Каталог :: Медицина

Курсовая: Правовое обеспечение допуска к медицинской и фармацевтической деятельности

                                  Тема:                                  
     «Правовое обеспечение допуска к медицинской и фармацевтической деятельности».
                               Содержание.                               
     

Содержание стр.2

Теоретическая часть стр.3

Неоказание помощи больному стр.7

Пример стр.9

Список литературы стр.11 Теоретическая часть. Рассматривая правовые аспекты допуска к медицинской и фарма деятельности, необходимо определить основные понятия, которыми принято оперировать, обсуждая уголовное право. Очевидно, базисом в юриспруденции считается понятие преступления и видов преступления. Согласно уголовному кодексу Российской Федерации (гл.3 ст. 14) преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания. И не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности, то есть не причинившее вреда и не создавшее угрозы причинения вреда личности, обществу или государству. Исходя из определения преступления вытекает необходимость определить, что такое деяние и общественная опасность. Деяние - это поведение (поступок) человека в форме действия или бездействия. Действие - активное волевое поведение. Бездействие характеризуется пассивным волевым поведением, выражающимся в невыполнении лежащей на лице обязанности действовать. (УК РФ гл. 3 комм. к ст. 14). Общественная опасность - это способность предусмотренного уголовным законом деяния причинять существенный вред охраняемым уголовным законом объектам (интересам). (УК РФ гл. 3 комм. к ст. 14). Преступление обязательно должно быть совершенное виновно, то есть при определенном психическом отношении к деянию и его последствиям со стороны лица, совершившего это деяние. Если действия лица невиновно вызвали общественно опасные последствия, его поведение не является преступлением (УК РФ гл. 3 комм. к ст. 14). Деяние, совершенное по неосторожности, признается преступлением только в том случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса (УК РФ гл. 3 ст. 24). В соответствии со сформулированным в УК принципом вины лицо подлежит уголовной ответственности только за совершение тех общественно опасных действий и их вредные последствия, в отношении которых установлена его личная вина (УК РФ гл. 3 комм. к ст. 24). Отечественная наука и практика склоняются к психологическому пониманию вины, которая в этой связи рассматривается как психологическая категория, свободная от влияния политических, социальных и нравственных оценок, чреватых тяготением к объективному вменению. Подобные оценки возможны лишь в отношении деяния в целом (УК РФ гл. 5 комм. к ст. 24). Согласно психологической теории вины каждое общественно опасное и противоправное действие (бездействие) вменяемого человека считается волевым и сознательным. Всякое волевое и сознательное деяние мотивированно и целенаправленно, т. е. совершается по определенному мотиву и для достижения конкретных целей (УК РФ гл. 3 комм. к ст. 24). Таким образом, преступлением по российскому уголовному праву является запрещенное уголовным законом общественно опасное, виновное и наказуемое деяние (УК РФ гл. 3 комм. к ст. 14). Важным аспектом преступления является умышленность его совершения (преступления могут быть совершены умышленно и по неосторожности). 1.Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом. 2.Преступление признается совершенным с прямым умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. 3. Преступление признается совершенным с косвенным умыслом, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (УК РФ гл. 3 ст. 25). Одним из наиболее значимых общих признаков обоих видов умысла является осознание лицом общественной опасности своих действий (бездействия). Общественная опасность деяния как объективный или материальный признак преступления с точки зрения законодателя или правоприменителя является сложным и многоаспектным понятием. Оно лежит в основе криминализации деяний, категоризации преступлений по тяжести, назначения наказания и т. д. Применительно к умышленной вине конкретных лиц это понятие употребляется в номинальном и упрощенном значении. Лицу достаточно лишь в общих чертах осознавать, что совершаемое им действие (бездействие) причиняет вред личности, собственности, общественному порядку и другим общественным отношениям, охраняемым уголовным законом (п.2 ком.