Каталог :: История

Реферат: Гражданская война и политика Военного комунизма в России

     МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РФ
     КАМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ 
                                                ИНСТИТУТ
     Контрольная работа по Отечественной Истории
     ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА И ПОЛИТИКА «ВОЕННОГО
                            КОММУНИЗМА» В РОССИИ.                            
                                                               Выполнила:
                                                     Студентка гр. 4150-с
                                                            Тарасова Е.В.
                                                              (д.) 528760
                                                                Проверил:
                                                           К.и.н., доцент
                                                          Гибадуллин Р.Н.
     Набережные Челны
     2003 г.
                                             Содержание:
     Введение
     Раздел 1 Февральская революция 1917 года -
шанс для мирного развития. Предпосылки возникновения
политики "военного коммунизма”.                                                6
     

Раздел 2 Октябрьская революция.

Экономико-технологический уровень общества и внутренняя логика развития политики «Военного коммунизма». 9 Раздел 3 Политические позиции большевиков. Политика «Военного Коммунизма» и Транспорт. 11 Раздел 4 Гражданская война. Свертывание политики «Военного коммунизма» и начало поворота к НЭПу в экономической политике партии. 14 Заключение 18 Список используемой литературы 20 Введение. Данный вопрос «Гражданская война и политика «военного коммунизма в России» мне представляется как два взаимосвязанных последующих этапа:1.гражданская война 2.политика военного коммунизма, поэтому свою работу я буду рассматривать поэтапно. В рамках темы контрольной работы важным мне представляется следующий вопрос: Была ли социалистическая революция 1917 года неизбежной, и был ли у России выбор пути развития? В 1917 году перед страной стоял выбор между конструктивным ходом развития и дальнейшим усугублением противостояния в обществе, чреватым грозно вырисовывающейся перспективой гражданской войны. Очень долгое время при советской власти на массовом уровне история преподавалась однобоко: мы очень много знали о победившем левом блоке во главе с большевиками, хотя и неточно, и приукрашено, и очень мало о проигравшем правом, который преподносился массовому сознанию в образе "врага". Поэтому в своей работе я буду больше внимания уделять истории российской контрреволюции, ее социальной базе, целям и средствам "белого" движения. Наиболее распространенной точкой зрения представляется В.И.Лениным, который считает, что надо изучать контрреволюцию не менее важно, чем революцию. «Революция и контрреволюция - одно целое общественное движение, развивающиеся по своей внутренней логике... Революция без контрреволюции не бывает и не может быть»[1]. Отставив в сторону свои личные симпатии, я постараюсь сравнить полученные мною факты из недавно ставших доступными источников с традиционной трактовкой событий, чтобы получить по возможности наиболее полное представление о причинах, вызвавших именно такой ход революции. Исторические события в России в начале 20 века противоречивы и неоднозначны. Классовое противостояние рождало гражданскую войну. В отличие от обычных войн, гражданская война не имеет четких границ - ни временных, ни пространственных. В гражданской войне на первый план всегда выходят классовые интересы, оттесняя все остальное. Гражданская война в Советской России сложнее, чем классовое противостояние. Общечеловеческие ценности такие, как милосердие, терпимость, гуманизм, нравственность, отодвигаются на второй план, уступая место принципу "Кто не с нами, тот против нас". Гражданская война - величайшая трагедия в истории нашей страны. Эта борьба приняла самые крайние формы, неся с собой взаимную жестокость, террор, непримиримую злобу. Отрицание прошлого мира нередко превращалось в отрицание всего прошлого и вылилось в трагедию тех людей, которые отстаивали свои идеалы. Со второй половины 1918 года и по 1920 год война стала основным содержанием жизни страны. Большевики отстаивали завоевания Октябрьской революции. Их противники преследовали самые различные цели - от "единой и неделимой" монархической России и до России советской, но без коммунистов. Нарастанию гражданской войны способствовала интервенция Антанты. Интервенция резко активизировала силы внутренней контрреволюции. По всей России прокатилась волна мятежей. На Дону формировалась армия атамана Краснова, на Кубани - Добровольческая армия А. И. Деникина. Из фронтового дневника поручика Никольского В. Б. 11 января 1919 года: ". . . Союзникам не нужна Россия - им нужны ее богатства. Союзники признают всякую сильную власть на наших землях - им важна торговля, выгода. Что им до нас? Они свое получили: Россия обессилена, лишена веса в мировых делах... " К концу 1918 года гражданская война разгорелась с необычайной силой. Под какими лозунгами сражались красные и белые! По одну сторону "огненного кольца" - "Да здравствует мировая революция! ", "Смерть мировому капиталу! "; по другую - "Умрем за Родину! ", "Лучше смерть, чем гибель России! " Белый лагерь был крайне неоднороден. Там