Каталог :: Педагогика

Курсовая: Проблемы нравственно-религиозного воспитания

             Министерство общего и профессионального образования РФ.             
                    Череповецкий государственный университет.                    
                        Институт педагогики и психологии                        
                               Кафедра: педагогики                               
  Курсовая работа по истории образования и педагогической мысли на тему:  
     “Проблемы нравственно-религиозного воспитания (по работам Л.Н. Толстого)”
                           Выполнила: студентка                           
группы 4СОП-31
Мурашкина С.В.
     Научный руководитель:
Салтыкова Л.И.
     Отметка:
                                 Череповец, 2004                                 
                                Содержание                                
     Введение. 3
     Глава 1 Теоретические основы нравственно-религиозного воспитания. 6
     1.1     Сущность понятий «нравственное воспитание» и «религиозное воспитание»  6
     1.2     Характеристика периодов развития образования в истории России. 8
     1.3     Задачи нравственно-религиозного воспитания. 12
     Глава 2 Проблемы нравственно-религиозного воспитания в работах Л.Н. Толстого. 15
     2.1    Философско-педогогические идеи Л.Н. Толстого. 15
     2.2 Основные положения нравственно-религиозного учения Л.Н. Толстого. 21
     2.3 Влияние нравственно-религиозного учения Л.Н.
Толстого  на обучение и воспитание в современной школе. 25
     Заключение. 28
     Список литературы.. 31
                   Введение                   
Тема «Проблемы нравственно-религиозного воспитания (по работам Л.Н.
Толстого)» выбрана не случайно. В наше время, время преобразований  в
социальной и духовной жизни общества педагогические поиски Л.Н. Толстого
привлекают актуальностью проблем обучения и воспитания подрастающего
поколения. Глубокие изменения, происходящие в российском обществе, напрямую
затронули образование, которое переживает сегодня, по оценкам ученых и
учителей, государственных и общественных деятелей, глубокий кризис,
выражающийся не столько в материально-финансовом аспекте, сколько в
неопределенности целей и содержания образования. Важно не только увидеть
опасность нравственной опустошенности, на которую обрекают детей, подростков
и юношество нынешние дельцы массовой культуры, свободные бизнесмены индустрии
развлечений. Важнее предложить меры, которые позволят уберечь общество от
духовного «чернобыля», охранить подрастающие поколение от морального
уродства. Забота о духовном развитии детей и молодежи не может ограничиться
лишь реализацией социальной политики государственных органов. В период
кардинальной ломки устоев общества возрастает значение общественных движений
за сохранение непреходящих  духовных основ общества на базе общечеловеческих
ценностей. После любых общественных потрясений и деформаций,  кризисов и
нравственных трагедий общество выходит на новый виток своего бытия путем
возвращения к своим предтечам, их осмысления и широкого использования
накопленного предшественниками морального капитала. В истории всех наций и
народов накоплен бесценный опыт воспитания детей [7, с.44].
В раздумьях о новой школе в работах Л.Н, Толстого мы находим идеи и
разработки, которые словно отражают взгляды на вопросы современной
педагогики. Желание научить детей творчески мыслить, формировать их духовные
потребности и нравственные качества - все это заставило задуматься Л.Н.
Толстого о пути реформирования образовательной системы. К сожалению, в
изучении педагогических исканий долгое время существовали некоторые
методологические просчеты, как следствие прямолинейного толкования,
поверхностного отношения к философской специфике взглядов, замалчивание
непонятных положений. Например, идеи Л.Н. Толстого о религиозно-нравственном
воспитании долгое время замалчивались, как будто их просто не существовало.
Сегодня, во времена бездуховности и низкой общественной культуры воспитания,
нравственное воспитание на идеях гармонии и божественного начала очень
привлекательно и актуально.
Объект исследования – проблемы нравственно-религиозного воспитания.
Предмет исследования – идеи нравственно-религиозного воспитания Л.Н.
Толстого.
Задачи данной работы:
·        раскрыть сущность понятий «нравственное воспитание» и «религиозное
воспитание»;
·        охарактеризовать периоды развития образования в истории  России;
·        определить задачи нравственно-религиозного воспитания;
·        рассмотреть философско-педагогические взгляды Л.Н. Толстого;
·         раскрыть основные положения нравственно-религиозного учения Л.Н.
Толстого;
·        выявить влияние нравственно-религиозного учения на обучение и
воспитание в современной школе.
Методы исследования: теоретический, сравнительно-исторический, изучение и
анализ литературы, систематизация и классификация.
О Л.Н. Толстом писали многие ученые, педагоги и писатели. По мнению, Н.К.
Крупской, знать творчество Л.Н. Толстого нужно всем учителям, каких бы
взглядов оно не придерживались [2, с.72]. Н.В. Кудрявая, К.Н. Ломунов, Г.П.
Бердников пишут о взглядах Л.Н. Толстого на  гуманизацию образования. И. Н.
Андреева, Т.С. Буторина, З.И. Васильева раскрывают проблемы  свободного
воспитания, рассматривают идею «непротивления злу насилием». К. Н. Ломунов,
Е.Ю. Гончарова  изучают, какое влияние оказывают идеи Л.Н. Толстого  на
организацию учебного процесса в школе. Н.П. Семыкин, Н.В. Вейкман, С.Ф.
Егоров более подробно раскрыли нравственно-религиозное учение Л.Н. Толстого.
Несмотря на актуальность рассматриваемой темы, идеи Л.Н. Толстого  о
нравственно-религиозном воспитании долгое время замалчивались, в результате
оказались недостаточно изучены. Поэтому, их изучение является интересным и
важным с точки зрения анализа развития педагогической мысли.
     Глава 1 Теоретические основы нравственно-религиозного воспитания.
     1.1              Сущность понятий «нравственное
воспитание» и «религиозное воспитание»
Понимание нравственно-религиозного воспитания – одна из наиболее острых и
сложных педагогических проблем. Эта сложность объясняется целым рядом причин.
     Во-первых, объективной трудностью самих исследований истории, особенно ее
целостного изучения и понимания.
