Каталог :: Педагогика

Курсовая: Основоположник гум направления воспитания в советской школе

Содержание
Введение.......................................................................3
1.Сухомлинский В.А.- основоположник гуманистического направления воспитания в
советской школе........ 6
1.1.Жизнь и педагогическое творчество Сухомлинского В.А.    6
2.В.А.Сухомлинский о развитии самосознания школьников     16
Заключение....................................................................31
Список литературы.............................................................34
                                                                          
      

Введение

ХІХ—ХХ стали временем бурного развития теории и практики образования, что было связано с масштабным процессом демократизации общественной жизни, в первую очередь, в странах европейской цивилизации. Педагогический поиск и прогресс шел в направлении приближения образования к потребностям жизни и гуманизации воспитания. Если, следуя философской классике, за истину принимать соответствие предмета своему понятию или, лучше сказать, самому себе, своей сущности, то уместно все написанное Василием Александровичем Сухомлинским расценить как развернутую педагогическую Истину (с большой буквы), а самого автора — живым воплощением ее. И сейчас представители учительской профессии, всех, кто так или иначе участвует в созидании новых поколений, в формировании новых личностей, из которых складывается наше социальное настоящее и будущее обращаются к опыту Сухомлинского и следуют его принципам. Он продолжает вести всех нас на «счастливую тропинку» педагогического исследования независимо от избранной нами специальности. Все написанное им насыщено множеством убедительных примеров, фактов, литературно исполненных иллюстраций, но главное—всесторонне осмыслено и обобщено, доведено до теоретических выводов, продолжая работать в контексте духовной культуры нашего, устремленного к новому, более высокому качественному состоянию общества. Не будет преувеличением, если мы скажем, что педагогика второй половины XX века и начала третьего тысячелетия развивается преимущественно под знаком Сухомлинского — звезды первой величины на педагогическом небосклоне. Так что «застой», на годы которого выпало завершение творческого пути В. А. Сухомлинского, а затем борьба за воскрешение и утверждение его имени, его творческого наследия, не был затишьем, пассивным и мирным безвременьем, то была скорее коварная мертвая зыбь. Старшему поколению наших современников хорошо помнится, каким праздником для широчайших читательских кругов явилась книга В. А. Сухомлинского «Сердце отдаю детям». Она была написана для издательства ГДР «Фольк унд Виссен», увидела свет в 1968 году на немецком языке. А на следующий год пришла на русском языке и к советским читателям. И далее пошла по свету в переводах на языки наших республик, других стран. Это настоящий Педагогический Манифест века, явившийся итогом многолетней работы автора в школе — «итогом раздумий, забот, тревог, волнений», как он сам писал. «Что самое главное было в моей жизни? Без раздумий отвечаю: любовь к детям» ' Любовь! Великое слово, которым народная мудрость выражает особое состояние души — высшее расположение сердца к объекту человеческого внимания, сильнейшую привязанность к нему. Любовь — корень всего человеческого. Пафосом утверждения ее во всех сферах целеустремленной деятельности — педагогической в первую очередь — пронизаны произведения Василия Александровича. Без любви нет творчества, и если судить строго о том, чем более всего дороги они нам, то это не заключенный в них замечательный опыт воспитательной работы, не дидактические рекомендации, а именно пример любви к детям, завет наполнять детство любовью, сеять ее в каждом ребенке. Объект - научное наследие Сухомлинского В.А. Предмет – Сухомлинский В.А как основоположник гуманистического направления воспитания в советской школе. Цель - обоснование концепции гуманистического воспитания в - педагогическом наследии Сухомлинского В.А., определение основных положений его теории воспитания. Задачи: 1. На основе анализа наследия Сухомлинского В.А. раскрыть сущность его концептуальных положений о воспитании детей. 2. Выявить и обосновать гуманистические основы воспитания в педагогическом наследии Сухомлинского В.А. Методологическую основу составляют положения о воспитании как общечеловеческой ценности; о присущей мировому педагогическому процессу тенденции развития в гуманистическом направлении, о человеке как субъекте деятельности, познания, общения, саморазвития и самореализации, а также использовались труды посвященные педагогической деятельности СухомлинскогоВ.А. Методы: теоретический анализ педагогической и психологической литературы, систематизация, классификация, обобщение фактов и явлений Во введении обосновывается актуальность исследования, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования. В первой главе - выделены критерии гуманистических основ воспитания, рассмотрен творческий путь Сухомлинского В.А., освещены истоки его педагогического мировоззрения, представлен обзор исследований его педагогического наследия. Во второй главе - рассмотрены общепедагогические позиции Сухомлинского В.А. о воспитании, принципы, методы и ценностные основания его теории. В заключении подведены итоги, сделаны основные выводы. 1.Сухомлинский В.А.- основоположник гуманистического направления воспитания в советской школе 1.1.Жизнь и педагогическое творчество Сухомлинского В.А. Василия Александровича Сухомлинского — крупнейший отечественный педагог нашего времени. Творческое наследие В.А. Сухомлинского огромно, разнопланово, многоаспектно, оно до сих пор пополняется ранее не публиковавшимися работами, остается еще далеко не исследованным. Его творчество постоянно обогащалось, углублялось, оттачивалось. Поэтому всестороннее и достаточно полное освещение даже одной из сторон его творчества в небольшой по объему статье, конечно же, невозможно: ведь далеко не полная библиография его произведений, литературных источников о его творчестве, жизни и деятельности, художественных произведений о нем состоит из 2211 наименований. Деятельность Василия Александровича протекала не в самых благоприятных для творчества условиях: в условиях лицемерия, ханжества, морального разложения руководящих структур, всесильной власти идеологии, опутавшей и культуру, и науку. Кажущаяся незыблемость, нерушимость насквозь прогнившего строя не предвещала его скорого падения, и, естественно, для того, чтобы просто выжить, а тем более творить, требовалась определенная гибкость, включая умение приспосабливаться к сильным мира сего, обстоятельствам и, конечно же, неимоверная воля и мужество! Василию Александровичу приходилось учитывать идеологические руководящие установки, отвечать на нападки ретроградов от педагогики, малообразованных, но активных защитников «чистоты» советской педагогики, теории коммунистического воспитания, в рамки которой не всегда укладывались его мысли и дела. Все это дополнялось бесконечными изнуряющими разговорами с издателями и редакторами, объяснениями, убеждениями и т.д. Автобиография Сухомлинского Василия Александровича Родился 15 августа 1918 года в семье крестьянина-бедняка в селе Омельник Онуфриевского района Кировоградской области. Отец до революции земли не имел, работал у помещиков батраком. После революции родители получили 4 десятины земли и занимались сельским хозяйством, поступили в колхоз в 1929 году. Окончив в 1932 году семилетнюю школу, я поступил на подготовительные курсы при Кременчугском педагогическом институте, после окончания которых был зачислен на 1-й курс факультета языка и литературы этого института. После окончания 2 курса я оставил учебу в институте в связи с болезнью; начал с 15 августа 1935 года работать учителем украинского языка и литературы Васильевской 7-летней школы Онуфриевского района. Работая, продолжал учиться заочно в Полтавском пединституте, куда был переведен (на) факультет языка и литературы из Кременчугского пединститута. 15 ав­густа 1938 года был переведен в Онуфриевскую среднюю школу учителем языка и литературы в 8—10 классах и завучем, где работал до 17 июля 1941 года. Во время работы в Онуфриевской средней школе окончил заочно Полтавский педагогический институт. С 17 июля 1941 года до 17 июня 1942 года служил в Советской Армии (политруком роты 1241 стр. полка). В феврале 1942 года был тяжело ранен и до 17 июня 1942 года находился на излечении в госпитале. С 17 июня 1942 года по 29 марта 1944 года работал директором Увинской средней школы Удмуртской АССР. В феврале 1943 года был принят в члены КПСС. С 1 апреля 1944 года по 1 ноября 1947 года работал заведующим Онуфриевским райОНО; по моей просьбе был переведен директором Павлышской средней школы того же района, где работаю с 1 ноября 1947 г. по настоящее время В Павлышской школе я продолжал вести научную работу по педагогике, начатую еще до войны. В 1955 г. мне была присуждена ученая степень кандидата педагогических наук. В сентябре 1957 года был избран членом-корреспондентом Академии педагогических наук РСФСР. В мае 1958 года Указом Президиума Верховного Совета УССР мне было присвоено почетное звание Заслуженного учителя школы УССР. Имею 312 научных трудов по педагогике. По семейному положению — женат; жена работает учительницей Павлышской СШ. Имею детей — 1945 и 1946 г. рождения, они в настоящее время учатся в вузах. Мои два брата и сестра работают педагогами. Отец умер в 1942 году во время эвакуации в г.Наманган Узбекской ССР. Мать — пенсионерка, живет в Омельнике Онуфриевского района Кировоградской области. 