Каталог :: Политология

Реферат: Политический портрет В.В.Путина

                                                                   
                            made by griz_v1.0                            
                         ОиТЗИ ФМФ СГУ 2 курс группа "Б"                         
                        для одного раздолбая из ОиТЗИ 1б                        
               на зачет по предмету "Политическая история России"               
                    кафедра отечественной истории СГУ 2003 г.                    
         зачет сдан на "а-хрен-его-знает-на-что-этот-придурок-его-сдал"         
     маленькое предупреждение: грузите препода!!!! помогает... чтобы прибавть в
                             глазах этих граждан                             
                                                                   
Оглавление:
введение (общее)
1.0 Путин, первый год. Чаяния и надежды
1.1 Введение к первому пункту
1.2 Исторические аналогии
1.3 Готов ли путин к роли президента
1.4 Победы и поражения путина
1.5 Положение институтов гражданского общества
1.6 Внешние факторы
1.7 Выводы первого пункта
2.0 Нынешний путин
2.1 Введение ко второму пункту
2.2 Президент и его курс в свете иностранных СМИ
2.3 Как видят президента сейчас.
2.4 Выводы второго пункта
3.0 Сравнение
3.1 Выводы окончательные
                      ВВЕДЕНИЕ (ОБЩЕЕ)                      
Владимир Владимирович Путин. Человек достаточно быстро взошедший на так
сказать "Олимп", отмеченный как жесткими высказываниями, так и мягкостью их-
же. Мнения и оценки этого человека, его действий, решений и заявлений
различны вплоть до крайностей. И каждый волен питать приязнь или неприязнь к
нему соглашаться и несоглашаться.  В данной работе я приведу высказывания,
цитаты, отрывки книги статей, прочтя которые вы и сами, я надеюсь, сможете
сделать для себя свои выводы. Будут затронуты темы характеризующие президента
как государственного деятеля, по возможности, со всех сторон.
В заключении этого небольшого введения хочу сказать что на полную
объективность моих выводов и непродолжительных рассуждений я не претендую,
хотя и стремлюсь к ней.
          1.0 ПУТИН, ПЕРВЫЙ ГОД. ЧАЯНИЯ И НАДЕЖДЫ          
     1.1 ВВЕДЕНИЕ К ПЕРВОМУ ПУНКТУ
Приход к власти Владимира Путина ознаменовал начало нового этапа в российской
политической жизни. С формальной точки зрения изменения не столь значительны.
Более того, сохранилась прежняя правящая партия, состав властной коалиции
претерпел сравнительно незначительные изменения. Не приходится говорить и о
серьезной смене политического курса. Активно звучащие сейчас «державные»
нотки появились в официальных заявлениях еще с 1994 года. Как и в 90-е годы,
исполнительная власть декларирует приверженность экономическим реформам.
Тем не менее, происшедшие за последний год перемены настолько очевидны, что
есть все основания говорить о наступлении новой политической эпохи. Речь идет
не о серьезном реформировании самих властных институтов или курса, а о
радикальном преобразовании контекста, в котором действует президент России.
Хотя Путин на словах признает принципы разделения властей, главный его девиз:
«Государство - это я». Национальные и государственные интересы полностью
отождествляются с интересами президента, а попытки оппонирования ему
фактически воспринимаются как «антигосударственные». Такой подход был
характерен для Бориса Ельцина в период 1994-98 годов, однако он носил больше
декларативный характер и не был реализован на практике. Действия Путина
оказались более успешными. Прежде всего, речь идет о «приведении в
повиновение» законодательных органов власти (Государственной Думы и Совета
Федерации), а также об ограничении властных претензий региональной элиты.
Победы сопутствовали Путину отнюдь не во всех начинаниях: нередко власть
отказывалась от заявленных намерений или шла на компромисс. Однако главная
тактическая задача оказалась решена. В политической жизни страны была создана
своеобразная атмосфера управляемой нестабильности. Оказалась поставлена под
сомнение судьба едва ли не всех институтов, никто из политиков не застрахован
от административного давления со стороны исполнительной власти или
правоохранительных органов, периодически муссируются слухи об отмене выборов
губернаторов, продлении президентских полномочий до семи лет. Это еще не
значит, что государство стало сильнее: запас прочности президентской власти
базируется на популярности руководителя страны (беспрецедентной со времени
смерти Сталина), высоких мировых ценах на нефть и панических настроениях
среди элиты, не способной отмобилизоваться для противостояния главе
государства. В одиночку же никто из политиков не рискует «испытывать на
прочность» силу путинской власти: в некоторых случаях (особенно на
региональном уровне) наблюдается лишь саботирование кремлевских инициатив,
сопровождающееся подчеркнутой демонстрацией лояльности федеральному Центру.
Фактическое отсутствие оппозиции Путину породило среди части комментаторов
предположения о “конце политики в России”. По их мнению, исход возникающих
конфликтов заранее предрешен в пользу Кремля, сопротивление президентским
инициативам порой бессмысленно. Формально определенная логика в подобных
доводах есть. Но это лишь поверхностный взгляд. В российской политической
жизни по-прежнему сохраняются основы для острейшей конкурентной борьбы.
Во-первых, внутри правящей коалиции борются несколько групп - “петербуржцы”
во главе с Сергеем Ивановым, “реформаторы” во главе с Анатолием Чубайсом,
“семья” (или “старомосковская” группа) во главе с Александром Волошиным. Сам
Путин, несмотря на очевидную близость к “петербуржцам” и отчасти к
“реформаторам”, поощряет эту борьбу. Президент не готов полностью
игнорировать интересы “Семьи”, к тому же он рассчитывает, что,
противоборствуя между собой, конкурирующие “кланы” будут обращаться за
поддержкой к президенту, что будет подчеркивать политический вес Путина - на
его прерогативы в такой ситуации никто посягать не станет.
Во-вторых, нынешняя расстановка сил базируется на относительном финансовом
благополучии: экономический рост после девальвации и приток нефтедолларов
создали определенный запас прочности. Исполнительная власть способна
удовлетворить аппетиты основных лоббистских групп. Но эффект от девальвации
постепенно исчерпывается, а мировые цены на нефть идут вниз. Рано или поздно
президенту и правительству придется пожертвовать интересами части
претендентов на “бюджетный пирог” (поскольку имеющихся в распоряжении власти
ресурсов всегда недостаточно для удовлетворения аппетитов всех претендентов
на них). Естественно, лоббисты, за которыми стоят крупные отрасли и регионы,
попытаются принять ответные меры, дабы продемонстрировать Кремлю и
правительству свою значимость.
