Каталог :: История

Реферат: Великая самодержица всероссийская

                                   ПЛАН                                   
1.     Введение...................1
2.     На пути к трону...............2
3.     «Просвещенный абсолютизм» Екатерины II....5
4.     Внешняя политика..............15
5.     "Хоронят Россию"...............17
6.     Заключение..................18
                                 Введение                                 
История государства Российского знает только двух государей, возведенных и
современниками и потомками в ранг Великих: царя-реформатора, первого
отечественного императора Петра I Алексеевича и императрицу-воительницу
Екатерину II Алексеевну. Именно при них старая Россия добилась подлинных
высот величия.
Их роднило то, что оба монарха  стремились сделать подвластную им державу
действительно сильным государством Европы с развивающейся экономикой,
внутренней устойчивостью, крепкой военной организацией, прогрессирующей
наукой и культурой. Не случайно на постаменте знаменитого «Медного всадника»
- памятника первому императору России работы Э.М.Фальконе, открытого в 1782
году в Санкт-Петербурге, выбиты слова: «Петру Первому – Екатерина Вторая”
25 декабря 1761 г. завершилось двадцатилетнее царствование императрицы
Елизаветы Петровны, была перевернута ещё одна страница русской истории.
Страна замерла в ожидании перемен.
Тем временем в церкви Зимнего дворца высшие чины империи собрались для
принесения присяги новому государю. Петр III был вне себя от радости и даже
не скрывал этого, он всячески кривлялся и произносил вздорные речи, требуя,
однако, к себе должного почтения. Вечером того же дня во дворце состоялся
торжественный ужин.
Рядом с новоиспеченным императором сидела хорошо сложенная молодая женщина с
густыми каштановыми волосами, изящными руками и умными живыми глазами. Она не
была красавицей, но и сейчас, и много позже все находили её необыкновенно
привлекательной. Её глаза были заплаканы, на ней было траурное платье, и она
с опаской поглядывала по сторонам, пытаясь понять, как следует себя вести в
новых обстоятельствах. Это была жена Петра III Екатерина Алексеевна, которой
всего через шесть месяцев суждено было стать самодержавной императрицей
Екатериной II.
                             На пути к трону                             
Она родилась 21 апреля 1729 г. В Штеттине  в семье принца Христиана Августа
Ангальт - Цербстского и княгини Иоганны Елизаветы. При рождении девочка была
наречена Софией Августой Фредерикой. В кругу, где она росла, было не мало
таких же принцесс, чье приданое заключалось главным образом в их «голубой
крови». В семье Екатерину называли Фике, и она росла подвижной, веселой и
независимой. Считалось, что шансов на удачное замужество у Фике немного, и
принцесса Иоганна Елизовета старалась воспитывать дочь в строгости, подавляя
всякие проявления гордости и высокомерия. Но получилось наоборот: Екатерина
научилась скрывать свои истинные чувства и притворяться, что очень
пригодилось ей впоследствии. Уже в детстве она была склонна к самостоятельным
рассуждениям и позднее вспоминала, что «сохранила на всю жизнь обыкновение
уступать только разуму и кротости».
Беззаботное детство окончилось 1 января 1744 г., когда на имя принцессы
Иоганны Елизаветы пришло письмо из далекого Петербурга от императрицы
Елизаветы Петровны, приглашавшей её с дочерью прибыть в Россию.
Путешествие в Россию было похоже на сказку и оставило в памяти будущей
императрице неизгладимый след. Также сильно её поразила и первая встреча с
императрицей. «Когда мы прошли через все покои, - вспоминала впоследствии
Екатерина, - нас ввели в приемную императрицы. Поистине нельзя было тогда
видеть её  в первый раз и не поразиться её красотой и величественной осанкой.
Это была женщина высокого роста, хотя очень полная, но ничуть от этого не
терявшая. Её платье было из серебряного глазета с золотым галуном; на голове
у неё было черное перо, воткнутое сбоку и стоявшее прямо, а прическа из своих
волос с множеством брильянтов».
В этом описании сквозит восторг девочки из небогатой семьи, пораженной
великолепием царского двора. Она понимала, что судьба предоставила ей редкий
шанс, который никак нельзя упустить. Судьбу олицетворяла Елизавета Петровна,
а за счастье надо было платить браком с великим князем Петром Федоровичем.
Что же касается будущего мужа, то на его счет Екатерина с самого начала не
слишком обольщалась. Он явно уступал ей в духовном развитии и видел в ней не
столько девушку, сколько товарища по играм. Еще будучи в Голштинии слабый
физически и нравственно, Петр Федорович  был  воспитан гофмаршалом Брюмером,
который был скорее солдат, чем педагог,  "более конюх,  чем воспитатель" (по
словам С. Платонова). Молодого  принца  учили много,  но так неумело,  что он
получил полное отвращение к наукам:  латынь, например, ему надоела так, что
позднее в Петербурге  он  запретил  помещать  латинские книги в свою
библиотеку. Учили его к тому же,  готовя главным образом к занятию шведского
престола, и, следовательно,  воспитывали в духе лютеранской религии и
шведского патриотизма - а последний в то время выражался,  между прочим,  в
ненависти к России.
Чтобы исправить положение в Петербурге к будущему императору были срочно
приставлены опытные учителя, а обязанности воспитателя Елизавета Петровна
возложила на академика Штелина. Отмечая способности и превосходную память
Петра, Штелин позднее вспоминал, что гуманитарные науки наследника особенно
не интересовали, а любимейшими предметами были фортификация и артиллерийское
дело.  И хотя,  по словам Штелина, уже к концу 1743 г.  Петр твердо знал
основания русской истории и мог  перечислить всех государей России от Рюрика
до Петра Великого,  новый воспитатель не смог внушить ему любви к  его
новому  отечеству,  где  он всегда чувствовал себя чужим. По всей видимости
ощущение двойственности происхождения  (русский по  матери и немец по отцу)
порождало у Петра Федоровича некий комплекс двойного самосознания.  "Все же,
если он и ощущал себя в значительной степени немцем,  - пишет А.С. Мыльников,
- то - немцем на русской службе". Недостаточно образованный, слабовольный
Петр, конечно, не мог самостоятельно охватить интересов огромной страны,  да
имел к тому  мало охоты. Правительство Петра III задумывалось над мерами по
поднятию боеспособности армии и флота.  Император предпринимает шаги по
укреплению  воинской дисциплины  в гвардейских частях.  Его отношение к
гвардейцам было негативным:  он называл их "янычарами",  неспособными ни к
труду, ни воинской службе и считал опасными для правительства.  Петр не
скрывал своего намерения в будущем упразднить гвардейские полки  вовсе,  а
для начала  послать их воевать с Данией,  чтобы отобрать у нее Шлезвиг для
своей любимой Голштинии.  Армия спешно перестраивалась на прусский лад,
вводилась новая форма, менялись названия полков. Старшим командирам, вплоть
до отвыкшего от этого генералитета,  предписывалось  лично проводить строевые
учения. Все это не могло не породить оппозиции Петру III в офицерской среде,
прежде всего среди гвардейцев.  Недовольно было и духовенство,  и часть
знати,  шокированной некоторыми выходками императора, пренебрежением
правилами придворного этикета.