3 декабря 1967 года. Сухие, официальные строки, констатирующие факты биографии, достаточно типичной для представителя поколения 30-х годов. А что за ними? Детские годы Сухомлинского совпали с гражданской войной. Время лишений, разрухи, людской вражды и ненависти. Едва отгремела война, началась коллективизация. Особенно тяжело протекала она на Украине. Обезлюдели, вымерли многие села. Болезни, голод... Далее годы террора против собственного народа, террора, охватившего практически все слои общества, особенно интеллигенцию. Затем Отечественная война с фашизмом, война жестокая и кровавая. Василий Александрович вынес ее, как говорят, «на своих плечах». Он уходит добровольцем на фронт и сразу же под Смоленском получает первое боевое крещение и первое ранение. В январе 1942 г. младший политрук Сухомлинский, защищая Москву, получает новое тяжелое ранение и чудом остается жив. Василий Александрович видел много горя, много ненависти, много человеческого зла и, возможно, поэтому часто повторял слова Рабиндраната Тагора: «Человек хуже зверя, когда он зверь». Но тяжелая жизнь не ожесточила душу Сухомлинского. Он всегда и во всем был доброжелателен и отзывчив, любил людей, старался пробуждать добрые чувства. Это сейчас мы читаем только хвалебные оды в адрес Сухомлинского. А тогда все было иначе. В.А. Сухомлинский сполна испытал на себе гнет, силу и мощь адептов советской педагогики. Резкая критика в печати со стороны тех, кто определял политику государства в народном образовании, обвинения в «отступлении от общепринятых положений передовой советской педагогики», в «протаскивании идей мещанского индивидуализма», в «проповеди абстрактного гуманизма...». Все это, конечно, не проходило бесследно. Василий Александрович слишком рано ушел от нас, сполна отдав детям свое сердце. Нам же он оставил громадное педагогическое наследие, умные, добрые книги и немало загадок. Думаю, что прав С.Л. Соловейчик, хорошо знающий творчество Сухомлинского и много сделавший для популяризации его наследия. Он пишет: «Сухомлинский не так прост, как иным кажется при беглом чтении. Это педагог мирового класса... Он так же загадочен, как и все воспитание» (Первое сентября. 1993. 28 сент.). Да, много загадок оставил нам Сухомлинский, и я согласен с М.И. Мухиным: «Наш долг двигаться по пути разгадок того великого и неординарного, что оставил нам В.А. Сухомлинский». Каковы истоки педагогической системы В.А. Сухомлинского? Исследователи подчеркивают огромное влияние на него идей великого французского просветителя XVIII в. Жан Жака Руссо, что истинное воспитание — это идеальная гармония взаимоотношений учителя и ученика, в едином порыве стремящихся к познанию добра и красоты. Несомненно, глубокое влияние на формирование взглядов В.А. Сухомлинского оказали и такие выдающиеся мыслители и педагоги прошлого, как Песталоцци, Дистервец, Оуэн, Л.Н. Толстой, К.Д. Ушинский. Сухомлинский обладал удивительной способностью, впитывая идеи предшественников, перерабатывать этот огромный опыт с позиций гуманизма, не на йоту не отступая от гуманистических принципов. Так, Василий Александрович активно и бескомпромиссно выступал против наказаний в школе: «Я не из пальца высосал ту истину, что наших советских детей можно воспитывать только добром, только лаской, без наказаний...», «Сколько я буду жить, столько буду проверять в своей школе правдивость истины, в которую я искренне и глубоко верю: человека можно воспитывать только добром» (Юность. 1972. № 4). И в педагогической теории, и в повседневной практике он отстаивал центральное определяющее положение, своей педагогики, своей жизни: гуманное общество могут построить только гуманные, добрые, мудрые люди, а воспитать таких людей могут только вдумчивые, умные учителя, владеющие идеями и методами гуманной педагогики. В.А. Сухомлинский любил творчество Федора Михайловича Достоевского и часто обращался к нему. В философии Ф.М. Достоевского его привлекало отношение к человеку как к высшей ценности. В.А. Сухомлинский постоянно культивировал у своих учеников способность к сочувствию, состраданию. И это у него от Ф.М. Достоевского. Вот что писал он своей дочери: «...Когда я рассказываю ребятам о его произведениях, мои мысли заняты не столько самим содержанием романа, сколько тем, как его воспримут воспитанники, что они будут думать о себе... Эта мысль не выходит у меня из головы и при подготовке к уроку, и на самом уроке. Я все время думаю, как пробудить в сознании учеников гражданские мысли: что же такое истинный человек? Что такое честь, совесть, достоинство? Что обо мне думают люди? Для чего я живу на свете? Изучение произведений Достоевского важно не столько для того, чтобы ученики могли бойко рассказать содержание изученного, сколько именно для того, чтобы в их сознании возникли подобные вопросы. Без этого нет самовоспитания, а значит, немыслимо и гражданское воспитание...» (Избр. произв. Т.5. С. 397— 398). Огромное влияние на становление и развитие педагогических взглядов В.А. Сухомлинского оказали творчество и жизненный подвиг Я. Корчака, с работами которого («Как любить ребенка», «Когда я снова стану маленьким») он ознакомился еще до войны. В книге «Сердце отдаю детям» Сухомлинский писал: «...Януш Корчак, человек необыкновенной нравственной красоты, писал в книге «Когда я снова стану маленьким», что никто не знает, больше ли получает школьник, когда смотрит на доску, чем когда непреоборимая сила (сила солнца, поворачивающая голову подсолнечника) заставляет его взглянуть в окно. Что полезнее, важнее для него в тот миг — логический мир, зажатый в черной классной доске, или мир, плывущий за стеклами? Не насилуйте душу человека, внимательно приглядывайтесь к законам естественного развития каждого ребенка, к его особенностям, стремлениям, потребностям. Мне запомнились на всю жизнь эти слова из маленькой книжечки в серой обложке на польском языке. Когда я вскоре после войны узнал о героическом подвиге Януша Корчака, его слова стали для меня заветом на всю жизнь. Януш Корчак был воспитателем сиротского дома в варшавском гетто. Гитлеровцы обрекли несчастных детей на гибель в печах Треблинки. Когда Янушу Корчаку предложили выбрать жизнь без детей или смерть вместе с детьми, он без колебаний и сомнений выбрал смерть. «Господин Гольдшмидт, — сказал ему гестаповец, — мы знаем вас как хорошего врача, вам не обязательно идти в Треблинку». — «Я не торгую совестью», — ответил Януш Корчак. Герой пошел на смерть вместе с ребятами, успокаивал их, заботясь, чтобы в сердца малышей не проник ужас ожидания смерти. Жизнь Януша Корчака, его подвиг изумительной нравственной силы и чистоты явились для меня вдохновением. Я понял: чтобы стать настоящим воспитателем детей, надо отдать им свое сердце». Сухомлинский В.А. Избр. произв.: В 5 т. Киев, 1979—1980. — Т. 3. - С. 14—15). Читая Сухомлинского, задумываясь над истоками его педагогического творчества, невольно задаешь себе вопрос: что же главное, определяющее в его педагогике, какова движущая сила его творчества. Этим главным и определяющим была ЛЮБОВЬ к ребенку. Этот вывод наводит на мысль о глубоких христианских истоках творчества В.А. Сухомлинского, о его внутренней вере в истинно христианскую любовь к ближнему, истинно христианское всепрощение. В Евангелие от Матфея (22:36—40) мы читаем: «Учитель! Какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим»: Сия есть первая и наибольшая заповедь; Вторая же подобна ей: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя»; На сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки». Так и в педагогике Сухомлинского. Возлюби ребенка — бесспорно, величайшее и определяющее положение его педагогической концепции, ключ к пониманию всех его педагогических размышлений и экспериментов. «Что самое главное было в моей жизни?» — спрашивал Василий Александрович себя в предисловии к книге «Сердце отдаю детям». Без раздумий отвечал: любовь к детям. Не случайно ведь и книга названа «Сердце отдаю детям». Эта заповедь — отличительный признак гуманистической педагогики. Именно величайшая гуманистичность педагогики В.А. Сухомлинского привлекла к нему не слабеющий интерес во всем мире. Его работы изданы на английском, немецком, французском, польском, испанском, японском и многих других языках. Российские педагоги, Российская академия образования вправе гордиться В.А. Сухомлинским, членом которой он состоял. Вся деятельность В.А. Сухомлинского протекала в педагогическом пространстве, состоящем как бы из двух миров — из мира социалистической педагогической обыденщины (сильных мира сего, в том числе деятелей в области образования, педагогики, издательского дела) и собственно мира образования — школы, детей. И если с первым миром поневоле приходилось сотрудничать, если в первом мире, где процветали не самые человечные отношения, не грех было и слукавить, чтобы выстоять для продолжения работы, развития своих идей или просто выжить, то во втором мире кривить душой, а тем более лукавить было нельзя. В этом втором мире Сухомлинский по-настоящему жил, этому второму миру он был открыт полностью, ему он был беспредельно предан. Этому второму миру он без остатка отдал свое сердце. И он добился признания и небывалого для педагога почета — Звезда Героя Социалистического Труда, два ордена Ленина, медали К.Д. Ушинского и А.С. Макаренко, Государственная премия УССР и др Власть стремилась кнутом и пряником вогнать Учителя в привычный ряд пропагандистов идей марксизма-ленинизма. Вот как характеризуется деятельность Сухомлинского в 25-м томе третьего издания БСЭ (1976): «Разрабатывал вопросы теории и методики коммунистического воспитания в школьном и семейном коллективах, всестороннего развития личности учащихся, педагогического мастерства, а также пропагандировал идеи советской гуманистической педагогики». В предисловии редакционной коллегии к наиболее полному пятитомному собранию его избранных произведений эта мысль ужесточается. На поставленный самими авторами предисловия вопрос: «Что же было главным в теоретической и практической деятельности выдающегося педагога?» — дается такой ответ: «Основное, самое важное заключение в том, что В.