Каталог :: Медицина

Доклад: Динамическая локализация психических функций

              Московский Гуманитарно-Экономический Институт              
                           Нижегородский Филиал                           
                           Факультет Психологии                           
                                  ДОКЛАД                                  
     по предмету: Психофизиология
     на тему: Динамическая локализация психических функций
студентки 2-го курса
группа 12П6-2001
Ворониной А.В.
Проверил:
     
     
                                   ПЛАН                                   
Введение
1. Динамическая локализация психических функций  и клиническая нейропсихология
1.1. Фактор
1.2. Сидром
1.3. Симптом
2. Современное развитие концепции А.Р.Лурия
Заключение
Литература
     ВВЕДЕНИЕ
Одна из важнейших теоретических предпосылок психофизиологии - понимание
психической функции как функциональной системы, состоящей из иерархически
связанных между собой звеньев. При этом выделяются звенья, инвариантные для
выполнения функциональной системой своей роли (цель, результат) и вариативные
(операции, средства достижения результата, соответствующего цели). Такой
подход позволил сформулировать А.Р. Лурии концепцию мозговой системной
динамической локализации функций, основные положения которой состоят в
следующем. Всякая психическая функция обеспечивается совместной интегративной
работой различных мозговых зон, каждая из которых вносит свой специфический
вклад в реализацию определенного звена в составе функциональной системы. В
соответствии с иерархическим строением функции определенные структуры мозга
имеют различное значение для обеспечения психических процессов. В связи с
этим аномальное функционирование отдельных участков мозга могут приводить к
более или менее существенному дефициту в психических процессах, затрагивая
различные уровни и звенья в их обеспечении.
     1. ДИНАМИЧЕСКАЯ ЛОКАЛИЗАЦИЯ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ И КЛИНИЧЕСКАЯ НЕЙРОПСИХОЛОГИЯ
При реализации того или иного вида психической деятельности в нее не всегда
включены все структурные единицы мозга, связанные с исчерпывающей
представленностью психических процессов. В зависимости от степени
сформированности, интериоризации или автоматизации функции происходит
"свертывание" количества необходимых афферентных и эфферентных звеньев как в
ее внешнем развертывании, так и в отношении обеспечивающих их протекание
мозговых зон. Концепция системной динамической локализации функций
предполагает своеобразное их "пересечение" между собой в тех звеньях, которые
являются общими для различных видов психической деятельности.
Из этих положений вытекает ряд следствий, лежащих в основе
нейропсихологической диагностики и значимых для клинической нейропсихологии.
Изменения в работе мозга обычно приводят к нарушению лишь отдельных мозговых
зон или взаимодействия между ними, в связи с чем психический процесс страдает
не глобально, а избирательно, в пределах его различных составляющих.
Существенно подчеркнуть, что при этом остаются сохранные звенья,
обеспечиваемые работой интактных мозговых зон или систем. Естественно, при
этом происходит перестройка всего психического процесса, а степень
дефицитарности определяется ролью пострадавшего звена в целостной системе
психической функции. Показателями такой перестройки функции могут быть ее
развернутое, неавтоматизированное выполнение, переход с непроизвольного
уровня реализации на произвольный, диссоциация между сохранным выполнением
заданий на непроизвольном уровне с недоступностью или затрудненностью
произвольного осуществления деятельности. Сюда же относятся такие проявления,
как сохранность выполнения действия в одной модальности и нарушение - в
другой, замедление или неравномерность темпа деятельности, латентность
включения в нее, чувствительность психических функций к условиям их
реализации (шум, помехи, одновременная нагрузка на несколько психических
процессов).
Вместе с тем, поскольку, психические функции содержат в своей структуре общие
звенья, выпадение одного из них, как правило, может приводить к нарушению
"набора" психических процессов при поражении одного определенного участка
мозга, обеспечивающего реализацию данной общей составляющей. На этих основных
следствиях из теории системной динамической локализации психических функций
базируется метод синдромного анализа их нарушений при локальных поражениях
мозга. В концепции данного метода представлены три основных понятия клинической
нейропсихологии: фактор, синдром и симптом
.
     1.1. ФАКТОР
Наиболее сложным и до настоящего времени не окончательно установившимся
является понятие "фактор", направленное на преодоление психофизического
параллелизма и несущее в себе как физиологическое, так и психологическое
содержание. С одной стороны, фактор - определенный вид аналитико-
синтетической деятельности специфических, дифференцированных, определенных
мозговых зон. В этом смысле фактор выступает как результат деятельности
мозга. С другой стороны, фактор как бы вводится в структуру психических
функций; имея специфику, отражающую функциональную неоднозначность зон мозга,
он обеспечивает реализацию одного из звеньев функциональной системы и,
вследствие этого, представлен в ней как психологическая составляющая.
