Каталог :: Литература : русская

Сочинение: Куприн

           Реферат по литературе ученика 11а класса.           
                         Средней школы номер 371.                         
                             Сироты Григория.                             
                                 На тему:                                 
                        Александр Иванович Куприн                        
               Преподаватель: Бобровских Татьяна Сергеевна               
                        Санкт-Петербург, 1999 год.                        
     
А
лександр Иванович Куприн родился 26 августа (7 сентября) 1870 года в захолустном городке Наровчате Пензенской губернии. Отца своего, умершего от холеры, когда мальчику был всего год, Куприн, по нятно, не помнил. В 1874 году он п ереезжает с матерью в Москву и поселяется в общ ей палате вдовьего дома. Во вдовьем доме (описан ном впоследствии в рассказе «Святая ложь», 1914) он, по крайней мере, не был оторван от матери. Вообще в формировании личности Куп рина громадную роль сыграла мать, которая в глазах ребенка безраздельно зан яла место «верховного существа». Судя по свидетельствам современников, Любовь Алексеевна Куприна, урожденная княжна Куланчакова, «обладала сильным, непреклонным характером и высоким благородством». Натура энерг ичная, волевая и даже с оттенком деспотизма в характере, она обладала к тому же, по словам Куприна, р едким «инстинктивным вкусом» и тонкой наблюдательностью. «Расскажеш ь ли или прочтешь ей что-нибудь, - вспоминал писатель, она непременн о выскажет своё мнение в ме тком, сильном, характерном слове. Откуда только брала она такие слова? Сколько раз я обкрадывал ее, вставляя в свои рассказы ее слова и выражения...» И у шестидесятилетнего Куприна образ матери вызывает восторженные признания. В своём позднейшем автобиографическом романе «Юнкера» он не называет мать Александрова иначе, как «обожаемая». В 1876 году из-за тяжелого мат ериального по ложения Любовь Алексеевна была вынуждена отдать сына в сиротское училищ е. Семилетний мал ьчик надел первую в с воей жизни форму - п арусиновые панталоны и парусиновую руба шку, обшитую вокр уг ворота и вокруг рукавов форме нной кумачовой лен той». Казенная обстановка, злобные старые девы - воспитательницы, бесшабашные сверстники - всё это пр ичиняло мальчику жестокие стра дания. «Бывало, в раннем детстве вернёшься после долгих летних канику л в пансион - писал Ку прин в очерке « Памяти Чехова» (1904). Всё серо, казар менно, па хнет свежей масляной краской и ма стикой, товарищи грубы, начальство недоброжелатель но. Пока день - еще крепишься кое-как... Ни когда настанет вечер и возня в полутемной спальне уляжется, - о, какая нестерпимая скорбь, какое отчаяние овладевают маленькой душой! Грызёшь подушку, подавляя рыдан ия, шепчешь милые имена и плачешь, плачешь жаркими слезами, и «знаешь, что никогда не насытишь ими своего горя». Однако испытания, ждавшие маленького Ку прина, только начинались. В 1880 году о н сдал вступительные э кзамены во Вторую московскую военную гимназию, которая два года с пустя была преобразована в кадетский кор пус. И снова форма: «Чёрная суконная курточка, без пояса, с синими п огонами, восемью м едными пуговицами в один ряд и красными петлицами на воротнике». В повест и «На переломе» («Кадеты») - 1907, Куприн подробно запечатлел калеча щую детскую душу нравы, тупость начальства, «всеобщий культ кулака», отдававший слабого на растерза ние более сильному. Десятилетний мальчик столкнулся в эту пору с несправедливостью, возведенной в закон. В его сознании нормы честности и благородства, поддерживаемые в семье материнским авторитетом, пришли в резкое несоответствие с царившим в гимназии п равом сильного, с нелепой казарменной воспитательной системой. Третье Александровское юнкерское учил ище в Москве, куда Куприн посту пил осенью 1888 года, приняло в свои стены уже не тщедушного, неуклюж его подростка, а крепкого ю ношу, ловкого гимназиста, юнкера, без меры дорожащего честью своего мундира, неутомимого танц ора, пылко влюбляющ егося в каждую хорош енькую партнёршу по вальсу. Разве что «бешеная кровь татарски х князей, неудержимых и неукротимых его предков с материнской стороны» («Юнкера»), толкавшая н а резкие и необдуманные посту пки, выделяла его среди сверстников. Но такое впечатление, впечатление ординарности, было бы обманчивым, односторонним. Детские и юношеские годы Куп рина в известной мере дают материал для отыскания истоков его характер ных особенностей как художника. Воспева ние героического, мужественного начала , естественной и грубовато-здоровой жизни соч етается в творчестве писателя , как мы увидим, с обострённой чуткостью к чужому страда нию, с пристальным вниманием к слабом у, «маленькому» человеку, угнетаемому оскорб ительно чужой и враждебной ему средой. Вот эта, вторая, плодотворнейшая ст ихия Куприна-художника вос ходит к впечатлениям маленького Саши, получен ным в кадетском корпусе. Нужно было ребенком п ройти сквозь ужасы военной бурсы, переж ить унизительную публичную порку, чтобы так болезненно остро ощутить, скажем, мучения татарина Байгузина, истязуемого на батальонном плацуДознание», 1894), или драму жалкого, заби того солдатика Хлебникова («Поед инок», 1905). Несмотря на мрачность быта в кадетском кор пусе, именно там родилась настоящая, глубокая любовь будущего писателя к литературе. Сред и бездарных или опустившихся казен ных педагогов счастливым искл ючением оказался литератор Цуханов (в пов ести «На переломе» - Труханов), «замечател ьно художественно» читавший воспитанникам Пушкина, Лермонтова, Гоголя и Тургенева. К этому вр емени и сам Куприн начинает пробовать свои силы в поэзии. Сохранилось его несколько очень несовершенных ученических о пытов 1883 -1887 годов, где ои вторит демократически м поэтам- восьмидесятникам. Показательна эта ор иентация, несколько неожиданная для воспитанника к адетского корпуса: он ищет образцы для подражания не в казён но-патриотической лирике , а в поэзи и Надсона, раннего Минского, сатире А. К. Толстого. Уже будучи в юнкерском училище, Куприн впервы е выступит в п ечати. Познакомившись с п оэтом Л. И. Пальминым, он опубликовал и ж урнале «Русский сат ирический л исток» рассказ «Последний дебют» (1889). Сладк ий яд авторства, запах типографской краск и новенького номера журнала, наконе ц дисциплинарное взыскание за выступ ление в печати - всё это запомнилось навсегда, воплотилось позднее в отдельный рассказ («Первен ец», 1897), стало эпизодом романа «Юнкера» и темой рассказа «Типографская краска» (1929). «Последний дебют» не обличал сколько-нибудь таланта в его авторе, таким деше вым мелодраматизмом был он перенасыщен, так трафаретны были его персонажи. И когда 10 августа 1890 года, окончив «по первому разряду» Александровское училище, свежеиспечённый под поручик отправился в 46-й пехотный Дне провский полк, квартировавший в городишке Проскурове Подольской губернии, - он и сам не относился серьёзно к своем у «писательству». Почти четырехлетняя служба впервые столкнула Куприна с тяготами обыденной жизни, от которой он был д оселе отгорожен стенами военных учебных заведений. Показная, нарядная сторона офицерского бытия обернулась своим ис подом: утомительно однообразными занятиями «слов есностью» и отработкой ружейны х приемов с отупевшими от муштры солдатами: попойками в клубе да пошлыми интрижками с полковыми «мессалинами». Однако именно эти годы дали возможность Куприну всесторонне изучить провинциальный военный быт, а также познакомиться с нищей жизнью белорусской окра ины, еврейского местечка, с нравами «заштатной» интеллигенци и. Впечатления этих лет явились как бы «запасом» на много лет вперед (материал для ряда рассказов и в первую очередь повести «Поединок» и многих