А. Сухомлинский был талантливым пропагандистом идей марксистско-ленинской педагогики». (Сухомлинский В.А. Избр. произв.: В 5 т. — Киев, 1979—1980. Т. 1. - С. 20). Учителю-фронтовику из далекого украинского села только за это было позволено иногда высказывать крамольные мысли, заботиться о духовном мире детей, сеять в их душах вечное, доброе, человечное, осуществлять глубокий индивидуальный подход в условиях всеобщего единства (а на самом деле одинаковости) школы, однообразия содержания, средств и методов обучения. Осознавал ли сам Сухомлинский двойственность своего состояния, поведения и творчества. Возможно, длительная практика нелегкой борьбы и жизни, проб и ошибок выработала в нем неосознаваемые защитные механизмы мышления и деятельности. Но на каком-то этапе своей жизни Василий Александрович не только почувствовал эту двойственность, но и сознательно действовал определенным образом во имя недопущения постороннего, чиновничьего вмешательства в мир, в котором он жил, во имя которого творил. И он победил. Он, один из немногих теоретиков и практиков образования, не только сохранил, уберег, но и развил гуманистическую традицию в педагогике, передал ее педагогам новых поколений. С какой надеждой ожидал Василий Александрович социальных и политических перемен в нашей стране, надеясь, что можно будет открыто «во всеуслышание» сказать правду о системе образования, педагогической науке, о тех, кто руководит ею, о школе будущего. К сожалению, Василий Александрович не дожил до этого времени. Только сейчас в России создаются предпосылки для расцвета истинно прогрессивной гуманистической педагогики, истинно гуманного образования. И именно сейчас мы снова и снова обращаемся к наследию Сухомлинского. В России всегда были борцы разного типа. Одни активно и открыто выступали против правящей государственной идеологии и ее влияния на общество. Они становились диссидентами. Таких людей отлучали от дел, высылали, заключали в тюрьмы, лагеря и психиатрические больницы. О них писали в подпольной печати, сообщали «голоса». Однако влияние их на умы и души людей было ограниченным. Но были борцы и другого рода. Найдя приемлемую для себя и, главное, для системы форму изложения, они проповедовали идеи, пробуждающие человеческое в человеке, низвергающие принципы тоталитарной идеологии. Влияние этих деятелей культуры и науки на людей было огромно, их вклад в борьбу с тоталитаризмом был не менее весом и существенно более эффективен. Думаю, что к борцам второго типа можно отнести и В.А. Сухомлинского Гражданская позиция Сухомлинского, как, впрочем, и все его педагогические взгляды и творчество, не оставались неизменными. Они существенным образом менялись по мере проникновения в сущность гуманистических идей, по мере роста его популярности и авторитета в научно- педагогическом обществе по мере расширения его известности в обществе. Постепенно Василий Александрович отказывается от камуфляжа с помощью искусственно притянутых цитат, ссылок на авторитет политических деятелей и все более открыто и последовательно исповедует идеи гуманистической педагогики. Это особенно проявляется в работе последних лет его жизни «Как воспитать настоящего человека», «Рождение гражданина», последних статьях, письмах коллегам и друзьям. По своей сути Василий Александрович всегда был последовательным борцом против тоталитарной педагогики, стремящейся воспитывать послушных бессловесных «винтиков» тоталитарного государства. Он постоянно подчеркивал, что попытки руководить «приказом, требованием беспрекословного подчинения, организованной зависимостью не только обречены на провал, но и представляют собой источник лицемерия и двоедушия». «Там, где на таком фундаменте, — писал Василий Александрович, — пытаются строить коллектив, процветает ябедничество, наушничанье, обман» (Народное образование. 1967. № 2. С. 42). В сказках, новеллах, рассказах В.А. Сухомлинского ощущается внутренняя напряженная борьба за человеческое в человеке, противостояние угрозе дегуманизации человека. Все его педагогическое и художественное творчество как бы противостоит технократическому вызову, формирующему своеобразное мировоззрение, существенной чертой которого является примат средств над целью, цели над смыслом и общечеловеческими интересами, смысла над бытием и реальностями современного мира, техники над человеком и его ценностями. Он всем своим творчеством как бы противопоставляет технократическому вызову гуманистическую ориентацию, объявляющую человека высшей ценностью на земле. Средствами педагогики он пытался решать глобальные проблемы: Человек и мир, Человек и природа, Человек и общество, Человек и человек. Все его книги объединяют вера в общечеловеческие ценности и неповторимость человеческой жизни, талантливость и самобытность каждого. Творчество Сухомлинского многогранно и многоаспектно. Анализируя его, следует рассматривать различные грани таланта Василия Александровича — вдумчивого педагога-практика, творчески мыслящего воспитателя; глубокого, основательного ученого в области педагогики, высокообразованного человека, непревзойденного мечтателя и архитектора школы будущего. И удивительно, в его педагогические построения, теоретические модели веришь больше, чем в иные «научно обоснованные» и «экспериментально проверенные» педагогические диссертации, потоком проходящие через диссертационные советы и высшие аттестационные комиссии и комитеты. Еще более удивительно то, что многие педагогические воззрения Сухомлинского сбываются в условиях демократизации образования. Гуманистические идеи Сухомлинского неотвратимо проникают в школу. Воспользовавшись результатами исследований М.И. Мухина (см. Гуманизм педагогики В.А. Сухомлинского. М., 1994), изложим концептуальные положения и основополагающие принципы педагогической системы В.А. Сухомлинского, определяющие гуманизм его педагогики. Как подлинный гуманист Василий Александрович прекрасно понимал и постоянно отстаивал значимость всесторонности и гармоничности в развитии личности как целостном и системном образовании. Определяющее значение придает В.А. Сухомлинский системообразующему фактору — нацеленность всей учебно-воспитательной работы на формирование у школьников высоких нравственных качеств. Центральный стержень, без которого немыслима гармоничная, всесторонне развитая личность, по убеждению педагога, — это человечность в человеке. Именно к этому стержню привязывает он все, что приобретается ребенком в жизни вообще и в школе в частности. «Без нравственной чистоты теряет смысл все — образование, духовное богатство, трудовое мастерство, физическое совершенство» (Сухомлинский В.А. Этюды о коммунистическом воспитании // Народное образование. 1967. №2. С. 39). При этом Сухомлинский неоднократно подчеркивал, что средоточием нравственности является долг. Поэтому одним из оснований его педагогики является идея нравственного долга: человека перед человеком, обществом, Отечеством; отца и матери перед своими детьми и детей перед родителями; отдельной личности перед коллективом и перед высшими нравственными принципами. Ведущую роль в воспитании всесторонне развитой личности В.А. Сухомлинский придает необходимости превращения образования в важнейшую жизненную ценность. Его постоянно тревожили социальная деформированность общества, недооценка роли интеллигенции в общественном развитии, снижение уровня образования при переходе ко всеобщему обязательному среднему образованию, слабость кадрового и методического обеспечения школы, недостаточность материальных вложений в образование. В связи с этим павлышский педагог в своей системе воспитания всесторонне развитой личности постоянно работал над формированием у школьников неутолимой любознательности, стремления к практической готовности к образованию и самообразованию. - Неоднократно в своих работах В.А. Сухомлинский обсуждает проблему воспитания у детей правильного гармоничного взаимоотношения материальных и духовных потребностей, культуры желаний, раскрывает пути формирования психологической готовности к труду. Важное значение имеет актуальная мысль о том, что «истинная... связь труда и знаний заключается в том, что культура мысли воспитывает культуру взаимодействия человека с природой» (Избр. про-изв.: В 5 т. Киев, 1979-1980. - Т. 1. - С. 87). В докторском докладе В.А. Сухомлинского в связи с проблемой воспитания всесторонне развитой личности получает раскрытие тема необходимости формирования педагогической культуры семьи», основным методом формирования которой он считает «проведение этических бесед, посвященных высокой миссии матери и отца. Это беседы о любви и дружбе, браке, деторождении, воспитании детей» (Там же. С. 95). Педагог, очевидно, впервые в отечественной педагогике обсуждает проблему воспитания моральной зрелости как неотъемлемой составляющей воспитания всесторонне развитой личности интегрального личного качества. В это понятие автор включает гражданственность, идейную стойкость, верность убеждениям, готовность их отстаивать, зрелость мысли. Каждый новый день отделяет нас от того времени, в котором жил и творил В.А. Сухомлинский, но, как это всегда бывает, мысли и дела истинно великих людей со временем не только не устаревают, не только не отдаляются, но становятся все ближе, нужнее новым поколениям. Так и гуманистическая педагогика Василия Александровича Сухомлинского продолжает активно воплощаться и развиваться в жизни современной российской школы. И этот процесс необратим.