Можно сказать, что с помощью фактора устанавливается соответствие между двумя
основными детерминантами психического отражения: того, что отражается из
внешней и внутренней среды, и того, как в специфических формах активности
мозговых зон оно осуществляется. Поскольку в данном контексте понятие
"фактор" - одно из фундаментальных, обратимся к примеру.
Известно, что человек живет и действует в условиях пространственно
организованной внешней и внутренней среды. Отражение этого свойства -
свойства пространственной организации мира - необходимо для многих видов
деятельности (оценка расстояния, осуществление движений, решение
конструктивных задач, понимание разрядного строения чисел, оценка
пространственных различительных признаков букв, представления о схеме
собственного тела и т.п.). Это свойство находит свое представительство и в
речи в виде слов "над", "под", "справа", "слева"; сравнительных конструкций;
инвертированных предложений и падежей ("брат отца" - "отец брата"). Наконец,
существуют представления и о "квазипространственной" организации лексического
опыта человека, хранения в памяти системы значений слов в виде "деревьев",
"гнезд", "семантических полей".
Известно также, что при поражении височно-теменно-затылочной области (TPO)
нарушается возможность оперирования с пространственно ориентированными
объектами. На этом основании можно высказывать суждение, что зона TPO
обеспечивает в психической деятельности фактор пространственного и
квазипространственного анализа и синтеза.
Другой пример. Отражение мира, его картина может быть в различных случаях
построена на основании анализа стимулов, поступающих либо во временной
последовательности (сукцессивно), либо поступающих одновременно
(симультанно). Несмотря на то, что оба эти способа в индивидуальном опыте
существуют во взаимодействии, можно выделить виды деятельности, связанные
преимущественно с одним из них. Так, слуховое восприятие речи - процесс
сукцессивный, а зрительное восприятие предметов - симультанный. Показано, что
симультанная организация психических процессов в целом страдает при поражении
правого полушария мозга, а сукцессивная - левого. В таком случае есть
основания говорить о факторах симультанности и сукцессивности, как
специфических для соответственно правого и левого полушарий мозга.
Оба эти примера показывают всю сложность и разноуровневость проявления
факторов, возможность их отнесения к более крупным или дробным структурно-
функциональным единицам мозга. Существующие на сегодняшний день данные
позволяют выделить целый ряд факторов, "привязанных" к работе различных зон
мозга на различных уровнях его горизонтальной и вертикальной организации.
     1.2. СИНДРОМ
Синдром определяется как сочетанное, комплексное нарушение психических
функций, возникающее при поражении определенных зон мозга и закономерно
обусловленное выведением из нормальной работы того или иного фактора. В
частности, из приведенного выше примера следует, что при поражении зоны TPO
должны нарушаться зрительно-пространственное восприятие, речь, праксис,
наглядно-действенное мышление, счетные операции и другие процессы, для
реализации которых необходим пространственный анализ и синтез. Именно такую
картину нарушения психических функций при данной локализации патологического
очага показывают клинические наблюдения. Важно отметить, что нарушение
пространственного фактора закономерным образом объединяет расстройства
различных психических функций внутренне связанных между собой. В этом смысле
- нарушение фактора является синдромообразующим, формирующим структуру
синдрома радикалом.
     1.3. СИМПТОМ
С понятием "фактор" не менее тесно, чем "синдром", связано понятие
"симптом". Как правило, оно употребляется в двух смыслах,
соответствующих этапам самой процедуры нейропсихологического обследования
больного. На первом этапе предварительной ориентировки в общем состоянии у
больного психических функций устанавливается проявление их недостаточности в
виде речевых расстройств, нарушений движений и т.д. В этом смысле симптом есть
внешнее проявление функционального дефицита. Учитывая сказанное выше о
многозвеньевой структуре функции, следует отметить, что на этом этапе
исследования симптом проявления дефицита психической функции является
многозначным, то есть может свидетельствовать о широкой зоне поражения мозга и
не является дифференцированным критерием топики очага поражения. На следующем
этапе проводится целенаправленное изучение симптомов, их нейропсихологическая
квалификация с установлением нарушенного фактора, лежащего в основе
формирования симптома и придающего ему "локальный" смысл.
Обобщая в целом взаимосвязь понятий симптом, синдром и фактор, можно
определить, что нейропсихологический синдром представляет собой закономерное,
типичное сочетание симптомов, в основе возникновения которых лежит нарушение
фактора, обусловленное дефицитом в работе определенных мозговых зон в случае
локальных поражений мозга или определенным типом мозговой дисфункции,
вызванном другой, нелокальной патологией. Главной целью нейропсихологического
диагностического обследования является установление закономерного сочетания
нейропсихологических симптомов на основе определения синдромообразующего
нарушенного фактора.
