Каталог :: История

Реферат: Последние годы существования КГБ

Министерство Образования Российской Федерации Орловский Государственный
Политехнический Университет
Кафедра: Истории
                                     Реферат                                     
На тему: Последние годы существования
                                      КГБ.                                      
Выполнил студент группы 11-ГС: Первых И.М.
Проверил преподаватель: Петру хина Г.И.
                                 Орёл 2004 год.                                 
                                   Содержание.                                   
     

Введение. 3.

1. Спецслужбы важнейший орган государства. 5. 1.1 КГБ и перестройка. 6. 1.2 КГБ и экономика страны. 8. 1.3 Критика КГБ. 9. 2. Развал спец служб ведёт к хаосу в государстве. 11. 2.1 Оппозиция и поддержка её ЦРУ. 13. 3 Сильные спец службы означают сильное государство. 15. 3.1 ФСК наследник КГБ. 16. Заключение. 18. Список используемой литературы. 20. Введение. Еще тогда, при Эс-Сэ-Сэ-Ре, Однажды Гувер в ФЭ-Бэ-Эре О вас сказал: ребята - звери. С такими лучше бы дружить. Вам - быть! В.А. Малынщук

Ю.В. Андропов

Перестройка, перестройка... Ах, куда ты завела? При обращении к процессам, связанным с сознательным разрушением СССР и дальнейшими событиями в нашей стране, не может не привлекать внимание вопрос о месте и роли в них специальных служб Советского государства. Конечно, высказываться на эту тему — дело во всех отношениях неблагодарное. И высказывания будут не более чем высказываниями, пока мы не увидим документы, а увидим мы их, судя по всему, не скоро. Вышесказанное было напечатано через пять лет после распада СССР. Цитируемый отрывок имеет политическую направленность («сознательное этот вопрос о месте и роли специальных служб в распаде Советского Союза. Правление М.С. Горбачева началось для органов госбезопасности как обычное правление очередного генсека. Мало того, именно в этом ведомстве были тогда одни из самых горячих сторонников перестройки. Широко распространялось мнение, что сам Михаил Сергеевич был выдвиженцем Ю. В. Андропова, который за много лет своего чекистского правления превратился в полусвященный эталон для большинства своих подчиненных. Впрочем, не только для подчиненных. Восхождение Юрия Владимировича на должность генерального секретаря ЦК КПСС вызвало вздох облегчения и надежду очень многих советских людей. Мало того, по мнению некоторых первоначальным автором перестройки страны был именно Ю.В. Андропов. Таким образом, быть выдвиженцем Андропова было очень лестно и выгодно (с точки зрения получения дополнительной народной популярности). Но к 1985 году (т.е. ко времени прихода Горбачева на должность генсека) в стране накопилось слишком много проблем, которые надо было решать уже давно и которые власти, похоже, не рисковали будоражить (как бы чего не было). Однако, отложенные в долгий ящик и вовремя не разрешенные проблемы как застаревшие болячки. Они решаются гораздо труднее и болезненнее. То же самое и со своевременным омоложением руководящих кадров. Если, во время их не менять накапливается критическая масса недовольных карьеристов, которым все равно какому богу служить, лишь бы должностью повыше. Сложный это вопрос - кадры. Они, как известно, решают все. Но вернемся ближе к теме основного разговора. В 1987 году вышло второе (дополненное) издание сборника документов «В.И. Ленин и ВЧК». Как раз в духе времени (или в угоду соответствующей руководящей установки), когда требовалось доказать, что перестройка в определенной степени означает очищение и возвращение к ленинским истокам. Отмечая это «знаменательное» событие (издание книги «В.И. Ленин и ВЧК») главная коммунистическая газета того времени «Правда» словами М. Степичева сообщила своим читателям: «Деятельность органов КГБ ведется в соответствии с Конституцией СССР, принципами социалистической демократии, на основе крепких связей с трудящимися. Вместе с партией и народом чекисты перестраивают свою деятельность, совершенствуют формы и методы работы, повышая ее эффективность. Работая под руководством КПСС, ее Центрального Комитета, в настоящее время они своей деятельностью способствуют успешному развитию революционной перестройки в нашей стране....»1 Впрочем, последняя фраза о партийности органов госбезопасности уже через пару лет станет причиной критики со стороны политических противников. 1. Спецслужбы важнейший орган государства. Каким пришел Комитет государственной безопасности к концу 80-х годов разговор особый. Отметим лишь одно - полным идеалом это ведомство не было. Но есть ли в этом мире вообще идеал? А вот авторитет КГБ в народе был велик и личность Юрия Владимировича Андропова была популярна во многих слоях населения. Правда, за время перестройки этот авторитет несколько уменьшился но он не исчез совсем, а потом и снова пошел в гору, когда говорливый и бестолковый Горбачев перестал нравиться, а решительный и самовлюбленный Ельцин показал к чему привели его так называемые реформы. Но это будет потом чуть позже, а не в конце 80 годов. 1991 году КГБ СССР возглавлял старый соратник Ю.В. Андропова - Крючков Владимир Александрович. Это был последний руководитель могущественных органов ВЧК-КГБ. Но кто знал об этом в начале 1991 года? Впрочем, через несколько лет Крючков написал, что он тогда догадывался. Так это или нет судить не будем (задним умом крепки многие), но в январе 1991 года, во всяком случае, многие еще не верили в крушение органов, как и в крушение всего Советского Союза, Л.В. Шебаршин вспоминал: «В конце 1990 года большая группа сотрудников управления КГБ по Свердловской области обращается с открытым заявлением в Верховный Совет РСФСР и средства массовой информации по поводу неудовлетворительного положения в управлении и КГБ в целом. Возникает острейший, беспрецедентный конфликт, перехлестывающий рамки комитета. Авторов письма вызывают в Москву, проводится заседание коллегии. Свердловчане говорят горькую правду, это чувствуют все. Их руководители не меняются десятки лет, продолжают выполнять указания местных партийных властей, заставляют работников следить за политическими деятелями, скрытно записывать выступления на митингах. Увлекшись разработкой глобальных концепций организации работы всей системы госбезопасности, начальник управления и его заместители не знают, чем занимаются рядовые работники, и не интересуются ими. Оперативный состав не понимает, какие задачи он должен решать. Все претензии резонны, однако в ситуации есть и еще один, чрезвычайно важный дисциплинарный аспект. По правилам офицеры должны были обратиться к руководству комитета с требованием навести порядок в их управлении. Они сделали это в обход руководства и предали свое обращение огласке.