Каталог :: Культурология

Реферат: Одно из семи чудес света: Пирамиды

     Введение
Писать о чудесах во второй половине XX века — задача, которая может
показаться трудной и неблагодарной. Чем можно удивить, чем можно поразить
воображение человека, на глазах у которого осуществляются все мечты, когда-
либо созданные самой смелой человеческой фантазией. Только  в начале XX в.
зародилась авиация, и смешные, беспомощные, похожие на этажерки аэропланы с
трудом оторвались от земли, а через 40—50 лет человек уже овладел самыми
разнообразными ракетами, и космические  корабли один за другим ринулись за
пределы нашей пла- неты. Если несколько лет назад взлет человека в
космической ракете казался неповторимым подвигом, а сочетание достижений
науки и человеческого мужества поразило весь мир, то уже наступил день, когда
человек впервые в истории существования нашей планеты вышел  из корабля в
космическое пространство. И когда завтра человеческая нога ступит на
поверхность Луны, это будет казаться естественным для тех, кто будет жить в
этом  завтра.
Овладение внутриядерной энергией, атом, ведущий ледокол в просторах северных
морей, гигантские сооружения, преграждающие воды рек, такие как Братская ГЭС,
Асуанская плотина, — все эти достижения современной науки и техники, конечно,
делают XX век веком колоссальных, невиданных, беспредельных
возможностей.
По словам одного из гениальнейших ученых нашего| времени Альберта Эйнштейна,
освоение источников внутриядерной энергии является гигантским стимулом для
технического прогресса. Эйнштейн называет эту силу «самой революционной за
все время, истекшее с тех пор, как доисторический человек открыл огонь».
                                        1                                        
ПИРАМИДЫ
Лживую сказку о том, будто встарь на Олимп взгромоздили
Оссу и с ней Пелион, нам сохранили века.
А пирамиды близ Нила еще и теперь простирают
Гордые выси свои вверх до Плеяд 2 золотых.
Так писал древнегреческий поэт, имя которого до нас не дошло, об одном из
семи чудес древнего мира — пирамидах.
Всем известно, как много интересных, порою поразительных научных открытии
сделали ученые на древней египетской земле. Массу чудесных находок дали ее
гроб­ницы и храмы. Но самым большим чудом Египта, пора­жавшим людей еще в
древности, были пирамиды — эти удивительные искусственные горы — гробницы
древних  египетских царей.
Путешественникам, плывшим по желтым водам Нила, всегда бросалась в глаза
резкая грань там, где Нильскую долину с ее зелеными полями и финиковыми
рощами сме­няют горячие пески мертвой Ливийской пустыни.
Еще дальше на западе видны удивительные горы. Они правильной формы и тянутся на
десятки километров—от современного города Каира до Фаюмского оазиса 3
Это—пирамиды.
Они словно вырастают из песков пустыни — колоссаль­ные, величественные,
подавляющие человека необычай­ными размерами и строгостью очертаний. Стоя у
подно­жия пирамиды, трудно себе представить, что эти огром­ные каменные горы
созданы руками людей. А между тем они были действительно сложены из отдельных
каменных глыб, как в наше время дети складывают пирамиды из кубиков. Тысячи
рук рабов и подвластных фараону егип­тян были заняты тяжелым и бесполезным
трудом — созданием огромной каменной горы, которая должна была скрыть в своих
недрах мертвое тело египетского царя.
Созданием вечной усыпальницы фараон обеспечивал своему бессмертному духу
вечное жилище.
Первым из египетских царей, воздвигнувшим над своей гробницей пирамиду, был
фараон Джосер.4 Эта самая древняя пирамида Египта состоит из шести
огромных сту­пеней. До постройки первой пирамиды в Египте воздвига­лись
гробницы с массивной прямоугольной надземной частью, сложенной из камня. По
форме они напоминают арабские скамейки — мастабы — и под этим названием и вошли
в науку. Пирамида Джосера по существу представ­ляла собой шесть таких мастаб,
поставленных одна на дру­гую, уменьшавшихся кверху. Создание первого в мире
каменного сооружения таких значительных размеров (вы­сота около 60 м)
приписывается Имхотепу — замечатель­ному ученому —медику, математику и
архитектору, быв­шему везирем царя Джосера. Слава Имхотепа была столь велика,
что уже через несколько столетий его имя было окружено легендами. От более
позднего времени сохрани­лись статуэтки, изображающие этого замечательного
зод­чего. По-видимому, сам фараон Джосер был настолько доволен построенной
Имхотепом небывалой еще усыпаль­ницей, что разрешил высечь имя архитектора на
цоколе своей статуи — честь, совершенно неслыханная в древнем Египте. При
раскопках заупокойного храма, находившегося возле пирамиды Джосера, ученые
нашли обломки несколь­ких статуй фараона и среди них пьедестал, на котором было
написано имя Имхотепа.
Раскопки возле пирамиды Джосера открыли целый «го­род мертвых», окружавший
усыпальницу фараона. Вокруг были построены мастабы — гробницы членов царской
семьи и приближенных к фараону вельмож. Здесь же находился и заупокойный храм,
где совершались жертво-, приношения в честь умершего фараона. При раскопках
храма археологами был открыт зал, украшенный самыми древ­ними в мире колоннами.
