Каталог :: Право

Курсовая: Политико-государственная система СССР в условиях военного времени (1941-1945)

Содержание
Введение.......................................................................2
1. Перестройка государственной системы СССР в условиях военного времени       3
2. Гражданское право СССР (1941-1945 гг) ......................................8
3. Изменения в уголовном законодательстве страны (1941-1945 гг)......12
4. Трудовое право СССР в годы войны..................14
Заключение....................................................................21
Список литературы.............................................................23
     

Введение

Период Великой Отечественной войны 1941 – 45 гг. – важнейшая страница в истории отечественного государства и права. В это время общественный строй и государственное устройство подверглись серьезной проверке. Страна вынуждена была срочно перестраиваться на военный лад. Уже 22 июня 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О военном положении», а 29 июня ЦК ВКП(б) и СНК СССР обратились к партийным и советским органам с директивой, в которой была изложена в общей форме программа мероприятий Коммунистической партии и государства по борьбе с фашистским агрессором. В новой обстановке была проведена серьезная перестройка государственного аппарата. В условиях военного времени еще более усилилась роль центральных органов власти и управления, хотя вместе с тем была проведена и определенная децентрализация, вызванная необходимостью оперативно решать конкретные вопросы управления. Значительно изменилась структура управленческого аппарата, лишние звенья были отсечены, многие подразделения параллельного действия слиты, штаты значительно сокращены. 1. Перестройка государственной системы СССР в условиях военного времени Война 1941-1945 гг. оказалась серьезной проверкой не только для всего советского народа, но и для самого государства, которое вынуждено было перестраиваться на военный лад. 22 июня 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «О военном положении», и 29 июня ЦК ВКП(б) и СНК СССР приняли директиву к партийным и советским органам, в которой была изложена программа мероприятий по борьбе с фашистскими захватчиками. В период войны сохранили свои полномочия высшие органы государственной власти и управления СССР: Верховный Совет и его Президиум, Совет Народных Комиссаров, отраслевые, а также республиканские органы власти и управления, местные советские органы. Созданные временные чрезвычайные органы власти и управления, включая Государственный Комитет Обороны (ГКО), в своей деятельности опирались на аппарат Советов и других конституционных органов. Но война внесла свои коррективы в организацию и порядок работы государственного аппарата. Она, в частности, помешала проведению в предусмотренные законом сроки очередных выборов в Советы всех ступеней. В результа­те призыва в армию были нарушены сроки созыва сессий Советов. Усилилось значение исполнительных органов Со­ветов. Часто практика выборов заменялась системой назначений. Президиум Верховного Совета СССР и президиумы Верховных Советов союзных республик были вынуждены в течение 1941—1945 гг. неоднократно откладывать проведение очередных выборов и продлевать полномочия соответствующих Советов. Продолжали выполнять свои обязанности избранные в предвоенное время депутаты Верховного Совета СССР, Верховных Советов республик и местных Советов. Естественно, усилилось значение исполнительных органов Советов, ряд исключительных полномочий Советов осуществлялся их исполкомами. Так, исполкомы вышестоящих Советов могли без проведения дополнительных выборов, путем кооптации пополнять состав исполкомов нижестоящих Советов представителями партийно-советского актива. Такая практика имела наиболее широкое применение на освобожденной от врага территории при восстановлении здесь органов Советской власти. Большую роль в восстановлении Советов на освобожденной от врага территории сыграли специально создаваемые для этой цели партийно-советские оперативные группы. По существу практика выборов Советов была заменена системой назначений. Централизация государственного управления, повышение роли исполнительно-распорядительных узкоколлегиальных советских органов были в условиях Великой Отечественной войны в известной степени объективно оправданными, так как вытекали из необходимости концентрации руководства всеми силами и ресурсами страны для разгрома врага. Во время войны значительно усилилась интеграция, слияние партийного и государственного руководства различных уровней. Труднейшие задачи военного времени, которые не всегда можно было решить традиционными методами, выполнялись зачастую мерами государственного принуждения. Значительно усилилась деятельность СНК СССР, осо­бенно в области руководства военной экономикой, переме­щение промышленных предприятий в восточные районы страны. Большая роль в этом принадлежала Госплану СССР (председатель - Н.А.