Коллегия заседает долго и принимает расплывчатое решение - в чем-то разобраться, что-то устранить, что-то улучшить. Мы плывем по течению».2 История эта началась задолго до августа 1991 года, в конце 1990 года. 64 сотрудника подписали то письмо. В мае 1991 года за злоупотребление служебным положением и взяточничество двум активистом из числа подписантов было предъявлено обвинение. Затем из взяли под стражу. Сразу начались разговоры о том, что это расправляются за написание письма.(«Российская газета», 28.09.91, с.З; «Россия», N41, 1991, с.7; «Коммерсанта, N 41, 1991, с.23) К концу перестройки КГБ был уже не вполне единым монолитом (а, следовательно, не был и надежным). Сами органы госбезопасности начали тогда постепенно входить в зыбкое болото внутриведомственных конфликтов, которые часто решались привычными половинчатыми мерами. Это расшатывало дисциплину, формировало у некоторых сотрудников («неудачные карьеристы») мысль о возможности решить свои карьерные проблемы без старого привычного способа - службы начальству. Монолит КГБ стал подтачиваться атмосферой, уже несколько лет заполонившей общественные и 1.«Правда» интервью М. Степичева 2. Воспоминания Л.В. Шебаршина государственные структуры. 1.1.КГБ и перестройка. Ф.Д. Бобков писал: «..Мало кто знает, что автором перестройки был вовсе не Горбачев - ее стратегическую основу разрабатывал Ю.В. Андропов. К сожалению, слишком мало времени отвела ему судьба и не сумел он осуществить свой грандиозный замысел» (Бобков Ф.Д., «КГБ и власть», М., «Ветеран МП», 1995, с.363). Правда, вряд ли Юрий Владимирович довел бы до такого результата, к которому привел Михаил Сергеевич. В.А. Крючков писал: «...О необходимости перемен еще задолго до Горбачева говорил и Андропов. Правда, не так размашисто, с известной долей осторожности, присущей ответственному политическому деятелю» Крючков В.А. «Личное дело», М, «Олимп», в 2-х томах, 1996, т. 1, с. 35). Примерно то же самое говорил и Н.И. Рыжков (Ненашев М.Ф., «Последнее правительство СССР», М., «Кром», 1993, с.23). Список такого рода высказываний можно без труда продолжить. Приведем еще одно высказывание, но уже самого Юрия Владимировича: «...Если говорить откровенно, мы еще до сих пор не изучили в должной мере общество, в котором живем и трудимся, не полностью раскрыли присущие ему закономерности, особенно экономические...Жизнь постоянно выдвигает все новые и новые проблемы, с которыми связано движение нашего общества веред» (Андропов Ю.В., «Избранные речи и статьи», М, Политиздат, 1983, с. 294) «Шагнув в 1917 году от одного авторитарного режима (царское самодержавие) - к другому, не менее авторитарному режиму политической власти (как бы не оценивать ее деятельность в период Ленина, а Сталина мы почти все безоговорочно осуждаем) мы, советские люди, естественно, остались в плену полумонархических представлений о том, что власть в государстве передается то ли по наследству, то ли по завещаниям наших правителей»3 На память невольно приходит сравнение. Андрей Первозванный (Андропов) и Иисус Христос (Горбачев). Господ бог, надеюсь, простит это сравнение двух атеистов с родоначальниками христианства. Но психологически мысль о том, что Андропов «окрестил» Горбачева создает примерно тот же эффект для среднего человека. «Старик Державин нас заметит и, в гроб сходя, благословил». А заодно такая мысль снимает подозрение в заграничном влиянии. Нельзя же подозревать председателя КГБ в пособничестве предателю социализма. «Обращение к В.И. Ленину - идейный источник перестройки»4, такие строки были в знаменитой тогда горбачевкой книге о перестройке (Горбачев М.С, «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира», М, Политиздат, 1988, с. 20). И опять-таки в духе того времени в сборнике «В.И. Ленин и ВЧК» почти нет ленинских материалов, касающихся зверств, (скажем мягко) творимых порой отдельными представителями чекисткого ведомства. Хотя, если очень внимательно прочитать эту книгу кое-что понять можно. Но скрывать это было бессмысленно, книга все равно просто перепечатывала ту часть ленинского наследия, которая всем известна и многократно издавалось в СССР. По инициативе КГБ СССР была переиздана «Красная книга В1£К», (М., Политиздат, в 2-х томах, 1990 год). Здесь еще чуть-чуть более откровенно о подлинной чекистской истории. Однако, на возвращении к ленинским истокам, перестройка, как и следовало 3. В.А. Печенев, «Горбачев: к вершинам власти» 4. Горбачев М.С, «Перестройка и новое мышление для нашей страны и для всего мира» ожидать, не остановилась. Подлинная история другой стороны ленинского
метода управления страной тоже стала достоянием гласности. Чуть позже, через пару лет в стране стали перепечатывать и открыто продавать некоторые другие книги. Например, Мельгунов С.П., «Красный террор в России», (М., «Р1ПСО", "Р8», 1990 год), Бунин И.А., «Лишь слову жизнь дана...» (М., «Советская Россия», 1990 год). Горький М, «Несвоевременные мысли», (М, «Советский писатель», 1990 год), Дитерихс М/С, «Убийство царской семьи и членов Дома Романовых на Урале», (М., «Скифы», 1991 год) и многие другие, рассказывающие совсем другую истории отечества времен создания Всероссийской чрезвычайно комиссии. Следует тем не менее отметить, что в глазах среднего соотечественника история чекистских органов осталась по многом такой же как ее преподносили в коммунистические времена 30-80 годов. Слишком сильно было тогда идеологическое воздействие (а фильмы, прославляющие чекистов 20-х годов мы смотрим и сейчас). Это, во-первых. А, во-вторых, после смены власти в 1991 году никто особенно и не хотел заниматься копанием в истории ВЧК «, особенно, доведением этого до широкой общественности. Зачем? А отсюда версия - копание в грязном белье ВЧК-КГБ нужно было не столько в целях установления