Каталог :: Педагогика

Реферат: Зрелая семья

     ЗАНЯТИЕ №4 Зрелая семья
Вопросы:
1.     Психологические проблемы зрелого брака.
2.     Изменение отношений с детьми в зрелом браке.
3.     Отношения между супругами в зрелом браке.
4.     Изменение отношений с прародителями.
Основная литература:
1.     Андреева Т.В. Семейная психология: учеб. пособие. – СПб.: Речь, 2004.
2.     Дружинин В. Психология семьи. – М., 1996.
3.     Ковалев С.В. Психология современной семьи. – М.: Просвещение, 1988.
4.     Основы психологии семьи и семейного консультирования: Учеб. пособие
для студ. высш. учеб. заведений / Под. общ. ред. Н.Н. Посысоева. – М.: Изд-во
ВЛАДОС - ПРЕСС, 2004.
5.     Психология семейных отношений с основами семейного консультирования:
Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Е.И. Артамонова, Е.В.
Екжанова, Е. В. Зырянова и др.; Под ред. Е.Г. Силяевой. – М.: Издательский
центр «Академия», 2002.
Дополнительная литература:
1.     Кратохвил С. Основные типы семейных проблем и их решение / Психология
семьи. Хрестоматия: учеб. пособие для факультетов психологии, социологии,
экономики и журналистики. – Самара: Издательский дом «БАХРАХ-М», 2002.
     

Психологические проблемы зрелого брака

Для семьи гораздо труднее, чем для отдельного индивида, определить границы «зрелости». Зрелость семьи определяют по разным критериям. Социологи в качестве критерия зрелости часто выбирают длительность существования семьи – как правило, не менее 7–10 лет. В некоторых психотерапевтических периодизациях зрелое супружество также определяется по длительности совместной жизни. В него включается период с 6- го по 14-й год либо с 10-го по 25-й год супружеской жизни. Возраст супругов – от 30 до 45–50 лет. В этом возрасте люди экономически активны, занимают стабильное общественное положение и в основном избавлены от необходимости серьезных материальных трат, направленных на обеспечение жизнедеятельности семьи. Отношения и быт устоялись. Зрелая стадия семейной жизни также, как и зрелый возраст индивида, - одна из самых продолжительных в жизненном цикле. Она длится с момента, когда первый ребенок становится относительно самостоятельным и поступает в школу, до момента, когда выросшие дети начинают покидать семью. Это период жизни семьи, когда правила и структура уже сформированы и ничего существенно нового, из-за чего они должны были бы измениться, не происходит. Наиболее важные задачи, с которыми семье предстоит справиться в этот период, связаны с воспитанием детей. Поэтому некоторые исследователи делят эту стадию жизненного цикла на две подстадии: «семья с ребенком-школьником» и «семья подростка», выделяя для каждой из них свои собственные задачи развития . Для семьи школьника они следующие: · перераспределение обязанностей; · проявление участия при наличии проблем с учебой; · распределение обязанностей по помощи ребенку при подготовке домашних заданий. Для семьи подростка: · перераспределение автономии и контроля между родителями и подростками; · изменение типа родительского поведения и ролей; · подготовка к уходу подростка из дома. Однако следует отметить, что, кроме задач развития, связанных с детьми, перед семьей в этот период стоят и другие, не менее важные задачи. Они связаны с перестройкой отношений между супругами и с изменением взаимодействия с прародителями. Необходимость перестройки взаимоотношений между супругами в данном периоде вызывается, скорее всего, не изменениями структуры семьи, а тем, что супруги вступают в зрелый возраст и проходят через первый возрастной кризис зрелости, который приходится на возраст около 30 лет. Этот фактор можно рассматривать как внешний по отношению к семье, тем не менее, его влияние на семейное благополучие очевидно. Кроме того, длительность супружеских отношений приводит к тому, что они приобретают налет обыденности – период «романтической» любви уже миновал. Изменение взаимодействия с прародителями также вызывается внесемейными факторами, а именно, их нарастающим физическим ослаблением в связи со старением.

