Каталог :: История

Курсовая: Развитие земледелия в Древнем Египте и Месопотамии

     Введение
Общественные и природные факторы по-разному проявляются в различных уголках
земного шара, что, в частности породило значительное различие в характере
обществ и в созданных ими культурных комплексах. Однако за пестрой мозаикой
археологических памятников ощутимо проступают главные тенденции и
закономерности.
Раннеземледельческие общества, активно развивающие производство продуктов
питания, стали исходным пластом первых цивилизаций, хотя лишь отдельные из
них прошли самостоятельный путь.
Переход к производству продуктов питания, и в первую очередь к земледелию,
явился важным рубежом и в истории человечества. Многие успехи
раннеземледельческих общин стали предвестниками достижений последующих эпох.
В среде раннеземледельческих обществ создаются эффективные хозяйственные
системы, обеспечивающие получение значительного прибавочного продукта.
Такой системой было прежде всего поливное земледелие.
В областях, где развивалось искусственное орошение полей, наблюдается
заметный культурный и социаль6ный прогресс.
Целью нашей курсовой работы является рассмотреть формы собственности и
земледелия в Месопотамии и Египте по данным первоисточников.
Для этого, прежде всего, необходимо обратиться к историческим источникам
Древнего Востока. Археологические исследования, проводившиеся в районах
Древней Месопотамии и Египта начиная с конца 60-хх гг. ХХ в., ясно показали,
что и здесь сравнительно рано происходит постепенное становление
земледельческой экономики и раннеземледельческого комплекса.
Древнейшая история Месопотамии – от палеолита и до начала III тысячелетия до
н. э. – может быть изучен только на основе памятников материальной культуры,
поскольку письменные источники появляются лишь только в самом конце этой
эпохи.
Используемая современными историками сетка столетий и тысячелетий весьма
условна: границы этих хронологических единиц часто не совпадают с началом и
концом реальных исторических этапов. В истории Месопотамии, однако, III
тысячелетие до н. э. можно рассматривать как вполне ограничейный
самостоятельный период. Начало его ознаменовано возникновением на юге
Двуречья нескольких шумерских городов-государств, а конец – гибелью царства
III династии Ура (2003 г. до н. э.).
В целом III тысячелетие до н.э. в истории Месопотамии представляется временем
преобладания шумерской культуры, хотя в формирование месопотамской
цивилизации внесли крупный вклад и другое народы, прежде всего дошумерское
население Двуречья и семиты-аккадцы.
Картину жизни месопотамского общества III тысячелетия до н. э.
восстанавливают на основании изучения памятников древневосточной письменности
(письменных источников) и вещественных остатков и следов деятельности людей
той эпохи (археологических источников). Интересные наблюдения были сделаны в
ходе исследования древних языков. Так, лингвистический анализ ряда шумерских
слов, обозначающих, в частности, такие понятия, как плуг, кузнец, ткач и др.,
показал, что эти термины были заимствованы шумерским языком от дошумерского
населения Двуречья. Это позволило прийти к важным историческим выводам
относительно роли дошумерского этноса в создании основ древнемесопотамской
цивилизации.
Общее количество письменных памятников, содержащих информацию о месопотамской
цивилизации III тысячелетия до н. э., невозможно подсчитать сколько-нибудь
точно, но оно несомненно исчисляется многими десятками тысяч и постоянно
продолжает расти. Опубликована сравнительно небольшая часть этих текстов;
большинство хранится в фондах музеев, причем далеко не все они
идентифицированы и внесены в каталоги.
Для эпохи Древнего и Среднего царств нет прямых сведений о контактах между
Египтом и государствами Месопотамии. Даже косвенные связи между этими
странами представлены пока единственным «синхронизмом Олбрайта» (первая
половина XVIII в. до н. э.). Многого ждут от .архивов Эблы, когда они будут
изданы и изучены.
Клинописные источники по истории Египта (с эпохи Нового царства) имеются двух
родов: 1) клинописный архив (дипломатический) в Египте (Телль эль-Амарна) и
клинописные письма царя Египта, членов царской семьи и сановников в хеттском
архиве в Богазкёе; 2) клинописные тексты хеттов, вавилонян, ассирийцев,
персов, так или иначе связанные с историей Египта.
Что же касается клинописных источников второго рода, то особенно ценные
сведения для истории Египта мы находим в архиве хеттских царей.
Целью нашей работы является рассказать о формах земельной собственности и
землепользовании в Месопотамии и Египте.
Добиться нашей цели нам помогли работы таких авторов, как Савельева Т.Н.,
описавшая «Аграрный  строй  Египта  в период древнейшего царства», Струве
В.В. «История древнего Востока», а также «История Древнего Востока:
зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой
цивилизации» под редакцией И. М. Дьяконова.
     
     
     1. Земледелие в Древнем Египте
Ранним царством называют период  охватывающий  правления I-II династий  по
Манефону.  Древним  же  царством  принято  считать правления III-VIII
династий.  Основная  масса  сведений об этом периоде дошла до нас в форме
расписанных  красками  рельефов  и надписей, покрывающих стены внутренних
помещений гробниц вельмож Древнего царства.
Основой  экономики   Египта   в  этот  период  было  сельское хозяйство.
«Вся долина Нила является по существу гигантским оазисом. Если бы не Нил, то
весь Египет представлял бы собой пустыню, подобную Ливийской. Особенностью
водного  режима  Нила, определяющей его огромное народнохозяйственное
значение, являются периодические и регулярные разливы. Вследствие ливней,
выпадающих в  тропической Африке,  и  таяния снегов  на  горных  вершинах
вода  в  Ниле к середине июля начинает пребывать. Наивысший уровень  воды в
Ниле бывает   осенью,   когда   река  заливает  огромные   прибрежные
пространства. На залитой почве осаждается ил, приносимый рекой с ее
верховьев.  Вся  плодородная  почва долины Нила  состоит  из мощных
отложений  речного ила; она легко поддается обработке  и отличается
исключительным плодородием» [2, с. 131].
Своеобразие истории  древнейшего  Египта  состояло в том, что здесь в силу
природных условий страны даже при тогдашнем уровне развития    техники
оказался    возможным    огромный    рост производительности земледелия.
Могучую реку Нил,  не только орошавшую землю, но и отлагавшую при ежегодных
своих разливах плодоносный ил, человеку необходимо было освоить для  того,
чтобы она  могла  играть важную роль  в развитии хозяйства. Без искусственных
осушения и орошения долина Нила  оставалась  бы  топкой  низиной  посреди
зыбучих  песков. Осваивать  реку,   т.е.   копать   оросительную  сеть,
насыпать водопреградные   насыпи,   содержать   в  исправности  все   эти
сооружения, открывать и закрывать протоки, можно было при помощи несложных
орудий  - мотыги и корзины для  переноски  земли.  На изображении,   дошедшем
до   нас   от   времени   одного   из додинастических царей,  показаны  его
подданные, голыми руками и мотыгой  работающие  на  многоводном  протоке.  В
представлении современников I династии любая область  их  страны  была
прежде всего орошаемой землей; само слово  "область"  (ном)  в то время
писалось  знаком, изображавшим  землю,  поделенную  оросительной сетью    на
четырехугольники.   Пересеченный    оросительными сооружениями  Египет   уже
при   I   династии   стал   страной исключительного плодородия.
Как и в последующие времена,  Верхний  Египет  - узкая долина реки  в южной
части  страны - и  Нижний  Египет, главную  часть которого составляла
расширяющаяся  к  северу часть этой долины, так  называемая  Дельта,
многорукавная, близкая к морю и  потому переполненная влагой и заболоченная,
были  освоены неодинаково. Уже при I династии Верхний  Египет  в
письменности  обозначался иероглифом,  изображавшим растение,  произрастающее
на  полоске земли.  Нижний  Египет - страна болотных зарослей -  обозначался
кустом папируса.
