Каталог :: История

Доклад: Внутрипартийная борьба во второй половине 20-х годов

МИНИСТЕРСТВО  ОБРАЗОВАНИЯ  РОССИЙСКОЙ  ФЕДЕРАЦИИ
ОРЛОВСКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ
КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ И ИСТОРИИ
Доклад
по Отечественной истории
                                    на тему:                                    
         «Внутрипартийная борьба во второй половине 20-х годов».         
     
Выполнил:
Группа:
Руководитель:Коренев В. И.
Орёл, 2001 г. В апреле 1926 года произошло создание «объединённой оппозиции», куда вошли Зиновьев, Каменев, Троцкий и их сторонники — Радек, Преображенский, Серебряков, Пятаков, Сокольников, Антонов-Овсе­енко, Муралов и другие, активисты из «рабочей оппозиции» (Шляпников) и из группы «демократических централистов» (Сапронов). Объединение было очень разнородное и непрочное, так как все эти люди, ссорившиеся друг с другом по личным и теоретиче­ским поводам, были едины только в своей неприязни к Стали­ну. За последние годы большинство из них потеряло свои по­сты и политическое влияние. Зиновьев больше не руководил партийной организацией Ленинграда, Троцкий больше не был военным наркомом. Идеи оппозиции не доходили до первичных организаций из-за многочисленных «фильтров» и препон, стоящих на пути инако­мыслия. Кроме того, патологический страх перед «фракциями», проникший уже и в первичные организации, лишал будущего любые действия меньшинства против «рабочего государства». Всякая борьба с аппаратом была заранее обречена на провал, и оппозиции оставалось только попытаться аргументировано убедить массы. Троцкий выдвинул тезис о том, что революция предана бюрократами и грядёт победа бюрократии над проле­тариатом. Единственным выходом, по его мнению, было радикальное изменение политического курса: быстрое развитие тяжелой промышленнос­ти, улучшение условий жизни рабочих, демократизация партии, борьба с обогащением кулаков. Как только была выработана система аргументации, которая могла затронуть определенные слои рабочих-коммунистов, оппозиция встала перед необходи­мостью распространить эти идеи в массах. Оппозиционеры (их было несколько тысяч) начали создавать подпольные организа­ции и выступать на собраниях партячеек некоторых предприя­тий, пытаясь настроить их против партийного руководства. Па­раллельно с этим руководители оппозиции выработали заявле­ние, представленное на июльском пленуме ЦК 1926 г. Дискуссии были настолько яростными, что в разгар заседания у Дзержинского (председатель ВСНХ и глава ГПУ) произошел сердечный приступ, повлекший его смерть. Политбю­ро было перетасовано в угоду Сталину: Зиновьев заменен Рудзутаком, появились новые кандидаты в члены Политбюро: лю­ди, близкие Сталину, — Микоян, Андреев, Каганович, Орджо­никидзе и Киров. Оба бывших заместителя Зиновьева — Евдокимов и Лашевич — были смещены со своих постов. В последующие месяцы отдельные оппозиционеры пытались продолжить пропагандистскую работу, но теперь за их деятельностью неотступно следило ГПУ. Опасаясь навлечь на себя гнев всей партии, шесть самых влиятельных деятелей оппозиции — Троцкий, Зиновьев, Каменев, Сокольников, Евдокимов и Пятаков — 16 октября 1926 г. опубликовали настоящее покаяние, где они признавали неправильность своей фракционной борьбы и давали обязательство впредь подчиняться партийной дисциплине. Через несколько дней состоялся пленум ЦК (23-26 октября 1926 г.), сурово осудивший руководителей оппозиции, дискредитиро­ванных своим заявлением. Троцкого и Каменева исключили из состава Политбюро, Исполкому Коминтерна было предложено отстранить Зиновьева от поста председателя, и в декабре его за­менил Бухарин. На XV партийной конференции (27 октября — 3 ноября 1926 г.) разбитая оппозиция не имела ни права голо­са, ни возможности выдвигать свои предложения. |«Тезисы» Сталина о «построении социализма в одной, отдельно взятой стране» были приняты