Каталог :: Литература

Доклад: Т. Драйзер Життя і творчість

     Драйзер (Dreiser) Теодор (27.8.1871, Терре-Хот, штат Индиана, — 28.12.1945,
Голливуд), американский писатель и общественный деятель. Сын разорившегося
мелкого предпринимателя — иммигранта из Германии. 
     Теодор Драйзер
     С юных лет переменил множество профессий. В 1889-90 учился в университете в
г. Блумингтон. Литературную деятельность Д. начал в 1892 как репортёр газеты
«Чикаго дейли ньюс» (Chicago Daily News). В 1897 в журналах появились его
первые рассказы и очерки.
В отличие от отца, немецкого эмигранта Иоганна Пауля Драйзера, так никогда и
не научившегося сносно говорить по-английски, Теодор вырос американцем. В те
времена лучшими свидетелями права на американское гражданство были доктор и
повивальная бабка. И, что интересно, никаких следов германского происхождения
в своём творчестве Драйзер не оставил, если не считать романа «Дженни
Герхардт», в котором все персонажи этничны.
Родился 27 августа 1871 в Терре-Хоте (шт. Индиана); был двенадцатым ребенком
в семье. Из-за бедности, строгого религиозного воспитания и мечтательного
душевного склада Драйзер был неприспособлен к борьбе за существование, и его
опыт – с 1886 по 1891 поденщина в Чикаго, год учебы в Индианском университете
(1889–1890), с 1892 по 1895 работа в газетах Чикаго, Сент-Луиса, Питсбурга и
Нью-Йорка – обернулся горьким разочарованием.
     
После знакомства с работами Г.Спенсера разочарование вылилось в философию,
согласно которой люди – всего лишь беспомощные жертвы природных сил, а открыв
для себя еще и О.Бальзака, он понял, как выразить свои философские взгляды в
художественной форме. Работал в журналах с 1895 по 1890, написал роман 
Сестра Керри (Sister Carrie, 1900)
     Сестра Керри. 
Роман  Америка, 1889 г. Восемнадцатилетняя Каролина Мибер, или, как ее
ласково называли домашние, сестра Керри, покидает родной городок Колумбия-
Сити и отправляется на поезде в Чикаго, где живет ее замужняя старшая сестра.
В кошельке у Керри всего четыре доллара и адрес сестры, но ее окрыляет
надежда на новую счастливую жизнь в большом и прекрасном городе.
Поначалу, однако, ее ожидают сплошные разочарования. Сестра обременена семьей
и хозяйством, ее муж работает уборщиком вагонов на скотобойне и зарабатывает
совсем немного, и потому каждая лишняя трата проделывает в их скудном бюджете
серьезные бреши. Керри отправляется на поиски работы, но она ничего не умеет
делать, и лучшее, что ей удается отыскать, - это место работницы на обувной
фабрике. Однообразная, плохо оплачиваемая работа сильно тяготит девушку, но,
заболев, она лишается и этого заработка. Не желая быть обузой для сестры и ее
мужа, она уже собирается возвращаться домой, но тут случайно встречает
молодого коммивояжера Чарлза Друэ, с которым познакомилась в поезде по пути в
Чикаго.
Друэ искренне готов помочь Керри, уговаривает взять у него денег взаймы,
потом снимает для нее квартиру.
Керри принимает ухаживание Друэ, хотя никаких серьезных чувств к нему не
испытывает. Впрочем, она готова выйти за него замуж, но, стоит ей завести
разговор об этом, Друэ начинает придумывать различные отговорки, уверяя, что
он непременно женится на ней, но сперва должен уладить формальности с
получением какого-то наследства.
Именно Друэ знакомит Керри с Джорджем Герствудом, управляющим весьма
престижным баром "Фицджеральд и Мой". Ценой большого усердия и настойчивости
Герствуд за долгие годы работы сумел подняться от буфетчика в третьеразрядном
салуне до управляющего баром, где собиралась самая респектабельная публика. У
него собственный дом и солидный счет в банке, но тепла семейных отношений нет
и в помине.