Изменение отношений с детьми

Психологи подхода связывают начало этапа зрелой семьи с поступлением детей в школу. Этот момент считается очень важным в связи с тем, что семейная система начинает испытывать давление в виде обратной связи со стороны внешних систем – соседей и школы. Когда ребенок идет в школу, результат воспитательной деятельности родителей как бы выносится на широкое обозрение. Перед семьей встает задача научиться общению с этими новыми для нее системами: внешние границы семьи должны быть снова пересмотрены, чтобы ребенок мог приобретать опыт внесемейных контактов. Расширяя круг своего общения, ребенок вносит в семейную систему новые элементы. Бывая в домах своих друзей, ребенок узнает, что они живут по иным правилам, которые кажутся ему более справедливыми. Когда в дом приходят друзья ребенка, родители также могут видеть иные способы поведения детей, более зрелые и привлекательные. Это заставляет семью подвергать сомнению свои собственные способы взаимодействия с ребенком и переопределять внутрисемейные границы. Кроме того, увеличение автономизации ребенка в связи с его поступлением в школу заставляет родителей вспомнить о том, что когда-нибудь он вырастет и навсегда покинет дом – это усиливает внимание к супружеским отношениям. Такой подход вполне правомерен для американской психологии, так как в большинстве американских семей ребенок дошкольного возраста воспитывается в семье, и школа, куда он идет в 5-6 лет, является первой внешней системой, оценивающей воспитательную деятельность родителей. В российской действительности большинство дошкольников посещает детские дошкольные учреждения (детские сады), как правило, с 2 – 3 лет и проводит в них большую часть дня. В связи с этим, школа не является первой внешней системой, оценивающей уровень развития и воспитания ребенка. Чаще всего к моменту поступления в школу и сами первоклассники, и их родители оказываются знакомы между собой и имеют хотя бы минимальный опыт взаимодействия, так как школа, куда будет ходить ребенок, как и детский сад, обычно выбираются «по территориальному признаку», и первый класс может почти полностью состоять из бывшей группы детского сада. Тем не менее, поступление ребенка в школу является важным этапом в жизни семьи, так как родителям приходится столкнуться с переструктурированием жизни семьи. Оно происходит по следующим направлениям: · перераспределение обязанностей, или зон ответственности родителей; · переопределение внешних границ семьи; · переструктурирование времени; · переструктурирование физического пространства. Перераспределение обязанностей. Поступление ребенка в школу заставляет родителей вернуться к вопросам, связанным с распределением обязанностей: кто должен контактировать со школой, кто должен помогать ребенку в учении в случае возникновения трудностей и т. п. Если эти заботы берет на себя мать ребенка, то, возможно, родителям приходится перераспределять обязанности по выполнению домашней работы. Если оба родителя работают, а чаще всего именно так и бывает в российских семьях, то снова, как и при рождении ребенка, может вставать вопрос о том, что кто-то из родителей должен пересмотреть свой рабочий график, чтобы больше времени посвятить ребенку. Изменение рабочего графика может привести к существенным изменениям карьерных планов, например к необходимости смены места работы. Если мать вынуждена отказаться от работы, так как поменять рабочее место нет возможности, перед отцом может встать задача взять на себя все тяготы по материальному обеспечению семьи. Переопределение границ семьи. Нередко работающие родители, которые не хотят прерывать свою карьеру, обращаются за помощью к бабушкам и дедушкам. Помощь прародителей и их участие в воспитании ребенка могут нарушать внешние границы семьи. Помогая ребенку с учебой, прародители, чаще всего бабушка, считают, что получают тем самым право вмешиваться в воспитательный процесс. Часто их воспитательные воздействия идут вразрез с родительскими, они указывают родителям на «ошибки» в воспитании и т. п. Нередко бабушка пытается принять участие и в других сферах жизни семьи. Такая ситуация является потенциально конфликтной. Родители или один из них обычно недовольны этим вмешательством, но не могут его ограничить, опасаясь, что в этом случае прародители вообще откажут в помощи. Эта ситуация в определенном смысле возвращает семью к необходимости переопределения внешних границ и зон влияния членов расширенной семьи. Перераспределение времени. Перераспределение времени в семье связано с необходимостью учитывать режим обучения ребенка. Родители вынуждены перестраивать свой распорядок дня, так как в отличие от детского сада ребенок проводит в школе лишь незначительное время. Но при этом часть времени, проводимого дома, он должен