     1.1 Земледелие додинастического периода и раннего царства
В эпоху  развитого неолита (V тысячелетие до н.э.)  египтяне научились
выращивать зерновые культуры - ячмень и пшеницу-эммер, которые служили для
приготовления их основной пищи на протяжении всей древнеегипетской истории
вплоть до греко-римского  периода. Земледельцы неолитических поселений не
могли заимствовать навыки по  выращиванию  зерновых культур ни в Передней
Азии,  поскольку для эпохи неолита  не установлены связи этой страны с
Палестиной или Двуречьем, ни  в Эфиопии, где самые древние следы земледелия
датируются лишь  III  тысячелетием  до  н.э.  «Дикорастущие  этих злаков
могли  произрастать  в  Северной Африке. Здесь  в  эпоху неолита был более
влажный  климат. Поэтому ученые полагают, что земледелие в Египте развивалось
самостоятельным путем» [1, с. 129].
Ухудшение природных условий жизни ранних земледельцев нагорий к западу и
востоку от Нила могло ускорить  процесс их расселения по берегам реки и
стимулировать  борьбу  с  болотами и зарослями долины.  Усовершенствование
каменных  орудий труда и  появление медных позволило населению изготовлять из
дерева и камня гораздо большее количество  орудий,  необходимых для
землекопных работ и вырубки зарослей (мотыг, тесел и топоров), что намного
повысило производительность труда. «На естественных  холмах  вдоль берегов
Нила археологи обнаружили поселения ранних земледельцев  второго
додинастического  периода  (IV  тысячелетие  до  н.э.),  которые перешли к
оседлому  образу  жизни.  Они  научились использовать паводки  могучей  реки
для  нужд  земледелия  путем  сооружения примитивных земляных  валов,
удерживающих  на полях естественно разлившиеся воды паводка» [2, с. 145].
«Покрытая  болотами  и  озерами  дельта в целом  была  освоена позднее долины
Нила, но земледельцы и  рыбаки  ее  южных  окраин раньше перешли к
оседлости,  чем население юга Верхнего Египта. Их поля были расположены
главным  образом  на  островах.  Ранняя оседлость  населения  позволяет
предположить,  что ирригационные работы могли быть начаты здесь» [5, с. 226].
В результате длительного опыта осушительных работ  в дельте и долине  Нила
тяжким  и  мучительным  трудом  земледельцев  была создана  основа  сложной
бассейновой   системы   орошения.  Она образовалась не  сразу,  а постепенно,
путем сооружения земляных валов, окружающих поля, дамб и плотин. Для создания
бассейновой системы орошения,  позволявшей задерживать на полях воду паводка
необходимое  для  посева время,  наблюдательные древнеегипетские земледельцы
сумели использовать особенности водного режима  Нила и  характер   рельефа
страны. «Во  время  регулярных  ежегодных разливов Нила (с июня по октябрь)
воды паводка выходили из русла реки и  заливали берега до  края пустынных
нагорий, которые в те времена  были  покрыты саванно-степной
растительностью» [3, с. 433]. Паводки Нила вызывались таянием снегов в
Абиссинских  горах,  где  брал свои истоки Голубой Нил, и тропическими
ливнями в районе Великих озер Центральной Африки,  откуда  вытекал Белый Нил.
Голубой Нил стремительно нес огромные массы весенней воды.  Воды Белого Нила
при слиянии с более бурным Голубым Нилом отбрасывались обратно к Хартуму,
широко  разливаясь  и  образуя  естественный   водоем, который  способствовал
медленному  спаду  паводка  в  Египте  и препятствовал его высыханию  в
период низкой воды. Воды паводка не только орошали  почву, но и  удобряли ее
плодородным  илом  - тучным  черноземом,   состоящим   из   органических
остатков  и минеральных частиц.  «На  высоких  берегах  реки  ил откладывался
более толстым  слоем,  создавая  рельеф  долины,  понижающийся к пустынным
ныне  нагорьям,   который  способствовал  самотечному затоплению естественно
орошаемых полей» [6, с. 455].
Долина Нила между берегом реки и возвышенностями пустыни была разделена
поперечными  и  продольными  насыпями,  плотинами   и дамбами на бассейны
разной величины. Сквозь высокие берега Нила, первоначально естественные
(позднее для  лучшего  удержания воды на полях  их  стали  искусственно
повышать насыпями), прорывали короткие  каналы  для  поступления  воды  в
бассейны  и  для ее постепенного спуска.  Насыпи, возведенные перпендикулярно
реке, направляли воды  паводка в бассейны. Небольшими земляными валами внутри
бассейнов вода распределялась по полям.
«Ко  времени   раннего   царства  в  основном  было  завершено сооружение
бассейновой оросительной  системы  в долине Нила - ее плодородные  земли
стали использовать  под  пашни.  Продолжался процесс освоения и осушения в
значительной  степени  еще  более заболоченной дельты, покрытой богатыми
луговыми  пастбищами для скота;  в  ее   западных   и  восточных  областях
были  разбиты многочисленные  виноградники,  сады  и  огороды,  в
центральных областях начали  сеять  зерновые культуры. Сохранилась легенда о
том,  что   царь  I  династии  Мена,  которому  древнеегипетская традиция
приписывает объединение Египта,  соорудил  выше Мемфиса плотину на Ниле,
направив  его воды  по  новому руслу и  осушив прежнее русло. Здесь  был
построен город "Белые стены" - будущая столица  Египта  Древнего  царства,
известная   под  греческим названием Мемфис» [4, с. 344].
Население дельты  было  окончательно  замирено  и  вся страна объединена в
двуединое  государство "Нижнего и Верхнего Египта" лишь  в  конце II
династии.  Объединение  хозяйства  Нижнего  и Верхнего  Египта  в  масштабах
всей  страны  сыграло  настолько большую прогрессивную  роль  в развитии
сельского хозяйства, что позволило  во   времена   Древнего   царства  вести
грандиозное строительство  великих  пирамид. Ирригационное  земледелие стало
основой древнеегипетского хозяйства. Объединение  страны  в одно целое было
необходимо для поддержания в  порядке,  а  также  для расширения   и
усовершенствования   огромного   ирригационного хозяйства страны.
«Земледельческие орудия в период Раннего царства  были в общем такими же, что
и позже,  в  Древнем царстве, хотя частично в  то время они  были, возможно,
менее совершенными. Плуг первобытного вида изображают нам письмена-рисунки
времени II династии. Мотыга показана   на памятнике одного  из
додинастических   царей. Деревянные серпы со  вставными  лезвиями из кусочков
кремня были найдены десятками в  одной из гробниц середины I династии. Помол
зерна, как  и  позднее,  производился вручную: грубые зернотерки (два  камня,
между которыми растирали зерно) дошли  до  нас  от времени той же династии»
[5, с. 123].
На цветущее состояние виноградарства при  I  и  II  династиях указывают
бесчисленные  винные  сосуды, найденные в цельном виде или в обломках. Судя
по печатям  на  глиняных  пробках  сосудов, местом процветания
виноградарства,  как и в позднейшие времена, был Нижний Египет.
Разведение льна в  период раннего царства доказано тем, что в могилах  были
найдены  полотна  и  льняные  веревки.  При  этом некоторые полотна  -  очень
высокого  качества,  что говорит об искусном пользовании ткацким станком, о
большом  опыте в ткацком деле, а следовательно, и о развитом льноводстве.
«Едва  ли  не  все  виды домашнего скота,  распространенные  в Древнем
царстве, были известны уже  в  период  Раннего  царства. Существование быка,
осла,  барана  с  развесистыми рогами, козы засвидетельствовано   находками
костей   этих   животных   при раскопках. Скота было много: еще около начала
I династии один из царей хвалился захватом 400 тыс. голов крупного рогатого и
1 422 тыс.  голов  мелкого скота.  Этот  царь  воевал  против  Нижнего
Египта; возможно, что его добыча происходила оттуда» [1, с. 34].