Правда, это были еще не обыч­ные круглые колонны, они лишь наполовину выступали
из  стен, но Имхотеп задолго до греческих архитекторов создал прообраз строгой
и стройной дорийской колоннады.5
Заупокойный храм и пирамида были обнесены стеной из белого известняка и, по
замыслу архитектора, составляли единый архитектурный ансамбль.
       Пространство возле пирамиды было тщательно изу­чено археологами еще       
в начале нашего века. Однако египетский ученый Мохаммед Гонейм обратил
внимание на одну из террас юго-восточнее пирамиды Джосера. Тщательный осмотр,
произведенный Гонеймом, обнаружил остатки каменных стен, осколки
обработанного известняка и алебастра,
Гонейм решил произвести раскопки. Работы вскрыли  остатки кладки из больших
неотесанных камней. Это был фундамент массивной ограды, такой же, какая в
свое время  окружала и пирамиду Джосера. Верх этой ограды был разобран еще в
древности. Потом открылась под толстым слоем песка и щебня хорошо
сохранившаяся часть ог­рады — рабочие назвали ее Белой стеной. Она была
ве­ликолепна — облицована белым шлифованным известня­ком, украшена нарядными
выступами.
Несомненно, стена ограждала пирамиду. Но где же следы самой гробницы, столь
же древней, как до сих пор  единственная в своем роде пирамида Джосера?
Гонейм решил искать остатки пирамиды в центре уча­стка и оказался прав. Из-
под многометровой толщи песка, щебня и строительного мусора появилась нижняя
массив­ная ступень древней гробницы. Высота ступени равня­лась 7 м. Гонейм
определил, что эта пирамида должна была иметь семь ступеней. Следовательно,
она была на одну ступень выше прославленной пирамиды Джосера. Вы­сота
открытой пирамиды должна была достигать 70 м. Но если остатки пирамиды были
погребены под глубоким слоем песка, значит, и само захоронение цело. Надо
было его искать. Возле нижней ступени пирамиды был обнаружен ход, вырубленный
в скале. Это был длинный коридор с разветвлениями.
В части галерей были найдены вещи, которые только увеличивали интерес к
центральному погребению, доказы­вая, что гробница в древности не была
ограблена. Гонейм нашел множество каменных и глиняных сосудов, золотые
украшения, коробочку для притираний, сделанную из зо­лота, большое количество
прекрасных чаш из порфира.
Но самой ценной находкой были печати на маленьких сосудах из темнокрасной
глины. На печатях Гонейм про­чел имя Сехемхет, что означало «могучий телом» —
это было неизвестное до сих пор имя фараона одной из древ­нейших династий.
Интерес к неведомому владыке, погре­бенному в пирамиде, возрос еще больше.
Египетские га­зеты были полны статьями с загадочными и сенсацион­ными
заголовками вроде: «Сияние золота из гробницы фараона» или «Золотые россыпи
недостроенной пира­миды». Все с нетерпением следили за ходом работ.
После долгих поисков, многих разочарований, с боль­шим риском (несколько раз
камни обваливались в подзем­ных ходах) ученому удалось проникнуть в
усыпальницу.
В незаконченном, наспех вырубленном центральном зале (строительный мусор не
был убран, а его только вы­гребли в соседние галереи) стоял великолепный
алебаст­ровый саркофаг. Когда археолог внимательно осмотрел саркофаг, он был
поражен — крышки у саркофага не было. Высеченный из цельной глыбы алебастра,
он был закрыт с торцовой стороны дверцей, которая опускалась и под­нималась в
пазах. С волнением Гонейм убедился в том, что, после того как саркофаг был
поставлен в усыпаль­ницу, к нему никто не прикасался — сверху был положен
погребальный венок из истлевших цветов и трав, вернее то, что осталось от
погребального венка, возложенного на сар­кофаг 4700 лет назад.
В день, назначенный для открытия саркофага неизве­стного доныне фараона,
подземный склеп заполнила толпа ученых-египтологов, фото- и кинорепортеров,
журналистов. Затаив дыхание, собравшиеся следили за тем, как рабочие приступили
к подъему тяжелой алебастровой дверцы. В глубоком молчании саркофаг открыли. Он
был пуст. Потрясенный Гонейм тщательно осмотрел саркофаг. На его стенках были
только следы, оставленные инструментами, с помощью которых мастера высверливали
и выдалбли­вали внутренность саркофага. Никогда и никто не был по­гребен в этой
великолепной гробнице. Щебень и строи­тельный мусор, неубранные из галерей и
переходов, неза­конченный вид самой усыпальницы, недостроенная пирамида, пустой
саркофаг — все это представляло загадку для египтологов.6
Тайну недостроенной пирамиды было трудно разга­дать. Может быть, фараон, для
которого предназначалась гробница, неожиданно умер, а его преемник не счел
нуж­ным продолжать строительство. Может быть, произошли еще какие-либо важные
события, неизвестные нам (как не­известным до последнего времени было имя
самого царя Сехемхета), которые вынудили фараона внезапно прервать
строительство пирамиды. Тайна остается тайной. Но за­гадки, возникшие перед
учеными, рано или поздно разре­шаются ими. Так было и со многими другими
памятни­ками, открытыми на древней египетской земле.