Вознесенский). Квартальные, месячные и даже декадные планы хозяйствования стали нормой. Осуществлялись меры по более эффективному ис­пользованию наличных кадров и ресурсов, изысканию ре­зервов. При ГКО и Совнаркоме СССР был создан ряд новых органов, в том числе Совет по делам эвакуации, Главснабнефть, Главснабуголь, Главснабгаз, Комитет по учету и рас­пределению рабочей силы, Управление по эвакуации населения, Управление по государственному обеспечению и устройству семей военнослужащих. Информационно-пропа­гандистскую работу проводило созданное в первые дни вой­ны Совинформбюро. Образовался также ряд наркоматов, расширялись их права в области финансов, рас­пределения материальных ресурсов, строительства. В центре Президиум Верховного Совета СССР продолжал принимать важнейшие правовые акты. К ним относятся указы о мобилизации в Советскую Армию и о введении военного положения, акты о создании новых, в том числе и чрезвычайных, государственных органов, о структуре Вооруженных Сил, о ратификации международных договоров, связанных с войной и ее завершением, об организации наградного дела и т. п. Суровые условия Великой Отечественной войны вызвали к жизни создание и специальных чрезвычайных органов, наделенных особыми полномочиями. Таким высшим чрезвычайным органом в стране был Государственный Комитет Обороны СССР, образованный 30 июня 1941 г. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР, Совнаркома и ЦК ВКП(б). В руках ГКО была сосредоточена вся полнота власти в государстве; Никогда еще — ни до, ни после войны — в стране не имелось органа с такими неограниченными полномочиями, просуществовавшего свыше 4 лет и не предусмотренного Конституцией СССР. Постановления ГКО имели силу законов военного времени. Партийные, советские; хозяйственные, военные и общественные организации, все граждане СССР обязаны были неукоснительно выполнять постановления и распоряжения ГКО. Своего большого аппарата сам ГКО не имел, а действовал через партийные, государственные органы и общественные организации. Для оперативного решения вопросов на фронтах, в военно-промышленных наркоматах и ведомствах, во многих республиках, краях и областях, на важнейших предприятиях и стройках учреждались должности уполномоченных ГКО. Они контролировали выполнение постановлений ГКО. При ГКО по необходимости образовывались специальные комитеты и комиссии (например, Транспортный комитет ГКО). В 1941—1942 гг. ГКО создал местные прифронтовые чрезвычайные органы — городские комитеты обороны. Они были образованы в Севастополе, Одессе, Туле, Ростове, Сталинграде, Воронеже — всего более чем в 60 городах. Городские комитеты обороны объединяли партийное руководство, гражданскую и военную власть на местах. Председателями комитетов обороны были первые секретари обкомов или горкомов партии, их членами — руководители местных советских и военных органов. На организации государственного управления в годы войны сказывалось и введение в тех или иных районах страны специальных режимов, и, прежде всего в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. «О военном положении». Нормы этого Указа действовали только на территориях, объявленных на военном положении. Дополнительными указами Президиума Верховного Совета СССР военное положение вводилось в большинстве союзных республик, АССР и областей европейской части СССР, в Грузинской ССР и ряде городов Закавказья, на побережьях Черного и Каспийского морей. Фактически в полном объеме режим военного положения устанавливался главным образом в прифронтовых и близких к ним районах. Военное положение было введено также на всех железных дорогах, на морском, речном и воздушном транспорте. В местностях, объявленных на военном положении, все функции органов государственной власти в области обороны, охраны общественного порядка и государственной безопасности передавались военным советам фронтов (округов), армий, а где не было военных советов — высшему командованию соединений. В исключительных случаях вводилось и осадное положение. Его объявляли в важных в военном отношении городах и районах, например, в Москве, Ленинграде, Сталинграде, Туле и некоторых других городах и районах прифронтовой полосы, в условиях непосредственной угрозы захвата их врагом. Осадное положение характеризовалось по сравнению с военным положением еще более жесткой регламентацией режима. В соответствии с ним вводился комендантский час, строго упорядочивалось и контролировалось передвижение транспорта и населения во время воздушной тревоги, усиливалась охрана общественного порядка. Нарушителей порядка в условиях осадного положения могли привлечь к уголовной ответственности с передачей дела военному трибуналу. Провокаторы, шпионы, прочие агенты врага, призывавшие к нарушению порядка, подлежали расстрелу на месте. Великая Отечественная война внесла изменения и в со­став, структуру, управление Вооруженными Силами. Была объявлена мобилизация военнообязанных, по которой в первые дни войны было призвано более 5 млн. человек. Начинают формироваться дивизии народного ополчения, добровольческие части, растет число партизанских форми­рований на захваченной территории. В январе — феврале 1943 г. для личного состава Красной Армии и Военно- Морского Флота были введены новые зна­ки различия, восстановлены погоны. Было учреждено 9 новых боевых орденов и ряд медалей. Проводится реорганизация управления войсками, пере­страивается система органов стратегического и оператив­ного руководства Вооруженными Силами. Боевой опыт всех родов войск регулярно обобщался и нашел свое четкое отражение в новых уставах и наставлениях. Особо следует сказать о Советской власти на оккупированной фашистами территории. Захватчикам не удалось полностью ликвидировать на оккупированной территории советские государственные органы. В районах, областях и