     Во-вторых, тем, что на изучение истории накладывают свой отпечаток
господствующие в науке (и шире — в обще­ственном сознании) концепции,
парадигмы, идеи, взгляды, установки, зачастую мешающие адекватному пониманию
явле­ний.
     В-третьих, и, может быть, самая главная причина — это то  колоссальное
воздействие, которое на наше общественное созна­ние оказал известный спор -
противостояние западников и сла­вянофилов. Суть первой позиции очень четко
определил, П.Я. Чаадаев, когда писал: «Начиная с самых первых мгновений нашего
социального существования, от нас не вышло ничего пригодного для общего блага
людей, ни одна полезная мысль не дала ростка на бесплодной почве нашей родины,
ни одна вели­кая истина не была выдвинута из нашей среды; мы не дали себе труда
ничего создать в области воображения, и из того, что соз­дано воображением
других, мы заимствовали одну лишь обман­чивую внешность и бесполезную роскошь».
[2, с. 265-267].
Отсюда уже логически следовало пренебрежение своей культурой и историей, и
напротив, преклонение перед культурой других, прежде всего западноевропейских
народов, и как следствие — требование все делать, или, во всяком случае,
по­нимать, оценивать по иностранным меркам, не задумываясь об их истине, их
применимости к нашим условиям.
Вторая позиция, теоретически оформившаяся в трудах А.С. Хомякова, а затем Н.Я.
Данилевского, напротив, исходила из признания превосходства российского пути
разви­тия над западноевропейским. В дальнейшем этот вопрос рассматривался в
трудах писателя и философа Лева Николаевича Толстова. Под влиянием взглядов
Толстого возникает религиозно-нравственное течение «толстовство», 
развивающее идеи преобразования общества путём религиозного и нравственного
совершенствования человека, всеобщей любви, непротивления злу насилием. Л. Н.
Толстой говорит, человек без религии «так же невозможен, как человек без
сердца» [15, с. 45].
Данная проблема вызывает большой интерес и в наши дни, и наиболее важно
рассмотреть современную трактовку понятий «нравственное воспитание» и
«религиозное воспитание».
В словаре Ожегова понятие религия определяется как одно из направлений
общественного сознания; сложившиеся непоколебимые убеждения, безусловная
преданность какой-нибудь идее, принципу, нравственному закону, ценности.
Воспитание - навыки поведения, привитые семьёй, школой, средой и
проявляющиеся в общественной жизни. Нравственность - внутренние, духовные
качества, которыми руководствуется человек, этические нормы, правила
поведения, определяемые этими качествами; система внутренних прав человека
основанных на гуманистических ценностях доброты, справедливости,
порядочности, сочувствий, готовности прийти на помощь [9].
Религиозное воспитание - совокупность духовных представлений,  привитые
семьёй, школой, средой и проявляющиеся в общественной жизни, основывающиеся
на вере в сверхъестественные силы и существа.
Нравственное воспитание – формирование нравственных отношений, способности к
их совершенствованию и умении поступать с учетом общественных требований и
норм прочной системы привычного, повседневного морального поведения [5,
с.23].
Можно сделать вывод, что нравственное и религиозное воспитание взаимосвязаны
между собой, так как они основаны на гуманистических ценностях.  Л.Н. Толстой
считает, что нравственное воспитание «есть всегдашнее руководство жизни,
вытекающее» из идей религиозного воспитание.
     1.2              Характеристика периодов развития образования в истории России.
Воспитание на Руси до принятия христианства осуществлялось преимущественно в
семьях — воспитание земледельцев и ремесленников. Особо было организовано
воспитание будущих дружинников и волхвов.
     С периода от принятия христианства до середины XIII в. утвердилась новая
идеология русского государства, соответственно — русского воспитания и
образования. В "Слове о Законе и Благодати" заложены духовные основы развития
российской государственности и образования. В этом смысле имя Илариона должно
стоять рядом с именами Владимира Великого и Ярослава Мудрого. Благодаря их
деятельности и деятельности других государственных и православных деятелей, в
ко­роткий срок на Руси была создана «целостная система» образо­вания от
начальной школы до «академии», которая существова­ла в форме государственных и
церковно-монастырских школ.
На Руси за короткий срок была сформирована образова­тельная система с
достаточно сложным содержанием, что объ­ясняется как политическими, так и
религиозными причинами: государству и церкви требовались не только
образованные, но и высоко образованные люди. Образование служило в первую
очередь целям духовного воспитания, которое включало православие, «светские»
искусства — грамматику, риторику, элементы народной, отечественной культуры,
прежде всего литературы. Основы содержания образования, разработанные в
начале XI в., просуществовали в русской школе едва ли не до конца XVII в.
Распад единого централизованного Киевского государства, хотя и повлек за
собой снижение темпов развития образования, но не остановил этот процесс,
особенно в таком высокоразвитом городе, каким был Новгород.
Страшнейший удар развитию русской культуры и образо­ванию нанесло монгольское
нашествие — достаточно сказать, что государственные школы в России
возродились только в XVII в.
С середины XIV в. начинается духовное и нравственное возрождение русского
народа, сделавшее возможным его политическое   освобождение   и
определившее    социально-экономический подъем российского государства.
Олицетворением этого возрождения стал Сергий Радонежский. Благодаря его
деятельности были заложены основы русского образования, включающие
православное и нравственное воспитание, утверждение семейного, соборного и
трудового начала в воспитании. Примечательно, что Сергию Радонежскому Россия
обязана вос­хождением гениев Епифания Премудрого и Андрея Рублева. Благодаря
деятельности Сергия Радонежского духовное и нрав­ственное воспитание было
выдвинуто на первый план российского образования.
Потребности общества, государства и церкви порождали потребности в более
широком образовании. Оно давалось в мона­стырях, церквях. Распространением
элементарной грамотности среди посадского и крестьянского населения
занимались мастера грамоты. Хотя потребности социальной жизни требовали
всемерного расширения и углубления образования, а решения об его  организации
принимались  высшими  органами (Стоглавый Собор), однако создать школы более
высокого уровня в XVI в. не удалось.