других произведений Куприн почерпнул имен но в пору своей офицерской службы). В 1893 году молодой подпоручик заканчива ет повесть «Впотьмах», рассказы «Лунной ночью» и «Дозна ние». Ужасающие казармен ные будни в Днепровском полку становятся для Куприна все более невыносимыми. Вот так же «взрослеет» в «Поединке» подпоручик Ромашов, еще недавно мечтавший о воинской славе, но после напряжённых раздумий о бесчеловечности армейской муштры, дикости провинциального офицерского существования решающий выйти в отставку. Событием, несколько отсрочившим крепнущее стремление Куп рина покинуть военную службу, было серьёзное увлечение девушкой, х арактером своим напоми навшей, по свидетельству М. К. Куприной-Иорданской, Шурочку Николаеву из «Поединка». Заштат ный подпоручик, с его сорока восемью рублями жалованья, не был подходящей партией. Отец девушки давал согласие на брак лишь в том случае, если Куприн поступит в Академию генерального штаба. И вот осенью 1893 года он выезжа ет в Петербург сдавать экзамены. Столица встрети ла его неласково. Куприн сидел без денег, на одном черном хлебе, скрывая свою свирепую нищету. «Иногда,- вс поминает М. К. Куп рина - Иорданская, - он не выдерживал соблазна и от правлялся в съестную лавочку, ютившуюся в одном из переулков старого Невского, вблизи Николаевского вокзала. - Опять моя тётушка просила меня купить обрезков для её кошки, - улыбаясь, обращался к лавочнице подпоручик. - Уж вы, пожалуйста, выберите кусочки получше, чтобы тётушка на меня не ворчала». Получив пакетик, Куприн отправлялся в ближайший трактир, где, устроившись в уголке, уничтожал кошачий обед. Отзвуки этой голодной жизни в Петербурге мы найдем во многих его произведениях и, в частности, в рассказе «Блаженный» (1896). В разгар экзаменов по распоряжению командующего Киевским военным округом генерала Драгомирова Куприн был отозван в полк. Причиной послужило его столкновение на пути в Петербург с околоточным надзирателем, грубая назойливость которого закончилась для него вынужденным купанием в Днепре. Вернувшись в полк, Куприн подает п рошение об отставке, п олучает её и к осени 1894 года оказывается в Киеве. Он много печатается в местных и провинциальных газетах («Киевском слове», «Киевлянине», «Волыни»), пишет рассказы, очерки, заметки. Итогом этого беспокойного полуписательского, полурепортерского прозябания были два сборника: очерки «Киевские типы» (1896) и рассказы «Миниатюры» (1897). Первое, что бросается в глаза, когда знакомишься с купринскими произведениями 90-х годов, это их неравноценность. Рядом с неприхотливыми, даже не рассказами в собственном смысле слова, а эскизами, очерками, набросками, в которых, однако, ощущае шь подлинные, как бы не остывшие жизненные впечатления, мы найдем многочисленные рассказы, где резко заметно тяготение к штампу, традиционной мелодраматичности. В ранних произведениях Куприна, необычайно пестрых, разностильных, подчас несопоставимых по художественному значению, сказалось недостаточное знание жизни, да, наконец, и просто слабость общей культуры. О тех опасностях, какие подстерегали талант молодого писателя, проницательно отозвался много позже И. А. Бунин: «...выйдя из полка и кормясь потом действительно самыми разнообразыми трудами, он кормился, между прочим, п ри какой-то киевской газетке не только журнальной работой, но и «рассказишками». Он мне говорил, что эти «рассказишки» он сбывал «за сущие гроши, разумеется, но очень легко», а писал и того легче, « на бегу, на лету, посвистывая» - и ловко попадая, по своей талантливости, во вкус редактору и читателям... Я сказал: «по своей талантливости». Нужно сказать сильней: по своей чрезвычайной талантливости. Всем известно, в какой среде он рос, где и как провел свою молодость и с какими людьми об щался главным образом всю свою последующую жизнь. А что он читал? И где и когда?» Примеров «потрафления» вкусам публики у молодого Куприна, к сожален ию, немало. Это прежде всего рассказы, где изображаются «р-р-роковые» страсти, где мелодрама принудительно делит героев на воплощённые благородства и злодейства. Таково уже упоминавшееся первое печатное произведение Куприна - «Последний дебют». Эту же «душещипательну» традицию продолжают некоторые рассказы 90-х годов («Впотьмах», «Лунной ночью». «Странный случай»). Пройдет немного времени, и Куприн резко высмеет собственные литературные штампы («По заказу», 1901). Преодолению литературщины, заемных мелодраматических трафаретов и расхожих описаний способствовало подлинное познание жизни. В автобиографи и писателя приведён поистине устрашающий список тех занятий, какие он перепробовал, расставшись с военным мундиром: был репортером, управляющим на постройке дома, разводил табак «махорку-серебрянку» в Волынской губернии, служил в технической конторе, был псаломщ иком. подвизался на сцене, изучал зубоврачебное дело, хотел было даж е постричься в монахи, служил в артели по переноске мебели фирмы некоего Лоскутова, работал по разгрузке арбузов и т. д. Сумбурные, лихорадочные метания, смена «специальностей» и должностей, частые разъезды по стране, обилие новых встреч - все это дало Куприну неисчерпаемое богатство впечатлений , - требовалось художественно обобщить их. В приведенном списке первым стоит: репортер. И это не случайно. Репортерская работа в киевских газетах - судебная и полицейская хроника, писание фельетонов, передовиц и даже «корреспонден ций из Парижа» - была главной литературной школой Купри на. К амплуа репортера он сохранил навсегда теплое отношение. Умение «видеть всё», поразительные наблюдательность и память были даны Куприну от природы, работая «пожарным строчилой», он только развивал эти качества. Сохранился любопытный рассказ некоей дамы -писательницы, которая в ранней молодости встретилась в провинции на каком-то общественном балу с безвестным пехотным офицером Куприным. Про шло лет двадцать, и вот уже в Петербурге писатель, увидев её, «подошел, назвал по имени-отчеству и напомнил об их знакомстве. Она удивилась: «Неужели вы меня узнали?..» Куприн засмеялся и подробно описал, какое платье, какого цвета и фасона, было на ней в тот вечер, двадцать лет тому назад. Стоит ли поэтому удивляться, с какими поразительными подробностями запечатлены в прозе Куприна военные всех рангов - от рядового до генерала, - артисты цирка, босяки, квартирные хозяйки, студенты, певчие, лжесвидетели, воры. Примечательно, что в эт их произведениях Куприна, передающих его живой опыт, интерес писателя направлен не на исключи тельное событие, а на явление, многократно повторяющееся, на подробности быта, воссоздан ие среды во всех её незаметных мелочах, воспро изведение величественной и безостановочной «реки жизни». Писатель не ограничивает свою задачу меткими, но не замысловатыми «зарисовками с натуры». В отличие от популярных газетных очеркистов конна XIX века (А. В. Амфитеатрова, В. М. Дорошевича, И. Ф. Буквы-Василевского) он художественно обобщает действительность. И когда в 1896 году, поступив заведующим учетом кузни цы и столярной мастерской (на один из крупнейших сталелитейных и рельсопрокатных заводов Донецкого бассейна), Куприн пишет цикл очерков о положении рабочих, одновременно с ними складываются контуры первого крупного произведения—повести «Молох». В прозе Куприна второй половины 90-х годов «Молох» выделяется как страстное, прямое обвинение капитализма. Повесть была не только этапом в идейном развитии писателя, но и важной ступенью в его художественной эволюции. Это была уже во многом настоящая «купринская» проза с её, по словам Бунина, «метк им и без излишества щедрым языком». Так начинается стремительный творческий расцвет Куприна, создавшего на стыке двух веков едва ли не все самые значительные свои произведения. Талант Куприна, недавно еще разменивавшийся на ниве