     1.2 Земледелие Древнего царства
В  период  Древнего  царства   особых   усовершенствований  в
сельскохозяйственных орудиях,  по  сравнению  с периодом Раннего царства, не
обнаруживается. Вероятно,  эти  орудия изготовлялись при помощи  медных
инструментов; нет никаких оснований считать, что сошник плуга и мотыга не
были деревянными; серп, судя по его изображениям, остался деревянным, со
вставным лезвием из кремня.
Большинство хлебных растений времени  Древнего  царства, если только не  все,
были уже известны  египтянам и в  период Раннего царства.  То  же  можно
сказать о виноградной  лозе,  финиковой пальме, смоковнице и др. Вряд ли
много новых видов было  и среди овощей  (корнеплоды,   лук,   чеснок,
огурцы,  салат  и  т.д.). Льноводство было широко развито и до Древнего
царства.
«Основные виды скота были теми же, что и прежде. Возможно, что еще в период
Раннего  царства пытались приручать диких животных для откормки - в частности
белых  антилоп.  Во времена Древнего царства,  бесспорно,  приручали  также
другие   виды  антилоп, газелей, козерогов. Из птиц во времена Древнего
царства наряду с гусями, утками и голубями  (на  одном изображении есть и
лебеди) держали стаи журавлей и тоже откармливали их.
Таким  образом   различия  в  сельском  хозяйстве  Раннего  и Древнего
царств, в основном, были количественного порядка» [5, с. 432].
Для Древнего  царства  можно  говорить  уже  об искусственном орошении
земель,   недоступных  естественному  паводку,   путем подведения к ним воды
по большим искусственно вырытым каналам.
Создание   ирригационной  системы   потребовало   не   только огромного
труда  и  навыков  в работе, но и  большого  развития знаний   в   области
астрономии,   математики,   гидравлики   и строительного дела.  Поскольку
земледелие в Древнем Египте было основано на  бассейновой  системе  орошения,
годовой цикл работ египетских земледельцев был тесно связан с  водным режимом
Нила. «С древнейших времен земледельцы, а позднее астрономы Египта вели
наблюдение  за  первым  ранним  восходом  на   небе  звезды  Пса (Сириуса),
который  сопутствовал  поднятию вод Нила и знаменовал начало нового года.  На
основании этих наблюдений был изобретен сельскохозяйственный календарь.  Он
делился на три времени года по  четыре  месяца каждый:  "половодье"
("ахет"),  "выхождение" ("пернит")   и   "сухость"   ("шему")» [3, с. 155].
Как показывают сами наименования  времен  года,  они соответствовали водному
режиму Нила и связанным с ним сельскохозяйственным работам. Календарный год
древних египтян, состоящий из  365  дней  был переходным (он расходился с
астрономическим годом на 1/4  дня), поэтому времена года могли приходиться на
разные месяцы.  Новый год, возвещенный Сириусом, совпадал  с  началом  их
астрономического года только через  1461  год,  составляющий  так  называемый
период  Сотиса (греческое название  Сириуса). Примитивный, но мудрый и
полезный сельскохозяйственный календарь  времен года можно  рассматривать как
практическое руководство  для различных сельскохозяйственных работ. Например,
согласно календарю одни земледельческие  работы должны  были  выполняться  во
время  спаривания  тех  или  иных животных, другие - во время их приплода и
т.п.
Специальные чиновники  наблюдали  за уровнем подъема вод Нила во  время
паводка.   Высоту  паводка  отмечали  на  ниломерах, установленных  в  разных
местах  реки.  Результаты   наблюдений сообщали верховному сановнику
государства и записывали в царские летописи. Ниломеры Древнего царства
находились, вероятно, один - вблизи Мемфиса, другой - на  скалах  острова
Элефантина,  возле первого порога. Мемфисский ниломер  представляет  собой
колодец, выложенный из одинаковых  по величине квадратных камней - вода в
колодце поднимается и опускается вместе с поднятием и понижением вод  Нила;
на   стене  колодца  сохранились  древние  пометки, отмечавшие уровень
подъема воды.
Данные  ниломеров   позволяли  заблаговременно  предусмотреть размеры
паводка,  от которого зависел будущий урожай в  стране. Известия  о  подъеме
вод Нила гонцы разносили  по  всей  стране, чтобы земледельцы могли
подготовиться к паводку.
Если данные ниломера превышали обычный  для  того  или  иного времени уровень
паводка,  то  стране  грозило  наводнение,  при котором  могли  оказаться
затопленными  не  только  поля,  но  и селения. Этим  объясняется,  почему
поселения  в Египте ютились большей частью  на  холмах.  Но  гораздо  больше
бедствий стране приносил низкий  паводок,  при  котором  часть  "высоких
земель" (искусственно орошаемых) могла  остаться неорошенной, вследствие чего
ей грозила засуха, влекущая за собой неурожай и голод.
С началом  паводка  в  стране  наступало  великое  ликование, которое
воспето  в  более  поздних  гимнах  Хапи, т.е. Нилу.  В надписях древнего
царства Нил характеризуется как кормилец царя и людей, который  "стоит во
главе Египта". Геродот пишет: "Когда же Нил покрывает  страну,  только
отдельные города виднеются над поверхностью, совершенно подобно островам на
Эгейском море".
В   ирригационных   работах   принимали  участие  не   только земледельцы, но
и все подневольное население страны, отбывающее государственные повинности  -
"царские  работы", работы "на дом царя" и "всякие работы нома". Но если
отбывающие повинности были заняты на  ирригационных  работах  временно  и
периодически, то земледельцы  были  обязаны  постоянно  поддерживать  в
порядке ирригационную сеть участков, на которых они работали.
«Крупные вельможеские  хозяйства наряду с царскими и храмовыми хозяйствами
были ведущими в Древнем  царстве.  Они  состояли  из центральной усадьбы  и
владений (дворов и селений), разбросанных по разным областям (номам  -
греков) Верхнего и Нижнего Египта. Во многих гробницах на восточной стене
культовой  комнаты  и  в некоторых припирамидальных  храмах Древнего царства
сохранились своеобразные изображения дворов и селений вельможеских и царских
хозяйств в символическом персонифицированном виде как  процессии их
"представителей" - мужчин и женщин в праздничной крестьянской одежде   с
корзинами   на  головах,  наполненными   различными съедобными приношениями;
в более поздних гробницах  они ведут за собой  на  веревках   крупный   и
мелкий  скот,  прирученных  и откормленных  диких  животных,  несут  на
руках,  в  сетях  и в корзинах   птицу   и  рыбу.  Ученые  установили,  что
рядом   с символически  изображенными  дворами  и  селениями  написаны  их
названия  с  указанием  местонахождения  в  Нижнем  или  Верхнем Египте,
реже   наименования   областей,   в  которых  они  были расположены» [3, с.
55]. Если  дворы и селения составляли царское хозяйство, в состав их
наименований входило имя царя -  их собственника или его предков.
Вельможеские дворы и селения  тоже могли называться царскими именами, если
они были  пожалованы  царем  вельможе.  В надписях около  изображений
вельможеских дворов и селений всегда указано, в чей "дом собственный" они
входили. Среди вельможеских и царских дворов и  селений  изображены также
"дворы двойника" - владения, специально  посвященные заупокойному культу
владельца гробницы.