Из катастрофического смутного времени (конец XVI – начало XVII века) русский
народ вышел духовно обновленным, что позволило ему восстановить государство и
экономику. В этот период достаточно быстро идет развитие грамотности.
Начальные, элементарные школы открываются как в городах, так и на селе. К
концу века не только большинство духовенства и дво­рянства, но и многие
горожане были грамотными. Возрастает доля грамотных среди свободных крестьян,
но сокращается сре­ди крепостных. Развивается книгопечатание, растет спрос на
учебную литературу, особенно буквари. Возрождаются государ­ственные школы:
открывается правительственная школа (1632 г.) и школы при приказах
(Посольском, Аптекарском, Разрядном, Поместном, Пушкарном), при Оружейной
палате. Со вто­рой половины XVII в. создаются греко-латинские школы. В 1679
г. учреждается первое высшее учебное заведение в России -  Славяно-греко-
латинская академия.
     В XVIII — середине XIX вв. были заложены основы совре­менного
европейского образования в России. Реформы Петра носили не только политический,
но и просветительский харак­тер. С его именем связано приобщение российской
школы к ев­ропейской культуре. Им или по его приказам создается сеть школ:
начальные — цифирные, русские, адмиралтейские, гар­низонные, горнозаводские;
средние и высшие — школа матема­тических и навигационных наук, иноязычные,
медицинские, артиллерийская, инженерная школы, морская академия. Была
реформирована Славяно-греко-латинская академия. В 1725 г. была открыта
Петербургская академия с университетом и гим­назией.
Подлинным строителем отечественного образования стал М.В. Ломоносов.
Благодаря ему наука была освоена и укоренена на русской земле и, что может
быть самое важное, особенно для образования, наука заговорила на русском
языке, благодаря че­му российское образование стало развиваться на основе
отече­ственной культуры. М.В. Ломоносов настойчиво совершенствует
деятельность Петербургской академии наук, университета, гим­назий, выступает
инициатором и организатором открытия Мо­сковского университета. По его
проектам были открыты первые  русские гимназии. Им были разработаны основы
содержания  российского образования, написаны школьные учебники. Большую
заботу о развитии воспитания и просвещения проявляла Екатерина II. Она
привлекла к организации образования многих крупных гуманитариев европейской
культуры, а также видных деятелей России. Среди них были И.И. Бецкой и Ф.И.
Янкович. Первый организовал ряд специальных учебно-воспитательных учреждений,
а под руководством другого созда­вались народные училища (малые и большие). В
Александровскую и Николаевскую эпохи идет увеличение числа всех видов школ. В
этот период были созданы основы системы российско­го образования от народных
школ и интернатных учреждений до университетов и Академии, сформированы его
идеология и содержание. Вместе с тем образование во многом оказалось
от­чужденным от традиционной российской, прежде всего право­славной культуры,
что в дальнейшем привело к перекосам во всем строе русской жизни, особенно в
нравственно-духовной области.
     Середина XIX — XX вв. — время коренных реформ всех сфер России, в том
числе и образования. В этот период был осуществлен переход к национальному
содержанию образова­ния, создана массовая народная школа, получила развитие
си­стема массового женского образования, профессионального и высшего.
Период рассвета русского Просвещения представлен в трудах В.Г. Белинского,
А.И. Герцена, Н.В. Гоголя, а затем А.Н. Добролюбова, Ф.М. Достоевского, Н.И.
Пирогова, Л.Н. Толстого, К.Д. Ушинского, Н.Г. Чернышевского и целой плеяды
последователей [3, с.316].
Российская педагогика этого периода — одно из ярчайших явлений в истории
мировой педагогической мысли. Деятели  России не только освоили все формы
теоретического педагоги­ческого сознания, но и создали труды, не уступающие
по своему содержанию лучшим произведениям мировой педагогики. Ими
разработаны и обоснованы гуманистический принцип воспитания, приоритет
воспитания в образовании, личностный подход в воспитании, ответственность
учителя перед народом за свою деятельность и т.д.
Несмотря на разнообразие типов учебных заведений, веду­щей тенденцией
становится тенденция к созданию единой и на­циональной школы. Это особенно
ярко проявилось в проекте реформы министра П.Н. Игнатьева. Еще дальше в этом
направ­лении пошло временное правительство. В постановлениях, ре­шениях,
практических разработках предполагалось создать единую, с учетом разных
условий и модификаций, систему образования. В эти годы сложилось достаточно
мощное общественное движение, которое, несмотря на периоды затухания,
начинает играть все возрастающую роль в судьбе российского образования.
Советская власть провозгласила всеобщее право на образо­вание, что объективно
требовало строительства единой, общеоб­разовательной, трудовой и
политехнической школы. В совет­ский период отечественной истории у нас
в стране была единая достаточно стройная и эффективная система образования, что
позволило ей выдвинуться в разряд самых просвещенных госу­дарств. Вместе с тем
за эти годы были утрачены многие духовные и нравственные ценности российского
народа [4, с.148].
В настоящее время осуществляются попытки возрождения нравственно-религиозных
идей досоветского периода.
Итак, можно проследить интересную  тенденцию развития нравственно-
религиозного воспитания в России. В разные периоды исторического процесса она
была ориентированна как на западно-европейские,  так и на восточные
концепции, но всегда придерживалась исконно русских традиций.  Почти на всех
этапах развития основу российского образования составляло православное и
нравственное воспитание.
     1.3              Задачи нравственно-религиозного воспитания
Задачи нравственного воспитания состоят в формировании этичного человека.
Этика - это ответственность перед окружающими в самом широком смысле. Но
человек может чувствовать ответственность за окружающих и действовать в их
интересах только, если он способен к сопереживанию, к восприятию чужой боли.
Поэтому нравственное воспитание, в первую очередь, должно иметь задачей
формирование у ребенка милосердия, доброты, способности к состраданию.
Практически это сводится к созданию ситуаций, когда ребенок выступает в роли
лица, совершающего акт милосердия, когда он получает удовлетворение от того,
что кому-то реально помог. Для маленького ребенка таким слабейшим,
нуждающимся в его добром поступке, может быть только животное. Окружающие
ребенка взрослые до такой степени сильнее ребенка, что любая ситуация, когда
ребенок "оказывает помощь" взрослому, страдает нарочитостью.
