Каталог :: История

Реферат: Опричнина

                                 Реферат                                 
                                 Опричина                                 
                                Содержание                                
Введение.......................................................................2
Опричнина (1565 - 1572)........................................................3
Причины ведения опричнины......................................................6
Оценка опричнины в отечественной исторической науке.............7
Заключение.....................................................................9
Библиографический список......................................................10
                                 Введение                                 
Разногласия между Иваном IV и его приближенными накапливались долго. В 1553г.
царь опсно заболел. Многие придворные, в том чисе и Сильвестр и отец А.Ф.
Адашева - Федор Григорьевич, не желали присягать грудному младенцу, сыну царя
Ивана Дмитрию. Высказывалось опасение, что при царе “пеленочнике” может
повториться боярское правление. В наследники предлагали двоюродного брата
Ивана IV - старицкого удельного князя Владимира Андреевича. Правда, все
обошлось: все в конце концов присягнули, а царь выздоровел. Но отношения царя
с советниками охладились.
Иван IV, человек с непомерно развитым властолюбием, со временем стал
тяготиться людьми с самостоятельными взглядами. Опасным непокорством считал
царь всякую самодеятельность в суждениях. Недаром он впоследствии обвинял
Сильвестра и Адашева в том, что они отняли у него всю власть. Напряженными
были отношения Сильвестра и Адашева с родственниками первой и любимой жены
царя - Анастасии Захарьиной-Юрьевой. Когда царица умерла, Иван IV обвинял
своих любимцев в пренебрежении к своей “юнице”. Были внешнеполитические
разногласия: Адашев был против бесперспективной войны в Ливонии.
Но самыми тяжелыми были внутриполитические разногласия. Избранная рада
проводила серьезные глубокие реформы, расчитанные на длительный период. Царь
Иван стремился к немедленным результатам. Но при неразвитости аппарата
государственной власти быстрое движение к централизации было возможно только
при помощи террора. Царь пошел именно по этом пути.
                         Опричнина (1565 - 1572)                         
Москва с нетерпением ждала Царя, и долго; говорили, что он занимается тайным
делом с людьми ближними; угадывали оное не без боязни. Наконец 2 февраля Иван
Грозный торжественно въехал в столицу и на другой день созвал духовенство,
бояр, знатнейших чиновников. Вид его изумил всех. На лице изображалась
мрачная свирепость, все черты исказились, взор угас, а на лице и голове не
осталось почти ни одного волоса, от неизъяснимого действия ярости, которая
кипела в его душе. Вновь перечислив вины бояр, Иван IV много рассуждал о
должности венценсцев соблюдать спокойствие держав, предпринимая все
необходимые для этого меры, и предложил устав Опричнины. Иван Грозный сказал,
что для своей и государственной безопасности назначает особенных
телохранителей. Такая мысль никого не удивила; все знали его недоверчивость,
боязливость, свойственную нечистой совести; но следствия удивили, а
обстоятельства привели в новый ужас Россию.
1) Царь ябъявил свой собственностью города: Можайск, Вязьму, Козельск,
Перемышль, Белев, Лихвин, Ярославец, Суходровью, Медынь, Суздаль, Шую, Галич,
Юрьевец, Балахну, Вологду, Устюг, Старую Русу, Каргополь, Вагу, также
Московские области и другие с их доходами;
2) Выбрал 1000 телохранителей из князей, дворян, боярских детей и дал им
поместья в этих городах, а тамошних вотчинников и владельцев перевел в другие
места;
3) В самой Москве взял себе несколько улиц, откуда выселил всех дворян и
приказных людей, не входивших в царскую тысячу;
4) Назначил особенных чиновников для своих услуг: дворецкого,  казначеев,
ключников, даже поваров, хдебников, ремесленников;
5) Возненавидев славные Кремлевские воспоминания и священные гробы предков,
не хотел больше жить в великолепном дворце Ивана III и приказал строить новый
за Неглинной, между Арбатом и Некитской улицей, и подобно крепости оградить
высокой стеной.