Многое было неясным и в самой большой пирамиде, построенной фараоном Хуфу
(или по-гречески Хеопсом),  жившим в XXVIII в. до н. э.
Почти пять тысяч лет стоит эта огромная пирамида. Высота ее достигала 147 м
(сейчас из-за обвала вершины ее высота равна 137 м), а каждая из сторон по
длине составляет 233 м. Для того чтобы обойти пирамиду Хуфу кругом, нужно
пройти около километра. Вплоть до конца XIX в. пирамида Хуфу являлась самым
высоким соору­жением на земле.7 Ее грандиозные размеры поражали
всех, кто был в Египте. Недаром первые русские путеше­ственники, попавшие в
Египет, называли пирамиды «ру­котворными горами».
Ученые подсчитали, что пирамида Хуфу была сло­жена из 2 300 000 огромных глыб
известняка, гладко от­шлифованных, причем каждая из этих глыб весила больше
двух тонн. Тщательно отесанные и отшлифованные известняковые глыбы были столь
мастерски пригнаны одна  к другой, что в щель между двумя камнями невозможно
просунуть лезвие ножа.
Камни плотно примыкали один к другому и держались  собственной тяжестью.
Точность работы каменотесов и шлифовальщиков достойна удивления, особенно если
представить себе, что древние ремесленники, создавшие такие грандиозные
памятники человеческого труда, пользова-лись еще каменными орудиями. В
каменоломнях на правом берегу Нила, недалеко от древней столицы Египта
Мемфиса, тысячи рабочих добывали камень для по­дстройки пирамиды. По
обозначенным на известняковой скале границам каменного блока рабочие
выдалбливали в камне глубокие борозды. Эта работа отнимала много  сил и труда.
Выдолбив углубления в борозде, рабочие забивали в них клинья из сухого дерева и
поливали их во-дой. Мокрое дерево начинало разбухать, трещина увеличивалась, и
глыба откалывалась от скалы. Отколотый камень вытаскивали из шахт каменоломен с
помощью толстых канатов, сплетенных из папируса (такие канаты были найдены в
древних каменоломнях). Известняковые глыбы затем отесывались
специалистами-каменотесами здесь же на вместе. Каменотесы работали с помощью
целого набора ин­струментов, изготовленных из дерева, камня и меди. Этот труд,
конечно, был более легким, чем работа по добыванию камня, но и тут приходилось
от зари до зари трудиться под палящим солнцем. В известном поучении
древнеегипетского писца Ахтоя, в котором он рассказывает своему сыну Пиопи о
различных профессиях, говорится: «Каменотес ищет работу по всякому твердому
камню,  когда же он кончает, руки его опускаются, он утомлен. И так сидит он до
сумерек, колени его и спина его согнуты». Это поучение было написано писцом,
жившим  в эпоху Среднего царства.8 А пирамиды были построены за
много веков до этого, и вряд ли труд каменотеса того  времени был более легким,
чем во времена писца Ахтоя.        Блоки белого облицовочного известняка на
ладьях перевозили на другой берег Нила. К месту постройки их  подвозили,
погрузив на специальные деревянные салазки. Древнегреческий историк Геродот,
посетивший Египет  в V в. до н. э., был первым ученым, который подробно сообщил
собранные им сведения о пирамидах. Труд Геродота представлял собой обширное
повествование, состоящее из девяти книг, в одной из которых он описывал свое
путешествие в Египет. Первая глава прославленной «Истории» Геродота, начиналась
словами: «Нижеследующие изыскания Геродот Галикарнасец представляет для того
чтобы от времени не изгладились из нашей памяти деяния людей, а также чтобы не
были бесславно забыты огромные и удивления достойные сооружения, исполненные
частью эллинами, частью варварами». Геродот добросовестно и обстоятельно
записал рассказы египтян о том, как создавались пирамиды. Одна только дорога,
по которой доставляли камни из каменоломен к месту, где воздвигалась пирамида,
строилась около десяти лет. Сама эта дорога, широкая, выложенная по бокам
шлифованным камнем, украшенным различными изображениями, по словам Геродота,
была удивительным сооружением.
После каменотесов лицевую сторону облицовочного камня обрабатывали
шлифовальщики. Они работали с по­мощью шлифовального камня, воды и песка. В
результате длительной обработки поверхность плиты становилась гладкой и
блестящей. После этого камни считались гото­выми для постройки.
На известняковой скале, расчищенной от песка, гравия и камня, строители
возводили громаду пирамиды, уклады­вая блоки гигантскими ступенями. Среди
этих блоков, по словам Геродота, не было ни одного, который не дости­гал бы 9
м.