Задачи религиозного воспитания состоят в формировании духовно-нравственных
качеств личности и общества в целом. Они  заключаются в сообщении детям
известного круга религиозных сведений и в усвоении детьми правил
нравственного поведения.
Задачи нравственного  и религиозного воспитания очень тесно связаны между
собой; религиозное воспитание служит основой для нравственного. Здесь можно
привести такой пример. В отечественных гимназиях конца XIX – начала ХХ века
главной педагогической целью было формирование «устойчивого» нравственного
характера,  причем ведущее значение придавалось религиозной стороне повеления
педагогов и учащихся. Религия была призвана духовно укреплять,
«цементировать» определенный «строй» жизни и мыслей, обосновывать необходимые
принципы и нормы действий и поступков[6, с. 72].
Итак, нравственное воспитание очень важно и обязательно, об этом говорят
почти все ученые-педагоги. Н.И. Пирогов считает, что главная задача
воспитания – «сделать нас людьми»[10, с.36],  так же он говорит: «Все
готовящиеся быть полезными гражданами должны сначала научится быть
людьми»[10, с.39]. Можно высказать мнение о том, что для государства очень
важно воспитать нравственного человека, но, наверное, при этом не обязательно
основываться на религиозных принципах.  Идти по религиозному пути или нет,
это уже личный выбор каждого человека.
В главе «Теоретические основы нравственно-религиозного воспитания» мы
раскрыли сущность понятий «нравственное воспитание» и «религиозное
воспитание», выяснил, что они взаимосвязаны между собой, что принципы
религиозного воспитания направленные на нравственного развитие ребенка;
рассмотрели основные периоды развития российского образования, выявили, что
почтит на всех этапах главной целью образования было духовно-нравственное
воспитание; определили задачи нравственно религиозного воспитания.
     Глава 2 Проблемы нравственно-религиозного воспитания в работах Л.Н. Толстого.
     2.1    Философско-педогогические идеи Л.Н. Толстого.
Проблема осмысления жизни как основа полноценного духовного, психологического
развития человека, понимание педагогом условий, способствующих или
препятствующих этому, — стержень процесса формирования профессионального
педагогического сознания. К сожалению, это проблема наиболее избегаемая в
педагогике.
В наши дни открытая модель образования и педагогическая наука, нуждаются в
образе духовного и нравственного человека. Ведутся исследования в области
нравственной и христианской психологии. При этом учитываются разработки
широко известного на Западе движения гуманистической педагогики. Сама логика
развития педагогики приводит к утверждению гуманитарной парадигмы, к
обоснованию принципиально новой модели человеческой психики и мира
субъективного как психологической реальности[11, с.98-99].
В основе рассматриваемой проблемы лежат идеи нравственно-религиозного
воспитания Л.Н. Толстого(1828-1910). Свое понимание полноценно
функционирующего человека, человека духовного и нравственного, деятельного и
творческого, постоянно преодолевающего противоречивость своего существования,
устремленного к смыслу и ценностям, духовно свободного и ответственного,
умеющего устанавливать личную формулу общения с Богом, он воплотил в своем
учении.
Но до сих пор религиозно-духовные искания писателя продолжают восприниматься
неоднозначно. Это сказывается на уровне научного осмысления его
художественного и педагогического творчества, оценке вклада в развитие
педагогической и психологической науки. Прецедент, который создал Толстой,
обратившись к мировым религиям, с одной стороны, а с другой — выявив
недостаточность, а в ряде случаев — псевдонаучную направленность наук о
человеке своей эпохи, оказался исторической ловушкой для многих
исследователей его творчества. Огромное количество нареканий получил писатель
от своих оппонентов, среди которых были такие знаменитости, как С.А. Франк,
Л.З. Слонимский, Д.С. Мережковский, И.А. Ильин, В.В. Вересаев, П.А.
Кропоткин, А. Белый, С.Н. Булгаков, Н.А. Бердяев, В.В. Зеньковский и многие
другие.
Ни ученых-позитивистов, ни религиозных деятелей, ни философов и психологов
религиозного направления не устраивало то, что Толстой обратился к
христианскому учению. Представители науки увидели слабость мыслителя,
чудачество, склонность к парадоксам, апологию патриархально-христианской
морали и даже оглупление. В советское время тема религиозных исканий
оказалась фактически под запретом, она не вписывалась во внедуховную
концепцию марксистской науки. Представители религии были не удовлетворены
исследовательским замыслом писателя, его позицией по отношению к церкви[14,
с.63].
Со своих позиций были правы те и другие. Однако, ни те, ни другие не увидели
попытки соотнесения христианского и светского подхода, попытки Толстого
соединить христианский вопрос «зачем?», «почему?» со светским «как?»
В наши дни создалась уникальная возможность всмотреться, вчувствоваться в
смысл религиозных исканий писателя как исканий смысла жизни, первую серьезную
попытку преодоления позитивистской методологии науки и обращения к
христианству при разработке образа духовного, нравственного, творческого
человека. Эта был исследовательский замысел, попытка сближения науки и
религии, попытка одухотворения педагогической науки образом духовного и
нравственного человека.
Толстой стоял у истоков формирования утверждающегося в настоящее время
взгляда, что духовные образования личности — это фундамент и смысловой аспект
всей научной картины мира, но не был понят современниками. Духовная и
нравственная сущность человека затушевывалась учеными естественнонаучного
толка. «Они, — писал Толстой, — подобны штукатурам, которых бы приставили
заштукатуривать одну сторону стены церкви и которые, пользуясь отсутствием
главного распорядителя работ, в порыве усердия, замазали бы своей штукатуркой
и окна, и образа, и леса, и неутвержденные еще стены и радовались бы на то,
как с их штукатурной точки зрения «все выходит ровно и гладко» [13, с. 218].
Писатель высмеивал оптимизм ученых, считавших, что стоит усилить микроскопы,
как «...мы поймем переход из неорганического в психическое, и вся тайна жизни
откроется нам». Прямолинейная логика уводила исследователей в никуда, все
больше удаляя их от понимания сущности человека. «...Тайна жизни и объяснение
всего представляется в запятых, живчиках, не видимых уже... нынче
открываемых, а завтра забываемых»[15, с. 133].