были монархисты и либералы - республиканцы, сторонники Учредительного собрания и сторонники военной диктатуры. Всех их объединяло стремление не допустить раскола России. В рядах белого движения оказалась значительная часть интеллигенции. При всей разноликости белого движения его сторонников объединяла ненависть к коммунистам, которые, по их мнению, хотели разрушить Россию, ее государственность и культуру. Из - за политических разногласий у белых не было общепризнанного лидера. Ведущие политические деятели России либо эмигрировали, либо не находили общего языка с офицерами, либо сразу же сошли с политической арены. Главная слабость белых заключалась не в военной, а в политической области. Одним из создателей белого движения был русский генерал Антон Иванович Деникин. Другой вопрос, который является не менее важным: А была ли альтернатива «военному коммунизму»? Роль «военного коммунизма», которую он сыграл в нашей экономике, вызывает особый интерес. «Военный коммунизм» был объявлен источником практически всего зла, которого немало было в нашей истории последних десятилетий. Нередко приводят цифры падения промышленного производства в нашей стране к 1921 г., а затем добавля­ют: вот до чего довела страну политика «военного коммунизма»! Па­дение производства началось после вступления России в первую мировую войну, и уже накануне Октября стра­на оказалась на грани хозяйственной катастрофы, по территории России прокатилась разрушительная гражданская война, причинившая колоссальный ущерб народному хозяйству, интервенты нещадно грабили страну, среди советских рес­публик к началу 1921 г. не было ни Финляндии, ни Польши, ни Прибалтики, ни Грузии, ни Дальнего Во­стока, а ведь на этих территориях перед первой миро­вой войной находилась значительная часть промышлен­ности России. Обычно обходят и то, что в применении В. И. Ле­ниным термина «военный коммунизм» первоначально содержался сугубо критиче­ский подтекст, который лишь с течением времени стал постепенно утрачиваться. И только потом термин «во­енный коммунизм» стал официальным обозначением определенной эпохи нашего хозяйственного развития. Аспекты политики 1918 года: продразверстка, отмена денег, введение принудительного труда и создание рабочих коммун военного типа. Поэтому, когда ставят вопрос, была ли альтернатива «военному коммунизму», то ответ на него требует двухуровневого подхода. В «военном коммуниз­ме» не было бы необхо­димости, если бы гражданская война не помешала на­чать опосредованный, постепенный переход к социализму. А вот когда дело дошло до граж­данской войны, до борьбы не на жизнь, а на смерть, аль­тернативы ему уже не могло быть. Раздел 1. Февральская революция 1917 года - шанс для мирного развития. Февральская революция в России назрела и перезрела. Решение всех проблем общественность связывала с Февральской республикой, которая обещала землю - крестьянам, социальные гарантии - рабочим, равноправие - нациям и всем людям - народовластие в лице Учредительного собрания и представительных органов на местах, а также скорейшее заключение мира. Вместо разрешения очевидно назревших проблем правительство пыталось лавировать между двумя политическими полюсами общества, делая уступки то правым, то левым, но, не удовлетворяя требования ни тех, ни других полностью, что и привело к его гибели. Нарастали две противостоящие силы, которые должны были неизбежно столкнуться. К началу 1917 года напряженная атмосфера политической борьбы вылилась в переворот. В нем приняли участие: германское правительство; социалистические партии; протопоповское (полицейское) министерство, провоцировавшее уличные выступления. Первые вспышки начались 23 февраля, собирались митинги, и ораторы призывали к борьбе против ненавистной власти. На сторону восставших перешли запасные батальоны Литовского, Волынского, Преображенского и Саперного гвардейских полков. Вооруженная толпа текла по улицам, присоединяя к себе новые толпы. Встречавшихся офицеров обезоруживали, иногда убивали. Вооруженный народ овладел арсеналом Петропавловской крепости, Крестами (тюрьмой). В этот день вождей не было, была одна стихия. Единственным общим выражением был клич: "Да здравствует Свобода! " Кто - то должен был овладеть движением. И эту роль приняла на себя Государственная Дума, которая пользовалась широким успехом во всей стране и армии. Начало 1917 года привело к тому, что не было ни одной политической партии, ни одного сословия, на которое могло бы опереться царское правительство. Неустойчивость цен, отсутствие товарообмена с городом привели к тому, что царил голод в городе и репрессии в деревне. Второго марта Временный комитет членов Государственной Думы объявил о создании Временного правительства. Седьмого марта Временное правительство постановило "признать отрекшегося императора Николая II и его супругу лишенными свободы и доставить отрекшегося императора в Царское Село". Образование Временного правительства и Петроградского Совета создало в стране ситуацию двоевластия. Совет освободил министров - социалистов от ответственности и предоставил право Керенскому единолично формировать правительство. Пост Верховного главнокомандующего в это время занимал генерал Корнилов. Он стремился вернуть власть в армии военным вождям и ввести на территории всей страны военно-судебные репрессии, которые были бы направлены против Советов. Совет и Исполнительный комитет требовали от правительства смены Верховного