истины, сколько в целях смены власти. На ошибках прошлого никто особенно и не собирался учиться, думали о будущих достоинствах своего сидения в кабинетах власти одни (заказчики) или подсчитывали гонорары за написанное другие (исполнители). Не правда ли, красиво написано? «Революционной перестройки». Знали бы они тогда чем для органов госбезопасности кончится эта перестройка! А в самом деле, почему бы всемогущим органам КГБ не предвидеть чем все кончится для страны вообще и для них в частности? За что же им всем деньги платили? Ведь не только же за вербовки иностранцев и борьбу с антисоветчиками. Кстати, могучую коммунистическую державу, управляемую КПСС, погубили отнюдь не отдельные жалкие антисоветчики, а самые что ни на есть идейные коммунисты, а кем еще могли быть члены Политбюро. Именно они и привели сначала к распаду системы коммунистических стран, а потом и к развалу самого СССР - лидера мирового коммунизма. В свое время знаменитой была книжка Ельцина «Исповедь на заданную тему». Автор счел необходимым там отметить: «...Председатель КГБ Крючков, вдруг перепрыгнув ступень кандидата, сразу же был введен в состав Политбюро. Это продолжение старой традиции сращивания партийной верхушки с органами безопасности, конечно -лее, шокировало всех. Все-таки во времена перестройки и гласности, хотя бы из чувства такта и здравого смысла, Горбачеву не стоило превращать один из госкомитетов в самый главный комитет. Но нет, жажда власти и страх ее потерять важнее любой логики и любого здравого смысла. КГБ должен быть на страже партийных интересов, пусть Крючков будет рядом под боком»5 Читаешь и думаешь, уж не обижается ли Борис Николаевич, что его дальше кандидата в Политбюро так и не взяли? А вот насчет госкомитета он хотя бы формально не прав. КГБ в то время не был государственным комитетом, он был просто комитетом. Этакое суперминистерство, не называемое министерством. Кстати, в конце 1991 года Ельцин, придя к полной власти, сам советовался часто (а порой и только) со своими людьми из спецслужб. Так что, такова, видимо, судьба российских властителей. Впрочем, после августа 1991 года партийность КГБ вспоминали не раз и обычно недобрым словом. Например, ИЛ. Бунич писал: «Нужна ли нам подобная служба безопасности, которая ни разу с 1917 по 1994 год не смогла обеспечить безопасность государства? Может быть, настала пора очистить от десятков тысяч 5. Ельцин Б.Н., «Исповедь на заданную тему» антигосударственных и антинародных элементов, именующих себя «чекистами», целые кварталы многоэтажных зданий, которые они занимают во всех более-менее крупных городах, выкинув им вслед портреты их любимого Дзержинского, пока они своими играми не уничтожили Россию так лее как они уничтожили СССР? Потому что ни Россия, ни СССР не являлись и не являются их Родиной. Они были лишь боевиками международной террористической организации, называвшей себя партией большевиков и гордившейся тем, что у нее нет Отечества»6. Вот так зараз и всех черной краской. Кстати, действительно, в «Положении об органах государственной безопасности», утвержденных ЦК КПСС и Советом Министров СССР в 1959 году было сказано: «Статья первая: Комитет государственной безопасности при Совета Министров СССР и его органы на местах являются политическими органами, осуществляющими мероприятия Центрального комитета и правительства. 1.2 КГБ и экономика страны. А тем временем, руководство КГБ СССР медленно и с оглядкой на Горбачева стало критиковать многие элементы проводимых перемен. Все чаще и чаще из органов поступала доступная для всех информация об экономических и прочих провалах. Одним из самых заметных стало заявление председателя КГБ СССР на IV Съезде народных депутатов СССР, озаглавленное «КГБ против саботажа». Появился термин «экономический саботаж;», который Президент СССР М.С. Горбачев упомянул в Указе «О взаимодействии милиции и подразделений Вооруженных Сия СССР при обеспечении правопорядка и борьбы с преступностью» от 26 января 1991 года, призвав к «решительной активизации борьбы с экономическим саботажем», и создав Комитет по координации деятельности правоохранительных органов при Президенте СССР. Сколько подобных структур будет еще создано. Правда, уже Президентом другой страны (Российской Федерации). Но об этом позже. В то время газета «Правда» напечатала выступление Крючкова под заголовком «КГБ против саботажа». Кстати, было принято считать, что «можно обвинить КГБ в неправильной политической линии, в попытке не так оценить ситуацию, в том, что там засилье реакции, но сказать, что там сидят шкурники, было нельзя». А сказал это человек, который в то время был одним из символов нарождающейся российской демократии. Впрочем, так говорили порой совершенно разные люди. Но воспринимали крючковские откровения по разному. Вот, например, как оценивал его еженедельник «Новое время» словами Симона Соловейчика: «Экономическое состояние страны действительно составляет основу ее безопасности. Но, когда экономикой начинает заниматься государственная безопасность, это само по себе становится опасным для государства. КГБ - методами экономику поднять не возможно, данная организация по своему существу может лишь пресекать и разоблачать, а если некого разоблачать то находить саботажников-вредителей там, где их явно нет»7. Была и несколько более осторожная критика вхождения КГБ в экономику. «Официальные лица выражают надежду, что КГБ сможет повлиять на ситуацию в торговле, поскольку по сравнению с ОБХСС менее коррумпирован. Хотелось бы на это надеяться - но причины коррупции ведь не в порочности тех, кто идет служить в ОБХСС, а в системе, при которой работникам торговли выгодно торговать из-под полы и соответственно «подкармливать» тех, кто мог бы этому помешать. Если уж экономические соблазны заставили за последние годы около двадцати 6. Бунич И.Л., «Кейс и меч» 7. «Новое время» словами Симона Соловейчика высокооплачиваемых профессионалов КГБ за рубежом переметнуться на сторону иностранных разведок, то где гарантии, что их рядовые и гораздо менее обеспеченные коллеги, столкнувшись с соблазнами внутри страны, устоят? Вопрос времени и масштабов соприкосновения КГБ с миром торговли...» 