Указанная часть России и Москвы, тысячная дружина, новый двор, как отдельная
собственность царя, находясь под его непосредственным ведомством, были названы 
опричниной; а все остальное - т.е. государство - земщиной, которую
Иван поручал земским боярам, князьям Бельскому, Мстиславскому и другим,
велев старым государственным чиновникам - конюшему, дворецкому, казначеям,
дьякам - сидеть в их приказах, решать все гражданские дела, а важнейшие
относить к боярам, которым дозволялось в черезвычайных ситуациях, особенно по
ратным делам, ходить с докладом к государю. То есть Иван Грозный, по-видимлму,
желал как бы отдалиться от царства, стеснив себя в малом кругу частного
владетеля, и в доказательство, что государство и государственное 
уже не одно  в России, требовал себе из земской казны 100 000 рублей за издержки
его путешествия от Москвы до Александровской Слободы! - Никто не противоречил;
царская воля была законом.
4 феврвля Москва увидела исполнение условий, объявленных царем
духовенству и боярам в Александровской Слободе. Начались казни мнимых
изменников, которые будто бы вместе с Курбским покушались на жизнь Ивана
Грозного, покойной царицы Анастасии и его детей. После казней Иван IV занялся
образованием своей новой дружины. В совете с ним сидели Алексей Басманов,
Малюта Скуратов, Князь Афанасий Вяземский и другие любимцы. К ним приводили
молодых боярских детей, отличавшихся не достоинствами, но так называемым
удальством, распутством, готовностью на все. Требовалось, чтобы они не имели
никакой связи со знатными боярами, неизвестность, самая низость присхождения
вменялась им в достоинство. Вместо тысячи царь избрал 6000 и взял с них присягу
служить ему верой и правдой, доносить на изменников, дедружить с земскими, не
знать ни отца не матери, а лишь одного государя. За это государь дал им не
только земли, но и дома и всю движимую собственность старых владельцев (числом
12000), всланных за пределы опричнины. Эти земледельцы были жертвами
несправедливого учреждения; новые дворяне, которые из нищих сделались большими
господами, хотели пышностью закрасить свою подлость, нуждались в деньгах,
обременяли крестьян тяжелой работой, большими налогами; деревни разорились. Но
это зло было не столь большим по сравнению с другим. Иван IV предавал свою
Россию в жертву своим опричным; они были всегда правы в судах, а на них не было
ни суда ни управы. Опричник мог безопасно теснить, грабить соседа, а в случае
жалобы брал с него пеню за бесчестье. Чем больше государство ненавидело
опричных, тем больше последним доверял царь.
Государь не считал себя в безопасности в своем новом дворце, не любил он и
Москву, и жил чаще всего в Александровской Слободе. Царь жил больших палатах,
обведенных рвом и валом; придворные, государственные, воинские чиновники в
особенных домах. Опричники имели свою улицу; купцы также. Никто не сме ни
въехать, ни выехать оттуда без ведова Ивана Грозного; для этого в трех верстах
от Слободы, прозванной неволей, всегда стояла воинская стража. Иван
Грозный постоянно посвящал большую часть времени церковной службе, чтобы
успокаивать свою душу. Он хотел даже обратить дворец в монастырь, а любимцев
своих в иконов. Царь пел, читал, молился столь ревностно, что на лбу оставались
у него всегда знаки крепких земных поклонов. В 8 часов собирались к обедне, а
10 садились за братскую трапезу, все, кроме царя, который стоя читал вслух
душеспасительные наставления. Между тем братья ели ипили досыта; всякий день им
казался праздником; остаток трапезы выносили из дворца на площадь для бедных.
Когда приезжали знатные иноземные послы, царь приезжал в Москву с
обыкновенным великолепием и торжественно принимал их в новой кремлевской
палате, около церкви св. Иоанна; приезжал он туда и вдругих знатных случаях,
но редко. Опричники, блистая в своих золотых одеждах, наполняли дворец, но не
загрождали путь к престолу и старым боярам: только смотрели на них спесиво,
величаясь как подлые рабы в недостойной чести.
                        Причины ведения опричнины                        
Переход к опричнине был обусловлен объективными противоречиями и личными
мотивами Ивана IV.