республиках, занятых врагом, сохранялись или создавались партийные и советские органы, опиравшиеся на партизанское и подпольное движение. Летом 1943 г. свыше 200 тыс. кв. км советской земли в тылу врага находилось под полным контролем партизан. Важной особенностью функционирования Советской власти в тылу врага было то, что наряду с ее некоторыми традиционными довоенными органами их роль исполняло также командование партизанских формирований. Война резко повысила общественную опасность всех преступлений и, естественно, потребовала усиления ответственности за их совершение. Появились и новые составы преступлений, специфичные для военного времени. Особую опасность представляли преступления государственные: измена, шпионаж, диверсия и др. Распространение ложных слухов каралось тюремным заключением на срок от 2 до 5 лет (по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 6 июля 1941 г.). Разглашение сведений, составляющих государственную тайну, наказывалось лишением свободы до 10 лет (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 15 ноября 1943 г.). Была ужесточена борьба с хищениями государственной и общественной собственности, спекуляцией. 2. Гражданское право СССР в годы войны (1941-1945 гг.). Специфические условия военного времени, связанные с переводом промышленности в восточные районы страны, оставлением недвижимости и иного имущества на территории, временно захваченной немецкими войсками, эвакуацией и реэвакуацией населения, наличием трофейного имущества, потребовали внесения значительных корректив в действующие нормы гражданского права. В целях оперативного перераспределения основных фондов эвакуируемых предприятий и иных хозяйственных органов постановлением СНК СССР от 1 июля 1941 г. были расширены права наркоматов СССР. Им предоставлялось право самостоятельно распределять и перераспределять материальные ресурсы, излишки материалов и оборудования, разрешать частичные отступления от проектов и смет строительства, производить капитальные вложения на восстановление предприятий за счет сохранения эксплуатационных расходов. Государство вынуждено было расширить и права руководителей предприятий и строек, разрешив им, представляя другим организациям свои материалы для выполнения планов и заказов по договорам. В то же время была значительно сокращена сфера договорным отношений. Вопросы поставки продукции регулировались по преимуществу административными актами. Так, в соответствии с постановлением СНК СССР от 17 декабря 1942 г. снабжение народного хозяйства нефтью, углем, сланцами проводилось на основании плановых заданий, нарядов-заявок. В таком же порядке шли поставки военной продукции, осуществлялось вещевое и продоволь­ственное снабжение армии. Упрощался и порядок капитального строительства. Сокращал­ся объем проектных документов и круг органов, с которыми нужно было согласовывать эту документацию. Предприятиям разреша­лось возводить временные сооружения, использовать как можно шире лесостроительные материалы. Допуская определенные отступления от действующих норм гражданского законодательства, советское государство последова­тельно проводило курс на укрепление хозяйственной дисциплины и неукоснительное исполнение договорных обязательств. Дейст­вие советского законодательства на территории, занятой врагом, не считалось прекращенным или приостановленным на период ок­купации. Поэтому при решении вопроса о применении граждан­ского законодательства судебные органы руководствовались прин­ципом сохранения и действия гражданского законодательства в таких регионах. Признавалось, что военные действия сами по себе не являются основанием для освобождения должника от исполнения договорных обязательств. Мораторий, т.е. отсрочка исполнения обязательств в связи с чрезвычайными обстоятельствами, объявлялся СНК СССР лишь по отдельным обязательствам. Например, СНК СССР постановле­нием от 5 февраля 1943 г. отсрочил взыскание задолженности по и ножным обязательствам предприятий и организаций, находив­шихся на временно оккупированной территории страны. Сделки, совершенные в период оккупации между предприятиями, гражда­нами, признавались недействительными и не порождали юридически значимых последствий. Изменения коснулись и института брака и развода. Толь­ко зарегистрированный брак порождал права и обязаннос­ти супругов, вследствие чего суды перестали принимать иски об установлении отцовства в отношении детей, родив­шихся вне зарегистрированного брака, иски о разделе иму­щества, нажитого в период фактически брачных отношений. Значительные изменения вносились и в законодательство о разводе. Устанавливался судебный порядок расторжения брака, увеличился и размер пошлин, взыскиваемых при оформлении развода. Принимались меры, в том числе и экономические, для стимулирования рождаемости, поощрения многодетных ма­терей. Война поставила перед правовым регулированием труда ряд сложных проблем: нехватка рабочих рук в промышлен­ности и на транспорте, в строительстве и на селе. Хотя и сохранялся порядок добровольного вступления в трудовые отношения, Советское государство было вынужденно обра­титься к трудовой мобилизации и трудовой повинности. Мобилизация для работы на производстве распростра­нялась на трудоспособное население, не занятое на учреж­дениях и предприятиях. Было также разрешено в напряженные периоды производить мобилизацию населе­ния городов для труда в колхозах, совхозах