Каталог :: Педагогика

Реферат: Педагогическая деятельность Л. Н. Толстого

Контрольная работа по спецкурсу
по педагогике студентки 2 - А
курса отделения  английского языка факультета заочного обучения
Липчинской Олеси Юрьевны
Тема    “Педагогические взгляды
и педагогическая деятельность
Льва Николаевича Толстого”.
План.
1. Лев Николаевич Толстой – великий педагог, истинный знаток детской души.
2. Педагогические идеи и  взгляды Льва Николаевича Толстого.
3. Педагогическая деятельность Льва Николаевича Толстого.
4. Лев Николаевич Толстой – гордость всей России.
1. Лев Николаевич Толстой – великий педагог, истинный знаток детской души.
Лев Николаевич Толстой (1826 - 1910) – великий русский писатель, педагог,
мыслитель, всю жизнь посвятивший детям, образованию, педагогике.
В своих многочисленных статьях Л. Н. Толстой со всей свойственной ему
страстностью призывал людей избавиться от гнета, обрести свободу мысли,
воспитывать детей так, чтобы не нарушать их внутренний мир, развивать в них
творческое начало. Также он пытался создать свою методику обучения и
воспитания. Жизнь Л. Н. Толстого протекала в очень сложное и противоречивое
время. Остро стоял вопрос о крепостных крестьянах. Крестьяне возмущались и
негодовали, власть естественно была этим жутко недовольна, однако пойти на
уступки. Реформа, проведенная в 1861 году, немногим помогла крестьянину: она
оставила его нищим, забитым, подчиненным помещику везде и всюду. Долгое время
свобода крестьян оставалась лишь юридической, мнимой. Все эти и многие другие
противоречия ярко отразились в философских и педагогических взглядах Л. Н.
Толстого. В мировоззре-
нии Толстого иногда сбивает с толку горячий протест против общественной лжи и
фальши, который тут же сочетается с проповедью самоусовершенствования и
непротивления злу насилием; трезвый реализм, непримиримость с официальной
религии и рядом стоит отказ от реальной политической  борьбы; много слов о
свободе ребенке от навязывании ему всяческих уроков и лекций, и тут же
Толстой ставит христианскую религию на первое место в образовании, что в
корне противоречит принципам свободного воспитания.
Однако, взгляды Л. Н. Толстова, несмотря на свою некоторую противоречивость,
с успехом воплощались в жизнь. В 1859 году у себя на родине, в Ясной Поляне
Толстой открыл школу, необычную для того времени. В ней воплотились все идеи
и желания писателя. Там обучались крестьянские дети, не было наказаний,
взысканий, интересный и новаторский подход к обучению ребят.  Толстой
руководил и с перерывами сам работал в этой школе учителем математики и
истории. Многие из учеников помнят, как он умел с помощью  прекрасных,
интересных и захватывающих рассказов поведать о таких сложных темах, как
война, закономерности. Это ничуть неудивительно: Л. Н. Толстой был истинным
знатоком детской души, тонким психологом и королем слова. Об этом
свидетельствуют не только его блестящие литературные шедевры, но и “Азбука” и
книги для чтения, созданные в 1872 – 75 годах. Эти книги написаны красивым
классическим доступным языком. В них много историй про русскую историю,
жизнь, быт. Также имеются небольшие поучительные и религиозные рассказы.
Толстой, будучи увлекающейся натурой, иногда отходил от педагогики, чтобы
заняться иным поглотившим его занятием, но он никогда не отдалялся от детей,
их интересов и забот. Даже не работая в школе, он встречался с ребятишками,
душевно разговаривая с ними. Бывали случаи, когда Лев Николаевич сам приходил
домой к ребенку, чтобы проведать, поговорить с ним. Лев Николаевич искренно,
преданно, самоотверженно любил и страдал за каждого ребенка.
2. Педагогические идеи и  взгляды Льва Николаевича Толстого.
Л. Н. Толстой много размышлял о философских вопросах, пытался найти ответы на
вечные и риторические вопросы. В молодости Толстой писал немало работ о
смысле жизни, о роли материального и духовного начала, о свободе воли, о
причинности и случайности.
