Каталог :: История

Доклад: Орден иезуитов

События, разыгравшиеся в Западной Европе в первой четверти XVI века, ясно
показали, насколько успела ослабеть к тому времени католическая церковь. Ее
позиции были подорваны или вовсе уничтожены не только в Германии, но и в
Англии, Швейцарии, Шотландии. Реформация имела своих сторонников в
Скандинавии, Польше, Венгрии, Франции, Италии.
Эпоха реформации показала массам верующих не только то, что феодальная
собственность без всякой божьей кары может быть отнята у церкви, но что и
«священное писание» не безупречно - об изложенных там правилах жизни,
оказалось, можно и должно спорить. Это был тяжкий удар по авторитету Библии и
католической церкви, которая исключает самую мысль о свободном толковании
«писания». Отсюда - характерные черты контрреформации. В политике она
означала феодально-католическую контрреформацию, в области идеологической -
попытку подавления и истребления передовой науки и свободной мысли, попытку
восстановления «святости» Библии в ее католическом истолковании, а вместе с
тем, попытку полной реабилитации феодализма и папской церкви.
Чтобы решить такие обширные политические и идеологические задачи, требовались
новые силы, специально подобранные и обученные. В этом отношении папство не
могло уверенно опереться на прежние монашеские ордена. Они, во-первых, были
плохо приспособлены к столь «высокой» политике, а во-вторых, своим
невежеством, алчностью и прочими неблаговидными качествами давно успели
осрамить себя в народе. Не было полной опоры также в инквизиции. Хоть она уже
зарекомендовала себя как сильнейшее орудие против религиозной и политической
травли - теперь уже было недостаточно одного террора; требовалось опорочить и
опровергнуть реформацию, найти средство укрепить крепостническое ярмо,
вернуть в лоно католической церкви миллионы порвавших с нею людей, склонить
королей отпавших от католицизма стран к возвращению под иго Ватикана и
окружить папство еще более ослепительным, чем во времена его расцвета,
ореолом святости и силы.
Основателем ордена иезуитов был испанский дворянин Игнатий Лойола. Об этой
исторической личности известны во многом противоречивые сведения. Почти
исключительно его биографами являются иезуиты, и многие из них, рассказывая
жизнь основателя их ордена, наполнили ее мистическими сведениями. Еще его
мать по их словам, предчувствовала, что произведет на свет божьего любимца, и
потому родила будто бы не дома, а в хлеву, как Богородица - Христа.
Встречаются у католических биографов и указания, что с момента появления
Лойолы на свете стали совершаться чудеса, выходящие из ряда обыкновенного.
С другой стороны, то есть со стороны врагов иезуитского ордена, фигура
Игнатия Лойолы описана как воплощение самых отвратительных черт идеологии и
политики средневековых феодалов.
Лойола родился в 1491 году. Он был из родовитых, но небогатых дворян.
Явившись тринадцатым ребенком в семье, он стал обузою для родителей, и те
отдали его отставному королевскому казначею Хуану Веласко, который, по-
видимому, был крестным отцом маленького Игнатия. Благодаря сохранившимся
связям при дворе, Веласко имел возможность поместить мальчика пажем в свиту
Фердинанда III. Праздная жизнь среди спесивых и богатых придворных, множество
красавиц, окружавших величественную Изабеллу Кастильскую, чтение рыцарских
романов сформировали молодого Игнатия. Подробных сведений о его службе не
имеется. Известно только, что безумной храбростью Игнатий обратил на себя
внимание покровителя - герцога и пользовался славою блестящего офицера. В
январе 1516 года скончался Фердинанд III и на престол вступил его внук Карлос
I, впоследствии объявленный императором Карлом V. В 1520 году Карл V решился
начать войну против Франции. Крепость важнейшего города Наварры, Памплун,
защищал от французов тридцатилетний Лойола. В бою его тяжело ранило в обе
ноги. Он был с переломами отправлен на излечение домой, и вскоре с ужасом
узнал, что одна кость срастается криво. Это не оставляло надежд на
возвращение к военной жизни.