Элегантный, обладающий безукоризненными манерами, Герствуд производит сильное
впечатление на Керри, а Герствуд, в свою очередь, проявляет интерес к
хорошенькой юной провинциалочке, тем более что его отношения с собственной
женой заметно ухудшаются.
Поначалу Герствуд и Керри встречаются в обществе Друэ, затем тайком от него.
Герствуд предлагает Керри переехать в другое место, чтобы их отношениям уже
никто не мешал, но Керри готова это сделать, только если он женится на ней.
Между тем Друэ рекомендует ее для исполнения главной роли в любительском
спектакле. Отсутствие сценического опыта, разумеется, дает о себе знать, но
тем не менее дебют проходит вполне успешно.
Тем временем и у Друэ, и у супруги Герствуда растут подозрения. Положение
Герствуда осложняется тем, что в свое время он все свое имущество записал на
имя жены, и теперь она намерена на самых законных основаниях оставить его без
гроша. Оказавшись в крайне сложной ситуации, Герствуд решается на отчаянный
поступок. Воспользовавшись тем, что хозяева полностью ему доверяют, он
похищает из кассы десять с лишним тысяч долларов и увозит Керри. Сначала он
сообщает ей, что с Друэ случилось несчастье и надо ехать к нему в больницу, и
только в поезде он объясняет Керри смысл своего поступка. Он уверяет ее, что
окончательно порвал с женой, что скоро добьется развода и что, если Керри
согласится уехать с ним, он никогда не помыслит о том, чтобы ее оставить. Он,
правда, умалчивает о том, что присвоил чужие деньги.
Однако его обман быстро всплывает, и в Монреале, где Герствуд и Керри
обвенчались как мистер и миссис Уилер, его уже ждет нанятый хозяевами бара
частный детектив. Вернув большую часть украденного, Герствуд получает
возможность беспрепятственно вернуться в Соединенные Штаты. Он и Керри
поселяются в Нью-Йорке.
Там ему удается вложить оставшиеся деньги в бар, и на какое-то время жизнь
входит в нормальное русло. Керри успевает подружиться с соседкой миссис Вэнс,
посещает с ней и ее мужем театры и рестораны, знакомится с изобретателем
Бобом Эмсом, кузеном миссис Вэнс. Эмса заинтересовала Керри, но он не
ловелас, с уважением относится к брачным узам, и развития знакомство не
имеет. Затем молодой инженер возвращается в свой родной штат - Индиану, но на
Керри он произвел глубокое впечатление: "Теперь у Керри появился идеал. С ним
она сравнивала всех других мужчин, особенно тех, которые были близки ей".
Так проходит три года. Затем над Герствудом снова сгущаются тучи. Дом, в
котором располагался его бар, переходит к другому владельцу, намечается
перестройка, и его партнер разрывает с ним контракт. Герствуд начинает
лихорадочно искать работу, но годы у нега уже не те, никаких полезных навыков
он не приобрел, и ему снова и снова приходится выслушивать отказы. Время от
времени он встречает давних знакомых, но воспользоваться былыми связями не
может. Они с Керри меняют квартиру, экономят на всем подряд, но денег
остается все меньше и меньше.
Чтобы поправить дела, Герствуд пытается воспользоваться былым умением играть
в покер, но, как обычно случается в таких ситуациях, проигрывает последнее.
Понимая, что надежды на Герствуда теперь призрачны, Керри предпринимает
попытки найти работу. Вспомнив свой успех в любительском спектакле, она
пробует устроиться на сцену, и в конце концов ей улыбается удача; она
становится артисткой кордебалета в оперетте.
Постепенно она выбивается из статисток в солистки.
Тем временем Герствуд, измученный постоянными отказами при поисках работы,
решается на отчаянный шаг. Когда бруклинские трамвайщики устраивают
забастовку, Герствуд нанимается вагоновожатым.
