. «Норма», 1997 г. 5. «История римского права» В.М.Хвостов, 1919 г.