Недовольством именно  этих  кругов  и  воспользовалась  Екатерина Алексеевна,
которая по ее собственным словам была равнодушна ко многому,  но не к
императорской короне. В заговоре  активную  роль  играли гвардейцы братья
Орловы,  П. Пассек, С. Бредихин, братья Рославлевы, малороссийский гетман и
президент Академии наук,  командир Измайловского полка  граф  Разумовский и
др.  В общей сложности,  через участвовавших в заговоре офицеров,  Екатерина
могла  рассчитывать  на поддержку примерно 10 тыс. гвардейцев. На 29  июня,
в  день первоверховенных апостолов Петра и Павла по православному календарю,
Петр Федорович,  который уже несколько  дней прибывал в Ораниенбауме,
назначил свои именины в Петергофе, где его и должна была ожидать жена. Но
ночью 28-го, за несколько часов до его прибытия туда,  Екатерина уехала в
столицу.  Опираясь на гвардейские полки, она провозгласила себя самодержицей,
а своего супруга низложенным.  Петра III  эти  события застали врасплох.  Он
час за часом упускал время и, в конце концов, упустил все. Утром 29-го
преданные императрице войска окружили Петергофский  дворец  и император,
оказавшейся в плену у собственной жены,  безропотно подписал составленный
загодя екатерининскими вельможами  манифест  об  отречении.  "...Он позволил
свергнуть себя с престола как ребенок,  которого посылают спать" - заметит по
этому поводу впоследствии  прусский король Фридрих II.
Низложенного императора доставили в Ропшу под тщательное наблюдение
Ф.Барятинского, А.Орлова, П.Пассека и пр. Охранники угадали тайное желание
императрицы - 6 июля 1762 г. внука Великого Петра не стало.
Путь Екатерины к трону не был легок. В течение многих лет, еще до того, как
сама мысль о возможности царствовать самостоятельно родилась в ее голове, она
упорно и методично старалась завоевать симпатии своих будущих подданных.
Впоследствии в своих мемуарах она призналась:
“Вот рассуждение, или, вернее, заключение, которое я сделала, как только
увидала, что твердо основалась в России, и которое я никогда не теряла из
виду ни на минуту:
1.       нравиться великому князю,
2.       нравиться императрице,
3.       нравиться народу.
Я хотела бы выполнить все три пункта, и если мне это не удалось, то либо
(желанные) предметы не были расположены к тому, чтоб это было, или же
Привидению это не было угодно, ибо поистине я ничем не пренебрегла, чтобы
этого достичь: угодливость, покорность, уважение, желание нравиться, желание
поступать, как следует, искренняя привязанность - все с моей стороны
постоянно к тому было употребляемо с 1744 по 1761 г. Признаюсь, что когда я
теряла надежду на успех в первом пункте, я удваивала усилия, чтобы выполнить
два последних; мне казалось, что не раз я успевала во втором, а третий удался
мне во всем объёме, без всякого ограничения каким-либо временем, и,
следовательно, я думаю, что довольно хорошо исполнила свою задачу”.
Екатерина Алексеевна оказалась на русском престоле не имея на  то никаких
прав.  Она, по словам В.О.Ключевского, "совершила двойной захват: отняла
власть у мужа и не передала ее сыну, естественному наследнику отца".
Свержение  Петра III явилось полнейшей неожиданностью для подданных, далеких
от придворных интриг.  Когда в Москве  был  получен манифест о  восшествии
Екатерины II на трон и губернатор,  огласив его перед военным гарнизоном и
жителями города, выкликнул здравицу в честь новой самодержицы, она повисла в
тишине: солдаты и народ молчали. Пошли слухи о Екатерине как царице "ложной",
фактически - самозванной. В северной столице  наблюдался  рост  настроений  в
пользу томившегося в Шлиссельбургской крепости Иоанна Антоновича, вплоть до
возможного бракосочетания с ним новой императрицы.
Будучи от природы женщиной одаренной,  обладавшей упорной волей и редким
умением  понимать людей и влиять на них,  Екатерина II сравнительно быстро
овладела положением.  В манифестах от 28 июня и  6  июля она  постаралась
обосновать свои действия,  оправдывая их "опасностью всему Российскому
государству", проистекавшей от изменнической политики Петра III,  волей "всех
наших верноподданных" и самого Бога. Екатерина всячески подчеркивала свою
приверженность к новой родине, ее языку  обычаям  и вере.  Она ходила из
Москвы пешком на богомолье к Троице-Сергеевой лавре, в Ростов на поклонение
мощам святого Дм. Ростовского, ездила в Киев и поклонялась печорским
угодникам.
                  «Просвещенный абсолютизм» Екатерины II                  
Характер Екатерины, ее стремления, духовные запросы и потребности с самого
начала были иными, чем у ее мужа, человека глупого и распутного. За 17 лет,
прошедшие с приезда в Россию до восшествия на престол, она постаралась
получше узнать страну, ее историю, традиции и обычаи. Довольно рано Екатерина
пристрастилась к чтению и вскоре от французских романов перешла к трудам
философов - просветителей - тех, кто были в то время властителями дум
образованной Европы. Читала она и труды по истории Англии, Франции, Германии,
сочинения известных юристов и экономистов. Впоследствии, уже став
императрицей, она и сама занялась сочинительством. Ее перу принадлежат пьесы,
статьи, сказки, мемуары, работы по истории, языкознанию. И это помимо
разнообразной переписки, которую на протяжении многих лет она вела с
многочисленными русскими и иностранными корреспондентами, а также работы над
законопроектами, лишь часть которых ей удалось реализовать. Среди русских
самодержцев Екатерина II выделяется своей образованностью, умом, духовными и
интеллектуальными запросами. Пример императрицы имел благотворное влияние на
русское общество второй половины XVIII в., на развитие русской литературы,
науки, журналистики.
Увлекаясь “возвышенными” идеями, Екатерина никогда не пренебрегала
реальностью, вполне земными интересами. Ради сохранения власти она готова
была жертвовать любыми принципами и философскими идеями. При этом за годы
пребывания на вторых ролях она стала опытным царедворцем, хорошо разбиралась
в людях, знала психологию, умело использовала их достоинства и недостатки,
научилась угождать. Нравиться. Многие мемуаристы отмечали, что Екатерина была
прекрасной собеседницей, умела выслушивать и воспринимать чужие идеи,
приспосабливая их для своих нужд.
С историей царствования Екатерины II связаны имена целой плеяды блестящих
государственных деятелей, таких, как А.Г.Орлов, А.А.Вяземский, Н.И.Панин,
А.Р.Воронцов, Г.А.Потемкин, А.А.Безбородко, И.И.Бецкой и др. В это время
прославились своим военным искусством А.В.Суворов, П.А.Румянцев, Ф.Ф.Ушаков,
Г.А.Спиридов. Но и они все были, прежде всего, послушными слугами
императрицы, никогда и ни с кем не делившей власти. Постоянно занимаясь
государственными делами, каждодневно решая множество мелких и крупных
вопросов, увлекаясь сочинительством, чтением, перепиской, Екатерина была
настоящей труженицей. Вот как она сама описывает свой рабочий день в письме к
одному из корреспондентов в 1774 г.:  “ Здоровье мое меня нисколько не
тревожит, я встаю самое позднее в 6 часов и сижу до 11 в моем кабинете, куда
ко мне приходит не тот, кто у меня в милости, но кому по его званию есть до
меня дело, и часто приходят лица, которых я еле знаю по имени. Кто у меня в
милости, тех я приучила уходить, если дело до их не касается. После обеда нет
ничего, а вечером я вижусь с (теми), кому охота придти, и отправляюсь спать
самое позднее в половине одиннадцатого”.
В письме заметны очевидное самолюбование и похвальба, однако, многочисленные
источники подтверждают, что распорядок дня императрицы действительно был
таким, как она его описывает.
Ко времени вступления на российский престол Екатерина была хорошо знакома с
новейшими достижениями европейской философской, политической и экономической
мысли, на основе которых у нее сложилось определенное представление о том,
что необходимо сделать для процветания государства. В соединении со знанием
российской действительности эти представления повлияли на формирование
политической программы императрицы. Некоторые частные положения этой
программы, а также способы ее реализации со временем корректировались, но
основные цели и идеи оставались неизменными. Просвещения, то и сам этот
период русской истории получил в литературе название “просвещенного
абсолютизма”. Смысл которого заключался в использование абсолютной власти
для осуществления преобразований, основанных на идеях Просвещения.