дешёвой бе ллетристики, обретает уверенность и силу. Вслед за «Молохом» появляются произведения, выдвинувшие писателя в первые ряды русской литературы. «Прапор щик армейский» (1897), «Олеся» (1898) и затем, уже в начале XX столетия, - «В цирке» (1901), «Конокрады» (1903), «Белый пудель» (1903) и повесть «Поединок» (1905). В 1901 году Куприн приезжает в Петербург. Позади годы скитаний, калейдоскоп причудливых профессий, неустроенная жизнь. В Петербурге перед писателем открыты двери редакций наиболе е популярных тогдашних «толстых» журналов - «Русского богатства» и «Мира Божьего». В 1897 году Куприн познакомился с И. А. Буниным, несколько позднее - с А. П. Чеховым, а в ноябре 1902 года - с М. Горьким, давно уже пристально следившим за молодым писателем. Наезжая в Москву, Куприн посещает основанное Н. Д. Телешовым литературное объединение «Среда», сближается с широкими писательскими кругами. Руководимое М. Горьким демократическое издательство «Знание» выпускает в 1903 году первый том купринских рассказов, положительно встреченных критикой. Среди петербургской интеллигенции особенно сближается Куприн с руководителями журнала «Мир Божий» - редактором его, историком литературы Ф. Д. Батюшковым, критиком и публицистом А. И. Богдановичем и издательницей А. А. Давыдовой, высоко ценившей талант Куприна. В 1902 году писатель женится на дочери Давыдовой, Марии Карл овне. Некоторое время он деятельно сотрудничает в «Мире Божьем» и как редактор, а также печатает там ряд своих произведений: «В цирке», «Болото» ( 1902), «Корь» (1904), «С улицы» (1904), но к чисто редакторской работе, мешавшей его творчеству, скоро охладевает. В творчестве Куприна в эту пору всё громче звучат обличительные ноты. Новый демократический подъём в стране вызывает у него прилив творческих сил, крепнущее намерение осуществить давно задуманный замысел - «хватить» по царской армии, этому сред оточию тупости, невежества, бесчеловечности, праздно-изнурительного существования. Так накануне первой революции складывается крупнейшее произведение писателя - повесть «Поединок», над которой он начал работать весной 1902 года. Работа над «Поединком», по свидетельству М. К. Куприной -Иорданской, протекала с наибольшей интенсивностью зимой 1905 года, в грозовой атмосфере революции. Ход общественных событий торопил писателя. Уверенность в себе, в своих силах Куприн, человек крайне мнительный и неуравновешенный, находил в дружеской поддержке М. Горького. Именно к этим годам (1904 - 1905) относится пора их наибольшего сближения. «Теперь, наконец, когда уже все окончено, - писал Куприн Горькому 5 мая 1905 года, после завершен ия «Поединка», - я могу сказать, что все смелое и буйное в моей повести принадлежит Вам. Если бы Вы знали, как многому я научился от Вас и как я признателен Вам за это». В повести «Поединок» Купри н показал ужасающее состояние бесправной солдатской и оп устившейся офицер ской массы. По своим чисто человеческим качествам офицеры купринского «Поединка» - люд и очень разные. Почти каждый из них обладает минимумом «добрых» чувств, причудливо перемешанных с жестокостью, грубостью, равнодушием. Но «добрые» чувства эти до неузнаваемости искажены кастовыми военными предрассудками. Пусть командир п олка Шульгович (этот, по словам Л. Н. Толстого, «п рекрасный положительный тип») под своим громоподобным бурбонством скрывает заботу об офицерах или п одполковник Рафальский любит животных и всё свободное и несвободное время отдаст собиранию редкостного домашнего зверинца,- никакого реального облегчения, при всем своем желании, принести они не могут. Появившись во время русско-японской войны и в обстановке нарастания первой русской революции, произведение вызвало огромный общественный резонанс, поскольку оно расшатывало один из главных устоев самодержавного государства - неприкосновенность военной касты. Проблематика «Поединка» выходит за рамки традиционной военной касты. Куприн затрагивает и вопрос о причинах общественного неравенства людей, и о возможных путях человека освобождения от духовного гнета, и о проблеме взаимоотношений личности и общества, интеллигенции и народа. Сюжетная канва произведения построена на перипетиях судьбы, честного русского офицера, которого условия армейской казарменной жизни заставляют задуматься о неправильных отношениях между людьми. Ощущение духовного падения преследует не только Ромашова, но и Шурочку. Сопоставление двух героев, которым свойственны два типа миропонимания, вообще характерно для Куприна. Оба героя стремятся найти выход из тупика, при этом Ромашов приходит к мысли о протесте против мещанского благополучия и застоя, а Шурочка приспосабливается к нему, несмотря на внешнее показное неприятие. Отношение автора к ней двойственно, ему ближе «безрассудное благородство и благородное безмолвие» Ромашова. Куприн даже отмечал, что считает Ромашова своим двойником, а сама повесть во многом автобиографична. Ромашов – «естественный человек», он инстинктивно сопротивляется несправедливости, но его протест слаб, его мечты и планы легко рушатся, так как они незрелы и непродуманны, зачастую наивны. Ромашов близок чеховским героям. Но возникшая необходимость немедленного действия усиливает его волю к активному сопротивлению. После встречи с солдатом Хлебниковым, «униженным и оскорблённым», в сознании Ромашова наступает перелом, его потрясает готовность человека пойти на самоубийство, в котором он видит единственный выход из мученической жизни. Искренность порыва Хлебникова особенно ярко указывает Ромашову на глупость и незрелость его юношеских фантазий, имеющих целью лишь что-то «доказать» окружающим. Ромашов потрясён силой страданий Хлебникова, и именно желание сострадать заставляет задуматься подпоручика о судьбе простого народа. Впрочем, отношение Ромашова к Хлебникову противоречиво: разговоры о человечности и справедливости носят отпечаток абстрактного гуманизма, призыв Ромашова к состраданию во многом наивен. В «Поединке» Куприн продолжает традиции психологического анализа Л.Н. Толстого: в произведении слышится, помимо протестующего голоса самого героя, увидевшего несправедливость жестокой и тупой жизни, и обличительный авторский голос (монологи Назанского). Куприн пользуется излюбленным приёмом Толстого - приёмом подстановки к главному герою героя-резонера. В «Поединке» Назанский является носителем социальной этики. Образ Назанского неоднозначен: его радикальное настроение (критические монологи, романтическое предчувствие «светозарной жизни», предвидение грядущих социальных потрясений, ненависть к образу жизни военной касты, способность оценить высокую, чистую любовь, почувствовать непосредственность и красоту жизни) вступает в противоречие с его собственным образом жизни. Единственным спасением от нравственной гибели является для индивидуалиста Назанского и для Ромашова бегство от всяких общественных связей и обязательств. Писатель показывает, что офицерство, независимо от своих личных качеств, - всего лишь послушно е орудие бесчеловечно категорических уставных условностей. Кастовые законы армейского бытия, осложненные материальной скудостью и провинциальной духовной нищетой, формируют страшный тип русского офицера, получивший непосредственное вопло щение несколько позднее, в рассказе «Свадьба», в образе подпрапор щика Слезкина, который презирал все, что не входило в обиход его узкой жизни или чего он не понимал. Слезкины, бег-агамаловы, осадчие ревностно выполняют военную обрядность, но на людей более тонкой душевной организации вроде Ромашова служба производит отталкивающее впеча тление именно своей противоестественностью и античеловечностью. От отрицания мелочных армейских обрядов Ромашов приходит к отрицанию войны как таковой. Отчаянное человеческое «не хочу!» должно, по мысли юного подпоручика. уничтожить