Каталог :: Медицина

Реферат: О тех, кто делает вирусологию

                         Арзамасское медицинское училище                         
     

РЕФЕРАТ

по микробиологии Тема: “О тех, кто делает вирусологию” Выполнила: студентка гр. С-1 Лытунина Лена Проверила: г. Арзамас 2002г. Вирусологию, как и любую другую науку, делают люди. Их немало – многие сотни человек в одной стране. В мире - их тысячи. Но есть среди них люди, которые закладывают основы науки, краеугольные камни, в здание, в котором потом трудится большая армия учёных и их верных помощников – лаборантов и препараторов. Двигают науку тысячи, путь движения указывают единицы. Именно о них мы и говорим – они делают вирусологию. Творцом вирусологии является Д.И. Ивановский. Это хорошо известный физиолог растений, сотрудник Петербургского университета, командированный в Крым для изучения мозаичной болезни табака, изложил итоги своих изысканий в диссертации “О двух болезнях табака”, защищённой в 1882г., и в книге, опубликованной под тем же названием в 1892г. Этот год считается годом открытия вирусологии. Он умер в 1920г., будучи профессором кафедры физиологии растений Ростовского университета и не занимаясь в последние годы жизни исследованиями в области вирусологии. Лев Александрович Зильбер (1894-1966г.г.) ровесник, соученик и друг П.Л. Капицы и В.А. Энгельгардта, Лев Александрович и как учёный и как личность оказал колоссальное влияние и на сверстников и на потомков. С ним, как с живым, и сейчас спорят, советуются и даже. ссорятся ныне живущие и активноработающие учёные. Зильбер сыграл огромную роль в онковирусологии. Но это только одна, хотя очень важная сторона его деятельности. Сейчас мы коснёмся другой стороны его деятельности, которая связана с его руководством первой экспедицией по изучению таёжного энцефалита на Д. Восток. В 1987г. Вот, что говорит А.А. Смородинцев, современник, участник всех работ того периода: “Надо сказать, что более подходящей кандидатуры, конечно, чем Л.А. Зильбер, для решения столь сложной задачи в ту пору подобрать было невозможно. Одна из участниц экспедиции, впоследствии профессор А.К. Шубладзе однажды, вспоминая ту историю, весьма точно заметила, что Зильбер был вирусологом уже тогда, когда у нас ещё вирусологией не пахло”. В отличие от многих учёных он не раз в своей жизни резко менял цель и направление научных поисков и почти всегда добивался успеха. Он никогда не расслаблялся при создании уже достигнутых им крупных открытий. Л.А. Зильбер был известен в научном мире не только как неиссякаемый генератор самых неожиданных, ошеломляющих идей, но и как прекрасный исследователь – методист, который любую фантастическую идею способен поставить на твёрдый фундамент чёткого и красивого эксперимента, отчего из области фантастики она сразу переходила в область научного факта. Поручение, которое получил профессор, имело смысл правительственного задания, и он с небольшой группой специалистов в 1937г. отправился на Д. Восток. За 1 сезон 1937г. экспедиции удалось сделать многое. Во-первых, был найден переносчик инфекции – лесной клещ. Причём сам ход поиска характерен для Зильбера и небезынтересен. Изучив десятки случаев заболеваний за несколько лет, он пришёл к выводу, что источник имеет не просто очаговый характер в тайге, но ярко выраженный сезонный (май-июнь). Известный в те годы японский энцефалит Зильбер отмёл сразу, т.