Л. Н. Толстой с философской точки зрения разделял позицию идеализма; он всем
своим существом отрицал, что в развитии общества важную роль играют
материальные аспекты. В “Люцерне” 1857 Толстой резко критикует устои и нравы
буржуазии. Для Толстого существует лишь Бог, имеющий право устанавливать
законы и вершить судьбами людей. Философские идеалистические и
фаталистические взгляды Толстого на ход истории ярко прослеживаются в его
выдающейся эпопее “Война и мир” (60-ые). Толстой утверждал, что людьми
управляет не власть и чиновники, а Всевышний, и все исторические события
предначертаны. Бедственное положение христианских народов он объяснял, прежде
всего, отсутствием общего для них всех смысла жизни. Он верил, что сознание
людей полностью не зависит от внешней среды. Толстой, видя беспомощные жалобы
крестьян, считал, что проблема несчастных людей в них самих, и что надо
искать корень зла в себе, а не винить во всех своих бедах других людей или
абстрактное государство, власть.
Иногда Толстой отклонялся от идеалистических взглядов в сторону
материалистических. С этой точки зрения он говорил, что материальный мир
является чем-то реальным, физическим  и, что здесь нет никакой мистической
подоплеки. Однако такие мысли держались у него в голове недолго. Спустя
какое-то время, Толстой вновь сворачивал с материалистичной дорожки и
возвращался к старым знакомым идеалистическим взглядам. При этом он снова
начинал в достаточно резкой форме критиковать материализм. Затем в 1904 г.
Толстой, будучи в плену идеалистического мышления, высказывал совершенно
утопическую мысль, что материальный мир есть ничто иное, как сознание, люди
сами создали этот мир, не будет сознания – мир перестанет существовать.
Философский идеализм Толстого переплетался его религиозными взглядами,
отстранением от политики, религиозными взглядами, проповедью личного
самоусовершенствования и непротивления злу насилием. Толстой считал, что
насилие порождает насилие.
Также много слов сказано Толстым о свободе воли человека. Взгляды Толстого на
свободу человека пронизывают всю его педагогическую теорию и деятельность. Он
считал, что изначально человек несвободен, и что только сам человек может
освободить себя от душевной скованности. Учение Толстого о свободе воли
человека сугубо индивидуально. По мнению философа, свободный человек не
должен заботиться о совершенствовании социального мира, быть собственником,
так как свое дело, своя собственность – это зло, влекущее за собой пороки и
искушения земного мира. Свободный человек не зависит от условий
существования, он просто выше их. Причины душевной несвободы кроятся, как
считал Толстой, в самом человеке, а не в условиях жизни того или иного
человека.
Проблема свободы воли человека у Толстого носит идеалистический характер,
впрочем, как и  все его философское учение. Однако сильный степени идеализм
Толстого сочетался с трезвым реализмом, беспощадной жесткой страстной
критикой эксплуататор, чьи истинные лица показывал Толстой, когда обнажал все
язвы и противоречия капиталистического строя.
Л. Н. Толстой был верующим и набожным человеком. Отрицание догматического
православия и церкви в юности, однако, не привело Толстого к отрицанию
религии вообще и церкви. Толстой никогда не был атеистом, всегда верил Богу и
молился ему. Однако он резко критиковал всю лживость церкви и то, как религия
прикрывала эксплуататоров, жестокость капиталистического режима.
По мнению Толстого, религия должна быть чистой от всей государственной грязи.
Такой религией он видел христианство. Он полагал, что религия определяет то,
как человек ко всему относится. Толстой считал, что люди не могут и не должны
жить без религии, и что именно религия должна стать основой мировоззрения и
основой жизни каждого человека.
Учение Толстого о нравственности тесно связано с его религиозными взглядами.
Сущность этих взглядов в том, что Толстой хотел, чтобы все люди были свободны
и любили друг друга, стремились к единению и братству, к ограничению своих
потребностей, к взаимопониманию, поддержке, уважению. Это все идеально. Но
жизнь в то время была вовсе не идеальной. Люди боролись со злом и жестокостью
капиталистов и вполне очевидно, что проповедь всеобщей любви и призывы к
непротивлению злу насилием играли реакционную роль.
Во взглядах Толстого на прогресс общества можно увидеть его консерватизм.
Толстой считал дурным создавать новые вещи, улучшать быт людей разнообразными
научными открытиями. Видя, что достижениями науки пользуются лишь
образованные и богатые люди, и что наука работает на войну, Толстой призывал
остановиться и вернуться к простому общинному нецивилизованному стилю жизнь,
где, по его мнению, будут царить свобода и доброта людей.
