Каталог :: История

Доклад: Государство в представлении Гитлера

Гитлер разделял государства на 3 вида:
1) Группа тех, кто под государством понимает просто более или менее добровольное
объединение людей под эгидой одной и той же правительственной власти. --> не
государство существует для того, чтобы служить людям, а люди существуют для
того, чтобы служить ему. Государственная власть должна заботиться о "тишине и
порядке", а тишина и порядок в свою очередь должны заботиться о долголетии
государственной власти. Этим исчерпывается вся жизнь государства.
2) + одинаковость языка, исходя при этом, правда, только из административно-
технических соображенийГосударственная власть не является единственной и
исключительной целью существования государства. выдвигают критерий
благополучия подданных. вопрос о государстве - критерий благополучного
экономического развития. Решающим моментом является хозяйственный фактор,
рентабельность.
3) Государство есть средство к цели. Его собственная цель состоит в
сохранении и в дальнейшем развитии коллектива одинаковых в физическом и
моральном отношениях человеческих существ. Это сохранение относится прежде
всего только к тому ядру, которое действительно принадлежит к данной расе и
обеспечивает ей развитие тех сил, которые заложены в этой расе. Часть этого
ядра будет обеспечивать сохранение физической жизни, а другая часть -
содействовать дальнейшему духовному развитию. На деле одна часть создает
предпосылки, необходимые для другой.
Государство, которое не служит этой цели, является чем-то уродливым и
обреченным на гибель. Самый факт его существования еще ничего не доказывает
Высшей целью действительно народного государства должна быть забота о
сохранении того основного расового ядра, которое одно только способно
создавать культуру, дарить человечеству красоту, достоинство и все высокое.
Под государством понимается только живой организм расы, который не только
обеспечивает само существование этой расы, но обеспечивает ей также
возможность дальнейшего более высокого развития всех заложенных в ней
способностей до степени самой высшей свободы.
Полезность данного государства не может оцениваться с точки зрения
культурного значения и силы данного государства в рамках всего остального
мира, но должна расцениваться исключительно с точки зрения степени полезности
этого института для данного конкретного народа
                            Задачи государства                            
первейшая задача - поднять институт брака на новую высоту, оздоровить его
настолько, чтобы он перестал быть позором расы. Наше государство поставит
институт брака на такую высоту, которая соответствовала бы его высокому
призванию - давать потомство людей, являющихся образом и подобием божиим, а
не потомство, состоящее из помеси человека и обезьяны.
Наше государство сделает расу средоточием всей общественной жизни. Наше
государство будет систематически заботиться о сохранении чистоты расы. Оно
объявит ребенка самым ценным достоянием народа. Оно позаботится о том, чтобы
потомство производили только люди здоровые. Позором будет считаться только -
производить детей, если родители больны. Величайшей честью будет считаться,
если родители откажутся производить детей, будучи недостаточно здоровыми. С
другой стороны, предосудительным будет считаться не рожать детей, если
родители здоровы, ибо - государству нужно здоровое потомство. Государство
будет выступать в роли защитника тысячелетнего будущего, и перед волей
государства должны будут склониться желания отдельных граждан. Государство
даст возможность населению воспользоваться всеми действительно великими
изобретениями и медициной. Государство будет объявлять лишенными прав
производить потомство всех тех, кто болен сам, кто имеет плохую
наследственность, а стало быть, может наградить плохой наследственностью и
следующие поколения. С другой стороны, государство позаботится о том, чтобы
здоровые женщины рожали детей, не ограничивая себя в этом отношении - под
влиянием жалкой экономической обстановки - и чтобы для самих детей детство не
становилось проклятием. Наше государство положит конец тому преступному
безразличию, с которым ныне относятся к многодетной семье. Наше государство,
напротив возьмет на себя почетную защиту такой семьи, которая должна стать
благословением для народа. Наше государство будет заботиться о ребенке еще
больше, чем о взрослом.
Кто в физическом и моральном отношении недостаточно здоров, тот не смеет
увековечивать свою болезнь в организме своего ребенка. Нашему государству тут
предстоит огромная воспитательная работа, но эта работа в свое время будет
считаться гораздо большим подвигом, нежели все самые победоносные войны нашей
современной буржуазной эпохи. Государство будет воспитывать граждан в той
мысли, что быть самому больным или слабым не позор, а только несчастье, но
что позорным является из-за собственного эгоизма передавать свою болезнь
будущим поколениям. Государство убедит граждан в том, что куда более
благородным будет, если неповинные в своей болезни взрослые люди откажутся
иметь собственных детей и отдадут свою любовь и заботу здоровым, но бедным
детям своей страны, которые затем вырастут и составят опору общества. Эту
свою воспитательную работу государство конечно дополнит чисто практическими
мероприятиями. Не смущаясь никакими предрассудками, не останавливаясь перед
тем, что вначале нос плохо поймут, наше государство будет вести линию именно
в этом направлении.