В-третьих, продолжается борьба вокруг формулирования политического курса
исполнительной власти. Линия поведения Путина эклектична и включает в себя
элементы различных - подчас противоречащих друг другу - стратегий. Судя по
многим признакам, российский президент не намерен делать окончательный выбор
в пользу какого-либо из сценариев, провоцируя тем самым конкуренцию между
приверженцами разных программ.
Поэтому речь идет не о том, продолжается ли в России политическая борьба, а о
том, в какой форме она идет - публичной или кулуарной. За прошедший год
усилиями Кремля накал политической борьбы заметно снизился. Исполнительная
власть, стремясь продемонстрировать обществу и элите свою силу, предприняла
значительные усилия по нейтрализации оппозиционных сил, а также
негосударственных масс-медиа. Это было обусловлено как слабостью оппозиции,
так и присущей многим высшим чиновникам уверенностью, что нейтрализация
публичных политических институтов укрепляет властную вертикаль. Как
представляется, вскоре высшим руководителям страны предстоит убедиться в
ошибочности такой точки зрения. Более того, исполнительная власть вынуждена
будет признать необходимость публичной конкуренции. Формальным поводом к
этому может стать особая роль, которую придают политическим свободам западные
партнеры России (не случайно, например, Путину придется постоянно делать
оговорки о приверженности свободе слова). Однако для этого есть и внутренние
причины. “Кулуарная” борьба не только стимулирует коррупцию среди
госаппарата, делает для высших чиновников ситуацию в стране непрозрачной, что
ведет к принятию неверных решений. Ярким примером этого может служить
ситуация с губернаторскими выборами. Импульсивно центральная власть хотела бы
перейти к практике назначения губернаторов, однако ей приходится признать,
что местные выборы играют роль важнейшего и уникального индикатора положения
в регионе.
1.2 Исторические аналогии
Большая часть комментаторов, оценивающих политическую ситуацию в России,
избегает аналогий между сегодняшним положением в стране и историческим опытом
- за исключением разве что излюбленных, но, как правило, малопродуктивных и
не адаптированных к местным условиям споров о возможности «русского
Пиночета». Причины этого кроются как в широко распространенном восприятии
«эпохи Путина» как уникальной, так и в неготовности общества осмыслить опыт
истории России XX века. Недооценивать значение задачи «вписывания» нынешней
ситуации в общеисторической контекст вряд ли следует. Человеческий ум привык
мыслить аналогиями - это относится не только к наблюдателям, но и к
политикам, которые зачастую принимают решения, опираясь на собственные
представления (порой мифологические) о своих предшественниках.
В редких дискуссиях об исторических корнях нынешней ситуации вспоминают об
эпохе «раннего Брежнева» (вторая половина 60-х годов), когда наряду с
признаками робких экономических реформ происходило постепенное
«замораживание» политических свобод, а во внешней политике имел место рост
агрессивных настроений со стороны Советского Союза. Иногда предпринимаются
попытки сравнить «раннего Путина» с «ранним Сталиным».
Правда, не все подобные сравнения выглядят в пользу Путина. Так, Брежнев
обеспечил себе прочные позиции, уступив значительную часть власти местным
политическим элитам. Итогом нараставших в период брежневского правления
внутренних противоречий стали дезинтеграция страны, острейший экономический
кризис и поражение Советского Союза в «холодной войне». Сравнения со Сталиным
при некотором кажущемся сходстве все же довольно поверхностны. Путь Сталина к
власти сопровождался колоссальным перенапряжением власти, жесточайшими мерами
в политике и экономике. Пока Путин не демонстрировал готовность к подобным
шагам (эффективность которых, впрочем, тоже не гарантирована). Наоборот,
компромиссность шагов российского президента породила среди части экспертов
убеждение, что Путин относится к категории людей, не способных сказать «нет».
К тому же не стоит преувеличивать эффективность сталинской модели управления
(например, в период второй мировой войны государству пришлось идти на
заметные послабления и в экономике, и в идеологии).
Значительно реже говорят об опыте «борьбы за укрепление государственности»
90-х годов. На рубеже 1990-91 годов советское руководство во главе с Михаилом
Горбачевым сделало попытку остановить дезинтеграцию страны с помощью силовых
структур. Этот шаг, доведенный до логического конца в августе 1991 года
(правда, уже без участия Горбачева) лишь стимулировал распад страны -
республики, испугавшись внезапных радикальных шагов со стороны Москвы, в
спешном порядке провозгласили независимость. Второй - более близкий по
времени, хотя и менее катастрофический - сценарий «укрепления государства»
реализовывался в 1994-95 годах. После того, как Борис Ельцин нейтрализовал в
1993 году своих открытых противников, центральная власть предприняла
наступление на руководителей регионов (роспуск местных советов), ограничила
полномочия парламента, продолжила практику назначения губернаторов из Москвы,
начала первую чеченскую войну, продлила срок обязательной военной службы.
Значительная часть власти оказалась сконцентрирована в руках генералов во
главе с руководителем президентской охраны Александром Коржаковым. Это
показало, что исполнительная власть не была готова «освоить» полученные ею
возможности. Следствием этой политики стало не укрепление государства, а,
наоборот, ослабление центральной власти. Даже те государственные органы,
которые усилили свое влияние (особенно правоохранительные органы),
предпочитали работать, исходя из собственных корпоративных интересов. Имел
место дальнейший рост коррупции в госаппарате, практика назначения
губернаторов из Москвы постепенно дискредитировала себя (главы регионов были
подчас некомпетентны, непопулярны у населения, не имели авторитета среди
элиты). В экономической сфере за фасадом лозунга об «укреплении государства»
идет процесс приватизации и создания новых «олигархических» структур.
Интересно, что этот опыт практически не учитывается нынешним российским
руководством. Дело в том, что большинство членов путинской команды не
работали в этот период в федеральных структурах власти, и порой складывается
впечатление, что они не способны извлечь уроки из предыдущих попыток
«укрепления государства».
Еще одна близкая возможная аналогия - Слободан Милошевич. Результатом
«державной» и внешне жесткой политики стало усугубление проблем, погрузивших
Югославию в острейший кризис - экономический, международный,
внутриполитический. Тот факт, что вплоть до падения режима Милошевича многие
российские политики позитивно относились к президенту Югославии, показывает,
что от модели «русского Милошевича» Путин не застрахован.
Приведенные выше примеры еще не означают, что политика Путина обречена на
неудачу. Вероятность того, что российское руководство выберет рациональный и
эффективный сценарий, адекватный сложившимся реалиям и обеспечивающий
реальное усиление страны, модернизацию экономики и повышение жизненного
уровня населения, также нельзя исключать. Однако исторический опыт политики
укрепления государственности неоднозначен и противоречив, а заявленные
Кремлем цели могут в ходе их достижения подвергнуться серьезной трансформации
под воздействием текущей конъюнктуры и внешних факторов.