главнокомандующего. Керенский сосредоточил в своих руках всю правительственную власть. Расстройство шло среди народа: падала оборона страны, во второй половине августа назревала всеобщая железнодорожная забастовка, участились случаи самосудов и неповиновения в армии, губернии и города порывали административную связь с центром. Надвигалось новое потрясение - готовящееся восстание большевиков. Корнилова поддерживали буржуазия, либеральная демократия и "море" русских обывателей. Корнилова сняли с должности Верховного главнокомандующего, но он не подчинился. Ко второму октября в тюрьме находились: генералы Корнилов, Деникин, три подполковника, три капитана, есаул и другие. В военном отношении армия осталась без вождей, а в государственном - вожди без армии. Народ хотел хлеба и мира. И не верил, что хлеб и мир ему немедленно могут дать Корнилов или Керенский, или Ленин. В стране царила анархия, беспорядки, погромы, самосуды. В деревнях земля давно была взята и поделена. Шло массовое закрытие промышленных заведений, выбрасывая на улицы сотни тысячи голодных, озлобленных людей готовые кадры будущей Красной Армии. Внешнее положение России оставалось все более тяжелым унизительным. Немцы направили войска к Петрограду. Процесс захвата власти происходил явно и открыто. Когда 25 октября в столице началось вооруженное столкновение, на стороне правительства не оказалось вооруженной силы. Войска были на стороне Советов, к ним присоединились несколько судов флота. Единственным центром активной борьбы против большевиков стала Гатчина. Там собрались: Керенский, Краснов, Савинков, Чернов, Станкевич и другие. Первые дни большевизма в стране и в армии: объявили о своем суверенитете Финляндия и Украина, об автономности Эстония, Крым, Бесарабия, Закавказье, Сибирь. Немцы отозвали свои войска с востока на запад. Люди руководствовались возвышенными идеалами и самыми чистыми побуждениями, в противном случае революция никогда не приобрела бы всенародного характера. Ее значение заключается в том, что она побудила к активной деятельности десятки миллионов ранее бесправных угнетенных людей. Предпосылки возникновения политики "военного коммунизма”. О. Р. Лацис признал, что «военный коммунизм»— это «первый опыт социалистического хозяйствования и пер­вая историческая модель социализма в нашей стране» [2], а, следовательно, и в мире. Этот опыт и эта модель, позволив Советской власти решить судьбоносную задачу — защитить револю­цию и страну в ходе гражданской войны — обнаружили затем свою несостоятельность и ввергли Советскую Рос­сию в такой кризис, из которого удалось выбраться поч­ти чудом — крутым поворотом к НЭПу. Как мне представляется, Ленин вплоть до апреля 1918 г. исходил из возможности опосредованного перехода России к социализму. Термин “военный коммунизм” ввел в оборот марксистский теоретик А. Богданов еще до октября 1917 года. Он не связывал его с коммунизмом или с капитализмом, по его мнению "военный коммунизм" применим исключительно к армии, так как армия представляет собой "авторитарно регулируемую организацию массового паразитизма и истребления". В.И. Ленин впервые употребил его в апреле 1921 года. В сущности, военный коммунизм был порожден еще до 1918 года установлением однопартийной большевистской диктатуры, созданием репрессивно- террористических органов, давлением на деревню и капитал. Фактическим толчком для его проведения в жизнь стало падение производства и нежелание крестьян, в основном середняков, наконец-то получивших землю, возможность развивать хозяйство, сдавать хлеб по твердым ценам. В результате был притворен в жизнь комплекс мер, которые должны были привести к разгрому сил контрреволюции, поднять экономику и создать благоприятные условия для перехода к социализму. Эти меры затронули не только политику и экономику, но, фактически, все сферы жизни общества. Таким образом, можно сделать вывод: Февраль дал народам России шанс мирного развития по пути реформ. Последующий ход событий представлял собой порочный круг, в котором нерешенность глубинных проблем общества - вопросов о мире и, о земле делала невозможным развитие нормального политического процесса и сохранение гражданского мира на основе компромиссов между классами. Главный урок событий 1917 года для современной России заключается, на мой взгляд, в необходимости проведения давно назревших реформ на основе компромиссов и коалиций, отказ от насилия в политике. Размышляя сегодня о демократии применительно к прошлому, важно признать за всеми классами, партиями и т. п. право на самоутверждение в борьбе с соперниками и конкурентами. Ведь для крестьянина, как мелкого частного собственника, право быть хозяином на собственной земле реализовывалось не только в черном переделе земли, но и в требовании коренного пересмотра всей ранее сложившейся системы взаимоотношений между городом и деревней. Вот какие проблемы должны были возникнуть перед госу­дарством, городом, всеми слоями населения, зависимыми в той или иной мере от деревни. Именно в таких ответных мерах возникала необходимость. Это лишь одна из глобальных проблем, рожденных революцией. Понятие «братоубийственная» примени­тельно к гражданской войне отнюдь не полно и не точно отражает характер той ожесточенной схватки, которая происходила во всех уголках огромной страны. Раздел 2. Октябрьская революция. В Быховской тюрьме заговорщики решили продолжать дело, впервые получившее название "белого". В