посвящать выполнению домашних заданий, и в начале обучения оно может быть весьма продолжительным. Кроме того, ребенка надо отводить в школу и забирать из нее в строго определенные часы. Родители перестраивают свой распорядок дня таким образом, чтобы обеспечить ребенку и посещение школы, и выполнение домашних заданий. Даже если ребенок психологически готов к поступлению в школу, в начале школьного обучения лишь очень незначительное число детей понимает, что от учебной деятельности нельзя отказаться по собственному желанию или перенести ее на другое время. Перестраивая свой распорядок дня, родители тем самым показывают ребенку важность выполняемой им деятельности. Это в итоге формирует у ребенка ответственное отношение к учению, и он сам начинает планировать свое время таким образом, чтобы успеть выполнить домашние задания и отдохнуть. Перераспределение времени означает также, что теперь вся семья в целом должна планировать какие-либо совместные мероприятия таким образом, чтобы учитывать режим обучения ребенка. Например, отъезд из города во время учебного года даже на несколько дней становится невозможным, так как это означает пропущенные учебные занятия. Напротив, в каникулы и в выходные дни желательно обеспечить ребенку, возможность сменить обстановку и развлечься. Нежелательными становятся и поздние возвращения домой после каких-либо развлекательных мероприятий, и поздно оканчивающиеся приемы гостей. Переструктурирование физического пространства. С поступлением ребенка в школу для него должно быть организовано рабочее место, где он будет выполнять уроки и хранить учебные принадлежности. По возможности семья старается оградить это место от шумов и других отвлекающих моментов в то время, когда ребенок занимается. Это также помогает ребенку воспринимать учение как важную и необходимую деятельность. Все перечисленные трудности, с которыми сталкивается семья при поступлении ребенка в школу, являются, тем не менее, естественными и «обязательными» – через них проходит каждая семья. Большинство семей с ними вполне успешно справляется. Но в некоторых семьях могут возникать и специфические трудности, связанные с началом обучения ребенка. Они воспринимаются семьей как специфические и заставляют ее обратиться за помощью к профессионалам. При этом очень часто родители считают, что проблема у ребенка, в то время как на самом деле это в гораздо большей степени их собственная проблема или проблема одного из родителей. Можно выделить несколько наиболее типичных случаев. Первый связан с тем, что родители чрезмерно озабочены школьными успехами ребенка. Обращаясь за помощью к психологу, они жалуются на то, что ребенок не справляется с учебой, либо на недостаточную прилежность ребенка, либо на его нежелание учиться. Иногда какие-то из перечисленных особенностей или одна из них в действительности имеют место, но во многих случаях ребенок оказывается совершенно обычным, «среднестатистическим» ребенком. В «тяжелых» случаях поведение ребенка заставляет родителей обратиться к врачу-невропатологу: ребенок становится расторможенным, учителя жалуются на его невнимательность, на то, что он плохо ведет себя на уроках; у него наблюдаются перепады настроения, он агрессивен с другими детьми и т. п. Чаще всего дело в детско-родительских отношениях. Во многих случаях за озабоченностью успешностью ребенка стоит проблема собственной успешности родителей. Поступление ребенка в школу заставляет родителей задать себе ряд важных вопросов о будущем ребенка: к чему они его готовят в жизни, какое образование они хотят ему дать, каков должен быть уровень требований к результатам учения, как относиться к школьным оценкам, учить ли чему-либо помимо школьной программы и т. п. Ответы на эти вопросы базируются на личностных смыслах и жизненных ценностях родителей. В гармоничной семье к образованию относятся обычно как к важной жизненной ценности, учитывая при этом уровень возможностей ребенка. К ребенку предъявляются адекватные требования, его успехам радуются, но родительская любовь остается безусловной – она не зависит от уровня достижений ребенка. В дисфункциональных семьях поступление ребенка в школу может актуализировать проблему успешности у родителей. Родители, недовольные своим собственным положением, начинают предъявлять завышенные требования к успехам ребенка без учета его возможностей. Они пытаются «максимально развить» его, отдавая в многочисленные кружки и секции. Ребенок не справляется с чрезмерной нагрузкой, у него появляются перепады настроения и эмоциональные срывы, соматические нарушения; как защитная реакция может возникать отказ от учебы. Указания на то, что ребенок нормален и надо только снизить уровень нагрузки, родителями не принимаются. Хотя внешне родительское поведение выглядит типичным, его