государство должно простирать свои заботы не только на новорожденного, но
должно систематически помогать вырастить этого новорожденного вплоть до того
момента, когда из него вырастет взрослый человек, который станет ценным
членом общества и будет сам помогать дальнейшему здоровому размножению.
физическое здоровье каждого отдельного человека является главной предпосылкой
здорового духовного воспитания. Если говорить не об одном лице, а обо всей
массе, то конечно верно, что здоровый дух живет только в здоровом теле.
Принимая все это во внимание, народническое государство будет видеть главную
свою задачу не в том, чтобы накачивать наших детей возможно большим
количеством "знаний", а прежде всего в том, чтобы вырастить вполне здоровых
людей. Лишь во второй очереди будем мы думать о развитии духовных
способностей. Но и в этой последней области мы прежде всего будем думать о
том, чтобы развить в нашей молодежи характер (Преданность, верность,
готовность к самопожертвованию, уменье молчать - вот добродетели, которые
очень нужны великому народу). Волю, силу решимости, а в сочетании с этим
будем систематически работать над тем, чтобы развить в ней чувство
ответственности. Лишь в последнюю очередь будем мы думать о чисто школьном
образовании.
Венец всех задач нашей постановки воспитания должен заключаться в том, чтобы
со всей отчетливостью поставить перед всей молодежью в первую очередь
проблему расы. И умом и чувством наша молодежь должна понять, что это главная
из главных и центральная из центральных проблем. Ни один юноша и ни одна
девушка не должны покидать стен школы, не поняв до конца, какое гигантское
решающее значение имеет вопрос о чистоте крови. Только так создадим мы основы
расового возрождения нашего народа. Только на этих путях выкуем мы все
предпосылки нашего дальнейшего культурного развития.
По окончание военной службы молодому немцу выдадут на руки два документа: во-
первых, его гражданский диплом, дающий ему право заниматься общественной
деятельностью, и во-вторых, свидетельство о состоянии физического здоровья,
дающее ему право вступить в брак.
                        Деятельность в государстве                        
Чего мы хотим, так это того, чтобы государство перестало быть раем для
паразитов. Наше государство даст каждому именно то, на что он имеет право в
точном соответствии с полезностью его деятельности для общества. Тот, кто не
желает честно трудиться, вообще не заслуживает права быть гражданином.
                                        (Речь 24 апреля 1923 г. в Мюнхене) [836]
Мы будем видеть свою задачу не в том, чтобы увековечить влияние одного
общественного класса. Мы поставим себе целью отобрать все лучшие головы во
всех слоях населения и именно этим наиболее способным людям дадим возможность
оказывать наибольшее влияние на наше общество и пользоваться наибольшим
почетом.
Если в течение последних десятилетий именно в САСШ происходит такой громадный
рост важнейших изобретений, то это в значительной мере объясняется тем, что
там талантливые люди из низших слоев народа имеют гораздо большую возможность
получить высшее образование чем в Европе
Пусть большее материальное вознаграждение получает тот, чья работа приносит
большую материальную пользу обществу. Идеальная же оценка должна быть равна
для всех, раз люди добросовестно выполняют возложенные на них обществом
обязанности и тем самым честно отдают долг и природе и усилиям общества
Если гражданами государства являются только те люди, которые честно трудятся
по мере своих возможностей на благо общества, тогда каждый из них имеет
реальное право требовать, чтобы его государство оградило его в старости от
нужды и забот. Лишь в этом случае государство способно полноценно выполнять
свои социальные обязательства.
                                        (Речь 24 апреля 1923 г. в Мюнхене) [836]
В национал-социалистическом государстве власти, естественно, вторгаются в
интересы отдельных лиц, если это идет на пользу всему сообществу. Поэтому оно
может предоставить гораздо больше свободы частной инициативе, поскольку
сохраняет за собой право в любой момент вмешаться. Но государство ни в коем
случае не должно заменять собой частное предпринимательство; ибо это повлечет
за собой чудовищную бюрократизацию и полный застой в тех или иных отраслях
экономики. Напротив, национал-социалистическое государство должно, насколько
это возможно, способствовать частной инициативе.
                         Организация государства                         
Вся организация общества должна представлять собою воплощенное стремление
поставить личность над массой, т. е. подчинить массу личности.
Лучшей формой государства, лучшим государственным устройством будет то,
которое естественно и неизбежно будет выдвигать на самые высокие места самых
выдающихся сынов народа и будет обеспечивать им бесспорное руководящее
влияние.
Задача государства заключается в том, чтобы, начиная с крохотного
муниципалитета и кончая высшими органами страны, создать такую организацию,
которая полностью обеспечивает торжество принципа личности.