Интересно отношение Толстого к искусству. Он считал, что бедное, современное
ему искусство создано только для высшего света, а простой народ не имеет к
нему доступа. Искусство, по мнению Толстого, стало надменным пустым, оно
заменялось дешевыми подделками. В своих критических замечаниях против
Пушкина, Шекспира, Бетховена и даже против своих собственных произведений
Толстой принимал позицию простого патриархального крестьянина и явно
недооценивал значения произведений авторов прошлых лет.
Настоящее искусство Толстой видел идейным, искренним, охватывающим своим
влиянием всех людей, народ, а не некую группку интеллигентов. Он также
считал, что искусство должно быть основано на религии в духе всеобщей
христианской любви и братстве. Толстой призывал закрыть художественные высшие
школы, созданные для богатых мальчиков и девочек. Снижая роль специальных
школ, Толстой считал, что знаний, приобретенных в начальных школах, вполне
достаточно, чтобы уметь рисовать или играть на музыкальном инструменте.
Педагогические взгляды Л. Н. Толстого складывались в результате кипучей
деятельности, проходили через ошибки и промахи. Взгляды Толстого наполнены
искренними чувствами, тревогой и критикой. Толстой резко критиковал
буржуазную педагогику, которая не давала развиваться детской
изобретательности и свободы. Путешествуя по странам Европы, он нелестно
отзывался о том преподавании. Он говорил, что дети в дальних странах также
замучены и зажаты. Унижение детей, страх перед учителем, зубрежка непонятных
слов и определений из учебника, поклонение детей перед господствующим классом
– вот, что явилось перед глазами Л. Н. Толстого во время его путешествия по
европейским развитым странам.
Педагогические взгляды Л. Н. Толстого несколько раз менялись на протяжении
всей его жизни. В них главным является предоставление свободы ребенку и
развитие его творческих начал. В педагогических взглядах Толстого немало
противоречий. Желая дать ребенку свободу мысли и действий, он тут же
навязывал изучать религию и быть верующим.
В первом периоде Толстой считал, что в школе детей достаточно обучать только
самому простому: чтению, письму, арифметики, закону божьему. Никаких других
предметов, развивающих ребенка, по мнению Толстого, в школе преподавать не
нужно. То, что знает обычный человек, должен немного знать и ребенок. Не
более.
Затем по прошествии нескольких лет взгляды Толстого изменились: теперь
интерес учащихся стал мерилом, определяющим содержание обучения и объем
учебных предметов. В общей сложности Толстой насчитывал двенадцать учебных
предметов в школе, но Толстой допускал, что их объем и время могли изменяться
по желанию детей.
Когда пришло время открывать народные школы, Толстой сузил критерий,
определяющий содержание обучения. Теперь он считал, что при составлении плана
обучения нужно учитывать не детский интерес, а интересы патриархального
крестьянства. При этом он считал, что интересы патриархального крестьянства
равноценны потребностям всего крестьянства в целом. Народная школа, считал
теперь Толстой, должна давать детям только знания русской и славянской
грамоты, учить счету и закону божьему. В каждом крестьянском ребенке он видел
гения, творца и призывал людей дать волю мысли каждого ребенка.
Наконец, в последние годы своей жизни Толстой снова изменил мнение
относительно этого вопроса. Теперь самым главным в обучении Лев Николаевич
считал религиозно-нравственное воспитание на основе настоящего, чистого
христианства. Толстой называл пустой школу, где учили только чтению, письму,
грамматики и другим общим предметам, но не касались нравственных и
религиозных вопросов.
Л. Н. Толстой не разделял для себя понятия обучение и воспитание. По мнению
Толстого всякое обучение действует на ребенка воспитательно, и нельзя
передавать знания не воспитывая. В годы своей юности Толстой делал
разграничение между воспитанием и обучением, но затем он сам подверг критике
свои прежние взгляды, сказав, что это разграничение он сделал искусственно.
Придя к выводу, что всякое обучение воспитательно, Л. Н. Толстой в своих
статьях стал требовать, чтобы “в основу воспитания и образования было
положено религиозно-нравственное учение всепрощения, смирения, непротивления
злу насилием и т. п.”  [4]
По поводу методике обучения Л. Н. Толстой высказывался очень интересно, и
много из его идей достойны воплощения в жизнь. Великий педагог утверждал, что
только тот метод преподавания хорош, которым довольны сами ученики. Из его
дневников видно, как метод, идеально подходивший учителю, совершенно
недоступен был детям. Толстой также говорил, одного метода в преподавании
недостаточно.  Метода, который обладал универсальными качествами и подходил
на все случаи жизни, не существует. Понимая это, Толстой советовал учителям
применять разнообразные методы обучения, экспериментировать и находить новые
способы передачи знаний. Когда учитель проявляет творчество в своей
практической педагогической деятельности, его школа автоматически становится
педагогической лабораторией. Именно такие школы и хотел видеть Л. Н. Толстой
в каждом уголочке
его родины.