психологическая подоплека может быть различной, так как она связана с ощущением неуспешности родителя в различных областях: профессиональной, социальной, личностной (межличностной). Родитель, ощущающий собственную неуспешность в профессиональной области, бессознательно идентифицирует успехи ребенка со своими собственными. В этом случае он рассматривает ребенка: как продолжение себя, и успехи или неуспехи ребенка воспринимаются им как собственная компетентность или некомпетентность. Высокие успехи ребенка были бы для такого родителя подтверждением его собственных великих способностей, которые он не смог проявить из-за «неблагоприятного стечения обстоятельств». Поэтому если ребенок оказывается «обычным», «таким, как все», родитель переживает чувство глубокого разочарования. Успехи в учении ребенка или его обучение в престижной школе, секции может быть для семьи знаком престижа. В этом случае, даже видя, что нагрузки для ребенка непосильны, родители с трудом отказываются от своих требований к нему или от каких-либо «развивающих» программ. Мотивируется это чаще всего важностью образования. Под ощущением неуспешности в социальной сфере в данном случае имеется в виду неуверенность в успешном исполнении родительской роли. В этом случае успехи или неуспехи ребенка – это показатель «воспитательного» мастерства родителей. Если у родителей ребенка супружеские отношения нарушенные, то проблемы ребенка выполняют в семье важную стабилизирующую функцию: трудности ребенка позволяют родителям заниматься ими, не обращая внимания на свои собственные. В этом случае годится все: и реальная неуспешность, и мнимая. При этом проблемы ребенка могут объединять родителей либо выступать в качестве эрзац-отношений. Объединение родителей. Если у мужа и жены практически не осталось общих сфер взаимодействия, кроме воспитания детей, то проблемы ребенка вынуждают родителей объединяться для их решения. Эрзац-отношения. Если супруги не удовлетворены своими отношениями, у одного из них может возникнуть желание «посвятить себя детям» (как правило, в такой роли чаще выступает мать ребенка). «Проблема» ребенка, а еще лучше его «болезнь» показывают матери необходимость ее постоянного участия в жизни ребенка. Подобное родительское поведение может провоцировать возникновение у ребенка психосоматической проблематики. После этого ребенка настойчиво и безуспешно лечат. В системном подходе такой тип детско-родительского взаимодействия называется «сверхвовлеченностью». Во всех описанных случаях работа консультанта должна быть направлена на проблему успешности самого родителя, как правило, того, кто больше настаивает на высоком уровне требований к ребенку. Это касается и успешности в супружеских отношениях. Результатом работы должно явиться снижение уровня притязаний родителей к успехам ребенка и учет ими его реальных возможностей. Второй вариант типичной «школьной» проблематики представлен боязнью школы, нежеланием ребенка посещать школу. За таким поведением ребенка чаще всего также стоят проблемы родителей. Обычно это переживания матери, которая боится, что в школе ребенку будет плохо, так как ее собственный опыт обучения в начальной школе был травмирующим. И в этом случае работа консультанта направляется на коррекцию установок родителя. Когда дети достигают подросткового возраста, детско-родительские отношения вновь следует изменить. Семья сталкивается с конкурирующей группой – группой сверстников, которая имеет свои собственные взгляды на многие жизненно важные вопросы. Подросток может шокировать родителей непривычными ценностями или поведением. Компетентность подростка постоянно возрастает, и это дает ему больше оснований требовать изменения сложившихся в семье правил. Семья вновь сталкивается с необходимостью корректировки внешних границ. Родители должны предоставлять подростку больше автономии, так как они теперь не обладают всей полнотой власти и не являются единственной эмоциональной привязанностью подростка. Необходимо решить вопросы, в какой мере они могут влиять на дружеские связи подростка, насколько дом может быть открыт для его гостей, какие правила регламентируют возможность его отсутствия в семье в течение длительного времени и т. п. В подростковом возрасте навыки саморегуляции еще недостаточно развиты и подростки не всегда умеют соотносить собственное поведение с реальностью, поэтому предоставление слишком большой автономии может быть чревато неблагоприятными последствиями для самого подростка. Даже если подросток бурно отстаивает право на самостоятельность, предоставление ему полной автономии повергает его в чувство растерянности. Его опыт решения проблем еще очень ограничен и не дает ему необходимой уверенности и компетентности, и без помощи и поддержки родителей он чувствует себя покинутым.