Для многих авторов проблема, прежде всего в том, что провозглашенные
Екатериной идеалы, как часто кажется, невозможно совместить с крепостнической
действительностью России второй половины XVIII в. Создается впечатление, что
разговоры о просвещении и либеральная фразеология, которой пользовалась
императрица, были лишь своего рода дымовой завесой, за которой Екатерина
скрывала свое тщеславие, властолюбие и реакционные, в сущности, взгляды.
Прежде всего, Екатерина считала себя наследницей и продолжательницей дела
Петра Великого, с которым всю жизнь как бы соревновалась во славе. Вместе с
тем к  современной ей Европе императрица относилась достаточно критично и
вовсе не считала необходимым заимствовать у Запада все подряд. Более того,
став с годами истинной патриоткой, она была убеждена, что Европе следует во
многом брать пример с России. Отрицательно относилась Екатерина и к тем
проявлениям жестокости и поспешности, с которыми Петр I осуществлял свои
преобразования. Для нее же одним из важнейших принципов был принцип
постепенности.
Свои собственные “правила управления” Екатерина II сформулировала следующим
образом: “Если государственный человек ошибается, если он рассуждает плохо,
или принимает ошибочные меры, целый народ испытывает пагубные следствия
этого.
Нужно часто себя спрашивать: справедливо ли это начинание? - полезно ли?
Пять предметов
Нужно просвещать нацию, которой должен управлять.
Нужно ввести добрый порядок в государстве, поддерживать общество и заставить
его соблюдать законы.
Нужно учредить в государстве хорошую и точную полицию.
Нужно способствовать расцвету государства и сделать его изобильным.
Нужно сделать государство грозным в самом себе и внушающим уважение соседям.
Каждый гражданин должен быть воспитан в сознании долга своего перед Высшим
Существом, перед собой, перед обществом и нужно ему преподать некоторые
искусства, без которых он почти не может обойтись в повседневной жизни”.
Вступив на престол, Екатерина не тотчас начала исполнять свои замыслы, а
постаралась сперва поближе познакомиться с состоянием государственных дел.
Для решения ряда насущных проблем она создала несколько комиссий, состоявших
из высших сановников, которым было поручено, изучив положение дел,
представить императрице свои предложения. Этим Екатерина как бы давала
возможность подданным самим выразить свои пожелания. Однако решение некоторых
проблем откладывать было нельзя, и уже в первые годы царствования Екатерины
II, которые в целом прошли в подготовке реформ, было осуществлено несколько
важных преобразований. Первое из них коснулось центральных органов управления
страной. Это была сенатская реформа 1763г.
Сенат, созданный Петром I как учреждение с законодательными, судебными и
контрольными функциями, ко времени Екатерины в значительной мере утратил свое
значение в системе органов управления. Его указы исполнялись плохо, дела
решались месяцами, а то и годами, а сами сенаторы были малокомпетентны и
даже, как выяснила Екатерина, не знали, сколько городов существует в
Российской империи. Утвержденный императрицей план реорганизации Сената,
подготовленный Н.И.Паниным - одним из самых образованных и способных ее
министров, - предусматривал разделение Сената на шесть департаментов со
строго определенными функциями каждого в конкретной сфере государственного
управления. Сенат лишился своей законодательной власти, но по-прежнему
сохранял функции контроля и высшего судебного органа.
Другая важная реформа первых лет царствования Екатерины II была связана с
наследием, доставшимся ей от Петра III. Взойдя на престол, императрица
объявила об отмене секуляризации церковных земель. Однако сама проблема от
этого не разрешилась, и уже в 1762г. Была учреждена специальная комиссия для
ее решения. В течение полутора лет комиссия готовила новый вариант
секуляризационной реформы, и в феврале 1764г. Екатерина подписала
соответствующий указ, согласно которому все монастырские земли с жившими на
них крестьянами передавались в ведение специально учрежденной Коллегии
экономии. Бывшие монастырские крестьяне были названы поэтому экономическими,
а их правовое положение стало примерно таким же, как положение черносошных,
т.е. государственных крестьян. Все подати они отныне должны были платить
непосредственно государству, что было значительно легче. Около 2 миллионов
крестьян избавились от монастырской барщины, их земельные наделы увеличились,
им стало легче заниматься ремеслом и торговлей.
Другим следствием секуляризационной реформы стало изменение положения русской
православной церкви в системе государственной власти. С этого времени
государство само определяло необходимое стране число монастырей и монахов,
ибо содержало их на средства государственной казны.
Третье преобразование начала царствования Екатерины II, имевшее столь же
долговременные последствия для судеб страны и ее народов, касалось системы
управления территориями необъятной империи.  С давних пор в соответствии со
средневековой традицией земли, в разное время попадавшие под власть
московского царя, сохраняли некоторые исторически сложившиеся особенности в
управлении, а в отдельных случаях - даже элементы автономии (особые органы
власти, специфическое законодательство и административно-территориальное
деление ). Так, даже исконно русская Новгородская земля еще и в XVIIIв.
делилась не на уезды, а на исторически сложившиеся пятины. А город Смоленск и
его дворяне во время польской оккупации в первой половине XVIIв. успели
получить от короля особые привилегии, которые затем обязался соблюдать и
русский царь. Когда в результате Северной войны в состав империи вошла часть
Прибалтики, то и здесь были сохранены некоторые исторически сложившиеся
органы управления, законы и привилегии местного дворянства. По мнению
Екатерины, такое положение было нетерпимым. Она была убеждена, что вся страна
должна управляться по единым законам и принципам. Особое раздражение вызывал
статус автономии Украины. С момента ее присоединения к России в 1654г.
Формально Украина управлялась  выборным гетманом, причем практически все
гетманы, избиравшиеся после смерти Богдана Хмельницкого, были враждебно
настроены к России. Территория Украины делилась на полки и сотни, а в
управлении городов использовалось так называемое Магдебургское право,
предоставляющее гражданам значительные вольности и права. Украинские
крестьяне сохраняли право на свободный переход от одного помещика к другому,
что затрудняло для России получение с них податей в полном объеме.
В начале 1764 г. в инструкции к князю А.А. Вяземскому при назначении его
генерал-прокурором (главой) Сената Екатерина II писала: “Малая Россия,
Лифляндия и Финляндия - суть провинции, которые правятся конфирмованными им
привилегиями, нарушить оные все вдруг весьма непристойно б было, однакож и
называть их чужестранными и обходиться с ними на том же основании есть
больше, нежели ошибка, а можно назвать с достоверностью глупостью. Сии
провинции, также и Смоленскую, надлежит легчайшими способами привести к тому,
чтоб они обрусели и перестали бы глядеть как волки к  лесу... когда же в
Малороссии гетмана не будет, то должно стараться, чтоб навек и имя гетманов
исчезло”.
Осенью 1764 г. Екатерина приняла отставку последнего украинского гетмана
графа К.Г. Разумовского и назначила на Украину генерал-губернатора графа П.А.
Румянцева. В течение последующих десятилетий были постепенно ликвидированы
остатки былой казачьей вольницы, особенности административно-территориального
деления, городские свободы. В мае 1783 г. последовал указ об окончательном
запрете переходов крестьян от одного хозяина к другому, что означало
утверждение на Украине крепостнических порядков.
Для характеристики национальной политики Екатерины II необходимо упомянуть
еще об одном ее нововведении. Речь идет о приглашении в Россию немецких
колонистов. В то время привлечением иностранных специалистов широко
пользовались многие страны, но Екатерина пригласила приехать в Россию простых
крестьян, причем не на время, а навсегда. Основной целью при этом было
освоение территорий Нижнего Поволжья и Приуралья, а впоследствии Крыма и
Северного Кавказа. Характерно, что Екатерина не опасалась, будто пример
свободных немецких крестьян может оказаться вредным для русских крепостных.
Уже в середине 60-х годов XVIII в. В Россию прибыло более 30 тыс.