Среди различных методов обучения Толстой особо выделял живое слово учителя.
По мнению знаменитого писателя, рассказ талантливого учителя гораздо больше
даст ребенку знаний, чем сухие данные в учебнике. Толстой призывал учителей
проводить с ребятами непринужденные беседы на разные темы, так как
дружественная обстановка в классе благотворно влияет на детей. Также Толстой
особо много внимания уделял развитию творчества детей. Он рекомендовал
задавать детям самостоятельные сочинения на различные темы. Причем Толстой
указывал, что темы типа “Как я провел лето” самые эффективные. Ребенку легче
писать про события, оставившие след в его душе, явления, чем про вазочку,
стоявшую прямо перед его глазами. Это все интересно и подробно описано в
знаменитых педагогических статьях Л. Н. Толстого.
Толстой призывал вести урок так, чтобы все ученики успевали. Чтобы обучение
было успешным и эффективным, необходимо, по мнению Толстого, соблюдать
следующие правила: не нужно говорить ребенку о том, чего он не знает и не
понимает, а также о том, с чем он уже так хорошо знаком; необходимо там, где
учатся дети избегать непривычных предметов и лиц; необходимо следить за тем,
чтобы ребенок не стыдился своих одноклассников, а сохранял с ними простые
дружеские отношения. Строго запрещается наказывать детей за провинности и
непонимание. Толстой на своем опыте убедился, что наказание только усугубляет
агрессию ребенка. Поэтому он был яростным противником наказаний в школе, в то
время как повсеместно в школах царил палочный метод. Также Толстой утверждал,
что для успешного проведения урока, не нужно переутомлять ребенка, необходимо
следить, чтобы урок не был слишком труден для ребенка, так как он потеряет
надежду выполнить задание и опустит руки, и в то же время следить за тем,
чтобы урок не был слишком легок, так как здесь у ребенка не будет стимула
продолжать дальше. Нужно стараться, чтобы ребенок был весь поглощен уроком,
давать задания, которые позволяют мыслить творчески и узнавать что-то новое.
Говоря о правилах, Л. Н. Толстой призывал учителей не давать правила сразу же
на первом уроке новой темы, а чтобы усваивали правила сознательно. Ученики
должны сами выводить правила, используя полученные знания и умело оперируя
ими. Как справедливо полагал Толстой, в этом случае знания и системное их
выражение останется в голове у ребенка на долгие годы.
Отношение Толстого к принципу наглядности в обучении было неоднозначным. С
одной стороны он призывал проводить с детьми многочисленные опыты, экскурсии,
показы. Толстой хотел привить детям наблюдательность и довольно широко
практиковал это в своей школе. Но в то же время он довольно резко критиковал
“предметные уроки” в Германии, где детей учили по картинкам и пытали
требованием умного ответа на глупо поставленный вопрос. Также резко
критически Толстой относился к звуковому методу обучения грамоте, которые
рекомендовали лучшие российские педагоги, такие как Ушинский, Бунаков и
многие другие. Толстой, в противоположность им, говорил, что “согласная буква
без гласной не может бы произнесена”. [4]
Проверка, проведенная Московским комитетом грамотности, по инициативе Л. Н.
Толстого, показала, метод обучения Толстого и звуковой метод никак не меняют
показатель знаний детей двух проверяемых школ. Степень грамотности тех
учеников и учеников Л. Н. Толстого была одинаковой.
Взгляды Толстого на сообщение детям новых понятий также претерпевали
изменения. Вначале Толстой считал, объяснять ребенку новые слова, новые
термины не нужно. Педагог все равно неправильно это сделает и в голове у
ребенка останется субъективное представление. Это, по мнению писателя,
противоречит внутренней свободе ученика. Толстой утверждал, что дети могут
приобретать новые знания сами и “... только бессознательным путем”. [10]
Школа, по его мнению, должна только классифицировать и приводить в порядок
понятия, бессознательно усвоенные в жизни. Толстой придавал огромное значение
практическому опыту детей и даже переоценивал детские способности. Школа не
должна и не может давать детям новые понятия, утверждал Толстой. Однако его
собственная педагогическая деятельность стоит в разрез с этими мыслями. В
своей Яснополянской школе Толстой, опираясь на жизненный опыт ребятишек и их
впечатления, полученные извне, давал детям все новые и новые знания, понятия.