Но хлеб штрейкбрехера очень горек. Герствуду приходится выслушивать
оскорбления, угрозы, он разбирает завалы на рельсах. Затем в него стреляют.
Рана оказывается пустяковой, но терпению Герствуда приходит конец. Так и не
доработав смену, он бросает трамвай и кое-как добирается до дома.
Получив очередное повышение, Керри уходит от Герствуда. На прощание она
оставляет ему двадцать долларов и записку, где сообщает, что у нее нет ни
сил, ни желания работать за двоих.
Теперь они словно движутся в противоположных направлениях. Керри становится
любимицей публики, к ней благосклонны рецензенты, ее общества добиваются
богатые поклонники. Администрация шикарного отеля в рекламных целях
приглашает новую знаменитость поселиться у них за символическую плату.
Герствуд бедствует, ночует в ночлежках, стоит в очередях за бесплатным супом
и хлебом. Как-то раз управляющий отеля, сжалившись над ним, дает ему место -
он делает черную работу, получает гроши, но рад и этому. Впрочем, организм не
выдерживает, и, получив воспаление легких и отлежав в больнице, Герствуд
снова вливается в армию нью-йоркских бездомных. Герствуд уже не гнушается
попрошайничать и однажды просит милостыню под огнями рекламы о спектакле с
участием его бывшей жены.
Керри снова встречается с Друэ, который не прочь возобновить их связь, но для
Керри он уже неинтересен.
Приезжает в Нью-Йорк Эмс. Добившись успеха у себя на Западе, он намерен
открыть лабораторию в Нью-Йорке. Посмотрев очередную оперетку с участием
Керри, он внушает ей, что пора заняться чем-то посерьезнее, надо попробовать
себя в драме, ибо, по его убеждению, она способна на нечто большее, чем
шаблонные роли, которые ей достаются.
Керри соглашается с его мнением, но не предпринимает попыток изменить свою
судьбу. Она вообще впадает в тоску и апатию. Друэ ушел из ее жизни, по-
видимому, навсегда. Не стало и Герствуда, хотя Керри об этом не догадывается.
Не выдержав ударов судьбы, он покончил с собою, отравившись газом в нью-
йоркской ночлежке. Впрочем, "вернись даже Герствуд в своей былой красе и
славе, он все равно уже не прельстил бы Керри. Она узнала, что и его мир, и
ее нынешнее положение не дают счастья". Внешне дела ее идут хорошо, она ни в
чем не нуждается, но снова и снова ее победы кажутся ей призрачными, а
настоящая жизнь необъяснимо ускользает.
Блюстители морали осудили роман, и издатели прекратили его продажу. Драйзер впал
в депрессию, и лишь в 1910, проработав годы на железной дороге и в редакциях
низкопробных журналов, смог закончить свой второй роман, Дженни Герхардт 
(Jennie Gerhardt, 1911). Критика встретила его более благосклонно, и
Драйзер написал несколько рассказов, одноактных пьес, книгу о своей поездке в
Европу и еще три романа. Первые два, Финансист (The Financier,
1912) и Титан (The Titan, 1914), входят в трилогию, основой для
которой послужила жизнь чикагского финансиста Ч.Т.Йеркиса; в них создан образ
денежного магната. Третий роман, Гений (The Genius, 1915), не
входит в трилогию, главный его герой – художник, и поскольку его поведение
остается безнаказанным, а сам роман возмутил ревнителей чистоты нравов,
издатели в следующем году сняли его с продажи.
После 1915 Драйзер писал рассказы, философские эссе, автобиографию, и все эти
произведения пронизывает мысль о гнетущем воздействии общественных порядков на
обычного человека. Этой теме посвящен его самый популярный роман 
Американская трагедия (An American Tragedy, 1925).
     Американская трагедия. 