Землевладельцы могли распоряжаться  землей довольно свободно, могли ее
завещать, продать  и  подарить. У одного вельможи могло быть более  одного
"домоправителя".  Домоправитель был главным, ответственным управляющим
"дома",  иначе  - хозяйства вельможи. Ему были подчинены писцы, хранитель
ведомостей, мерщик и счетчик зерна.   Этими   людьми  осуществлялся
верховный   надзор   за хозяйством; им были подотчетны все низшие начальники;
они чинили палочную расправу над всеми провинившимися. Как  и в государстве в
целом,  в  управлении  хозяйством вельможи мы  видим  повсюду писцов
"личного   дома"  вельможи:  при  полевых  работах,  при перегоне стад, в
производственных мастерских. Отчетность в связи с  этим   стояла  на  высоком
уровне;  домоправитель  неизменно представлял    хозяину    пространные
ведомости,    хранитель хозяйственных книг предъявлял отчет за весь прошлый
год.
Владения вельможи распадались на отдельные населенные  пункты - "дворы",
"селения". Во главе отдельных дворов и селений стояло по  "властелину"
(хека).  Мы  находим "властелина" при  севе  и жатве,  на  гумне и скотном
дворе. Соответственно и  отчитывался "властелин"  как  в собранном хлебе, так
и  в  поголовье  скота. Нередко такие отчеты кончались избиением
"властелинов".
Поля и гумна вельмож были распределены по отдельным селениям. На поле при
севе  и жатве  работали  рабочие "отряды". Судя  по изображениям, в них
состояли одни мужчины.  Женской работой было веяние. Если  в страдную пору
не хватало жнецов, а вельможа был номархом,  то  он  мог  в помощь отрядам
своего  "личного  дома" привлечь  "царских" людей,  т.е.  земледельцев-
общинников.  Поля также обрабатывали рабы.
Посевное зерно  выдавалось  из хозяйской житницы, и собранный хлеб был
зерном, принадлежащим "личному дому"  вельможи. Когда в селениях имелись
крупные  скотные  дворы, то коровьи упряжки, на которых  пахали  на
вельможу,  принадлежали  также  ему,  а  не землепашцам.
Основная  особенность гробничных  рельефов  Древнего  царства заключается в
художественном изображении  на  них многочисленных сцен трудовой деятельности
работников вельможеских хозяйств,  за которой наблюдает сам вельможа с
помощью  своих сыновей, братьев и  служащих.  Работникам  часто  помогают  их
непосредственные начальники   -   надсмотрщики.   Мало    того:    к
работникам присоединяются и  выполняют  эту  же  работу  жрецы заупокойного
культа.
Как   показывают    пояснительные   надписи,   сопровождающие изображения,
работники хозяйств вельмож  были  их "собственными" людьми, в состав которых
входили подневольная "челядь" ("мерет") и домашние рабы ("баку").
То что известно о царском  и  храмовом  хозяйствах  позволяет считать их по
существу своему похожими на хозяйства вельмож.
В Египте преобладала государственная собственность на  землю. Раздачу земель
производил фараон. В его руках была сосредоточена неограниченная власть.
«Основными непосредственными производителями сельскохозяйственной   продукции
были  феллахи,   составлявшие большинство населения  страны.  Они  жили
деревнями - общинами, возделывали  свои  земли  и  земли  крупных
землевладельцев.  К сожалению, о положении свободных производителей, не
вовлеченных в хозяйство вельмож и царя, до нас дошло очень мало сведений» [5,
с. 466].
     1.3 Технология сельского хозяйства
Перед  паводком  ирригационную  систему приводили в  порядок: дамбы, по
которым проходили сухопутные дороги, восстанавливали и укрепляли посадкой
деревьев  и  кустарников,  каналы  очищали и углубляли. Предполагают,  что
найденные  археологами каменные и кремневые  наконечники   мотыг   периодов
неолита  и  энеолита предназначались именно  для  копки,  а  не  для
земледельческих работ.
Во время паводка земледельцы следили за наполнением бассейнов водой.  Когда
вода   заполняла   поля   бассейнов   до  уровня трех-четырех  локтей,
каналы,  через  которые  она   поступала, закрывали камнями и засыпали
землей. В бассейнах паводковую воду задерживали около двух  месяцев, пока не
оседал ил и  почва  не пропитывалась  влагой.  Освобожденную  от   ила   воду
медленно спускали по дренажным (спускным) каналам.
К октябрю  половодье медленно спадало. В условиях бассейновой системы
орошения  в  древнем  Египте  практиковали   простейший севооборот (с одним
урожаем  в  год), при котором земля отдыхала под  паром  около пяти-шести
месяцев. За это время  аллювиальная почва, истощаемая  ежегодными посевами
зерновых культур на одних и тех же участках земли, успевала восстановить свое
плодородие - насыщалась водой  и  удобрялась  новыми отложениями ила, которые
под воздействием солнечных лучей обогащали ее соединениями азота и фосфора.
Сразу же после  спада  половодья  в октябре-ноябре, в период  "выхождения",
начинались  полевые  работы  земледельцев, сначала в Верхнем Египте, затем в
Нижнем.
Хозяйственные   особенности  Нижнего   и   Верхнего   Египта, объясняемые
различным   характером   их   природных   условий, развивались   во   времена
Древнего   царства   в   направлении специализации  сельского  хозяйства.
Нижнему Египту с  землями, отчасти  засеянными  злаками,  отчасти занятыми
садами,  лугами, болотами,  Верхний   Египет  противостоял  как
преимущественно хлебный  край.  С  эпохи  неолита и до Среднего  царства
посевы ячменя, более  устойчивой  к  засухе  культуры,  преобладали над
посевами влаголюбивого  эммера.  Такие  качества ячменя и эммера были
замечены  земледельцами   Древнего   царства,   поскольку практиковались
смешанные  посевы  этих  злаков (более устойчивый ячмень как бы  защищал
эммер), несмотря на то  что  уже с эпохи неолита  египтянам   были   известны
и  раздельные  посевы.  На выращивании  зерновых культур,  особенно  менее
требовательного ячменя, специализировался Верхний Египет.  Нижний  Египет,
более богатый лугами, садами и виноградниками, с конца Раннего царства тоже
стал  засеваться   зерновыми  культурами,  преимущественно влаголюбивым
эммером.
Во времена  Раннего царства египтяне заимствовали из Передней Азии  и
настоящую   (голозерную)   пшеницу.   Но   эта   более требовательная,  чем
эммер,  и  истощающая  почву  культура  не получила  большого
распространения  в Египте до  греко-римского периода,  хотя  хлеб  из  нее
изготовляли высшего  качества.  Во времена Древнего  царства  выращивали
также  особый  вид полбы, употреблявшийся  для  приготовления  пива.   Из
технических  и масличных культур  египтяне  с эпохи неолита культивировали
лен, как ради  его волокон для пряжи, так и  с целью получения семян, из
которых приготовляли льняное масло.
«Способ  посева  древнеегипетских   земледельцев   существенно отличается от
практикуемого  в Европе. Вот, что говорит по этому поводу Геродот: "Теперь
они  ( т.е. египтяне, проживающие "ниже Мемфиса") действительно  собирают
земные плоды с меньшим трудом, нежели прочие народы и  остальные  египтяне:
они не трудятся над тем,  чтобы  провести  борозды  плугом,  чтобы  взрыхлить
землю мотыгой или  исполнить  какую-либо  работу  над  пахотным полем,
обязательную для всякого иного народа. Сама собой река наводняет и  орошает
поля, а оросивши, вступает обратно  в  свои  берега; тогда  каждый  засевает
свое  поле  и  пускает на него  свиней, которые  и  втаптывают семена в
землю". Такой  способ  сева  был возможен в  хорошо  орошаемой  местности,
земли  которой  долго оставались под водой во время паводка и покрывались
значительным слоем ила» [2, с. 134].