В 70-тых годах изменил свое мнение относительно этого вопроса. Теперь он
считал вполне допустимым сообщать детям новые определения и понятия, если
ученики достаточно подготовлены их осознать и усвоить.
Толстой говорил о свободе ребенка очень красноречиво. Свободу в педагогике он
представлял в позволении ребенку самопроизвольно раскрывать высокие
нравственные качества, свободное выражение ребенком чувств, мыслей, в
позволении ребенку ходить или не ходить на занятия, заниматься или не
заниматься тем или иным делом. Однако он не отрицал возможность
педагогического влияния на детей. Тут же Толстой не подвергает сомнению
изучение религии в школе. А пропаганда религии, равно как и навязывание чего-
нибудь, просто недопустимо в школах, где практикуется свободное воспитание.
Надо признать, что Толстой, отстаивая до конца теорию свободного воспитания,
выступая против любого насилия над ребенком, требуя развития творчества
детей, все же противоречил себе, так как религиозное воспитание как раз давит
на личность ребенка и зачастую порабощает его сознание.
3. Педагогическая деятельность Льва Николаевича Толстого.
Толстой 22 лет от роду открывает в Ясной Поляне, родовом имении, школу для
крестьянских детей. Первый опыт оказался непродолжительным. С весны 1851 г.
Толстой - на армейской службе. Вскоре, после окончания Крымской войны, выйдя
в отставку, он возобновляет учебную работу, но уже с большим числом
крестьянских детей.
И наблюдения Толстого-писателя за поведением ребенка, подростка, юноши, и
школьные опыты Толстого-учителя подсказали ему, что обучение - дело
непростое. Он обращается к специальной литературе, вступает в контакты с
деятелями просвещения, начинает интересоваться опытом разных стран. В 1857
году Толстой предпринимает первое путешествие в Европу: посещает Германию,
Францию, Швейцарию.
А в 1860 году он вторично едет за границу. Он назвал эту поездку
“путешествием по школам Европы”. Толстой посетил тогда Германию, Францию
Швейцарию, Англию, Бельгию. Свои впечатления от виденного он выразил словами:
“Я мог бы написать целые книги о том невежестве, которое видал в школах
Франции, Швейцарии и Германии”.
Эта поездка окончательно утвердила желание иметь свою школу. И это произошло, в
1859 году Яснополянская школа распахнула свои двери навстречу 
первым ученикам. Поначалу намерение графа организовать в своем доме бесплатную
школу было встречено крестьянами с недоверием. В первый день лишь 22 ребенка
несмело переступили школьный порог. Но прошло пять-шесть недель, и число
учеников возросло более чем в три раза. Учеба здесь сильно отличалась от
обычных школ.
Дети крепостных крестьян в то время учились в основном у дьячков и отставных
солдат. Главным средством побуждения к учебе был страх наказания. Толстой же
построил обучение на полной свободе учеников. “Образование, - утверждал он, -
есть потребность всякого человека. Поэтому образование может быть только в
форме удовлетворения потребности. Вернейший признак действительности и
верности пути образования есть удовольствие, с которым оно воспринимается.
Образование на деле и в книге не может быть насильственно и должно доставлять
наслаждение учащимся”. [9]
Занятия начинались в 8-9 часов утра. В полдень - перерыв на обед и отдых.
Затем снова занятие еще 3-4 часа. Каждый учитель давал ежедневно 5-6 уроков.
Уходить ученики могли, когда захочется, даже прямо с урока. В зависимости от
возраста, подготовленности и успехов ученики делились на три группы: младшую,
среднюю, старшую. Ученик не имел строго определенного для него места. Каждый
садился там, где ему хотелось. Заданий домой не задавали. Преобладающей
формой занятий был не урок в обычном смысле, а свободная беседа с учениками:
в ходе ее дети обучались чтению, письму, арифметике, закону божьему,
усваивали грамматические
правила, доступные для их возраста сведения по истории, географии,
природоведению. Их обучали также рисованию, пению.
Содержание обучения изменялось в соответствии с развитием детей,
возможностями школы и учителей, желанием родителей. Сам Лев Николаевич
преподавал в старшей группе математику, физику, историю, некоторые другие
предметы. Чаще всего знания по основам науке он излагал в форме рассказа.