Переселенцев, которым были предоставлены кредиты на обзаведение, большие
земельные наделы и налоговые льготы, обеспечена свобода вероисповедания.
Вообще надо заметить, что, хотя сама Екатерина всегда была подчеркнуто
набожна и всячески демонстрировала свою приверженность православию, в
отношении других религий она проявляла веротерпимость, которая
распространялась не только на христиан (русских старообрядцев, католиков,
протестантов), но и мусульман. По-видимому, у нее не было предубеждений и
против евреев; когда во второй половине царствования в составе империи
оказалось довольно значительное еврейское население, на первых порах оно
пользовалось такими же правами, как и другие народы. Однако давление со
стороны православного духовенства и русского купечества, опасавшегося
конкуренции с еврейскими торговцами, заставило Екатерину в 1791 г. установить
печально знаменитую черту оседлости, ограничивавшую право евреев селиться на
определенных территориях.
Результаты деятельности образованных Екатериной комиссий, по всей видимости,
не удовлетворили императрицу, поскольку она убедилась, что их члены заботятся
в основном о своих узко сословных интересах. Ей пришла мысль расширить состав
тех, кому была поручена судьба реформ, путем создания законодательной
комиссии из представителей различных социальных групп и регионов страны. Это
новое  учреждение получило название Комиссии для сочинения проекта нового
Уложения, или Уложенной комиссии. Подобные комиссии существовали в России и
прежде, однако, впервые предлагалось привлечь к работе выборных депутатов,
которые к тому же должны были привезти с собой наказы своих избирателей. Сама
Екатерина также не собиралась отказываться от роли просвещенной
законодательницы. Для депутатов Комиссии она написала собственный Наказ, в
котором изложила свои представления о содержании и характере законов, которые
необходимо было разработать,
К работе над Наказом императрица приступила в самом начале 1765 г.,
постаравшись соединить в нем основные идеи Монтескье и других ведущих
философов-просветителей и правоведов того времени. Закончив работу над
Наказом, Екатерина должна была представить его лицам из своего ближайшего
окружения, ибо от них во многом зависела устойчивость ее трона. В результате
Наказ подвергся цензуре и из него были выхолощены некоторые наиболее смелые
суждения. Сохранившиеся документы позволяют утверждать, что камнем
преткновения был вопрос о крепостном праве, которое императрица считала
экономически вредным и противоречащим принципам гуманности и справедливости.
Опубликованный в июле 1767 г. Наказ состоял из 20 глав (впоследствии было
прибавлено еще две главы). Начинался он рассуждениями о необходимом характере
законов, который должен соответствовать историческим особенностям народа, для
которого они создаются. Особенностью русского народа, утверждала Екатерина,
является его принадлежность к числу европейских народов. При этом для такой
большой страны, как Россия, необходим самодержавный образ правления, ибо
всякий другой был бы губителен. Цель самодержавия - благо всех подданных.
Самодержавный государь правит в соответствии с законами, за соблюдением
которых следит Сенат. Все граждане равны перед законом, и свобода граждан
состоит в том, что они могут делать все, что разрешено законом. Законы должны
охватывать все сферы жизни государства, и поэтому специальные главы Наказа
посвящены торговле, народонаселению, воспитанию детей. Торговля и
производство, основанные на частной собственности, являются непременным
условием благополучия государства. Зависит оно и от правильного воспитания
граждан - воспитания в духе законов и нравственных идеалов христианства.
В качестве одной из важнейших задач Уложенной комиссии выдвигалась разработка
законов об отдельных сословиях. Поэтому специальные главы Наказа посвящены
дворянству и “среднему роду людей” (так Екатерина называла третье сословие).
При этом императрица сознавала, что дворянство в законы, в то время как
третье сословие этими законами и нужно создавать. Глава о крестьянстве в
Наказе отсутствовала, и не известно, была ли она изначально.
Большой раздел документа был посвящен понятиям преступления, следствия, суда
и наказания. Законы, утверждала Екатерина, создаются не для устрашения, а для
воспитания граждан. Во время следствия недопустима пытка, нет нужды и в
смертной казни. Такого наказания  заслуживают лишь преступники, угрожающие
самим основам существования государства, его спокойствию и благополучию.
Государство же, живущее в условиях внутренней и внешней стабильности, может
защитить себя и не лишая своих граждан жизни.
Таково основное содержание Наказа - одного из важнейших документов
екатерининского царствования. Надо, однако, принять во внимание, что Наказ
был всего лишь инструкцией для депутатов Уложенной комиссии: это им
поручалось выработать законы, основанные на сформулированных императрицей
принципах, и воплотить эти законы.
Но уже вскоре после начала заседаний Уложенной комиссии выяснилось, что ее
депутаты плохо подготовлены к законодательной деятельности. Сказывался низкий
уровень образования большинства из них, отсутствие политической культуры,
парламентского опыта, юридических знаний. Время шло месяц за месяцем, а
дискуссии в Уложенной комиссии так и не приносили никаких плодов. В декабре
1768 г. под предлогом начавшейся русско-турецкой войны разочарованная
императрица подписала указ о роспуске комиссии.
Важнейшим выводом, сделанным Екатериной из этой попытки, было представление о
глубоком консерватизме широких слоев ее подданных, а, следовательно, и о
невозможности по-настоящему радикальных реформ.
Первая половина 70-х годов была самой тревожной за всё время царствования
Екатерины II. Сперва страну потрясло известие о «чумном бунте» в Москве в
1771 г., а затем восстание под предводительством Е.И.Пугачева 1773-1774 гг.
Восстание Пугачева, повергшее в ужас дворянскую Россию, имело важные
последствия для определения дальнейшей внутренней политики Екатерины II.
Прежде всего, императрица убедилась в глубоком консерватизме и низших слоёв
населения империи. Во-вторых, стало ясно, что при всех издержках лишь
дворянство могло быть истинной опорой трона. Наконец, в-третьих, восстание
наглядно продемонстрировало глубокий кризис общества и, следовательно,
невозможность и далее откладывать реформы, которые следовало проводить
постепенно, шаг за шагом, путем медленной каждодневной работы. Уже в 1775 г.
Первым плодом реформы стал один из наиболее значительных законодательных
актов екатерининского царствования - «Учреждение для управления губерний
Всероссийской империи».
Опубликование и введение Учреждений в действие ознаменовало начало губернской
реформы, основное содержание которой было связано с реорганизацией системы
местного управления. Необходимость подобной реформы диктовалась самой логикой
развития самодержавного государства, требующей создания строго
централизованной и унифицированной системы, при которой каждая клеточка
обширной территории и каждый её обитатель находились бы под неусыпным
контролем правительства. Эти требования нужно было увязать с сословными
интересами, проявившимися в деятельности Уложенной комиссии, и, прежде всего
с интересами дворянства. При этом Екатерина не забывала и о своих планах
образования в государстве третьего сословия.
В ходе губернской реформы было введено новое административно-территориальное
устройство, по которому страна делилась на 25 губерний: позднее они были
вновь разукрупнены и к концу царствования Екатерины их стало 41. Губерния
представляла собой территорию с населением в 300-400 тыс. человек, которая
делилась на уезды, каждый с населением в 20-30 тыс. человек. Никакие
национально-исторические или экономические особенности регионов при этом
делении не учитывались.
Губернская реформа отделила судебные органы от органов исполнительной власти,
что явилось шагом вперед в реализации принципа разделения властей. Более
того, впервые в русской судебной практике уголовное судопроизводство было
отделено от гражданского. Вместе с тем в организации суда сохранился
сословный принцип, т.е. лица, принадлежавшие к разным сословиям судились в
разных судах, где судьями были представители тех же сословий. Разделение
властей также было неполным, ибо за губернатором было оставлено право
бороться с судебной волокитой и даже разрешалось приостанавливать судебные
решения. Совершенно новым для  России был так называемый совестный суд -
всесословный орган, сочетавший функции суда по малозначительным гражданским
делам и прокуратуры и призванный примирять спорящих, прекращать распри.