     Объективные противоречия (политические и социальные) внутреннего
устройства Московского гсударства):
· отношения монарха и боярской аристократии оставались неупорядоченными и
неурегулированными;
· активная военная политика и необходимость в постоянном увеличении
численности войска заставляли государство систематически подчинять интересы
производителей (крестьян, ремесленников и торговых людей) интересам служилого
класса.
“Оба противоречия в своем развитии во второй половине XVI в. создавали
государственный кризис” (С.Ф. Платонов).
     Личные мотивы царя Ивана Грозного:
· в 1554 году ему стало известно о боярских симпатиях к старицкому удельному
князю Владимиру Андеевичу, проявившихся во время его тяжелой болезни в 1553
году. Именно тогда у него впервые зародилось недоверие к Адашеву и
Сильвестору;
· в 1557 - 1558 гг. царь столкнулся боярской оппозицией курсу на развязывание
Ливонской войны. Не нашел он поддержки в этом вопросе и у Избранной рады;
· в 1560 г. Иван IV остро переживал кончину любимой жены Анастасии Романовны.
Тогда же произошел его окончательный разрыв с Сильвестром и Адашевым.
Заподозренные в неыверности, ближайшие советники царя были удалены от двора,
затем напрвленны в ссылку. Вскоре начались преследования и казни бояр,
заподозренных в измене (отъезды в Литву);
· настоящий шквал эмоций вызвал у царя побег воеводы князя Андрея Курского в
Литву (в 1564г.). После этого гонения на бояр были ужесточены.
           Оценка опричнины в отечественной исторической науке           
В исторической науке ведутся многолетние споры о мысле и цели опричнины.
Начиная с Андрея Курбского, написавшего после своего бегства в Литву “
Историю овеликом князе московском” (1573г.), и авторов “Хронографа” 
(начало XVIIв.), многие русские историки - Н.М.Карамзин, В.О.Ключевский 
и др. - придерживались концепций “двух Иванов”: “доброго, нарочитого” правителя
в 40-50г. XVI в. и злого тирана в 60-80г.. Опричнина трактовалась как прихоть
полубезумного деспота, лишенная государственного смысла.
В середине XIX века в русской историографии ведущим направлением стала так
называемая государственная школа. Ее представители, и прежде всего
основоположник “государственников” С.М. Соловьев, рассматривали
исторический процесс с точки зрения становления государственности. Все, что
способствовало упрочнению государства, пизнавалось положительным, так как в
государственной власти Соловьев и его и его последователи видели движущую силу
истории.
Деятельность Грозного, по мысли Соловьева, сводилась к замене старых
“родовых, семейных начал” новыми, “государственными”, и Иван IV в этом
преуспел. Однако Соловьев осуждал жестокость Ивана Грозного. “Не произнесет
историк, - писал он, - слово оправдание такому человеку”.
Последователи Соловьева отбрасывали моральные оценки личностей XVI века как
“ненаучные” и “неисторические” и оправдывали опричные репрессии как
необходимые, по их мнению, для становления великого государства. Так, по
мнению К.Д. Кавелина, “опричнина - учреждение, оклеветанное современниками и
непонятное потомству”, имело государственный смысл.
Выдающийся историк конца XIX в. - начала XX в. С.Ф. Платонов считал, что
содержанием царствования Ивана IV является борьба царя и дворянства с главным
тормозом на пути к централизации - боярством. Реформ 50-х гг. XVI века было
недостаточно, и потребовалось организационное в масштабах страны насилие -
опричнина.
Крупные бояре - вотчинники рассматривались как сторонники “удельной системы”,
т.е. раздробленности. Царь, опиравшийся на мелких и средних феодалов-
помещиков - боярских детей и дворян, олицетворял централизаторские тенденции.
Опричнина была тем шагом, который ослаблял экономические и политические
позиции боярства, укрепляя положение мелких и средних служилых людей, царскую
власть и в итоге завершил централизацию России.
В 30 - 50-е гг. данная теория оставалась господствующей, т.к. импонировала
лично Сталину. Подчеркивая прогрессивный характер опричнины, фигуры Ивана
Грозного, Сталин тем самым не только оправдывал свой собственный террор, но
и, определенным образом внедрял в массовое сознание культ мудрого, беспощадно
сметающего на своем пути многочисленных и коварных изменников. В 70 - 80-е
гг. В.Б. Кобрин в ряде работ доказал, что боярство не являлось
аристократической оппозицией централизаторским силам. В отличие от
западоевропейских графов и прочих крупных феодалов русские бояре не имели
замков и компактно расположенных в одной местности владений. Принадлежащие им
деревни были разбросаны по 5 - 6 уездам, и возврат к удельному сепаратизму
серьезно угрожал бы хозяйственным интересам бояр.