Если после спада паводка вода продолжала  оставаться на поле, вследствие
чего  земля  долгое  время была в  состоянии  жидкой грязи, сеятель бросал
зерно прямо под ноги стаду овец и баранов, которых выпускали  на  засеянное
поле  для  втаптывания зерна в землю  и  уплотнения  почвы.  Стада  состояли
из трех -  десяти гривистых длинноногих овец и  двух  баранов - вожака,
идущего во главе стада, и замыкающего стадо.  Уплотняя  почву  и  втаптывая
зерно  в  землю, стада овец и баранов,  по  существу,  выполняли работу
бороны,   которую   можно   часто   встретить  на  полях современного Египта.
За стадом бежали погонщики  -  от  трех  до шести человек. Они  загоняли
овец и  баранов  в топь с  помощью палок  или  веток с  колючками  в одной
руке  и толстых  бичей, сплетенных из кожаных  ремней, в другой, размахивая
ими высоко в воздухе над головами.
Иногда стадо скота, видимо,  недостаточно  глубоко прикрывало посеянное
зерно,  тогда за ним следовала еще  упряжка  из  двух быков или коров,
тянувших легкую деревянную соху. В этом случае соха имела особое назначение -
она  не  рыхлила  почву,  которая пребывала  еще   в   состоянии  жидкой
грязи,  а  дополнительно прикрывала посеянное зерно землей, погружая его
глубже в почву. Бывало  вслед за  сохой  на пашню опять  выгоняли  стадо овец
и баранов, по-видимому для дополнительного уплотнения жидкой почвы и
укрепления в ней зерна.  Но  на  обыкновенных хорошо орошаемых землях,
которые   не  было  нужды  уплотнять,  посевное  зерно, брошенное  в  почву
сеятелем,  прикрывалось  сначала  сохой,  в которую  была  запряжена  пара
быков  или  коров,  а  затем уже дополнительно втаптывалось в почву стадами
овец и баранов.
В  условиях  сухого  и  жаркого  климата  в  Верхнем  Египте, особенно на его
юге, после спада  воды  почва  быстро  высыхала, растрескивалась и на ее
поверхности образовывались  затвердевшие комья земли. На  высоких землях, где
паводок пребывал временно и недолго,  почва  оставалась  плотной  после
спада  воды.  Новые целинные  земли  покрывались буйно  растущими  сорняками.
Такие земли нуждались  в  тщательной  подготовке,  поэтому, прежде чем сеять,
работники  разбивали  комья земли мотыгами с заостренными или лопатообразными
наконечниками. За ними шел пахарь с упряжкой коров (или быков)  и сохою
раздвигал  уже мелкие комья  земли  в неглубокие борозды. И только за пахарем
шел  сеятель  с  сумкой зерна, перекинутой  через  плечо,  и,  как  обычно,
разбрасывал высоко поднятой рукой зерно. Посеянное  им  зерно  втаптывали  в
землю стада овец и баранов, за которыми еще  следовала женщина с мотыгой и
разравнивала  почву, прикрывая посев землею, очевидно там, где это
недостаточно хорошо сделали  овцы.  Соха  и  мотыга служат здесь  для
рыхления  земли. Сохранилось изображение трех работников, разбивающих
большой  ком  земли мотыгами: они стоят лицом друг к  другу  и все бьют в
одно  место. Прикрывают посев опять-таки при помощи мотыги и скота.
Другим  способом  производили посев  технической  культуры  - льна. Но сцены,
изображающие посев льна, дошли до  нас только на памятниках более поздних
эпох. Обработка  почвы  сохой  и  посев семян льна  тоже были тесно связаны
друг с другом.  Семена льна сеяли всегда после обработки  почвы  сохой.
Сеятель шел вслед за сохой и бросал семена льна не высоко поднятой рукой, как
сеятель хлебного зерна, а опущенной вниз, чтобы  они  попадали  прямо  в
борозду, оставленную сохой. Это делалось  для  того,  чтобы  лен вырастал
рядами, - так его  легче  было  выдергивать.  Сеятелями часто были женщины  и
мальчики, видимо, описанный способ посева семян льна не требовал такой
физической  силы, как разбрасывание хлебного зерна.
Посевная пора продолжалась довольно долго. Заканчивали  посев в основном уже
в декабре.
Уборка урожая  была  для египетских земледельцев была большим событием -
радостным завершением тяжелых земледельческих работ.
«На рельефе  сельскохозяйственного календаря солнечного  храма царя Ниусерра
в  Абусире  сохранилось  изображение теребления - выдергивания созревшего
льна. В Среднем Египте  сбор урожая льна начинался в  апреле и продолжался
восемь - десять дней, так как по истечении  этого  времени коробочки
перезревали, трескались и семена выпадали» [2, с. 135].
Жатва  злаковых  культур  -  ячменя  и  эммера - на  рельефах Древнего
царства  обычно  изображена раздельно, что,  вероятно, объясняется их
созреванием в разные  сроки:  ячменя  - в апреле, эммера - в мае. Злаки
показанные на рельефах, различают по числу зерен и  окраске:  шестирядный
ячмень  окрашен  в зеленый цвет, двузернянка-эммер - в красно-желтый.
Изображение ячменя и эммера в краске, как даров времени года "сухости",
сохранилось на одном рельефе XI династии.
Жали  с  помощью деревянных  серпов  со  вставленными  в  них (закрепленными
с  помощью  клея  и глины) хорошо отполированными кремневыми зубьями.  Пучки
колосьев  срезали  так  высоко,  что стебли оставались  наполовину  не
сжатыми.  Жали  правой  рукой вплотную  под  левым кулаком, державшим пучок
стеблей. Затем  на поле с высоким  жнивьем  выпускали пастись скот. Сжатые
колосья, оставленные жнецами на земле, собирали другие работники, которые
вязали их в  снопы;  пучки сжатых колосьев складывали поочередно колосьями то
в одну, то в другую сторону; сноп завязывали с двух сторон, чем он отличался
от  снопа  льна,  перевязанного с одной стороны.
Отряды  жнецов  работали  под  звуки  флейты.  На  рельефе  в гробнице Тии
показаны  флейтист и певец, стоящие в середине поля в  окружении  слегка
согнутых  работающих  жнецов.  Певец,  как свидетельствует серп  под его
рукой, был  жнецом, но стоит  он в позе  певца  -  одной  рукой подпирает
щеку перед  ухом,  другую протянул  вперед.  Он спрашивает флейтиста:
"Прикажи мне (что  я должен  петь)".  Под  ритм  музыки жнецам легче  было
выполнять тяжелую работу. Кроме того,  флейта  играла важную роль в культе
бога умирающей  и  воскресающей  природы  Осириса,  связанном  с
сельскохозяйственными работами.
В мае начинали жать более позднюю зерновую культуру - пшеницу - эммер,
посеянный в ноябре - декабре, который созревал на месяц позже ячменя. Однако
на гробничных рельефах  жатва эммера иногда изображается рядом  с  жатвой
раньше  поспевающего  ячменя. При часто практиковавшемся  тогда  смешанном
посеве ячменя и эммера последний снимали  недозрелым  и  сушили  в
специальных  печах. Работали жнецы в набедренных повязках, завязанных большей
частью сзади. Тут же на поле, связывают сжатые колосья  в снопы. Первый сноп
и  пучок колосьев  жнецы  несут  своему  господину,  около которого стоит
слуга  с  опахалом. После этого работники готовят снопы  к  перевозке  на
гумно, которое было  расположено  около деревни,  т.е.  выше  поля.  Чтобы не
было потерь  зерна,  снопы упаковывали в  сетки-мешки  разной  формы.
Перевозили  снопы на ослах.
На гумне,  изображенном  в  гробнице Мерерука, высятся четыре скирды, между
ними  находится  длинный  ток,  по обеим сторонам которого стоит по одному
погонщику  скота.  Токи  - площадки для молотьбы. Площадка  была круглой,
иначе  по ней не мог бы бегать свободно скот, при помощи которого  велась
молотьба.  Слева  от тока стоит важный  надсмотрщик в широкой юбке до колен,
опираясь руками   на   палку;  позади  него  стоит  его  сандаленосец   в
набедренной повязке.  Два  работника,  стоя  по  обеим  сторонам копны,
забрасывают на нее снопы эммера,  плотно перевязанные под колосьями.  Двое
других  работников  сметают  метлами  зерно  в большую кучу. Молотили зерно
обычно быки и ослы.