     1.3 Готов ли Путин к роли президента
Широкие полномочия, которые в соответствии с Конституцией предоставлены
российскому президенту, предопределяют высокую зависимость развития событий в
стране от личных качеств главы государства. Поэтому значение вопроса о том,
как Владимир Путин видит собственную «миссию» и насколько он по своим
психологическим и профессиональным качествам будет соответствовать роли
президента, трудно переоценить. Так, после августовского (1998 года) дефолта
именно катастрофическая непопулярность Бориса Ельцина и его частичная
неадекватность положению в стране поставили созданную им властную систему на
грань катастрофы.
«Врастание» Путина в роль президента прошло довольно быстро. В глазах
населения он выглядел не «преемником» Ельцина, а скорее проникшим в «коридоры
власти» его антиподом. С другой стороны, осторожность Путина как опытного
аппаратчика и роль ближайшего окружения Ельцина в возвышении нового
президента страховали многих представителей прежней элиты от резких шагов со
стороны получившего карт-бланш от избирателей Путина. Внезапно оказавшись
«первым лицом страны», Путин не был перегружен серьезными обязательствами ни
перед политическими партиями, ни перед социальными группами. Но в его
положении были и свои минусы. Он не был бойцом, «закаленным» острой
политической борьбой, крайняя размытость программы сделала его курс
эклектичным, потребовалось время и на психологическую адаптацию. Некоторые
испытания Путин прошел довольно успешно. Несмотря на то, что он уже
длительное время находится «у руля» государства, он пока склонен внимательно
выслушивать мнение окружающих его людей и осторожно относится к попыткам
создания вокруг себя атмосферы «культа личности». Но налицо и признаки
растерянности - принятие решений обуславливается причудливым сочетанием
аппаратного инстинкта Путина, получаемого им опыта, внешнего давления и
представлений о политической целесообразности. Большая часть шагов Путина
преследует тактические цели. Внятных представлений о собственной «миссии» он
пока не имеет, а за локальными победами порой забывается главная цель -
обеспечение модернизации экономики и политической системы страны,
технологического прорыва для повышения конкурентоспособности производимых
товаров и обеспечения устойчивой стабильности. Вместо этого речь часто идет о
защите «национальных интересов» - но сами эти интересы четко не
сформулированы. Вообще вес президентского слова постепенно девальвируется -
некоторые из заявляемых им тезисов выглядят как способ «конспирации»,
маневрирования между лагерями и противоречат реально проводимой политике.
Наконец, исполнительная власть подчас не способна определить, когда
достигнутые ею успехи обусловлены эффективными действиями государства, а
когда - лишь воздействием благоприятных факторов (высокие мировые цены на
нефть и т.п.).
В любой сфере управления, в том числе и в политике, должностные лица
сталкиваются с необходимостью решения трех очень разных задач - анализа
сложившейся ситуации, принятия оптимальных решений и реализации этих решений.
Системы, которая эффективно справлялась бы с этими задачами, пока не создано.
Исполнительной власти еще предстоит провести масштабные аналитические
исследования, позволяющие осмыслить экономическую и политическую ситуацию в
стране, уровень коррупции и организованной преступности, эффективность работы
госаппарата в Центре и регионах. Наличие информации на этот счет (в том числе
у спецслужб) еще не гарантирует проведения грамотного и квалифицированного
анализа - порой не удается даже осуществить полноценное обобщение имеющейся
информации. Необходимо также создать систему индикаторов, чтобы с помощью
данных об уровне жизни населения, привлечении инвестиций, движении финансовых
потоков, степени криминализации экономики, итогах выборов осознать
существующие сейчас проблемы. Часто инструментарий для анализа поступающей
информации отсутствует или недостаточен. В сфере принятия оптимальных и
адекватных решений также наблюдаются значительные трудности. Не случайно
исполнительная власть дважды за последние 5 лет обращается к услугам
политических технологов - это связано не столько с их профессионализмом
(подчас недостаточным), сколько с общей слабостью работы госаппарата. К тому
же предлагаемые экспертами решения подчас до неузнаваемости изменяются в ходе
их согласования с различными элитными группами. Внешне более благоприятно
обстоит дело в реализации решений. Путин создает властную вертикаль, работает
над созданием внутренне непротиворечивой правовой системы. Но эта вертикаль
не всегда эффективна, подвержена многим «болезням» госаппарата,
рассредоточена из-за отсутствия внятного политического и экономического
курса. Так, институт полномочных представителей президента в федеральных
округах сформирован в расчете «на будущее» - пока что полномочия
«наместников» размыты и их роль не вполне ясна. Создание властной вертикали
для радикальных преобразований (в частности, в экономике) было довольно
эффективной мерой, но никто не может гарантировать, что этот институт будет
использован именно для проведения назревших реформ, а не, например, для
усиления полицейских функций государства.
 1.4 Победы и поражения Путина 
Некоторое время Путин выглядел фантастически удачливым политиком. Он не
просто оказался «в нужном месте в нужное время» (крупный чиновник,
востребованный находившейся в кризисном состоянии властью), ему везло и с
внешними факторами: оппоненты оказались слабы, экономическая конъюнктура
(рост производства и высокие цены на нефть) благоприятствовали, население
искренне приветствовало нового лидера.
Некоторые из побед дались Путину на удивление легко. Он стремительно стал
национальным лидером в глазах как населения, так и элиты. Был разгромлен блок
«Отечество - Вся Россия», Компартия окончательно утратила оппозиционную
сущность и превратилась в одну из многочисленных лоббистских фракций
парламента, Совет Федерации быстро сдался, часть политически активных
«олигархов» утратила прежнее влияние. Сторонники экономических реформ были
вынуждены признать свое подчиненное положение и не столько проводить сами
реформы, сколько обслуживать политические интересы Путина и сосредоточить
усилия на борьбе с конкурирующими номенклатурными группами. Некоторые успехи
были достигнуты и в деле «зачистки» масс-медиа. Приход к власти относительно
молодого и энергичного руководителя привел к резкому усилению активности
российской дипломатии. Наибольших результатов удалось достичь на
постсоветском пространстве, где фактически распался направленный против
Москвы союз ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдавия).
Однако представления о «Путине-победителе» все же далеки от реальности. Путин
не ведет открытый «торг» по ключевым вопросам, но довольно часто склоняется к
принятию компромиссных решений, учитывающих позиции различных
заинтересованных сторон.  Причин этого немало - осторожность власти, ее
неоднородность, нежелание Путина идти на заведомо непопулярные шаги, внешнее
давление. Вот лишь несколько наиболее ярких примеров. Выбор на роль премьера
Михаила Касьянова и сохранение во главе президентской администрации
Александра Волошина олицетворял стремление Путина не ущемлять позиции
«семейной» группы. Сохранена линия на выстраивание внутри властной коалиции
системы сдержек и противовесов путем противопоставления трех группировок -
«Семьи», «петербуржцев» и «молодых реформаторов». В сфере экономических
реформ президент не стал препятствовать попыткам Касьянова торпедировать
инициативы, предлагавшиеся министром экономического развития Германом Грефом.
