Каталог :: История

: Мезозойская эра. Триасовый период

                             Мезозойская эра.                             
                                Триасовый период.                                
Триасовый период на Земле продолжался около 45 млн. лет. С его начала до
наших дней прошло приблизительно 220 млн. лет. В триасе суша преобладала над
морем. Сущест­вовало два континента. Слившиеся между собой Северо-
Атлантический и Азиатский материки образовали Северную сушу. В южном,
полушарии лежала прежняя Гондвана. Азия соединилась с Австралией и Новой
Зеландией. Вся Южная Европа, Кавказ и Крым, Иран, Гималаи и Се­верная Африка
были залиты океаном Тетке. Больших горных цепей в это время заново не
воз­никало, но горы, сформировавшиеся в прежние периоды, были еще высоки.
Часто происходили вулканические извержения. Климат триасового периода был
резкий и сухой, но достаточно теплый. Пустыни в триасе многочисленны.
Из растений заметно преобладали голосемен­ные: саговые, хвойные и гинкговые.
Из семен­ных папоротников продолжал существовать глоссоптерис. В конце
периода появились своеобразные папоротники, особенно многочисленные в
последующем юрском периоде, листочки кото­рых по жилкованию напоминали листья
семен­ных растений. Триасовые хвощи стоят гораздо ближе к современным хвощам,
чем палеозойские.
В жизни обитателей материков Произошли большие перемены. Начавшиеся еще в
пермский период преобладание суши над морем н прогрессивное осушение многих
пресных водоемов в триасовый период привели к тому, что многие пресноводные
рыбы теперь переселились в моря, и только двоякодышащие, близкие к тепереш­ним,
попрежнему жили в уцелевших пресновод­ных бассейнах. В конце триасового периода
вы­мерли стегоцефалы. Это были последние пред­ставители лабиринтозубых
стегоцефалов, названных так потому, что эмаль на их зубах имела сложное
складчатое строение. Все стегоцефалы, спасаясь от сухого климата и от
конкуренции с пресмыкающимися, стали водными, а некото­рые даже перешли жить в
море. Большинство из них были очень крупными животными. На­пример, у
мастодонтзавра длина черепа дости­гала 1 м. 
В начале триасового периода жили прямые предки современных лягушек. Эти
протобатрахусы мелкие, длиной в 10 см, животные, по общему складу скорее
напоминают жаб, чем настоящих лягушек. Кожа их бугорча­тая, задние ноги более
приспособлены для плавания, чем для прыжка.
Особенно сильно изменились пресмыкающиеся; цельночерепные окончательно
вымирали. Во вторую половину периода появились первые чере­пахи, у которых в
отличие от современных на небе еще сохранились зубы, в то время как че­люсти
были одеты роговым клювом.
В триасовый период усиленно развивались, но в конце его уже вымерли последние
зверопо­добные пресмыкающиеся. Из них травоядные и уже совершенно беззубые
шталекерии достигали размеров крупного носорога. Меньших размеров был хищный
белезодонт длиной около 1,5 м. 
Особенно интересны мелкие зверообразные пресмыкающиеся иктидозавры, близкие к
мле­копитающим. Так, каромис, жи­вотное величиной с крысу, по строению своего
черепа уже является настоящим млекопитаю­щим, и только дополнительные кости,
имеющие­ся в его нижней челюсти, указывают на то, что это животное еще
пресмыкающееся.
