Каталог :: Политология

Доклад: Монтескье о разделении властей

           Основные положения теории разделения властей           
                                                                          
В обоснование классового компромисса между враждующими социальными группами с
учетом реального соотношения их сил и влияния во Франции в середине 18 века
состояло существо доктрины разделения властей, разработанной Ш. Л. Монтескье.
Политическая свобода, говорит автор «Духа законов», имеет место лишь при
умеренных правлениях, ее нет ни в аристократии, где вся власть принадлежит
одной знати, ни в демократии, где господствует народ. Чтобы не было
возможности злоупотреблять властью, необходим такой порядок вещей, при
котором законодательная, исполнительная и судебная власти были бы разделены и
могли взаимно сдерживать друг друга. Все погибло бы, подчеркивал Монтескье,
если бы в одном и том же лице или учреждении, составленном из санов­ников, из
дворян или простых людей, были бы соедине­ны эти три власти.
Исходя из этого, Монтескье предлагает каждому сословию (классу) предоставить
часть верховной власти. Так, законодательную власть, по его мнению,
необходи­мо поделить между буржуазией и феодалами, образо­вав двухпалатный
парламент, состоящий из собрания представителей народа и из аристократической
знати Исполнительную власть можно сохранить у дворянства оставив ее
королевскому правительству, которое, одна­ко, должно стать ответственным
перед народным представительством, т. е. буржуазией. Судебная власть,
ко­торую Монтескье, в отличие от Локка, специально выделил в триаде властей,
может быть доверена не какому либо постоянному органу, а выборным лицам из
народа привлекаемым к отправлению правосудия на определенное время. Нужно,
чтобы судьи были одного общественного положения с подсудимым, равными ему,
чтобы ему не показалось, что он попал в руки людей, склонных притеснять его.
В случае важных обвинений подсудимому предоставляется право отвода судей.
Задача суда состоит в том, чтобы решения и приговоры всегда были лишь точным
применением закона. «Таким образом, — считает Монтескье, — судебная власть,
столь страшная для людей, не будет связана ни с известным положением, ни с
известной профессией; она станет, так сказать, невидимой и как бы не
существующей» [Монтескье Ш. Л. Избранные произведения. М., 1995]. Благодаря
такой ее организации судебная власть становится социально и политически
нейтральной и не сможет превратиться в деспотическую. Поэтому, делает вывод
Монтескье, «из трех властей... судебная в известном смысле вовсе не является
властью» и, следовательно, нет необходимости как в ее ограничении другими
властями, так и во вмешательстве суда в законодательство и управление. Исходя
из этого, в дальнейшем Монтескье рассуждает, в основном, о разделении
политических сил и полномочий между законодательной и исполнительной
властями.
Подобно многим своим предшественникам Монтескье считает, что для обеспечения
эффективности управления необходимо рациональное разделение труда в сфере
государственной жизни. Он отмечает, что каждая из трех ветвей власти в
соответствии со спецификой ее функций должна осуществляться особым
самостоятельным орга­ном. Однако Монтескье идет гораздо дальше в
иссле­довании системы государственных органов, характера  взаимоотношений
между ними, механизма их взаи­модействия и противодействия в целях
предотвращения произвола и обеспечения свободы личности. Монтескье
неоднократно подчеркивает важность независимости властей и органов, их
осуществляющих, в отношении ус­ловии их формирования, сроков деятельности, а
также их взаимной несменяемости. Он считает недопустимым, чтобы одни и те же
лица принимали участие в осуще­ствлении функций более чем одного из трех
органов правления, например, чтобы министр или судья заседа­ли в парламенте,
а депутат проводил в жизнь законы и отправлял правосудие.
Особое значение Монтескье придавал своей идее рав­новесия властей и системе
«сдержек и противовесов». Он считает необходимым установить такие
взаимоотноше­ния между выделенными им властями, чтобы они, само­стоятельно
решая государственные задачи, каждый сво­ими правовыми средствами, могли в то
же время урав­новешивать друг друга, предотвращая возможность узурпации
полномочий верховной власти каким-либо од­ним учреждением. Так,
исполнительная власть, будучи, по мнению Монтескье, подзаконной, должна,
однако, ог­раничивать действие законодательного собрания, кото­рое иначе
сосредоточит в себе деспотическую власть. Поэтому монарх, личность которого