к ст.25). Теория и судебная практика помимо прямого и косвенного умыслов различают умысел определенный (конкретизированный) и неопределенный (неконкретизированный). Определенный умысел характеризуется тем, что предвидение и желание субъекта определенно и конкретно. Выплескивая кислоту в лицо потерпевшему, он предвидит, что обезобразит его, и желает этих последствий. Неопределенному умыслу свойственна неконкретность предвидения и желания наступления общественно опасных последствий определенной тяжести. Содеянное в этом случае квалифицируется по фактически наступившим последствиям. (п.15 ком.к ст.25) Важным аспектом адекватной оценки деяния является дифференцировка умысла на заранее обдуманный и внезапно возникший. Очевидным становится тот факт, что наказание будет разным. Заранее обдуманный умысел может возникнуть задолго до непосредственного совершения преступления. Субъект заблаговременно готовится к его совершению, разрабатывает способы его осуществления, производит подготовительные действия, обеспечивает алиби и т. д. Внезапно возникший умысел формируется в ситуации совершения преступления, в условиях конфликта, в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, в иных обстоятельствах (например, при виде вещи, оставленной без надзора), способствующих совершению преступления. Оценка общественной опасности предумышленных и ситуативных деяний может быть разной и конкретной. Предумышленные деяния обычно оцениваются как более опасные. Однако конкретная социальная оценка деяния и субъекта, психологически готового к совершению преступления в удобной для него ситуации (пожар, землетрясение, авария), также свидетельствует о повышенной опасности и преступления, и лица, его совершившего (УК РФ гл.3 комм. к ст.25). Практикующему врачу не стоит забывать, что преступлением считается и общественно опасное деяние, совершенное по неосторожности (легкомыслию или небрежности). В новом УК уголовная ответственность за неосторожные деяния предусмотрена, как правило, там, где установлены необходимые правила (нормы, стандарты, технологии) безопасного поведения и профессиональной деятельности (УК РФ гл. 3 комм. к ст. 26). Преступление признается совершенным по легкомыслию, если лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий (УК РФ гл.3 ст.26). Преступление признается совершенным по небрежности, если лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия (УК РФ гл.3 ст.26). Спорным и весьма субъективным моментом является оценка возможности предвидения последствий того или иного действия. Вот что говорится об этом в УК РФ: субъективная возможность ("могло") предвидеть вытекает из индивидуальных особенностей субъекта, его возраста, жизненного опыта, образования, квалификации, эмоционального состояния и из той конкретной ситуации, в которой он действовал. Субъективный критерий в силу законодательно закрепленного принципа виновной ответственности и психологической теории вины является главным (УК РФ гл.3 комм. к ст.26). В последнее время все большее значение приобретает понятие соучастия в преступлении. Соучастием в преступлении признается умышленное совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления (УК РФ гл.3 ст.32). Подобные преступления требуют особо педантичного подхода, т.к. совершение преступления в соучастии представляет, как правило, повышенную опасность по сравнению с преступлением, совершенным в одиночку. Это объясняется тем, что объединение усилий соучастников делает совершение преступления более продуманным; при этом появляются большие возможности для сокрытия совершенного преступления. Все это делает совершение преступления более легким для соучастников и нередко толкает их на совершение самых тяжких и дерзких преступлений. При совершении преступления в соучастии обычно причиняется больший ущерб и наступают более тяжкие преступные последствия (УК РФ гл.3 комм. к ст.32). Для соучастия требуется, чтобы деятельность соучастников была совместной. Эта совместность лежит как в объективной, так и в субъективной плоскости, то есть существуют объективные и субъективные признаки соучастия в преступлении. Объективные признаки соучастия заключаются: а) в том, что в преступлении должны участвовать два или более лица; б) в том, что действия каждого из соучастников являются необходимым условием для совершения действий других соучастников; в) в том, что действия каждого из соучастников находятся в причинной связи с общим, наступившим от деятельности всех соучастников, преступным результатом. Субъективная сторона соучастия в преступлении предполагает только умышленную вину, причем умысел на присоединение лица к преступной деятельности других может быть только прямым (УК РФ гл.3 комм. к ст.32). Совершение преступления хотя бы и несколькими лицами по неосторожности не может рассматриваться как совершенное в соучастии. В этом случае нет необходимых для соучастия субъективных признаков совместной преступной деятельности, в связи с чем