Критикуя современную ему науку, в том числе западноевропейскую педагогическую
науку, особое внимание Толстой обращал на присущие ей редукционизм,
рационализм, эволюционизм, эмпиризм [8, с. 23-26]. С особой силой в
творчестве писателя прозвучала тема науки, образования, которые только тогда
будут способствовать движению человечества ко все большему благу, когда в их
основу будет положено учение о смысле и назначении человеческой жизни,
соответствующее современному этапу развития. Однако, по мысли Толстого, в
позитивистском, опытном научном знании отсутствует вопрос достойного человека
смысла жизни, человек рассматривается как существо конечное. Позитивистской
наукой, в том числе, как считал Толстой, и педагогикой, отторгаются такие
родовые характеристики, как духовность и нравственность, поэтому вопрос о
смысле и не актуализирован, его как бы нет во внедуховном позитивистском
знании. В школах «воспитывают один разум», а «главное идет, как хочет» [4,
с.187].
Условно педагогическое творчество Толстого можно разделить на два больших
периода.
Первый — с конца 50-х — начала 60-х годов (создание Яснополянской школы,
журнал «Ясная Поляна», 1862) и до середины 70-х годов (создание «Азбуки» и
«Новой Азбуки»).
Второй период — последние 30 лет жизни, время создания религиозно-
нравственного учения.
В многочисленных дискуссиях, спорах, ориентируясь на опыт предыдущих лет,
Толстой вырабатывал свое миропонимание, которое повлияло на осознание
сверхзадачи всего творчества как обретения высшего смысла жизни и родовой
сущности человека, духовности, созидаемой самим же человеком в своем опыте.
Возникшее в эти годы у Толстого желание написать теоретический трактат
свидетельствовало о мучительном поиске новых детерминант психологического
развития, новых категорий для описания душевного мира человека,
субъективности как ведущего принципа психологической реальности. Ответы на
эти вопросы мы находим во всем последующем художественном творчестве
писателя.
В педагогических статьях журнала «Ясная Поляна» (1862) он попытался научно
осмыслить уникальную ситуацию психологического развития и становления
человека («закон движения вперед образования»), выявить этапы и условия,
личностно-деятельностную и аксиологическую природу становления
субъективности, предвосхитив идею о зоне ближайшего развития. При этом
Толстой отмежевался от психофизического параллелизма, угадывая необходимость
целевых и ценностных детерминант психологического развития, заявляя о
единственном вечном законе, написанном в сердцах людей, законе прогресса или
совершенствования, способности человека к самоизменению, саморазвитию при
ориентации на христианский образ человека.
Педагогическая деятельность обострила духовное зрение писателя, подтолкнула к
своеобразному эксперименту на поприще столь дорогого ему народного
образования, основанного на желании «спасти тонущих» — будущих Пушкиных,
Остроградских, Филаретов, Ломоносовых и понять, почему существовавшая
народная школа не стремится к этому.
«Начиная учить детей в русской деревне, — откровенно писал он, — я не мог, не
бывши набитым дураком, принять в основании ни немецко-протестантскую
лютеровскую систему, ни классическую, ни иезуитскую, ни новейшую
теоретическую систему воспитания. Еще менее мог я серьезно принять за систему
славянский курс букваря, часовника и псалтыря и связанные с этим курсом
семинарские приемы»[12, с.403].
Исследовательское пространство педагогических исканий и деятельности было
столь обширно, что позволило Толстому творчески заимствовать, переосмысливать
множество продуктивных идей, уже высказанных до него, и в то же время
действительно сказать то, что до него никто не сказал.
Педагогическая деятельность Толстого — «поэтическое», «прелестное дело»,
«страстное увлечение» — позволила ему увидеть и понять то, что не сознавалось
даже столь знаменитыми его современниками (А.Дистервегом, Н.Г. Чернышевским,
К.Д. Ушинским). Связаны ли ответы на вопрос «чему и как учить?» с уровнем
умственного и нравственного развития детей, с развитием собственно
человеческих характеристик? В чем состоят эти собственно человеческие
характеристики? На основе каких методических рекомендаций, педагогических и
философских теорий происходит ориентировка учителей-практиков? Толстой пришел
к выводу, который не был понят его современниками: преподавательская
деятельность искажена, направлена на ложные цели. Необходима «новая
философия», «новое сознание», т.е. практически новое понимание сущности
человека и иное понимание целей обучения и воспитания, связанных со
становлением собственно человеческого в человеке.
Традиционное авторитарное воспитание тормозит творческое и нравственное
развитие детей, что, по мнению Толстого, было определенным регрессом,
«возвращением к дикости».
По мнению Толстого, эмпирический подход к мышлению, положенный в основу
многочисленных методических руководств, приводит к «беспорядочному опыту».
Этому необходимо противопоставить выявление «существенных условий всякого
преподавания... когда законы ... однородных... явлений сообщаются учащимся...
при обучении языку — законы слова, в математике — законы чисел... законы
сложения и разложения». Толстого интересовали «способы передачи знания» —
«путем слова, пластического искусства, рисования и лепки ...путем музыки,
пения, т.е. науки о том, как передать свое настроение, чувство»[13, с.447].
В Яснополянской школе Толстой организовал экспериментальное обучение, в
результате которого сделал многочисленные выводы по различным методикам
преподавания. Он неоднократно подчеркивал, что задача преподавателя
заключается в организации такой учебной деятельности детей, когда они
самостоятельно достигают определенных результатов, проходя в краткой,
сокращенной форме путь открытия, идеи: «Найти эти обобщения, и от них,
представляя новые факты, переводить на высшие — вот, следовательно, задача
педагогики. Задача одинаковая в одном человеке с задачей науки в
человечестве, но не обратная, как будто предполагаются всеми учебными книгами
и руководствами» [13, с.35]. Этот вывод Толстого подтвердили работы
известного психолога В.В. Давыдова о формировании содержательных обобщений и
понятий. Толстому принадлежат поистине уникальные высказывания о роли в
процессе мышления образного, конкретного и отвлеченного, а также об опасности
оперирования словами-терминами прежде, чем у ребенка произошло осмысление
того или иного понятия.