священна, наделяется правом вето при утверждении законопроектов, обла­дает
законодательной инициативой, по его указу созы­вается и распускается
парламент. Вместе с тем законо­дательная власть, хотя и не вправе, по
терминологии Монтескье, «останавливать» требующую быстрых реше­ний
деятельность исполнительных органов, однако она полномочна контролировать,
каким образом приводят­ся в исполнение созданные ею законы, и правительство
обязано давать отчет парламенту о своем управлении.
В отличие от Локка, который разделение властей трактовал как их
сотрудничество и тесное взаимодейст­вие на основе преобладания
законодательной власти над исполнительной, Монтескье подчеркивал
необходимость полного равновесия, независимости и даже обособления властей.
Это, однако, не означало их неограниченности. Наоборот, согласно Монтескье,
ни одна власть не должна вторгаться в компетенцию другой, но каждая из них,
защищая себя от возможного вторжения, вправе контролировать и сдерживать
другую власть, предотвращая превышение полномочий, злоупотребления и
деспотизм.
Разработанная Монтескье сложная система «сдержек и противовесов», т. е.
взаимного уравновешивания  и даже  противопоставления властей, не
обеспечивала эффективного сотрудничества между ними в решении государственных
дел и не предусматривала создания действенного механизма для решения
возможных коллизий. Монтескье сознавал, что скомбинированные им таким образом
власти могут оказаться в состоянии неподвижности и бездействия, но надеялся
устранить это затруднение тем соображением, что, «так как необходимое течение
вещей заставит их действовать, то они будут действовать согласованно».
При обосновании теории разделения властей Монтескье пытался применить на
французской почве некоторые существенные черты современных ему европейских
государств и особенно английской конституционной монархии, в которой он видел
образец умеренной формы правления, являющейся, по его мнению, наилучшей.
В частности, сложное построение законодательной вла­сти в лице нижней палаты
как выборного органа народ­ных представителей и верхней палаты как
наследствен­ного собрания аристократической знати, «обладающего правом
отменять решения народа», точно так же, как и «народ может отменять его
решения», — было основано у Монтескье на структуре английского парламента.
Однако Монтескье, идеализируя английскую систему правления и следуя в этом
отношении Локку, обратил внимание лишь на внешнюю сторону английской
консти­туционной системы. В действительности в Англии не существовало
разделения властей в том смысле, в каком его понимал Монтескье. По
свидетельству крупного ан­глийского государствоведа В. Беджгота, английская
кон­ституция построена по принципу единой верховной вла­сти, причем эта
решающая власть находится в руках одних и тех же людей. В Англии не было и
строгого обособления трех отраслей власти между различными государственными
органами. Английский король как но­ситель исполнительной власти мог также
принимать уча­стие и в законодательстве, действуя совместно с обеими палатами
(«король в парламенте»), и в судопроизводст­ве, назначая, помимо избираемого
населением суда присяжных также несменяемых, пожизненных «корон­ных судей» с
широкой компетенцией. Английский пар­ламент также не ограничивался одной
только законода­тельной деятельностью и мог принимать участие в уп­равлении.
Так, он был вправе подвергать ответственно­сти министров королевского
кабинета, решать важнейшие финансовые вопросы, определять порядок
организа­ции армии. Также и в области судопроизводства парла­мент мог
рассматривать (в верхней палате) дела по обвинению в государственных
преступлениях лиц знат­ного сословия. В тот период, характеризовавшийся, как
|уже отмечалось, компромиссом буржуазии с либераль­ным дворянством, все сферы
государственной власти не­сли на себе отпечаток политического господства этих
двух классов, одинаково заинтересованных в предотвра­щении
«неконтролируемого» влияния широких народ­ных масс на решение государственных
дел.
Доктрина разделения властей по своей политической направленности в
интерпретации Локка и особенно Мон­тескье носила умеренный, компромиссный
характер и представляла собой идеологическое обоснование классового блока
буржуазии и дворянства в ходе буржуазных революций XVII—XVIII вв. В этой
теории наиболее яр­ко и зримо отразились противоречия перехода от
фео­дального общества и государства к буржуазному со всеми его позитивными и
негативными проявлениями. Сле­довательно, при оценке теории разделения