Петербурге Керенский предлагает создать Комитет революционной обороны для проведения своих приказов помимо Советов, эта инициатива была поддержана большевиками. Военно-революционный комитет (ВРК) фактически становится центром подготовки восстания 24 октября; поняв свою ошибку, Керенский в своей речи в предпарламенте говорит об опасности восстания, требует распустить ВРК и подавить большевиков, а вечером уезжает на Северный фронт. На 25 октября был назначен Всероссийский съезд Советов, посвященный вопросу о переходе власти. Становится известно о пребывании Ленина в Петрограде. К вечеру 25 октября Зимний дворец взят, а 26 октября приняты декреты о мире и, о земле. В Петрограде вспыхнул контрреволюционный юнкерский мятеж среди меньшевиков, эсеров и кадетов, не принявших большевистский переворот. Но 29-го мятеж подавлен, Керенский бежит. Казалось всякое сопротивление контрреволюции подавлено и Советская власть идет по стране "триумфальным шествием". Генерал Корнилов возглавив реальную силу - белое движение, состоящее из профессиональных военных, столь выгодно отличавшихся от "красных" банд, среди которых даже большевики имели слабое влияние. Экономико-технологический уровень общества и внутренняя логика развития политики «Военного коммунизма». При проведении политики, впоследствии названной военным коммунизмом, большевикам пришлось столкнуться с рядом противоречий в концепциях, которые существовали к этому времени. У В. И Ленина в работе «Государство и революция» в качестве исторической аналогии была избрана Парижская коммуна. Но Россия по своим размерам, экономическим условиям и ряду других параметров была несопоставима с Коммуной. Большевики пришли к решению отказаться от идеи прямого самоуправления, использовать в управленческой структуре страны иерархический принцип. Другим противоречием являлось несоответствие идеи политической свободы идее экономического равенства. В нищей, разоренной стране воплотить идею экономического равенства можно было через политическое насилие. И третье противоречие - большевики считали себя верными сторонниками К. Маркса, стремились точно следовать его идеям. Но разве сама революция в стране, являвшаяся не самой экономически развитой, не являлось отступлением от Маркса? В ре­зультате в послеоктябрьское время приходилось отказы­ваться от одних социалистических идей в пользу других. В экономической области, также сказались предпо­сылки, которые подтолкнули к идее «военного коммуниз­ма». Товарно-денежные отношения сворачивались. Ввели кар­точки, всеобщее нормирование, и, естественно, настроения революционной романтики не могли не подтолкнуть к сравнению с идеями Маркса о бестоварной экономике. Вряд ли кто будет отрицать тот факт, что военно-политический характер Советской власти в период «военного коммунизма» был обусловлен остротой классовой борьбы, гражданской войной и хо­зяйственной разрухой того времени. Но наступает мо­мент, когда государство начинает развиваться, имея определенную автономию от социально-экономической ситуации. Важно отметить, что в это время в экономической теории господствовала идея преимущества крупного хозяйства перед мелким как в промышленно­сти, так и в сельском хозяйстве. Для анализа механизма функцио­нирования подобной системы управления в конкретных исторических условиях России нужно разделить поня­тие власти и политики. Власть можно рассматривать как вмешательство, которое в ряде случаев способно вступать в противоре­чие с объективными тенденциями и препятствовать их развитию. Политика — это осуще­ствление долговременной функции регулирования. Успех той или иной политики заключается в умении урегулировать ин­тересы различных социальных слоев за счет достижения взаимоприемлемого компромисса. Крупное производство приводит к специали­зации, дроблению операций труда, который утрачивает индивидуальный смысл и не может способствовать гар­моничному развитию человека. Создается громозд­кая система, в которой индивид не может играть глав­ную роль, он обособляется и становится лишь винтиком громадного механизма. Необходимо отметить, что в условиях индустриально­го этапа развития добиться социальной стабильности возможно двумя путями. Первый путь-это, когда госу­дарство берёт на себя регулирование всех процессов, объясняя подобное стремление необходимо­стью быстрее решить задачи ускоренного общественного развития. Государство, оправ­дывая свои действия высокими мотивами, не регулирует взаимоотношения между другими элементами общества, а вмешивается в них на каждом шагу. Общественные структуры не могут развиваться и, как следствие этого вместо форсированного развития происходит все боль­шее отставание, растет социальная напряженность. Второй путь—это создание государства, которое регулирует отношения в обществе, но не вмешивается в них и не берет на себя функций тотального контроля. Кроме того, индивид получает возможность достичь определенной степени свободы. Крупные структуры сохраняются и в производственной и государственной сфере, что ограничивает гибкость общественного разви­тия, а также не позволяет полностью преодолеть отчуж­дения работника от функций управления. Но с окончанием войны прекра­щал свое существование главный аргумент для тоталь­ного государственного вмешательства—не стало суро­вой необходимости и широкие массы не хотели далее мириться с подобным положением. К 1920 г. произошло осознание невозможности про­должать форсировать подобное