Каталог :: Политология

Курсовая: Предмет, методология и периодизация истории политических учений

               Предмет, методология и периодизация истории               
                      политических и правовых учений                      
Оглавление
1.      Понятие и структура политико-правовых учений. 3
2.      Методы и методология истории политических и правовых учений. 8
3.      Периодизация истории политических и правовых учений. 10
4.     Библиографический список. 19
     1.     Понятие и структура политико-правовых учений.
Предметом истории политических и правовых учений являются теоретически
оформленные в доктрину (уче­ние) взгляды на государство, право, политику.
За время многовековой истории государства и права возникло очень много
политико-правовых доктрин. Со­зданные различными мыслителями концепции и
формы их изложения (теоретический трактат, философское сочи­нение,
политический памфлет, проект конституции и т. п.) столь же разнообразны,
сколь разнообразны вообще ре­зультаты индивидуального творчества. Вместе с
тем всем этим концепциям присуще нечто общее: они выражают от­ношение
определенных социальных групп к государству и праву (программная, оценочная
часть учения), строятся на свойственной данной эпохе идейно-теоретической
основе (методологический стержень учения), содержат решения основных проблем
теории государства и права (теорети­ческое содержание учения). Поэтому
политико-правовая доктрина включает три компонента:
1) логико-теоретичес­кую, философскую или иную (например, религиозную) ос­нову;
2)выраженные в виде понятийно-категориального аппарата содержательные решения
вопросов о происхож­дении государства и права, закономерностях их развития, о
форме, социальном назначении и принципах устройства государства, об основных
принципах права, его соотноше­нии с государством, личностью, обществом и др.;
3) про­граммные положения — оценки существующего государ­ства и права,
политические цели и задачи.
Логико-теоретическая основа политико-правовой док­трины связана с другими
формами общественного созна­ния, с мировоззрением эпохи. Политические учения
ран­него классового и рабовладельческого обществ опирались преимущественно на
религиозные (в государствах Древне­го Востока) и на философские (Древняя
Греция и Древний |Рим) обоснования. Мировоззрение средних веков было
(теологическим.
Методом мышления Нового времени стал рационализм. Неспособность чистого
рационализма познать и объяснить ряд явлений общественного и политического
(развития, с одной стороны, исследование социальной и |политической структуры
общества — с другой, подготови­ли почву для возникновения и развития
социологии, политологии и других общественных наук, изучающих государ­ство и
право.
Содержанием политико-правовой доктрины являются ее понятийно-категориальный
аппарат, теоретическое решение общих проблем государства и права, обширная и
завершенная система взглядов, основанная на катего­риях, имеющих опорный,
ключевой характер именно в данной доктрине.
Со временем сложился традиционный круг вопросов, решение которых образует
содержание политического и правового учения. К ним относятся вопросы о
происхож­дении государства и права, об их связи с обществом, с лич­ностью, с
отношениями собственности, проблемы форм государства, его задач, методов
политической деятельнос­ти, связи государства и права, основных принципов и
форм (источников) права, проблема прав личности и др.
В предмет истории политических и правовых учений включаются только учения,
содержащие решения общих проблем теории государства и права. Почти каждая из
отраслевых юридических наук имеет свою историю (ис­тория основных школ и
направлений в теории уголовно­го права, история понятия юридического лица и
других гражданско-правовых концепций, история науки между­народного права и
др.). К взглядам мыслителей прошло­го на решения проблем отраслевых
юридических наук история политических и правовых учений обращается только
тогда, когда эти решения неразрывно связаны с общетеоретической концепцией,
являются формой ее выражения.