и МТС. Постановлением СНК СССР от 21 августа 1943 г. «О неотлож­ных мерах по восстановлению хозяйства в районах освобожденных и немецкой оккупации» советские органы обязывались возвратить в освобожденные районы эвакуированный скот, трактора, иное оборудование МТС, совхозов, других предприятий и организаций. ГКО обязал всех граждан, проживающих на освобожден­ных территориях, в 24 часа сдать военным и другим государствен­ным органам все брошенное и подобранное имущество советских организаций и граждан. Согласно постановлению СНК СССР от I 7 апреля 1943 г. имущество, собственника которого установить было невозможно, переходило в собственность государства. Подоб­ные меры советского государства вытекали из принципа гражданского законодательства, согласно которому переход права собственности возможен только на законных основаниях. Выморочное и бесхозяйное имущество могло переходить только в собственность государства. В годы войны была расширена торговля на колхозных рынках, что явилось важнейшим источником обеспечения жителей горо­дов продуктами питания. По сравнению с 1940 г. на колхозных рынках в 1945 г. было продано 49% мяса, 72% молока, 98% ово­щей. Цены же на сельскохозяйственные продукты в 1943 г. вырос­ли в 13 раз. В годы войны, принимались нормативно-правовые акты, на­правленные на защиту жилищных прав военнослужащих и членов их семей. Постановлением СНК СССР от 5 августа 1941 г. на период войны за всеми военнослужащими сохранялась жилая площадь. При этом жилая площадь, приходящаяся на долю военнослужа­щего, освобождалась от квартирной платы, а члены его семьи опла­чивали квартиру по льготным ставкам. Указом ПВС СССР от 14 марта 1945 г. было изменено наследственное право. Во- первых, расширился круг лиц — наследников по закону. В их число дополнительно включались трудоспособные родители, братья и сестры. Во-вторых, были расширены права завещателя. Гражданин мог завещать свое имущество одному или нескольким лицам из числа наследников по закону, а также государственным органам, предприятиям или общественным организациям. При отсутствии наследников по закону, имущество могло быть завещано любому лицу. В-третьих, Указ обязывал завещателя сохранять за нетрудоспособным лицом его законную долю. По окончании Великой Отечественной войны гражданское право вновь становится основным регулятором имущественных отношений между предприятиями, организациями, учреждениями. Сфера применения административно-правовых актов распре деления продукции ограничивается отношениями, связанными с поставкой совхозами сельскохозяйственной продукции государственным заготовительным организациям. Решительный поворот в сторону расширения договорных связей был сделан постановлени­ем Совета Министров СССР от 21 апреля 1949 г. «О заключении хозяйственных договоров». Постановление предусматривало за­ключение двух видов договоров: генеральных между наркоматами и иными органами и прямых между конкретными предприятия­ми. Постановление обращало внимание хозяйственных организа­ций на необходимость отражения в договорах порядка и сроков поставки продукции, качества, ассортимента, цены поставляемой продукции, имущественную ответственность за невыполнение обязательств. В первые годы после войны возник острый дефицит жилья. Государство не имело необходимых материальных и трудовых ре­сурсов для решения этой проблемы. Поэтому оно было вынуждено пойти на некоторое поступление принципами социализма и при­влечь население к жилищному строительству. Указом ПВС СССР от 26 августа 1948 г. «О праве гражданина покупку и строительство индивидуальных жилых домов» было разрешено гражданам стро­ить на праве личной собственности, а также покупать жилые дома как в городах, так и иных населенных пунктах. Можно было иметь на правах личной собственности только один дом общей площадью не более 60 кв. метров. Указ пользовался широкой популярностью у населения. В 1946—1952 гг. жителями городов было построено 45,1 млн. кв. метров, что составляло чуть больше 25% всего жилья, построенного в городах за этот период. 3. Изменения в уголовном законодательстве страны (1941-1945 гг.). Война потребовала внесения изменений в уголовно-процессуальное законодательство. Устанавливался новый порядок рассмотрения дел военными трибуналами. Их приговоры не подлежали кассационному обжалованию и могли быть изменены или отменены только в порядке надзора. Повышенное внимание уделялось проверке дел в от­ношении приговоренных к высшей мере. Право приостанавливать приговоры трибуналов к высшей мере предоставлялось военным советам, командующим округа­ми, фронтами, армиями, флотами с одновременным сооб­щением председателю Военной коллегии Верховного суда СССР. Актуальным был вопрос об уголовной ответственности фашистских захватчиков и их пособников за совершенные ими зверства по отношению к военнопленным и мирному населению. В качестве наказания преступников могла применяться смертная казнь через повешение или ссылка на каторжные работы сроком до 20 лет. Судебная система в годы войны не претерпела принципиальных изменений. Однако усилилась роль военных трибуналов. Они, как и прежде, рассматривали дела о воинских преступлениях и обо всех других преступлениях, совершенных военнослужащими. Однако в местностях, объявленных на военном положении, с самого начала войны трибуналам были переданы и многие дела, входившие в компетенцию общих судов: хищения социалистической собственности, грабежи, разбои, бандитизм, умышленные убийства и некоторые другие. Военные трибуналы создавались при военных округах, фронтах, флотах и армиях, при корпусах и других соединениях, а также на железных дорогах, в морских и речных бассейнах. Вся система военных трибуналов возглавлялась Верховным судом СССР, в составе которого действовали Военная, Военно-железнодорожная и Военная воднотранспортная коллегии. Судопроизводство в военных трибуналах осуществлялось на основании статей УПК, а также с учетом тех новых норм, которые были продиктованы условиями военного времени и необходимостью в связи с этим осуществления оперативного и эффективного судебного разбирательства. Общие суды рассматривали дела о некоторых преступлениях, составляющих подсудность и военных трибуналов (хищении, грабеже, разбое, убийстве), но совершенных в местностях, не объявленных на военном положении, а также все другие дела, не отнесенные к подсудности военных трибуналов. Центральное место в их работе занимало рассмотрение дел, связанных с нарушением в военное время трудовой и государственной дисциплины. Не прекращалось в годы войны рассмотрение народными судами и гражданских дел. В Москве даже тогда, когда было объявлено осадное положение и городской суд был преобразован в военный трибунал, в каждом районе города для рассмотрения гражданских дел был сохранен народный суд. Но в целом количество гражданских дел в судах в этот период резко сократилось. Их число выросло после освобождения нашей территории от захватчиков. Общая система советского права не претерпела во время войны коренных преобразований. Тем не менее, военная обстановка заставила внести в право определенные конкретные изменения. В соответствии с нормами международного права на оккупированной германскими войскам территории должно было действовать советское право. Однако немцы не считались с международными нормами во всем, поэтому практически ни один советский гражданин не мог считать себя защищенным советскими законами на территории, захваченной врагом. Примечательно, что даже в это сверхтяжелое для страны время не забывались гражданско-правовые методы защиты прав и законных интересов советских граждан. Такие чрезвычайные методы регулирования в гражданско-правовой сфере, как реквизиция, применялись сравнительно, ограниченно (реквизиция лодок в месте переправ, тягловой силы в прифронтовой зоне, временная сдача радиоприемников и т. п.).

4. Трудовое право СССР в годы войны.

Самые значительные изменения произошли в годы войны в области трудового права. Изменения, которые вносились в трудовое право в период Великой Отечественной войны, были связаны с обеспечением рабочей силой важнейших участков народного хозяйства и обеспечением вооруженных сил СССР оружием и боеприпасами. Мобилизация мужского населения страны, оккупация немецкими войсками расти территории СССР привели к резкому дефициту рабочей силы. Если в 1940 г. в СССР насчитывалось 33,9 млн. рабочих и служащих, то в 1942 г. их численность упала до 18,4 млн. 15,5 млн. работников оказались либо в армии, либо остались на оккупированных территориях. Между тем потребность в рабочей силе возросла многократно. В этих условиях, советское государство принимает чрезвычайные меры в сфере организации труда, прежде всего, реанимирует опыт политики военного коммунизма и вводит разного рода трудовые повинности. Война поставила перед правовым регулированием труда ряд сложных проблем. В связи с призывом многих миллионов людей в ряды армии и флота особенно острой стала проблема рабочих рук в промышленности, на транспорте, в строительстве и на селе. Это обстоятельство не могло не вызвать к жизни правовых норм, по- новому регулирующих возникновение и прекращение трудовых правоотношений. Хотя, как общее правило, и сохранился порядок добровольного вступления в трудовые отношения, Советское государство было вынуждено обратиться к таким правовым формам обеспечения народного хозяйства кадрами, как трудовая мобилизация и трудовая повинность. В связи с призывом миллионов людей в армию обострилась проблема рабочих рук. Государство было вынуждено обратиться к таким правовым формам, как трудовая мобилизация и трудовая повинность. Уклонение от мобилизации влекло за собой уголовное наказание. Привлекать к трудовой мобилизации или трудовой повинности можно было мужчин в возрасте от 16 до 55 лет, а женщин – с 16 до 50. В конце 1941 г. были объявлены мобилизованными на период войны рабочие и служащие предприятий промышленности, самовольный уход их с работы приравнивался к дезертирству и наказывался лишением свободы на срок от 5 до 8 лет. Администрации предприятий и учреждений было разрешено применять обязательные сверхурочные работы продолжительностью от 1 до 3 часов в день. Отпуска предоставлялись лишь подросткам до 16 лет. Для остальных работающих они были заменены денежной компенсацией, которая с апреля 1942 г. переводилась в сберегательные кассы в качестве замороженных на время войны вкладов рабочих и служащих. Мобилизация для работы на производстве распространялась на трудоспособное население, не занятое в учреждениях и на предприятиях. По Указу Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1942 г. уклонение от мобилизации влекло за собой уголовное наказание. На основе Постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 13 апреля 1942 г. было также