В «Дневнике Яснополянской школы» Толстой описал, как он перестроил
преподавание всех учебных предметов, включая Закон Божий.
Итогом первого и второго периодов педагогической деятельности Толстого явился
комплекс учебных книг для народной школы — «Азбука» и «Новая Азбука».
Необходимость подобной работы он объяснял отсутствием хорошей учебной
литературы: в России «нет ни одной новой статьи для детского чтения, ни одной
грамматики русской, ни славянской, ни славянского лексикона, ни арифметики,
ни географии, ни истории для народных школ». Толстой с тревогой обращал
внимание своих современников на то, что «все силы положены на руководства к
обучению детей тому, чему не нужно и нельзя учить детей в школе, чему все
дети учатся из жизни» [13, с.309]. Выражая свое недоумение, Толстой обращался
к современникам: «Каким образом люди честные, образованные, искренне любящие
дело и желающие добра, каковыми я считаю огромное большинство моих
оппонентов, могли стать в такое странное положение и так глубоко
заблуждаться»[13, с.310].
Итак, Толстой стоял у истоков формирования утверждающегося в настоящее время
взгляда, что духовные образования личности — это фундамент и смысловой аспект
всей научной картины мира, но не был понят современниками.
     2.2 Основные положения нравственно-религиозного учения Л.Н. Толстого.
Выше были рассмотрен понятия «религия» и «нравственность» в общепринятой
трактовке. Далее мы определим основные положения нравственно-религиозное
учение Л.Н. Толстого, и для этого рассмотрим,  как данные понятия
интерпретируются в его трудах.
Толстой считает, что религия есть установленное человеком между собой и
вечным бесконечным миром или началом и первопричи­ной его известное
отношение. Если религия есть установленное отношение человека к миру,
определяющее смысл его жизни, то нравственность есть указание и разъяснение
той деятельности человека, которая сама собой вытекает из того или другого
отношения человека к миру[12, с. 124].
Нравственность не может быть независима от религии, потому что она не только
есть последствие религии, т. е. того отношения, в котором человек признает
себя к миру, но она включена уже в религии. Всякая религия есть ответ на
вопрос: каков смысл моей жизни? Нравственность заключена в даваемом религией
объяснении жизни и потому никак не может быть отделена от религии.
Христианская этика — та, которую мы сознаем вследствие на­шего религиозного
миросозерцания,— требует не только жертвы личности для совокупности
личностей, но требует отречения от своей личности и от совокупности личностей
для служения богу [12, с. 126].
Мнение многих мыслителей, в том числе Н.И. Пирогова, состоит в том, что
нравственность существует самостоятельно, а религия помогает осуществлять
нравственное воспитание. Толстой высказывает противоположную точку зрения. Он
говорит: «Тепло происходит от солнца; печи же производят тепло только тогда,
когда в печи положены дрова, т. е. работа солнца. Точно так же и
нравственность происходит от религии. Социальные же формы жизни производят
нравственность только тогда, когда в эти формы жизни вложены последствия
религиозного воздействия на людей — нравственность».
Л.Н. Толстой утверждает, «что люди, считающиеся среди нас самыми
образованными в сущ­ности, люди самые невежественные, знающие множество того,
что ни­кому не нужно знать, и не знающие того, что прежде всего нужно знать
всякому человеку».
Происходит это удивительное и печальное явление от того, что в нашем,
называемом христианским, мире не только опущен, но отри­цается тот главный
предмет преподавания, без которого не может быть осмысленного приобретения
каких бы то ни было знаний. Опу­щена и отрицается необходимость религиозного
и нравственного пре­подавания, т. е. передачи молодым поколениям учащихся
тех, с самых древних времен, данных мудрейшими людьми мира, ответов на
неиз­бежно стоящие перед каждым человеком вопросы: первый — что я та­кое,
какое отношение мое, моей отдельной жизни ко всему бесконеч­ному миру; и
второй — как мне сообразно с этим моим отношением к миру жить, что делать и
чего не делать.
Ответы же на эти два вопроса — религиозное учение, общее всем людям, и
вытекающее из него учение нравственности, тоже одинако­вое для всех народов,
ответы эти, долженствующие составлять глав­ный предмет всякого образования,
воспитания и обучения, отсут­ствуют совершенно в образовании христианских
народов. И еще хуже, чем отсутствуют: заменяются в нашем обществе самым
противным ис­тинному религиозному и нравственному обучению собранием грубых
суеверий и плохих софизмов, называемых законом Божьем.
«Стоит только людям серьезно отнестись к вопросам жизни, и одна и та же — и
религиозная и нравственная — истина во всех учениях, от Кришны, Будды,
Конфуция и Христа, Магомета и новейших религиоз­ных мыслителей, откроется
им».
Только при таком разумном, религиозно-нравственном учении, поставленном в
основу образования, может быть разумное, и не вред­ное людям, а разумное
образование. При отсутствии же такой разум-. ной основы образования не может
и быть ничего другого, как только то, что и есть теперь, — нагромождение
пустых, случайных, ненужных знаний, называемых наукой, которые не только не
полезны, но прино­сят величайший вред людям, скрывая от них необходимость
одних нуж­ных человеку знаний. Нравится нам это или не нравится, разумное
об­разование возможно только при постановке в основу его учения о ре­лигии и
нравственности...
И потому Толстой полагает, «что первое и главное знание, которое свой­ственно
прежде всего передавать детям и учащимся взрослым, — это ответ на вечные и
неизбежные вопросы, возникающие в душе каждого приходящего к сознанию
человека. Первый: что я такое и каково мое отношение к бесконечному миру? И
второй, вытекающий из первого: как мне жить, что считать всегда, при всех
возможных условиях, хоро­шим и что всегда, и при всех возможных условиях,
дурным?» [13, с. 454-455].
Ответы на эти вопросы действительно есть в учениях религии и нравственности —
не в ре­лигии и учении нравственности какого-либо одного народа известного
места и времени, а в тех основах религиозных и нравственных учений, которые —
одни и те же — высказаны всеми лучшими мыслителями мира.