Наступление в региональной политике не было полномасштабным: власть не смогла
воспрепятствовать победе на выборах ряда прежних губернаторов и пошла на
послабление, предоставив им право баллотироваться на третий срок.
«Компенсацией» главам регионов за сокращение полномочий стала передача им
части функций муниципалитетов. Чеченская кампания не смогла достичь
заявленных целей (уничтожение сил чеченского сопротивления и «стабилизация»
положения в республике) и идет сейчас скорее «по инерции» - власть не имеет
достаточной воли ни для ее расширения, ни для сворачивания. Во внешней
политике завершилась неудачей попытка диктовать условия странам Парижского
клуба, России приходится выплачивать долги в полном объеме.
     1.5 Положение институтов гражданского общества
2000-2001-й годы нанесли новый серьезный удар по «классическим» институтам
гражданского общества в России - средствам массовой информации (СМИ) и
политическим партиям. Значительная часть СМИ вынуждена более тщательно
учитывать в своей редакционной политике политическую конъюнктуру, стремясь
избегать серьезных выпадов в адрес президента. Что же касается оппозиционных
СМИ (например, телекомпании НТВ), то атаки со стороны властей породили среди
журналистов комплекс «осажденной крепости»: отбиваясь от выпадов
правоохранительных органов, НТВ сосредоточилось на самообороне, заметно
снизив профессиональный уровень своих программ. К тому же его влияние на
аудиторию ограниченно, поскольку значительная часть населения (в том числе из
числа зрителей НТВ) по-прежнему склонна поддерживать Путина. Правда, даже в
случае ликвидации НТВ в нынешнем виде огосударствления телевидения ожидать не
следует: власть не может предложить внятной информационной политики и не
вполне определила свои цели во взаимоотношениях со СМИ. Очевидно, большая
часть масс-медиа сохранит негосударственный статус, но журналистам придется
действовать в условиях самоцензуры, вынужденного отказа от конфронтации с
Кремлем. Вопрос в том, насколько долго может продлиться такая ситуация, ибо
номенклатурные и финансовые группы привыкли использовать газетные площади и
телеэкран в выяснении отношений друг с другом. Другой важный институт -
политические партии - постепенно угасает. Происходит формирование замкнутого
партийного «цеха» из числа фракций в Госдуме. Все они готовы сегодня признать
доминирующие позиции Путина. Влияние на общественное мнение Русской
православной церкви незначительно: большая часть населения равнодушна к
религии, а сама церковь инертна и безынициативна.
О существовании в России институтов гражданского общества можно говорить лишь
условно, поскольку полноценного гражданского общества создано так и не было.
В силу этого и масс-медиа, и политические партии не рассматриваются властью
как равноправные участники политического процесса. СМИ и партии могут
повлиять на контекст, в котором развивается ситуация, но вряд ли способны
серьезно изменить ход событий. В лучшем случае им удастся выступить в роли
«мозговых центров», способных предложить государственным органам свои
программные предложения.
             1.6 Внешние факторы             
Скорее всего, во внутренней политике решающую роль будет играть соотношение
сил между допущенными к власти ведущими элитными группами. Разрушение
нынешнего баланса потенциально чревато различными катаклизмами - от
сосредоточения власти в руках выходцев из спецслужб и открытого использования
правоохранительных органов в подавлении оппонентов до создания
«патриотической оппозиции» безынициативному Путину (ее потенциальным лидером
в последнее время часто называют губернатора Ульяновской области генерала
Владимира Шаманова). Такого рода сценарии не исключены, но представляются все
же маловероятными. Если Путину удастся избежать серьезных эксцессов, в его
силах удерживать власть в течение довольно длительного срока. Другим
серьезным испытанием будут для президента внешние вызовы. Наиболее заметными
из них являются угроза падения мировых цен на нефть, обострение отношений с
западным сообществом и усиление активности исламского мира.
Ключи от стабильности в России по-прежнему находятся в руках участников
мирового рынка нефти. За год президентства Путина не удалось снизить
зависимость страны от экспорта энергоносителей. Пока что угроза
дестабилизации в случае падения мировых цен (как это было в середине 80-х
годов XX века) достаточно велика.
Серьезными последствиями может обернуться ухудшение отношений с США и
странами Западной Европы. В последние годы Россия активно пытается
противопоставлять европейские страны Соединенным Штатам, а также заявлять о
желании создавать стратегические союзы с Китаем, Индией, рядом исламских
стран. Но, как показывает опыт, противоречия между западными странами не
столь остры, чтобы внести серьезный раскол в их позицию относительно России.
Конфронтация же с Европой рискует вызвать новый кризис в отношениях с
Парижским клубом, при неблагоприятном сценарии способный спровоцировать
суверенный дефолт. Что же касается Китая и Индии, то они довольно сдержанно
относятся к российским инициативам. Да и сама Москва видит в проектах союза с
Пекином и Дели скорее рычаг пропагандистского давления на западный мир,
нежели реальную перспективу.
Потенциальным очагом дестабилизации остаются государства исламского региона.
Действия Москвы здесь весьма противоречивы - от планов продажи оружия Ирану
до стремления мобилизовать европейские страны на борьбу с исламским
экстремизмом. Вторая стратегия более перспективна, но многое здесь будет
определяться расстановкой сил в исламском сообществе - ограничатся ли
радикальные мусульманские группировки закреплением в отдельных регионах
(Афганистан, Чечня, некоторые территории Средней Азии) или же попытаются
продолжить экспансию. В перспективе на повестку дня может также встать
проблема постепенного сокращения численности славянского населения и его
«размывания» выходцами из исламских республик Северного Кавказа и Средней
Азии, а также из Закавказья - через несколько десятилетий это может вообще
поставить под сомнение доминирование русского населения и принадлежность
России к христианскому миру. В случае обострения противоречий в этом вопросе
возможны несколько сценариев: постепенная сдача позиций мусульманам,
националистический всплеск авантюрного характера (иранский сценарий) или же
модернизационный прозападно-националистический путь, опробованный Турцией в
период Ататюрка.
                      1.7 Итоги                      
По сути смысл первого года президентства Путина свелся к «разведке боем».
Президент обозначал активность в самых разных направлениях, отслеживая
реакцию на свои шаги. Он наступал там, где сопротивление было наименьшим, и
отказывался от радикальных мер, если считал издержки чрезмерными. Порой
действия президента носили демонстративный характер, почти не наполненный
реальным содержанием (визиты в Пхеньян и Гавану), они были скорее призваны
«запугать» западных партнеров России и сделать их более сговорчивыми.