варварский метод - решать споры между народами силой оружия: «Поло жим, завтра, положим, сию секунду эта мысль пришла в голову всем: русским, немцам, англичанам, японцам... И вот уж е нет больше войны, нет офицеров и солдат, все разошлись по домам». Эта проповедь миротворческих идей вызвала сильные нападки «справа» в ожесточенной журнальной полемике, разгоревшейся вокруг «Поединка». Особенно вознегодовали военные чины, увидевшие в повести Куприна пацифистские идеи и «пропаганду разоружения». «Поединок» стал крупнейшим л итературным событием, прозвучав шим более злободневно, чем свежие вести «с маньчжурских полей» - военные рассказы и записки «На войне» очевидца В. Вересаева или антимилитаристский «Красный смех» Л. Андреева, хотя купринская повесть оп исывала события примерно девятилетней давности. Благодаря глубине поднятых проблем, беспощад ности обличения, типичности персонажей, «Поединок» во многом предопределил дальнейшую трактовку воен ной темы. Его воздействие заметно и на «Бабаеве» С. Сергеева-Ценского (1907), и даже на более поздней антивоенной повести Е. Замятина «На куличках» (1914). Появившись в годы революционного подъема, «Поединок» не мог не оказ ывать на читателей, в том числе офицеров, сильного идейного вли яния. «Великолепная повесть! - заявил в беседе с корреспондентом «Биржевых ведомостей» М. Горький, - Я полагаю, что на всех честных, думающих офицеров она должна произв ести неотразимое впечатле ние... В самом деле, изолированность наших офицеров - трагическая для них изолированность, Купр ин оказал офицерству большую услугу. Он помог им до известной степени познать самих себя, свое положение в жизни, всю его ненормальность и трагизм». Незадолго до этого интервью, 18 июня 1905 года, группа п етербургских офицеров послала пис ателю сочувственный адре с за высказанные в «Поединке» мысли. В октябре того же года Куприн, отдыхавший в Крыму, выступил на студе нческом вечере с чтением отрывков из своей повести. За кулисы пришел морской оф ицер и стал выражать благодарность писателю за «Поединок». З накомый Куприна, врач Е. М. Аспиз, вспоминал: «...Александр Иванович, проводив этого офицера, долго смотрел ему вслед, а потом обратился к нам со словами: «Какой-то удивительный, чудесный офицер». Через месяц, когда вспыхнуло восста ние на крейсере «Очаков», возглавленное лейтенантом П. П. Шмидтом, писатель но фотографиям из газет узн ал в руководителе восстания разговаривавшего с ним «чудесного офицера». Куприн был очевидцем очаковского восстания. На его глазах ночью 15 ноября кр епостные орудия Сев астополя подожгли революционный крейсер, а каратели с пристани расстреливали из пулеметов и приканчивали штыкам и матросов, пытавшихся вплавь спастись с пылающего корабля. Потрясённый увиденным, Куприн откликнулся на расправу вице-адмирала Чухнина с восставшим гневным очерком «События в Севастополе», опубликованны м в петербургской газет е «Наша жизнь» 1 декабря 1905 года. После появления этой корреспонденции Чухниным был отдан п риказ о немедлен ной высылке Куприна из Севастопольского округа. Одноврем енно вице-адмирал возбудил против писателя судебное преследован ие; после допроса у судебного следователя Куприну разрешили вые хать в Пет ербург. Вскоре после севастопольских событий в окрестностя х Балаклавы, где жил Куприн, появ илась группа из восьмидесяти матросов, добравшихся до берега с «Очакова». В судьбе этих измученных усталостью и преследованием людей Куприн при нял самое горячее участие: доставал им штатское платье, помог сбить со следа полицию. Частично эпизод со спасением матросов отражен в рассказе «Гусеница» (1918), но там «заводилой» выведе на простая русская женщ ина Ирина Платоновна, а «писатель» оставл ен в тени. В воспоминаниях Аспиза есть существенное уточнение: «Честь спасения эти х матросов-очаковцев принадлежит исключительно Куприну». Бодростью, верой в будущее России, художественной зр елостью проникнуто творчество Купр ина этой поры. Он пиш ет рассказы «(Штабс-капитан Рыбников» (1905), «Сны» (1905), «Тост» (1906), начинает работу над очеркам и «Листригоны». В ряде п роизведений и прежде всего и рассказе «Гамбринус» (1906) запечатлена револю ция, ее «выпрямляющая» атмосфера. За Купр иным устанавли вается постоянный полицейский н адзор. Как никогда, высока об щественная активность писателя: он выступает на вечерах с чтением отрывков из «Поединка», выставляет свою кандидатуру в выборщ ики в первую Гос ударственную думу. О н открыто заявляет в пр итче «Искусство» (1906) о благотворности возд ействия революции на творчество художника. Однако, пр иветствуя «пролетарску ю весну». Купр ин видел в ней путь к утопическому и смутн ому строю, «всемирному анарх ическому союзу свободных людей» («Тост »), осуществление которого отдалено целой тысячью лет. Его революционность - это революц ионность мелкобуржуазного писателя в пору общедемократического подъёма. В течени е первого десятиле тия 900-х годов талант Куприна достигает наивысшего расцвета. В 1909 году писатель получил за три тома художественной прозы академическую Пу шкинскую премию, поделив её с И. А. Буниным. В 1912 году в издательстве Л. Ф. Маркса выходит собрание его сочине ний в приложени и к популярному журналу «Нина». В прот ивовес всё с ильнее свирепствовав шему декадансу, талант Куприна остается и в эту пору реалистическим, в в ысшей степени «земным» художническим даром. Однако годы реакц ии не прошли бессле дно для писателя. После разгрома революции у него заметно падает интерес к пол итической жизни страны. Не было и прежней бл изости к М. Гор ькому. Свои новые произведения Купр ин помещает не в выпусках «Знания», а в «модны х» альманахах - арцыбашевской «Жизни», символис тском «Шиповнике», э клектичных сборниках Московского книгоиздательства писателей «Земля». Если говорить об известности Куприна - писателя, то она в эти годы все продолжает расти, дост игая своей высшей точки. По сущ еству же, в его творчестве 910-х годов уж е заметны тревожные симптомы криз иса. Произведения Куприна этих лет отл ичаются крайней неравноценностью. После проник нутого активным гумани змом «Гамбринуса» и поэтичной «Суламифи» (190 8) он выступает с рассказом «Морская болезнь» (1908), вызвавшим протест демократической общественности. Рядом с «Гранатовым браслетом» (1911), где воспевается самоотверженное, святое чувство, он создает блеклую утопию «Королевский парк» (1911), в которой надежда на добровольный отказ правителей от власти звучит особе нно фальшиво, так как появилась она вскоре после жестокого подавления революции 1905 -1907 годов. Вслед за полнокровно - реалистическим циклом оч ерков «Листригоны» (1907 -1911), проникнутым жизн ерадостным чувством и напоенным ароматам и Черного моря, появляется фантаст ическая повесть «Жи дкое солнце» (1912), несколько необычная для Ку прина по экзотич ности материала (де йствие её происходит сн ачала в Лондоне, а затем в Южной Америке, на верш ине потухшего вулка на), в которой звучит отчаян ие перед вс емогущей властью капи тала, неверие в буду щее человечества, сомнения в возможности социального переустройства общества. Атмосфера, в которой жил Куприн в эти годы, мало способствовала серьёзному литературному труду. Современники с неодобрением рассказывают о бурных кутежах Куприна в «литературных» ресторанах «Вена» и «Капернаум», возмущаются упоминанием его имени в бульварном альбомчике, изданном рестораном «Вена». А дешёвый литературный кабачок «Давыдка», по словам Е. М. Аспиза, одно время и вовсе «стал резиденцией Куприна... куда, как говорили, направляли даже корреспонденцию на его имя». К популярному писателю льнули подозрительные личности, репортёры жёлтой прессы, ресторанные завсегдатаи. Время от времени Куприн замыкался для работы в Гатчине, либо Ф. Батюшков приглашал