Кобрин также заметил, что все централизаторские реформы XV - XVI вв.
совершались по “приговору Боярской думы”, т.е. были разработаны монархом в
союзе с верхами боярства. Следовательно и политически боярство было
заинтересовано в централизации.
И наконец, вопрос о направленности опричного террора. В XVI в. помещиками и
вотчинниками являлись как бояре, так и дети боярские и дворяне. Изучив
земельные владения опричнины и земщины, Кобрин пришел  к выводу, что они мало
чем различались. Причем массовых выселений бояр, даже объявленных в указах
Ивана IV, не осуществлялось. Во главе опричнины, в частности опричниной
Боярской думы, стояли также бояре. По подсчетам историка С.Б. Веселовского
, на одного казенного боярина приходилось 3-4 казенных родовых дворян, а на
одного “служилого по отечеству” - с десяток простолюдинов. В конечном счете
опричнина выродилась в бессмысленную войну Ивана Грозного со своим народом.
В новейшей исторографии превалируют негативные оценки личности и политики
Ивана Грозного для развития России, ее политических судеб. Однако
исследователь В.Ф. Патракова омечает, что в контексте общероссийского
развития деспотизм Ивана IV мало чем отличается от деспотизма европейских
дворов, а количество жертв опричного террора было на порядок меньше жертв
религиозных преследователей в Европе XVI века.
В целом, опричнину можно рассматривать как форсированную централизацию,
препринятую без достаточных экономических и социальных предпосылок, а потому
вылившуюся в массвый террор. Это не была антибоярская политика. Скорее, это
был конфлик внутри всего господствующего сословия, спровоцированный Иваном IV
c целью укрепления своей власти (разделил сословие на две части и направил их
друг на друга).
                                Заключение                                
Рассматривая итоги опричного правления, важно понять его влияние на все
стороны общественной жизни: политическую, социальную, экономическую и
духовную.
Во-первых, за годы опричнины страна значительно продвинулась вперед по пути
централизации: ослабло влияние титулованного московского боярства; со смертью
Владимира Старицкого исчезло последнее удельное княжество; с низложением
метрополита Филиппа Колычева нарушились прежние отношения государства и
церкви; с разгромом Новгорода окончательно подрывалась общественная
самодеятельность “третьего сословия”.
Во-вторых, опричнина наряду с Ливонской войной вызвала экономический кризис в
стране. Села центра и северо-запада, где побывали “опричные экспедиции”,
обезлюдели. Многие крестьяне либо были убиты, либо бежали в Литву, на Дон или
новые восточные земли, либо их вывезли в свои поместья опричники. Большенство
владельцев вотчин и поместий было разарено. По кадастровым земельным книгам,
на Псковщине и Новгородчине 90% сельскохозяйственных земель не возделывались.
В Московском уезде по писцовым книгам, обрабатывалось лишь 15% пашни.
В-третьих, следствием сокращения посевных площадей стал голод. По
свидетельствам современника, люди убивали друг друга за кусок хлеба. Общие
потери населения от террора, чумы и голода составили 500 тысяч человек.
В-четвертых, опричнина, разорив крестьян и стимулировав их бегство, послужила
одной из причин принятия первых закрепостительных актов. В 1581 году был
издан указ о “заповедных летах”, в которых запрещались переходы крестьян.
Помещики, потеряв часть людей, пытались получить большой оброк с оставшихся.
В-пятых, были подорваны резервы Росси в целом. Еще в 1565 году Иван Грозный
взял с земщины себе “на подъем” 100 тысяч рублей. По тем временам на эти
деньги можно было купить 5 млн. пудов ржи или 100 тыс. рабочих лошадей.
По мнению Т.В. Черниковой,современные психиатры видят в Иване Грозном
психически больного человека, параноика, страдающего манией преследования.