развитие дальше. Про­изошел поворот в экономике. Внутренняя логика развития политики «военного коммунизма» дошла до абсурда, и эпоха нэпа появилась как результат диалектического отрицания предшествующего развития. Таким образом, можно сделать вывод: Вся бурная палитра событий с октября 1917 г. до лета 1918 г., включавшая политические кризисы и ло­кальные военные столкновения (стычки, мятежи, восстания) большевиков и их противников, — это период вхождения страны в гражданскую войну, ее пролог, время с 1921 г. вплоть до оформления СССР в декабре 1922 г. — ее эпилог, когда вооруженная борьба продолжа­лась лишь в отдельных регионах и на окраинах России, не являясь определяющим лейтмотивом государственно-политического развития. «Красногвардейская атака» на капитал в первые месяцы после революции подхлестнула разрушительные процессы, ускорила и расширила их рамки. Помимо национализа­ции ряда ключевых отраслей экономики (банки, транс­порт, внешняя торговля), она внесла еще один принципиально новый элемент, породив волну са­модеятельности масс. Новая власть начинала функционировать с защиты насущных интересов различных слоев населения, подпи­равших эту власть своей революционной инициативой. Естественно, что практические меры по преодолению разрухи, хаоса, голода предлагались и самые радикаль­ные и самые «простые» по исполнению. В их числе — реквизиции, контрибуции, конфискации, национализации, раздел, уравнительности» натуральный обмен, открытое насилие над теми, кто от­стаивал иные методы хозяйствования. Раздел 3. Политические позиции большевиков. Раскол российского общества, явственно обозначившийся еще в пору первой революции, после октябрьской революции дошел до своей крайности – гражданской войны. И самое страшное заключается в том, что гражданская война была запрограммирована, она рассматривалась большевиками как «естественное» продолжение революции. «Наша война, - заявил Ленин, - является продолжением политики революции, политики свержения эксплуататоров, капиталистов и помещиков». Более того, по первоначальным замыслам большевиков гражданская война планировалась во всемирном масштабе. К этому призывал и лозунг, выдвинутый Лениным в начале мировой войны: «Превратим войну империалистическую в войну гражданскую».[3] В самом начале работы съезда Л. Мартов предупреждал, что последние события чреваты гражданской войной, и предлагал начать создание «единой демократической власти». Позиция большевистского руководства не двусмысленно была заявлена 26 октября со страниц «Правды» Ленин: «Мы берем власть одни опираясь на голос страны и рассчитывая на дружескую помощь европейского пролетариата. Но, взяв власть, мы будем расправляться железной рукой с врагами революции и саботажниками.» [4] Однако не все соратники разделяли эту жесткую линию. 29 октября руководство этой профессиональной организации потребовало создания однородного социалистического правительства, упразднения ВЦИК и СНК, сформирования «Народного совета», исключающего участие «персональных виновников Октябрьского переворота». В своем заявлении Каменев, Рыков, Малютин, Ногин подчеркнули, что сохранив чисто большевистское правительство возможно только средствами политического террора. Весной и летом 1918 года между большевиками и левыми эсерами возникла резкая конфронтация. Последние требовали децентрализации хлебного дела, отказ от хлебной монополии, протестовали против экспроприации купечества и создании комбедов. Гражданская война, заявлявшая о себе до сих пор лишь отдельными выступлениями против советской власти, проходивших на фоне ее «триумфального шествия» приобретает теперь перманентный характер, дающий дорогу процессу реставрации старых порядков. Именно казачьи станицы стали первым оплотом вооруженной борьбы с советской властью, которую возглавили атаман А. И. Дутов в Оренбуржье и А. М. Каледин на Дону. Политика «Военного Коммунизма» и Транспорт. В. И. Ленин расценивал «военный ком­мунизм», во-первых, как вынужденную меру, благодаря которой, несмотря на всю ее жестокость, удалось отстоять независимость советской республики, во-вторых, как ошибку, которую нужно было исправить. Если преж­де делался упор на первой ленинской оценке этой по­литики, то теперь «военный коммунизм» нередко представляется, чуть ли не исторической моделью социализ­ма, которая оказалась сплошной ошибкой, а потому и несостоятельной. На мой взгляд, и та и другая точки зрения находятся в противоречии с неоднозначной оценкой политики «военного коммунизма», данной В. И. Лениным. Во-первых, неправомерно винить «военный комму­низм», как это иногда делается, в падении производства за 1913—1920 годы. Необходимо учитывать, что снача­ла экономика России понесла весьма ощутимые удары в результате первой мировой войны. Далее развал про­должался при Временном правительстве и только затем последовала Октябрьская революция, приведшая к сме­не владельцев собственности. И лишь после всех этих событий начинаются разрушения периода гражданской войны. Гражданская война — вовсе не синоним политики «военного коммунизма». Во-вторых, нельзя согласиться с тем, что действия Советского правительства в годы войны представляли собой попытку ввести в практику ком­мунистические начала. Правительство Лени­на в первые послереволюционные месяцы вынуждено было пойти на уступки транспортным, рабочим, согла­сившись на самоуправление транспортных предприятий и выборность коллегий. Ленин говорил: «Задача социализма—переход всех средств производства в собственность народа, а вовсе не в том, чтобы суда перешли к судовым рабочим, бан­ки к банковским служащим. Если такие пустяки люди всерьез принимают, то надо национализацию отменить». [5] Политику «военного коммунизма» иногда связывают с отменой денег и видят в этом осуществление, идей Маркса о бестоварной природе социализма. В ходе войны произошло сужение сферы действия товарно-денежных отношений. С марта 1921 г. с переходом к нэпу платность была восстановлена. В 1918—1920 г.