его в своё имение Даниловское, или сам писат ель «спасался» от петербургских «друзей» в Балаклаве. Литературному труду Куприна мешала еще и постоянная нехватка денег, к тому же прибавились и семейные заботы. После поездки в 1907 году в Финляндию он жен ится вторично, на племяннице Д. Н. Мамина-Сибиряка, Елизавете Морицовне Гейнрих. Растёт семья, а вместе с ней — долги. Поневоле на вершине своей литературной славы писатель вынужден был возвращ аться к молниеносным темпам чернорабочей журналистики врем ён своей неустроенной киевской жизни. В таких условиях работал он над созданием большой повести «Яма». Эта новая повесть Куприна раскрывала мрачный, мало освещеиныи литературой м ир официальных притонов, изнанку большого города. Она будила сочувствие к положению «белых рабынь», заточённых в домах терпимости и подвергавшихся каждодневным у нижениям. Однако ни гуман истическая устремленность повести, ни выпуклые характеристики многочисленных персонажей - ничто не могло восполнить основного недостатка «Ямы» - её натуралистичности, мелодраматизма, некоторой сентиментальности, на ряду с журналистской очерковостью в обработке огромного жизненного материала. Произвед ение получилось рыхлым, перегруженным описаниями, побочными эпизодами. Противоречивость творчества Куприна 9 10-х годов отражала растерянность писателя, его неув еренность и непонимание происходящего. И когда началась русско-германская война, он оказался в числе тех литераторов, которые восприняли её как «отечественную» и «освободительную». В патриотическом угаре Куприн вновь надевает мундир поручика. Призванный в армию, писатель, по словам корреспондента, «накупил уставов, собрал все циркуляры, мечтает попасть со своей дружиной в дело». Приподнятое душевное состоя ние, ожидание благотворных последствий «очистительной» войны продолжается у Куприна до конца 1915 года. Демобилизовавшись по состоянию здоровья, он организует на личные средства в своём гатчинском доме военный госпиталь. В эту пору Куприн пишет ряд патриотических статей, художественное же его творчество почти иссякает, причем в немногочисленных его произведениях этих лет знакомые по прежнему творчеству темы утрачивают социальную остроту. Персонажи прежних произведений писателя, как ни била их жизнь, были окрылены возвышенными желаньями, они мечтали о необыкновен ной любви, воинской доблести, о творческом даре. Помыслы подпоручика Ромашова, прапорщика Лапшина, почтового чиновника Желткова, инженера Боброва неосуществимы, они терпят страшное крушение в столкновении с жестокой действительностью. Но вот силой колдовских чар исполнимо «каждое желание» крошечного канцелярского служащего. Однако фантастические ситуа ции, в которые попадает Иван Степанович Цвет, вы зывают у него лишь одно желание: вернуться в свою комнату-гроб, к своей жилкой должности, уют ному прозябанию (повесть «Звезда Соломона», 1917). Так в предреволюционную пору, в обстановке творческого кризиса, завершается главный период писательской деятельности Куприна, когда были созданы самые значительные его произведения. В обширном литературном наследии Куприна то оригинальное, купринское, что принес с собой писатель , лежит на поверхности. По мнению современников, его всегда спасает инстинкт природного здорового дарования, органический о птимизм, жизнерадостность, любовь к жиани. Такое мнение, бесспорно, имело основание. Через всё творчество Куприна проходит гимн природе, «натуральной» красоте и естественности. Отсюда его тяга к ц ельным, простым и сильным натурам. Борец Арбузов, спокойный и добрый гигант («В цирке»); бесстрашный конокрад Бузыга, у которого «все рёбра срослись до самого пупа» («Конокрады »), отважный атаман рыбачьего баркаса Коля Костанди, «настоящий солёный грек, отличный моряк и большой пьяница» («Листригоны», 1907—1911); тяжёловесный и могучий «балагула», ямщик и контрабандист Мойше Файбиш («Трус»),—писатель откровенно любуется этими отважными людьми, как любуется он серебристо-стальным красавцем, четырёхлетним жеребцом Изумрудом, у которого ноги и тело «безупречные , совершенных форм» («Изумруд», 1907), или прекрасной рыжек удрой Суламифью, «высокой и стройной, в сильном расцвете тринадцати лет» («Суламифь»). При этом культ внешней, физической красоты становится для писателя средством обличения той недостойной действительности, в которой эта красота гибнет. Умирает атлет Арбузов, само совершенство телесной гармонии. Отравлен замечательный рысак Изумруд, унижена и сломлена красавица Щербачева, до полусмерти избитая извергом мужем («Мирное житие», 1904). И всё же, несмотря на обилие драматических ситуаций, в произведениях Куприна бьют ключом жизненные соки, преобладают светлые, оптимистические тона. Он радуется бытию детски непосредственно, «как кадет на каникулах», по меткому замечанию В. Львова-Рогачевского. Таким же здоровым жизнелюбцем, что и в творчестве, предстаёт и в своей личной жизни этот крепкий, приземистый человек с узенькими зоркими серо-синими глазками на татарском лице, которое кажется не таким круглым из-за небольшой каштановой бородки. Впечатление Л. Н. Толстого от знакомства с Куприным: «Мускулистый, приятный... силач». И в самом деле, с какой страстью отдастся Куприн всему , что связано с испытанием крепости собственны х мускулов, воли, что сопряжено с азартом и риском. Он словно стремится растратить запас не израсходованных в пору его бедного детства жизненных сил. Организует в Киеве атлетическое об щество. Вместе с известным спортсменом Сергеем Уточкиным поднимается на воздушном шаре. Опускается в водолазном костюме на морское дно. Летит с Иваном Заикиным на самолете «Фарман». Сорока трех лет вдруг всерьёз начинает учиться стильному плаванию у мирового рекордсмена Л. Романенко. Страстный любитель лошадей, цирк предпочитает опере. Во всех этих увлечениях что-то азартно-детское. Вот, живя в деревне, он получает из Петербурга охотничье ружье. Тут же заброшена работа над новым крупным произведением - романом «Нищие». «...Присылка ружья, - с тревогой сообщает Мария Карловна 22 июня 19 06 года Батюшкову, - произвела неожиданный перерыв в рабочем настроении Александра Ивановича, и он целыми днями бродит по окрестностям с ружьем». Его друзья: борцы Иван Поддубный и Заикин, спортсмен Уточкин, знаменитый дрессировщик Анатолий Дуров, клоун Жакомино, рыбак Коля Костанди. Живя из года в год в Балаклаве, Куприн сразу «сдружился с некоторыми рыбацкими «атаманами», которые славились своей отвагой, удачливостью и храбростью. Он охотнее работает на баркасе веслом или сидит среди рыбаков в кофейне, чем встречается с местной интеллигенцией, жаждущей поговорить о «высоких материях». Та же картина и во время поездки Куприна в 1912 году за границу. В Ницце, например, он быстро подружился с синдикатами кучеров, шоферами, рабочими... Но есть что-то лихорадочное, напряженное в поспешной смене вс ех этих увлечений - французской борьбой и погружением в скафандре под воду, охотой и стилем «кросс», тяжёлой атлетикой и свободным воздухоплаванием. Словно в Куприне жило два человека, мало друг на друга похожие, а современники, поддавшие», впечатлению одной, наиболее явной стороны его личности, оставили о нём неполную исти ну. Лишь наиболее близкие писателю люди, вроде Ф. Д. Батюшкова, сумели разглядеть эту двойственность. Если же мы обратимся к творчеству Куприна, то здесь бросается в глаза знаменательное противоречие: те сильные, здоровые жизнелюбцы, к которым как будто был так близок писатель по складу своей личности, в его произведениях оттеснены на задний план, преимущественное же внимание уделено героям , внешне имеющим с ними мало общег о. Вот они перед нами - персонажи, которым Купр ин доверяет все свои самые заветные помыслы, которые разделяют его сокровенные мысли, радости, страдания: инженер Бобров, наделённый «нежной, почти женственной натурой» («Молох»), «стыдливый... очень чувствительный» Лапшин («Прапорщик армейский»); «добрый», но «слабый» Иван Тимофеевич («Олеся»); «ч истый, милый», но «слабый» и «жалкий» подпоручик Ромашов («Поединок »). Где уж тут «неисправимый оптимизм», «неистре бимый дикарь», «особенное жизнерадостное здоровье»! В каждом из этих героев повторяются сходные черты: душевная чистота, мечтательность, пылкое воображение, соединенное с полнейшей непрактичностью и безволием. Но, пожалуй, яснее всего раскрываются они, освещенные любовным чувством. Все они относятся к женщине с сыновней чистотой и благоговением. Устами армейского ницшеанца Назанского, в одном из его бурных монологов («Поединок»), Куприн демонстративно идеализирует безнадежно платоническое чувство: «...