Недостатки судебной реформы 1775 г. В значительной мере объяснялись
отсутствием в России того времени профессиональных юристов, неразвитостью
права и правовой мысли в целом.
В соответствии с Учреждениями 1775 г. На местах создавались приказы
общественного призрения - первые в России специальные учреждения с
социальными функциями. Они должны были следить за созданием народных школ,
сиротских домов, больниц и т.д.. При этом с характерной для законодательства
XVIII в. дотошностью законом предписывалось, чему и как учить детей, как
содержать больничные и школьные помещения.
Ряд должностей в новых органах управления Учреждения передавали в руки
выборных представителей местного дворянства. Таким образом, с одной стороны,
государству удавалось заместить должности, которые в ином случае могли бы
остаться вакантными, а с другой - выполнить пожелания дворянства о передаче
им власти на местах. Однако на практике самостоятельность местных органов
оказалась мнимой, ибо, будучи избран на должность в местном учреждении,
дворянин вновь превращался в простого государственного чиновника, получающего
жалование от государства.
Учреждения 1775 г. были сложным, многоаспектным и противоречивым документом,
ибо в нем рассматривались разнообразные стороны жизни общества и
государственного управления. В целом же документ этот остался в рамках той
политической программы, которую Екатерина наметила еще в самом начале своего
царствования. В русле этой программы находились и мероприятия в экономической
области.
Императрица отлично сознавала, что мощная индустрия и процветающая торговля -
непременное условие успешного осуществления любого замысла и внутри страны и
вне ее. В основе развития промышленности и торговли, считала она, должен
лежать принцип свободного предпринимательства, базирующегося на частной
собственности. Развитие и внедрение этого принципа в российскую жизнь
проводилось постепенно. Уже в 1760-е годы были ликвидированы монополии в
некоторых отраслях, упростился порядок организации новых предприятий, их
регистрации и  т.д.. В 1775 г. были введены льготы для купцов первой, второй
и третьей гильдий, а одновременно увеличен имущественный ценз для записи в
них, т.е. право на запись в купеческую гильдию получали лишь наиболее
богатые, кто был в состоянии «объявить» определенный капитал. По мысли
законодательницы это должно было стимулировать предпринимателей к более
активной деятельности в том же году было введено право открывать промышленные
предприятия без какого-либо специального разрешения правительственный
органов. В 1780  г. специальным указом была закреплена частная собственность
на владение фабриками и заводами. Все эти меры благотворно сказались на
развитии промышленности, в особенности легкой - шелкоткацкой, суконной,
кожевенной, галантерейной и др. Иначе обстояло дело в тяжелой промышленности.
Темпы развития этой отрасли были слишком низкими, оборот капиталов слишком
медленным, и отставание России от ведущих европейских стран становилось всё
большим, хотя на Урале и строились новые металлургические заводы, запускались
новые домны. Важнейшая причина отставания была связана с тем, что на
металлургических заводах Урала использовался главным образом труд крепостных
или так называемых приписных крестьян, которые не были заинтересованы в
продуктивной работе.
В области внешней торговли были отменены монополии отдельных торговых
компаний, заключались международные конвенции об охране торгового
мореходства, в зарубежных морских портах открылись российские консульства.
Среди экспортируемых Россией товаров всё большее место стали занимать
продукты промышленного производства - чугун, сукна, парусное полотно. В1763
г. был отменен запрет на продажу загранице хлеба. Наряду с этим
экспортировались и традиционные для России лес, меха, пенька. Всё это было
или просто сырьем, или полуфабрикатами. Ввозились же в Россию товары,
непосредственно используемые человеком: вина, мебель, ювелирные изделия,
посуда, ткани, предметы искусства и пр. Именно в это время, как считают
некоторые историки, Россия становится европейским поставщиком сырья.
Существенные изменения произошли в финансовой политике страны. Государству
постоянно  не хватало денег, и оно вынуждено было искать различные способы их
добывания. Сперва стали переплавлять серебряные и медные деньги, чеканя из
них монеты с более низким содержанием драгоценных металлов. В 1769 г. в
России впервые стали печатать бумажные деньги - ассигнации, но
распространение их на первых парах было нелегким: население с трудом
соглашалось принимать бумажные деньги вместо «настоящих», а государство
печатало так много ассигнаций, что их стоимость падала и излишние деньги
приходилось сжигать.
В 60-е годы 18 в. довольно быстро начало развиваться банковское дело, хотя
оно полностью находилось в руках государства. В 1769 г. были открыты
дворянский и коммерческий банки (последний выдавал ссуду купечеству). С 1770
г. банки стали принимать деньги на хранение. В 1772 г. в стране открылись и
первые ссудные и сохранные кассы краткосрочного кредита. Наконец в 1786 г. на
базе ранее существовавших банков был создан единый Государственный заёмный
банк. Возможность получения кредитов благотворно сказалось на развитии
торговли и предпринимательской деятельности. Первые кредиты получило в
царствование Екатерины II и само государство: в 1769 г. заём в Амстердаме, а
на следующий год еще один в Генуе. На погашение внешних займов шло до пяти
процентов государственного бюджета, что было в то время обычным явлением.
Таким же обычным явлением был и дефицит бюджета, т.е. превышение расходов над
доходами, причем, несмотря на все нововведения, дефицит был постоянным и всё
время увеличивался.
В меньшей мере изменения коснулись сельского хозяйства, развитие которого
носило в основном экстенсивный характер, т.е. шло главным образом за счет
освоения новых территорий, а сельскохозяйственная техника, методы
хозяйствования и, следовательно, производительность труда оставались
практически неизменными. Правда, в это время появляются и первые энтузиасты
научного земледелия, чему правительство всячески способствовало в 1765 г.
было создано Вольное экономическое общество для распространения научных
знаний в области хозяйствования и прежде всего в агрономии. Издававшийся
общество «Труды» были не менее популярны у читающей публики, чем сочинения
французских просветителей. Всё это, однако, не привело к серьёзным сдвигам в
сельском хозяйстве, да и не могло привести, покуда в основе
сельскохозяйственного производства лежал труб крепостных.
В целом, несмотря на все сложности и недостатки, российская экономика второй
половины 18 в. развивалась вполне успешно. Правительственные указы,
направленные на стимулирование производства и торговли на принципах
свободного предпринимательства, как бы открыли последние шлюзы, дав
возможность до конца использовать потенциал феодально-крепостнического
государства. Однако этого потенциала могло хватить лишь ненадолго, так как на
пути нормального развития страны непреодолимой преградой стояло
крепостничество. Каково же было отношение императрицы к крепостному праву и
что происходило в этой сфере во время её царствования?
В своих мемуарах Екатерина высказывалась по этому весьма однозначно:
«Предрасположение к деспотизму.. прививается с самого раннего возраста к
детям, которые видят, с какой жестокостью их родители обращаются со своими
слугами, ведь нет дома, в котором не было бы железных ошейников, цепей и
разных других инструментов для пытки при малейшей провинности тех, кого
природа поместила в этот несчастный класс, которому нельзя разбить свои цепи
без преступления. Едва посмеешь сказать, что они такие же люди, как мы, и
даже когда я сама это говорю, я рискую тем, что в меня станут бросать
каменьями; чего я только не выстрадала от такого безрассудного и жестокого
общества, когда в комиссии для составления нового Уложения стали обсуждать
некоторые вопросы, относящиеся к этому предмету, и когда невежественные
дворяне число которых было неизмеримо больше, чем я когда-либо могла
предполагать, ибо слишком высоко оценивала тех, которые меня ежедневно
окружали, стали догадываться, что эти вопросы могут привести к некоторому
улучшению в настоящем положении земледельцев...»