Роман Канзас-Сити, жаркий летний вечер. Двое взрослых и четверо детей
распевают псалмы и раздают брошюры религиозного содержания. Старшему мальчику
явно не нравится то, чем он вынужден заниматься, но его родители с жаром
отдаются делу спасения заблудших душ, каковое, впрочем, приносит им лишь
моральное удовлетворение. Эйса Грифитс, отец семейства, отличается большой
непрактичностью, и семья еле-еле сводит концы с концами.
Юный Клайд Грифитс стремится вырваться из этого унылого мирка. Он
устраивается помощником продавца содовой в аптеке, а затем рассыльным в отель
"Гри-Дэвидсон". Работа в отеле не требует никаких особых навыков и умений, но
приносит неплохие чаевые, что позволяет Клайду не только вносить свой вклад в
семейный бюджет, но и покупать себе хорошую одежду и кое-что откладывать.
Товарищи по работе быстро принимают Клайда в свою компанию, и он с головой
окунается в новое веселое существование. Он знакомится с хорошенькой
продавщицей Гортензией Бриге, которая, однако, не по годам расчетлива и не
собирается оказывать кому-либо благосклонность исключительно за красивые
глаза. Ей очень хочется модный жакет, который стоит сто пятнадцать долларов,
и Клайду трудно устоять перед ее желанием. Вскоре Клайд с компанией
отправляется на увеселительную прогулку в роскошном "паккарде". Эту машину
один из молодых людей, Спарсер, взял без разрешения из гаража богача, у
которого служит его отец. На обратном пути в Канзас-Сити погода начинает
портиться, валит снег, и ехать приходится очень медленно. Клайд и его
товарищи опаздывают на работу в отель и поэтому просят Спарсера прибавить
скорость. Он так и поступает, но, зазевавшись, сбивает девочку, а потом,
уходя от преследования, не справляется с управлением.
Водитель и одна из девиц остаются лежать без сознания в разбитой машине, все
прочие разбегаются.
На следующий день газеты помещают сообщение о происшествии. Девочка умерла,
арестованный Спарсер назвал имена всех остальных участников пикника. Опасаясь
ареста, Клайд и кое-кто из других членов компании покидают Канзас-Сити.
Три года Клайд живет вдали от дома под чужим именем, выполняет грязную
неблагодарную работу и получает за нее гроши. Но однажды в Чикаго он
встречает своего приятеля Рете-рера, который тоже был с ним в "паккарде".
Ретерер устраивает его в "Юнион-клуб" рассыльным. Двадцатилетний Клайд вполне
доволен своей новой жизнью, но как-то раз в клубе появляется Сэмюэл Грифитс,
его дядя, живущий в городе Ликурге, штат Нью-Йорк, и владеющий фабрикой по
производству воротничков.
Результатом встречи родственников становится переезд Клайда в Ликург. Дядя
обещает ему место на фабрике, хотя златых гор не сулит. Клайду же контакты с
богатыми родственниками кажутся перспективнее работы в "Юнион-клубе", хотя
зарабатывает он неплохо.
Сын Сэмюэла Гилберт без особой радости принимает двоюродного брата и,
убедившись, что тот не обладает никакими полезными знаниями и навыками,
определяет его на достаточно тяжелую и малооплачиваемую работу в декатировоч-
ном цехе, размещенном в подвале.
Клайд снимает комнату в дешевом пансионе и начинает, что называется, с нуля,
надеясь, однако, рано или поздно преуспеть.
Проходит месяц. Клайд исправно делает все, что ему поручено. Грифитс-старший
интересуется у сына, какого тот мнения о Клайде, но Гилберт, весьма
настороженно отнесшийся к появлению бедного родственника, прохладен в
оценках. По его мнению, Клайд вряд ли сумеет выдвинуться - у него нет
образования, он недостаточно целеустремлен и слишком мягок. Впрочем, Сэмюэлу
Клайд симпатичен и он готов дать племяннику шанс показать себя.
Вопреки желанию Гилберта, Клайда приглашают в дом на семейный обед. Там он
знакомится не только с семейством Грифитсов, но и с очаровательными
представительницами ликург-ского бомонда юными Бертиной Крэнстон и Сондрой
Финчли, которым вполне приглянулся красивый и воспитанный юноша.