За отсутствием в родовом доме Лойлы рыцарских романов Игнатий принялся за
чтение жития святых и жизнеописания Иисуса Христа. Вскоре чтение его
заинтересовало. Биографы-иезуиты рассказывают, что в сознании Лойолы под
влиянием этого чтения совершился внезапный перелом - он пришел к уверенности
в своем сверхъестественном призвании стать спасителем церкви. Но как бы то ни
было, скорее мысль о возможности прославиться на духовном поприще заставила
Лойолу отказаться от всего прошлого и начать новую жизнь во славу Господа
Бога, Иисуса Христа и Пресвятой Девы Марии, рыцарем которой он решился
объявить себя.
Приняв твердое намерение начать новую жизнь, Игнатий Лойола в марте 1522 года
тайком покинул родительский дом. Свои новые планы он начал осуществлять так,
как подсказывали «жития» и рыцарские романы: переночевал в часовне
богородицы, которую избрал своей покровительницей, оставил оружие, затем
сменил офицерский мундир на лохмотья, стал нищенствовать. Уничижая себя в
фанатизме, он дошел до мысли, что всего этого мало, и расположился в пещере
недалеко от Манресы. Именно в ней он написал книгу «Духовные упражнения»,
которую иезуиты сделали одним из главнейших своих практических руководств. В
это время, по словам иезуитских биографов, у него были сверхъестественные
«озарения» и «видения».
Отправился в Иерусалим на поклонение и для обращения неверных в веру
Христову. Но там он убедился, что для обращения неверных он недостаточно
сведущ в вопросах веры. Нисколько непоколебимый годом неудач, Игнатий Лойола
понял, что с его скудными познаниями не достигнуть цели и, вернувшись в
Барселону, прежде всего засел за латынь, о которой имел самое туманное
представление.
Набирает сторонников, подавая пример аскетичной и строгой жизни. Алкала ->
универ – инквизиция – оправдали – отречение его учеников (чтобы продолжить
обучение) – универ в Саламанке – «суровый ревнитель нравственности» -
инквизиция – та же история.
В январе 1528 года Лойола прибыл в Париж. Только в Париже и смог Лойола по-
настоящему увидеть трудное положение церкви. Это были годы подъема
антифеодальных и реформационных движений. Сорбонские богословы изо всех сил
старались опровергнуть учения Лютера, Цвингли, Виклефа, Гуса - новых и старых
протестантских вождей. В Париже печатались сочинения против протестантов,
проникали сюда также протестантские книги против католицизма и папства; один
богословский диспут сменялся другим.
И Лойола пришел к мысли, что настало время для «подвижничества» совсем
особого, что нужен орден еще небывалый, который стал бы надежнейшей опорой
пап в борьбе с врагами католической церкви.
15 августа 1534 года Лойола и шестеро его приверженцев собрались в одной из
парижских церквей и принесли монашеские обеты, прибавив к ним новый обет 
беспрекословного повиновения папе. Этот день, собственно, и следовало бы
считать первым в истории ордена иезуитов.
На римском престоле в это время был Павел III. Прочитав набросок устава
ордена Лойлы, Павел воскликнул: «Это перст божий!» - орден иезуитов был
официально утвержден 27 сентября 1540 года.
Павел III спешил и даже не стал дожидаться, пока будет окончательно написан
устав. Лойола только начал составлять устав почти через год. Надо было писать
по-латыни, но так как он не смог выучиться официальному языку католической
церкви, то сочинял по-испански, а другие переводили на латынь.
О том, как хорошо понял Лойола новые требования папства, свидетельствуют
многие документы, написанные им самим или при его участии. Прежде всего это
орденский устав, затем еще раньше написанная Лойолой книга «Духовные
упражнения» и им же законченные в 1555 году «Конституции» ордена. Уже эти три
основных документа являются убедительным доказательством остроты дворянского
классового чутья Лойолы и его сподвижников.