До тех пор, пока эти два предмета не станут в основу образования, не может
быть никакого разумного образования. Что же касается дальнейших предметов
знания, то порядок их преподавания выясняется сам собой при признании основой
всякого знания учения о религии и нравственности. Вероятно, что при такой
постановке дела первым после религии и нравственно­сти предметом будет
изучение жизни людей самых близких: своего на­рода, богатых, бедных классов,
женщин, детей, их занятий, средств существования, обычаев, верования,
миросозерцании. После изучения жизни своего народа, думаю, что при правильной
постановке дела об­разования столь же важным предметом будет изучение жизни
других народов, более отдаленных, их религиозных верований, государствен­ного
устройства, нравов, обычаев. При постановке в основу образования религии и
нравственности изучение жизни себе подобных, т. е. людей, что называется
этнографией, займет первое место и что точно так же, соответственно своей
важности для разумной жизни, займут соответствующие места зоология,
математика, физика, химия и другие знания.
При признании же основой образования религии и нравственности и при полной
свободе образования все остальные знания распределя­ются так, как это им
свойственно, сообразно тем условиям, в которых будет находиться то общество,
в котором будут преподаваться и вос­приниматься знания. Главная и
единственная забота людей, заня­тых вопросами образования, может и должна
состоять, прежде всего, в том, чтобы выработать соответственное нашему
времени религиозное и нравственное учение и, выработав таковое, поставить его
во главе образования [13, с. 456-457].
В статье «Беседы с детьми по нравственным вопросам» Толстой описывает 
свое представление о возможностях внесения в основы системы образование обучения
религиозным и, как следствие, нравственным принципам бытия. Он предлагает
преподавать детям нравственность следующим образом: «собрав вы­раженные
разными мыслителями нравственные истины и изложив их доступным детям в возрасте
около десяти лет языком, я разделил их на от­делы и каждый день читал детям по
одной мысли из одного очерка от­дела и, прочтя, просил их повторить своими
словами прочитанное, разъясняя непонятное и отвечая на вопросы, вызванные
чтением.
Отделов таких у меня составилось около двадцати. Я говорю около двадцати
по­тому, что я не вполне остановился на числе отделов — и то прибавлю, то
убавлю их.
Главные отделы следующие: 1) Бог. 2) Жизнь в воле Бога. 3) Чело­век — сын
Бога. 4) Разум. 5) Любовь. 6) Совершенствование. 7) Уси­лие. 8) Мысли- 9)
Слова. 10) Поступки — дела. 11) Соблазны внутрен­ние. 12) Соблазны внешние.
13) Смирение. 14) Самоотречение. 15) Непротивление. 16) Жизнь в настоящем.
17) Смерть. 18) Жизнь — благо.19) Вера.» [13, с. 471].
Таких нравственных истин у Толстого набралось более семисот.
Итак, по мнению Толстого, религия и нравственность являются основой
образования. Задача образования состоит в развитии в человеке гуманистических
задатков. Школа должна стать школой жизни человека и одновременно с этим
работать на перспективу духовного развития. Именно такую возможность
пропагандирует в своем учении Лев Николаевич Толстой.
     2.3 Влияние нравственно-религиозного учения Л.Н.
Толстого  на обучение и воспитание в современной школе.
В настоящее время религиозные идеи Толстого не столь актуальны, так как
образование и религия обособленны друг от друга. В 1918 году школа была
отделена от церкви. И с этого времени преподавание религиозных вероучений во
всех государственных и частных учебных заведениях, где преподаются
общеобразовательные предметы, не осуществляется [16, с.118]. Обучение
религиозным канонам осуществляется исключительно в частных Воскресных школах,
где дети обучаются по желанию.
Таким образом, идеи нравственно-религиозного воспитания Л.Н. Толстого
изучаются только в ВУЗах, и здесь они оказывают сильное влияние на
формирование мировоззрения будущих преподавателей, так как эти идеи несут в
себе глубокий философский смысл.
В отличии от религиозных, гуманистические и нравственные теории широко
используются в практике различных школ.
Так, например, тульские педагоги обратились к наследию Льва Николаевича
Толстого, и в начале 90-х годов сформировалась экспериментальная
педагогическая система “Школа Л. Н. Толстого”.
“Школа Л. Н. Толстого” представляет собой педагогическую инновационную
систему нового типа, главной задачей которой является полноценное
гуманистическое образование детей, основанное на духовном и физическом
развитии и самосовершенствовании ребенка. Базовая идея концепции: “создание
школы, формирующей творческую созидательную личность в единстве развития
нравственно-чувственного, разумно-познавательного и волевого начал человека”
Одним из инновационных учебных заведений Тульской области является школа-
гимназия № 46 - экспериментальная площадка научно-исследовательской
лаборатории “Школа Л. Н. Толстого” Тульского областного института развития
образования. Основополагающая идея данного исследования – это “сотворение
личности, способной к творческой жизнедеятельности, нравственному, здоровому
образу жизни”.
Очень интересен педагогический опыт работы средней школы № 31 города Тулы.
Данная школа не является непосредственной лабораторией педагогической системы
“Школа Л. Н. Толстого”, но представляет собой яркий пример воплощения
педагогических идей Л. Н. Толстого. Модель данной школы - это один из
возможных путей реализации гениальной идеи Льва Николаевича, а именно -
построение образовательного процесса на основе свободы выбора учебного
материала.
Итак, можно пронаблюдать существующую тенденцию возвращения к исследованию и
внедрению педагогических принципов Л.Н. Толстого, поскольку на сегодняшний
день это одна из самых наилучшим образом проработанных систем, позволяющих
воспитывать духовные и нравственные качества в человеке.