Закономерностью развития политико-правовой идео­логии на ее теоретическом
уровне является то, что любое учение о государстве, праве, политике строится
с учетом современной ему политико-правовой действительности, которая
обязательно отражается в самом, казалось бы, аб­страктном теоретическом
построении. Так же, как фило­софия, по словам Гегеля, — это эпоха, схваченная
в мысли, политико-правовая доктрина — это выраженная в системе понятий и
категорий государственно-правовая реальность эпохи. Каждая большая эпоха
сословного и классового об­щества имела свои, свойственные ей политико-
правовые учреждения, понятия и способы их теоретического объяс­нения. Поэтому
в центре внимания теоретиков государства и права разных исторических эпох
были различные поли­тико-правовые проблемы, связанные с особенностями
го­сударственных учреждений и принципов права соответст­вующего исторического
типа и вида. Так, в рабовладель­ческих государствах Древней Греции главное
внимание уделялось устройству государства, проблеме круга лиц, допущенных к
участию в политической деятельности, госу­дарственно-правовым способам
укрепления господства свободных над рабами. Этим и были обусловлены
повы­шенное внимание к теоретическому определению и клас­сификации форм
государства, поиск причин перехода одной формы правления в другую, стремление
определить наилучшую, идеальную форму правления. В средние века основным
предметом теоретико-политических дискуссий стал вопрос о соотношении
государства и церкви. В центре внимания идеологов буржуазии XVII—XVIII вв.
стояла уже проблема не столько формы правления, сколько формы политического
режима, проблема законности, гарантий равенства перед законом, свободы и прав
личности. XIX—  XX вв. выдвинули на первый план вопрос о социальных
га­рантиях прав и свобод человека, а с конца XIX в. проблема форм правления и
политического режима государства была существенно дополнена исследованием
связей с политическими партиями и другими политическими органи­зациями.
Особенности разных исторических эпох предопреде­ляли различное соотношение
права и государства в об­щественной жизни, а тем самым — разную степень
вни­мания, которое в содержании политико-правовых доктрин уделялось
теоретическим вопросам государства, по­литики, права. Понятие "политико-
правовое учение" ос­новано на тесной связи проблем государства и права, но не
означает сведения права на уровень надстройки над государством, придатка к
нему, "формы политики". В содержании ряда политико-правовых учений на первом
месте стояли именно проблемы права, по отношению к которым устройство
государства и другие политические проблемы рассматривались как
второстепенные. Право занимает ведущее по отношению к государству положе­ние
в некоторых религиях (брахманизм, ислам), и пото­му правовые проблемы
являются главными в содержа­нии политико-правовых учений, построенных на
идей­ной основе соответствующей религии. В истории поли­тико-правовых учений
было также немало не связанных с религией проектов детальной регламентации
неизмен­ными законами жизни общества, проектов, отводящих государству
второстепенную роль хранителя этих законов ("Законы" Платона, "Кодекс
природы" Морелли, "Путе­шествие в землю Офирскую..." Щербатова и др.).
Про­блемы права по-новому вышли на первый план в эпоху, становления
гражданского общества в тех политико-правовых учениях, которые обосновывали
юридическое равенство людей, их права и свободы, отводя государству роль
гаранта прав человека (Локк, Кант и др.). Вместе с тем в истории было немало
политико-правовых учений, уделявших большее внимание проблемам политики и
го­сударства (Макиавелли, Боден и др.).
Программные положения (оценки государства и права, цели и задачи политической
деятельности и борьбы), присущие каждой политико-правовой доктрине, придают
ей социально значимый характер, налагают отпечаток на содержание ее
теоретической части и предопределяют выбор методологической основы самой
доктрины. В программных положениях наиболее четко и ясно выра­жен
идеологический характер доктрины; через них поли­тико-правовое учение связано
с практикой политической и идеологической борьбы. Программная часть учения
непосредственно выражает интересы и идеалы опреде­ленных классов, сословий,
иных социальных групп, их отношение к государству и праву.
Из трех компонентов политико-правовой доктрины именно программа является
цементирующим, связываю­щим воедино ее элементы началом, придающим полити­ко-
правовой доктрине монолитность, поскольку офор­мление политических и правовых
взглядов, суждений, оценок в целостную систему происходит на идеологичес­кой
основе.