2.В.А.Сухомлинский о развитии самосознания школьников

Решение глобальных проблем конца второго начала третьего тысячелетий педагоги многих стран связывают с гуманистической педагогикой В.А.Сухомлинского, краеугольным камнем которой является любовь и уважение, доброта и чуткость, доверие и бережное отношение, неподдельная человечность и разумная требовательность к ребенку. На этих основах, по убеждению Василия Александровича, должна строиться жизнь школы, основываться отношения учителя и ученика. Путь от самопознания к самосознанию как способ «творить» в себе личность Многие склонны считать вопрос о природе и сущности, содержании и основных формах проявления самосознания, условиях, путях и средствах его развития лишь проблемой философов и психологов. Однако, как правильно заметил профессор А.А.Шнирман, прежде чем возникнуть как проблема философии и психологии, проблема самосознания уже стояла как проблема этическая, как проблема социальная и историческая. Не в меньшей мере, эта проблема педагогическая, но, к сожалению, мало разработанная. И в этой связи трудно не согласиться, что «формирование культуры самосознания сегодня не роскошь, предназначенная для избранной философской элиты общества, а общая социальная, даже шире общечеловеческая задача» (Чудновский B.C., Кржечковский А.Ю., Можейко А.А. Самосознание подростков с гармоничным и отклоняющимся поведением. - Ставрополь, 1993, -С. 3), ибо развитие самосознания -это один из кардинальных вопросов проблемы становления личности вообще. О степени ее зрелости можно с наибольшей точностью судить по уровню самосознания. Здесь наша точка зрения полностью совпадает с позицией И.И.Чесноковой, в частности, утверждающей: «В том, как личность представляет свое «Я», отражается мера ее осознания себя и уровень зрелости личности в целом». (Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. -М., 1977, -С. 4). Среди важнейших вопросов культуры самосознания личности одним из наиболее актуальных является вопрос об условиях, путях и методах его формирования у взрослеющей личности, то есть вопрос: при каких условиях и с помощью каких средств она, используя свои познавательные и другие возможности, постепенно приходит к осознанию своих действий и поступков, своих физических и духовных сил, своего отношения к внешнему миру, к окружающим и самой себе. Памятуя об этом, мы поставили цель выяснить, как он решался в педагогической практике В.А.Сухомлинского. Научить взрослеющую личность относится к себе как к человеку значит раскрыть одно из таинств мастерства воспитания. Постигая это таинство, павлышский педагог опирался на весьма удачное положение К. Маркса, суть которого заключена в следующих словах: «Я есмь Я, то есть человек сначала смотрится, как в зеркало, в другого человека. Лишь отнесясь к человеку Павлу, как к себе подобному, человек Петр начинает относиться к самому себе как к человеку». Силой же, способной побудить школьника взглянуть на самого себя, а затем и управлять самим собой с чего собственно и начинается настоящее воспитание - является учитель (в самом широком смысле). Ибо не секрет, что ребенок еще до того, как сделает первый шаг по земле, начинает сравнивать себя с теми, кто его окружает, предъявляя к нему свои требования. Исходя из этого, подчеркивал Сухомлинский, учитель должен быть для своих воспитанников, по выражению Тараса Шевченко, «апостолом правды и науки», в нем должно быть «гармоническое единство идеалов, ...убеждений, взглядов, увлечений, вкусов, симпатий и антипатий, морально-этических принципов в словах и поступках»(Сухомлинский В.А. Избр. произведения в 5 т. Т.1. С.620). Самосознание является продуктом а) развития, б) воспитания и в) обучения в определенных условиях и временных рамках. Сухомлинский подчеркивал: чтобы влияние школы было результативным (достигало поставленной цели), надо учитывать ряд обстоятельств его обуславливающих. И среди них одним из главных он назвал реализацию принципа, провозглашающего Человека высшей ценностью. Это означает, что школа должна раскрыть буквально перед каждым учеником «ту сферу творчества, в которой полностью расцветут его силы и способности, в которой он почувствует полноту счастья творения, счастья материализации своих способностей, счастья видения самого себя в результатах своего труда». Это в свою очередь достижимо при условии исключительного внимания и заботливого отношения к человеческой индивидуальности. В данной связи следует учитывать и тот факт, что не каждый воспитанник обладает теоретическим мышлением и может стать математиком или физиком, филологом или историком. Но каждый воспитанник -это Человек. И в нем, как в тысячегранном алмазе, обязательно есть та грань, в которой «прячется источник счастья творения». Задача учителя своевременно заметить ее и, гармонизировав свои усилия с усилиями ученика, тонкими и умелыми действиями помочь ей засверкать. Замечено, что дети по природе своей -оптимисты. Характерным для них является мировосприятие светлое, солнечное, жизнерадостное. Оптимизм для детей то же самое, что игра красок для радуги. Как без игры красок нет радуги, так и нет детства без оптимизма. И это постоянно учитывал Сухомлинский, решая проблему развития самосознания детей. Ученый в своих изысканиях исходил также из того, что самосознание как процесс проходит ряд этапов: от самопознания к оценке и самооценке, а от последней к самовоспитанию, самовыражению, и далее к регуляции собственного поведения, поступков, действий. При этом педагог заметил, что результативность указанного процесса во многом предопределяет его первый этап -развитие самопознания детей. Богатый опыт убедил Сухомлинского, что настоящим человек становится лишь «когда он научается пристально всматриваться не только в окружающий мир, но и в самого себя, когда он стремиться познать не только вещи и явления вокруг себя, но и свой внутренний мир, когда силы его души направлены на то, чтобы сделать себя лучше, совершеннее» (Сухомлинский В.А. Избранные произведения. В 5 т. Т.5. С.22). В то же время повседневная школьная практика показывает, что, несмотря на то, что ученик многое познает и знает, он вместе с тем практически не познает и не знает себя. Решая проблему развития самосознания школьников, ученый исходил из важнейшего концептуального положения: «настоящее воспитание образованных людей невозможно без познания человека»(Сухомлинский В.А. Избранные произведения. В 5 т.Т.1.С.511). Будучи убежденным в том, что познание человека -это основа жизни коллектива и личности, павлышский педагог выстраивал учебно- воспитательный процесс таким образом, чтобы его воспитанники на уроках и внеклассных занятиях, постигая суть человека, его деяния, любуясь и восхищаясь красотой и величием этого ни с чем несравнимого чуда природы, всматриваясь в себя с позиции познанного, постепенно «проходили» тяжелый путь к себе; чтобы всесторонне познавая себя и одухотворяясь, стремясь быть совершеннее, «строили» свое «Я». При этом педагог учитывал тот факт, что потребность познать самого себя усиливается именно в юношеские годы. Шестнадцати -семнадцатилетние намного глубже осмысливают и точнее оценивают нравственную сторону своего мироздания и исходя из этого определяют свое место в настоящем и заглядывают в будущее. Мысли о будущем активизируют их деятельность, в процессе которой они проверяют адекватность своих поступков и правильность выбора. Особенно важно отметить то, что происходящие изменения в развитии самосознания учеников положительно влияют не только на их объективную оценку своего «Я», но и побуждают энергичнее развивать хорошие начала. В этот период старшеклассники в мыслях создают собирательный образ героя -свой идеал; глубже осознают и переживают личное достоинство; в большинстве своем управляют своими эмоциями; дают правильную оценку побуждениям; все больше заботятся о воспитании в себе высоконравственных чувств. Учитывая это, Сухомлипский вносил существенную коррекцию в работу с ребятами данного возраста. На первый план в его концепции выдвигалось самовоспитание. Многолетний опыт убедил павлышского педагога в том, что «способность быть судьей собственной души»(Сухомлинский В.А. Избранные произведения. В 5 т. Т.1. С.633) наиболее эффективно вырабатывается в коллективе. Силу коллектива педагог-новатор усматривал прежде всего в том, что тот способствовал выработке объективного отношения воспитанников к самим себе, формированию умения правильно выявлять и оценивать свою гражданскую сущность. При этом основной труд учеба оценивалась с гражданских позиций и рассматривалась как гражданский долг, что непременно сказывалось на повышении результативности учения. Работа мыслей, чувств в обозначенной выше связи побуждала школьников больше внимания уделять самовоспитанию, способствовала их самоутверждению. И если сейчас все отчетливее в сознание людей внедряется мысль о приоритете личного, то во времена, когда жил и творил В.