Наибольшие успехи были достигнуты на внутриполитической сцене, а также в
отношениях с странами СНГ. Серьезных прорывов в сфере экономических реформ,
повышения эффективности работы госаппарата, борьбы с криминальными
структурами, а также в международной деятельности пока не имеется.
                     2.0 НЫНЕШНИЙ ПУТИН                     
      
     2.1 ВВЕДЕНИЕ КО ВТОРОМУ ПУНКТУ
Люди живут люди меняются, первое впечатление тоже имеет мерзкое свойство
меняться. Так как же изменился Владимир Владимирович в глазах наших и запада?
Именно этому вопросу посвещен второй пункт моего реферата. Здесь бужет
проведено краткое ознакомление с подборкой иностранной прессы а также
размышления выдаваемые в мир нашими изданиями, общественными и политическими
деятелями.
     2.2 ПРЕЗИДЕНТ И ЕГО КУРС В СВЕТЕ ИНОСТРАННЫХ СМИ
В зарубежной прессе косяком идут материалы с попытками уяснить все тот же
вопрос: так кто же такой Путин? Выводы авторов по-прежнему расходятся. Так,
английская "Дейли телеграф" опубликовала статью своего московского
корреспондента Маркуса Уоррена по заголовком "Друзья Путина из КГБ
перехватывают контроль". В ней утверждается, что мощная группа старых друзей
Путина из данной структуры появилась в качестве доминирующей силы в Кремле,
узурпируя место ельцинского истеблишмента.
Кадровые сотрудники спецслужб, пишет Уоррен, судя по всему, проводят
наступление на статус-кво в Кремле более радикально, чем многие считали
возможным в ходе выборов весной. Эти люди, служившие почти одновременно с
Путиным, отличаются личными связями с ним и быстро приобретают влияние за
счет других кланов, соревнующихся за доступ к президенту. Даже такой
"делатель королей", как Березовский, в последнее время усиливает свою критику
Путина, заявляя: "Свобода и диктатура не могут существовать в одной и той же
голове. Рано или поздно это заканчивается взрывом". Далее Уоррен цитирует
известного демократического эксперта по спецслужбам Евгению Альбац,
написавшую в газете "Москоу ньюс": "Путин, слабый и непоследовательный, каким
он казался вплоть до настоящего времени, разрывается пополам двумя
лояльностями, которые унаследовал: первой - к корпорации, братству КГБ,
сделавшим из него человека; второй - к "семье", сделавшей его президентом".
"Дейли телеграф" пишет, что "кадровые офицеры бывшего КГБ, близкие к Путину
по возрасту и темпераменту, выглядят и звучат одинаково - с хорошими
манерами, тихим голосом, серым взглядом и с 40 с чем-то годами". Именно они,
по убеждению автора, организовали "дело Гусинского" и историю с иском
московской прокуратуры о незаконной приватизации "Норильского никеля" (в
центре этого скандала В. Потанин), что рассматривается на Западе и
московскими либералами как угроза возможного похода на олигархов как таковых.
Тем временем, американская газета "Лос-Анджелес таймс" публикует большую
статью, полностью посвященную фигуре Александра Волошина. Газета называет его
"теневой кремлевской фигурой, редко высказывающейся на публике; тем, кого
описывают как вызывающего раздражение и с характером рептилии". Однако,
говорится в статье, именно "социальный аллерген" Волошин - вторая наиболее
влиятельная личность в России, "железный человек в сердце путинской
администрации". Причем за последнее время он еще более упрочил свое
положение. Волошин представляется в публикации в качестве выдвиженца и
прямого представителя интересов Березовского, человеком, приобретшим теперь
собственную динамику и имеющим сейчас больше влияния в Кремле, чем его бывший
босс. При этом, согласно статье, он поддерживает тесные связи еще с двумя
"семейными" олигархами - Абрамовичем и Мамутом.
А в России, цитирует газета влиятельного главу "Альфа-банка" и олигарха Петра
Авена, дружба, взаимные услуги и неформальные обязательства до сих пор имеют
решающий характер: "Я не могу сказать, что Березовский может придти к
Волошину и отдать ему приказ. Но они - близкие друзья. А это в нашей стране
означает все". Именно поэтому, говорится в статье, по мнению многих, на
определенном этапе конфронтация между группами КГБ и Волошина в окружении
Путина неизбежна. И, как считают наблюдатели, Путин уже испытывает
определенный дискомфорт в отношении Волошина с учетом лояльности последнего к
"семье" и хотел бы поставить во главе администрации собственного человека.
Однако они полагают, что среди близких и преданных Путину людей пока нет
личностей, обладающих хотя бы частью пресловутых административных волошинских
талантов.
На этом фоне в западной прессе появляется все больше открыто негативных в
отношении нового президента России материалов. Примером может служить хотя бы
статья находившегося в Москве влиятельного обозревателя газеты "Вашингтон
пост" Джима Хогланда "Оценивая Путина". Автор приводит оценки, согласно
которым русский президент - не обладающий какими-либо талантами потенциальный
автократ, не способный ни укрепить демократию в России, ни удушить ее. Причем
Хогланд утверждает, что за Путиным по-прежнему маячит фигура Березовского -
"наибольшего протекциониста и изоляциониста изо всех крупных российских
бизнесменов".
А одному из авторов "Нью-Йорк таймс" вообще уже все "абсолютно ясно" в
отношении русского президента. Именно под таким заголовком специалист по
России из правоконсервативного вашингтонского мозгового треста "Джеймстаун
фаундейшн" Хэрри Копп просит больше не говорить американцам про "загадочного"
Путина. По его мнению, на самом деле он "незамысловат как стакан чая". Он -
автократ, наводящий порядок. А самое главное - занимается не реформированием
России на американский манер, а "переформировать ее и ввести в современную
эру в качестве неидеологического потомка своего советского предшественника".
Худшей перспективы для американцев и не придумаешь.
Не менее оптимистичен и заведующий московским бюро американского
еженедельника "Тайм" Пол Квинджадж. По его словам, методы Путина по
установлению в стране "уродливого контроля", несмотря на протесты либералов и
Запада, были в целом положительно восприняты в стране, в которой "многие
русские с удовольствием повернули бы стрелки часов истории вспять, к
догорбачевской эре. Его атаки более последовательны, чем они казались ранее.
Он нацеливается на людей, которые перешли ему дорогу, или на тех, кто по той
или иной причине рассматриваются в качестве прозападно настроенных. Выбор им
своих жертв отражает его руссо-центризм и подозрительность в отношении
окружающего мира". В результате понятно, что олигархи напуганы, пишет
Квинджадж. Ведь их взлет в бизнесе был сопряжен с сомнительными сделками и,
нередко, с трупами. Нападать на них - популярно среди большинства русских
мало что получивших от грабительского капитализма.