Отношения между супругами в зрелом браке

Для отношений между супругами в зрелом браке характерно явление «вторичной негативной адаптации». Наиболее ярко оно проявляется в эмоционально- чувственной сфере. Любовь подвержена действию общего для всех чувств психофизиологического закона адаптации, по которому величина любого ощущения уменьшается при постоянном действии одного и того же раздражителя. Причиной адаптации выступает снижение степени новизны этого раздражителя, в связи с чем во избежание адаптации (для поддержания величины ощущения на высоком уровне) необходимо или увеличивать силу раздражения, или производить перерывы в раздражении, или же менять качество раздражения. Вторичная негативная адаптация проявляется в ослаблении чувств, их обесцвечивании, превращении в привычку, возникновении равнодушия. Осуществляется же она в трех основных сферах. Первая из них – интеллектуальная. Здесь происходит уменьшение интереса к другому супругу как личности (своеобразное ее исчерпание) вследствие повторения им в общении одних и тех же мыслей, суждений, оценок и т. п. Опасность интеллектуальной негативной адаптации существует для любого супружества, ибо определяется каждодневным и неизбежным общением мужа и жены, зачастую приводящим к своеобразному пресыщению друг другом. Следующая сфера вторичной негативной адаптации – нравственная. Именно здесь более всего проявляется негативное действие известного «эффекта нижнего белья»: неряшливого «рассекречивания» супругов друг перед другом, когда они начинают демонстрировать отнюдь не лучшие свои качества, мысли и поступки, использовать во время общения неприемлемые жесты и интонации и попросту показываться друг другу в таком виде, в котором никогда не рискнули бы прийти на свидание в период добрачного ухаживания. Наконец, третья сфера вторичной негативной адаптации – сексуальные отношения супругов. Низкая культура интимной жизни, легкая доступность близости и однообразие отношений друг с другом могут приводить к снижению взаимной привлекательности и падению полового влечения, что зачастую интерпретируется супругами с точки зрения присущих другому недостатков и в плане возможных измен. В практическом плане успешность преодоления супружеской парой испытания вторичной адаптацией определяется двумя факторами: постоянной новизной информации и межличностной (правда, не только межличностной) совместимостью. Существуют три главных условия борьбы со вторичной адаптацией. Первым условием является постоянная работа над собой, духовный рост, стремление постоянно поддерживать в глазах любимого свой престиж и статус. Вступление в брак ни в коей мере не должно истолковываться молодыми как конечная Цель, после достижения которой можно «расслабиться и отдохнуть», но, наоборот, должно рассматриваться ими как исходная точка борьбы за семейное счастье. А это значит, что супруги просто не имеют права останавливаться и своем развитии, а равно и переходить грань, при которой их глубокая личностная интимность, открытость навстречу друг другу будут мешать существованию семьи. Идеалы романтической любви, которые, несмотря на «достижения» сексуальной революции, начинают все более рассматриваться в качестве эталонных для современных браков, предполагают галантность и бережность, основанные на точном знании границ взаимной пристойности и привлекательности. Второе условие преодоления негативных последствий вторичной адаптации – это дальнейшее повышение культуры взаимоотношений супругов, последовательное воспитание в себе уживчивости, доброжелательности, чуткости, сдержанности и позволяющей избежать излишнего «рассекречивания» тактичности. Специфика вторичной адаптации просто предопределяет необходимость культивирования новой ступени в развитии семейного микроклимата – возвышающего уважения друг к другу, своеобразного воспитывающего преувеличения необходимых для счастья семейного союза достоинств другого в полном соответствии с мудрой мыслью М. Пришвина о том, что «тот человек, которого ты любишь во мне, конечно, лучше меня, я не такой. Но ты люби, и я постараюсь быть лучше себя». Наконец, третьим условием прочности семьи при угрозе негативной адаптации выступает