Этим методом обучения Толстой владел в совершенстве. Его рассказы были полны
яркостью, искренностью и эмоциональностью. Ни за плохое поведение, ни за
плохую успеваемость детей в Яснополянской школе не порицали. Толстой в своем
отчете описывает случай, когда он наказал мальчика-вора, повешав на него
позорную табличку. В результате мальчик не только не задумался над своим
поведением, но и еще больше обозлился на всех учеников и вообще людей. И тут
Толстой еще раз убеждается, что наказывать, публично унижать ребенка
небезопасно для его. Наказание моральное или физическое всегда порождает
агрессию. Агрессия, в свою очередь, ни к чему хорошему не приводит.
Принципиальным отличием Яснополянской школы было ее отношение к знаниям,
умениям, навыкам, приобретенными детьми вне школы. Образовательное значение
их не только не отрицалось, как это делалось в большинстве других школ,
напротив - рассматривалось как необходимая предпосылка успеха школьной
деятельности.
Яснополянская школа для крестьянских детей помещалась рядом с домом писателя
- во флигеле, который сохранился до наших дней.   Это было небольшое
помещение, куда дети могли приходить или не приходить. За прогулы никто детей
не наказывал.
Один из ее учеников, Василий Морозов, рассказывает: “В школе у нас было
весело, занимались с охотой. Но еще с большей охотой, нежели мы, занимался с
нами Лев Николаевич. Так усердно занимался, что нередко оставался без
завтрака. В школе вид он принимал серьезный. Требовал от нас чистоты,
бережливости к учебным вещам и правдивости. Не любил, если кто из учеников
допускал какие-нибудь глупые шалости... Любил, чтобы на вопрос ему отвечали
правду, без задней выдумки... Порядок у нас был образцовый за все три года”.
[9]
Толстой считал, что ученики начальной школы должны получать широкий круг
знаний. В Яснополянской школе изучались двенадцать предметов: чтение, письмо,
грамматика, русская история, математика, рисование, беседы из естественных
наук, черчение, пение и другие. Толстой стремился также привить детям
трудовые навыки. Для этого он выделил участок земли, который обрабатывали
школьники. Ребята посеяли и вырастили лен, горох, морковь, репу и сами убрали
урожай. По словам очевидцев, они работали здесь с радостью, ибо не видели
барщины, которая была отменена Толстым в Ясной Поляне до реформы 1861 года.
Яснополянская школа была полной противоположностью казенным школам - русским
и зарубежным. В ней царил дух сознательной дисциплины, который ревностно
охранялся и развивался самими учениками, очень любившими свою школу и своего
учителя – Льва Толстого.
Быть учителем в Ясной Поляне оказалось гораздо сложнее, чем в школе с жестким
расписанием уроков, принудительной дисциплиной, набором известных средств
поощрения и наказания. Здесь от учителя требовалось постоянное нравственное и
интеллектуальное напряжение, умение в данный момент учитывать состояние и
способности каждого из своих воспитанников. От учителя требовалось
педагогическое творчество.
Очень скоро школа в Ясной Поляне, благодаря необычайно быстрым успехам детей,
приобрела самую лучшую репутацию у окрестных крестьян, так что к Толстому
порой возили учеников за 50 верст.
Педагогическая деятельность Толстого не ограничивалась Ясной Поляной. Он
несколько раз прерывался, чтобы заняться иной деятельностью. По его
инициативе в Крапивенском уезде Тульской губернии действовало не менее
двадцати народных школ. Его опыты, для того времени столь необычные,
привлекали к себе внимание общественности, русской и зарубежной. В Ясную
Поляну приезжали учителя из многих стран. Их  притягивали гуманстические идеи
Яснополянской школы.
Лев Толстой издавал специальный педагогический журнал “Ясная Поляна”.
Программа его включала описание новых приемов обучения, новых принципов
административной деятельности, распространения книг среди народа, анализ
свободно возникающих школ. Он приглашал к сотрудничеству в журнале учителей,
смотрящих на свое занятие не только как на средство существования, не только
как на обязанность обучения детей, но как на область испытания для науки
педагогики. Толстой опубликовал в журнале многие свои статьи.
Толстой написал одиннадцать статей, в которых показал ошибочность системы
народного образования в царской России и в буржуазных странах Западной
Европы, одновременно изложив свои педагогические взгляды. Он убедительно
доказал, что правящие классы ни в России, ни в зарубежных странах не
заботятся о настоящем образовании детей из народа, что школы не отвечают
интересам народа.