В то же время, американский корреспондент не останавливается и перед
открытыми предостережениями лично в адрес нового президента. По его словам,
"реальная проблема Путина в том, что большинство публичных политиков - без
сомнения, включая и его самого - уязвимы. Русская политика оставляет лишь
немногие лица чистыми. И поскольку олигархи действительно почувствовали
давление, новая волна компромата может наводнить страну. Эти разоблачения
смогут затронуть и Путина, его команду. Произойдет потасовка между очень
нехорошими ребятами, каждый из которых будет рад вытащить скелет из шкафа
другого... Путин занялся весьма рисованной стратегией. И большой вопрос
состоит в том, насколько далеко он все продумал. Если все это окажется
импровизацией с его стороны, вот тогда и начнется настоящий бедлам".
     2.3 КАК ВИДЯТ ПРЕЗИДЕНТА СЕЙЧАС
Здесь я сначала покажу вам реакцию на заявления президента российских
политических деятелей, затем иностранных, далее по программе предприниматели
и общественные деятели(все материалы 2002-2003 годов) .
В эфире радиостанцци "Говорит Москва" было передано послание Президента
России Владимира Путина Федеральному Собранию которое комментируют известные
российские политики.
     Олег Морозов, лидер депутатской группы «Регионы России» в Государственной Думе
Мне кажется, что это самое прагматичное и самое конкретное Послание, которое
мне удалось слышать. В этом есть некая интрига и некая неожиданность. Это
почти готовый план действий, расписанный чуть ли не по пунктам и по каждому
из ключевых вопросов, причем, переложенный не только на язык задач, которые
ставятся, но и на язык тех механизмов, которые предлагаются для решения этих
задач. Это либо конкретный закон, либо вектор реформ, либо какое-то другое
действие, которое предлагает Президент для изменения ситуации к лучшему. Это
первое. Второе, что мне показалось важным, Президент обратил внимание
Федерального собрания на недопустимость спокойствия по поводу того, что
принято называть политической и экономической стабильностью. Видимо,
Президент транслирует обществу свои собственные ощущения, что стабильность,
это хорошо после хаоса, но стабильность не может быть вечным достижением.
Стабильность может обернуться застоем, отставанием, что, собственно, уже и
прослеживается. Поэтому те подходы правительства к стабильности, что нам
нужны темпы роста на уровне 4%, они Президента не устроили, поэтому он
говорит о том, что нужны качественные изменения и в темпах роста, и в
эффективности власти, и в эффективности государственного аппарата. Третий
момент, нам мой взгляд, очень важный, это те акценты, которые Президент
сделал по поводу административной реформы и реформы государственного
аппарата, громоздкого, неэффективного, бюрократического и коррумпированного.
И в этой связи, мне показалось очень важным, что Президент правильно
подчеркнул, что с коррупцией нужно бороться не репрессиями, а изменениями
функции государственного аппарата, чтобы не за что было давать взятку, чтобы
чиновник не мешал, не вмешивался в повседневную жизнь общества, бизнеса,
особенно малого бизнеса. И, наверное, самое главное, и последнее, это то, что
Президент все Послание, все те задачи, которые он ставил, подчинил главному
тезису о том, ради чего, собственно, все это: ради того, что страна пока не
совершила рывок в обеспеченности гражданина достойным уровнем жизни. Низкие
зарплаты, низкие пенсии, 40 млн. бедных и, собственно, все реформы, изменение
качества государственной власти, изменение качества экономики должно быть
подчинено решению главной задачи - повышению жизненного уровня каждого
гражданина России.
     Вячеслав Никонов, президент фонда «Политика»
На мой взгляд, Путин произнес самое современное из всех Посланий, которое мне
доводилось слышать. Очевидно, что он уже живет в 21 веке. У меня такое
ощущение, что большинство из тех, кто слушал его Послание, сидя в зале, еще
задержались в веке 20. Сейчас очевиден очень серьезный отрыв Путина от
собственной политической элиты в уровне понимания проблем. Там полное
отсутствие каких-либо иллюзий в отношении происходящего в стране или в
отношении окружающего мира. Послание логичное, не противоречивое. Логика
заключается в том, что Россия сейчас находится в очень тяжелом экономическом
положении - по основным хозяйственным параметрам мы выпали из числа первого
порядка. И для того, чтобы вернуться в «клуб», России нужны очень высокие
темпы экономического роста, гораздо выше тех, которые предлагает
правительство. И есть ряд препятствий, которые Путин обозначил, мешающих
быстрому экономическому росту. Это, прежде всего, некомпетентность
бюрократии, это коррупция, это отсутствие нормальной правовой среды, это
высокая преступность, это проблемы во взаимоотношениях центральной и
региональной власти, это слабость местного уровня управления, это
бюрократическое удушение бизнеса, это нереформированность естественных
монополий, это неэффективное управление госсобственностью и отсутствие
банковской реформы, это не использование научных достижений и неучастие в
определении правил игры в мировой экономике, поскольку Россия до сих пор не
является участником основных мировых интеграционных объединений. Все это, на
мой взгляд, в совокупности, обозначает, действительно, те самые болевые
точки, с которыми Россия сталкивается и называет те проблемы, решение которых
серьезно поможет продвинуть вперед дело возрождения России как экономически
процветающего государства.
     Ирина Хакамада, вице-спикер Госдумы
Я считаю, что Послание оказалось очень точным и профессиональным документом,
который четко отвечает на все вызовы, которые сегодня есть в России, как во
внутренней, так и во внешней политике. Он фактически определил стратегическую
цель и место России сегодня, России как страны, которая движется в глобальный
мир и является уже частью развитого глобального мира, где ее союзниками
являются и страны СНГ, и Евросоюз, и США. Выделил в качестве стратегических
союзников страны СНГ и Европу и, исходя из конкурентоспособности, которая
является задачей России в этом глобальном мире, выделены основные проблемы. И
то, что первой проблемой, на которую указал Президент, является
административная реформа, сокращение бюрократии, создание эффективных
институтов власти, я считаю очень правильным тезисом. Потому что, фактически,
реформы тормозятся уже не благодаря тому, что не эффективны законы, а из-за
этого, что эти законы не исполняются и фактически институты власти не
работают. И все, что потом было указано в послании, начиная с продолжения
экономических реформ, социальных реформ, в том числе в области
здравоохранения, реформы армии, увязано было с конкурентоспособностью России,
с защитой ее национальных интересов. Поэтому послание преемственно, связано с
предыдущим, носит такой же точный, профессиональный, фактически, менеджерский
характер и дает точные указания, что делать правительству и парламенту.
Теперь перейдем к иностранным политикам.