повышение взаимной автономности супругов, их относительной свободы друг от друга. По сути это условие является естественным следствием все того же психофизиологического закона адаптации – временное прекращение действия раздражителя восстанавливает возбудимость нервного аппарата и увеличивает интенсивность ощущений при последующем раздражении, и давно уже нашло свое отражение в мировой культуре: в бессмертных строчках поэта «лицом к лицу лица не увидать, большое видится на расстоянии» и притче о двух влюбленных, которых в наказание заставили смотреть друг на друга, и этого оказалось достаточно, чтобы они очень скоро возненавидели друг друга. Однако мысль о необходимости временных разлук обычно с трудом находит свое место в головах супругов, в связи с чем советы специалистов по поводу форм относительной автономии – совместном молчаливом времяпровождении, «открытых» (т. е. основывающихся на свободном времяпровождении) днях и т. п. – обычно остаются ими не реализованными, что впоследствии губительно сказывается на прочности брака. На стадии вторичной негативной адаптации супругов возрастает значение автономности, предполагающей открытость семьи во внешний мир, определенную тактичную отстраненность друг от друга, взаимообогащение каждого из «Я» ради укрепления «Мы». Подобная отстраненность (ни в коем случае не предполагающая отчужденности) просто необходима браку. Снижение интенсивности внутрисемейного общения на стадии вторичной адаптации следует сопровождать увеличением общения внесемейного (желательно – совместного, чтобы в непривычной обстановке супруг мог вас увидеть с новой, неожиданной и интересной стороны). При этом не следует ревновать другого к его (ее) друзьям, поскольку, по данным социологов, именно отношение к ним зачастую может рассматриваться как показатель «счастливости» брака. Так, по данным многих исследований, женщины, считающие свой брак удачным, в большинстве случаев находят хорошими и друзей мужа. В отличие от них жены, признавшие брак неудачным, считали, что не менее половины друзей мужа являются плохими людьми. В некоторых случаях в период негативного приспособления может быть рекомендована даже временная разлука супругов, о полезности которой писал К. Маркс, отмечавший, что «...постоянное общение порождает видимость однообразия, при котором стираются различия между вещами. Даже башни кажутся вблизи не такими уж и высокими, между тем как мелочи повседневной жизни, когда с ними близко сталкиваешься, непомерно возрастают».

Изменение отношений с прародителями

На данном этапе жизненного цикла семьи ее внешние границы подлежат корректировке не только в связи с большей автономизацией подростка. Семья сталкивается с необходимостью оказывать помощь прародительской семье, чтобы компенсировать угасающие силы прародителей и утраты. С достижением ребенком подросткового возраста его родители, как правило, достигают зрелого возраста и должны играть роль связующего звена между поколениями – младшим (чаще всего, их собственными детьми) и старшим (своими родителями). Теперь они становятся поколением, на котором лежит ответственность за то, как идут дела. Теперь чаще всего на них, среднем поколении, лежит задача поддержания связей между членами расширенной семьи. Они следят за соблюдением семейных традиций, отмечают достижения, сохраняют семейную историю, собирают семью на праздники и поддерживают связи с теми членами семьи, которые живут далеко. Таким образом, зрелая семья берет на себя выполнение тех функций по отношению к расширенной семье, которые раньше выполняла прародительская семья. Связь со стареющими родителями включает в себя регулярное общение, воспоминания, обмен взаимной помощью. Многие пожилые люди продолжают оказывать финансовую помощь своим детям, но одновременно с этим и дети могут помогать своим родителям. Это становится особенно заметным в периоды кризисов, которые семья переживает в связи с какими-либо неблагоприятными обстоятельствами или чьей-то болезнью. Обычно на это время члены расширенной семьи учащают свои встречи, семья сплачивается для поддержки друг друга, но после того, как кризис проходит, все участники возвращаются к привычным моделям