Первый класс ордена, самый низший, составляли новиции, т.е. молодые люди,
которых готовили к поступлению в орден в особых заведениях, новициатах. Они,
большей частью, избирались иезуитами из числа способных и отличных
воспитанников их же коллегий. Подготовка заключалась в развитии у них
повиновения и преданности ордену. Каждый, готовый вступить в орден, должен
был порвать все связи с миром, отречься от личной воли и убеждений и отдать
себя всецело в распоряжение ордена, "так, как если бы он был трупом." Второй
класс составляли схоластики. В него вступали те новиции, которые выдержали
испытание. Они давали первые три обета - нищеты, целомудрия и послушания, и
служили в качестве помощников, миссионеров и т.п. По мере того, как
схоластики проявляли свои способности к тому или другому роду деятельности,
они переходили в разряд духовных коадьюторов, составляли третий класс ордена,
и назначались на должности учителей, профессоров, проповедников, духовников и
проч. Кроме этих духовных лиц, у иезуитов были еще светские коадьюторы,
служившие по хозяйственной части в учреждениях ордена. Четвертый класс
составляли профессы, которые давали четвертый обет безусловного повиновения
папе.
В этот класс назначались из третьего класса только отличившиеся выдающимися
способностями, знаниями, верностью и опытностью. Профессам поручали все
важнейшие должности по ордену, разнообразные миссии и посольства. Во главе
ордена стоял его генерал, избираемый пожизненно профессами из своей среды. Он
пользовался неограниченной властью в управлении орденом, и все члены ордена
были обязаны ему безусловным повиновением. Сам генерал, кроме папы, ни от
кого не был зависим. Члены ордена и их учреждения, где бы они ни находились,
не подчинялись никаким другим духовным властям.
Таким образом, орден во главе с генералом, пребывавшим в Риме, представлял
собой особую церковь в церкви. Орден, по мере его распространения в разных
странах, разделялся на провинции, во главе которых стояли назначенные
генералом профессы, со званием провинциалов. В ордене от генерала до
последнего слуги все было организовано в строжайшем порядке подчиненности
низших членов высшим. Этот порядок поддерживался системой шпионства одних
членов ордена за другими. Провинциалы в известные сроки доносили генералу о
положении дел. Об их же действиях тайно доносили состоявшие при них
ассистенты. Этот порядок царил и в учреждениях, подчиненных провинциалам.
Генерал, имея все данные в своем распоряжении и никому не давая отчета,
распоряжался всем и всеми. Он карал, миловал, назначал на должности и
отрешал. Сам генерал тоже находился под надзором ордена. При нем неотступно
находились четыре ассистента и один адмонитор (духовник) из профессов,
которые также избирались профессами. Но ассистенты не вмешивались в его
распоряжения и не стесняли его власти. Первоначальным предназначением их было
только наблюдать, чтобы генералы не уклонялись от целей и задач ордена. В
случае необходимости, они имели право созвать конгрегацию профессов для суда
над ним (чего, однако, за все время существования ордена не было), но затем
они сделались просто министрами всемогущего генерала ордена.
При такой своеобразной организации орден выработал для своей деятельности и
своеобразные нравственные правила. Применив схоластический метод
доказательств за и против, он создал положение, применительно к которому
всякий порок и преступление можно было признать нравственно невменяемыми. Они
создали теорию "оправдания," по которой всякое действие может быть совершено
и не будет противно нравственным законам, если в его оправдание можно
представить правдоподобное основание или мнение какого-нибудь авторитетного
богослова. Там, где эта теория оказывалась неприменимой, выдвигалась другая -
доказывалось, что допустимо совершение всякого безнравственного поступка (не
как главной цели), а для достижения другой похвальной цели. Таким образом, у
иезуитов получалось, что цель оправдывает средства. Иезуиты прибегали еще к
т.н. "мысленной оговорке", на основании которой разрешалось давать ложные
клятвы и обещания, при этом нужно было лишь в уме держать ограничение или
отрицание клятвы или обещания.
Деятельность ордена началась сразу после утверждения его устава. Благодаря
своей крепкой организации, ловкости и уму своих членов, а также привилегиям,
данным папами, орден распространился с необыкновенной быстротой во всех
странах Европы, приник даже в другие части света. Везде, где появлялись
иезуиты, они первым долгом устраивали больницы, приюты, школы, коллегии,
занимались проповедничеством, становились духовниками и т.п. Создавая
больницы и приюты, они приобретали расположение низших классов. Учреждая
школы и коллегии, они прибирали к своим рукам образование и воспитывали
подрастающее поколение в строго католическом духе. В качестве проповедников
они являлись опытными и знающими борцами против протестантства и защитниками
догматов Римской церкви. При посредстве исповеди, - вообще крайне
снисходительной, вследствие особых нравственных воззрений иезуитов, - они не
только привлекали к себе народ, но и покоряли совесть кающихся, после чего
управляли ей по своему усмотрению. Особенно важным они считали прибрать к
рукам высшие классы общества. В их деятельности большую роль играли интриги,
соединенные со всевозможными неблаговидными действиями. Их не могли
остановить и злодеяния, если этим они достигали нужной им цели.