1.3 Критика КГБ. Было видно, что постепенно по мере упрочения гласности процесс критики отдельных недостатков сталинизма стал перерастать в критику досталинского и послесталинского времени, а критика недостатков органов внутренних дел и прокуратуры как-то почти незаметно переросла в критику КГБ. Словно вездесущие журналисты, исчерпав свой «творческий» запас, кинулись на новую нетронутую еще целину. Например, одним из известных и длительно действующих критиков КГБ (а потом и «наследников» этого ведомства) стала журналистка Евгения Альбац. Ее писания будут не раз наносить ощутимые удары по ведомству плаща и кинжала, сначала СССР, а затем и его («скромного» или «жалкого» это уже от характера оценки) остатка в виде Российской Федерации. Разумеется, Е. Альбац была не одинока. Одним из косвенных разрушителей веры в КГБ был знаменитый тогда борец с коррупцией Тельман Гдлян и его напарник Николай Иванов. Правда, нападали они на КГБ по многом потому, что отдельные руководящие сотрудники госбезопасности оказались по другую сторону баррикады в их нескончаемом споре по поводу коррупции в рядах членов ЦК КПСС. Тогдашняя народная вера в этих борцов с мафией привела их в депутатские кресла, обеспечила довольно значительную общественную поддержку и помогла появлению первых народных сомнений в праведности КГБ. После эпопеи Гдляна-Иванова неистребимая вера народа российского в борцов с мафией, конечно, несколько померкла. Нельзя же до бесконечности эксплуатировать эту веру. Но далеко не иссякла. Она просто действительно неистребима. Вера в «борцов с мафией» напоминает веру в ангелов, приходящим в трудную минуту на помощь праведным беднякам, которых эта мафия обирает. Свежо предание, но вериться с трудом только знающими людьми. Остальные верят просто потому, что хотят верить. К сожалению, последних не редко обирает их не только мафия, но и многочисленные борцы с ней. Почему-то о борьбе с мафией вспоминают обычно люди, которым захотелось поиграть в избирательные игры. А вот после победы на выборах они свои обещания часто откладывают в долгий ящик. Однако, мы несколько отвлеклись от темы и пора вернуться к вопросу о некотором падении авторитета КГБ. Отдельные средства массовой информации выбирали для себя «жертв КГБ» и становились на их защиту. Так, например, еженедельник «Новое время», начав еще в 1990, продолжил и в следующем году защиту Альфреда Шоленберга, советского немца, обвиняемого органами КГБ в контрабанде. Для среднего читателя понять кто прав, а кто виноват было невозможно, талантами Шерлока Холмса обладали далеко не все. Так что общественное мнение по конкретным проблемам создавалось методом: кто громче и красивее. В некоторых регионах страны органы госбезопасности попадали прямо токи в гущу конфликтов. В июне 1990 года на сессии Верховного Совета Эстонской ССР было принято решение и прекращении финансирования из республиканского бюджета деятельности КГБ, Главяита и военкомата Эстонской ССР. В ночь с 15 на 16 сентября 1990 года в Тбилиси после несанкционированного митинга возбужденная толпа совершила нападение на здание КГБ Грузии. Список таких примеров можно было бы и продолжить. «В 1989 г. пресса крушила правоохранительные органы, так что в московской прокуратуре за два месяца уволились почти все следователи - не желали работать в обстановке травли»8. Вот так вспоминает настроения сотрудников госбезопасности один из заместителей председателя КГБ СССР: «Редкий день обходился без сетования на средства массовой информации. Выпады против КГБ следовали один за другим. Особое раздражение у нас вызывал "Огонек", да и другим изданиям достается за необъективность. Тон разговоров в целом пессимистический, хотя сам Крючков по натуре оптимист. Одна из его любимых присказок: «Проиграть мы всегда успеем, надо постараться выиграть». Примечательно, однако, что, выслушав какое-то безрадостное известие, он все чаще ограничивается неопределенным «да-а-а», не высказывает своего мнения и не дает указаний» (Л.В.Шебаршин, «Рука Москвы», М, «Центр-100», 1992, с.270). Снова и снова обращаясь к Председателю КГБ СССР. Л. В. Шебаршин констатировал: «Наше руководство тоже не знало, что делать»9.А когда руководство дезориентировано, подчиненные обычно положение не спасают. Вот образец одного из высказываний (хотя и опубликованного после 1991 года, но примерно такое же они не раз говорили и раньше) Гдляна-Иванова на органы КГБ: «Совместная работа с КГБ дает достаточно оснований для того, чтобы судить о нравах таинственного учреждения. А таинственного-то, оказалось, мало. Не раз приходилось убеждаться, что не интересы дела здесь превыше всего, а честь мундира. Ведомственная корысть оправдывается, как известно, любые методы и способы достижения цели. В частности, бытует мнение, что подразделения КГБ из всех правоохранительных органов наименее заражены коррупцией. Это действительно так. Но даже в такой элитарной семье, как говориться, не без урода. Однако, если мы время от времени узнает о судебных процессах над судьями, адвокатами, прокурорами, следователями, работниками милиции, преступившими закон, то сотрудников госбезопасности на скамье подсудимых что-то не видно. Молено, конечно, организовать шумный процесс над агентом, завербованным иностранной разведкой. Что же касается уголовщины, тут все шито-крыто. А чаще всего руководство тайной полиции стремится попросту не допускать суда над своими подчиненными»10 Анатолий Собчак посвятил двум следователям целую главу своей книги и назвал ее «Страсти по Гдляну и Иванову». Вспоминая их выступление, он написал: «Перед нами были не профессионалы, знающие цену доказательствам, не парламентарии, умеющие связать частное с общим, а ораторы с площади, обращающиеся поверх депутатских голов к миллионам телезрителей, жадно ловивших каждое их слово... По самому строгому счету Гдлян и Иванов в новых социальных условиях продолжали действовать в традициях репрессивного аппарата 30-х годов.... Я понимаю, как это опасно: следователь, занимающийся политикой и использующий для этого непроверенные материалы уголовного дела... «Своей глухотой к конкретным фактам, своим нежеланием что-либо доказывать профессионально Гдлян и Иванов иллюстрировали печальный опыт юридического бесправия граждан нашей страны»11 8. «Наш современник», N4, 2000, 9. Л.В.Шебаршин, «Рука Москвы» 10. Гдлян Д.Г., Иванов Н.В., «Кремлевской дело», 11. Собчак А.