Наиболее обширной частью политико-правовых док­трин является их теоретическое
содержание. Оно всегда связано со способом обоснования политико-правовой
программы, логически построенным в духе мировоззре­ния эпохи. Связь
содержания политико-правовой док­трины с логико-теоретической основой и с
программны­ми положениями зачастую сложна и опосредованна. Ре­шение ряда
проблем теории государства и права допус­кает разные варианты в пределах
единого мировоззрения и идеологической направленности.
Теоретическое содержание политико-правовых док­трин разнообразно, и это
разнообразие зависит от ряда индивидуальных факторов: от объема познаний
мысли­теля, идейных влияний, особенностей его мышления, жизненных условий и
т. п. Однако в общем и целом вза­имосвязь содержания, логико-теоретического
основания и программной направленности доктрин все же сущест­вует. Так, идея
общественного договора (договорного происхождения государства) в большинстве
теорий XVII—XVIII вв. была органически связана со стремлени­ем
рационалистически объяснить государство и право при помощи логических
конструкций, основанных на элементарных понятиях частного права; в
программном отношении эта идея направлялась против теологических идей о
"богоустановленности" власти феодальных мо­нархов. Сама идея общественного
договора допускала самые разные варианты и толкования, которые, как пра­вило,
были связаны с- историческими условиями теоре­тической деятельности
идеологов. Различные варианты идеи общественного договора (кто, с кем и
почему за­ключал договор о создании общества и государства?) Всели свои
права, участники договора передали государству? Каков объем прав суверена?
Возможно ли и при каких условиях расторжение общественного договора?)
отража­ли социальные симпатии и антипатии теоретиков, их от­ношение к
общественно-политическим противоречиям страны и эпохи, в конечном счете
определялись ориен­тацией на соответствующий общественный идеал.
     2.     Методы и методология истории политических и правовых учений.
Метод в переводе с греческого означает «путь (к чему-либо)» или способ
достижения цели. Изучение экономических явлений предполагает наличие особых
методов научного познания. Сами методы как средства познания
совершенствовались по мере раз­вития экономической науки.
Первым способом изучения политических явлений стал эмпирический метод,
который заключается в сборе и описании фактов и событий. Эмпирический метод
опирается на данные наблюдений и эксперименты. Выявленные новые факты, в свою
очередь, подготавливают основу для научного обобщения.
Причинно-следственный метод, или каузальный (от латинского causa — причина),
метод. Суть этого метода заключается в выявлении причинно-следственных связей
между отдельными явлениями.
Важную роль в его использовании иг­рает создание четкого понятийного или, как
еще говорят, категориального аппарата науки.
Причинно-следственный метод, анализируя сущность явлений с качественной точки
зрения, помогает создать логическую иерарархическую модель политичеких
категорий, по принципу: из явления А вытекает следствие Б, оно порождает
событие В и т.д. Это создает пред­посылки для объяснения и предвидения
политических событий  в том случае, когда они связаны между собой не прямо, а
че­рез длинную цепь последствий. Развитие причинно-следственного метода во
многом опиралось на дости­жения философии и таких общих методов научного
познания, как индукция и дедукция, анализ и синтез, аналогия, сравнение и др.
Метод позитивного и нор­мативного анализа. Позитивный анализ направлен на
выявление объективных закономерностей и явлений в том виде, как они
существуют, т.е. имеет целью констатацию факта. Нор­мативный анализ
предполагает оценочные суждения. Это подход с точки зрения долженствования,
выяснения того, благоприятно или нет данное экономическое явление.
Нормативный анализ очень важен при формировании эконо­мической политики.
Вместе с тем при нормативном подходе особенно сильно затрагиваются интересы
людей и, следовательно, резко возрастает субъективизм оценок.
метод научной абстракции, который заключается в выделении наиболее важных,
существенных явлений и мысленном отвлечении от второстепенных деталей. Этот
метод позволяет расчленять объект исследования и анализировать основные
взаи­мосвязи в «чистом» виде. Метод научных абстракций лежит в основе любого
(в том числе математического) моделирования эконо­мических процессов.
методы диалектического и истори­ческого материализма. Главный тезис
материалистического подхода к истории состоит в том, что сознание
определяется общественным бытием.