Наконец по настоянию отца Гилберт находит для Клайда менее тяжелую и более
престижную работу - тот становится учетчиком. Впрочем, Гилберт предупреждает
его, что он должен "соблюдать приличия в отношениях с работницами" и всякого
рода вольности будут решительно пресекаться. Клайд готов свято выполнять все
предписания своих работодателей и, несмотря на попытки некоторых девушек
завязать с ним отношения, остается глух к их заигрываниям.
Вскоре, однако, фабрика получает дополнительный заказ на воротнички, и это, в
свою очередь, требует расширения штатов. На фабрику поступает юная Роберта
Олден, перед обаянием которой Клайду нелегко устоять. Они начинают
встречаться, ухаживания Клайда делаются все более настойчивыми, и воспитанной
в строгих правилах Роберте все труднее и труднее помнить о девическом
благоразумии.
Тем временем Клайд снова встречается с Сон-дрой Финчли, и эта встреча круто
меняет его жизнь. Богатая наследница, представительница местной денежной
аристократии, Сондра проявляет неподдельный интерес к молодому человеку и
приглашает его на вечер с танцами, где собирается ликургская золотая
молодежь. Под натиском новых впечатлений скромная прелесть Роберты начинает
меркнуть в глазах Клайда. Девушка чувствует, что Клайд уже не так внимателен
к ней, ей страшно потерять его любовь, и однажды она поддается искушению.
Роберта и Клайд-становятся любовниками.
Сондра Финчли, однако, не исчезает из его жизни. Напротив, она вводит Клайда
в свой круг, и заманчивые перспективы кружат ему голову. Это не остается не
замеченным Робертой, и она испытывает тяжкие муки ревности. В довершение ко
всему выясняется, что она беременна. Она признается в этом Клайду, и он
лихорадочно пытается найти выход из создавшегося положения. Но лекарства не
приносят желанного результата, а врач, которого они находят с таким трудом,
категорически отказывается сделать аборт.
Единственный выход - жениться - решительно не устраивает Клайда. Ведь это
означает, что ему придется расстаться с мечтами о блестящей будущности,
которые вселили в него отношения с Сондрой. Роберта в отчаянии. Она готова
пойти на то, чтобы рассказать о случившемся дяде Клайда. Это означало бы для
него конец карьеры и крест на романе с Сондрой, но он проявляет
нерешительность, надеясь что-то придумать.
Но тут Клайду попадается на глаза заметка в газете, повествующая о трагедии
на озере Пасс, - мужчина и женщина взяли лодку, чтобы покататься, на
следующий день лодку нашли перевернутой, позже обнаружили и тело девушки, но
мужчину так и не удалось отыскать. Эта история производит на него сильное
впечатление, тем более что он получает письмо от Роберты, которая уехала к
родителям: она не намерена больше ждать и обещает вернуться в Ликург и все
рассказать Грифитсу-старшему.
Клайд понимает, что времени у него в обрез и он должен принять какое-то решение.
Клайд приглашает Роберту совершить поездку на озеро Большой Выпи, обещая
затем обвенчаться с ней.
И вот Клайд и Роберта едут в лодке по пустынному озеру. Мрачно-задумчивый вид
Клайда пугает Роберту, она осторожно подбирается к нему, спрашивает, что с
ним случилось. Но когда она пытается дотронуться до него, он не помня себя
ударяет ее фотоаппаратом и толкает так, что она теряет равновесие и падает в
воду. Лодка переворачивается, и ее борт ударяет Роберту по голове. Она
умоляет Клайда помочь ей, не дать утонуть, но он бездействует.
Но и перевернутую лодку, и тело Роберты быстро находят. Следователь Хейт и
прокурор Мейсон энергично берутся за дело и вскоре выходят на Клайда. Тот
поначалу запирается, но опытному прокурору не составляет труда загнать его в
угол. Клайд арестован.