Толстой писал тогда, что русским людям необходимо народное образование,
народные школы и училища. Писатель задумал создать “Общество народного
образования”, целью которого должно было явиться “Распространение образования
в народе”. Но царское правительство не дало на это разрешения, и тогда
Толстой написал, что он хотя бы и один, но будет составлять “тайное общество
народного образования”.
Толстой целиком посвятил себя работе в школе и изданию педагогического
журнала “Ясная Поляна”.
Вот отрывок из его статьи, дающий хорошее представление об этой школе.
“Уже давно виднеются из школы огни в окнах, и через полчаса после звонка, в
тумане, в дожде или в косых лучах осеннего солнца, появляются на буграх...
темные фигурки, по две, по три, и поодиночке... Дорогой почти никогда я не
видал, чтобы ученики играли - нечто кто из самых маленьких или из вновь
поступивших... С собой никто ничего не несет - ни книг, ни тетрадок. Уроков
на дом не задают. Мало того, что в руках ничего не несут - им нечего и в
голове нести. Никакого урока, ничего, сделанного вчера, он не обязан помнить
нынче. Его не мучит мысль о предстоящем уроке. Он несет только себя, свою
восприимчивую натуру и уверенность в том, что в школе нынче будет весело так
же, как вчера. Он не думает о классе до тех пор, пока класс не начался.
Никогда никому не делают выговоров за опаздывание, и никогда не опаздывают,
нешто старшие, которых отцы другой раз задержат дома какой-нибудь работой. И
тогда этот большой рысью, запыхавшись, прибегает в школу”. [9]
Однако деятельность Толстого вызывала недовольство властей. Во время его
отъезда на кумысолечение в Башкирию в Ясной Поляне был произведен обыск.
Узнав об этом, Л. Толстой обратился к Александру 11, протестуя против
жандармского произвола. Через какое-то время от царя в Ясную Поляну приезжал
жандармский офицер с извинениями. Но продолжать после случившегося
учительскую деятельность было невозможно. Преследования за педагогическую
деятельность со стороны властей и окрестных помещиков не прекращались.
Толстой был подавлен таки жестоким и несправедливым отношением к его дело. И
в ответ на действия властей Толстой прекращает преподавать в школах и
выпускать журнал.  Направление журнала “Ясная Поляна” было сочтено как
ломающее все основные правила религии и нравственности, и вышедший в декабре
1862 году двенадцатый его номер оказался последним.
В 70-е годы Толстой создает “Азбуку” и “Новую азбуку”, ради которой прерывает
даже работу над “Анной Карениной”.
Давно вынашивал Толстой замысел учебной книги для самых маленьких. Общий
план, ее содержание и логическая структура разрабатывались довольно долго. Об
этом занятии часто говорил с волнением: “Что из этого выйдет - не знаю, а
положил в него всю душу”. С “Азбукой” связывал Толстой самые смелые и светлые
надежды, полагая, что несколько поколений русских детей, от мужиков до
царских, будут учиться по ней, получая первые поэтические впечатления.
Толстой даже высказался в таком роде: “Написав эту “Азбуку”, мне можно будет
спокойно умереть”. [9]
“Азбука” графа Л. Толстого стала событием в педагогике. Она в значительной
степени оправдала надежды автора. А между тем многим казалось, что начальное
обучение - дело недостойное таланта великого писателя. Значение нового
педагогического труда не сразу было понято и оценено современниками. Однако
Толстой был убежден, что с первой ступени обучения начинается и духовное
развитие ребенка. Будет ли учение для ребенка радостным, возникнет ли у него
бескорыстный интерес к познавательной деятельности, будет ли он впоследствии
ставить духовные ценности выше материальных благ - все это во многом зависит
от его первых шагов в мир знания. Развитие духовного начала без школы едва ли
может состояться. Это ее приоритетная задача, более важная, чем сообщить
некую сумму знаний. Вот ее решать и стремился Толстой своей “Азбукой”. В
“Азбуке” были поучающие рассказы на разные темы, в том числе и о физике,
природе. Многие рассказы пронизаны религиозной тематикой.
“Азбука” графа Л. Н. Толстого - комплекс учебных материалов из четырех книг.
Это своеобразная энциклопедия, объясняющая детям окружающий  мир.
Художественно обогащая, она раскрывала основные понятия физики, химии,
ботаники, зоологии, рассказывала о жизни растений, внешних чувствах человека
и животных, явлениях магнетизма, электричества и многом другом. “Азбука графа
Л.Н.Толстого” возбудила среди методистов горячие споры.