Дворы католических королей и князей, у которых иезуиты старались занять места
духовников и даже советников, были главным поприщем их деятельности со всеми
интригами и происками. Здесь они по преимуществу добивались осуществления
конечной цели ордена - показать торжество Римской церкви в борьбе с
протестантом.
С появлением иезуитов, борьба Римской церкви с протестантством пошла
значительно успешнее. Во второй половине 16-го века они успели в некоторых
германских владениях остановить дальнейшее распространение протестантства, а
в некоторых даже восстановить католичество. Особенно ярко проявилась их
деятельность в Литве и частично в Польше. В первой половине 16-го века обе
эти страны значительно подпали под влияние кальвинизма. В 1550 г. в Польше
проповедовал Социн. Князь Николай Черный Радзивилл, владевший огромной частью
Литвы и господствовавший при дворе короля Сигизмунда Августа, с помощью своей
сестры королевы Варвары, был рьяным покровителем проводников протестантства.
Кальвинисты строили кирхи, школы и типографии. Они увлекали целые приходы и
даже католическое духовенство. Монахи и монахини покидали монастыри. Ушел в
протестантство и женился бискуп Николай Пац. Особенным успехом пользовались
протестанты в знатных польских семействах. И вот тогда на помощь ослабевшему
в борьбе католическому духовенству прислан был, по его вызову, в 1560 г.
орден иезуитов. На первых порах они проявили себя как скромные и
самоотверженные иноки, благотворители несчастных, благочестивые и
образованные проповедники и бескорыстные наставники юношества, для которого
открывали бесплатные школы. Их проповеди, школьные и публичные диспуты,
торжественные богослужения, пышные религиозные процессии, благотворение и
самоотверженное служение больным, особенно проявившееся во время чумы, -
стали привлекать к ним толпы народа. Католичество укреплялось и
возвеличивалось. Иезуитские школы воспитывали горячих ревнителей
католичества. Оно не только победило протестантизм, но сделало из Польши свою
прочную опору на все последовавшие века.
Одолев протестантов, иезуиты начали борьбу против Православия. Их ученик,
король польский Сигизмунд III, был душой Брестской унии и пытался в смутное
время начала 17-го века насадить католичество в России. Там, где
обыкновенными средствами нельзя было уничтожить протестантство, иезуиты
применяли силу оружия. Религиозные войны для подавления кальвинистов во
Франции происходили при самом деятельном участии иезуитов. Так же они себя
проявили и во время Тридцатилетней войны в Германии.
Таковы были первые годы жизни ордена иезуитов, созданного Лойолою. В 1549
году умер Павел III и на престол вступил Юлий III; этот папа также
покровительствовал ордену и дал ему еще несколько привилегий. Юлия III сменил
Марцелл в 1555 году, проживший на престоле всего 23 дня, и затем папою был
избран недруг Лойолы, кардинал Караффа под именем Павла IV. Новый
первосвященник относился к ордену сдержанно. Больной генерал скончался 31
июля 1556 года, не назначив себе преемника. Претендентами на главенство в
ордене явились Паланка, Бобадилья и Лайнец. Последний одержал верх на выборах
2 июля 1558 года, и Павел IV признал его вторым генералом иезуитов.
                           Использованная литература:                           
1.      Д.Е. Михневич «Очерки из истории католической церкви (Иезуиты)»,
Москва, 1953 г.
2.      А.А. Быков «И. Лойола, его жизнь и общественная деятельность», 1890 г.
3.      Тальберг, Орден иезуитов
4.      Йозеф Лотц История церкви
5.      Игнатий Лойола Духовные упражнения
6.      Павел III Учредительная булла
7.      Устав ордена Иезуитов
8.      Губер Ж. Иезуиты