А. Сухомлинский, все было несколько иначе. Педагог, в частности, довольно эффективно проводил в жизнь идею о гармонизации личных и общественных интересов. Практика убедила его в том, что участвуя в жизни коллектива и общества, развивая экономический базис, создавая материальные и духовные ценности последнего, человек вместе с тем создавал и самого себя. Понимая, что корень дерева, именуемый гражданственностью, кроется в материализации благородства, моральной красоты, в труде, во взаимоотношениях с людьми, Сухомлинский направлял свои усилия на то, чтобы, творя благо, красоту для других, ребенок переживал бы глубоко индивидуальное чувство радости, доводил его до вдохновения. Он заметил и такую закономерность: чем глубже ребенок переживает тревогу, волнения, заботу о благе, счастье, красоте, радости для людей, общества, тем больше предпосылок появляется у него для полноценного развития его самосознания. В этой связи ученый особое внимание акцентировал на периоде отрочества. Он создавал условия, при которых подростки, как в зеркале, видели себя в созданных их руками ценностях: было ли это посаженное дерево или куст сирени, сделанная утварь для уборки квартиры или починенная изгородь у одинокой старушки. Важно, что при этом подросток испытывал гордость, а она в свою очередь была незаменимым средством пробуждения желания стать еще лучше. Последнее же, по Сухомлинскому, это основа гражданской совести. Педагог акцентировал на этом внимание еще и потому, что период отрочества, как известно, отличается особенным строем мышления. Для подростка характерно соотносить все, что совершается в его окружающем мире, что он узнает на уроках, о чем читает, со своим «Я». Его занимают мысли и о совершаемом вокруг, и о нем самом. Самонаблюдения, самооценка вскрывают доселе не замечаемые им противоречивые явления. Подросток вдруг открывает для себя истину: он оказывается такая же личность как отец, учитель, любой взрослый человек. В школьной жизни Павлыша, с ее моральными богатствами и ценностями, ребята всегда имели возможность видеть себя глазами других. Порой им становилось стыдно самих себя. Наедине с собой они переживали, что подумают об их предосудительном поступке окружающие. Эмоциональная самооценка становилась благодатной почвой для «внутренней» работы ребят, побуждала их к самосовершенствованию, способствовала самоутверждению. Отдавая должное самооценке, как важному этапу в развитии самосознания, Сухомлинский постоянно оттачивал это качество у своих воспитанников. Незаменимыми здесь были диспуты. Безграничным полем для дискуссий была, в частности, тема «Что представляет собой наш жизненный опыт?» Она интересна тем, что каждый участник дискуссии как бы со стороны смотрел на себя, подвергая анализу то, что он делает, как поступает. Это был разговор об идеях и идеале через призму личного восприятия участников дискуссии. В споре каждый как бы подводил итог, что он сделал. И здесь без самооценки не обойтись. Педагог нацеливал ребят, чтобы анализ проходил под углом зрения практических целей. А это и учеба, и то, кем быть, каким быть и др. Эпиграфом данной части спора Василий Александрович рекомендовал поставить слова А.Франца: «Чтобы переварить знания, надо поглощать их с аппетитом». Темами диспутов были и такие: «Человеческий идеал и идеальный человек», «Нравственность и красота» и др. Развитие самооценки детей Сухомлинский напрямую связывал с тем, какое отношение (т.е. оценку) сумеет сформировать у своих питомцев школа, как главный ваятель души человека, как она будет воспринимать окружающих. Каждый человек себя в чем-то выражает, будь то убеждения или взгляды, чувства или настроение, общение с людьми или отношение к чему-либо и т.п. И выражение это у каждого проявляется по-своему. Вся сложность проблемы заключается в том, что не так легко добиться, чтобы ребята выражали через них подлинно человеческую сущность. Как и в других, в этом вопросе, павлышский новатор исходил из стержневого положения о гармонии человека, которая «определяется тем, как соотносятся, уравновешиваются две функции человеческой деятельности -постижение объективного мира и выражение себя, своего субъективного мира»( Сухомлинский В.А. Логика воспитания). Поскольку объективная реальность была не в пользу данного положения: явно превалировала первая функция, то есть постижение объективного мира, ученик выражал себя (измерялся) в основном оценкой по предмету, то педагог искал адекватные пути разрешения данного противоречия. Учебно-воспитательный процесс он выстраивал таким образом, чтобы воспитанник имел возможность выразить себя а) как думающая, мыслящая личность; б) как гражданин; в) как труженик; и, наконец, -что самое главное, г) как человек. В.А.Сухомлинский придавал огромное значение реализации способности показать себя, усматривая в этом стержневой путь к самоутверждению личности. К примеру, уже в начале учебного года он говорил воспитанникам: «Будем готовиться к встрече с родителями». На таких встречах каждый демонстрировал свои умения и достижения. Ребят увлекало творческое начало задуманного дела, охватывал соревновательный дух. Каждому хотелось показать себя. Шла каждодневная работа, заметим, исподволь направляемая учителем. И вот настает долгожданный момент. Ребята в ожидании оценки сделанного ... Радости нет предела воплощенная задумка получает всеобщее одобрение и похвалу. Победа - и может быть первая! И досталась она благодаря напряжению волевых усилий. Ребенок учился подчинять второстепенные мотивы главным, ведущим, что укрепляло в нем чувство собственного достоинства. Он «вырастал» в своих глазах. И еще воспитанник делал при этом важное открытие: «Моральное достоинство человека, его место в обществе, успехи в труде находят свое проявление в общественном признании»"(Сухомлинский В.А. Избанные произведения. В 5 т.Т.3. С.350) Но мало «показать себя», надо вместе с тем, как явствует опыт павлышского педагога, учить ребят утверждать себя, и здесь не нужно искать какое-то универсального средства. Ибо полем (в практике В.А.Сухомлинского) для утверждения воспитанника как личности было преодоление лени и невежества, эмоционального бескультурья и примитивизма, эстетической убогости и эгоизма, поиск примеров для подражания, творение материальных и духовных ценностей и др. Помощь же учителя в самоутверждении воспитанника начиналась в сфере интеллектуального труда, так как именно здесь «пробиваются» первые ростки того, чем воспитаннику хочется «показать себя». Неслучайно учитель Сухомлинский связывал получаемые в школе знания по тому или иному предмету с науками, на основе которых построены таковые. При таком построении учебного процесса ученик не ограничивался «потреблением» знаний, а чувствовал себя пытливым исследователем. Павлышский новатор обратил внимание на такую закономерность: «Человек только тогда совершенствует себя, когда он выражает себя, своей увлеченностью как бы освещает путь другим»(Сухомлинский В.А. Избранные произведения. В 5 т. Т.1. С.181). Его педагогическая система была направлена на то, чтобы вызвать у каждого воспитанника стремление к выражению себя, чтобы достойное поведение одного было бы примером для других, а чье-то достижение вдохновляло остальных. Этому, в частности, способствовало то, что примерное поведение воспитанника в Павлыше, его успехи рассматривались как выражение гордости собой, выражение собственного достоинства труженика, а также, и что весьма существенно, постоянно вдохновляемая педагогом и его коллегами обстановка самовоспитания в школе. В многослойном процессе самовоспитания учителю- воспитателю принадлежит ответственная роль «дирижера и композитора, первой скрипки и главного ценителя мастерства других»(Сухомлинский В.А. Избранные произведения. В 5 т. Т.1. С.182). Отметим и то, что ученый предостерегал не смешивать понятия: «выразить себя» и «показать себя». Второе свойственно скорее людям с искаженным представлением о красоте поведения, о высоких чувствах, мыслях; им иногда хочется всего лишь покрасоваться. Идеалом воспитания Сухомлинский считал такое положение, при котором буквально каждый воспитанник становился бы главным в деле, в каком ему не было бы равных. И в этой связи он направлял усилия руководимого им педагогического коллектива на то, чтобы «добраться» до той жилки, с которой начинается неповторимость личности, ее талант. Павлышский педагог считал детство и отрочество периодами, когда происходит творение доброго имени человека.. По его мнению, уже к моменту вступления в юношеский возраст должна быть «прочная завязь личности», гордой от того, что она может себя в чем-то конкретно выразить. В эту пору происходит моральное, идейное и гражданское самоутверждение личности, вызревает ответ на вопросы: «Как жить?» «Каким человеком я должен стать?». Василий Александрович и его коллеги всячески стимулировали раздумья и поиски ребят. Вся их жизнедеятельность выстраивалась таким образом, чтобы она побуждала их еще активнее углубляться в свои мысли, в чтение, была катализатором все большего познания и осмысления явлений и процессов, происходящих в мире их окружающем и их самих, обогащения самосознания. Трудно представить подлинное воспитание без такой важной составляющей как самовоспитание. Ученый неоднократно подчеркивал, что только «воспитание, побуждающее к самовоспитанию» и есть «настоящее воспитание»(Сухомлинский В.