Вопрос о том, всегда ли бытие действительно первично по от­ношению к
сознанию, продолжает дискутироваться в политической науке. Высказываются
мнения об ограниченных возможнос­тях материалистической диалектики.
Функциональный метод. Для него характерен анализ всех категорий не в
«вертикальной» причинно-следственной связи, как в каузальном методе, а в их
взаимодействии друг с другом в качестве равнознач­ных.
     3.     Периодизация истории политических и правовых учений.
Политические и правовые учения в государствах Древнего Востока;
Политические и правовые учения в Древней Греции;
Политические и правовые учения в Древнем Риме;
Политические и правовые учения в западной Европе в период средних веков
(Политико-правовая теория средневековой схоластики. Фома Аквинский,
политические и правовые идеи средневековых ересей, учение о законах и
государстве Марсилия Падуанского)
Политические и правовые учения в странах арабского востока в период средних
веков политические и правовые учения в России в период возникновения и
развития феодализма и образования единого русского государства
Политические и правовые учения в западной Европе в XVI в. ( Учение Н.
Макиавелли о государстве и политике,. политико-правовые идеи Реформации,
политические идеи тираноборцев, Этьен де Ла Боэси, теория государственного
суверенитета. Политическое учение Ж. Бодена, политико-правовые идеи раннего
социализма. "Утопия" Томаса Мора. "Город Солнца" Томмазо Кампанеллы)
Политические и правовые учения в Голландии и Англии в период ранних
буржуазных революций (возникновение теории естественного права, учение Г.
Греция о праве и государстве, теоретическое обоснование демократии. Б.
Спиноза, обоснование "Славной революции" 1688 г. в учении Дж. Локка о праве и
государстве)
Политические и правовые учения немецкого и итальянского просвещения XVII-
XVIII вв. (Естественно-правовые теории в Германии, правовая теория Ч.
Беккариа)
Политические и правовые учения в России в период укрепления абсолютизма
(Политико-правовая идеология купечества. И.Т. Посошков) политические и
правовые учения во Франции XVIII в. (политико-правовая программа Вольтера,
учение Ш. Монтескье о государстве и праве, политический радикализм Ж.-Ж.
Руссо, политико-правовые учения социализма и коммунизма в предреволюционной
Франции, проблемы государства и права в документах "Заговора во имя
равенства")
Политические и правовые учения в США в период борьбы за независимость (Пейн о
государстве и праве, политико-правовые взгляды Т. Джефферсона, взгляды А.
Гамильтона на государство и право)
Политические и правовые учения в России в период дальнейшего укрепления
дворянской монархии (вторая половина XVIII в.) (идеология "просвещенного
абсолютизма", политико-правовая идеология феодальной аристократии, политико-
правовые идеи зарождающегося просветительства и либерализма, политико-
правовая идеология крестьянских движений, А.Н. Радищев о праве и
государстве).
Политические и правовые учения классиков немецкой философии конца XVIII-
начала XIX в. (учение И. Канта о праве и государстве, учение Гегеля о
государстве и праве).
Реакционные и консервативные политические и правовые учения в Западной Европе
в конце XVIII -начале XIX в. (традиционализм Э. Бёрка, историческая школа
права);
Буржуазная политическая и правовая идеология в Западной Европе первой
половины XIX в. (либерализм во Франции. Б. Констан, либерализм в Англии.
Взгляды И. Бентама на право и государство, возникновение юридического
позитивизма. Дж. Остин, теория "надклассовой монархии" Л. Штейна, политико-
правовое учение Огюста Конта);
Социалистическая политико-правовая идеология в Западной Европе в первой
половине XIX в.
Политические и правовые учения в России в период кризиса самодержавно-
крепостнического строя (либерализм в России, проекты государствен­ных
преобразований М.М. Сперанского, охранительная идеология, политико-правовые
идеи Н.М. Карамзина, революционная идеология, политические и правовые идеи
декабристов
Буржуазные политические и правовые учения в Европе во второй половине XIX в.
(юридический позитивизм, социологические концепции государства и права,
политико-правовая идеология либерализма в России);
Социалистическая политико-правовая идеология во второй половине XIX В.