Из других пресмыкающихся в триасовые период развивались хоботоголовые,
ближайшие родичи современной новозеландской гаттерии, которые хотя и похожи
на обычных яще­риц, но отличаются от них по своему строенною. Гаттерия в
своем строении до сих пор сохранила  многие древние особенности. В ее черепе
имеются две височные (скуловые) дуги, а не одна, как у ящериц. Верхняя
челюсть у нее свисает вниз в виде небольшого клюва. Зубы на челюстях сидят не
в отдельных ячейках, а в общем желобке. Кроме обычных ребер, на брюхе
раз­виваются еще «брюшные ребра». Двояковогну­тые позвонки напоминают
позвонки рыб. Среди хоботоголовых в триасе жили стенаулоринхусы – крупные
роющие животные, воз­можно, питавшиеся корнями. В морях, по берегам
континентов, попадались длиннорылые хоботоголовые – истребители морских
моллюсков. В мес­те с ними за моллюсками охотились несколько на­поминавшие
морских черепах плакодонты, у ко­торых на небе вместо мелких зубов
образовывались настоящие жерновки для раздавливания раковин. Родственные
плакодонтам нотозавры тоже вели водный образ жизни. Эти длинно­шеие животные
еще могли использовать свои лапы (ласты) для хождения по земле. От нотозавров
произошли плезиозавры, обычные мор­ские пресмыкающиеся следующих периодов. В
северных водах появились первые рыбоящеры, или ихтиозавры. Они еще не так
хорошо были приспособлены к плаванию в море, как их по­томки, у которых хвост
стал похож на рыбий. Самое замечательное то, что ихтиозавры не от­кладывали
яиц, как обычные пресмыкающиеся, а рождали живых детенышей, подобно
млекопитающим. С триаса же начался расцвет группы ячеезубых пресмыкающихся.
Наиболее древние формы из них были сравнительно небольшие плотоядные
животные. Вместо обычного передвижения на четырех ногах эти животные
приспосабливались к хождению и на двух, в связи с чем их задние ноги
становились гораздо длин­нее передних. Таким был сальтопозухус, животное
размером больше 1 м. К концу триаса некоторые  ячеезубые пресмыкающиеся
перешли к водному образу жизни. Они снова начали ходить на  четырех ногах и
по внешности несколько  напоминали еще отсутствовавших тогда крокодилов.
Длина такого крокодилообразного престосухуза была не менее 5 м.
Преимущественно на Северной суше появились первые, еще не очень большие по
размеру редки динозавров. Некоторые из них были не невелики, до 1м в длину, и
вели хищный образ жизни. Ходили на задних ногах, которые были длиннее
передних. По некоторым признакам динозавры напоминали птиц: кости их скелета
были полыми наполнен­ными воздухом, а первый палец на задних нога был обращен
назад.
Другие динозавры, например платеозавр, были значительно крупнее, достигая 6 м
в длину. Разница в строении передних н задних ног у них невелика, зубы тупые.
Это были предки травоядных великанов юрского периода.
Неудивительно, что при обилии в триасе зверообразных пресмыкающихся мы
находим здесь и настоящих млекопитающих. Самое дре­внее, известное нам
млекопитающее животное, величиной с сурка, именуется «тритилодонт». Он
относится к группе много бугорчатозубых млекопитающих, называемых так потому,
что у них на коренных зубах в два или три ряда были расположены
многочис­ленные бугорки. Клыков у них не было. Одна пара резцов в верхней
челюсти и единственная пара в нижней были увеличены. Много бугорчатозубые
питались растительной пищей. Вероятно еще откладывали яйца, а не рождали
живых Детенышей, так же как и современные австра­лийские однопроходные
млекопитающие: утконос и ехидна. Современные яйцекладущие млекопита­ющие –
беззубы, но зародыши утконоса имеют зачатки зубов многобугорчатого типа.
Поэтому много бугорчатозубых считают ближайшими роди­чами австралийских
однопроходных, у которых еще сохраняется много особенностей, характерных для
пресмыкающихся.
На дне триасового моря жили многочислен­ные шестилучевые кораллы, близкие к
совре­менным. Обильными были двустворчатые и брюхоногие моллюски, которые
замещали плеченогих. Часто попадались новые морские ежи и лилии. Но
особенного разнообразия в этом периоде достигали многочисленные аммониты. В
это же время появились первые белемниты – животные, близкие к современным
морским каракатицам, тоже относившиеся к головоногим моллюскам. Под кожей у
них был спрятан известковый скелет в виде пластинке, кончавшейся острым
шипом. Этот шип обычно сохраняется в ископаемом состоянии и назы­вается
«чертов палец».
В море, кроме акуловых рыб, уже жило довольно много костных, предки которых
переселились сюда из пресной воды. Здесь встре­чались кистеперые рыбы и
родичи современных, осетровых рыб, а также панцирных щук и ильных рыб
Северной Америки. По строению чешуи, хвоста и внутренних органов эти рыбы еще
отличались от настоящих костистых рыб.