единогласно. Выпущенные сот­нями тысяч экземпляров, они вооружили «большинство» при­митивной аргументацией, понятной низовому партийному про­пагандисту, поскольку в ее основе лежала национальная честь и вера в силы народа, который первый проложил дорогу к со­циализму. Однако осенью 1927 г., сознавая реальное положение вещей, находясь под по­стоянным контролем ПТУ, оппозиция решила дать последний бой. В сентябре она представила программу реформ и потребовала, чтобы следующий ЦК, вы­бранный на XV съезде, был тесно связан с массами и не зависел от аппарата. Так как ЦК запретив распространять эту про­грамму среди делегатов съезда, оппозиции попыталась напеча­тать её подпольно. ГПУ использовало этот предлог, чтобы уничтожить всю организацию. Пленум ЦК, состоявшийся 21— 23 октября, вывел из своего состава Троцкого и Зиновьева. Че­рез две недели Троцкий открыто нанес последний удар: 7 нояб­ря, в 10-ю годовщину Октябрьской революции, во время праздничной демонстрации его сподвижники (Зиновьев и Радек в Ленинграде, Раковский в Харькове, Преображенский и сам Троцкий в Москве) развернули лозунги со своими призывами. 14 ноября Троцкого и Зиновьева исключили из партии, а Каменева и Раковского — из ЦК. Еще 93 видных деятеля оппози­ции были исключены из партии на XV съезде. Некоторые из оппозиционеров — Каменев, Зиновьев и еще около 20 человек — покаялись в надежде восстановиться в партии после полуго­дового испытательного срока, большинство же (Троцкий и его сторонники) отказались от такого публичного унижения. 19 ян­варя 1928 г. Газета «Правда» сообщила об «отъезде» из Москвы Троц­кого и еще 30 оппозиционеров. На самом деле за два дня до этого они были сосланы в Алма-Ату. «Правая оппозиция». На апрельском пленуме ЦК 1928 г. было высказано недо­вольство снова начавшейся политикой продразверстки, напо­минавшей о временах гражданской войны. He cмoтря на крайне напряженную обстановку, в апреле 1928 г. боль­шинство членов ЦК еще не было готово следовать за Стали­ным. В резолюциях, принятых на пленуме, подчеркивалась важность рыночных отношений, осуждались перегибы по отно­шению к зажиточным крестьянам. Был отвергнут законопроект о новом сельскохозяйственном Уставе, где пожизненное земле­пользование разрешалось только членам колхозов. Споры меж­ду сторонниками и противниками нэпа велись одновременно в ЦК, Политбюро (где Сталин, поддерживаемый Куйбышевым, Молотовым, Рудзутаком и Ворошиловым, располагал незначи­тельным большинством; Калинин колебался, а Рыков, Томский и Бухарин составляли «правую оппозицию») и в учреждениях, занимающихся планированием. Экономисты Госплана разрабо­тали план умеренного промышленного роста, где темпы накоп­ления капитала соотносились с темпами роста сельскохозяйст­венного производства в рамках нэпа. Со своей стороны эконо­мисты из ВСНХ во главе с Куйбышевым предложили план более быстрого роста (135% за пять лет), основанный главным образом на вере в энтузиазм советских людей. Ha пленуме ЦК, состоявшемся с 4 по 12 июля 1928 г., про­изошло столкновение различных точек зрения. В речи Сталина, опубликованной только несколько лет спустя, подчеркивалось, что политика нэпа зашла в тупик, что ожесточение классовой борьбы объясняется все более отчаянным сопротивлением ка­питалистических элементов, что крестьянству придется потра­титься на нужды индустриализации. Но в своих резолюциях пленум не пошел за Сталиным. Бухарин, по его собственному выражению «пришедший в ужас» от выводов ген­сека, которые, как он считал, доведут страну до террора, граж­данской войны и голода, решил перенести полемику в массы. 