По рассказу Геродота, для того, чтобы втащить наверх каменные глыбы, строилась
наклонная насыпь. Впо­следствии ее разравнивали. По ней строители, подгоняе­мые
палками надсмотрщиков, тянули на канатах тяже­лые камни, которые с помощью
деревянного рычага уста­навливали на место. Сколько людей погибало под тяжестью
сорвавшейся каменной глыбы, сколько было искалечено при укладке камней, сколько
умирало от непосильного труда здесь же, у недостроенных еще стен пирамиды! И
это в течение долгих двадцати лет. Когда кладка пи­рамиды была закончена, ее
ступени, закладывались обли­цовочными блоками. Их привозили из каменоломен,
на­ходившихся в Верхнем Египте, возле Асвана. По уступам пирамиды облицовочные
блоки поднимали наверх и укла­дывали их сверху вниз. Затем их полировали. Под
лучами южного солнца они сияли ослепительным блеском на фоне безоблачного
египетского неба.  Геродот рассказывает, что постройка пирамиды Хуфу длилась
около двадцати лет. Через каждые три месяца менялись рабочие, число которых
достигало 100 000 человек. Плети надсмотрщиков, изнурительный зной,
нечеловече­ский труд делали свое дело. Ведь никаких машин для поднятия
двухтонных известняковых глыб не было. Все дела­лось только с помощью живой
человеческой силы. Даже если принять во внимание, что Геродот допустил ряд
явных преувеличений и неточностей, то все равно приведен-|ные им цифры дают
представление о грандиозном размахе работ, предпринятых Хеопсом для создания
колоссальной усыпальницы. В этом же рассказе Геродот упоминает о надписи,
сделанной на пирамиде, в которой указывалась сумма, издержанная на лук, чеснок
и редьку для рабочих. 0на равнялась 1600 талантам.9 «Если же это
действи­тельно так, — восклицает Геродот, — то сколько же должно быть издержано
на железные орудия для работы, на пищу и одежду рабочих?».
Все погребальное сооружение представляло собою почти сплошную каменную
кладку. Вход в пирамиду всегда находился на северной ее грани, на высоте
около 14 м от земли. Внутри пирамиды было несколько камер, из которых только
две были погребальными. Одна, ниж­няя, как предполагают ученые,
предназначалась для супруги царя. Вторая, несколько  больших  размеров (10.6
Х 5.7 м), находившаяся на высоте 42.5 м от основания пирамиды, служила
усыпальницей самого фараона. В ней стоял саркофаг из красного полированного
гранита. Над погребальной камерой царя одна над другой распо­ложены пять
глухих камер, предназначенных, по-види­мому, для распределения давления над
камерой. В толще пирамиды проложено несколько узких и длинных ходов, ведущих
в камеры, находящиеся внутри пирамиды, и в ка­меру, вырытую под ее
основанием. Учеными были прослежены также и две вентиляционные щели,
пронизывав­шие толщу каменной кладки и шедшие из камеры самого Хеопса. При
расчистке поверхности пирамиды на многих блоках были обнаружены пометки,
сделанные красной краской и содержавшие имя фараона Хуфу. Части древней
облицовки были открыты археологами при расчистке ниж­ней части пирамиды,
занесенной песком. Притеска обли­цовочных камней была так совершенна, что
невозможно было сразу определить места их соединения. А при фото­графировании
этой облицовки исследователям пришлось специально обвести краской швы, где
смыкались блоки. Можно смело сказать, что ни один из царей, правивших после
Хуфу, не смог превзойти его гробницу по размерам и величию, но имя фараона,
который решил прославить себя постройкой небывалой по великолепию пирамиды, в
течение многих столетий было ненавистно населению Египта.
Второй по величине после гробницы Хуфу считается пирамида фараона Хафра
(Хефрена). Она на 8 м ниже, но зато менее разрушена. Верх пирамиды сохранил
часть полированной облицовки. Остальные пирамиды значи­тельно меньше, и
многие из них сильно разрушились.
Вблизи от пирамиды Хафра поднимается из песка пустыни холм. Высота его около
20 м, длина около 60 м. Приблизившись к холму, путешественники видят
огром­ную статую, высеченную почти целиком из скалы. Это знаменитый большой
сфинкс — фигура лежащего льва с человеческой головой. Лицо его потрескалось,
нос и под­бородок отбиты. Так мусульмане арабы покалечили ста­тую,
простоявшую тысячелетия. Арабы верили, что в ста­туях древних египетских
богов живут злые духи, и по­этому старались уничтожить как можно больше их
изображений. С таким гигантом, как большой сфинкс, справиться им было не под
силу, но изуродовали они его основательно.
«Отец ужаса» — так называют большого сфинкса жи­тели пустыни. Наибольший
страх он внушает им ночью, освещенный яркой луной, когда глубокие тени
придают его чертам особую выразительность.
Кого же изображает эта колоссальная статуя, почему она оказалась в таком
близком соседстве с пирамидами? На голове статуи повязка, которую носили
только фа­раоны. Ученые считают, что это статуя фараона Хафра, которая
входила в ряд сооружений, связанных с гробни­цей фараона.
В древнем Египте не всякий смертный имел право приближаться к пирамиде —
этому «вечному горизонту», за который «зашел» фараон (о фараоне не говорили,
что он умер,—он «заходил» за горизонт, подобно солнцу; египетские цари
называли себя сыновьями солнца).    Для того чтобы желающие могли почтить
память умершего фараона, не оскорбляя его величия, на некотором  расстоянии
от пирамиды воздвигался заупокойный храм — нечто вроде приемной залы умершего
царя. Массивные  прямоугольные столбы из полированного гранита поддерживали
потолок. Гранитные стены и пол здания были  тщательно отполированы.