А. Избранные произведения. В 5 т. Т.5. С.2). Постоянно познавая «себя в себе», «овладевая собой», говорил он, человек должен сам заниматься воспитанием своих чувств, дисциплинировать мысль и волю, вырабатывать уравновешенный характер. Вместе с тем, прямое побуждение ребенка к самовоспитанию, постоянные призывы «работать над собой» не дадут желаемого результата, если они не будут опираться на собственную активность ребят, на их потребность в «самоосуществлении». Коллектив Павлышской школы, придавая огромное значение самовоспитанию своих питомцев, разработал программы по многим его аспектам. Исходным самовоспитания было научение ребенка самоорганизации, то есть научение умению «заставить себя». Оптимальным периодом для этого В.А.Сухомлинский считал возраст с 7 до 10-11 лет, так как в детстве и раннем отрочестве ребята восприимчивы к советам старших и с интересом следуют им. Потеря этого времени, предостерегал педагог, чревата негативными последствиями. Решение проблемы «заставить себя», «победить самого себя» новатор начинал с самого простого: с дел, содержащих элементы игры. К примеру, утренняя зарядка: педагог не заставлял, а советовал ребятам испытать, проверить свою волю ежедневно подниматься в шесть часов утра (а летом в пять часов) и делать физзарядку, а затем принимать холодный душ, тем же, кто живет вблизи реки или пруда, купаться. Зимой всем рекомендовалось обтираться снегом и ходить по снегу босиком. В школе дети делились впечатлениями, рассказывали друг другу о том, кому уже удается «победить самого себя». Слушая одноклассников, каждый «примерял» себя, свои волевые усилия. А тем временем учитель советовал ребятам попробовать заставить выполнять домашние задания в утренние часы (с 6-ти до 8-ми часов). Постепенно дети начинали ощущать результаты своих волевых усилий и убеждались в том, что умственная работа в утренние часы многократно плодотворнее: за один час работы утром можно сделать в три раза больше, чем днем. Многолетняя педагогическая практика убедила Василия Александровича в том, что формирование положительных взглядов немыслимо без выработки у воспитанников определенной системы самовоспитания и самообразования. Однако тяга к ним будет проявляться в том случае, подчеркивал педагог, если воспитанник научится видеть себя, объективно оценивать моральный аспект своего поведения и свое «Я» в целом. Годы кропотливой работы позволили павлышским учителям определить общий круг поучений, побуждающих ребят к самовоспитанию в труде и учении. Их основной смысл в слеующих истинах, обращенных к воспитанникам: v без труда человек перестает им быть; личность выражает сама себя своим трудом; v обучаясь, школьник берет материальные ценности в долг у старшего поколения, но их надо будет отдавать; v оставляя себя в труде (продуктах труда -.), человек обретает счастье; v труд похож на восхождение на высокую гору, остановишься на полпути не достигнешь вершины; v надо жить так, чтобы уже в десятилетнем возрасте можно было увидеть плоды своего труда: растущее дерево, действующая модель и т.п.; v только тот, кто умеет думать работая, постигает тайну работы мысли; никогда не надо оставлять начатое дело; не следует удовлетворяться тем, что уже сделано, что уже знаешь.(Сухомлинский В.А. Избранные произведения. В 5 т. Т.2.С.653) Чтобы побудить ребенка к самовоспитанию в труде и учебе, Сухомлинский создавал атмосферу самовыражения, в которой ребенок, подросток, юноша или девушка «с изумлением и восхищением» видели «творение своих рук», находили в нем «самого себя». И неслучайно, как уже указывалось выше, гармоничность воспитания педагог рассматривал как соотношение, уравновешенность двух функций человеческой деятельности: «познание, постижение объективного мира» и «выражение самого себя», «своей внутренней сущности». При этом он подчеркивал: задача учителя состоит в том, чтобы содействовать выражению ребенка не только в отметках и баллах, ибо учение лишь частица его духовной жизни. Это делать тем более необходимо, если в сфере учения есть трудности. Для их смягчения, постепенного преодоления и, в конечном счете, для ощущения полноты духовной жизни важно способствовать самовыражению воспитанника в других, подвластных его умственным силам и способностям, сферах - тем самым утверждая нравственное достоинство взрослеющей личности, помогая ей пережить ни с чем несравнимое чувство человеческой гордости и счастья от того, что «я вижу себя в созданном мире», «я воплощаю» в этом свои интеллектуальные, физические, нравственные силы, «я могу преодолевать трудности и выходить победителем в борьбе за самого себя, за свою нравственную красоту и совершенство». То есть нужно, чтобы учение стало радостной, желанной деятельностью; ребенок «должен выразить себя прежде всего как труженик, как мастер, как неповторимый, самобытный творец, достигший в чем-то совершенства, ставший в каком-нибудь труде господином»(Сухомлинский В.А. Мысли о гармоническом воспитании). Выразив себя однажды в каком-то виде труда, подчеркивал педагог, ребенок непременно найдет в себе силы и будет стремиться преодолеть трудности в других сферах деятельности, в т.ч. в учебной. Это утверждение Сухомлинского перекликается с мыслью грузинского философа Иоанэ Петрици, заметившего, что надо «не только быть действующим по отношению к самому себе, но и бытие свое сохранить и совершенствовать через самого себя»(Гримак Л.П. Общение с собой. М.,1991. С. 3). Нравственное самовоспитание, по мнению новатора, основывается на 1) желании быть хорошим; такое качество возможно при условии воспитания субъектом 2) чуткости и тонкости своей души, которые в свою очередь воспитываются в процессе 3) познания человека, человеческого в окружающем мире. «Единство воспитания и самовоспитания, подчеркивал педагог, -начинается там, где человек, познавая человеческое (в окружающем мире), познает тем самым себя, учится смотреть на себя как бы со стороны...ему хочется быть лучшим»(Сухомлинский В.А. Избранные произведения. В 5 т. Т.2. С.651.). Мощным стимулом в практике Сухомлинского, побуждающим ребят по-настоящему заниматься самовоспитанием, была забота воспитанников о другом человеке, помощь старших младшим и т.п. Педагог в этой связи стремился к тому, чтобы детскими, техническими, сельскохозяйственными и иными кружками руководили сами школьники. К примеру, в кружке юных механизаторов, объединяющих детей начальных классов, ребята учились запускать маленький двигатель, управляли игрушечным автомобилем, монтировали модель электрифицированной железной дороги и т.п. Здесь труд сочетался с игрой. Руководитель кружка старшеклассник чувствует себя хозяином положения. Малыши с уважением относятся к нему, а тот посвящает их в таинства науки и техники. В кружке установились интересные отношения. Это и дружба ребят разного возраста, и забота старшего о младших, и взаимное обогащение. Вместе с тем, это и незаменимый источник самовоспитания ребят. Старшеклассник, видя творческое взросление детей, чувствовал удовлетворение, ибо в этом и его заслуга. А вместе с тем общение с малышами, желание всякий раз открыть, показать им что-то новое, увлекательное, вопросы ребят и, порой не простые, побуждали его овладевать все новыми и новыми знаниями и умениями. В свою очередь, наблюдая за своим старшим товарищем, малыши также стремились быть похожими на него. Вот это есть то состояние, когда воспитание сливается с самовоспитанием и которое Сухомлинский считал самым продуктивным в развитии самосознания человека. Павлышский педагог заметил закономерность: у детей, которые являются не только предметом заботы старших, но и сами о ком-то заботятся, что-то делают для других, добрые, возвышенные чувства развиваются быстрее. В этой связи в Павлыше стало традицией, что уже первоклашки начинали шефствовать над детьми, которые пойдут в школу через два-три года. Они учат их обуваться и одеваться, а когда их родители заняты, провожают и забирают из садика, учат с ними азбуку и т.п. Усилия педагогического коллектива школы постоянно были направлены на то, чтобы старшеклассники, подростки становились воспитателями младших школьников, заботились о них. Вкладывая духовные силы в своих маленьких друзей, ребята старшего возраста способствуют их развитию, а вместе с тем глубже познают самих себя, оценивают свои возможности и на этой основе более серьезно занимаются самовоспитанием. Одно из эффективных средств интеллектуального взаимообогащения ребят павлышский новатор видел в привлечении преуспевающих учеников к передаче своих знаний младшим товарищам. У тех развивалась жажда к знаниям, а первые, выступая с лекциями, проводя беседы, отвечая на вопросы, видели свои пробелы в знаниях, что стимулировало их к более усиленному самообразованию. Практика, таким образом, позволила Сухомлинскому убедиться в том, что лучшим средством самовоспитания ребят является их забота о другом человеке. Возрастающее желание ребят утвердить себя в добрых делах для других способствовало их прозрению: они лучше видели, понимали и ощущали хорошее и плохое в самих себе. «Настоящее воспитание, делает вывод педагог, начинается там, где человек чувствует себя уже не только воспитанником, но и ответственным за судьбу других людей»(Сухомлинский В.