(Политико-правовое учение марксизма, политико-правовое учение и программа
социальной демократии,  политико-правовая идеология анархизма, политико-
правовая идеология "русского социализма" (народничества)
Политические и правовые учения в европе в начале XX В.  (Социалистические
политико-правовые учения, политико-правовая доктрина солидаризма,
неокантианские концепции права. Р. Штаммлер, психологическая теория права,
школа "свободного права");
Современные политические и право­вые учения в Западной Европе и США
(неолиберализм и консерватизм, концепции плюралистической демократии,
концепции социального государства и поли­тики всеобщего благоденствия, теория
"демократического социализма", современная западная политическая наука,
социологическая юриспруденция, нормативизм Г. Кельзена, теории естественного
права).
История политических и правовых учений представля­ет собой процесс развития
соответствующей формы обще­ственного сознания, подчиненный определенным
законо­мерностям.
Связь политических и правовых учений разных эпох обусловлена уже влиянием
созданного идеологами пред­шествующих эпох запаса теоретических представлений
на последующее развитие политико-правовой идеологии. Такая связь
(преемственность) особенно заметна в те эпохи и периоды истории, в которые
воспроизводятся фи­лософия и иные формы сознания предыдущих эпох и ре­шаются
политико-правовые проблемы, в чем-то аналогич­ные тем, которые решались в
предшествующие времена. Так, в Западной Европе разложение феодализма, борьба
с католической церковью и феодальными монархиями вы­звали широкое
воспроизведение в политико-правовых трактатах идеологов буржуазии XVI—XVII
вв. идей и мето­дологии античных авторов, не знавших христианства и
обосновывавших республиканский строй. В борьбе против католической церкви и
феодального неравенства исполь­зовались идеи первоначального христианства с
его демо­кратической организацией; в периоды революционных со­бытий
вспоминались демократические идеи античных ав­торов, республиканские доблести
политических деятелей Древней Греции и Древнего Рима.
Ряд историков придавал таким влияниям решающее значение, пытался представить
всю или почти всю исто­рию политической мысли как чередование, круговорот
одних и тех же идей и их различных сочетаний ("филиация идей"). Такой подход
преувеличивает возможность чисто идеологических влияний, которые сами по себе
неспособ­ны породить новую идеологию, если нет социальных инте­ресов,
создающих почву для восприятия идей и их распространения. Важно и то, что
сходные исторические условия могут порождать и порождают аналогичные и даже
одина­ковые идеи и теории без обязательных идейных связей и влияний. Не
случаен и выбор каким-либо идеологом поли­тико-правового учения, если оно
берется за образец, по­скольку каждая страна и каждая эпоха имеют несколько
значительных политико-правовых теорий, и выбор одной из них (или идей
нескольких теорий) опять же обусловлен в конечном счете социально-классовыми
причинами. Наконец, влияние и воспроизведение далеко не одно и то же:
доктрина, сложившаяся под влиянием других доктрин, чем-то отличается от них
(иначе это та же самая доктрина, которая просто воспроизводится); новая
теория соглаша­ется с одними идеями, отвергает другие, вносит изменения в
наличный запас представлений. В новых исторических условиях прежние идеи и
термины могут приобретать со­вершенно другое содержание и толкование. Так,
термин "естественное право" возник еще в Древнем мире; этим термином,
например, пользовались софисты в рабовла­дельческой Греции V в. до н.э. В
XVII в. возникла теория естественного права, выражавшая интересы буржуазии и
народа, боровшихся против феодального строя. При сход­стве терминологии суть
доктрин противоположна по той причине, что если теоретики естественного права
XVII— XVIII вв. требовали соответствия положительного права (т.е. законов
государства) праву естественному (люди равны от природы и т.д.), то именно
этого требования у большинства софистов не было.
История политических и правовых учений — это не чередование идей,
воспроизведение их в различных со­четаниях и комбинациях, а отражение в
терминах и по­нятиях развивающейся теории права и государства меня­ющихся
исторических условий, интересов и идеалов раз­личных классов и социальных
групп.