30 сентября Бухарин публикует в «Правде» «Заметки экономиста», в которых излагает экономическую программу оппозиции. Согласно автору статьи, кризис в стране был вы­зван ущербностью планирования, ошибками в политике цено­образования, дефицитом промышленных товаров, неэффектив­ностью помощи сельскохозяйственной кооперации. Курс еще можно было изменить, но только за счет определенных уступок крестьянству (открытие, рынков, повышение закупочных цен на хлеб, а при необходимости и покупка хлеба за границей). Та­ким образом, Бухарин выступал за возврат к экономическим и финансовым мерам воздействия на рынок в условиях нэпа. Несмотря на высокий научный уровень, статья Бухарина вызвала мало откликов. Тем временем Сталин, предусмотри­тельно не раскрывая имен, создал миф об «оппозиции справа», об опасном ук­лоне в партии, конечная цель которого — создание условий для реставрации капитализма в СССР. В ноябре 1928 г. пленум ЦК единогласно осудил «правый уклон», от которого отмежевались Бухарин, Рыков и Томский. Пригрозив отстав­кой, добившись незначительных уступок, они все же во имя сохранения единства партии проголосовали за противоречив­шие их принципам сталинские резолюции о необходимости до­гнать и перегнать капиталистические страны благодаря уско­ренной индустриализации и развитию обширного социалисти­ческого сектора в сельском хозяйстве. Такое поведение лидеров оппозиции, по сути дела, закрепляло их поражение. B течение нескольких недель, последовавших за плену­мом, «правая оппозиция» потеряла два бастиона: московскую парторганизацию, первый секретарь которой, сторонник Буха­рина Угланов, был снят со своего поста, и профсоюзы. VIII съезд профсоюзов, нарушив обещание ввести семичасовой ра­бочий день, одобрил сталинские тезисы об ускоренной индуст­риализации. Влияние председателя профсоюзов Томского было значительно ослаблено вводом в президиум пяти сталинцев (в том числе Кагановича) и установлением более жесткого контроля Политбюро над руководством профсоюзов. Желая, предуп­редить возможное соглашение между оппозиционными группи­ровками, Сталин, наконец, решился выдворить сосланного в Ал­ма-Ату Троцкого за пределы СССР. Впрочем, "левая оппозиция" ослабленная разрозненностью ее активистов и растерявшаяся в связи с принятием новой ли­нии партии опасности больше не представляла. 21 ян­варя 1929 г. Троцкий был выслан в Турцию. В тот же день, в пятую годовщину смерти Ленина, Бухарин повторил свою концепцию, опубликовав статью в «Правде». Предназначенная, как и «Заметки экономиста», для осведомленного читателя, эта статья не вызвала особой реакции. А вот появившиеся на следующий день сообщения, что 11 июля 1928 г. имели место контакты Бухарина и Соколь­никова с Каменевым, значительно подорвали престиж лидеров оппозиции. Апрельский пленум ЦК партии 1929 г. завершил разгром наконец-тo публично разоблаченной оппозиции. На XVI партконференции (апрель 1929 г.) оппозиция уже не выступала против пятилетнего плана в варианте, предложенном ВСНХ, который предусматривал коллективизацию 20% кресть­янских хозяйств в течение пяти лет и ускоренную индустриали­зацию. Вскоре Бухарин был снят с поста главного редактора «Правды», а затем (3 июля) отстранен от руководства Комин­терном. Во главе профсоюзов стал Шверник. Рыков подал в от­ставку с поста Председателя Совнаркома. ЦКК предприняла всеобщую проверку и чистку рядов партии, которая за несколь­ко месяцев привела к исключению 170 тыс. большевиков (11% партсостава), причем треть из них — с формулировкой «за поли­тическую оппозицию линии партии». В течение лета 1929 г. против Бухарина и его сторонников развернулась редкая по своей силе кампания в печати. Их ежедневно обвиняли в «по­собничестве капиталистическим элементам» и в «сговоре с троцкистами». На ноябрьском пленуме ЦК полностью дискре­дитированная оппозиция подвергла себя публичной самокрити­ке. Бухарин был исключен из Политбюро. Литература. 1. Верт Н. История советского государства. 1900-1991. – М., 1995. 2. Авторханов А. Г. Технология власти // Вопросы истории. – 1991. - № 6. – с. 90-96, № 7-8. – с. 101-109, № 12. – с. 73 -78. 3. Авторханов А. Г. Технология власти // Вопросы истории. – 1992. - № 2-3. – с. 108-113. 4. Страницы истории КПСС. – 1988.