“Новая азбука” - новый комплекс учебных материалов - была более универсальной,
усовершенствованной в результате полемики с оппонентами. Она получила
позитивную оценку в прессе, была допущена министерством в народные школы. При
жизни Толстого она выдержала  свыше тридцати изданий.
     
4. Лев Николаевич Толстой – гордость всей России.
Лев Николаевич Толстой – гениальный русский писатель, педагог, безумно много
сделавший для России, для русских детей и для русского образования в целом.
Веря в свои идеалы и лучшую жизнь, он с силой настоящего льва защищал их и
стремился донести информацию людям. Лев Толстой никогда не был пустым
теоретиком, не сделавшим ничего реального для своей страны, дома, семьи,
детей. Толстой всю свою жизнь посвятил работе: он  преподавал, был
инициатором многих проектов, писал романы, статьи, выпускал книги для детей,
разрабатывал различные методы обучения; в его доме всегда было много детей, с
которыми он душевно разговаривал, помогал разобраться в сложных вопросах. Его
взгляды развивались в кипучей действительности, его взгляды – самая жизнь,
противоречива и изменчива, но всегда глубока и мудра. О Толстом писали многие
великие писатели, педагоги, политики. Ленин блестяще выявлял все промахи и
неточности во взглядах Толстого, объяснял их с разных сторон. Также о Толстом
писала Крупская. По ее мнению, знать творчество Л. Толстого нужно знать всем
начинающим учителям, каких бы взглядов они ни придерживались бы.
Действительно, Л. Толстой высказывал ценные мысли, предлагая давать детям
свободу выбора, требуя равноправия между крестьянами и баронами. Читая
художественные и педагогические произведения Л. Н. Толстого, можно изучать
целую эпоху крестьянской революции. Толстой вобрал в себя все чувства, боли и
страдания всего народа того времени.
Россия никогда не могла похвастаться хорошо устроенной экономикой, мудрыми и
человечными правителями, но только здесь, на русской земле, рождались великие
гениальные поэты, писатели, учителя, о которых знает весь мир, труды которых
никогда не утратят своей актуальности. Одним из таких великих людей и
является Лев Николаевич Толстой, великий писатель, педагог, чуткий психолог и
искусный знаток детской души.
Список используемой литературы:
1. Вейкшан В. А. “Л. Н. Толстой о воспитании и обучении”. Москва – 1953 г.
2. Гончаров Н. К. “Педагогические идеи и практика Л. Н. Толстого в книге
“Историкопедагогические очерки”” М.1963 г.
3. Гусев Н. Н. “Лев Николаевич Толстой”. Москва – 1963 г.
4. Константинов Н. А. и другие “История педагогика”. Москва – 1982 г.
5. Ломунов К.Н. “Лев Толстой. Очерк жизни и творчества” М. – 1984 г.
6. Ольховый Б. “Л. Н. Толстой. К столетию со дня рождения // Народный
учитель. 1928 год. №  9.
7. Опульская Л. Д. “Л. Н. Толстой”. – М.: Наука, 1979 г.
8. Самойличенко Н. В. “Идеи свободного воспитания в наследии Ж. Ж. Руссо, Л.
Н. Толстого, К. Н. Вентцеля”. Иркутск – 2000 год.
9.   Толстой Л. Н. “Педагогические сочинения”. Москва – 1989 г.
10. Толстой Л. Н. “Педагогические сочинения”. Москва – 1953 г.
11. Толстой Л. Н. Собр. соч. в 22-х т. М.: Художественная литература.
12. Толстой Л. Н.  “Детство. Отрочество. Юность”. Там же. – Т –1.
13. Толстой Л. Н.  “Моя жизнь”. Там же. Т. – 10.
14. Толстой Л. Н.  “Кому у кого учиться писать крестьянским ребятам у нас или
нам у крестьянских ребят?” Там же. – Т. 15.
15.  Толстой Л. Н.  “Что такое искусство?” Там же.
16.  Толстой Л. Н. “Воспитание и образование” Там же. Т. – 16.
17.  Толстой Л. Н. “Прогресс и определения образования”. Там же. Т. -  16.
18.  Толстой Л. Н.  “Исповедь”. Там же. Т. – 16.
19.  Толстой Л. Н. “О народном образовании”. Там же. Т. – 16.
20.  Толстой Л. Н.   Дневники. Там же. Т. – 21, 22.
21.  Шацкий С. “Толстой - педагог”. Пед .соч. т.3. 1964 г.
22.     Шкловский В. Б. “Лев Толстой”. Москва – 1963 г.