к. переносчиками являются комары, пик сезонной активности которых падает на другое время. Таким образом, при сравнении графика заболеваний и графика сезонной активности разных видов кровососущих “под подозрение” попал клещ. Впоследствии – в 1938г. – это было неопровержимо доказано нашими паразитологами и вирусологами, которые обнаружили вирус-возбудитель КЭ в слюнной железе клеща. Во-вторых, сотрудники Зильбера сразу же стали вводить мозг умерших от энцефалита людей белым мышам. Поскольку мыши заболевали и погибали, необходимо было убедиться, что именно вирус является причиной заболевания и смерти. Иммунизируя животных, из-за несчастного случая получил несколько доз возбудителя КЭ и тяжело заболел молодой учёный – будущий академик, герой Социалистического труда – М. Чумаков. Работая в госпитале с возбудителем КЭ, заразился и ослеп флотский врач – будущий профессор – В. Соловьёв. Впоследствии, продолжая эту работу, мы потеряли также известного в те времена паразитолога Б.И. Померанцева. Он принадлежал к той категории исследователей, которые любят работать в одиночку по собственным планам. Неутомимый ходок, он однажды далеко зашёл в тайгу и вынужден был там заночевать, а утром снял с себя много клещей. Он вернулся в лагерь, но, несмотря на принятые меры, спасти его не удалось. Потом в Москве, в лаборатории, мы потеряли врача Н.В. Каган и лаборантку Т. Уткину. Надежда Вениаминовна заразилась оттого, что рукой потёрла глаза, и этого было достаточно, чтобы инфекция попала на слизистую оболочку глаз. Но после таких потерь мы срочно приняли ряд мер: стерилизовали все помещения, где шла работа с возбудителем КЭ, изготовили защитные маски для лица, защитные прозрачные экраны, и т.д. Вместе с академиком Е.Н. Павловским мы руководили вторым этапом экспедиции в 1938г. Это были сложные годы. В тот период Зильбера отстранили от работы. Неожиданная вспышка тяжёлого заболевания столь ошеломила людей, что вызвала подозрение в бактериологической диверсии, и это подозрение пало на. него. Это было настолько нелепо, что группе учёных в конце концов удалось доказать абсурдность такого обвинения, и подозрение с Льва Александровича было снято. Более того, когда он был всё ещё “не у дел”, наиболее активным научным сотрудникам экспедиции по КЭ была присуждена государственная премия, и мы добились того, что в число лауреатов был включён и Зильбер. Но это было позже. Это говорит А.А. Смородинцев о Л.А. Зильбере. Сердце самого Анатолия Александровича перестало биться менее чем через год после опубликования в журнале “Знание - сила” этой статьи, в августе 1986г., на 86-м году жизни. Второй по возрасту и один из двух самых первых советских вирусологов А.А. Смородинцев также значителен и незабываем. Создатель и руководитель первой вирусологической лаборатории в Ленинграде, руководитель отдела вирусологии Всесоюзного института экспериментальной медицины в Москве, из которой при его деятельном участии в 1946г. был создан Институт вирусологии им. Д.И. Ивановского А.М.К. СССР, руководитель второй, а затем и многих других экспедиций на Д. Восток для изучения природно-очаговых инфекция, создатель отдела вирусологии Института экспериментальной медицины в Ленинграде (1947г.), Всесоюзного института гриппа Минздрава СССР – также в Ленинграде (1967г.) – вот только краткий перечень организационных деяний Анатолия Александровича. А научный вклад! Выдающийся специалист в области медицинской вирусологии, Смородинцев внёс фундаментальный вклад в изучение природы противовирусного иммунитета, в создание и внедрение в практику новых вакцин против целого ряда вирусных инфекций, в раскрытие этиологии вирусных заболеваний. Капитальные теоретические исследования Смородинцевым противовирусного иммунитета позволили обосновать и раскрыть своеобразие защитных механизмов врождённой неспецифической резистентности: лихорадочных реакций, гуморальных вируснейтрализующих инибиаторов, клеточной неперписсивности, элиминации фолоцитами заражённых вирусами клеток. Им открылась важная роль местного секреторного иммунитета при гриппе, установлен обратимый характер взаимодействия вирусов с антителами и кооперативное участие иммунных макрофагов и Т-лимфоцитов в формировании защитно- воспалительных реакций. Под его руководством на территории СССР изучены новые широко распространённые вирусные заболевания – японский энцефалит на Д. Востоке (1938г.), геморрагический пифрозонефрит зоонозной природы (1940г.), новая форма клещевого весенне-летнего энцефалита – двухволновый менингоэнцефалит, передающийся людям не только укусами клещей, но и через молоко заражённых коз (1948г.). Особенно велики заслуги Смородинцева в разработке целой серии оригинальных и высокоэффективных противовирусных вакцин: против КЭ (1941г.), эпидемического паротита (1954г.), кори (1963г.), полиомиелита (1959г.). Из всех деяний А.