Каталог :: Литература : русская

: Образ Чацкого в комедии Горе от ума

Образ Чацкого в комедии «Горе от ума»
                              «Главная роль, конечно, — роль Чацкого, без
                                 которого не было бы комедии, а, была бы,
                                                пожалуй, картина нравов».
                                                          (И.А. Гончаров)
Нельзя не согласиться с Гончаровым. Да, фигура Чацкого определяет конфликт
комедии, обе ее сюжетные линии. Пьеса писалась в те времена (1816-1824 гг.),
когда молодые люди типа Чацкого несли в общество новые идеи, настроения. В
монологах и репликах Чацкого, во всех его поступках выразилось то, что важнее
всего было и для будущих декабристов: дух вольности, свободной жизни,
ощущение, что «вольнее всяких дышит». Свобода личности — вот мотив времени и
комедии Грибоедова. И свобода от обветшалых представлений о любви, браке,
чести, службе, смысле жизни. Чацкий и его единомышленники стремятся к
«искусствам творческим, высоким и прекрасным», мечтают «в науки вперить ум,
алчущий познаний», жаждут «возвышенной любви, перед которой мир целый. — прах
и суета». Всех людей они хотели бы видеть свободными и равными.
Стремление Чацкого — служить отечеству, «делу, а не людям». Он ненавидит все
прошлое, в том числе рабское преклонение перед всем иностранным,
угодничество, низкопоклонство.
И что же видит он вокруг? Массу людей, которые ищут лишь чинов, крестов,
«денег, чтоб пожить», не любви, а выгодной женитьбы. Их идеал — «умеренность
и аккуратность», их мечта — «забрать все книги бы да сжечь».
Итак, в центре комедии — конфликт между «одним здравомыслящим человеком»
(оценка Грибоедова) и консервативным большинством.
Как и всегда в драматическом произведении, суть характера главного героя
раскрывается прежде всего в сюжете. Грибоедов, верный жизненной правде,
показал тяжкую участь молодого прогрессивного человека в этом обществе.
Окружение мстит Чацкому за правду, которая глаза колет, за попытку нарушить
привычный уклад жизни. Любимая девушка, отворачиваясь от него, ранит героя
больше всего, распуская сплетню о его сумасшествии. Вот парадокс:
единственный здравомыслящий человек объявлен безумцем!
«Так! Отрезвился я сполна!»— восклицает Чацкий в конце пьесы. Что же это —
поражение или прозрение? Да, конец у этой комедии далеко не веселый, но прав
Гончаров, сказавший о финале так: «Чацкий сломлен количеством старой силы,
нанеся ей в свою очередь смертельный удар качеством силы свежей». Гончаров
считает, что роль всех Чацких — «страдательная», но в то же время всегда
победительная. Но они не знают о своей победе, они сеют только, а пожинают
другие.
Удивительно, что и сейчас невозможно читать без волнения о страданиях
Александра Андреевича. Но такова уж сила подлинного искусства. Конечно,
Грибоедову, может быть, впервые в русской литературе удалось создать
действительно реалистический образ положительного героя. Чацкий близок к нам
потому, что он написан не как безупречный, «железный» борец за истину и
благо, долг и честь — таких героев мы встречаем в произведениях классицистов.
Нет, он человек, и ничто человеческое ему не чуждо. «Ум с сердцем не в
ладу»,— говорит герой сам о себе. Пылкость его натуры, которая часто мешает
сохранить душевное равновесие и хладнокровие, способность влюбляться
безоглядно, это не дает ему видеть недостатки возлюбленной, поверить в ее
любовь к другому — это такие естественные черты! «Ах, обмануть меня не
трудно, я сам обманываться рад»,— писал Пушкин в стихотворении «Признание».
Да, и Чацкий мог бы сказать о себе то же. А юмор Чацкого, его остроты — как
они привлекательны. Все это и придает такую жизненность, теплоту этому
образу, заставляет нас сопереживать герою.
И еще. Написав о своем современнике, отразив в комедии, как мы уже показали,
проблемы своего времени, Грибоедов создал в то же время образ непреходящего
значения. «Чацкий — декабрист»,— писал Герцен. И он, конечно, прав. Но еще
более важную мысль высказывает Гончаров: «Чацкий неизбежен при каждой смене
одного века другим. Каждое дело, требующее обновления, вызывает тень
Чацкого». В этом секрет вечной актуальности пьесы и жизненности ее героев.
Да, идея «свободной жизни» поистине обладает непреходящей ценностью.