разрешено в напряженные периоды сельскохозяйственных работ производить мобилизацию трудоспособного населения городов и сельских местностей для труда в колхозах, совхозах и МТС. Такая практика в основном сохранилась на долгие годы и после войны. По Указу Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. и на основе Постановления СНК СССР от 10 августа 1942 г. допускалось применение в особо установленном порядке и на срок до 2-х месяцев трудовой повинности для выполнения различных оборонных работ, заготовки топлива, охраны важнейших объектов и др. Привлекать к трудовой мобилизации или трудовой повинности можно было мужчин в возрасте от 16 до 55 лет, а женщин — с 16 до 50. Наряду с этим широко известно массовое добровольное участие подростков и молодежи в труде на благо Отчизны. Оплата труда осуществлялась предприятиями и органами, для которых выполнялись работы в порядке трудовой повинности. Лица, привлекавшиеся к трудовой повинности, могли быть использованы не только по месту их постоянного проживания, но и в других местностях. В конце 1941 г. были объявлены мобилизованными на период войны рабочие и служащие предприятий военной промышленности. Самовольный уход их с работы приравнивался к дезертирству и наказывался лишением свободы на срок от 5 до 8 лет. Причем такие дела были отнесены к компетенции трибуналов. В сентябре 1942 г. были переведены на положение мобилизованных рабочие и служащие предприятий и учреждений, расположенных вблизи фронта. Администрации предприятий и учреждений было разрешено применять обязательные сверхурочные работы продолжительностью от 1 до 3 часов в день. Отпуска во время войны предоставлялись лишь подросткам до 16 лет. Для остальных работающих они были заменены денежной компенсацией, которая с апреля 1942 г. переводилась в сберегательные кассы в качестве замороженных на время войны вкладов рабочих и служащих. Были выпущены постановления, материально стимулировавшие достижение высоких показателей в работе в особо важных областях народного хозяйства. К ним следует отнести постановления о заработной плате поездных и маневровых бригад железнодорожного транспорта, работников угольных шахт, МТС и др. Отменялось и право всех работников на увольнение по собствен­ному желанию. Указом ПВС СССР от 13 февраля 1942 г. на поло­жение мобилизованных переводились все рабочие и служащие предприятий и учреждений, работающих на оборону и оборонную и промышленность. Государство в принудительном порядке распространяло облигации государственного займа и тем самым фактически уменьшало размер и без того небольшой месячной заработной платы. Определенной суровостью обладали нормативные акты, направленные на организацию своевременного проведения в колхозах и совхозах сельскохозяйственных работ и сдачи продуктов земледелия и животноводства государству. Задача эта была не из легких. В деревне нехватка рабочей силы чувствовалась еще сильнее, чем в городе. На войну ушли практически все мужчины, почти полностью мобилизовали технику — тракторы, автомашины, а также тягловый скот. Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 13 апреля 1942 г. в целях своевременного проведения всех сельскохозяйственных работ в колхозах был установлен на период войны новый повышенный минимум трудодней — в зависимости от региона 100, 120, 150, причем точно определялось количество трудодней, которые колхозники должны были выработать в каждом сельскохозяйственном периоде. Трудоспособных колхозников, не выработавших без уважительных причин этот минимум по периодам сельскохозяйственных работ, предавали суду и наказывали исправительными работами в колхозе на срок до 6 месяцев с удержанием 25% трудодней в пользу колхоза. Допускалось исключение таких лиц из колхоза с лишением их приусадебных участков. Было также установлено обязательное участие колхозников и членов их семей (в возрасте 14 лет и старше) в уборке урожая независимо от выработанного ими минимума трудодней. Колхозников, виновных в уклонении от уборки урожая, подвергали штрафу путем списания с них определенного количества трудодней в пользу колхоза. Война резко повысила общественную опасность всех преступлений и, естественно, потребовала усиления ответственности за их совершение. Тем самым определенные изменения были внесены в область уголовного права. Появились и новые составы преступлений, специфичные для военного времени. Конечно, в военные годы особую опасность представляли преступления государственные: измена, шпионаж, диверсия и др. При их расследовании и рассмотрении органы следствия и суда руководствовались Положением о преступлениях государственных, принятым еще в мирное время. Судебная практика военных лет дала лишь расширительное толкование содержащемуся в Положении и в УК республик понятию «военная обстановка», повышающее ответственность за государственные преступления. Судебная практика считала «военной» обстановку в стране, создавшуюся во время войны всюду, независимо от близости или отдаленности от фронта места совершения преступления. В связи с необходимостью усилить борьбу с распространением ложных слухов Президиум Верховного Совета СССР 6 июля 1941 г. издал указ «Об ответственности за распространение в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения», согласно которому это преступление каралось тюремным заключением на срок от 2 до 5 лет, а при определенных обстоятельствах и суровее. В