А. Смородинцева особо надо выделить полиомиелитную эпопею. Блестящая по результатам и беспримерная по мужеству, именно героическая работа в содружестве с А. Сэбином и М.П. Чумаковым, завершившаяся фактической ликвидацией этого тяжёлого заболевания в масштабах целых континентов. В 1963г. Смородинцев и Чумаков за создание и внедрение в практику полиомиелитной вакцины были удостоены Ленинской премии. Виктор Михайлович Жданов (1914-1987г.г.). С 1936 по 1946г. – военный врач. С 1946 по 1950г. – руководящий сотрудник Харьковского института эпидемиологии и микробиологии. С 1950г. – в Минздраве СССР, вскоре – заместитель министра – главный санитарный врач СССР. С 1961г. – по его настоятельной просьбе “брошен на низовку” (его собственное выражение) – стал директором Института вирусологии им. Д.И. Ивановского АМН СССР и оставался им до кончины, т.е. 26 лет. В 30 с небольшим – член-корреспондент АМН, в 46 – академик АМН СССР, автор 30 монографий, 3-х открытий, тысяч (!) статей. основатель (1955г.) и гл. редактор журнала “Вопросы вирусологии”, почётный член ряда иностранных научных обществ (Чехословакия, ГДР, Польша, Индия, США и др.), почётный член Венгерской академии наук, с 1970г.-1974г. президент Международной ассоциации микробиологических сообществ, постоянный консультант Всемирной организации здравоохранения. Награждён орденом Бифуркационной иглы за участие в осуществлении программы ВОЗ по глобальному искоренению оспы. Логическим результатом фундаментальных исследований, проведённых Ждановым, является использование генной инженерии для разработки биотехнологии производства вакцин и интерферона. Он проводил большую популяризаторскую работу. В качестве примера приведём написанную им вместе с учениками книгу “Тайны третьего царства”, выдержавшую 2 издания (1975 и 1981г.г.) и переведённая на французский и японский языки, и “Рассказы о вирусах” (1986г.). Книги Жданова переведены на 13 языков народов мира. Последние годы жизни он посвятил изучению СПИДа. Михаил Петрович Чумаков – патриарх вирусологии, единственный из всех советских вирусологов Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Гос. премий СССР, лауреат премии АМН СССР им. Д.И. Ивановского, действительный член СМН СССР. Михаил Петрович окончил 1-й Московский медицинский институт в 1931г. и с тех пор работал в области вирусологии. После 6-летнего периода работы в институте микробиологии Чумаков в 1936г. целиком и полностью включился в вирусологическую работу. До 1937г. он старший научный сотрудник, а затем и зав. лабораторией отдела вирусологии Всесоюзного института экспериментальной медицины. Чумаков впервые выделил и изучил вирусы крымской и Омской геморрагических лихорадок, кемеровской лихорадки, показал единство этиологии геморрагического пифрозонефрита на Д. Востоке и в Европейской части СССР. Исследования природы, иммунологии и профилактики нейровирусных инфекций, кори, трахомы и др. вирусных заболеваний продолжались Чумаковым в Институте неврологии АМН СССР с 1944-1950г., а затем в Институте вирусологии АМН СССР, директором которой он был с 1950г. по 1954г. В 1955г. начался новый этап в деятельности М. Петровича, связанный с проблемой полиомиелита. В 1955г. по его инициативе создаётся Институт полиомиелита, которым он руководил до 1972г. Именно здесь были проведены фундаментальные многоплановые