На рельефе в гробнице Кахифа изображено, как поясняют надписи "веяние ячменя"
и "веяние пшеницы" (обычной - "сут", не эммера). На  гумне  рядом с  кучей
зерна стоят  две  работницы в  плотно завязанных на голове платках (платки
держатся налобной повязкой) для  защиты от  летающей  вокруг пыли и  мякины
- на  некоторых рельефах заметно пыльное облако. Они  одеты  в  обычные
платья - сарафаны на  бретельках.  Одна работница поднимает вверх веялки,
представляющие собой две маленькие продолговатые лопатки,  зерно падает вниз,
ветер уносит мякину. Другая работница держит веялки в  правой  руке, а  левой
очищает  зерно  от  мякины  с помощью длинного узкого веника, за работой
наблюдает надсмотрщик с двумя собаками  на  повадке. В гробнице Тии показан
последний  процесс очистки  зерна  от  пыли  и грязи просеиванием через
решето.  В работе  принимают  участие и  мужчины  -  они  заметают  метлами
очищенное.
Провеянное  зерно  измерялось и  учитывалось  писцами.  Затем работники
засыпали  его  в  башневидные,  закругленные   сверху хранилища,  стоявшие
на   фундаменте.   В  хозяйствах  вельмож хранилища  были  сооружены  из
нильского ила (на  рельефах  они окрашены  в  серый  цвет).  В царских и
храмовых  хозяйствах  их строили из кирпича-сырца. Такие  зернохранилища
были обнаружены археологами в  припирамидном поселении царицы Хенткавес конца
IV династии.  Зерно  засыпали  в  них  сверху,   а  вынимали  через выдвижную
дверцу внизу. Посевное зерно оставляли  до нового сева в хранилищах
устроенных  на  поле. Они представляли собой скирды снопов, обмазанных
нильским  илом  и  покрытых  сверху стеблями папируса. Зерно засыпали и
вынимали через  отверстие у основания хранилища.
Так  заканчивался  годовой  цикл ежедневных работ  египетских земледельцев,
которые   своим   тяжким   трудом   обеспечивали возможность жизни и труда
населению всей страны.
Для  сельского  хозяйства  Египта  характерны  низкие   темпы эволюции,
медленно совершенствовалась  земледельческая  техника, очень низкой была
степень хозяйственной самостоятельности.
     Список используемых источников
1.     Всемирная история / Под ред. Перепелкин Ю.Я.,.т.1,  М.:  1955
2.     Кинк Х.А., Египет до фараонов, М., 1964.
3.     Редер Д.Г.  Экономическое  развитие Нижнего Египта (Дельты) в
архаический период (V-IV  тысячелетия  до н.э.)., - сб. "Древний Египет, М.,
1960
4.     Cавельева Т.Н.  Как  жили  египтяне  во времена строительства пирамид.
М., 1971 г.
5.     Савельева Т.Н.  Аграрный  строй  Египта  в период древнейшего царства,
М., 1962
6.     Струве В.В., История древнего Востока, М.-Л., 1941
     2. Земледелие в Древней Месопотамии
В VII тысячелетии до н. э. земледельческо-скотоводческие племена гор Загроса
начинают расселяться в поисках новых пространств для своих полей и новых
пастбищ для скота. Возможно, при этом впереди шли именно пастушеские племена,
знакомые с земледелием, но занимавшиеся в основном выпасом стад. Их поселки
первыми появляются на окраинах Месопотамской низменности. Таково, например,
поселение Али-Кош в предгорьях Загроса в Юго-Западном Иране. Его обитатели
жили в неказистых глинобитных хижинах, разводили коз, а в качестве
растительной, пищи довольствовались в основном дикими растениями, хотя и были
знакомы с окультуренными пшеницей и ячменем. Однако главная линия развития
культуры проходила не здесь. В долинах притоков Тигра, а затем и в Верхней
Месопотамии по Евфрату мы находим ту оседлую культуру земледельцев и
скотоводов, которая, по существу, лежит в основе всех последующих достижений
цивилизации Двуречья.
«Эта культура, относящаяся к VI тысячелетию до н. э., получила название
Хассуны. Долгое время уровень ее развития также представлялся весьма
архаическим, но раскопки арабских археологов на поселении Телль ас-Савван,
около Багдада, и советских ученых на Ярым-тепе, к западу от Мосула, позволили
кардинальным образом пересмотреть это представление» [1, с. 68].
Происхождение самой хассунской культуры довольно сложно. В ней отчетливо
выступают западные элементы, восходящие к раннеземледельческой культуре
Северной Сирии и Юго-Западной Малой Азии. Вместе с тем могут быть прослежены
связи и с культурой древнейших земледельцев-скотоводов Загроса. Поселения
хассунской культуры распространены на территории Северной Месопотамии и
областей к востоку от Тигра, а их южная граница достигает района Багдада.
Спускаясь вниз по течению Тигра, древние земледельцы вступали в зону, где
количество осадков было недостаточно для выращивания устойчивых урожаев. В
результате именно здесь, едва ли не впервые в мире, начали применяться ранние
формы искусственного орошения. Скорее всего это была задержка паводковых вод
запрудами и плотинами, а также проведение первых пока еще небольших каналов.
При раскопках городища Телль ас-Савван обнаружено большое количество зерен
культурных растений, в том числе четырех видов ячменя трех видов пшеницы и
одного вида льна. Показательно наличие шестирядного ячменя, характерного
именно для областей поливного земледелия. На другом памятнике, расположенном
на среднем течении Тигра, - Чога-Мами - найдены даже остатки самих древних
каналов. Высокого уровня достигло и скотоводство. Если горные пастухи
довольствовались разведением коз и овец, то здесь был приручен и крупный
рогатый скот. Таким образом, основу хозяйства составляли развитое
скотоводство, а также земледелие, по крайней мере, отчасти поливное. Орудия
труда в большинстве своем еще изготовлялись из кремня, других камней и кости.
Поля обрабатывались деревянными мотыгами с массивными каменными
наконечниками, а урожай снимали с помощью серпов, у которых мелкие кремневые
вкладыши образовывали зубчатый рабочий край. Появляются и медные изделия, но
они еще не получили широкого распространения. Это были главным образом
небольшие бусины, и лишь. в одном случае найден медный ножичек.
Уровень жизни хассунских племен был все же достаточно высок, особенно по
среднему течению Тигра.
«К концу VI тысячелетия до н. э. освоение земледельцами. Нижней Месопотамии
было завершено и начался период развития ирригации и интенсификации
производства» [1, с. 103].
Одновременно происходит формирование сходной по уровню развития культуры и к
востоку от Нижней Месопотамии, в Хузестане. Эта равнинная область, орошаемая
крупными реками Карун и Керхе, географически является продолжением
Месопотамской низменности, и недаром история располагавшегося здесь
впоследствии государства Элам теснейшим образом была связана с историей
Нижней Месопотамии. Спускавшиеся с гор общины пастухов и земледельцев стали,
как уже упоминалось, появляться на окраинах этой равнины по крайней мере уже
в VII тысячелетии до н. э.; поселение Али-Кош рисует картину постепенной
эволюции культуры этих первых хлебопашцев.
«Основание древними земледельцами Нижней Месопотамии поселения на месте
городища Абу-Шахрайн, на самом юге страны, означало, по существу, конец
периода экстенсивного распространения земледельческой культуры. Дальше идти
было некуда, дальше начинались соленые воды Персидского залива, и
общественные силы были переключены на то, что современные экономисты именуют
внутренними ресурсами. В результате начинается очень постепенное формирование
той сложной системы ирригационного земледелия, которая явилась основой
могущества и богатства исторического Шумера» [2, с. 112].