сколько разнообразного счастья и очаровательных мучений заключается в... безнадежной любви? Когда я был помоложе, во мне жила одна греза: влюбиться в недосягаемую, необыкновенную женщину, такую, знаете ли, с которой у меня никогда и ничего не может быть общего. Влюбиться и всю жизнь, все мысли посвятить ей». Вместо сильной личности перед нами в окружении жестокого бесчеловечного мира появляется нелепо трогательный со своей жаждой «святого» чувства ущемленный ч еловек. Любовь до самоунижения и - даже - самоуничтожения, готовность погибн уть во имя любимой женщины, - тема эта, тронутая неув еренной рукой в рассказе «Странный случай» (1895), расцветает в волнующем, мастерски выписанном «Гранатовом браслете» (1911). Стремясь воспеть красоту высокого, но заведомо безотв етного чувства, на которое «способен, быть может, о дин из тысячи», Куприн, однако, наделяет этим чувством кро шечного чиновника Желткова. Его любовь к княгине Вере Шеиной безответна, не способна «выпрямить», окрылить его. Замкнутая в себе, эта любовь не обладает творческой, созидательной силой. «Случилось так, что меня не интересует в жизни ничто: ни политика, ни наука, ни философия, ни забота о будущ ем счастье людей, - пишет Ж елтков перед смертью предмету своего поклон ения, - для меня вся жизнь заключается только в вас». Богатство души Желткова не оборачива ется ли её бедностью? Романтическое поклонение женщине, рыцарское служение ей противостояло в произведениях Куприна циничному глумл ению над чувством, живописанию разврата, который под видом освобож дения от мещанских условностей проповедовали в годы общественной реакции Арцыбашев или Анатолий Каменский. Но в целомудрии купринских героев есть что-то надрывное, а и их отношении к любимой зачастую поражает одна знаменательная аномалия. «Роман наш, -сообщает подруге хищ ная кокетка Кэт («Прапорщик армейский»), - вышел очень простым и в то же время оригинальным. Оригинал ен он потому, что в нём мужчина и женщина поменялись своими постоянными ролями. Я нападала, он защищался». Поменялись ролями и энергичная, волевая «п олесская колдунья».Олеся с «добрым, но только слабым» Иваном Тимофеевичем («Олеся »), и умная, расчётливая Шурочка Николаева с «чистым и добрым» Ромашовым («Поединок »). Недооценка себя, невери е в свое право на обладание женщиной, судорожное желание замкнуться - эти черты дорисовывают купринского героя с хрупкой душой, попавшего в жестокий мир. Своей беззащитной ранимостью, своей способностью болезненно остро переживать любую несправедливость, тонкостью душевной организации они напоминают нам не жизнерадостного, грубовато - здорового «взрослого» Куприна в традиционном описании современников, а чуткого к страданиям, мечтательного Куприна - ребенка, заточённого в мрачные казарменные стены. Пройдя еще в детстве через ряд разнообразных жизненных испытаний, принуждённый приспособиться к ж естокой среде, Куприн сберег в душе неспособность причинять боль, сохранил в чистоте бескомпромиссный гуманизм. «Мускулистый, п риятный силач», кутила, жизнелюбец - это, очевидно, было лишь полправды (недаром, ч итая «Поединок», Л. Н. Толстой обронил фразу: «Куприн в слабого Ромаш ова вложил свои чувства»). Ее до полняет обостренная жалость к страдающим людям, давшая такие поразительные страницы, как встреча Ромашова в «Пое динке» с затравленным и больным солдатом Хлебниковым, ищущим смерти на железнодорожных путях. Кастовые офицерские предрассудки, вбивавшиеся в голову Ромашову и в кадетском корпусе, и в юнкерском училище, падают в мгновение ока, когда подпоручик, мучимый виноватой жалостью и ответственностью за человеческую жизнь, изуро дованную на его глазах, обращае тся к Хлебникову со словами: «Брат мой». И тот же купринский гуманизм ярко окрашивает все произведения о детях, с отзывчивостью приходит на помощь их горю «Белый пудель», «Слон» (1907), «Храбрые беглецы» (1917) и т. д). Небезынтересно отметить, что Куприн - писатель идёт и здесь с воим путём. Стоит тол ько сопоставить, к примеру , горьковского «Деда Архипа и Лёньку» с «Белым пуделем», как становится очевидной разни ца уже в подходе к самой теме. У Горького - протест нищего мальчи ка против стяжательства, которое разъедает по-своему доброго деда Архипа, п робуждение человеческого достои нства в маленькой душе Леньки. У Купр ина -воспевание честной бедности, со лидарности «гуттаперчевого мальчика» Сережи, ч етвероногого артиста Арто и весёлого, бескорыстного босяка дедушки Лодыжкина в столкновении с богатыми, перекормленными дачникам и и их прислугой. Мир Горького жёстче, трагичнее, а герои активнее. У Ку прина же - добрая грусть и сострадан ие к бездомным артистам не мешает «счастливому» концу. Едва ли не наиболее «традиционный» писатель р еалистического крыла русской литературы, К уприн запечатлел психологию героя - правдолюбца, родственного п ерсонажам Тургенева, Толстого, Чехова. Гаршина. Однако как ярко сказалась в его творчестве, принадлежащем уже новому, XX столетию, недостаточность традиционного подхода к действительности и традиционного героя! Э поха требовала от художника активно воздействовать на жизнь, всемерно поддерживать в еликие социальные преобразования. Горьковские рабочие, бунтари и агитаторы, уже несли динамит своих идей в св оекорыстный и затхлый ми р, а Куприн в ту же пору был вынужден беспомощно наблюдать, как одни за другим г ибнут его герои во враждебной им среде. Для стиля Куприна характерна верность реал истическим заве там. Даровитейший пи сатель, он обладал многообразием стилевых манер, но даже во многих лучших его произведениях заметно сл едование какой-либо уже пролож енной традиции. Так, рассказ «Мирное жит ие», высоко оцененный Л. Н. Толстым, близок «Человеку в футляре»; «Собачье счастье» (1896) застав ляет вспомнить ранние аллегорические произведения М. Горькою, эпиграф к «Изумруду» («Посвящаю памяти н есравненного пегого рысака Холстомера») уже указывает на произведение, которое оказало влияние, - повесть Л. Н. Толстого. Прослеживая хронологически произве дения Куприна, видно, как постепенно все у вереннее и резче становится его перо, как от ступают банальные описания и почти на нет свод ятся красивости и мелодраматич еские издержки. В его творчестве все очевиднее становит ся приверженность к отложившим ся напластованиям быта. Художестве нному дар у писателя было в высшей степени свойственно подробное изображение какого-либо устойчивого, прочно сложив шегося профессионального уклада - военного, заводского, рыба цкого, циркового, чиновничьего, или нац ионального быта - русского, украинско го, еврейского, белорусского. Купринский стиль формируется отличным образом от чеховского или, скажем, бунинского. Впечатл ение у читателя рождается уже от одной точности назы вании. Изредка и у Купр ина останавливает внимание меткая метафора - «узенькая сёмговая полоска зари»,- так и видишь отливаю щую оранжевым тяжелым жиром полость неба. Обычно же он накапливает множество бытовых чёрточек, необходимых в