Свет падал из небольших отверстий, пробитых в верхней части стен, и создавал
торжественный полумрак, в котором особенно величественными казались темные
статуи  фараона — владыки, принимающего почтительных гостей.    От этого
торжественного зала к пирамиде вел длинный  крытый коридор. Его стены и пол
также были сделаны  из полированного гранита. По этому коридору в пирамиду
везли тело фараона в тяжелом саркофаге из ценного  камня.
Для того чтобы сохранить от тления тело царя, которое было обиталищем его души
(у египтян она называлась Ка), его бальзамировали. Подробный рассказ о процессе
бальзамирования нам сохранил древнегреческий писатель   Диодор, живший в I в.
н. э. У Геродота также говорится о бальзамировании покойников. Умершего
приносили в по­мещение для бальзамирования. Труп клали на пол и к нему
приближался человек, который назывался начер-тателем знака. На левом боку тела
он намечал чертой место, где должен был проходить разрез. Затем подходил другой
человек и эфиопским камнем 10 делал на трупе раз­рез, после чего
обращался в бегство, так как по обычаю в него с проклятиями бросали камнями все
присутство­вавшие. Эти проклятия составляли древний религиозный ритуал,
связанный с нанесением увечья умершему. После этого к телу приступали
непосредственно бальзамиров­щики. Один железными крюками через ноздри извлекал
из черепа часть мозга. Оставшийся мозг растворяли впрыскиванием различных
сильных снадобий. Через рану в боку вынимались внутренности, которые обмывались
пальмовым вином и благовонными эссенциями. Потом их обматывали в тонкую льняную
материю и вкладывали в специальные сосуды-канопы, сделанные из глины,
але­бастра или порфира. Крышки каноп были сделаны в виде различных голов. В
канопу с крышкой, изображавшей че­ловеческую голову, складывали желудок и
кишки, в ка-нопе с головой шакала лежали легкие и сердце, а сосуд с головой
кобчика предназначался для печени. В это время тело умершего сначала натирали
кедровым маслом и про­мывали внутри пальмовым вином. Затем на 40 дней клали его
в специальный щелочной раствор. Потом снова про­мывали вином и пропитывали
различными ароматическими смолами, предохраняющими от гниения. Наполнив
внут­ренность тела ароматическими веществами, разрез заши­вали и передавали
набальзамированный труп специальным одевальщикам, которые украшали его. Часто
золотили ногти на руках и ногах, вставляли глаза из хрусталя или слоновой
кости. На пальцы рук и ног надевали кольца. Нарядив таким образом умершего,
одевальщики покры­вали все тело слоем клея и начинали обматывать его тон­кими
льняными бинтами. Обертывали, тщательно обматы­вая, пальцы рук и ног и все тело
по нескольку раз, так что длина этих бинтов составляла несколько сотен метров.
Таким образом приготавливалась мумия — нетленное оби­талище для духа Ка,
который должен был жить вечно.
Тот же Диодор рассказывает, что когда царь египет­ский умирал, на всю страну
налагался длительный траур, продолжавшийся семьдесят два дня. Храмы
запирались, жертв богам не приносили, никаких торжеств не справ­ляли,
благовониями не умащались. Все эти дни египтяне не вкушали ни мяса, ни вина,
ни мучной пищи. Посыпав голову прахом, толпы мужчин и женщин бродили по
го­роду с жалобными песнопениями, в которых прославля­лись добродетели
умершего фараона. В день, назначенный для погребения, саркофаг с
набальзамированным телом фараона ставили на особые полозья, украшенные
богатей­шей резьбой и росписью, и с торжественными церемо­ниями провожали в
последний путь умершего владыку, «сына солнца», ушедшего к богам. Саркофаг с
телом царя помещали в склепе внутри пирамиды, гранитные стены и потолок
которого были тщательно отполированы.
Родственники фараона и жрецы заботились о том, чтобы умершему не грозила
опасность в загробном мире, чтобы он мог свободно передвигаться внутри своей
гроб­ницы и чтобы боги приняли его как равного. Поэтому часто стены помещений
внутри пирамид испещрены молитвами и заклинаниями. Особенно тщательному
заклятию подвергались двери, которые вели из одного помещения  в другое или
из коридора в камеру. В пирамиде  фараона VI династии Пепи возле первой двери
написан  целый гимн, где утверждается, что эти «двери неба» отверзаются
только для Пепи, но не для кого-нибудь другого. Перед другой дверью написан
текст, кончающийся словами: «Когда же приходит Пепи со своим Ка, дверь
должна открываться. Посвящена эта пирамида Пепи и его Ка». На стенах,
прилегающих к дверям, помещены изображения стражей дверей—павианов, волков,
львов, и заклятия против них и злых демонов, угрожающих умер­шему фараону.
Эти тексты, обнаруженные в большом количестве, являются одним из самых
древнейших произ­ведений религиозной литературы. Ученые назвали их по месту
находки «текстами пирамид».