Равнина Нижней Месопотамии бескрайняя, совершенно плоская от горизонта до
горизонта; там, где ее заливает вода, она образует болотистые озера с
тростниковыми зарослями, а где нет воды - она серая, бесплодная. Зеленеют
лишь орошенные поля и ряды финиковых пальм, протянувшиеся вдоль валов,
которые образуются из ила, извлекаемого со дна каналов при их почти ежегодной
чистке.
Люди, жившие в хижинах вокруг святилища, кормились рыболовством и охотой,
сеяли эммер (полбу), ячмень, лен, сезам (кунжут), может быть, и коноплю,
сажали финиковую пальму, разводили овец различных пород, коз, свиней, ослов и
крупный рогатый скот. Борясь с едва управляемой стихией ежегодно
разливающейся реки, используя воду, оставшуюся после разлива в мелководных
озерах, они еще в период Абу-Шахрайна впервые применили здесь принесенный
ирригационный опыт, стали рыть в мягком грунте небольшие канавы и сеять хлеб.
Исключительно тяжелые условия жизни между знойной пустыней и болотами и,
вероятно, высокая смертность отчасти искупались для них невероятным
плодородием почвы.
Отсутствие рудных источников на аллювиальной равнине приводило к усиленным
поискам различных заменителей. Так, серпы, это важнейшее орудие древних
земледельцев, изготовлялись обычно из терракоты с кремневыми или
обсидиановыми зубцами. Специальное исследование таких серпов показало, что
они были отнюдь не моделями орудий, а действенным и. эффективным
инструментом.
Общины Плодородного полумесяца сами были такими же скотоводческо-
земледельческими, как и общины Двуречья. Земля Двуречья давала совершенно
небывалые по тем временам урожаи. Уже упоминалось, что в новых условиях
тропического аллювиального земледелия некоторые культурные растения дали
стойкие полезные мутации: наряду с двурядным ячменем в VII-VI тысячелетиях до
н. э. появился очевидно, путем отбора мутировавших форм - шестирядный
(сначала еще мелкий).
Со слоями V и IV в. на городище Варки (около 3000 г. до н. э.) мы вступаем в
новый исторический этап, условно называемый Протописьменным периодом
3емледелие начинает основываться на использовании воды из специально прорытых
длинных магистральных каналов и на продуманной постоянной системе орошения
полей. На смену ручной мотыге приходит простейший плуг, в который, вероятно,
запрягали ослов. Все это позволило увеличить площадь обрабатываемой земли.
Магистральные каналы одновременно служили и транспортными путями, по которым
на тростниковых ладьях перевозили людей и грузы. По-видимому, именно в это
время шумеры начали получать со своих полей сказочные по тем временам урожаи.
Благосостояние общин быстро росло, одновременно росла и концентрация
населения к культовому центру всей округи, тяготевшей к каналу.
Второй этап Протописьменного периода (ж 2850-2750 гг. до н. э.) представлен
на городище Варка (т. е. в Э-Ане).
«Хозяйственные документы храмовых архивов из Э-Аны III/II слоев и из Джемдет-
Насра представлены теми же типами, что и раньше. В числе обозначений
получателей продовольственных и других выдач теперь часто встречаются
названия кузнецов, плотников, камнерезов, строителей и других ремесленников.
Имеются также записи о выдаче земельных наделов» [1, с. 105]. Группа таких
текстов недавно была расшифрована А. А. Вайманом. В одном из них говорится о
распределении лежащих вдоль канала земель общей площадью 233 бур, или, если
считать, что меры земельной площади имели в этот период то же значение, что и
в более позднем Шумере, около 1500 га; две трети земли, т. е. около 1000 га,
были выделены верховному жрецу-правителю (эвён, позже эн); оставшаяся треть,
т. е. около 500 га, предоставлена пяти лицам: верховной жрице (по-
старошумерски, вероятно, эвенман) - около 122 га, затем второму до
старшинству жрецу- прорицателю или шаману (ишйб) - около 64 га, главному
торговому посреднику (табеаль) - около 103 га, главному судье - около 95 га и
еще около 100 га, возможно, военачальнику или начальнику лиц, добровольно или
иначе отдавших себя под покровительство храма, которых мы с известной долей
условности будем называть "клиентами" (чтение титула неясно).
По имеющимся данным, с таких площадей держатели наделов должны были получать
ежегодные урожаи соответственно порядка до 2 млн. л (около 12 тыс. ц) на
верховного жреца и от 300 тыс. л (около 1800, ц) до 130 тыс. л (около 980 ц)
на остальных должностных лиц; не исключено, что огромный надел эвена, с
которого могли кормиться десятки и сотни лиц, именно и составлял собственно
храмовую территорию или ее основную часть. Кем были выданы остальные наделы
храмом или непосредственно общиной, неясно. Но зато ясно другое. Если урожай
с собственно храмовой земли мог расходоваться в значительной мере на то, что
считалось общинными нуждами (например, на умилостивление общинных богов
плодородия, межобщинный обмен, содержание работников, занятых общественно
полезным трудом, скажем во время копки каналов или строительства), то нет
сомнения, что урожай с наделов должностных лиц, не состоявших на службе
храма, оставался в распоряжении самих держателей наделов. Однако пока трудно
установить, куда шел излишек дохода с таких наделов: на содержание родичей
данных лиц, или на содержание просто подчиненных им людей одной с ними
профессии, или же на содержание работников, занятых в земледелии или
ремесленном производстве в хозяйствах держателей наделов. Именно последнее
представляется нам наиболее вероятным, хотя при этом в составе людей,
кормившихся с надела, могли быть не только пахари, пастухи и ремесленники, но
и другие люди, подчиненные должностному ,лицу, например у жрецов младшие
жрецы и дружинники, у главного торгового посредника - странствующие торговцы;
не исключено, что с тех же наделов кормились и родичи самих должностных лиц -
держателей земли и что они-то, собственно, и составляли ядро людей,
подчиненных им.
Для обработки площади в десятки и сотни гектаров при существовавших тогда
орудиях труда (если даже использовался плуг с упряжкой ослов или волов,
медный, а не глиняный, с кремневыми вкладышами серп и тому подобные
усовершенствованные по тому времени орудия труда) нужны были многие десятки
"сотни людей. Это означает существование в то время простейшей, но широкой по
охвату кооперация. Естественная кооперация в первобытном обществе
организовывалась общинно-родственными коллективами, но здесь дело идет уже
явно о чем-то ином: о кооперации большой массы работников, подчиненных
хозяйству, которое они не могут контролировать, будь то хозяйство храма или
видного должностного лица общины. Были ли эти работники выделены атому храму
или должностному лицу самой общиной или вербовались из младших членов своей
же или других семейных общин, либо из числа беглых жителей соседних "номов",
либо на пленных - установить это сейчас пока трудно. Но наличие таких
громадных владений указывает на весьма далеко зашедшее имущественное
расслоение общества. Ведь ясно, что рядовые жители в округе Э-Аны и Джемдет-
Насра имели тогда, как и во все позднейшие времена, лишь ровно столько земли,
сколько могли обработать вместе со своими близкими и сколько требовалось им
для поддержания жизни. Но и этого мало. Наличие зависимых работников в
больших хозяйствах храма и должностных лиц, какова бы ни была форма их
зависимости (определить ее в настоящее время трудно), указывает также на уже
очень существенное социально-классовое расслоение, на появление слоя
общества, исключительно занимающегося культом, организацией военного дела,
обменом и администрацией и живущего за счет труда другого слоя общества,
создающего наряду с необходимым и прибавочный продукт.