том художественном ансамбле, в той величественной картине повседневности, какая складывается в резу льтате. Художническая наблюдательность К уприна далека от, условно говоря, импрессионизма в прозе, чужда щ едрой метафоризации. Там, где Бунин нап ишет: «чайки, как яичная скорлупа», «море пахло ар бузом» и т. д., Купр ин скажет просто: «среди мусора, яичной скорлупы, арбузных корок и стад белых морск их чаек». В его прозе почти не возможно найти далеких уподоблений, но эта локальная, частная безобразность (при безукоризненной точности языка) не мешает созданию итогов ого образа - в данном случае образа огромного морского порта в «Гамбринусе». Подобно большинству свои х современников, писателей -реалистов XX века, Куприн я вился мастером «малых» форм прозы - рассказа, короткой повести, оставив нам класс ические образцы э тих жанров. Часто, ведя худож ественный поиск, писате ль отправляется от факта, который сам по себе незначителен, - от «с лучая из жизни», анекдота и т. д. Но, обрастая великолепными подробностями, запоминающимися мелочами, каждый факт пр иобретает дополнительную глубину и емкость. Февральская революция, которую Куприн встр етил восторженно, застала его в Гельсингфорсе. Он немедленно выезжает в Петроград, где вм есте с критиком П. Пильским некоторое время редактирует эсеровскую газету «Свободная Россия». В его художественных произведениях этой поры (рассказы «Храбрые беглецы», «Сашка и Яшка», «Гусеница», «Зв езда Соломона») нет прямых откликов на бурные события, переживаемые страной. Сочувственно встретив Октябрьскую революцию, Куприн сотрудничает, однако, в буржуазных газетах «Эра», «Петроградский листок», «Эхо», «Вечернее слово», где выступает с политич ескими статьями «Пророчество», «Сенсация», «У могилы» (памяти видного большевика М. М. Володарского, у битого эсером), «Памятники» и т. д. В этих статьях сказывается противоречивая позиция писателя. Сочувствуя гранд иозной программе преобразования старой Росс ии, разработанной В. И. Лениным, он сомневается в своевременности провед ения этой программы в жизнь. Ещё в рассказе «Тост» (1906) Куприн приветствовал будущее свободное общество «гордых, смелых, равных, веселых» людей, сбросив ших цепи угнетения, перестроивших мир, относя это общество к 2906 году. Когда же на его глазах были заложены основы нового строя, Куприн оказался в положении колеблющегося и выжидающего «товарища - интеллигента». Правда, к концу 1918 гола в позиции Куприна про исходят известные сдви ги. Речь идёт не только о его сотрудничестве в организованном М. Горьким издательстве «Всемирная литература» (Куприн перевёл для издательства белым и стихами трагедию Ф. Шиллера «Дон Карлос» и написал обширное предисловие к подготавливаемому Собранию сочинений А. Дюма -отца), но прежде всего о замысле специальной газеты для крестьян - «Земля». Стечение случайных обстоятельств приводит Куприна, однако, в стан эмиграции. Летом 1920 года он оказывается в Париже. Творческий спад, вызванный эмиграцией, продолжался до середины 20-х годов. В первое время после революции появлялись л ишь статьи Куприна, черня щие советскую выставку в Париже, Г. Уэллса за его правдивую книгу об СССР, Ф. Нансена за организацию помощи голодающим Поволжья и т. д. И лишь приблизительно с 1927 года, когда выходит сборник Куприна «Новые повести и рассказы», можно говорить о последней полосе его относительно напряженного художественного творчества. Вслед за этим сборником появляются книги «Купол св. Исаакия Далматского» (1928) и «Елань» (1929). Рассказы, публиковавшиеся в газете «Возрождение» в 1929 -1933 годах, входят в сборники «Колесо времени» (1930) и «Жанета» (1932 - 1933). С 1928 гола Куприн печатает главы из романа «Юнкера», вышедшие отдельным изданием в 1933 году. Писатель чувствовал, что оторванность от родины губительно сказывается на его творчестве. «Прекрасный народ, - заметил он о французах, - но не говорит по-русски, в лавочке и в пивной - всюду не по - нашему... А значит это вот что - поживешь, поживешь, да и писать перестанешь. Есть, конечно, писатели такие что их хоть на Мадагаскар посылай на вечное поселение - они и там будут писать роман за романом. А мне все надо родное, всякое - хорошее, плохое - только родное». В этом, быть может, проявилась особенность художественного склада Куприна. Он накрепко, боль ше, нежели даже И. А. Бунин, Б. К. Зайцев или И. С. Шмелев, привязан к малым и великим сторонам русского быта, многонационального уклада страны. Но теперь родной быт исчез, - исчезли рабочие, подневольные страшного Молоха, исчезли великолепные в труде и разгуле крымские рыбаки, философствующие армейские поручики и замордованные рядовые. Перед глазами Куприна не привычный пейзаж оснеженной Москвы, не панорама дикого Полесья, а чистенький «Буа-булонский лес» или такая, нарядная и такая чужая природа французского Средиземноморья. Он делает очерковые зарисовки, создает цикл миниатюр «Мыс Гурон» (1929), очерки о Югославии, «Париж домашний», «Париж интимный» (1930) и т. д. Однако самое «вещество поэзии» Куприн способен найти только во впечатлениях от родной, русской действительности. Напрасно художник старается по памяти восстановить знакомый уклад и силой воображения вдвинуть его в чужой мир. Быт уходит, как сквозь пальцы песок. Он дробится на мелкие крупинки, на капли. Недаром цикл своих миниатюр в прозе, вошедших в сборник «Елань», писатель так и называет: «Рассказы в каплях». Он помнит множество драгоценных мелочей, связанных с родиной, - помнит, что «еланью» зовется «загиб в густом сосновом лесу, где свежо, зелено, весело, где ландыши, грибы, певчие птицы и белки» («Елань»); что «вереей» куртинские мужики называют холм, торчащий над болотом. Он помнит, как с кротким звуком «Пак!» (словно «дитя в задумчивости разомкнуло уста») лопается весенней ночью набряк шая почка («Ночь в лесу», 1931) и как вкусен кусок черного хлеба, посыпанный крупной солью («У Троице - Сергия»). Но эти детали подчас остаются мозаикой - каждая сама по себе, каждая - отдельно. Прежние, «купринские», мотивы вновь звучат в его прозе. Новеллы «Ольга Сур» (1929), «Дурной каламбур» (1929), «Блондель» (1933) как бы завершают целую линию в изображении писателем цирка, в прославлении простых и благородных людей - борцов, наездников, акробатов, дрессировщиков, клоунов. Вслед знаменитым «Листригонам» он пишет в эмиграции рассказ «Светлана» (1934), вновь воскрешающий колоритную фигуру балаклавского рыбачьего атамана Коли Костанди. И природа, в тихой красоте её весенних ночей и вечеров , в разнообразии повадок её населения - зверя, птицы, вплоть до самых малых детей леса, - по-прежнему вызывает у Куприна восхищение и жадный художнический азарт («Ночь в лесу», «Вальдшнепы», 1933). Уже тяжел обольной, Куприн замышляет создать книгу о животных - «Друзья человечества». Ему удалось написать для задуманной книги лишь один рассказ - «Ральф». Прославлению великого «дара любви», чистого, бескорыстного чувства (что было лейтмотивом множества прежних произведений писателя), посвящена повесть «Колесо времени» (1930). Герой её, русский инженер «Мишика» (как его называет прекрасная француженка Мария),- это всё тот же «проходной» персонаж творчества Куприна, добрый, вспыльчивый, слабый. Он поздний родной брат инженера Боброва , прапорщика Лапшина , подпоручика Ромашова. Но он грубее их, «приземлённее», и его жгучее, казалось бы, необыкновенное по силе чувство лишено той одухотворенности и целомудрия, какими освятили свое отношение к любимой знакомые нам персонажи. Это более заурядная, плотская страсть, которая, быстро исчерпав себя, начинает тяготить героя, не способного к длительному чувству. Недаром сам «Мишика» говорит о себе: «Опустела душа, и остался один телесный чехол». Куприн - великолепный рассказчик, замечательный по