г. были приняты меры к объединению и улучшению рабо­ты гужевого транспорта: организовывались государст­венные обозы, привлекались ведомственные, применя­лись меры содействия развитию легкового извоза на гу­бернских, уездных и проселочных дорогах. Таким образом, можно сделать вывод: Влияние победы «красных» на последующий ход исторического развития нашей страны катастрофичен. Чрезвычайные административные методы управления, заложенные во время гражданской войны в процессе войны за выживание советской власти, в последующем были доведены до абсурда. Террор, который еще можно было как-то объяснить в условиях жесткого противостояния, становится необходимым атрибутом подавления малейшего инакомыслия. Однопартийность и диктатура партии будут объявлены высшим достижением демократии. Тоталитарная система, спасшая партию в период гражданской войны, станет ее надежным оплотом и в дальнейшем. Важнейшие компоненты чрезвычайной политики достались ей в наследство от прежних правительств (царского и Временного). Разверсточный принцип заго­товки хлеба, твердые цены, государственные монополии, карточная система распределения, растущая роль коопе­рации и других форм участия общественности в организации и регулировании экономической жизни, в контроле над частным предпринимательством, натурализация эко­номических отношений, инфляция, стремительное расширение функций государства в организации экономической жиз­ни. Все это не несло с собой ни социализма, ни комму­низма, но стало нормой уже к Октяб­рю, определенной системой мер по преодолению углуб­ляющегося экономического кризиса. Раздел 4. Гражданская война. В традиционных советских учебниках для школ и вузов началом гражданской войны считается март 1918 года, когда в Мурманске высадились союзные английские, французские и американские войска и была фактически создана русская контрреволюционная Северная армия под командованием генерал-лейтенанта Е.К.Миллера. Это явное искажение событий, направленное на преуменьшение роли белого движения, преподнесение его как чуждого русскому народу. На базе офицерской контрреволюционной организации была создана Добровольческая армия, возглавленная Корниловым с 25 декабря 1917 года. Белые добровольцы выступили по призыву атамана войска Донского генерала Каледина. С 3 февраля по 31 марта ДА проделала Кубанский "Ледяной" поход, закончившийся неудачным штурмом Екатеринограда и смертью генерала Корнилова. Также необоснованно пишут, что ДА была "буржуазно-помещичьей" по своему составу и добровольцы воевали, чтобы не позволить рабочим и крестьянам отнять у их отцов земли и заводы. ДА действительно защищала интересы помещиков и капиталистов, их собственность от разорения и гибели, но состояла в основном не из крупных собственников. По статистике советского ученого Кавтарадзе, опубликовавшего послужные списки 71 генерала и офицера ДА, 90% не имели ни родового, ни благоприобретенного недвижимого имущества, 21% - потомственные дворяне, 39% - личные дворяне, остальные происходили из мещан, крестьян, чиновников и солдат. Более того, даже руководство армии не принадлежало к классу помещиков или капиталистов. Поэтому ДА была вполне национальной и даже народной, как и Красная армия. Тем страшнее и сложнее нам осознать, что по две стороны баррикад оказались две национальные народные армии, части расколовшегося большого и великого народа с богатой культурой и историей, одна из которых должна была погибнуть в непримиримой войне. Исход гражданской войны во многом зависел от того, чью сторону займет середняцкое большинство деревни. После разгона Учредительного собрания 5 января 1918 года в ряды ДА устремилась учащаяся молодежь Ростова и Новочеркасска, интеллигенты. Заключение 3 марта 1918 года Брестского мира с Германией вызвало крайнее озлобление против Советской власти у офицеров, четыре года воевавших против Германии. К концу 1918 года большевистская политика по отношению к казакам: реквизиция коней и расстрелы богатых казаков в соответствии с секретной директивой об уничтожении казачества как класса и нерешенность национального вопроса дали огромные ресурсы белому движению, помогли быстро очистить белым армиям Юг России от Советской власти и затянули войну на несколько лет. Ленин и Корнилов - оба диктаторы и оба повинны в крови русских людей и гражданской, братоубийственной, самой страшной войне. Один не принимал ничего нового, другой отрицал все старое. Командующим Добровольческой Армии был назначен Антон Иванович Деникин. В июне 1918 года начался второй Кубанский поход Добровольческой Армии. Армии Верховного Правителя России адмирала Колчака уже отступают к Уралу. Вооруженные силы Юга России предприняли поход на Москву, когда судьба Восточного фронта была решена, адмирал Колчак отступал. В этой несогласованности заключается вся недооценка Красной Армии, все высокомерие и презрение белых генералов. Белая