А., «Хождение во власть», М, «Новости» 2.Развал спец служб ведёт к хаосу в государстве. Не малую роль в этом процессе сыграли отдельные сотрудники органов госбезопасности. Чего стоит только один Олег Калугин, который к началу 1991 года стал уже известной фигурой, активно и публично боровшийся с руководством КГБ СССР. Скандалы вокруг Калугина были, пожалуй, наиболее неприятными для органов госбезопасности. Впервые бывший генерал госбезопасности демонстративно пошел против руководства КГБ. И мало, того с успехам выиграл выборы в народные депутаты страны, не смотря на старания всего Комитета государственной безопасности. Кстати, судьба Калугина очень интересна, многогранна и поучительна. О нем можно было бы написать отдельную книгу. Но и в рамках данного реферата к его личности еще придется возвращаться. Пока лее отметим, что пример Калугина оказался заразителен, некоторые иные сотрудники госбезопасности (хотя и было их совсем немного) воспользовались им. Вспомним строки из «Евгения Онегина»: «его пример другим наука». Все это неизбежно и объективно вело к снижению авторитета органов госбезопасности. Компенсировать этот процесс повышением результативности в работе КГБ, видимо, просто не мог. Работали те же самые люди, привыкшие работать так как работали раньше. На общем фоне медленной инфляции снижалось и материальное их преимущество, бывшее одной из слагаемых престижности службы. Кроме того, сотрудники госбезопасности, как и многие другие люди, плохо представляли, что такое перестройка, зачем она и почему нет реальных положительных результатов. Все это воздействовало и на общий авторитет органов в глазах населения. В середине июня 1990 года Центр общественных связей КГБ СССР объявил: «В Комитете государственной безопасности СССР самым серьезным образом отнеслись к публикациям в некоторых московских печатных изданиях, передачах по радио, а также появлению в зарубежных средствах массовой информации ряда интервью с бывшим сотрудником КГБ генерал-майором запаса Калугиным....Допущенные им высказывания с грубыми искажениями, нападками на деятельность нынешних органов госбезопасности логично вытекают из его поступков и поведения во время работы в органах... Знание личных качеств Калугина не оставляет сомнений в том, что, встав на путь «сенсационных» публичных выступлений, он решил начать новую «политическую» карьеру и использует для этого отечественные и зарубежные средства массовой информации... КГБ СССР даст всестороннюю оценку высказываниям Калугина». И дал. В самом конце июня 1990 года указом Президента СССР по представлению КГБ СССР за действия, порочащие честь и достоинство сотрудника органов госбезопасности, Калугин был лишен государственных наград. Постановлением Совета Министров СССР за указанные действия он был лишен также воинского звания генерал-майор запаса. Приказом председателя КГБ -СССР Калугин был лишен знака «Почетный сотрудник госбезопасности». Одним, словом лишили всего, что молено лишить. «10 дней, которые потрясли КГБ» - именно так назвали статью в газете «Правда» «Московские новости» и пояснили: «Именно столько времени прошло от публикации интервью с генералом Олегом Калугиным до лишения его звания и правительственных наград»12. Калугин направил в Московский городской суд иски на М.С. Горбачева, Н.И. Рыжкова и В.А. Крючкова, так как посчитал подписанные ими документы незаконными. Скандал стал разрастаться. 12. «Московские новости, N27, 1990 17 июля 1990 года прокуратура СССР по материалам КГБ СССР возбудила уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 75 УК РСФСР (разглашение государственной тайны). Предварительное следствие было поручено военной прокуратуре. Калугин стал известен всей стране. И продолжал писать статьи, давать интервью и выступать по теле, - радио программам. В Краснодарском крае его избрали народным депутатом Верховного Совета СССР. Попытки многих действующих сотрудников госбезопасности, специально командированных в край, предотвратить избрание окончились нечем. Нечего говорить, что это была звонкая пощечина и власти вообще и КГБ СССР в частности. Кстати, В.А. Крючков написал об интересном факте: «Для полноты характеристики личности Калугина стоит поведать и о следующем факте. В 1989 году Калугину было объявлено об увольнении из органов госбезопасности. В его личные планы это не входило, и он предпринял таги по предупреждению подобного развития событий. Попросившись ко мне на прием, Калугин прямо заявил, что хотел бы и далее работать в органах госбезопасности, причем в Москве, и что, если будет принято такое решение, то он обещает ничего отрицательного о чекисткой организации не писать, а жить с КГБ мирно. Но если, грозил он, его все-таки уволят из органов, то он начнет публично выступать против Комитета госбезопасности и никакого мира не будет»13. Разумеется, в книге, написанной самим О.Д. Калугиным, все не так: «Я встретился с Крючковым после его назначения председателем КГБ, чтобы прозондировать его позицию по поводу моих публикаций. Он притворно улыбался, и я знал, что это улыбка иезуита. Потом мне рассказали, что он был просто взбешен моими статьями» 14. Ну, а очной ставки между ними не проводили. И мы так и не знаем, кто правильные передает прежний разговор. Чаще стали возникать склоки по шкурным вопросам. Например, недовольные начальником УКГБ СССР по Омской области написали жалобы, обвинив начальника в незаконном получении квартиры и машины. Были проблемы у начальника УКГБ по Свердловской области. Писали: «В газетах замелькала и фамилия бывшего начальника УКГБ Корнилова: Юрий Иванович «устроил» зятю машину, а дочери - квартиру...Ю. Корнилов переведен в центральный аппарат КГБ Были случаи когда иностранные государства награждали советских сотрудников госбезопасности, которые сообщали им сведения, не предоставляемые официально. Например, сотрудник УКГБ СССР по Смоленской области Закиров Олег получил от посла республики Польша памятную медаль. Речь шла о событиях в печально известной Катыни. По данным СМИ О. Закиров, используя служебное удостоверение, обошел ветеранов органов и собрал сведения о катынской трагедии. Закиров был уволен «за выслугой лет и по состоянию здоровья» Видимо, обрадовавшись полученной иностранной медалью и надеясь получить еще Закиров рассказал о том, где хранятся архивы КГБ Грузии, Армении и Южной Осетии Сотрудник УКГБ СССР по Ростовской области был уволен из органов государственной безопасности. Он написал в редакцию журнала "Огонек" письмо, в котором разоблачал якобы имеющиеся злоупотребления руководства УКГБ ("Огонек", N 8, 1990, с.28). Капитан госбезопасности Ленинского управления КГБ Крымской области Сергей Радченко начал голодовку после того как руководство УКГБ якобы отказалось реализовать материалы по организованной преступности («Красноярский комсомолец», 05.02.91, с.