Каталог :: Литература

Сочинение: Третья встреча с Чацким

                         Третья встреча с Чацким.                         
     Вступление.
Комедию А. С. Грибоедова «Горе от ума» я читал трижды: в школе (по
принуждению), в институте (от безделья) и после него (из любопытства).
Соответственно менялось и моё мнение об этом произведении. В школе всё было
по стандарту: текст Грибоедова, комментарии Гончарова, написанное сочинение.
Нет-нет, вы не подумайте чего такого – я всегда был честным мальчиком и
сочинения писал сам, а уж если и вставлял цитаты, то обязательно указывал,
что это сказал такой-то. Но ещё я был правильным мальчиком и всегда писал то,
что говорили учителя литературы. А учителя литературы говорили, что . Ну, в
общем, вы понимаете, почему после прочтения «Горя от ума» я обратился к
«Мильону терзаний» и почему в моём школьном сочинении было написано, что
Чацкий хороший, а все остальные – сволочи. Ну ещё Софья, может быть, ничего,
только вот она не совсем правильно себя с Молчалиным повела, за что её в
Саратов и сослали. Короче, жалко бабу.
В институте я перечитывал Грибоедова исключительно из чувства морального и
интеллектуального превосходства над грибоедовским героем, а заодно и над самим
автором. Время было такое – молодое, самоуверенное и свободное. Верилось, что я
весь из себя такой гений, жизнь проста и понятна, и всё ещё впереди. Ну и для
того, чтобы лишний раз утвердиться в этом мнении, второй раз прочитал
Грибоедова. Получилось как раз то, что и требовалось доказать: Чацкий – олух,
ничего из себя не представляет, понахватался там за границей всяких
коммунистических идей и решил на отдельно взятом московском балу устроить
Великую октябрьскую социалистическую революцию. Чем метать бисер перед
свиньями, лучше бы занялся изучением акций, фьючерсов и всяких прочих финансов
– глядишь, может, и толк бы из него вышел. Все остальные персонажи комедии
вообще не заслуживали никакого внимания ибо, по моему мнению, были неспособны
понять смысл даже buy & hold strategy, не говоря уже о всяких там
«стрэддлах» и «стрэнглах».
В третий раз Грибоедов попался мне на глаза совершенно случайно. Мелькнула
мысль: интересно, а каким мне покажется произведение сейчас? Результатом
третьего прочтения и явилось это «сочинение».
     Основная часть.
Кого в «Горе от ума» можно считать умным?
Как кого? Чацкого, разумеется! Он хоть и олух, а по сравнению со своим
окружением выглядит как «луч света в тёмном царстве»! Разве непонятно?
Непонятно.
Сначала мне стало непонятно, почему Чацкого считают умным. Приехал, посмеялся
над старыми знакомыми – и уже умный? Смеялся он понятно почему – в
заграницах, вишь, бывали, в самом, поди, городе Париже, это тебе не фунт
изюму. Через сто пятьдесят лет советские загранкомандированные будут точно
так же относиться к своим «невыездным» родственникам и знакомым, поэтому в
таком в поведении Чацкого ничего необычного нет. Кроме того, он знался с
министрами, знает самого Фому Фомича – не у каждого такие «связи» имеются.
Отношение Чацкого к своему старому московскому окружению – это отношение
столичного жителя, побывавшего, к тому же, за границей и потому
«просвещённого», к провинциалам (нельзя забывать, что в XIX веке Москва была
провинцией). Отсюда и его пренебрежительный тон, снисходительные насмешки и
общее «недовольство Москвой». По приезде Чацкий сразу был уязвлён тем, что
Софья довольно равнодушно отнеслась к его возвращению, а ведь он надеялся
сразу покорить сердце бедной девушки своими рассказами о заграничной жизни и
о своих столичных приключениях! Ну что же, ситуация банальна: девушка не
дождалась молодого человека. Добро бы его на два года в армию призвали, так
хоть обидно было бы, а так он сам от неё за границу сбежал, а потом
удивляется, что его возлюбленная не сохранила должной нравственной твёрдости.
Фамусов тоже порадовал: взялся его поучать, что-де надо именьем хорошо
управлять, служить да и вообще слушать, что старшие говорят. И этот тупой
чиновник, никогда ничего кроме своего календаря в жизни не читавший, вздумал
учить его уму-разуму! Да пошёл он в ж . Ну немножко и поспорили. Скалозуб
этот ещё дуб дубом . А уж Молчалин, так это вообще фрукт! У самого за душой
нет ничего как в материальном, так и в духовном смысле, а тоже туда же –
поучать! К Татьяне Юрьевне съездили бы, с Фомой Фомичём подружились бы . Да
пошёл ты со своими советами к такой-то матушке! Сам подлизывайся к этим
«уродам с того света», а я – уж извини-подвинься. Но вконец «добил» Чацкого
бал в доме Фамусова. Никто (точнее, почти никто – исключение составил Платон
Михайлович Горич) не обратил особого внимания на приезд Чацкого в родной
город: приехал, и хрен с ним. Ни тебе внимания, ни тебе почтения – сцена в
явлении 22, где Чацкий начинает разглагольствовать и останавливается только
тогда, когда вдруг обнаруживает, что слушатели все куда-то подевались и
заняты своими делами, гениальна. Апофеоз! В кои-то веки обратил на себя
внимание этих людишек (ему невдомёк, чем это вызвано) и тут такой конфуз –
никто не стал слушать. Вокруг какого-то французишки так и вьются, а его,
такого умного и «просвещённого», игнорируют! Обиженный на всю Москву за такой
приём, Чацкий сам говорит об этом:
Чего я ждал? что думал здесь найти?