Заботясь о безопасности духа умершего в загробном мире, его родственники не
забывали и о жизненно необхо­димых вещах. В особых помещениях хранились
драго­ценности и различные предметы, принадлежавшие фаpaoнy. Ведь древние
египтяне верили, что умерший про- должает жить и после смерти, что он
нуждается во всех  тех вещах, которые были ему необходимы при жизни. И
великолепная гробница царя служила ему домом, как при жизни домом был
роскошный дворец.
В дни праздников в память умершего фараона торжественная процессия направлялась
к его пирамиде. В зале с колоннами перед изображением фараона, «воссевшего
рядом с Ра»,12 совершались моления и приносились жертвы. В эти дни в
«городе мертвых» возле больших пирамид было шумно и оживленно. Гнали стада
жертвенных животных, шли люди с корзинами даров, цветами,  приношениями. В
заупокойный храм допускались лишь родственники царя, приближенные и жрецы.
Остальные  участники процессии в честь умершего фараона оставались  в долине у
входа в коридор, ведший к заупокойному  храму царя, и ожидали окончания
жертвоприношения. К пирамиде — освященному месту упокоения фараона, ставшего
божеством, — простой смертный не смел приближаться. Однако богатства,
наполнявшие кладовые царской усыпальницы, были большим соблазном для
грабителей. Строители пирамид предусмотрели и это. Вход в склеп закрывался
изнутри тяжелым замковым камнем. После окончания погребальных церемоний из-под
камня выбивались подпоры и вход в центральный покой пира­миды, где стоял
великолепный гранитный саркофаг с те­лом фараона, замыкался навсегда.
Такой же огромный камень, спущенный вниз по наклонному ходу в склеп, закрывал
ход в коридор.
Колодец, по которому спускались люди, после того как были замурованы все
входы и выходы, засыпался. Царская могила была недоступна для людей и
демонов. Фа­раон мог мирно покоиться под стометровой громадой пирамиды,
нависшей над сводчатым склепом.
Но все предосторожности оказались напрасными. Цар­ские гробницы были ограблены
еще в древности, и до на­ших дней сохранились лишь пустые залы и сложные
переходы внутри пирамид. О неслыханной ценности сокровищ, которые таились в
царских могилах, можно было только догадываться до тех пор, пока в 1922—1923
гг. не была открыта знаменитая гробница царя XVIIJ династии Тутанхамона,
умершего в XIV в. до н. э., более 32 столетий назад. По счастливой случайности
она не была разграблена, и вся утварь, которая сопровождала царя в его
загробную жизнь, предстала перед глазами ученых.13
Несколько комнат окружало центральное помещение, где стоял саркофаг молодого
царя, умершего, когда ему было всего 18 лет. Все эти кладовые были забиты
массой вещей. Здесь находились четыре царских колесницы, око­ванные золотом,
великолепные царские ложа с головами зверей, золотой трон, на спинке которого
из драгоценных камней было сделано изображение умершего фараона и его жены. В
чудесных сосудах из прозрачного алебастра хранились душистые мази. В
деревянных футлярах нашли жареных гусей и окорока — пищу молодого царя в его
за­гробной жизни. Многочисленные сундуки с одеждами, драгоценностями, обувью,
сосудами  заполняли кладовые.
У входа стояли статуи самого фараона, охраняющие двери, которые вели в
центральное помещение. Когда дверь была вскрыта, ученые увидели сплошную
золотую стену, украшенную плитками бирюзового цвета. Это был огром­ный ящик —
саркофаг, занимавший почти всю комнату. С одной стороны ящика имелись дверцы,
запечатанные печатью с именем Тутанхамона и закрытые на бронзовый засов. Три
тысячи лет прошло с тех пор, как была нало­жена печать фараона на эти дверцы,
и вот они снова за­скрипели, но уже под рукой археолога. Первый футляр был
снят. Под ним оказался второй, столь же богато украшенный. Простенки между
первым и вторым саркофа­гами были также заполнены вещами. Здесь лежали два
великолепных золотых опахала из страусовых перьев, за­мечательные
алебастровые сосуды и множество других ценнейших вещей.
Третий гроб был сделан из дорогого резного позолочен­ного дуба. Когда сняли и
его, то под ним оказался сар­кофаг из розового гранита необычайной красоты.
Сняв крышку, ученые увидели золоченое ложе, на котором находился саркофаг в
форме спеленутой мумии. Он был покрыт листами золота и сверкал драгоценными
камнями.
Последний футляр, в котором лежала мумия фараона Тутанхамона, завернутая в 16
полотняных пелен, был сде­лан из чистого золота. На лице мумии была золотая
маска—портрет молодого фараона. На мумии нашли ог­ромное количество золотых
украшений — ожерелий и браслетов. На ногах были надеты золотые кованые
сан­далии, пальцы рук и ног заключены в золотые футляры. Сокровища, найденные
в гробнице молодого царя, не имели цены. А ведь это было еще не самое богатое
погре­бение египетских владык.
Фараон Тутанхамон был незначительным правителем, при нем Египет не достигал
особого могущества и богат­ства. Над его могилой пирамида не была
воздвигнута. В эту эпоху фараонов хоронили в Долине царей, в гробни­цах,
вырубленных в скале.