     2. СОВРЕМЕННОЕ РАЗВИТИЕ КОНЦЕПЦИИ А.Р.ЛУРИЯ
Концепция А.Р. Лурия о системной динамической локализации высших психических
функций открыла новые возможности для изучения проблемы “мозг и психика” с
чисто материалистических позиций. Если прежде (до А.Р. Лурия) никто не
сомневался в возможности локализации (т.е. в четком соотнесении с
определенными мозговыми образованиями) так называемых элементарных сенсорных
и моторных процессов (зрительных, слуховых ощущений, моторных реакций и
т.д.), однако оставался открытым вопрос о возможностях локализации высших
психических функций (восприятия, памяти, речи и др.), то после работ А.Р.
Лурия этот вопрос был в принципе решен. Факторный анализ нарушений высших
психических функций позволил по-новому объяснить их мозговую организацию и
открыл широкие перспективы дальнейших исследований в этой области.
А.Р. Лурия, разрабатывая нейропсихологию как новую отрасль психологической
науки, намеренно ограничивал сферу своих интересов высшими психическими
функциями (когнитивными, двигательными), что отразилось и на названии теории,
объясняющей соотношение мозга и психики (“теория системной динамической
локализации вьющих психических функций”). Эмоционально-личностные явления и
сознание, как предметы специальных нейропсихологических исследований в его
трудах, если и встречаются, то только в контексте общего описания
нейропсихологических синдромов. Их изучение должно стать следующим этапом
развития нейропсихологии. Однако А.Р. Лурия не сомневался в безусловной
необходимости и принципиальной возможности изучения проблем личности и
сознания с позиций нейропсихологии.
Относительно нейропсихологии личности (или эмоционально-личностной сферы)
А.Р. Лурия говорил, что в истории науки известны неудачные попытки связать
понятия “личность” и “мозг” в виде “неоклейстизма” (одного из вариантов
узкого локализационизма) или апелляции к исключительно надматериальной
духовной природе личности. Решение этой проблемы он видел лишь в рамках
теории системной динамической локализации психических функций, считая, что
признание прижизненного формирования личности и поиски системной динамической
мозговой организации ее различных составляющих (параметров, компонентов,
аспектов) являются необходимыми условиями нейропсихологического рассмотрения
проблемы. Учитывая большой вклад Б.В. Зейгарник в изучение проблемы личности,
патологии мотивов деятельности и их иерархии, А.Р. Лурия указывал на
необходимость строго дифференцировать в личности то, что связано с
органической патологией мозга, и то, что обусловлено социальными факторами
жизни, преломленными через ситуацию болезни. К личностным дефектам, как
известно, А.Р. Лурия относил нарушения саморегуляции поведения, расстройства
произвольного контроля, нарушения критики, которые он связывал с патологией
третьего блока мозга, а также эмоциональные и мотивационные нарушения,
возникающие при поражении и третьего, и первого блоков. Он считал, что
“вопрос об отношении нейропсихологии к проблеме личности является очень
сложным, однако крайне актуальным... Его решения требует само развитие и
нейропсихологии, и общей психологии”.
Эти и другие высказывания А.Р. Лурия относительно нейропсихологического
анализа эмоционально-личностной сферы не оставляют сомнения в том, что он был
убежден в возможностях решения этого круга проблем с естественнонаучных
позиций.
     

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На современном этапе развития нейропсихологии весьма актуальными становятся вопросы о мозговой организации наиболее сложных форм психической реальности – эмоционально-личностной сферы и сознания. И вновь раздаются голоса о принципиальной недопустимости самой постановки вопроса об их мозговой организации (или локализации), о невозможности связывать эти сложные психические явления с какими-либо конкретными мозговыми образованиями. Вновь дискутируются вопросы об общественно-исторических, социальных и биологических, генетических детерминантах психики, причем в процессе таких дискуссий нередко смешиваются вопросы о содержании психических явлений (определяемом социальными факторами) и способах их реализации (с помощью конкретных мозговых механизмов). При решении этих проблем в рамках нейронаук на современном уровне вновь всплывают упрощенные представления о материальных основах психики (идеи о мозговых “центрах” эмоций, центрэнцефалическая теория сознания), с одной стороны, и современные “эквипотенциальные” теории (голографические концепции работы мозга) – с другой. Наряду с этими концепциями достаточно распространены и представления о принципиальной невозможности естественнонаучного объяснения таких сложных психических явлений, как личность и сознание в естественнонаучной материалистической парадигме. ЛИТЕРАТУРА: 1. Гальперин П.Я. Введение в психологию. М.: Изд-во МГУ. 1976. 2. Леонтьев А.И. Деятельность. Сознание. Личность. М.: Политиздат, 1977. 3. Лурия А.Р. Мозг человека и психические процессы: В 2 ч. Ч. 2. М.: Педагогика, 1970. 4. Нейропсихология: Тексты / Под ред. Е.Д. Хомской. М.: Изд-во МГУ. 1984.