условиях войны большую опасность представляло разглашение сведений, составляющих государственную тайну, ответственность за которое была усилена в соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 ноября 1943 г. При отягчающих обстоятельствах за его совершение виновный лишался свободы на срок до 10 лет. Была ужесточена борьба с хищениями государственной и общественной собственности. В связи с этим получил более широкое применение Закон от 7 августа 1932 г. В военное время он применялся даже и при сравнительно небольших хищениях социалистической собственности. Особо сурово карались лица, участвовавшие в хищениях, если по долгу службы они сами должны были охранять государственную и общественную собственность. Пресекались нарушения правил учета и передвижения военнослужащих и призывников. Виновные наказывались лишением свободы на срок не менее 1 года, причем лица начальствующего состава — не менее 2 лет. Привлекались к ответственности и уклоняющиеся от обязательного обучения военному делу. Граждане, проживавшие в освобождаемых Советской Армией населенных пунктах, обязаны были в течение 24 часов сдать трофейное имущество. Виновные в сокрытии или порче его подлежали штрафу до 3 тыс. руб. или лишению свободы на срок до 6 месяцев, а при отягчающих обстоятельствах — расстрелу. Была усилена охрана личной собственности граждан. Пленум Верховного суда СССР 8 января 1942 г. разъяснил, что кража личного имущества граждан, совершенная во время воздушного налета или при оставлении населенного пункта в связи с наступлением врага, а также кража имущества эвакуированных как в пути, так и оставленного в предыдущем месте проживания, является квалифицированной кражей и по своему характеру и повышенной общественной опасности подпадает под признаки кражи, совершенной во время пожара, наводнения или другого стихийного бедствия. Лишением свободы на срок до 2 лет наказывались виновные в краже с индивидуальных огородов, а также в порче посевов. В тяжелых условиях военного времени государство устанавли­вает новые формы обеспечения работников предприятий промыш­ленности, транспорта, строек промышленными и продовольствен­ными товарами, жильем. Для этих целей создаются отделы рабочего снабжения и подсобные хозяйства на предприятиях, рабочим и служащим выделяются земли под индивидуальные огороды. В государственных организациях и на предприятиях, в колхозах были созданы социальные фонды помощи инвалидам войны, семьям погибших военнослужащих. После капитуляции Германии Указом ПВС СССР от 30 июня 1945 г. частично были восстановлены нормы КЗоТ, в том числе право работников на очередные и дополнительные отпуска, отменялись ежедневные сверхурочные работы на предприятиях, а также мобилизация граждан на работу в промышленные предприятия, стройки, колхозы. Однако сохраняли свое действие нормы, устанавливающие уголовную ответственность за прогул и самовольное оставление работы, что фактически сохраняло режим трудовой повинности работников, их обязанности выполнять работу; по указанию администрации предприятий. Сохранение уголовной и ответственности за дисциплинарные проступки мотивировалось необходимостью скорейшего восстановления разрушенного хозяй­ства и недостаточной дисциплинированностью работников.

Заключение

Великая Отечественная война стала событием, подвергшим жестокой проверке весь общественный и государственный строй нашей страны. Это испытание Советский Союз выдержал с честью. Внешние функции Советского государства были направлены на непосредственное отражение агрессии, создание антигитлеровской коалиции, организацию помощи народам, борющимся за свое освобождение от фашистской кабалы. Внутренние функции были сосредоточены на экономическом и моральном обеспечении успешного ведения освободительной войны до победного конца. Советский государственный аппарат проявил способность слаженно работать и в трудных условиях страшной войны. Вместе с тем не удалось уйти от создания и чрезвычайных органов власти и управления. Советское право не претерпело коренных изменений. Большая часть правовых новелл была вызвана военной обстановкой, и после войны они отмерли. Усилилось значение исполнительных органов Советов, ряд исключительных полномочий Советов осуществлялся их исполкомами. Высшим чрезвычайным органом в стране был Государственный Комитет Обороны СССР, образованный 30 июня 1941 г. В руках ГКО была сосредоточена вся полнота власти в государстве; Никогда еще — ни до, ни после войны — в стране не имелось органа с такими неограниченными полномочиями, просуществовавшего свыше 4 лет и не предусмотренного Конституцией СССР. Великая Отечественная война внесла изменения и в со­став, структуру, управление Вооруженными Силами. Была объявлена мобилизация военнообязанных, по которой в первые дни войны было призвано более 5 млн. человек. Начинают формироваться дивизии народного ополчения, добровольческие части, растет число партизанских форми­рований на захваченной территории. Вводится деление военнослужащих на рядовой, сержантский, офицерский состав и генералитет: были введены новые знаки отличия. Проводится реорганизация управления войсками, пере­страивается система органов стратегического и оператив­ного руководства Вооруженными Силами. Война резко повысила общественную опасность всех преступлений и, естественно, потребовала усиления ответственности за их совершение. Появились и новые составы