каждое лицо в отдельности отвечает за причиненный им по неосторожности результат (УК РФ гл.3 комм. к ст.32). Особо надо отметить преступления, совершенные в состоянии крайней необходимости, так как это может иметь принципиальное значение при определении тяжести наказания. Итак, согласно ст. 39 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Для четкого понятия преступно ли деяние, необходима правовая регламентация понятия превышения пределов крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда (УК РФ гл.3 ст. 39). Понятие превышения пределов крайней необходимости дается впервые, оно сформулировано в ч. 2 комментируемой статьи. С объективной стороны такое превышение имеет место в случае, если фактическое причинение вреда явно не соответствует характеру и степени угрожавшей опасности, а также обстоятельствам, при которых эта опасность устранялась. Например, разрушение соседнего дома при угрозе пожара, который так и не начался. По новому УК превышением является причинение не только большего, но и равного вреда по сравнению с вредом предотвращенным. Этим указанием закон решил проблему, до сих пор считавшуюся спорной: как квалифицировать спасение своей жизни или своего здоровья за счет жизни или здоровья другого лица. Комментируемая статья отвечает однозначно: в этом случае налицо превышение пределов крайней необходимости. С субъективной стороны превышение пределов крайней необходимости будет только при наличии умышленной вины, когда лицо осознает, что своими действиями причиняет вред, явно не соответствующий характеру и степени грозящей опасности, и желает либо сознательно допускает причинение такого вреда. (п.4 ком. к ст. 39 УК). Если действия лица отвечают всем перечисленным выше условиям, то причиненный ими вред не является преступлением. Если же лицо допустило превышение пределов крайней необходимости и причинило имущественный ущерб, вред здоровью или иной вред, равный или более значительный, чем предотвращенный, то такие действия признаются преступлением. Однако состояние крайней необходимости, при котором был причинен такой вред, является смягчающим обстоятельством (п.5 ком. к ст. 39). При этом необходимо учитывать, как сложна оценка ситуации субъектом в момент совершения деяния, ставшего предметом разбирательства. Рассматривая конкретное преступление нельзя не учесть обстоятельства, при которых оно совершено. Важность диктует возможность совершения деяния под психическим или физическим принуждением. Согласно статье 40 УК РФ не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями (бездействием). Такое обстоятельство, исключающее преступность деяния, введено в российское уголовное законодательство впервые. Необходимость включения такой нормы подсказана практикой, в ряде случаев сталкивавшейся с совершением преступлений не только имущественного, но и насильственного характера под угрозой убийства или в результате побоев, истязаний и другого вреда, причиненного исполнителю преступления. Комментируемая статья устанавливает, что при определенных условиях такое принуждение исключает уголовную ответственность (УК РФ гл. 3 комм. к ст. 40). Но комментарии к обсуждаемой статье содержат некоторое противоречие, например, в третьем пункте указано, что "если же лицо принуждают, например, к краже у родственников путем нанесения ему побоев или угрожая причинить вред его здоровью, то такое физическое принуждение или его угроза (психическое принуждение) оставляют свободу выбора, возможность принять то или иное решение". Но по своей сути это опровергает саму суть закона. Как можно говорить о свободе выбора, если субъект находится под страхом телесных повреждений? Не менее спорной является и тема обоснованного риска. Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели. Риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам. Риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия (УК РФ гл. 3 ст. 41). В комментарии к этой статье говориться: "цель создания этой нормы заключалась в том, чтобы исключить влияние уголовного закона в качестве тормоза в развитии прогресса, не связывать руки людям, умеющим брать на себя ответственность за новые нестандартные решения той или иной проблемы". Этой фразой ставится ребром проблема противостояния общественного блага и ценности отдельной личности. Закон, к сожалению, решает проблему в пользу интересов общества, как правило, мнимых. Особую остроту проблеме придает непосредственное отношение темы статьи к медицине "риск, о котором идет речь в комментируемой статье, может иметь место в различных сферах общественной жизни - в науке, технике, медицине, фармакологии, а также в производстве и хозяйственной деятельности (УК РФ комм. к ст. 41)".