Конечно у каждого деятеля должны быть свои советчики, но решать он должен сам
один.
власть каждого вождя сверху вниз и ответственность перед вождем снизу вверх.
аристократический принцип внутри колониального народа. оно должно обеспечить
наибольшее влияние и подлинное руководство за самыми лучшими головами в
данном народе.
                         Политическое устройство                         
свои представительные органы с самого начала разделим на
1) политические палаты
2) профессиональные сословные палаты.
Ни в палатах, ни в сенате никогда не будет никаких голосований. У нас будут
только работающие учреждения, но не голосующие машины. Каждый член учреждения
имеет только совещательный голос, но не решающий. Решает только
соответствующий председатель, несущий и ответственность.
1. Свободные выборы действительно дают больше шансов не сделать главой
государства полного идиота. Наилучшие доказательства этому — германские
императоры, избиравшиеся знатью и оказавшиеся поистине гигантами мысли. Среди
них не было ни одного кретина, в то время как при наследственной монархии из
десяти правителей восьми даже мелочной лавки доверить нельзя.
2. При выборах главы государства следует подбирать личность, которая сможет
на долгий срок гарантировать определенную стабильность в руководстве
государственными делами. Это необходимо не только для организации успешного
управления государством, но и для осуществления любой широкомасштабной
государственной программы.
3. Нужно позаботиться о том, чтобы глава государства был свободен от влияния
экономических структур и не был вынужден принимать какие-либо решения под их
давлением. Поэтому ему должна оказать поддержку политическая организация,
черпающая силу в самой гуще народной и стоящая выше экономических интересов.
Две системы государственного устройства выдержали испытание временем:
а) Ватикан, и это несмотря на множество кризисов, самые серьезные из
которых были ликвидированы именно германскими императорами, и совершенно
безумную идейную основу лишь благодаря такой грандиозной организации , как
церковь;
б) Конституция Венеции, которая предусматривала авторитарную форму
правления и обеспечила небольшому городу-государству владычество над всем
Восточным Средиземноморьем. Эта конституция упрочила положение Венецианской
республики и вместе с ней просуществовала 960 лет.
А то, что дожа имели право избирать только 300-500 семей, считавшихся опорой
государства, не беда. Ибо таким образом семьи, наиболее тесно связанные с
государством, выдвигали из своей среды самого достойного.
1. Германский рейх должен быть республикой. Фюрера следует избирать. Его
необходимо наделить всей полнотой власти.
2. В качестве коллективного органа должно сохраниться народное
представительство, которое обязано оказывать поддержку фюреру и имеет право в
случае необходимости вмешиваться в государственные дела.
3. Выборы фюрера проводятся не этим народным представительством, а сенатом.
Полномочия сената ограничены, и состав его не является постоянным. Его
членство связано с занятием ряда высших должностей, а значит, иногда
происходят замены. Члены сената благодаря своему воспитанию и жизненному
опыту должны быть проникнуты сознанием того, что фюрером следует избрать не
какую-нибудь слабую и ничтожную личность, но самого лучшего из них.
4. Выборы фюрера должны проводиться не на глазах всего народа, но за
закрытыми дверями. Когда происходят выборы нового папы, народ тоже не
допускают за кулисы. Дело как-то дошло до того, что кардиналы передрались
между собой. Тогда их просто замуровали на все время выборов. Выборы фюрера
должны зиждиться на том, что в течение всего процесса его избрания всякие
дискуссии между выборщиками должны категорически пресекаться.
5. В течение 3 часов с момента окончания выборов члены партии, военнослужащие
и государственные чиновники должны быть приведены к присяге на верность
новому фюреру.
6. Высшей заповедью для нового фюрера должно быть понимание необходимости
четкого отделения законодательной власти от исполнительной. Подобно тому как
СА и СС являются лишь мечом для проведения в жизнь политической линии партии,
так и исполнительная власть должна не заниматься политикой, но проводить в
жизнь разработанные законодательными органами политические директивы; если
потребуется — мечом.
Пусть даже форма государственного устройства, основывающаяся на таких вот
принципах, и не продержится вечно, 200—300 лет она точно просуществует. Ибо
она зиждется на разумных началах, в то время как в основе тысячелетней
организации католической церкви лежит ложь и чушь».
                             РЕАЛИИ 30-х В ГЕРМАНИИ                             
Февральский декрет, названный «В защиту народа и государства», отменял
свободу личности, слова, печати, собраний. Февральский же «чрезвычайный»
декрет «В защиту германского народа» наделял неограниченными полномочиями
полицию и т.д.
Неслыханные репрессии обрушились прежде всех и больше всех на коммунистов.
Депутаты компартии в рейхстаге были лишены мандатов и арестованы. Сама партия
была запрещена (март 1933 года), ее пресса закрыта.