                  Заключение                  
В данной работе  мы рассмотрели проблемы нравственно-религиозного воспитания
по работам Л.Н. Толстого. В первой главе раскрыли сущность понятий
«нравственное воспитание» и «религиозное воспитание», сделали краткую
характеристику  периодов развития образования в истории России, определили
задачи нравственно-религиозного воспитания. Мы сделали вывод, что
нравственное и религиозное воспитание взаимосвязаны между собой, так как они
основаны на гуманистических ценностях. Проанализировав периоды развития
образования, выяснили, что почти на всех этапах развития основу российского
образования составляло  православное и нравственное воспитание. Задачи
религиозного воспитания состоят в формировании духовно-нравственных качеств
личности и общества в целом. Они  заключаются в сообщении детям известного
круга религиозных сведений и в усвоении детьми правил нравственного
поведения.
В эпоху просвещения  проблему нравственного воспитания кроме Л.Н. Толстого
поднимали Ф.М. Достоевский, А.Н. Добролюбов, Н.И. Пирогов, К.Д. Ушинский,
Н.Г. Чернышевский и многие другие.
Во второй главе мы рассмотрели  философско-педагогические взгляды Толстого на
роль религии и нравственности в воспитании, основные положения нравственно-
религиозного учения Толстого, влияние его идей на образование и воспитание в
настоящие время.
Толстой стоял у истоков формирования утверждающегося в настоящее время
взгляда, что духовные образования личности — это фундамент и смысловой аспект
всей научной картины мира, но не был понят современниками.
До сих пор религиозно-духовные искания писателя продолжают восприниматься
неоднозначно. Это сказывается на уровне научного осмысления его
художественного и педагогического творчества, оценке вклада в развитие
педагогической и психологической науки.
По мнению Толстого, религия и нравственность являются основой образования.
Религиозные идеи Л.Н. Толстого не столь актуальна, так как на современном
этапе школа и религия обособлены друг от друга, но гуманистические и
нравственные положения оказали большое влияние на образование.
Гуманистические идеи Толстого подробно проанализировали: Н.В. Кудрявая, Н.К.
Ломунов, Г.П. Бердников, И.Н. Андреева, Т.С. Буторина, З.И. Васильева, Н.В.
Вейкман. К сожалению нравственно-религиозные идеи изучены очень мало, хотя в
них заложен глубокий философский смысл.  Основные положения данной теории
актуальны в наше время, время низкой общественной культуры воспитания.
Идеи Л. Н. Толстого позволили по-новому взглянуть на мир ребенка. Лев
Николаевич показал, что взгляд взрослых на ребенка должен быть подлинно
гуманистическим, то есть содержать в своей основе любовь как способ
мировосприятия и мироотношения.
Задача школы, семьи, общества - развивать в человеке гуманистические задатки
и потребность жить согласно идеям сохранения и продолжения жизни. Школа
должна стать школой «реального бытия» человека и в то же время работать на
перспективу духовного обновления. Именно такая возможность кроется в самом
содержании учения Льва Николаевича Толстого.
Согласно концепции Л. Н. Толстого, ребенок, сохраняя свободу выбора, делает
осознанный шаг в сторону величия разума и чувства, постепенно созидает свой
Путь жизни.
Осмысленный выбор своего жизненного пути - это ли не основная задача школы?!
Дело не в профориентации, не в перекачке информации от одного к другому, а в
формировании такого статуса личности, когда духовно сильная личность готова к
испытаниям, может отстоять достоинство, сделать сознательный нравственный
выбор.
Сегодня школа, отражая противоречивость общественного развития, должна идти
несколько впереди общественного развития. Только тогда она будет формировать
личность, созидающую жизнь и творчески работающую на будущее.
Л. Н. Толстой ведет нас путями педагогических исканий, учит видеть истинное
счастье в раскрытии индивидуальности каждого ученика. Теперь, столько лет
спустя после смерти великого педагога, мы многое можем по-новому понять,
оценить; Л. Н. Толстой предстает перед судом времени в величии своего
гуманизма и мудрости. И поэтому его имя как великого педагога-гуманиста
бессмертно.
     Список литературы
     
  1. Гончарова Е.Ю. Организация учебного процесса в инновационной школе // Тульская школа. – 1996, №2, с. 12-13.
  2. Замалеев А.Ф. Лекции по истории русской философии – М.: Просвещение, 1995. – 489 с.
  3. История педагогической мысли образования за рубежом и в России. Учебное пособие для педагогических вузов / Международная академия наук пед. Образования; И.Н. Андреева, Т.С. Буторина, З.И. Васильева и др., Под ред. З.И. Васильевой. – М.: Академия, 2001. – 416 с.
  4. История педагогики в России. Хрестоматия для вузов / Сост. С.Ф. Егоров. – 2-е изд. – М.: Академия, 2002. – 397с.
  5. Коджаспирова Г.Н., Коджаспиров А.Ю. Педагогический словарь. Для студентоввысштх и средних пед. учебных заведений. М.: Академия , 2000, - 176с.
  6. Козлова Г.Н. Образ жизни отечественной гимназии конца XIX начала ХХ века. // Педагогика, - 2000 №6 с. 72-73.
  7. Косоножкин И.И. К источникам мудрости народной // Дошкольное воспитание, - 1991 №6 с. 43-45.
  8. Кудрявая Н.В. Лев Толстой о гуманизации наук. // Педагогика. – 1994., №3 с. 23-26
  9. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка
  10. Пирогов Н.И. Избранные педагогические сочинения. М.: Просвещение. – 1988. - 648с.
  11. Слободчиков В.И., Исаев Е.И. Психология человека. М.: Просвещение. – 1995. – 365с.
  12. Толстой Л.Н. Избранные филосовские произведения / Сост., авт. вступ. ст. Н.П. Семыкин – М.: Просвещение. – 1992. – 528с.
  13. Толстой Л.Н. Педагогические сочинения / Сост. Н.В. Вейкшан. – М.: Педагогика. – 1989. – 544с.
  14. Толстой и наше время / АН СССР, Институт мир. лит. им. А.Н. Толстого, Отв. Ред. К.Н. Ломунов. – М.: Наука. – 1978. – 366с.
  15. Л.Н. Толстой и современность: сборник статей и материалов / Ред. коллегия: Г.П. Бердников и др. М.: Наука. – 1981. – 280с.
  16. Чернов М.И. Русская православная церковь: прошлое и настоящее // Советская педагогика. – 1988 №6 с.117-121