естественности и гибкости интонаций. Он охотно обращается к историческим анекдотам и преданиям, берет готовую канву, расцвечивая её россыпями своего богатого языка. Так рождаются новеллы «Тень Наполеона» (192В), «Четверо нищих» (1929), «Геро, Леандр и пастух» (1929), «Царев гость из Наровчата» (1933). Писатель перебирает в памяти встречи с интересными людьми, своими давними знакомыми - клоуном Жакомино, летчиком Феденькой Юрковым, обаятельным бонвиваном Яшей Бронштейном и т. д. Однако Куприн постоянно чувствует себя заключенным в некий магический круг мелкотемья. И, подобно другим русским писателям, которые оказавшись на чужбине, обращаются к художественным мемуарам (И. А. Бунин создает «Жизнь Арсеньева» (1933-1937), А. Н. Толстой пишет в 1920 году в Париже «Детство Никиты», И. С. Шмелев в 1930 и 1933 годах - «Богомолье» и «Лето господне», Б. К. Зайцев - «Путешествие Глеба »), Куприн посвящает своей юности самую крупную и значительную эмигрантскую вещь - роман «Юнкера» (1928 -1932). Военная тема, столь широко представленная в творчестве дореволюционного Куприна, завершается романом о юнкерских годах в Александровском училище. Это лирическая исповедь, в которой писатель передоверяет свои воспоминания, тронутые эмигрантской тоской, наивному юнкеру. Отсюда - ощутимый в романе идиллический привкус. Время сгладило мрачные воспоминания, и, переходя от повести «На переломе» («Кадеты») к «Юнкерам», попадаешь в совершенно другой ми р, полный света и поэзии, где царствует жизнерадостный в своей ограниченности Александров. Быт юнкера романтизирован и подкрашен, а вместе с ним розовые блики ложатся и на всю армейскую службу. Однако «Юнкера» - не просто «домашняя» история Але ксандровского военного училища, рассказанная одним из ее питомцев. Это повесть о старой, «удельной» Москве - Москве «сорока сороков», Иверской часовн и и Екатерининского института благородных девиц, вся сотканная из летучих воспоминаний. Сквозь романтическую дымку проступают знакомые силуэты Арбата, Патриарших прудов, Земляного вала. Картины московской жизни в «Юнкерах» - «яростная тризна по у ходящей зиме», великолепие бала в Екатерининском институте, быт александровцев — как 6ы снимают с жизни клише, передающее только розовую краску. К лучшим страницам романа относятся как раз те, где лирика обретает свою внутреннюю оправданность - таковы эпизоды поэтичного увлечения Александрова Зиной Белышевой. И, несмотря на обилие света и празднеств, это - печальная книга. Вновь и вновь, с «неописуемой, сладкой, горьковатой и нежной грустью», писатель мысленно возвращается к родине. «Живешь в прекрасной стране, среди умных и добрых людей, среди памятников величайшей культуры, - писал он в очерке «Родина». - Но всё точно понарошку, точно развертывается фильма кинематографа. И вся молчаливая, тупая скорбь в том, что уже не плачешь во сне и не видишь в мечте ни Знаменской пло щади, ни Арбата, ни Поварской, ни Москвы, ни России». Этим чувством безудержной, хронической ностальгии пронизано последнее крупное произведение Куприна -повесть «Жанета» (1932 -1933). Не задевая, «точно развертывается фильма кинематографа», проходит мимо старого профессора Симонова , когда-то знаменитого в России, а ныне ютящегося в бедной мансарде, жизнь яркого и шумного Парижа. Смешной и нелепый старик одиноко и бесцельно влачит в чужой стране остаток дней и, чтобы заполнить их пустоту, привязывается к маленькой полунищей девочке Жанете. В старике Симонове есть что-то от самого Куприна. Один из его друзей, писатель Н. Рощин, вспоминал: «Знаменитый русский писатель жил в великой бедности, питаясь подачками от тщеславных «меценатов», жалкими грошами, которые платили хапуги-издатели за его бесценные художественные перлы, да не очень прикрытым нищенством в форме ежегодных «благотворительных» вечеров в его пользу». Литературное наследие позднего Куприна гораздо слабее его дооктябрьского творчества. Это признавали даже враждебные голоса из лагеря эмиграции. Однако лучшие произведения писателя, созданные на чужбине, бесспорно, сохраняют свою немалую эстетическую и познавательную ценность. Характерно, что его художественное творчество почти не замутнено тенденциозностью, обычной для белой публицистики. Как художник Куприн и в эмиграции остался реалистом, пусть сильно ограниченным шорами «того берега», но верным жизненной правде. До конца своих дней остался Куприн и русским патриотом, которому любовь к родине помогла в конце концов побороть все колебания и сомнения. Писатель твердо решил вернуться в Россию. Все предварительные переговоры взял на себя художник И. Я. Билибин ( уже получивший разрешение на въезд в СССР). Предотъездные хлопоты держались семьей Куприна в глубокой тайне. Александр Иванович очень волновался. Уже перед самым отъездом он сказал дочери, что готов был бы пойти в Москву пешком, лишь бы туда вернуться. 31 мая 1937 года Москва встретила старого писателя. Вся страна тотчас же узнала о его приезде: Возвращение А.И. Куприна в Советский Союз. «29 мая выехал из Парижа в Москву возвращающийся из эмиграции на Родину известный русский дореволюционный писатель - автор повестей «Молох», «Поединок», «Яма» и другие. Александр Иванович Куприн (ТАСС)». «Правда», 1937, 30 мая, № 148.

А. И. Куприн в Москве.

«31 мая в Москву прибыл вернувшийся из эмиграции на Родину известный русский дореволюционный писатель Александр Иванович Куприн. На Белорусском вокзале А. И. Куприна встречали представители писательской общественности и советской печати (ТАСС)». «Правда», 1937, 1 июня, № 149.

У Куприна.

«Около двадцати лет находился за рубежом известный дореволюционный писатель А. И. Куприн. И теперь, возвратившись в СССР, с нескрываемой горечью и глубоким раскаянием вспоминает он о тяжелых годах эмиграции. - Я бесконечно счастлив, говорит А. И. Куприн, - что Советское правительство дало мне возможность вновь очутиться на родной земле, в новой для меня, советской Москве». «Литературная газета», 1937, 5 июня, № 30 (666). Однако это уже был совсем не тот Куприн, каким его помнили современники. Уехал он крепким и сильным, а вернулся совсем больным, беспомощным. Тем не менее Куприн надеется написать о новой России. В беседах с корреспондентами советских газет он делится замыслами, радостно переживая возвращение на родину. Он поселяется в голицынском Доме творчества писателей, где его навещают старые друзья, журналисты и просто почитатели его таланта. В конце декабря 1937 года писатель переезжает в Ленинград и живет там, окруженный заботой и вниманием. Тяжелая болезнь помешала Куприну возобновить творческую работу. 25 августа 1938 года Александр Иванович Куприн скончался. Свой реферат я решил посвятить жизни и творчеству великого русского писателя Александра Ивановича Куприна, потому что в его произведениях звучат доброта, гуманизм, душевная мудрость и романтическая любовь. В них раскрываются близкие мне темы, говоря словами Высоцкого « Я не люблю насилья и бессилья», «Не выношу, когда невинных бьют». А в повседневной жизни эти проблемы можно увидеть чуть ли не на каждом углу. Ещё мне понравилось то, как Куприн характеризует своих героев. Например, Ромашов думает о себе в третьем лице, и когда читаешь, сразу возникает образ молодого человека, немного смешного, но в то же время жалкого и неуверенного в себе. Картины природы написаны такими яркими, сочными красками, что начинаешь любоваться ими, когда их себе представляешь. У Куприна можно научиться только хорошему, и за это он мне нравится. Использованная литература: 1) О. Михайлов. Вступительная статья к сочинениям в двух томах А.И. Куприна. М.; Худож. лит., 1981. Т. 1. Повести; Рассказы. 1981. 2) Все произведения школьной программы в кратком содержании /Авт.-сост. И.О.Родин, Т.М.Пименова, 1997. 3) Данные всемирной компьютерной сети INTERNET.