Какие же несметные богатства должны были заклю­чать в себе погребения других,
более могущественных властителей Египта! Ведь не случайно вавилонский царь
писал египетскому фараону: «Брат мой, золота в твоей стране столько же,
сколько песка».
И, вероятно, недели и месяцы нужны были, чтобы разместить в многочисленных
кладовых и тайниках все бесценные дары, сокровища и жертвенные приношения,
которые причитались могущественному царю.
Недаром надписи, встречающиеся в пирамидах, срав­нивают умершего фараона с
самим богом солнца Ра, вер­ховным божеством египтян.
«Летит он, улетающий... Летит он от вас, о люди», — гласит одна из надписей.
«Не на земле он больше, на небе он... В твоей ладье гребет он, о Ра, в твоей
ладье правит он на небе, а когда ты выходишь из-за горизонта восточного, он
плывет с тобой в ладье твоей, о Ра, о Солнце!».
Но хотя тексты пирамид восхваляли божественное могущество фараона, хотя
мощные стены пирамиды на­дежно укрывали погребение царя, огромные гранитные
саркофаги в пирамидах царей Хуфу и Хафра пусты. Еще в древности были
разрушены храмы при пирамиде Хафра. Огромные статуи фараона Хафра были
разбиты и бро­шены в колодец, откуда их извлекли археологи при рас­копках.
Было ясно, что не от времени пострадали эти великолепные статуи из темного
твердого камня. Они были намеренно испорчены, разбиты на куски, искалечены.
Еще Геродот, собиравший во время своего путешествия по Египту рассказы о
фараонах — строителях пирамид, писал о том, что цари Хуфу и Хафра, воздвигшие
самые большие пирамиды, были и после смерти ненавистны на­роду. Рассказывали,
что народ, доведенный до отчаяния непосильным трудом, поборами, голодом и
нищетой, вос­стал и разорил гробницы этих двух наиболее беспощад­ных тиранов.
Мумии Хуфу и Хафра были выброшены из их великолепных гробниц и растерзаны на
куски. Ста­туи, увековечивавшие память этих жестоких угнетателей, возмущенный
народ разбивал везде, где только они встре­чались. А ненавистные имена Хуфу и
Хафра в течение многих столетий были преданы забвению, народ избегал называть
их.
Легко представить себе, в какое грандиозное восстание вылилось отчаяние
парода, в течение десятков лет из­нывавшего на постройке огромной пирамиды
Хуфу.
Об этом восстании до нашего времени дошли смутные предания. Но папирусы,
рассказывающие о выступлениях египетских бедняков в более поздние времена,
говорят, что египетский народ не был смиренным страдальцем. Он пытался
защитить свою свободу от произвола богачей.
Папирусы неоднократно упоминают о народных волне­ниях, когда выведенный из
терпения деспотизмом фараона, жрецов и богачей народ брался за оружие.
Восставали каменотесы и камнерезы, истощенные непосильным тру­дом.
Поднимались ремесленники и крестьяне. К ним при­соединялись рабы, работавшие
в каменоломнях, на оро­сительных каналах и плотинах. Они громили богатые
поместья, храмы, убивали угнетателей, истребляли самую память о них,
запечатленную в статуях, гробницах, заупо­койных храмах.
«Богач засыпает голодным, а те, кто прежде выпраши­вал его опивки, те пьют
крепкое вино.. , у кого не было хлеба, имеет теперь амбары...»,—так говорится
в одном из папирусов, который называется «Жалоба Ипувера». «Земля
повернулась, как круг гончарный: ничтожные владеют сокровищами. .. Знатные
полны жалоб, а ни­чтожные полны радости»,—с ужасом повествовал жрец Ипувер.
По-видимому, восставшему народу удалось на время захватить в свои руки часть
богатств знати, землю, скот, житницы. Эксплуататоров заставили трудиться на
самых тяжелых и унизительных работах. Гражданская война разгорелась в Египте.
Но из тех же папирусов ученые узнали, что вновь был восстановлен прежний
порядок, когда, по словам Ипувера, «руки людей станут строить пирамиды, рыть
пруды, са­жать рощи деревьев для богов; хорошо, когда знатные люди стоят,
одетые в тонкое платье, и смотрят на лико­вание в доме их...».
Этими людьми, руки которых должны были снова строить пирамиды, являлись все
те же египетские бед­няки — ремесленники, земледельцы, рабы. На них снова лег
беспощадный гнет налогов, повинностей, изнуритель­ных и тяжелых работ.
Во время восстания и гражданской войны не строились храмы, царские
усыпальницы и гробницы знати. Но когда наступило успокоение, фараоны и знать
стали вновь воз­двигать пышные погребальные сооружения.
В Египте даже самый знатный человек не смел помыш­лять о постройке такого
погребального сооружения, как пирамида. Только фараон, сын Солнца, мог иметь
такую  грандиозную  гробницу.  Усыпальницы  знатных египтян либо вырубались в
скале, либо строились из камня или кирпича. Это были невысокие прямоугольные
сооружения, построенные над склепом. Гробницы египет­ской знати обычно
теснятся вокруг пирамид, словно вель­можи и после смерти хотели быть поближе
к фараону.