     Мадлен Олбрайт
Президенту РФ Владимиру Путину удалось добиться заметных перемен в России,
считает экс-госсекретарь США Мадлен Олбрайт. Об этом она заявила в книге
своих мемуаров "Мадам госсекретарь", которая только что появилась в книжных
магазинах Соединенных Штатов.
Отметив, что она была первым представителем американской администрации,
которая встретилась с Путиным после его прихода на президентский пост, экс-
госсекретарь поделилась своими первыми впечатлениями от знакомства с
российским лидером. "Он любил Россию и был моложе и более современным в своих
взглядах, чем Ельцин или Примаков", - пишет Олбрайт, отмечая, что "Путин
начал восстанавливать уважение к российскому государству". "Он уменьшил
полномочия губернаторов в регионах и направил туда федеральных
представителей, чтобы они защищали интересы Москвы",- подчеркивает экс-
госсекретарь, добавив, что Путин "убедил Думу принять законы, позволившие
России возобновить выплаты пенсий и зарплат". "Он ввел бюджетную дисциплину и
позволил вырасти курсу рубля, чтобы товары и продукты российского
производства стали конкурентоспособными на внутреннем рынке", - пишет
Олбрайт.
Бывшая глава внешнеполитического ведомства США вспоминает телеграмму,
направленную в Вашингтон американским посольством в Москве после первых шагов
Путина. "В походке страны появилась новая поступь", - отмечало
диппредставительство. Вспоминая о своих встречах с Владимиром Путиным, Мадлен
Олбрайт не обходит стороной свои разногласия с российским президентом и
критикует его, в частности, по таким вопросам, как свобода СМИ и ситуация в
Чечне. При этом она признает, что Путину удалось добиться многого в стране по
сравнению с тем, что было при его предшественниках. "Перемена в настроениях и
энергии была поразительной",- подчеркивает экс-госсекретарь США. "Я была
обрадована его стремлением найти место для России на Западе",- отмечает
Олбрайт.
В то же время, как подчеркивает экс-глава госдепа, она считала своим долгом
довести до российского президента, что "Запад примет Россию только, если она
сохранит свою приверженность к демократии, будет уважать независимость своих
соседей и будет отвечать глобальным стандартам в области нераспространения".
     А вот как по мнению В.Никонова, президента Фонда "Политика" действует Путин в
сфере реформ гос. аппарата
После двухлетнего затишья, когда никаких существенных перестановок в
правительстве не происходило, президент выстрелил серией кадровых и
организационных решений.
Все было выдержано в фирменном путинском стиле. Ключевые политические фигуры
кабинета остались на доске. Никто из тех, кто потерял посты из-за ликвидации
своих ведомств, без новой должности не остался. Бывший глава уже
несуществующей Федеральной службы налоговой полиции ("Маросейка, 12") Михаил
Фрадков отбывает в Брюссель послом при Европейском Союзе; бывший руководитель
влитой в ФСБ Федеральной пограничной службы Константин Тоцкий - в НАТО;
бывший гендиректор влитого туда же Федерального агентства правительственной
связи и информации (ФАПСИ) Владимир Матюхин остался в Москве, чтобы
руководить новым Госкомитетом по оборонному заказу при Министерстве обороны.
Как обычно, Кремль не допустил ни малейших утечек, перемены в правительстве
случились внезапно.
Тот же автор но другая статья "Недоверие".
Либеральное "Яблоко" объединяется с коммунистами и даже ЛДПР Жириновского,
чтобы голосовать вотум недоверия назначенному Путиным правительству. Все
средства массовой информации с подачи группы известных политологов всерьез
обсуждают тему якобы нацеленного против Президента "олигархического
переворота". Второй город страны - Санкт-Петербург - остается без
губернатора, которого в срочном порядке потребовалось привезти в Москву,
чтобы сделать вице-премьером. Губернаторов посреди срока в столицу ранее
дергали весьма редко.
Я поспешу успокоить. У этих событий есть достаточно миролюбивое объяснение.
Все существенное, что происходит и будет происходить на внутриполитической
сцене в этом году, имеет отношение почти исключительно к предстоящим выборам
Государственной Думы, Президента, региональных властей.
Наиболее прямое отношение к избирательной кампании имеет вотум недоверия
правительству. Представить себе, что Явлинский и Зюганов всерьез пытались
добиться отставки кабинета, могут люди только весьма наивные. По Конституции
для отставки необходимо, чтобы Дума дважды голосовала за это большинством
голосов (у оппозиции есть едва треть). А после этого Президент должен
распустить либо правительство, либо Думу. Даже если представить невозможное -
двоекратное выражение недоверия в парламенте, - трудно предположить, что
Путин сочтет филиппики коммунистов более убедительными, чем результаты работы
правительства. Не орлы, но Россия сейчас входит в первую пятерку стран мира
по темпам экономического роста.
За вотумом стоит четкий и строгий расчет политических технологов оппозиции -
левой и правой. Люди они не глупые, проводят свои социологические
исследования и дают партийному руководству рекомендации. В последние месяцы
их советы заключались в том, чтобы, во-первых, консолидировать свой электорат
- в основном недовольный жизнью, - напомнив ему о собственной
оппозиционности, которую давненько не проявляли. Спонтанной демонстрации
оппозиционности от "мерседесных" депутатов от компартии и
"Яблока"действительно ожидать трудно: люди они далеко не бедные и собственной
жизнью по большей части удовлетворены. А во-вторых, консультанты оппозиции,
озабоченные ростом возможностей "Единой России", предлагали лишить эту
пропрезидентскую партию возможности набирать дополнительные голоса,
разыгрывая еще и карту мягкого недовольства кабинетом. Применив тактику
опережающей критики, КПРФ, "Яблоко" и примкнувший к ним в последний момент
Жириновский вполне могут теперь поставить галочку в графе "успешно
проведенное предвыборное мероприятие".
"Наезд" на олигархов - несколько более сложная и многоходовая игра, но и она
имеет внушительную предвыборную составляющую. Дело в том, что некоторые
финансово-промышленные группы стали слишком активными спонсорами различных
политических сил, в том числе и откровенно оппозиционных. Чем обеспокоили и
конкурентов, и влиятельные внутрикремлевские и околокремлевские группировки.
Нынешняя атака на олигархов - это "черная метка", посланная наиболее крупным
предпринимателям, чтобы они были более разборчивыми в своих политических
симпатиях и умерили свой пыл на предвыборных подмостках.
Что думают о Путине наши предприниматели?
На вопрос заданный на экономическом саммите в Лондоне (не подумайте, там были
в основном наши предприниматели, пытающиеся наладить контакт) большинство
участников сошлись на мнении, что: "Раньше спрашивали, кто такой мистер
Путин, сейчас на международных конференциях главный вопрос, что будет после
Путина. Участники вчерашней конференции в Лондоне решили, что после Путина
может быть только Путин. "
     Генеральный директор исследовательской группы «ЦИРКОН», Игорь Вениаминович
Задорин. 