В другом документы, написанном рукой императрицы читаем:
«Великий двигатель земледелия - свобода и собственность. Когда каждый
крестьянин будет уверен, что то, что принадлежит ему, не принадлежит другому,
он будет улучшать это. Государственные налоги ему не тяжелы, ввиду того, что
они очень умеренны, если государство вовсе не нуждается в увеличении доходов,
земледельцы могут располагаться как им удобно, лишь бы они имели свободу и
собственность».
Екатерина была недалека от истины, когда говорила, что её могут побить
камнями при малейшей попытки поднять вопрос об отмене крепостного права. В
защите своей главной привилегии, составлявшей основу его экономического
благосостояния, дворянство, ставшее к этому времени серьёзной политической
силой, было готово идти до конца, и императрица могла легко лишиться трона.
Однако не следует думать, что взгляды Екатерины II носили однозначно
крепостнический характер. Отрицание императрицей крепостничества, как явления
антигуманного, противоречащего основным принципам Просвещения и вредного с
экономической точки зрения, соединялись с представлением, с одной стороны, с
духовной неразвитости народа и необходимости его просвещать, а с другой о
довольно благостных в целом взаимоотношениях крестьян и их хозяев. Подобный
взгляд был характерен не только для императрицы, но и для многих просвещенных
людей этого времени. Так, например, Е.Р.Дашкова в беседе с Дени Дидро
объясняла ему, что народ напоминает ей слепца, живущего на вершине скалы и не
ведающего об этом. Внезапно прозрев, он станет глубоко несчастен:
«Просвещение ведет к свободе, свобода же без просвещения породила бы только
анархию и беспорядок. Когда низшие классы моих соотечественников будут
просвещены, тогда они будут достойны свободы, так как они тогда только сумеют
воспользоваться ею без ущерба для своих сограждан и, не разрушая порядка и
отношений, неизбежных при всяком образе правления».
Итак, бороться с крепостниками открыто Екатерина не могла, хотя определенные
планы в отношении изменения положения крестьянства у нее были. Между тем само
явление крепостничества, как всякое явление общественно-политической жизни,
не могло, естественно, оставаться неизменным, но менялось оно в сторону
усиления эксплуатации крестьян и ухудшения их положения. Образ жизни русского
дворянства этого времени требовал все больше денег, получить которые можно
было только от крестьян, и в результате объем их повинностей в течение ХVIII
в. вырос в 12 раз.
Главным замыслом Екатерины было создание законодательства о сословиях. 21
апреля 1785 г. она издала сразу два обширных документа, которые в
исторической литературе принято именовать Жалованными грамотами дворянству и
городам. Первый из этих документов законодательно оформлял все права и
привилегии дворянства, которых оно добивалось на протяжении столетий.
Утвержденные грамотой 1785 г. сословные привилегии окончательно отделили
дворянство от всех прочих слоев русского общества, упрочив господствующее
положение этого сословия.
Совершенно иной характер носила Жалованная грамота городам. Прежде всего,
адресована она была не какому-то определенному сословию и в ней
рассматривались не только личные и сословные права городского населения, но и
вопросы организаций и деятельности купеческих гильдий, ремесленных цехов и
органов городского самоуправления.
Таково основное содержание двух жалованных грамот 1785 г. Понятно, однако,
что завершить реализацию своей программы по созданию в России сословий
Екатерина не могла, минуя самое многочисленное сословие - крестьян. Документы
свидетельствуют, что был заготовлен проект жалованной грамоты и крестьянам,
но он не был утвержден. Адресована грамота была не всем крестьянам, а лишь
государственным, которые именовались в ней « свободными сельскими жителями» и
наделялись правами, сходными с правами горожан. Согласно проекту грамоты, в
деревнях должна была появиться новая система управления - сельский старшина,
староста и «управительских дел горница», сходная по функциям с губернским
дворянским собранием и градским обществом. Как и другие сословия, крестьяне
делились на шесть категорий, причем первые две освобождались от телесных
наказаний.
Рассматривая все три грамоты, современный американский историк Дэвид Гриффитс
пришел к выводу, что в совокупности они образуют « конституцию в
дореволюционном значении этого слова», имея в виду, что первоначально, до
Французской революции 1789 г., слово « конституция» означало в целом способ
устройства, организации чего-либо. Целостное рассмотрение грамот, с точки
зрения Д. Гриффитса, «обнаруживает и целостную политическую программу,
отражающую ясные и взаимосвязанные представления императрицы о форме
общественного устройства. Это не либеральные и не консервативные
представления, не про - и не антидворянские. Это характерные для начала
Нового времени представления о хорошо регулируемом обществе сословной
структурой».
Однако, как уже сказано, третья грамота так и не была издана. Причины этого
ясны: сопротивление дворянства, которое Екатерина была не в состоянии
преодолеть. В этих условиях императрица реализовала поставленную ею цель в
той мере, в какой это вообще было возможно без опасения вызвать серьезные
социальные потрясения, и с этой точки зрения ее реформы нужно признать
удавшимися. Именно с екатерининского времени, по мнению историков, можно
говорить о появлении в России полноценных сословий. Но сама императрица и
после 1785 г. продолжала работать над законодательством и, как
свидетельствуют сохранившиеся архивные документы, не оставила идеи создания
сословного строя в полном объеме. Так, она намеревалась учредить особый орган
с функциями верховного суда, состоящий из выборных представителей трех
сословий: дворян, мещан и крестьян. Сохранились также ее разработки в области
семейного, имущественного, уголовного права. На 1797 г. была намечена новая
реформа Сената. Среди проектов можно встретить и размышления о путях
ликвидации крепостного права. Так, в одной из записок читаем:
«...вот удобный способ: поставить, что как только отныне кто- нибудь будет
продавать землю, все крепостные будут объявлены свободными с момента покупки
ее новым владельцем, а в течение сотни лет все или по крайней мере большая
часть земель меняют хозяев, и вот народ свободен».
Как видим, Екатерина не надеялась на скорое освобождение крестьян, да и
вообще считала «резкий переворот» вредным. По другим сведениям, она готовила
указ, который объявлял свободными всех детей крепостных, родившихся после
1785 г. впрочем, все это были лишь проекты. Реальные же реформы казались не
только сферы внутреннего управления, сословной организации и экономики. Среди
важнейших следует назвать реформу образования.
Будучи прилежной ученицей философов-просветителей, Екатерина понимала, что
успех любых социальных преобразований зависит от уровня просвещенности
народа, от его способности воспринимать новое.
В 1782 г. по указу Екатерины была создана Комиссия об учреждении училищ, в
составе которых работал специально приглашенный из Австрии известный педагог
В.И.Янкович де Мириево. Комиссия разработала план создания двухклассных
училищ в уездах и четырехклассных в губернских городах. В их программы были
включены математика, история, география, физика, архитектура, русский и
иностранный языки. Были изданы ряд пособий для учителей, инструкции,
учебники.
В результате всех этих мер в Росси впервые возникла единообразная система
учебных заведений с общей методикой преподавания и организации учебного
процесса, основанного на классно-урочном обучении. Народные училища были
бессословными, но существовали они лишь в городах и это практически закрывало
доступ к обучению в них крестьянских детей.
В начале упоминалось о том, что пример императрицы, увлекавшейся чтением и
сочинительством, имел благотворное влияние и на развитие русской культуры.
Это был тот короткий период, в течение которого существовал своего рода союз
государства и культуры, когда культура остро нуждалась в поддержке
государства.