армия. Алексеев, Колчак, Корнилов, Деникин, Врангель. Красная армия. Троцкий, Фрунзе, Тухачевский, Буденный, Думаненко. Две армии одного народа. Кто уходил в белые, как бы заявлял: " Я против свободы и счастья народа". Ведь Ленин и большевики провозгласили своей целью мир, свободу и счастье народа. Это выводило белую армию в разряд коренных врагов трудового народа. А белые объявили красных изменниками, предавшими Отечество немцам. Два народа в одном народе, но несоединимые. Примирение между этими мирами было невозможно - каждый владел какой-то частью общей правды, а вместе они соединиться не могли. Именно тогда была загублена, потеряна русская будущность, настоящее развитие России. Ленинизм подорвал не только физические, но, прежде всего духовные, душевные силы народа. Трагедия белого движения в том, что оно оказалось замешенным на всем том, что представляло старую жизнь. Это старое потянуло на дно подлинно достойное, за что боролись веками лучшие люди России. Свидетели Гражданской войны из белых почти все сходились в одном: "Были ли мы настолько жизнеспособны, чтобы в случае победы над большевиками создать новую Россию? Нет, ибо претендовавшие на эту историческую роль слишком много принесли с собой на Юг пережитков старого. " Вместе с белой армией состоялся исход патриотической интеллигенции: ушла за кордон. Гражданская война породила такую взаимную жестокость, такое коварство и такое равнодушие к жизни, о которых на Руси уже давно читали лишь в романах и исторических хрониках. Трагические фигуры русской истории, а точнее смуты: Корнилов, Колчак, Алексеев, Врангель, Деникин, Марков... За несколько минут до кончины А.И. Деникин скажет: "Я оставляю своим близким. имя без пятен.. Увы, я не увижу Россию спасенной... " Деникин говорил: "В моих мечтах - довести Россию до того, чтобы она смогла сделать какое - то волеизъявление. Это определит ее дальнейшую судьбу и форму правления. А я тогда мечтаю уйти в отставку... " [6]. Свертывание политики «Военного коммунизма» и начало поворота к НЭПу в экономической политике партии. «Военный коммунизм», как стали называть после поворота к нэпу экономическую политику периода граж­данской войны, был частью всей экономиче­ской политики, которую намечалось менять. Урок, извлеченный партией из слишком поспешного «штурма» капитализма мелкотоварного производства в первые годы после Октября, привел к повороту к нэпу. И суть этого поворота в том, о чем Ленин написал в на­чале 1922 г. в «Проекте тезисов о роли «задачах проф­союзов в условиях новой экономической политики», а именно: «В частности, теперь допущены и развиваются свободная торговля и капитализм, которые подлежат государственному регулированию, а, с другой стороны, государственные предприятия переводятся на так назы­ваемый хозяйственный расчет, то есть, но сути в значительной степени на коммерческие и капиталистические начала».[7] Несколькими месяцами позже Ленин писал: «Действительная сущность новой экономической политики состоит в том, что проле­тарское государство, во- первых, разрешило свободу тор­говли для мелких производителей, и, во-вторых, в том, что к средствам производства для крупного капитала пролетарское государство применяет целый ряд принци­пов того, что в капиталистической экономике называлось «государственным капитализмом». Важно и интересно, что в начале 20-х годов так же боялись слова «капитализм», как и пару лет назад. При публикации в «Правде» упомянутых выше ленинских тезисов слово «капиталистических» (на 343 странице Ленин его использовал как синоним «коммерческих») было исключено и не попало в постановление ЦК. В дальней­шем такая непоследовательность и «военно-коммунисти­ческие» пережитки способствовали провалу нэпа, кото­рый вначале, как известно, привел к существенному улуч­шению в экономике Не надо в этом деле повторять прежних ошибок. Таков актуальный урок исторического опыта. Таким образом, можно сделать вывод: Гражданская война явилась страшным бедствием для России. Она привела к дальнейшему ухудшению экономической ситуации в стране, к полной хозяйственной разрухе. Но у России не было иного пути развития потому, что революции и мятежи привели страну в упадок, народ не мог терпеть и дальше террор и насилие, он требовал мира и хлеба. Многие слои населения, насильственно втянутые в войну противоборствующими сторонами, стали ее невинными жертвами. В боях, от голода, болезней и террора погибло 8 млн. человек, 2 млн. человек вынуждены были эмигрировать. В основном это были представители интеллектуальной элиты, т.е. все те, кто подвергался гонению и расстрелам. Политика военного коммунизма не только не вывела Россию из экономической разрухи, но и усугубила ее. Нарушение рыночных отношений вызвало развал финансов, сокращение производства в промышленности и сельском хозяйстве. Сказанного вполне достаточно, чтобы решительно отказаться от этого край­не неудачного термина – «Военный коммунизм». Заключение. Была ли социалистическая революция 1917 года неизбежной, и был ли у России выбор пути развития? Февраль дал народам России шанс мирного развития по пути реформ. Но она им не воспользовалась. Последующий ход событий представлял собой порочный круг, в котором нерешенность глубинных проблем общества - вопросов о мире и, о земле делала невозможным развитие нормального политического процесса и сохранение гражданского мира на основе компромиссов между классами. Главный урок событий 1917 года для современной России