20-го февраля этого года состоялось заседание Клуба «Гражданские дебаты»,
оттуда и взяты приведенные ниже цитаты.
"Анализ сторонников Путина по различным параметрам показал, что те, кто
одновременно доверяет Путину, положительно оценивает Путина, выбирает Путина
- составляют не более 25% электората." При этом такм же говориться что по
данным опроса выбрали бы Путина до 80%(!!!) респондентов опроса, причем
основными положительными качествами они(респонденты) считают то, что
"осторожный", "деловой" и "справедливый".
А вот материал добытый из "недр" Инвестиционно-консалтинговой корпорации
Второй год подряд абсолютным и непревзойденным лидером рейтинга(имеется в
виду рейтинг самых элитных, читай лучших представителей общества
(инциклопедический словарь)) стал президент Российской Федерации Владимир
Владимирович Путин. Годом раньше его причисляли к элите 69% россиян, а сейчас
-- только 68,9%. Цифра, к слову, вполне сравнимая с показателями рейтингов
господина Путина, публикуемых ежемесячно тем же ВЦИОМом.
Владимир Владимирович -- вне всякой конкуренции. Если президента считают
элитой почти семеро из десяти россиян, то обладателей второго и третьего мест
в списке причисляет к элите лишь каждый пятый.
     2.4 ВЫВОДЫ ВТОРОГО ПУНКТА
Западные политики считают Путина свежей стуей, которая может сильно увеличить
и укрепить покачнувшийся (в связи с "охотой" на олигархов которую некоторые,
особенно иностранные СМИ считают просто проявление ни то авторитаризма, ни то
тоталитаризма) авторитет России как таковой и ее лидеров в частности.
Поддержка же на родине вообще почти стопроцентная, за редким исключением
обычной опозиции, которая, кстати, за последнее время значительно смягчила
свои позиции относительно нынешней власти, несмотря на все еще сыпящиеся
ретро лозунги коммунистов, легкое сопротивление либералов и прочих (что, в
принципе суммарно составляет не более чем 25%-30%; сумма несомненно
достаточно велика, но если учесть толерантность к власти и сильную
пропрезиднескую партийную группировку, то...).
Опять-же если сравнивать Путина раньше и Путина сейчас, то езультат не всегда
в пользу Путина нынешнего(считает уже упоминавшийся Игорь Вениаминович
Задорин). В обществе есть две группы элит, поддерживающие рост и
поддерживающие стабилизацию.
Сейчас взят курс на стабилизацию, что несомненно нравится не всем, некоторые
деятели даже называют этот курс "застоявшееся болото".
                       3.0 СРАВНЕНИЕ                       
     3.1 ВЫВОДЫ ОКОНЧАТЕЛЬНЫЕ
Время только укрепило положение Путина и его политический портрет сейчас
представляет из себя человека "любимого народом" (взято из передачи
посвещенной приезду Пола МакКартни, где велась беседа с ведущими деятелями
Российской культуры, где ну никак не могли миновать Владимира Владимировича),
достаточно авторитетного как на родине так и за рубежом. Путин создал иммидж
делового человека способного решать проблемы(не подумайте, не все, однако
успехи есть, и это отрицать нельзя), что же касается западных инвесторов то
"Путин и пугает ,и притягивает инвесторов", пусть и несколько жесткого но
именно это и нужно в данной ситуации коночательного становления нашего
государства как в глазах иностранцев таки в наших глазах. С ним ведут
успешный диалог практически все ведущие политики и к мнению нашего президента
нельзя не прислушаться. Однако, как уже говорилось ранее, люди опасаются
создания авторитарного правления с приемниками и прочими атрибутами этого
типа власти, но стоит ли?
"Нынешнее время тем и примечательно, что стили смешались, что индустриальный
мир разлагается, и вовсе незазорно выбирать из практики прошлых эпох все то,
что может служить успеху. Разве президент Путин на своей инаугурации в 2000
году не произнес сакраментальную фразу: "Мы - один народ, одна страна, и у
нее - один президент"? Разве он не впрямую заимствовал ее у Гитлера с его
лозунгом "Один народ, один Рейх, один фюрер"? Что ж, если сегодня допускается
заимствование пропагандистского опыта 1930-х годов, то почему бы не поглядеть
и на организационный, на тогдашние социальные технологии?" Еще один штрих.
Занимательно не правда ли? Этот торывок из книги "Оседлай молнию!", авторы
которой  попытались проанализировать действия властей РФ и предшественников.
опять же портрет президента нарисовал один художник (веб-дизайнер) и выглядел
он так: на черном фоне лист бумаги в котором прорезаны две дырки для глаз.
Отсюда делаем вывод (мнение мое субьективно, на полную объективность не
претендую): Владимир Владимирович в чем то противоречив и многие видят только
маску, политики вообще подразделяются для меня на тех кто показушно
выставляют свои чувства (Искренни ли они? Это под большим вопросом.), вторая
группа это искренние (Видел ли кто хоть одного, сомневаюсь.) и наконец те что
показывают сколько нужно и когда нужно, на мой взгляд самый лучший вариант за
них должны говорить поступки, решения, а умный человек и сам поймет нужно ли
ему это, подходит ли?
В общем завершить сей реферат хочу тем, что тема далеко не закрыта и имеет
большой простор для размышлений, утверждений и просто дебатов.
                                                                   
                                                                   
                     Литература:                     
     1.  Михаил Виноградов "Первый год президентства Путина" 25 марта 2001 года.
     2.  Российский образовательный портал "Банк рефератов" 
http://www.bankreferatov.ru/
     3.  Чувашский информационный портал http://www.sovch.chuvashia.com/
     4.  Официальный сайт радиостанции "Говорит Москва" http://www.moscowvoice.ru/
     5.  Сайт Российского Информационно Агенства "РИА новости" http://www.rian.ru
     6.  Сайт православного радио "Радонеж" http://www.radonezh.ru
     7.  Калашников Максим, Крупнов Юрий "ОСЕДЛАЙ МОЛНИЮ!"
     8. Официальный web-сайт Фонда "Политика" http://www.polity.ru/
     9. В.Никонов статьи "Недоверие" ("Труд", 21 июня 2003)
, "Реконструкция по-путински" ("Труд", 15 марта 2003)
     10. Материалы издания "Газета" от 26 марта 2003г.
     11. Сайт политической информации "Демократия" http://www.ifes.ru/
материал от 20.02.2003
     12. Материалы Инвестиционно-консалтинговой корпорации(США) за 2002 год
http://ketinvest.com/