Огромной заслугой Екатерины является подъем культурной жизни в стране. Она
плохо разбиралась в изобразительном искусстве, но при ней возникла
внушительная основа коллекций сегодняшнего Эрмитажа: ее агенты-искусствоведы
разъезжали по обедневшим дворам европейских правителей и владетельных особ,
покупая шедевры и целые коллекции для северной Семирамиды, как называли
Екатерину французские просветители. Императрица, мягко выражаясь, не очень-то
чувствовала музыкальную гармонию, но при ней в Петербурге получила постоянную
“прописку” оперная труппа итальянцев, а опера “Севильский цирюльник”
Паизиелло впервые в 1782 году исполнялась в концертном зале Эрмитажа, После
своей первой поездки по России в шестьдесят шестом году Екатерина, когда ей
довелось увидеть и услышать пение приветственных кантов, народные мелодии и
пляски, обратила внимание на воспитание отечественной музыкальной смены. И
это выразилось в конкретной поддержке музыкантов-россиян через дирекцию
императорских театров.
Эпоха Екатерины II - это время расцвета русской архитектуры. В это время жили
и творили архитекторы Р. П. Никитин, Ю.М.Фельтен, Ж.Б.Валлен-ДЕламот,
И.Е.Старов, В.И.Баженов.
Особая заслуга принадлежит императрице в развитии русской журналистики,
расцвет которой пришелся на 60-70-е годы 18 в. В 1769 г. императрица основала
сатирический журнал “Всякая всячина”, официальным редактором которого был ее
статс-секретарь Г.В.Козицкий. Это издание было необходимо Екатерине, чтобы
иметь возможность высказать свою точку зрения на общественно значимые
проблемы. В журнале она опубликовала несколько статей, в которых в
иносказательной форме объяснила причины неудачи Уложенной комиссии.
                             Внешняя политика                             
Планы Екатерины II во внешней политике были столь же грандиозны как и во
внутренней. Ко времени Екатерины задачи России состояли в том, чтобы взять у
Турции Крым и северные берега Черного моря, иначе говоря, достигнуть на юге
естественных географических границ империи. По отношению к Польше задачи
России состояли в том, чтобы освободить православно-русское население Польши
от католическо-польского владычества, т.е. взять у Польши старорусские земли
и достигнуть с этой стороны этнографических границ русской народности.
Екатерина счастливо исполнила все это: Россия при ней завоевала Крым и берега
Черного моря и присоединила от Польши все русские области, кроме Галиции. В
этом заключались важнейшие результаты внешней политики Екатерины, увеличившей
народонаселение империи на 12 млн. душ; но этим не исчерпывалось ее
содержание.
Вступая на престол, Екатерина застала конец Семилетней войны в Европе, а в
России - охлаждение к Австрии и сближение с Пруссией, наконец, приготовление
к войне с Данией, сделанные Петром III. Прекратив их и сохранив нейтралитет в
Семилетней войне, Екатерина уничтожила прусское влияние при русском дворе и
постаралась поставить себя вне всяких союзов и дипломатических обязательств.
Она хотела мира, чтобы упрочить свое положение, и избегала обязательств,
чтобы развязать себе руки относительно, Польши, где ожидали смерти Августа
III и где следовало посадить удобного для России короля. Между тем
европейские дворы искали союза с Россией, чтобы с ее помощью получить
выгодные условия мира при окончании Семилетней войны, и потому, Екатерине
нужно было большое искусство и немало труда, чтобы от всех отделаться и
никого не обидеть. “Со всеми государями Европы я веду себя, как искусная
кокетка”, - говорила сама о себе Екатерина. В сущности, ей не удалось
достигнуть своей цели. Положение дел заставило Екатерину связать себя союзом
с Пруссией, воевать в Польше и принять войну с Турцией, объявленную
вследствие интриг Франции. Это были главнейшие внешние события первой
половины царствования Екатерины. Все они находились в зависимости одно от
другого и от внешнего положения дел в Европе. На первый взгляд, в них много
случайного. Но Екатерина не руководилась только случайностями и мимолетными
соображениями. С первых же лет ее политики у нее явилась известная
политическая система, и, отзываясь на ту или другую политическую случайность,
она сообразовалась с требованиями своей системы. Эта система родилась в
голове русского дипломата-немца Корфа, была разработана Паниным и принята
Екатериной. Система была известна под своеобразным названием “Северного
аккорда” и по содержанию была большой утопией. Корф и Панин желали “на севере
составить знатный и сильный союз держав” из России, Пруссии, Польши, Англии и
др. Северных государств и с целями мира противопоставить его французско-
австрийскому союзу. Невозможно было ждать, чтобы все северные государства,
имевшие между собой много счетов и неудовольствий, могли сблизиться в прочный
союз. Однако идея “Северного аккорда” была причиной разрыва традиционного
союза России с Австрией, державшегося со времени Петра Великого. В 1764 г.
Россия вступила в союз с врагом Австрии, Фридрихом Прусским, для совместных
действий в Польше.
Мы не станем останавливаться на внешних подробностях военных и политических
событий времени Екатерины, весьма известных. Относительно первого раздела
Польши, заметим лишь, что в тех религиозных и политических смутах, какие
начались в Польше со смертью Августа III и вступлением на престол Августа IV
(Понятовского), Россия была заинтересована более других соседей Польши,
потому что ей приходилось одновременно защищать двоякого рода интересы:
политические и религиозно-национальные. Как европейская держава, соседняя с
Польшей, Россия не желала никаких перемен в Польше и договором 1768 г.
гарантировала польскому королю неизменяемость политического строя Польши. Но
как государство православное, Россия годом раньше добилась важной реформы в
польском государственном строе: всех политических прав для лиц, не
исповедывающих католицизм. Двойственность интересов создавала таким образом
двойственность политики: защищая православие в Польше, Россия в то же время
гарантировала неприкосновенность прав польских панов на православных
крестьян. Одновременно с этим настойчивое вмешательство России в польскую
жизнь создавало другое неудобство - боязнь чрезмерного усиления России.
Франция, действовавшая против России прямо в самой Польше, действовала и
посредством Турции: она подбила Турцию на войну, и с 1769 г. силы России
поделились между двумя врагами.
Обе войны затянулись, но закончились успешно для России, не смотря на то, что
польским конфедератам помогали Франция и Саксония, а Турции хотела помочь
Австрия. Силы конфедерации были уничтожены, движение затихло и, пользуясь
удобной минутой, Фридрих Прусский пустил в ход излюбленную свою мысль о
разделе Польши между ее соседями: Россией, Пруссией и Австрией. Мысль эта
была стара; с планами раздела был знаком еще Петр I и не сочувствовал им. Но
Екатерина согласилась на раздел потому, что была под сильным давлением
Пруссии и Австрии, не могла им дать отпор, находясь в войне с Турцией. Вслед
за С.М.Соловьевым мы склонны думать, что, получив в 1772-1773 гг. Белоруссию,
Екатерина не была довольна исходом дела. Потому что чувствовала всю горечь
невольных, вынужденных уступок и союзнице своей Пруссии, и явно враждебной
Австрии.
Зато императрицу могли радовать успехи против Турок. Несмотря на ряд
политических затруднений, война со стороны России была ведена энергично.
Русский флот обошел всю Европу, явился в Архипелаге, возмутил Морею против
турок и одерживал над ними победы. Правда, он не мог, как было предположено,
пройти в черное море, ибо турки укрепили Дарданеллы; но эффект от блестящего
морского предприятия получился полный как в Турции, так и в Европе. Не менее
блестяще были победы Румянцева, перешедшего даже Дунай, и кн. Долгорукого,
занявшего весь Крым. Мир 1774 г. дал России берега Черного и Азовского морей
и сделал крымского хана независимым от Турции. Результатом этих условий
явилось присоединение в 1783 г. Крыма. Таким образом, цель была достигнута:
на юге приобретены естественные границы.