По своему обыкновению, гитлеровцы прибегли к провокации. Они возвели ее, так
же как систематический обман, в регулярное орудие политики. Гитлер учил лгать
народу и притом лгать крупно, ибо мелкая ложь, как он полагал, вызывает
меньше доверия.
В ночь на 28 февраля 1933 года гитлеровцы подожгли здание рейхстага. Сделали они
это для того, чтобы получить предлог гонений на компартию. Находившийся в
Германии болгарский коммунист Георгий Димитров и некоторые другие коммунисты
были арестованы и преданы суду по обвинению в поджоге рейхстага.
Димитров с необыкновенным достоинством и мужеством разоблачил преступление
фашистов. Знаменитый Лейпцигский процесс, которым хотели дискредитировать не
только германских коммунистов, но и все международное коммунистическое
движение, закончился оправданием Димитрова и других коммунистов-обвиняемых.
Тем не менее в стране развертывалась настоящая травля коммунистов. Начиная с
1933 года тысячи членов КПГ были брошены в тюрьмы и концентрационные лагеря.
Коммунисты погибали в застенках и при “попытках к бегству”. Был арестован и
Эрнст Тельман, выдающийся вождь немецкого пролетариата, руководитель
компартии.
Незадолго до донца войны гитлеровцы убили его.
Вскоре наступила очередь всех других партий, включая буржуазные. Право на
существование получила одна только нацистская партия.
Преследованию подвергли и социал-демократическую партию; нацисты преподали им
практический урок легальности и конституционности.
Профессиональные союзы трудящихся Германии были распущены, средства этих
союзов конфискованы. Используя опыт Италии, гитлеровцы создали свои
собственные «профсоюзы», в которые насильно загоняли людей.
Нацистская партия стала частью правительственной машины. Пребывание в
рейхстаге и на государственной службе связывалось присягой на верность
“национал социализму”
Центральные и местные органы фашистской партии имели правительственные
функции. Решения съездов партии получали силу закона.
Партия имела особое устройство. Члены партии должны были беспрекословно
подчиняться приказам местных “фюреров”, которых (как и в Италии) назначали
сверху.
Государственная власть фашистской Германии сосредоточилась в правительстве,
правительственная власть - в особе «фюрера».
Уже закон 24 марта 1033 г. разрешал имперскому правительству, не испрашивая
санкций парламента, надавать акты, которые «уклоняются от конституции».
Августовский закон 1934 года уничтожал должность президента, а его полномочия
передавал “фюреру”, который одновременно оставался главой правительства и
партии. Ни перед кем не ответственный, «фюрер» пребывал в этой роли
пожизненно и мог назначить себе преемника.
Рейхстаг сохранялся, но только для парадных демонстраций. Иногда - в
демагогических и внешнеполитических целях - гитлеровцы проводили «народные
опросы». При этом заранее объявлялось, что всякий, кто воспользуется правом
голосовать тайно, будет считаться «врагом народа».
Как и в Италии, в Германии были уничтожены органы местного самоуправления.
Деление на земли, а соответственно с тем земельные ландтаги, упразднялось “
во имя единства нации”. Управление областями поручалось чиновникам, которых
назначало правительство.
Формально не отмененная Веймарская конституция прекратила свое действие.
Свойственные империализму процессы нашли в гитлеровском рейхе свое
законченное выражение. Тесная и непосредственная связь существовала здесь
между партией, государством, монополиями - экономическими гигантами типа
“Фарбениндустри”, авто гиганта “Круппа” и др.
Законом 27 февраля 1934 года в Германии учреждались хозяйственные палаты -
общеимперская и провинциальные. Во главе их были поставлены представители
монополий. Палаты имели важные полномочия в деле регулирования экономической
жизни.
Результаты сказались быстро: средняя продолжительность рабочего дня выросла с
8 до 10-12 часов тогда как реальная заработная плата составляла в 1935 году
всего только 70% от зарплаты 1933 года. Соответственно с тем происходил рост
прибылей монополий: доходы Стального треста, например, составляли 8.6 млн.
марок в 1933 году и 27 млн. в 1940 году.
Используя правительственную власть, хозяйственные палаты проводили
искусственное картелирование, в результате которого мелкие предприятия
поглощались крупными. Крестьяне и торговцы, ремесленники и кустари, ожидавшие
от фашизма экономических благ, были обмануты: ни земли, ни кредита, ни
отсрочки долгов они не получили.
С первых дней власти гитлеровцы стали готовиться к «большой войне», которая
должна была обеспечить германской нации господство над всем миром.
     

Adolf Hitler. Mein Kampf

« ГИТЛЕР: Информация к размышлению. (Даты. События. Мнения. 1889—2000) » Экономическая история зарубежных стран. — Минск, 1996 Розанов