А. Избранные произведения. В 5 т. Т.3. С.510) . Важность самовоспитания определяется тем, что шире и глубже познавая окружающий мир, воспитанник вместе с тем все больше познает и самого себя, оценивает свой потенциал в разных аспектах жизнедеятельности, проверяет стойкость своих убеждений, сверяет поступки, поведение, самоутверждается. Стимулом же как самопознания, так и самоутверждения является идеал, то есть то, что восхищает, изумляет, воодушевляет ребят. Это последнее рождает стремление быть хорошим, что в свою очередь побуждает к самовоспитанию. И здесь трудно не согласится с В.С.Юркевич, высказавшей мысль о том, что в процессе самовоспитания человек совершенствует себя в соответствии с избранной целью, то есть его идеалом. Иначе говоря, «самовоспитание таково, каков нравственный идеал»(Юркевич В.С. Выполнить себя. М.,1980.С. 39) человека. Педагогическое руководство самовоспитанием в Павлыше заключалось в стимулировании волевых усилий, развитии здорового самолюбия детей, направленных на то, чтобы они учились заставлять себя трудиться, выполнять установленный режим, преодолевать трудности, подавлять слабость. Питательной средой для развития самовоспитания Сухомлинский считал коллектив, где каждая «человеческая неповторимость притягивает, привлекает, пробуждает желание подражать»(Сухомлинский В.А. Избранные произведения. В.5 т. Т.3.С.61). Коллектив, жизнедеятельность которого одухотворена высокими моральными и общественно значимыми целями, направленными на удовлетворение и развитие интересов каждого его члена, является той средой, в которой ребенок словно в зеркале видит себя. Воодушевленный трудом в коллективе, он утверждается в мыслях быть лучше. Самовоспитание как одна из индивидуальных граней личности начинает активно проявляется тогда, когда воспитанник, ощущая на себе продуктивное влияние коллектива, прилагает дополнительные усилия, чтобы стать лучше. «Способность быть судьей собственной души, способность стремиться к нравственной красоте и величию, подчеркивал Василий Александрович, вырабатывается только в коллективе»(Сухомлинский В.А. Избранные произведения. В 5 т. Т.1.С.633). Отмечая чрезмерную категоричность данного суждения, нельзя не согласиться, что указанная способность вырабатывается эффективнее как раз в группе взаимно признаваемых индивидов. Не секрет, что в любом детском объединении пребывают ребята на разных уровнях как умственного, так и нравственного развития. Уже одно это является благоприятной почвой оценивания и сопоставления своего «Я». Широко практикуемая коллективная духовная жизнь в Павлыше позволяла в каждый данный момент тому или иному воспитаннику посмотреть на своего товарища по совместной деятельности и заметить в нем то, что было незамечено еще вчера. Благодаря этому ребята, образно говоря, заглядывали сами в себя, оценивали, сравнивали сами себя. Заметив в товарище что-то красивое и возвышающее, они задавались вопросом: до­стиг ли я подобного, доступно ли оно мне и могу ли я завтра, как и мой товарищ, тоже стать лучше? Зароняли же в душу того или иного ученика искру мысли о самом себе учителя. И делали они это ненавязчиво, исподволь. Новатор считал коллектив незаменимым в вопросах разгадывания таинств «Я» своих воспитанников. С этой целью он создавал такие взаимоотношения в коллективе, при которых тот или иной воспитанник чувствовал бы большую ответственность за другого человека, за коллектив, за какое-то дело. Ибо, по его убеждению, только в ответственности, деятельности наиболее рельефно проявляется то, на что способен человек. Учитывал педагог и тот факт, что с развитием чуткости личности к собственному миру мыслей и чувств, с возрастания уважения к самому себе неминуемо ограничивается и сфера влияния коллектива на личность, так как «воспитание самоуважения закономерно ведет к расширению сферы личного, интимного, неприкосновенного»Сухомлинский В.А Этюды о коммунистическом воспитании). Среди источников, стимулирующих интерес к самовоспитанию Василий Александрович на одно из первых мест ставил до­верительные беседы с воспитанниками. При этом он заметил, что та или иная беседа с ребенком будет эффективной лишь в том случае, когда у того самого созреет желание открыть душу учителю. Такому же состоянию предшествует ряд условий. Среди них самым важным, по мнению педагога, является уверенность ребенка в том, что сказанное им во время беседы не будет использовано против него и что доверительный разговор останется в тайне. Каждая беседа это прикосновение к детскому сердцу. И такое прикосновение «должно быть нежным, самым искренним». Это, по Сухомлинскому, еще одно условие проведения индивидуальных бесед. Среди других условий Василий Александрович называл: умение выслушать жалобу, не усматривая в ее авторе плаксивого ябедника; следствием беседы никогда не должно быть наказание ребенка, открывшего душу учителю. Побуждающими к самовоспитанию были также «уроки мышления», «уроки творчества» и др. Красной нитью через все мероприятия проходила мысль о необходимости самосовершенствования, о возможности управлять своим умственным развитием и развитием эмоций, воли, мысль о власти человека над самим собой. Учитель Сухомлинский старался, чтобы услышанное и увиденное побуждало ребят соотносить идеальное, высокое, незыблемое со своей личностью, внимательно всматриваться в себя, анализировать собственное поведение, вырабатывать свою волю и, наконец, «делать» себя, «творить» в себе личность. При этом новатор исходил из основополагающего принципа педагогики принципа учета возрастных особенностей детей. Чтобы процесс самовоспитания не затормозился, чтобы на его развитие мог оказывать определенное влияние учитель, ученый учитывал ряд определяющих его обстоятельств. Среди них на первое место Василий Александрович ставил откровенные доверительные отношения между воспитанником и учителем. Только такие отношения открывали ему дорогу к сердцу воспитанника и надежду на то, что его «поучения» воспринимаются «как мудрость жизненного опыта». Откровение воспитанника с учителем -«это, -утверждал Сухо­млинский, -процесс взаимного облагораживания чувств и мысли». Следствием такого процесса является вытеснение примитивных чувств более тонкими, возвышенными. «Человек, как говорят в таких случаях: «Берет себя в руки». «Открыв свою душу, излив чувства и мысли», он убеждается, что и сам теперь «в состоянии изменить свое самочувствие, повлиять на себя»(Сухомлинский В.А. Избранные произведения.В 5 т. Т2.С.65). Именно такие моменты являются толчком к самовоспитанию. Второе обстоятельство находится в плоскости собственного становления воспитанника: зависимость определяется пониманием и переживанием самим воспитанником того, что «сегодня он стал лучше, чем вчера, что в его душу входит человеческая красота, и это вхождение красоты зависит в огромной мере от него самого, от собственной его воли»Сухомлинский В.А. Избранные произведения. В 5 т. Т2. С.66). Третье обстоятельство, как и второе, обуславливается осознанием учеником собственного становления, сливающегося с чувством его гордости за первые успехи, которые порождают у воспитанника уважение к самому себе. Последнее подводит нас еще к одному аспекту процесса самовоспитания самоуважению, детской интеллигентности, как его называл Василий Александрович. Следуя логике педагога, выходит, «что уважение к самому себе рождается из светлых интеллектуальных чувств», наполняющих ребенка, «из радо­сти познания». В них, по Сухомлинскому, источник детской интеллигентности, являющейся отражением умственного труда в эмоциональной сфере ребенка. Прикосновение к ней должно быть нежным как к капле воды, дрожащей на цветке. Решая проблему самовоспитания ребят, ученый не менее пристальное внимание уделял формированию и развитию потребности в самообразовании. Опыт убедил его в том, что в основе такой потребности лежат интересы и увлечения ребят. Опираясь на глубоко философский вывод С.Л.Рубинштейна, касающийся внешнего влияния на личность только через внутреннее, и дополнив его положением «нет в человеческом поведении ничего, что не имело бы своим стимулом внешнее, отраженное в глубоко личном, индивидуальном», павлышский педагог определил наиболее продуктивный путь воспитания и самовоспитания потребности в самообразовании, который шел от увлечения кружковой работой к книге, от книги к углублению познаний по интересующему вопросу, а затем к творческому труду.