преступлений, специфичные для военного времени. Особую опасность представляли преступления государственные: измена, шпионаж, диверсия и др. Была ужесточена борьба с хищениями государственной и общественной собственности, спекуляцией. Советское гражданское право оказалось в значительной части вполне приспособленным для решения особых задач военного положения. Более того, некоторые принципы гражданского и хозяйственного права именно в условиях войны помогли обеспечить налаживание военной экономи­ки, мобилизацию всех средств на разгром врага. Важную роль сыграл принцип единства государственной собствен­ности. Где бы и в чьем бы ведении ни находилось то или иное государственное имущество, государство всегда могло использовать его для своих потребностей. Были расширены права хозяйственных наркоматов, уп­рощен порядок передачи предприятий, порядок перерас­пределения ресурсов. Был упрощен порядок регламентации капитального строительства, сокращен объем необходимых проектных документов, допускались отступления от сметы и проекта, ними расширены права руководителей предприятий. Законодательство защищало жилищные права военнослужащих их семей. Усовершенствовались нормы наследственного Права: расширился круг наследников, устанавливалась оче­редность их признания, каждый гражданин мог завещать иное имущество лицам из числа наследников, а также госу­дарственным органам и организациям. Изменения коснулись и института брака и развода. Толь­ко зарегистрированный брак порождал права и обязаннос­ти супругов, вследствие чего суды перестали принимать иски об установлении отцовства в отношении детей, родив­шихся вне зарегистрированного брака, иски о разделе иму­щества, нажитого в период фактически брачных отношений. Война поставила перед правовым регулированием труда ряд сложных проблем: нехватка рабочих рук в промышлен­ности и на транспорте, в строительстве и на селе. Мобилизация для работы на производстве распростра­нялась на трудоспособное население, не занятое на учреж­дениях и предприятиях. В период войны отразилась и некото­рая забота о защитниках Родины, инвалидах Великой Оте­чественной войны, семьях военнослужащих в виде предоставления жилой площади, питания, возможности по­вышения квалификации, пенсий и других льгот. В военное время произошли важные изменения в законодательстве и судебной практике по уголовным делам. Были определены новые составы преступлений, в том числе такие, как преступления против человечества, военные преступления. В ряде случаев — при совершении государственных и воинских преступлений, расхищении государственной собственности, при совершении особо опасных преступлений против порядка управлениями некоторых других — судебная репрессия усиливалась. При этом усиливался общепредупредительный характер наказания. Осужденным военнослужащим и военнообязанным гражданам часто предоставлялась возможность искупить свою вину на фронте в борьбе с врагом. Суды широко практиковали отсрочку исполнения приговоров в отношении таких осужденных с направлением их в действующую армию. Осужденных, проявивших себя на фронте, освобождали от наказания со снятием судимости. Война потребовала внесения изменений и в уголовно-процессуальное законодательство. Положение о военных трибуналах в местностях, объявленных на военном положении, и в районах военных действий, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г., установило новый порядок рассмотрения дел этими трибуналами. Они могли рассматривать дела по истечении 24 часов после вручения копии обвинительного заключения обвиняемому. Приговоры военных трибуналов кассационному обжалованию не подлежали и могли быть отменены или изменены лишь в порядке надзора. При этом повышенное внимание уделялось проверке дел в отношении приговоренных к высшей мере наказания. О каждом приговоре к такой мере наказания военный трибунал должен был немедленно сообщать по телеграфу председателю Военной коллегии Верховного суда СССР, Главному военному прокурору или Главному прокурору Военно-Морского Флота. Существовали и некоторые другие особенности судопроизводства по уголовным делам в годы войны. Так, по отдельным категориям дел, связанным с нарушением законодательства о трудовой мобилизации, о самовольном уходе с предприятий, о невыработке колхозниками обязательного минимума трудодней и ряду других категорий, предварительное следствие не производилось. Были сокращены сроки расследования по фактам уклонения от призыва в армию, спекуляции, обмериванию и обвешиванию покупателей, злоупотребления продовольственными и промтоварными карточками. Следует признать что беззакония и необоснованные репрессии против советских людей, имевшие место в 30-х гг., продолжались и в нелегкую пору борьбы с фашизмом, хотя и не в таких масштабах. При этом часть осужденных за общеуголовные преступления отправляли на фронт, а так называемым «врагам народа» такой чести не оказывалось.

Список литературы

1. Исаев И.А. История государства и права России. – М.: Юрист, 1993. 2. История отечественного государства и права. Ч. II / Под ред. О. И. Чистякова. – М.: БЕК, 1997. 3. Титов Ю.П. История отечественного государства и права. М.: Юрист, 1996. 4. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / под редакцией Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. - М.: Юридическая литература, 1990. 5. Хрестоматия по истории государства и права 1917-1991 гг. М.,1997