взаимодействия. К среднему возрасту отношения между прародителями и их детьми становятся более взаимными и равными, чем когда бы то ни было. Однако этот переход редко происходит гладко, обычно он совершается скачками в течение ряда лет; по некоторым данным, этот процесс может занимать от 20 до 40 лет. Прародители в течение многих лет привыкли заботиться о своих детях, опекать их. Это касалось не только их прав, но и обязанностей. С точки зрения типологии отношений, они находились в комплиментарных отношениях со своими детьми. Данный тип отношений совсем не просто перевести в разряд полностью симметричных отношений со взрослыми детьми, даже если прародители стараются это сделать. С годами определенный тип отношений фиксируется, связи становятся более ригидными, их значительно труднее изменить. Особенно явно это наблюдается в случаях, когда отношения между родителями и детьми в более молодом возрасте были авторитарными. Взаимные роли и обязательства при этом чаще носят формальный характер и меньше поддаются изменению. По мере старения прародителей между ними и их детьми должна произойти перемена ролей на противоположные. Перемена ролей означает, что теперь взрослые дети ответственны за физическое и психологическое благополучие своих родителей, как когда-то те отвечали за них. Если оба поколения не поймут, что перемена ролей является неизбежным явлением, то эти новые отношения могут вызывать обиду и возмущение у обеих сторон. Перемена ролей может быть причиной обострения внутри-личностных конфликтов. У детей, ухаживающих за престарелыми родителями и таким образом зависящих от них, может вновь актуализироваться конфликт между зависимостью и независимостью, хотя теперь эта зависимость имеет обратный знак. Всплывают старые детские обиды на родителей или другие проблемы взаимоотношений, имевшие место в семье, например отношения с братьями и сестрами. Весьма часто уход за родителями сопровождается чувством вины, которому взрослые дети не могут найти рационального объяснения. Оно может поддерживаться и порождаться родителями, которые напоминают своим детям, сколько хорошего они для них сделали за всю жизнь. Они могут также задаривать и захваливать своих детей, заботиться о них и стараться угождать им во всем. Часто манипулятивность подобного поведения оказывается столь явной, что вызывает у взрослых детей раздражение. Однако следует иметь в виду, что подобное поведение вызвано не злонамеренностью, а снижением способностей к конструктивному совладению в старческом возрасте. Старые родители, которые перестали работать и у которых круг социальных контактов и интересов значительно сузился, становятся эмоционально зависимыми от своих взрослых детей и таким образом пытаются удержать эмоциональную связь с ними. Необходимость ухода за родителями может обострять и проблемы отношений с собственными детьми, напоминая о том, что через некоторое время придется столкнуться с подобной же зависимостью от своих собственных детей. Все эти переживания, наряду с ролевыми конфликтами и реальной нехваткой времени, способны вызвать интенсивный стресс на этом этапе жизни семьи. Обычно большая часть забот о стареющих родителях падает на плечи дочерей, которые к этому времени становятся «женщинами среднего возраста». Эта закономерность прослеживается по всему миру и сохраняется даже в тех странах, где хорошо развиты социальные службы. Оказываемая помощь связана не только с эмоциональной или финансовой поддержкой, но заключается также в физической помощи в домашних делах, совершении покупок, перевозок и т. п. В большинстве случаев родители, имеющие дочерей и сыновей, ожидают помощи именно от дочерей. Женщина средних лет должна ухитриться одновременно удовлетворять потребности своих стареющих родителей и выросших детей, выполнять супружеские обязанности и следить за здоровьем мужа, а также учитывать интересы собственной карьеры и личные нужды. Это может приводить к перенапряжению женщины и сказываться на ее отношении к своей собственной семье. Тем не менее, если в этот период женщина еще имеет зависимых от нее детей, ее уровень напряжения ниже, и она легче справляется с необходимостью ухода за родителями.