властей важ­но учитывать ее историческую прогрессивность неизбежную
ограниченность.
Учение о разделении властей в условиях абсолютиз­ма того времени служило
главным образом предотвра­щению беззакония и произвола со стороны королевской
администрации, обеспечению основных прав и свобод человека. Это само по себе
имело, несомненно, важное прогрессивное значение. Концепция разделения
властей способствовала укреплению новых, буржуазных общест­венных отношений и
созданию соответствующей им организации государственной власти. В общем русле
на зревших политических реформ шло требование того, что бы управление страной
осуществлялось в соответствии с законами, установленными выборными
представительными органами. Серьезным шагом вперед в развитии политической
мысли и конституционной практики была разработка принципов и организационных
начал деятельности государственных органов, исследование основных направлений
их взаимодействия, способов « форм их соучастия в осуществлении
государственных дел
Однако классовая сущность этой доктрины, выразив­шей притязания буржуазии на
политическую власть и готовой в целях обеспечения «умеренного правления»
поделить ее с либеральным дворянством, сводилась к отказу от народного
суверенитета. Опасаясь «деспотизма большинства», Монтескье считал, что народ,
будучи некомпетентным в государственных делах, не вправе принимать активные
решения, связанные с исполнитель­ной деятельностью, — все его участие в
управлении должно быть ограничено избранием представителей.
Такая направленность лозунга разделения властей и обусловила большой успех
теории Монтескье. Она по­зволяла буржуазии, обосновать свои приход к
политической власти, с наименьшим ограничением сословных привилегий и
интересов правящих классов провозгла­сить основные политические права и
свободы, обеспе­чить прочность рождающегося буржуазного строя и в то же время
не допустить проведения достаточно глубо­ких демократических преобразований в
общественной жизни. Благодаря этому концепция разделения властей стала
влиятельной буржуазной политической доктриной именно в той форме, какую ей
дал Монтескье, а самого автора «Духа законов» стали даже называть
родона­чальником этого принципа.
Последователи Монтескье утверждали, что теория разделения властей «была им
очищена от шлака и за­сверкала новыми гранями». По мнению французского
государствоведа А. Эсмена, Монтескье настолько пре­образовал элементы,
выработанные его предшественни­ками, что «сделал из них как бы новое
творение; из за­родыша он вывел живое существо, достигшее своего полного
развития».
Не отрицая решающей роли Монтескье в обосновании классического варианта этого
учения, необходимо, однако, отметить (и этот вывод полностью вытекает из
приведенного выше анализа истоков рассматриваемой теории), что идеи,
выдвинутые Монтескье, не были «раскрытием ранее неведомой тайны». Они не
явились автору «Духа законов» как «наитие свыше». Связанные с современной ему
действительностью, они были основаны на всем предшествовавшем развитии
политической мысли.
Теория разделения властей в трактовке Монтескье получила широкую поддержку
среди умеренной буржуа­зии и либерального дворянства. Некоторые мыслители,
принимая основные положения этой доктрины, возража­ли против ее «крайностей»,
вскрывали некоторые ее про­тиворечия.
     Однако, в конституционном проекте Монтескье недостаточно четко проводится
идея равновесия властей. Законодательная власть явно играет доминирующую роль,
исполнительную власть Монтескье называет ограниченной по своей природе, а
судебную - вообще полу властью. Думается, все это было не столь актуально во
времена Монтескье, сколь актуально было следующее положение теории разделения
властей: определенная ветвь  власти должна представлять интересы определенной
социальной группы. Судебная власть представляет интересы народа, исполнительная
- монарха, верхняя палата законодательного собрания (предусмотренная
конституционным проектом Монтескье) - аристократии, нижняя палата собрания -
интересы народа. 
     
     
                            Литература.                            
                                                                          
1. Азаркин Н.М. Монтескье. – М.: Юридическая литература, 1988.
2. Барнашев А.М. Теория разделения властей: становление, развитие,
применение. Томск, 1988.
3.  Ш.Л. Монтескье. Избранные произведения/ под ред. М.П. Баскина. – М.: гос.
изд-во Политической Литературы, 1955.
4. Фетисов А.С. Разделение властей // Социально-политический журнал, 1995, №6.