Судя по имеющимся все же некоторым аналогиям и по косвенным  данным из более
позднего Шумера и соседних наиболее архаических обществ, вся плодородная
земля и вода вплоть .до конца первобытного общества обычно считались
собственностью всей общины (тем более что сделать землю плодородной можно
было только общим трудом на ирригационных работах, повторяемых так или иначе
ежегодно). Пищевые продукты же, одежда и другое движимое имущество были
собственностью отдельных членов общины - не только глав большесемейных общин,
до в отдельных мужчин, глав малых семей, составлявших большую семью. Причина
этого лежит в том, что труд в это время, несомненно, носил уже в основном
индивидуальный или мелкогрупповой характер (например, плуг обслуживался
двумя-тремя работниками) и этим работникам (или, вернее, старшему мужчине)
доставались и плоды их труда. (Речь идет, конечно, не о рабском труде.) Можно
с довольно большой уверенностью считать, что к началу письменного периода так
же обстояло дело и в шумерском обществе. Следовательно, те огромные наделы,
которые стали выдаваться важнейшим должностным лицам общины, точно так же как
и небольшие наделы ее рядовых членов, должны были в принципе считаться частью
общинной собственности, лишь выделенной им во владение из общего фонда.
Общность фонда могла идеологически осмысляться как принадлежность богу или
богам общины, хотя ясных данных об этом нет.
Во всяком случае, вся земля общины, даже если она действительно мыслилась как
принадлежащая богу, была вовсе не тождественна земле, особо выделенной храму:
начиная с этапа ПП II время от времени встречаются отдельные документы,
обычно написанные на камне или на глиняных предметах особенной, заметной
формы, содержание которых отлично от содержания учетных документов храма; в
них, по-видимому, речь идет о передаче земли от храма частным лицам или от
одних частных лиц другим. Есть в числе прочих камень, где изображен
сопровождавший подобную передачу обряд. Эти документы для нас пока
малопонятны, но из аналогичных текстов последующих периодов выясняется, что
речь идет о земле больших семей, находившейся за пределами храмовых хозяйств.
С точки зрения шумеров, храм составлял такое же "домашнее хозяйство", как и
всякое другое, только принадлежавшее богу, а не людям. Частные же "дома"
включали обычно большие семьи из двух-трех поколений. Из таких частных
"домов" Шуруппака до нас дошло несколько сделок о "купле-продаже" земли -
речь идет о земле внехрамовой. Условия такой сделки были всегда невыгодны для
продавцов. Продавцы ("люди, едящие цену") - большей частью группы братьев -
получали за землю плату хлебом в объеме, равном одному-трем урожаям
продаваемого поля, или эквивалентом в меди, продуктах и т. п., а родичи
продавцов получали различного рода небольшие приплаты, угощения, подарки.
Таким образом, если от храма наделы выдавались всегда строго индивидуально,
то внехрамовая земля принадлежала целым родственным группам. Покупатель в
подобных сделках всегда индивидуальный (очевидно, потому, что наличная
движимость, которой приходилось расплачиваться, находилась в личной
собственности отдельных лиц; это, однако, не мешало тому, что купленная земля
по смерти покупателя должна была бы перейти к группе его родичей). Некоторые
покупатели были членами храмового персонала. Дешевизна продаваемых участков
объясняется рядом причин: тут и бедственное положение, в котором, надо
думать, находились продающие хозяйства; тут, может быть, и стремление
покупающих хозяев получить не меньшую прибыль, чем та, какая была бы
возможна, если распорядиться средствами иначе (например, вложив их в ремесло,
в торговлю и т. п.). Существенно, однако, следующее: нам известно, что в
Нижней Месопотамии еще и тысячелетием позже время от времени объявлялась
"справедливость" или "возвращение к матери", т. е. к исходному положению,
причем аннулировались не только все долговые сделки, но иной раз и все сделки
отчуждения людей и земли: общественное мнение древности плохо мирилось с
продажей земли, которая казалась вечным атрибутом самой общины и всего ее
членства. Поэтому надо полагать, что и в данном случае о "продаже" земли
можно говорить только условно. В отличие от всех остальных документов эпохи в
сделках "купли-продажи" приводится род даты - по-видимому, очередь
представителей того или иного рода, поселка или храма участвовать в суде или
совете на данный год. Может быть, это связано именно с тем, что сделка
фактически заключалась на срок.
     Список используемой литературы
1.      История Древнего Востока: зарождение древнейших классовых обществ и
первые очаги рабовладельческой цивилизации./Под. ред. И. М. Дьяконов., М.:
главная редакция восточной литературы, 1983
2.      А. Оппенхейм. Древняя Месопотамия., М: Наука. 1990.
     Заключение
Переход к земледелию, основанному на культивировании высокопродуктивных
сортов злаков (пшеница, ячмень, кукуруза, рис), привел к устойчивости в
обеспечении продуктами питания человеческих коллективов Древнего Египта и
Месопотамии, способствовал росту населения. Циклический характер
земледельческого труда ограничил время, необходимое для обеспечения общества
продовольствием, положил начало росту общественного благосостояния. С оседлым
образом жизни и развитием специализированных производств улучшились бытовые
условия.
В целом вступление в земледельческую эпоху духовный мир населения Египта и
Месопотамии стал богаче и многообразнее.
Как в Месопотамии, так и в Египте постепенно складываются высокоэффективные
хозяйственные системы, создавшие их общества начинают стремительное
восхождение по ступеням прогресса.
Именно среда земледельцев и земледельцев-скотоводов создает значительный
прибавочный продукт и соответственным образом накапливаются материальные и
духовные ценности.
Такой системой было прежде всего поливное земледелие.
В областях, где развивалось искусственное орошение земель, наблюдается
заметный культурный и социальный прогресс. Земледельческий труд вообще и
поливное земледелие в частности способствовало упрочнению, развитию и
укреплению такой формы социальной организации общества, как община. Вместе с
тем усложнение социальной структуры, специализация деятельности, накопление
богатств были предпосылками социальной и имущественной дифференциации. Для
истории мировой культуры особенно важное значение имело интеллектуальное
развитие, интенсивность которого с наступлением земледельческой эпохи резко
возросла.
Лишь в центрах, где продуктивность земледелия была особенно значительна, а
темпы социального развития высоки, мы наблюдаем этот процесс.
Мы видим, что с развитием ирригации происходит рождение цивилизации в долинах
великих рае, прежде всего в Египте и Месопотамии.
Сложные хозяйственные системы, крупные населенные центры, превращающиеся в
города, требуют все большего развития управленческих функций. Примитивное
равенство раннеземледельческих общин, создавших выдающиеся произведения
прикладного искусства и фактически начавших восхождение по ступеням
цивилизации, сменяется неравноправием, утверждаемым в повседневной жизни и в
погребальных обрядах.
Сложный и противоречивый путь исторического прогресса подходит к новому
качественному рубежу.
     Список используемых источников
1.     Всемирная история / Под ред. Перепелкин Ю.Я.,.т.1,  М.:  1955
2.     История Древнего Востока: зарождение древнейших классовых обществ и
первые очаги рабовладельческой цивилизации./Под. ред. И. М. Дьяконов., М.:
главная редакция восточной литературы, 1983
3.     Кинк Х.А., Египет до фараонов, М., 1964.
4.     А. Оппенхейм. Древняя Месопотамия., М: Наука. 1990.
5.     Редер Д.Г.  Экономическое  развитие Нижнего Египта (Дельты) в
архаический период (V-IV  тысячелетия  до н.э.)., - сб. "Древний Египет, М.,
1960
6.     Cавельева Т.Н.  Как  жили  египтяне  во времена строительства пирамид.
М., 1971 г.
7.     Савельева Т.Н.  Аграрный  строй  Египта  в период древнейшего царства,
М., 1962
8.     Струве В.В., История древнего Востока, М.-Л., 1941