Однако и попытки представить содержание истории политических и правовых
учений как отражение классо­вых противоречий и борьбы не привели к созданию
связ­ной картины развития соответствующих доктрин от древ­ности до наших дней
уже по той причине, что интересы различных классов, существовавших в истории,
крайне разнообразны, несопоставимы. Неудачной оказалась и по­пытка разделить
историю политических и правовых уче­ний на две части, на домарксистский и
марксистский пе­риоды, из которых первый — рассматривался лишь как преддверие
второго, содержал только отдельные "догадки" о государстве и праве, второй же
— считался периодом развития единственно научного учения о государстве и
праве. Помимо идеологических деформаций курса такой взгляд породил спорное
представление об истории политических и правовых учений как о процессе
накопления, развития, кумуляции знаний о политике, государстве и праве.
На всех своих этапах развития история политических и правовых учений
действительно связана с прогрессом тео­рии государства и права и учения о
политике. Прогрессом в развитии политико-правовой теории вообще является
постановка какой-либо важной социальной проблемы, хотя бы сопряженная с
неверным ее решением, либо пре­одоление старого, мертвящего теоретический
поиск миро­воззрения, даже если оно заменяется мировоззрением, ос­нованным на
ошибочной методологии.
Если попытаться представить историю политических и правовых учений как
"кумулятивный процесс накопле­ния и трансляции знаний", то нельзя понять,
какое место в такой истории принадлежит иллюзорным, утопи­ческим доктринам и
теориям, владевшим умами миллио­нов людей целые эпохи. Например,
господствовавшая в XVII—XVIII вв. идея общественного договора о создании
общества и государства в комплексе современных теоре­тических знаний
заслуживает упоминания разве только в связи с критическим обзором различных
устаревших идей о происхождении государства. Но в период борьбы против
феодализма идея общественного договора как способ выражения сопричастности
человека и народа к власти противостояла идее богоустановленности власти
феодальных монархов. Обе эти идеи далеки от науки, но на основе каждой из
них, толкуемой как основной мето­дологический принцип, строились обширные
теорети­ческие концепции, притязающие на объяснение прошло­го, истолкование
настоящего и предвидение будущих судеб государства и права. Объяснение
оказалось наду­манным, истолкование — ошибочным, предвидение — ложным. Но это
не значит, что в истории политико-пра­вовой мысли смена теологического
мировоззрения раци­оналистическим вообще не была прогрессивной.
История политических и правовых учений — не про­цесс постепенного познания
государства и права, накоп­ления и суммирования знаний, а борьба
мировоззрений, каждое из которых стремится найти опору в обществен­ном
мнении, оказать влияние на политическую практику и развитие права,
опровергнуть аналогичные попытки противостоящей идеологии.
Политико-правовая идеология, как всякая идеология, определяется в понятиях не
гносеологии (истинное — не­истинное), а социологии (самосознание социальных
групп и классов). Поэтому к политико-правовым доктринам применяется критерий
не истинности, а способности вы­ражать интересы той или иной социальной
группы. Пред­ставление об истории политических и правовых учений как об
истории знаний, основанное на аналогии с исто­рией естественных наук, не
подтверждается в реальной ис­тории политико-правовой идеологии.
Развитие этой идеологии ведет к приросту знаний о го­сударстве и праве, но
политико-правовая теория была и остается эмпирической, классификационной,
описатель­ной наукой, прогностическая функция которой очень со­мнительна.
Большую давность имеет спор о политике — наука это или искусство?
Значительное влияние на практику имеют те политико-правовые доктрины и идеи,
которые основаны на обобще­нии, теоретическом осмыслении опыта развития
государ­ственных и правовых учреждений передовых стран. Теория разделения
властей, выразившая практику государствен­ного развития Англии в XVII в.,
оказала громадное влия­ние на конституции США, Франции и других стран.