1774-м годом окончился первый, трудный и тревожный период екатерининских
войн. Сложные дипломатические комбинации, направленные против России во время
этих войн, потеряли свою остроту и опасность. Военное могущество России было
доказано и давало русской дипломатии весьма уверенный тон, высокое чувство
собственного достоинства и сознание силы представляемого ею государства. У
Екатерины и ее помощников (особенно у Г.А. Потемкина) росли грандиозные планы
завоеваний, зрел так называемый “греческий проект”. Он состоял в том, чтобы
завоевать Турцию, которая казалась уже очень слабым государством, и на ее
месте восстановить Греческую империю с русским правительством. История этого
проекта, быть может, находится в связи с древнерусскими мечтами о взятии
Царьграда и с планом турецкой войны Петра в 1711 г. Взятый же отдельно,
греческий проект представляется блестящей мечтой, но невыполнимым делом;
однако к этому делу шли приготовления: был занят Крым, колонизовался и
устраивался Черноморский край (Новая Россия), заводился черноморский флот.
Для действий против Турции Екатерина даже вступила в союз с Австрией и
оставила союз с Пруссией.
Эта перемена союза в 1787 г. и воинственные замыслы России послужили причиной
новых войн, упавших на Россию во вторую половину царствования Екатерины.
Пруссия и Англия, ее союзница, подняли Турцию на новую войну с Россией (1787-
1791) и вызвали на то же самое Швецию (1788-1790). Шведская война кончилась
ничем, от Турции Россия получила Очаков. Еще не окончились эти войны, как
Екатерина должна была вмешаться в польские дела. 3 мая 1791 г. в Польше было
провозглашено новое государственное устройство при тайном сочувствии и
участии Пруссии в этом перевороте. Но Россия, гарантировавшая
неприкосновенность старого польского устройства, немедленно послала в Польшу
войска. В 1793 г. к русским войскам присоединились прусские и произведен был
второй раздел Польши, давший России 4500 квадратных миль. Когда же в Польше
явилась попытка восстановить прежние границы, то в 1795 г. последовало
окончательное уничтожение Польского государства. По третьему разделу Россия
получила Литву и Курляндию. Этим закончилась вторая серия екатерининских
войн, Доставившая России новые завоевания. Русские земли, в течение многих
веков бывшие под властью Литвы и Польши, возвратились к России; взято было
много и лишнего. Но Червонная Русь, или Галиция, отдана была Австрии.
Таково в кратких чертах содержание внешней политики Екатерины и результаты ею
достигнутые. При постоянном воздействии западных держав, при очень сложных
политических затруднениях дипломатия Екатерины не всегда могла достигнуть
того к чему стремилась, не всегда ясно сознавала, к чему ей следует
стремиться, - словом, терпела неудачи и делала ошибки, но завершила успешным
концом вековые стремления нашего народа.
                             «Хоронят Россию»                             
В апреле 1789 г. Екатерине исполнилось шестьдесят лет. По понятиям того
времени, она была уже старухой, но почти по-прежнему бодрой и энергичной. Она
одного за другим теряла тех, кто был рядом с ней все эти годы. Им на смену
шло новое поколение молодых, честолюбивых и амбициозных. Это было поколение
дворян, выросших за время её либерального и в целом стабильного царствования.
Многие из них верили в идеалы просвещения и со свойственным молодости
максимализмом критиковали свою императрицу за излишнюю, как им казалось,
осторожность,    компромиссность  и нерешительность. В этом новом окружении
Екатерина не могла не чувствовать свой возраст и одиночество.
Неотступно преследовала её мысль о том, что случится со страной, когда власть
перейдет к Павлу. О том насколько мать и сын разошлись к этому времени в
своих взглядах на мир, свидетельствует эпизод, приводимый биографом Павлы
Н.К.Мильдером и относящийся к французской революции: «Однажды Павел Петрович
читал газеты в кабинете императрицы и выходил из себя. «Что они все там
толкуют! – воскликнул он. – Я тотчас бы все прекратил пушками». Екатерина
ответила сыну: «Вы жестокая тварь, или ты не понимаешь, что пушки не могут
воевать с идеями? Если ты так будешь царствовать, то недолго продлится твое
царствование».
Слухи о намерении лишить сына  наследства и завещать престол внуку
Александру, воспитанному в её духе, широко распространились в петербургском
обществе уже с конца 1780-х гг. Достоверно известно лишь, что план
провозгласить Александра наследником у Екатерины действительно был и она
обсуждала его с внуком. Но привести этот план в действие она могла лишь при
своей жизни и завещание, переданное Безбородко, было бы просто бесполезно. Но
и с Александром Екатерина, скорее всего, говорила об этом не как о деле
решенном, но как об одной из возможностей. Она отлично сознавала, что
подобный шаг с её стороны мог быть расценен как прямое нарушение принципов
справедливости и законности, которые она так усердно провозглашала все годы
своего царствования.
Одно из самых продолжительных в русской истории царствование Екатерины II
завершилось в ноябре 1796 г. умерла. Её похоронили в соборе Святых Петра и
Павла в Петропавловской крепости. А рядом император Павел распорядился
положить того, воспоминания о ком она всю жизнь старалась изгнать из своей
памяти, - ее несчастного мужа. По свидетельству П.А.Вяземского, « английский
министр при дворе Екатерины, присутствующий на её похоронах, сказал: «Хоронят
Россию»».
                                Заключение                                
Екатерина II искренне верила в то, что ей действительно удалось добиться
благоденствия если не всех, то, по крайней мере, большинства её подданных.
Россия при ней стала как никогда сильной и могущественной, а новые законы
должны были обеспечить всеобщее процветание. Историки назвали её царствование
временем «просвещенного абсолютизма». Но со временем в правильности такого
определения стало возникать все больше сомнений. С одной стороны, некоторые
полагают, что оно применимо не только к Екатерине, но и к некоторым из её
предшественников и преемников. Напротив, другие не уверены в том, что
политический строй России этого времени вообще можно назвать абсолютизмом.
Так чем же все-таки была для России вторая половина ХVIII в. и каково место
Екатерины в русской истории? Прежде всего, это было время внутриполитической
стабильности, одновременно это было время активного законотворчества и
серьезных реформ. Правда, много она не успела и от многого ей пришлось
отказаться по различным объективным и субъективным причинам. «Она любила
реформы, но постепенные, преобразования, но не крутые, - уже давно заметил
П.А.Вяземский – Она была ум светлый и смелый, но положительный». Реформы
Екатерины носили созидательный, а не разрушительный характер.
Особенное значение для России имели успехи внешней политики Екатерины. Россия
значительно расширила свои границы, её население выросло на несколько сотен
человек, а её положение и авторитет в мире были как никогда велики.
Эпоха Екатерины была эпохой духовного расцвета, в обществе складывались
понятия чести, личного достоинства, законности. Из этого поколения вышли
герои 1812 года и декабристы, великие писатели и художники, составляющие
гордость отечественной культуры. И немалая заслуга в этом самой императрицы,
чьи собственные духовные запросы были необыкновенно широки и которая
собственным примером побуждала подданных к занятиям журналистикой и историей,
сочинительством и архитектурой, театром и живописью.
Конечно, и при Екатерине, как и во всякое время, было немало тягот, страданий
и несправедливости. И все же этот период русской истории с гораздо большим
основанием, нежели многие другие, может именоваться периодом расцвета России.
Деяния Екатерины имели долговременное значение и во многом определили
последующую историю страны.
     Литература
Альфред Рамбо, «История древней и новой России», Смоленск, «РУСИЧ», 2001 год
Ганс фон Римша, Манфред Хельман, «Российские самодержцы. Екатерина II. Иван
IV Грозный», Ростов-на-Дону, «ФЕНИКС», 1998 год.
«История отечества», под ред. Борисова В.М., Комкова Г.Д., Березовского А.П.,
М.; Институт международного прав и экономики им. А.С. Грибоедова, 1998год
«Романовы. Исторические портреты»., под ред. Сахарова А.Н., М.; «АРМАДА» 1997год
Шишов А.В., «Век Екатерины». М.; «РИПОЛ КЛАССИК». 1997год
Яковер Л.Б., «Пособие по истории отечества». 1998 год