заключается, на мой взгляд, в необходимости проведения давно назревших реформ на основе компромиссов и коалиций, отказ от насилия в политике. Вся бурная палитра событий с октября 1917 г. до лета 1918 г., включавшая политические кризисы и ло­кальные военные столкновения (стычки, мятежи, восстания) большевиков и их противников, — это период вхождения страны в гражданскую войну, ее пролог, время с 1921 г. вплоть до оформления СССР в декабре 1922 г. — ее эпилог, когда вооруженная борьба продолжа­лась лишь в отдельных регионах и на окраинах России, не являясь определяющим лейтмотивом государственно-политического развития. Влияние победы «красных» на последующий ход исторического развития нашей страны катастрофичен. Чрезвычайные административные методы управления, заложенные во время гражданской войны в процессе войны за выживание советской власти, в последующем были доведены до абсурда. Террор, который еще можно было как-то объяснить в условиях жесткого противостояния, становится необходимым атрибутом подавления малейшего инакомыслия. Однопартийность и диктатура партии будут объявлены высшим достижением демократии. Тоталитарная система, спасшая партию в период гражданской войны, станет ее надежным оплотом и в дальнейшем. Гражданская война явилась страшным бедствием для России. Она привела к дальнейшему ухудшению экономической ситуации в стране, к полной хозяйственной разрухе. Но у России не было иного пути развития потому, что революции и мятежи привели страну в упадок, народ не мог терпеть и дальше террор и насилие, он требовал мира и хлеба. Многие слои населения, насильственно втянутые в войну противоборствующими сторонами, стали ее невинными жертвами. В боях, от голода, болезней и террора погибло 8 млн. человек, 2 млн. человек вынуждены были эмигрировать. В основном это были представители интеллектуальной элиты, т.е. все те, кто подвергался гонению и расстрелам. А была ли альтернатива «военному коммунизму»? Размышляя сегодня о демократии применительно к прошлому, важно признать за всеми классами, партиями и т. п. право на самоутверждение в борьбе с соперниками и конкурентами. Ведь для крестьянина, как мелкого частного собственника, право быть хозяином на собственной земле реализовывалось не только в черном переделе земли, но и в требовании коренного пересмотра всей ранее сложившейся системы взаимоотношений между городом и деревней. Вот какие проблемы должны были возникнуть перед госу­дарством, городом, всеми слоями населения, зависимыми в той или иной мере от деревни. Именно в таких ответных мерах возникала необходимость. Это лишь одна из глобальных проблем, рожденных революцией. Важнейшие компоненты чрезвычайной политики достались ей в наследство от прежних правительств (царского и Временного). Разверсточный принцип заго­товки хлеба, твердые цены, государственные монополии, карточная система распределения, растущая роль коопе­рации и других форм участия общественности в организации и регулировании экономической жизни, в контроле над частным предпринимательством, натурализация эко­номических отношений, инфляция, стремительное расширение функций государства в организации экономической жиз­ни. Все это не несло с собой ни социализма, ни комму­низма, но стало нормой уже к Октяб­рю, определенной системой мер по преодолению углуб­ляющегося экономического кризиса. «Красногвардейская атака» на капитал в первые месяцы после революции подхлестнула разрушительные процессы, ускорила и расширила их рамки. Помимо национализа­ции ряда ключевых отраслей экономики (банки, транс­порт, внешняя торговля), она внесла еще один принципиально новый элемент, породив волну са­модеятельности масс. Новая власть начинала функционировать с защиты насущных интересов различных слоев населения, подпи­равших эту власть своей революционной инициативой. Естественно, что практические меры по преодолению разрухи, хаоса, голода предлагались и самые радикаль­ные и самые «простые» по исполнению. В их числе: реквизиции, контрибуции, конфискации, национализации, раздел, уравнительности» натуральный обмен, открытое насилие над теми, кто от­стаивал иные методы хозяйствования. Политика военного коммунизма не только не вывела Россию из экономической разрухи, но и усугубила ее. Нарушение рыночных отношений вызвало развал финансов, сокращение производства в промышленности и сельском хозяйстве. Сказанного вполне достаточно, чтобы решительно отказаться от этого край­не неудачного термина – «Военный коммунизм». Список используемой литературы: 1. ДЕНИКИН А. И. "Очерки русской смуты" 2. ЗАРАМЕНСКИЙ И. "Опьянение свободой", "Культура", 15.02.1992 3. ЛАЦИС О. "Перечитывая "Известия" за октябрь 1917 года, "Известия", 01.11.1991 4. Л а ц и с О. Р. Экономическая централизация и централизация управления. Проблемы взаимосвязи. — М., 1987 5. Ленин В. И. Полное собрание сочинений 6. Клименко В.А. Борьба с контрреволюцией в Москве, М., Наука, 1978 7. Джузеппе Боффа История Советского Союза, М. 1994 г.
[1] ЛАЦИС О."Перечитывая "Известия" за октябрь 1917 года, «Известия", 01.11.1991 [2] Л а ц и с О.Р. Экономическая централизация и централизация управления. Проблемы взаимосвязи. — М., 1987 -С 75—76. [3] Джузеппе Боффа История Советского Союза, М. 1994 г [4] Джузеппе Боффа История Советского Союза, М. 1994 г [5] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т 35. — С. 411. [6] А. И. Деникин. 1921г. Брюссель. [7] Л е н и н В. И. Полн. Собр. соч.— Т. 44 — С. 342