Док­трина прав человека и гражданина, обобщившая практику революционного
перехода от сословного строя к граждан­скому обществу, нашла воплощение в
международных пактах и законодательстве почти всех государств XX в. С помощью
политико-правовых доктрин политический опыт передовых стран становится
достоянием других стран, воспринимающих этот опыт в теоретически обоб­щенном
виде.
Однако многие политико-правовые доктрины остались только достоянием умов
порой многочисленных их при­верженцев, но не были внедрены в практику
(анархизм, анархо-коммунизм, синдикализм и пр.), некоторые же в процессе
осуществления претерпели значительные дефор­мации (например, теория народного
суверенитета Руссо) либо дали побочные результаты, которых никто не
предви­дел и не желал (например, теории государственного социа­лизма). Из
привлекательных идеалов, теоретически скон­струированных в отрыве от
исторической действительнос­ти, проистекали бедственные последствия для стран
и на­родов, если общество, государство и право пытались пере­строить с
помощью власти и принуждения. Еще в начале XVI в. великий гуманист Эразм
Роттердамский, ссылаясь на опыт истории, справедливо заметил: "Ничего не
бывало для государства пагубнее, нежели правители, которые ба­ловались
философией или науками". При современном уровне развития общественных наук ни
одна политико-правовая доктрина не может притязать на научное предви­дение
долговременных результатов преобразования госу­дарственных и правовых
учреждений какой-либо страны на основе этой доктрины.
При разработке политико-правовых доктрин главным стимулом теоретической
деятельности были не только лю­бознательность, стремление постигнуть причины
сущест­вования и перспективы развития государства и права, но и страстное,
эмоционально окрашенное стремление опро­вергнуть противостоящую политико-
правовую идеологию, представить государство и право такими, какими их хочет
видеть или изобразить идеолог, стремление преобразовать или защитить
подвергающиеся нападкам государство и право, повлиять на массовое и
государственное политико-правовое сознание общества. Основная причина
много­численности, разнообразия и сложности политических и правовых учений —
желание каждого из идеологов отсто­ять идеалы своего класса или своей группы
и опровергнуть идеологию противоположных класса или группы.
Реальная связь времен в истории политических и пра­вовых учений более всего
основана на возрастании значе­ния в политико-правовых доктринах
гуманистических начал. В идеологической борьбе, обусловливающей разви­тие
политико-правовой мысли, во все исторические эпохи существовали и существуют
два противоположных направ­ления: одно стремится преодолеть политическое
отчужде­ние, другое пытается его увековечить.
Политико-правовой  идеологии  преимущественно передовых, прогрессивных
классов и социальных групп присущи идеи подчинения государства народу,
требования обеспечения прав человека, защиты личности и общества от произвола
и беззакония, подчинения государственной власти закону.
Идеями и теориями, оправдывающими политическое отчуждение, были и остаются
те, которые стремятся обо­сновать ничтожность личности и народа перед
государст­вом, неограниченность государственной власти, необяза­тельность для
нее элементарных норм нравственности, пытаются идеализировать авторитарное,
деспотическое, тоталитарное государство. С оправданием политического
отчуждения связаны не только те доктрины, которые отри­цают права человека,
но и те, которые видят в праве только приказ власти".
     

Библиографический список

4. Алюшин А. Л., Порус В. Н. Власть и политический реализм. Власть. Очерки современной философии Запада. М., Наука 1989 5. Байтин. М. И. Государство и Политическая Власть. Саратов, 1972. 6. Белов. Г. А. Политология. М., Наука 1994 7. Гончаров Д. В., Гоптарева И. Б. Введение в политическую науку. Юрист М., 1996 8. Исаев. И. А. История государства и права Росси. М., 1994 9. Панарин. А. С. Политические системы современности. Политология. М., 1997 10. Пугачев В. П., Соловьев А. И. Введение в политологию. М., 1995. 11. Радугин. А. А. Политология. М., Центр 1996 12. Шаран. П. Сравнительная Политология; Ч.1., М.,1992. Общая и прикладная политология. МГСУ, М., 1997. Стр. 210-237. 13. Власть. Очерки современной политической философии Запада. М., 1986. 14. История политических и правовых учений. Древний мир. М., 1988.