З). 13. Крючков В.А. «Личное дело», М, «Олимп», в 2-х томах 14. Калугин О.Д., «Прощай, Лубянка» Подполковник КГБ Владимир Мороз в июле 1990 года написал заявление о выходе из КПСС. Его сразу же отстранили от оперативной работы По словам А. Стерлигова сотрудники госбезопасности оказались причастны к козням против демократов. «Хотя и в КГБ есть люди, которым все это претит, которые хотели бы нормальной работы. Начальник одной из экономических служи московского КГБ Е. Матвенко выразил свой протест тем, что отказался там работать и сейчас без дела»15. На общем фоне немногочисленных диссидентов выделялся подполковник Александр Кичихин. Он дослужился до заместителя начальника отделения управления по защите советского конституционного строя КГБ СССР. Неоднократно выступая в СМИ с критикой некоторых аспектов деятельности органов госбезопасности. Выступил с обращение к военнослужащим и сотрудника КГБ И МВД не применять оружие и служить Родине и народу. 19 августа 1991 года подал рапорт об отставке. Затем был в качестве эксперта парламентской комиссии оп расследованию ГКЧП Вышеперечисленные факты, конечно, только пример. Хотя других фактов было не так и много. «Было время, когда сотрудники Комитета, его органов и войск материально обеспечивались существенно выше, чем с среднем по стране. В последние 10-15 лет разница в оплате сократилась, но материальный фактор не стал определяющим у желающих работать в органах госбезопасности. Более того, когда из-за недостаточной заработной платы появились случаи ухода из органов, в них оставались только сильные духом и убежденностью в значении чекисткой деятельности для безопасности страны»16. 2.1 Оппозиция и поддержка её ЦРУ. В некоторых средствах массовой информации критики «демократизации» все чаще и чаще стали приводить факты поддержки различных оппозиционных групп из-за границы. А в то лее время в оправдание иностранной помощи стали появляться статьи, которые старались доказать, что никакая помощь из-за границы не способна развалить политическую систему, если она сама не идет к этому. При этом факт самой помощи всячески завуалировали, ссылаясь на отдельные благотворительные акты отдельных иностранных организаций, не связанных со спецслужбами (на долларах ведь не стоял штамп «поступило от ЦРУ»). В еженедельнике «Новое время» для этого использовали польский пример десятилетней давности. Утверждение, хотя и, имеющее право на существование, но не бесспорно. Давно известно, что политическая деятельность, как и всякая, осуществляется людьми, которым для этого нужны определенные средства и которым нужно получать зарплату. Если этого нет, то возможен только кратковременный стихийный бунт недовольных, а не долговременная оппозиционная активность. А вот такая оппозиционная активность проявлялась порой прямо в отношении органов государственной безопасности. В стране были далее сделаны попытки своеобразного «суда» над органами государственной безопасности. Напомним, что по инициативе комитета по делам молодежи Верховного Совета РСФСР было начато парламентское расследование деятельности КГБ, СССР. Хотели, видимо, сделать себе рекламу, не получилось, не вовремя начали. Нужно было чуть-чуть попозже, а может быть и другими «нужными» людьми. Всякому овощу свое время. А может быть никто просто не стал финансировать это расследование, которое, как писала газета 15. «Аргументы и факты», N 34, 1991, с.4 16. Крючков В.А. «Личное дело», М., «Олимп», в 2-х томах. «Комсомольская правда», было «практически заморожено». Все что ни делается - к лучилему. Так говорят некоторые, оправдывая все неудачи. Публичное копание в бумагах КГБ могло привести страну к печальным (если не трагическим результатам). Дело в том, что КГБ привлекал к сотрудничеству многих. Вот что, например, писал знаменитый в годы перестройки демократ Г.Х. Попов: «В КГБ довольно быстро поняли, что от меня молено получить достаточно емкие наблюдения, и они ездить мне не мешали. Мои общие оценки их интересовали, и думаю, что по многим вопросам они подтвердились». Практически, это означало прикрытое признание в каком-то сотрудничестве с КГБ, а сотрудничество с этой структурой было обычно одно - тайное. Многие понимали - лучше полупризнание самого, чем разоблачение другими. А последнее становилось все более и более реальным. Известны многочисленные факты поддержки различных политических сил из-за рубежа. В результате этого вливания происходили необходимые процессы и достигался планируемый результат. Например, уже в посткоммунистические времена газета «Сегодня» сообщила: "В секретном архиве государственного департамента США хранятся документы, неопровержимо свидетельствующие, что ЦРУ США незаконно финансировало Либерально-демократическую партию, монопольно правившую в Японии с 1955 по 1993 год....Речь идет о тайных операциях ЦРУ в Японии в 1950-60-х годах по непосредственной финансовой поддержке консервативных политиков и Либерально-демократической партии, которые проводили проамериканскую, антикоммунистическую политику»17. 17. «Сегодня», 17.02.95 3.Сильные спец службы означают сильное государство. Тем временем председатель КГБ, выступая на Верховном Совете, а затем на пресс-конференции, разъяснил всем желающим ему внимать, «что задача КГБ» - борьба с деструктивными силами, а деструктивные силы - это те, что хотят развалить Союз» Видимо, так же думало и большинство сотрудников, которые, как и все военнослужащие, присягали «до последнего дыхания быть преданным своему Народу, своей Советской Родине и Советскому Правительству». «...