Где прелесть эта встреч? участье в ком живое?
Крик! радость! обнялись! – Пустое.
А уж когда выясняется, что Софья ему предпочла Молчалина, так тут уж совсем
невмоготу – только и хватает сил крикнуть: «Карету мне, карету!» Получается
как в известном анекдоте: «Доктор, меня все игнорируют . – Следующий!»
Зачем же Чацкий лез из кожи вон, чтобы добиться внимания со стороны
московского «света»? Ну если ты относишься к этим людям с насмешливым
снисхождением и высокомерным пренебрежением, так чего ж ты хочешь от них
услышать? Похвал? Лести? Восторженного внимания? Суть заключается в том, что
Чацкий посредственен даже по меркам московского «света». У него четыреста по
официальным сведениям (и триста на самом деле) душ, этого хватает на поездки
по заграницам и вольную жизнь в столице, но этого совершенно не достаточно
для того, чтобы заполучить уважение всяких этих княгинь да графинь с их
мужьями. Вот если бы у него было бы хотя бы тысчонки две-три крестьян и
несколько имений, тогда да. Уж тогда бы он с ними разговаривал по-другому,
тогда ему не нужно было бы добиваться их внимания. Он до них и не снизошёл
бы, он бы их просто не замечал (как не замечает сейчас слуг да лакеев), а
вращался исключительно в столичных светских кругах. Чацкий есть заурядный
представитель московского дворянского сословия с гипертрофированным от
заграничных поездок и столичной жизни самомнением, отсюда и весь его «мильон
терзаний». Он изо всех сил старается завоевать хоть какой-то авторитет в
своём кругу, но поскольку у него всего триста душ, все его усилия бесплодны.
И ведь, подлецы, всё время ему его бедностью тыкают: как только княгиня
узнала, что Чацкий небогат, сразу же заорала на всю Ивановскую: «Князь, наза-
а-а-ад!» Думаете, приятно такое слышать? Даже заграничные путешествия
нисколько не прибавляют ему веса в «обществе», а об «успехах» на службе в
Петербурге все наслышаны настолько, что жалеют его прямо в глаза
(естественно, насмехаясь за глаза). При этом мы не знаем точные причины его
отставки. По словам самого же Чацкого, он не «сработался» со своими
руководителями (прислуживаться тошно), порвал с министрами и т. д., но в чём
действительная причина его неудач (о которых наслышан даже Молчалин)? Может
быть, в силу своего «ума» и «просвещённости» он претендовал на нечто большее,
чем ему было положено по служебному (да и по социальному) положению, а когда
его не оценили по достоинству, он плюнул на всю эту службу и подался в
Москву, чтобы потешить самолюбие в кругу своих знакомых? Интересно, куда же
он поедет в своей карете дальше? Тоже «в глушь, в Саратов», пока не найдёт
себе восторженных слушателей и поклонников?
Итак, Чацкий умом не блещет, ибо как может блистать умом человек, не
замечающий, что его не слушают? Но почему это не бросается в глаза при чтении
комедии? Потому что окружение Чацкого подобрано соответствующим образом. Чем
занимаются все без исключения герои пьесы Грибоедова? Разговаривают
разговоры. Посмотрим, какие темы обсуждают герои «Горя от ума»: о мужчинах, о
знакомых, о политике (точнее, о «свете»), о невестах, о былых временах. Всё.
Ну ещё приставания мужчин к женщинам и наоборот, но это не в счёт. Сколько
ума нужно иметь для того, чтобы вести такие разговоры? Правильно, ноль.
Чацкий абсолютно прав, считая всех окружающих его людей пустышками. Но это
только с внешней стороны, также как и Чацкий кажется умным только с внешней
стороны. Весь этот «свет» далеко не так глуп, как кажется, эти люди прекрасно
понимают, кто чего стоит. Например, Хлестова отлично понимает, кто есть
Скалозуб, Молчалин или Загорецкий. Соответственно к ним и относится. Точно
так же всё понимает и графиня-внучка и прочая, и прочая, и прочая. Ну, разве
что за исключением выживших из ума стариков. Или Молчалин не понимает, кто
есть кто? Понимает. Но относится ко всем совершенно по-иному. И к Софье он
относится в полном соответствии с её положением, но пристаёт почему-то к
Лизе. Практически все персонажи Грибоедова есть недалёкие люди с непомерно
раздутым гонором (за исключением, разве что, Лизы или Платона Михайловича, но
эти люди проходят как-то мимо, а Молчалин – особая статья), так что ума в
пьесе не наблюдается. Зато наблюдается одуряющая скука. Скучают все: Софья,
Молчалин, Фамусов, Скалозуб, чета Горичей, Тугоуховские со своими шестью
дочерьми, Хлестова, Репетилов и вся прочая братия. Из этого состояния
ненадолго их вывел своим «сумасшествием» Чацкий, этого события им хватит
примерно на неделю, а там, глядишь, ещё какое-нибудь происшествие
приключится, опять будут пережёвывать. «Горе от ума» – это комедия не о
противостоянии одиночки и отжившего общества, а о развлечениях. Каждый
развлекается как может: Фамусов пристаёт к Лизе и слушает календарь, Молчалин
тоже пристаёт к Лизе, Чацкий развлекается тем, что пыжится и насмехается надо
всеми, Софья развлекается любовью к Молчалину, Репетилов развлекается в
Английском клубе, прочие развлекаются «сумасшествием» Чацкого. Серо. Убого.
Скучно.