Заключение

Во всем вышедшем из-под пера В. А. Сухомлинского —следовало бы видеть, образно говоря, «философию сердца», обращенную к людям всех возрастов и всех родов занятий. И если воспитание — это прежде всего постоянное духовное общение старшего с младшим, то главное в нем — творчество взаимных отношений. Точнее говоря, сотворчество. Василий Александрович не уставал повторять, что в воспитуемом любого возрастного уровня следует видеть и всячески поддерживать самостоятельно мыслящее и инициативно действующее существо и главное в воспитании — становление и развитие самовоспитания. Не формальные учительские усилия и не — тем более — «педагогическое» (в кавычках) насилие, какими бы благими намерениями оно ни мотивировалось, а искусство подобрать ключик к внутреннему миру воспитанника, чтобы этим ключиком завести на всю дальнейшую перспективу «механизм» интеллектуального и нравственного саморазвития, — таков основополагающий принцип. Дух самостоятельного поиска, вкус к решению разнообразных задач, а вместе с тем и нравственное сознание — вот что необходимо заложить в умы и сердца молодого поколения. «Воспитывать человека—значит воспитывать у него требовательность к самому себе. А это возможно лишь тогда, когда человека не ведешь постоянно за руку, но и предоставляешь его самому себе, чтобы он отвечал за самого себя, вырабатывал собственную жизненную позицию» . Как это делать? В. А. Сухомлинский говорил, что для этого следует учить молодого человека познавать себя и воспитывать себя, и цитировал порою великого писателя — мыслителя Ф. М. Достоевского: «Найди себя в себе, подчини себя себе; овладей собой» . Самовоспитание культуры, дисциплины, воли и мысли, повседневный самоконтроль, выработка характера, управление эмоциями — все это ребенок или подросток (а тем более юноша) может и должен под руководством старшего делать сам, все более познавая себя и овладевая собой. Но подобное возможно лишь при развитости души, чуткости к окружающим человеческим воздействиям, прежде всего к доброму слову, совету, ласковому или укоризненному взгляду. «Не может быть речи о самовоспитании, если человек привык к грубости и реагирует только на «сильное» слово, окрик принуждение». Для самовоспитания требуется выработка чувства собственного достоинства, уважения к самому себе, желания стать сегодня лучше, чем был вчера. Именно осознание собственного достоинства оказывается «точкой опоры», с помощью которой педагогический «рычаг» способен положительным образом перевернуть личность. Понимание же этого предопределяет и характер и стиль целенаправленных действий педагога, предполагает веру в лучшие стороны природы человеческой. Таким образом, воспитание по Сухомлинскому — это управление самовоспитанием, в организации которого вся суть педагогического искусства. «Если вы и ваш воспитанник стали друзьями, если вас объединяет взаимное доверие, если вы никогда не принесли своему питомцу зла, огорчения, тягостных переживаний, — вы имеете моральное право учить самовоспитанию, и ваши поучения будут восприниматься как мудрость жизненного опыта». Важнейшей задачей педагога Василий Александрович считал разжигание и сбережение в юном сердце огонька наполненных самосознанием светлых интеллектуальных чувств. Самовоспитание и любовь — явления тесно связанные, сопряженные. Симпатия, интерес, влечение к какому-либо предмету дают направление мыслям и чувствам. Сердечное отношение к окружающим людям побуждает к дей­ствиям, приносящим радость родным, близким, знакомым. С возрастом диапазон такого соотнесения становится шире — не случайно воспитание настоящего человека, гражданина В. А Сухомлинский связывал с воспитанием любви к Родине: «В годы детства, отрочества, ранней юности человек должен своими руками открывать родники общего счастья и блага, оберегать их. Я считаю исключительно важным, чтобы уже в детстве началась отдача гражданского долга обществу. Общественное должно стать для ребенка личным. Как раз с того момента, когда общественное становится личным, человек начинает отдавать долг за право брать из того источника, над истинной ценой которого он бы никогда не задумывался, если бы не увидел уже в детстве плоды собственного труда для общества». Непрестанное сопоставление, сравнение своих шагов с положительными примерами — неотъемлемое условие самовоспитания. Оно отшлифовывается, совершенствуется в ходе повседневных деятельных отношений с окружающими, во внимании к их нуждам и потребностям, в воспитательных усилиях к младшим, в принятии к сердцу всего, что затрагивало бы интересы тех, кто оказался вверен твоему попечительству. Только так формируется устойчивое моральное ядро в конституции нравственного сознания. На всю жизнь оно должно дать мощный духовный заряд неравнодушия к добру и злу, обеспечить способность верной ориентировки в сложных человеческих коллизиях. В воспитании положительной личности В. А. Сухомлинский видел воспитание такого стойкого, неодолимого морального начала, благодаря которому человек сам становится источником благотворного влияния на других — он творит вокруг себя доброе поле, распространяет здоровое влияние и, заражая своим примером других, одновременно утверждает еще более и в себе самом собственную нравственную основу. Жизнь В.А. Сухомлинского является образцом и примером организованности, воли, сознательного отношения к своему долгу, который состоял в служении людям через работу в науке, стремлении придать своей деятельности высший смысл.

Список литературы.

1. Сухомлинский В.А. Избранные произведения.: В 5 т. — Киев, 1979—1980. 2. Сухомлинский В.А. Избранные произведения.: В 3 т. — М., 1979—1981. 3. Сухомлинский В.А. Как воспитать настоящего человека. — М., 1990. 4. Сухомлинский В.А. Сердце отдаю детям. К.: Радянська школа,1987. 5. Гегель Г.В.Ф. Работы разных лет: В 2 т. —М., 1971. 6. Гуманистическая мысль, школа и педагогика эпохи средневековья и начала нового времени. — М., 1990. 7. Каменский Я.А. Избранные педагогические сочинения.: В 2 т. — М., 1982. 8. Корнетов Г.В. Гуманистическое образование. Тенденции и перспективы. — М., 1993. 9. Коротав В.М. Развитие гуманистических взглядов и убеждений. — Самара, 1994. 10. Корчак Я. Избранное. — Киев, 1983. 11. Лихачев Б.Т. Воспитание: необходимость и свобода // Педагогика. — 1994. - № 2. 12. Макаренко А.С. Педагогические сочинения.: В 6 т. — М., 1983—1986. 13. Монтень М. Опыты: В 3 кн. — М., 1979. 14. Мухин М.И. Гуманизм педагогики В.А. Сухомлинского. — М., 1994. 15. Мухина В. С. Психологический статус личности в различных социальных условиях: Развитие, диагностика, коррекция. — М., 1992. 16. Очерки истории школы и педагогики за рубежом. — Ч. 1. — М., 1988. 17. Песталоцци И.Г. Избранные педагогические сочинения. — М., 1985. 18. Равкин З.И. Сердце, отданное детям // Народное образование. — 1982. — № 1. 19. Родчант Е.Г., Зязюн И.А. Гуманист. Мыслитель. Педагог: Об идеалах В. А. Сухомлинского. — М.,1991. 20. Руссо Ж.Ж. Педагогические сочинения.: В 2 т. — М., 1981. 21. Соколова Н.Д. Развитие гуманистических идей в отечественной и зарубежной педагогики / Сост. А.И. Пискунов. — М., 1981. 22. Хрестоматия по истории школы и педагогики в России / Под ред. Ш.И. Ганелина. — М.,1974. 23. Хрестоматия по истории советской школы и педагогики / Под ред. А.Н. Алексеева, Н.П. Щербова. — М., 1972. 24. Шацкий С.Т. Педагогические сочинения.: В 4 т. - М., 1962-1965.