исследования, завершившиеся разработкой технологии и организацией крупносерийного производства живой полиомиелитной вакцины. За эту работу в 1963г. Чумаков вместе со Смородинцевым были удостоены Ленинской премии. .1943г. Вениамин Иосифович Вотяков – выпускник 2-го Московского медицинского института в звании капитана медицинской службы направляется на фронт, в действующую армию и заканчивает войну в Венгрии в звании майора. После войны, окончив аспирантуру, он соглашается занять кресло директора в Белорусском научно-исследовательском институте эпидемиологии и микробиологии. В 50-е годы, казалось бы, не до “чистой” науки, но мысль о ней начинающего учёного не оставляет. И первым реальным шагом в этом направлении стало изучение и создание нового препарата оспенной вакцины. И она оказалась одной из лучших в мире. Её авторы получили медали и дипломы ВДНХ, но самое главное: после внедрения этой вакцины в практику, была закрыта в институте лаборатория по изучению поствакциональных осложнений. В 1969г. Вотяков организовывает в институте отдел поиска и изучения противовирусных препаратов. Уже через полгода Президиум АМН создаёт Проблемную комиссию союзного значения: “Химиотерапия и химиопрофилактика вирусных инфекций”, председателем которого назначается профессор Вотяков. В 1971г. его направляют в ответственную и весьма опасную командировку в Боливию. Там уже несколько лет поражает людей неведомая болезнь, сводящая в могилу многие сотни заболевших. По клинической картине это – типичная геморролическая лихорадка. Можно думать, что вызывается она вирусом, но каким? Кто его носитель? Каковы пути передачи? Вотяков установил, что распространяется вирус с мочой местных мышевидных грызунов, которые особенно любят бананы, отловил несколько десятков этих зверьков и в специальном сосуде с жидким азотом подготовил для доставки домой, т.к. в лабораторных условиях можно будет выделить вирус и попытаться приготовить вакцину. Но довести исследование до конца не удалось: очередной правительственный переворот – и новая администрация разрывает договор с советскими специалистами. Но работа Вотякова продолжается в Минске. Там в институте он создёт специальную лабораторию – боливийский геморагической лихорадки, где начинаются исследования по идентификации возбудителя, поиску защиты от инфекции. Почти десятилетие спустя после боливийской эпопеи именно Вотякову было поручено создать единственный в стране центр по изучению особо опасных вирусных инфекций. В 1973г. вместе с группой сотрудников института Вотяков участвовал в экспедиции на северный берег Кольского полуострова. За год до этого состоялась первая “разведочная” экспедиция, которая принесла ошеломляющие результаты – группе из 4 человек за 2 недели удалось выделить от птиц 6 вирусов, ранее на территории Европы неведомых. Ещё по дороге к стойбищу Дальние Зеленцы, где планировалось устроить базу экспедиции, на теплоходе Вотяков прислушался к разговору случайных попутчиков: - Комар для приезжего – хуже медведя. Может запросто заесть до смерти. А вот местные страдают меньше. У меня на месте укуса волдырь с пуговицу, а у них и следа не видно. Слова эти, в общем-то, не открытие Америки. Но только сейчас Вотяков нашёл ответ на это явление: прокалывая кожу, насекомые вводят в ранку слюну, в которой есть в-ва, препятствующие свёртыванию крови. Но если человек подвергается укусам комаров достаточно регулярно, то в его организме вполне могут образоваться антитела, которые станут препятствовать впрыскиванию слюны. Вернувшись с Севера, он специально занимался этой проблемой. В итоге – крупное научное открытие неизвестного ранее объективно существующего природного явления. В местах, где имеются природные очаги различных вирусных заболеваний, домашний скот прививают не против этих нескольких вирусов, а вакциной против слюны кровососов. Работа В.И. Вотякова продолжается.