Работа спецслужб в конечном итоге не больше чем продолжение политики соответствующих правительств иными средствами... Совершенно невозможно понять современный мир без учета работы спецслужб...»18 Еще в 1988 году Горбачев писал: «Мы располагаем прочным материальным фундаментом, большим опытом, духовным кругозором для того, чтобы целеустремленно и непрерывно совершенствовать наше общество, добиваться все более высокой отдачи -как количественной, так и качественной от всей нашей деятельности». Об активном участии Аркадия Вольского в создании этой версии писал Вадим Печенев (Печенев В.А., «Горбачев: к вершинам власти», М, «Господин народ», 1991, с. 103-108). О том, что Горбачев пользовался доверием и поддержкой Андропова сообщал Е.К.Лигачев, (Лигачев Е.К., «Загадка Горбачева», Новосибирск, «Интербук», 1992, с. 10, 15), Е.И. Чазов (Чазов Е.И., «Здоровье и власть. Воспоминание «кремлевского врача», М, 18. Яковлев Н.Н., «ЦРУ против СССР», М., «Правда». «Новости», 1992, с. 184), О.Д. Калугин (Калугин О.Д., «Прощай, Лубянка», М, «Олимп», 1995, с.261) и многие другие. Некоторые из них, конечно, повторяли чужие мысли, но особых сомнений это положение не вызывало у многих. Интересно, что бывший директор ЦРУ США У. Колби в конце 1992 года, когда поднимался вопрос об американских агентах влияния в СССР, счел нужным подчеркнуть: «Вообще-то все новое руководство России было создано Андроповым... Он блестяще сформировал и новый класс советского руководства - ведь Михаил Горбачев был его протеже» . Впрочем, существовала и иная точка зрения. Например, бывший тогда членом Политбюро ЦК КПСС В.В. Гришин вспоминал: «Сейчас пишут о том, что якобы Андропов сориентировался на Горбачева, как на своего преемника на посту руководителя страны. В частности, об этом говорит и пишет А.И. Вольский, который был помощником Ю.В. Андропова. Должен сказать, что в узкий круг руководителей партии Андропов Горбачева не включал, никогда не упоминал его как возможного преемника на посту руководителя партии, ничем не выделял среди других членов Политбюро»19 (Гришин В.В.,. «От Хрущева до Горбачева. Политические портреты пяти генсеков и А.Н. Косыгина. Мемуары», М., «Аспол», 1996, с.66). Однако, эта точка зрения не кажется слишком убедительной, хотя бы уже потому, что Гришин «пострадал» от Горбачева, а народную популярность Андропова «отдавать» обидчику Гришин вряд ли хотел. Да, и подавляющее большинство источников поддерживает иную точку зрения. Кстати, в словам Гришина уже косвенно чувствуется важность быть приемником Андропова. Интерес вызывает следующее обстоятельство. Андропов был убежденный сторонником усиления страны и коммунизма (во всяком случае это никто не оспаривает). Горбачев, в конечном итоге, привел к крушению коммунизм (это также не оспоримо) и страны (здесь еще некоторые спорят). Возникает естественный вопрос: как 19. Гришин В.В.,. «От Хрущева до Горбачева. Политические портреты пяти генсеков и А.Н. Косыгина. Мемуары», М., «Аспол». же мог всемогущий и мудрый Андропов подготавливать себе такого приемника? Впрочем, твердокаменным коммунистам следует учесть, что до прихода к вершине власти человек может быть один, а после - совсем другой. Вот, например, что писал о рядовом члене Политбюро ЦК КПСС Горбачеве бывший первый секретарь московского горкома ЦК КПСС В.В. Гришин: «На заседаниях он, как правило, отмалчивался поддакивал Генеральному секретарю ЦК КПСС, со всеми предложениями соглашался. Я никогда не слышал из его уст каких-либо новаторских предложений, несогласия по какому-либо вопросу... Складывалось впечатление, что он ни с кем не хотел портить отношения» Не правда ли, совсем не похоже на Горбачева образца после 1985 года. А тем временем политическая ситуация в стране продолжала обостряться. «В декабре 1990-го - январе 1991 года, - по мнению Анатолия Собчака, - политическая и экономическая ситуация в стране достигла критической, кризисной отметки. И в этих условиях вместо ожидаемой стабилизации обозначился резкий поворот страны вправо. С глаз общества спадает пелена надежд на улучшение жизни». А Горбачеве это время уже получил Нобелевскую премию мира. Событие это достаточно важное, внутри страны не встретило сколько-нибудь заметной радости. «Всему миру, - писал бывший телохранитель (сотрудник КГБ СССР) первого и последнего советского президента, - памятно присуждение советскому лидеру Нобелевской премии мира в ту пору, когда на территории СССР полыхали межнациональные войны, во многих республиках лилась кровь». Кстати, следует обратит внимание, что Нобелевскую премию собирались дать годом раньше (т.е. показали что готовы дать), но по техническим причинам не получилось. Горбачеву словно, показали - заслужи еще побольше. Может быть и другая версия - попытка поддержать его внутри страны, но, как видим, реакция была прямо противоположной. Умом Россию не понять. 3.1 ФСК наследник КГБ. Правда, это снижение авторитета КГБ шло очень и очень медленно. Но процесс уже пошел и к началу 1991 года зашел достаточно далеко. Много позже, когда КГБ уже в очередной (и не в последний) раз переродилось и превратилось в ФСК, газета «Красноярский комсомолец» написала: «Разумом страна понимает: люди, работающие сегодня в структурах ФСК, к зверствам, творимым в застенкам НКВД, непричастны. Они далее не жили тогда. Почему же кровавый след, как не засыпай его песком добрых дел, направленных на укрепление безопасности государства, вновь и вновь проступает? Ответ - на поверхности. Представьте, что у вас есть сосед. У него жена, маленький сын. В один прекрасный день вы узнаете, что сосед ваш - маньяк, на совести которого десятки загубленных жизней. Любому здравомыслящему человеку понятно, что к преступлениям отца сын отношения не имеет. Но сколько бы ни минуло лет, и каким бы прекрасным гражданином ни стал повзрослевший ребенок, вы никогда не забудете (просто не сможете!), кем был его отец. У спецслужб во всем мире похожая участь. Спецслужбы не любят нигде. Это нормально: граждане не обязаны любить свои силовые структуры. Далее если эти структуры оберегают их по кой и служат могуществу государства. Но в нашей стране, где у спецслужб столь кровавое прошлое, должно, видимо, прорасти травой несколько поколений, чтобы клеймо палачества перестало проступать сквозь песок, чтобы потомки замученных и казненных приняли для себя библейскую заповедь: «Не судите, и не судимы будете...» Вышесказанное сильно преувеличено, но доля истины в этом тоже есть. Раскрытие (а порой и смакование) репрессий 20-50 годов сильно (но не смертельно) ударило по авторитету органов государственной безопасности. Кстати, думали ли в начале 80-х годов сотрудники госбезопасности о своей слу:жбе как наследниках сталинских репрессий? Владимир Путин на вопрос о том как он оценивал 37-й год при поступлении на службу в КГБ, ответил: «Честно скажу: совершенно не думал. Абсолютно....