Теперь его судьбу решит суд.
Сэмюэл Грифитс, разумеется, шокирован случившимся, но тем не менее нанимает
хороших адвокатов. Те сражаются изо всех сил, но и Мейсон знает свое дело.
Долгое и напряженное судебное разбирательство заканчивается вынесением
смертного приговора. Грифитсы прекращают оказывать помощь Клайду, и только
его мать пытается для него что-то сделать.
Клайда переводят в тюрьму Оберна, именуемую Домом смерти. Отчаянные попытки
матери найти деньги для продолжения борьбы за жизнь сына успеха не приносят.
Общество утратило интерес к осужденному, и ничто теперь не помешает машине
правосудия довести дело до конца.
Между тем прежнее восхищение Спенсером сменилось другим миросозерцанием. В 
Трагической Америке (Tragic America, 1931) Драйзер призывает
американцев учиться у русских спасать демократию; в дальнейшем он по многим
вопросам поддерживал коммунистов: в 1941 написал антибританскую
публицистическую книгу Америку стоит спасать (America Is Worth
Saving), в 1945, желая поддержать программу объединения мира под
советско-американской эгидой, подал заявление о приеме в коммунистическую
партию.
                              
Фотографично-натуралистичный, но скромнейший и благонамеренный роман Драйзера
«Сестра Керри» был в 1900 г. запрещён «за разнузданную непристойность»;
инициатором запрета выступила организация, от одного названия которой хочется
пролить слезу — Нью-йоркское общество по искоренению порока. Почти такая же
судьба постигала одну за другой следующие книги Драйзера — при том, что за
океаном, в Англии, его романы выходили довольно спокойно и получали хорошую
прессу (срабатывал эффект антирекламы).
Натуралист по творческому методу, моралист и мыслитель-резонёр по складу
натуры, он создавал огромные полотна американской жизни с невероятным
количеством персонажей; действие всех его романов вытянуто в нитку, лишено
каких-либо пространственно-временных перебоев — день за днём, час за часом,
от рождения до смерти. Заставляя персонажей совершать поступки, Драйзер давал
им подробнейшие психологические мотивировки: «Клайд сделал это, потому
что...» — далее следуют две страницы объяснений, почему именно.
Финансово-экономическая «Трилогия желания» («Финансист», «Титан», «Стоик») и
любовно-детективная эпопея «Американская трагедия» — книги, принесшие
Драйзеру заслуженную славу и признание. Они просто интересны и увлекательны.
Фрэнк Каупервуд, неудержимый чикагский делец 1870-1890-х гг. — типичный
«новый американский», которого под именем «нового русского» безуспешно
пытаются описать наши прозаики; разница в том, что во времена Каупервуда не
было ещё автомобилей и сотовой связи. А Клайд Грифитс — одно из лучших
воплощений американца в блеске его добродетелей и пороков: «Как заурядный
молодой человек с типично американским взглядом на жизнь, он считал, что
простой физический труд ниже его достоинства».
Драйзер не обладал теми достоинствами, которые ему приписывали у нас, но и не
имел тех пороков, в которых его обвиняли соотечественники. Он был
каторжанином литературы, человеком, тайно веровавшим в своего Бога,
моралистом и оптимистом. Иначе он не назвал бы свою последнюю книгу
публицистики весьма патриотично — «Америку стоит спасать».
В ноябре 1927 Д. по приглашению Советского правительства посетил СССР. Свои
впечатления он изложил в книге «Драйзер смотрит на Россию» (1928). По
материалам поездки в СССР Д. написал вошедшую в сборник «Галерея женщин»
повесть «Эрнита», где впервые в американской литературе создан образ
положительного героя-коммуниста.
Сходная философия пронизывает два последних романа Драйзера – Оплот (
The Bulwark, опубл. 1946) и Стоик (The Stoic, опубл. 1947),
завершающий трилогию о Йеркисе.
Умер Драйзер в Голливуде (шт. Калифорния) 28 декабря 1945.