В этих гробницах-мастабах обычно было несколько помещений. В главном
находился саркофаг с телом умер­шего. В одной из комнат были сложены вещи,
принадле­жавшие хозяину гробницы. В маленьком помещении обычно стояла статуя
умершего. Стены мастаб украша­лись росписью или раскрашенными рельефами.
Краски росписей поражают своей яркостью и свежестью. Живость и тонкость
рисунка были удивительны. А ведь египетские художники работали с помощью
довольно грубых кистей, сделанных из кусков волокнистого дерева. С одного
конца такой кусок разбивали камнем до тех пор, пока он не размочаливался,
образуя грубую бахрому. Вот такими примитивными кистями (несколько кистей с
остатками красок на них найдено в гробницах) художники создавали изящные,
живописные изображения, украшавшие стены гробниц.
Здесь можно увидеть сцены повседневной жизни — жатву, посев, ремесленников и
земледельцев за работой, охоту, катание по Нилу на лодке, танцы девушек,
пляску воинов. Простые люди, трудолюбивые и талантливые, — такими были
египетские труженики, изображенные за своими обычными занятиями.
И не вельможи — владельцы богатых, украшенных росписями мастаб, которые
хвастливо перечисляли свои заслуги перед фараоном, обессмертили себя
постройкой этих гробниц, а скромные труженики, имена которых не названы в
надписях.
Это они выращивали замечательные урожаи Ниль­ской долины. Они строили
оросительные каналы и пло­тины, они высекали великолепные статуи, воздвигали
прекрасные храмы, украшали стены здания замечатель­ными рельефами, полными
жизненной правды. И в этих картинах повседневной жизни они увековечили себя,
свой незаметный труд, без которого не могла бы существовать  вся тысячелетняя
культура Египта. Сами того не зная,  они сохранили до наших дней на каменных
страницах стен рассказы о своей тяжелой трудовой жизни, о подне­вольном
существовании одних и благоденствии других, о своих горестях, забавах и
развлечениях.
Пирамиды — это первое из семи чудес древнего мира — не только память о
бессмысленном и жестоком насилии над человеческим трудом и жизнями сотен
тысяч людей. Это не только свидетельство полного порабощения народа
деспотической властью фараона. Ведь пирамиды — это замечательный памятник
архитектуры древнего Египта. Это свидетельство высокого инженерного искусства
егип­тян, пять тысяч лет назад создавших такие грандиозные сооружения на заре
человеческой культуры.
Арабский писатель, живший в XIII в., сказал: «Все на земле боится времени, но
время боится пирамид».
И пирамиды сквозь тысячелетия донесли до наших дней память о замечательных
строителях древнего Египта, на крови и костях которых были воздвигнуты эти
величе­ственные каменные громады, вызывающие удивление и восхищение всех, кто
их когда-либо видел. Пирамиды сде­лали бессмертными не фараонов, а тот народ,
чьими искусными и трудолюбивыми руками, камень за камнем, были сложены эти
«рукотворные горы».
1 .  Олимп, Осса, Пелион—горы в Фессалии (Греция). По грече-        ским
мифам, восставшие против богов титаны, для того чтобы добраться до неба,
стали громоздить горы одну на другую.
2. Плеяды — созвездие, состоящее из семи звезд.
3. Фаюмский оазис стал знаменит  тех пор, как в его древних
гробницах были найдены чудесные, полные жизни портреты людей,   живших за два
десятка веков до нашего времени. Портреты были написаны замечательными
художниками на тонких деревянных досках. По древнему обычаю эти доски клали в
гробницу, желая сохранить внешний облик умершегопосле его смерти.
4. Фараон Джосер—первый царь III династии (3000 г. до н. э.).
6. М. Г о н е и м. Утерянная пирамида. М., 1959.
7. Эйфелева башня, выстроенная в Париже в 1889 г., имеет вы­соту 300 м. Высота
известного небоскреба Эмпайр-билдинг в Нью-Йорке, имеющего 105 этажей,
достигает 380 м. Это сооружения, вы­строенные в конце XIX—начале XX в.
А пирамида Хуфу, внутри которой свободно может поместиться Исаакиевский собор,
находя­щийся в Ленинграде, была построена пять тысяч лет назад.
8. Талант—мера веса и денежная единица в древнем мире.
10. Возможно, это был нож из обсидиана.
11. VI династия относится к 2600—2400 гг. до н. э.
12. Pa — бог солнца, верховное божество египтян.
13.Г. Картер и А. М е и с. Гробница Тутанхамона. М., 1959.
Список литературы:
“Семь чудес древнего мира” А.А. Меихардт, И.А. Шимова.       Изд. “Наука”
Москва 1966
“История Византии” Курбатов Г.Л.(историография) Ленинград 1975
“Практикум по истории древнего времени” Н.Л. Просина И.С. Свенщицкая издание
второе дополненное, Москва изд.”Просвящение” 1972
“Архитектура страны фараонов” Целлар Каталина, стройиздат, научно-популярная
библиотека школьника, Москва 1990