Мои представления о КГБ возникли на основе романтических рассказов о работе разведчиков. Меня, без всякого преувеличения, можно было считать успешным продуктов патриотического воспитания советского человека». И вот этот романтизм в конце 80-х годов стали разрушать. Однако, в самом начале 1991 года все это еще не казалось трагичным для достаточно многих чекистов. Они продолжали думать, что процесс критики как свежий ветер выметет все недостатки и тогда все вернется на круги свои, только станет еще лучше и для страны и для КГБ. К тому же разные люди служили в органах, некоторые, как и предприимчивые новые политики и новые коммерсанты (одним словом - новые русские), также надеялись извлечь что-то полезно для себя. Но последних было сравнительно мало. Государственная служба и является службой, риск предпринимательства (естественный для этой сферы деятельности) в целом не характерен для государственных служащих, тем более, военных. В этом особенность службы, ее достоинство и недостаток. Заключение. К началу 199] года кризис охватил все сферы жизни общества и государства. Остро давали о себе знать межнациональные отношения. Увеличилось противостояние в Прибалтике. Сепаратистке силы действовали здесь открыто, игнорировали законы СССР, нагнетали обстановку, увеличивалось число провокаций против воинских частей, иноязычного населения. В 1991 году так же говорил председатель Комитета Верховного Совета СССР по законодательству Ю.Х. Калмыков. Об этом также и писали. О.Д. Калугин вспоминал времена Андропова: «При нем органы госбезопасности, как правило, уклонялись от вмешательства в специфическую область, таившую непредсказуемые осложнения и опасности. Только политическая целесообразность, определяющаяся высшими инстанциями или личными указаниями партийных лидеров, служила сигналом для инициирования оперативных и следственных действий против коррумпированных групп и особо «отличившихся» лихоимцев» В известной книге (впервые издана в 1980 году) одного из так называемых «антисоветчиков» можно прочитать: «КГБ- советское учреждение. У него есть план и отчетность о выполнении, сложная иерархия начальников, поощрения и взыскания, путевки в санатории, партийные и комсомольские собрания - есть все, что бывает в любом советском учреждении. А значит: есть в КГБ успехи и неудачи, есть и пассивность, и энергия, и бюрократическая глупость, и леность мысли, и взлеты ее, и интриги, и подхалимство - все есть. Нет не погрешности, безошибочности, сказочной прозорливости, которые расписывает советская пропаганда».20 Все это так. Это правда, но только не вся. Была еще особая система подбора кадров, не всегда идеальная, учитывающая не только умение, но и убеждение. Однако такая система была и она приносила свои плоды в формировании Органов. Была Идея, которой служили. Плоха или хороша коммунистическая идея, но это была Идея. Разумеется, искренне ее служили не все, но они были. И еще был долговременный председатель КГБ, которого мягко говоря уважали, а некоторые и просто восторгались. Все это делало систему по своему уникальной в структуре власти тогдашней страны. «Была единственная организация, которую боялись и которая сохранила, больше благодаря своему руководству, бескорыстное служение тому государственному строю, который ее породил. Это был КГБ, защищавший идеи социализма, единство многонационального государства и существующие порядки» (Чазов Е.И., «Здоровье и власть», М., «Новости», 1992, с. 154). К слову. Еще в конце 20-х годов было написано: «Можно с уверенностью сказать, что русский народ не может представить себе правительство без тайной полиции. Не успела охранка кончить свое существование в первые оке недели революции, как большевики заменили ее УК"» (Роуан Ричард, «Шпионы, контрразведчики и угроза шпионажа», М, 1936, с. 103). Но это, действительно, к слову и без намека. Тайная полиция есть в любом современном государстве. Заместитель председателя КГБ СССР Л.В. Шебаршин вспоминал: «В сырой и холодной Прибалтике, в закрытом густым туманом Владивостоке, в знойном Краснодарском крае я видел одно и то же. Огромные штаты местных подразделений КГБ не знали, ради чего они работают, какие проблемы должны решаться ими или с их помощью, какую информацию собирать и кому докладывать. Совершалось множество суетливых механических движений (так бегают и хлопают крыльями обезглавленная курица), создавалась видимость активной работы. Люди обслуживали сами себя, успокаивали видимостью работы совесть, пытались быть чем-то кому-то полезными. 20. Восленский М. С., «Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза», М, «Советская Россия», Пустота, выморочность, обреченность и в зданиях КГБ, и в зданиях партийных инстанций. Молчащие телефоны, томительное предчувствие надвигающейся беды и полная беспомощность всех должностных лиц, совсем недавно бывших полноправными и абсолютными властителями своих территорий»21 21. Шебаршин Л.В., «Рука Москвы», М., «Центр-100». Список используемой литературы. 1. Калугин О.Д., «Прощай, Лубянка», М, «Олимп», 1995, с.261 2. Яковлев Н.Н., «ЦРУ против СССР», М, «Правда», 1983, с. 7 3. ЛеченевВ.А., «Горбачев: к вершинам власти», М., «Господин народ», 1991, с. ЮЗ-108 4. Лигачев Е.К., «Загадка Горбачева», Новосибирск, «Интербук», 1992, с. 10, 15 5. Чазов Е.И., «Здоровье и власть. Воспоминание «кремлевского врача», М., «Новости», 1992, с. 184 6. Гришин В.В., «От Хрущева до Горбачева. Политические портреты пяти генсеков иА.Н. Косыгина. Мемуары», М, «Аспол», 1996, с.69 7. Андропов Ю.В., «Избранные речи и статьи», М., Политиздат, 1983, с. 765 8. Л.В. Шебаршин, «Рука Москвы», М., «Центр-100», 1992, с. 298 9. Бобков Ф.Д., «КГБ и власть», М., «Ветеран МП», 1995, с.214 10. Собчак А.А., «Хождение во власть», М., «Новости», 1991, с.114-115 11. Черняев А.С., «Шесть лет с Горбачевым», М, «Прогресс», 1995, с.384