Каталог :: История

Реферат: История антропологии

                                   План                                   
1.     Введение
2.     Определение антропологии.
3.     Разделы антропологии.
4.     Методы исследований в антропологии.
5.     История развития антропологии.
6.     Используемая литература
                                 Введение                                 
Термин “Антропология” имеет греческое происхождение и означает дословно
“наука о человеке” (антропос — человек; логос — наука). Его первое
использование приписывается Аристотелю, который употреблял это слово
преимущественно при изучении духовной природы человека. Применительно к
физическому строению человека термин “антропология”, по-видимому, впервые
встречается в названии книги Магнуса Хундта, вышед­шей в Лейпциге в 1501 г.:
“Антропология о достоинстве, природе и свойст­вах человека и об элементах,
частях и членах человеческого тела”. Это сочинение чисто анатомическое. В
1533 г. появилась книга итальянца Галеаццо Капелла “Антропология, или
рассуждение о человеческой природе”, содержащая данные об ин­дивидуальных
вариациях человека. В 1594 г. вышло сочинение Касмана “Антропологическая
психология, или учение о человеческой душе” и вслед за ней 2-я часть — “О
строении человеческого тела в методическом описании”.
Таким образом, в западноевропейской литературе довольно рано укоре­нилось
двойное понимание термина “антропология”, а именно как науки о человеческом
теле, с одной стороны, и о человеческой душе — с другой. Та­кой двойственный
смысл имеет, например, “антропология” в одном англий­ском сочинении,
опубликованном анонимно в 1655 г. под заголовком “От­влеченная антропология
или идея о человеческой природе, отраженная в кратких философских и
анатомических выводах”.
Французские энциклопедисты придавали термину “антропология” очень широкое
значение, понимая под ним всю совокупность знаний о человеке. Немецкие
философы XVIII — начала XIX в., в частности Кант, включали в антропологию
главным образом вопросы психологии. В течение XIX в. и до сего времени в
Англии, Америке и Франции под антропологией пони­мают учение, во-первых, о
физической организации человека и, во-вторых, о культуре и быте различных
народов и племен в прошлом и насто­ящем.
В советской науке принято строгое разделение терминов “антропология”,
“этнография”, “археология”. Под археологией понимают науку, изучающую
историческое прошлое человечества  по вещественным источникам, под
этнографией —отрасль истории, исследующую все стороны культуры и быта ныне
живущих народов, происхождение этих народов, историю их расселения,
передвижения и культурно-историчес­ких взаимоотношений. Антропология же
изучает вариа­ции физического типа человека во времени и в пространстве.
Рассматривая последо­вательное развитие отдельных отраслей естествознания,
Энгельс писал: “В конце прошлого века закладываются основы геологии, в новейшее
вре­мя — так называемой (неудачно) антропологии, опосредствующей переход от
морфологии и физиологии человека и его рас к истории”.  Эта
характеристика антропологии является приложением к конкретной науке общего
взгляда Энгельса на классификацию наук. Он указывал, что каждая наука
анализирует отдельную форму движения материи или ряд форм движения, связанных
между собой и переходящих друг в друга. Поэтому классификация наук есть
классификация или иерархия форм дви­жения. “Подобно тому как одна форма
движений развивается из другой, так и отражения этих форм, различные науки,
должны с необходимостью вытекать одна из другой”. Антропология есть
отрасль естествознания, которая изучает происхож­дение и эволюцию физической
организации человека и его рас. Но так как человек представляет собой существо
качественно своеобразное, жизнь которого может протекать только в условиях
общества и коллективно осу­ществляемого производства, то ясно, что антропологию
нельзя поставить в один ряд с частными разделами зоологии. Антропологии не
может изучать человека с тех же позиций, с каких энтомология исследует
насекомых, ор­нитология — птиц и т. п.
Задача антропологии  проследить процесс перехода от биологических
закономерностей, которым подчинялось существование животного предка человека, к
закономерностям социальным. Таким образом, антропология занимает в кругу
биологических дисциплин особое место. Имея предметом своего исследования
человека, она не может не выйти за пределы естествен­но-исторических вопросов;
изучая человека, она вступает в ту область знаний, где действуют факторы
социально-исторические. Из этого погранич­ного положения антропологии в ряду
наук вытекает и ее отношение к смеж­ным отраслям знания. Антропология
неразрывно связана с другими биоло­гическими науками и вместе с тем самым
тесным образом соприкасается с науками общественными. Антропология в этом
смысле как бы увенчивает собой естествознание. Основатель антропологической
науки в России А. П. Богданов в речи на торжественном собрании Московского
универси­тета в январе 1876 г. указал, что естествознание без антропологии
остается незавершенным и только "с антропологией естествознание не является
ка­ким-то особенным островом, отделенным бездною от других наук чисто
чело­веческих, если можно так выразиться, т. е. касающихся самых высоких, самых
увлекательных для ума сторон его природы, его истории и его сущест­вования".
Антропология включает три основных раздела: 1) морфологию, 2) антропогенез и
3) расоведение, или этническую антропологию.
Раздел морфологии разрешает вопросы, связанные: а) с индивидуальной
изменчивостью физического типа, б) с его возрастными изменениями от ранних
стадий зародышевого развития до старости включительно, в) с яв­лениями
полового диморфизма и, наконец, г) с анализом тех особенностей физической
организации человека, которые возникают под влиянием раз­личных условий жизни
и труда.
Решение этих вопросов требует изучения взаимной связи отдельных признаков
строения тела.
Раздел антропогенеза сосредоточивает свое внимание на тех измене­ниях, которые
претерпевает природа ближайшего предка человека, а затем и самого человека в
течение четвертичного периода. Это морфология чело­века и его предшественника,
рассматриваемая во времени, измеряемом гео­логическим масштабом.
Раздел расоведения, посвященный изучению сходств и различий между расами
человека, может быть назван по аналогии с разделом антропогенеза морфологией,
рассматриваемой в пространстве, т. е. на всей поверхности земного шара,
населенной человеком.
Само собой разумеется, эти краткие характеристики не следует пони­мать так,
что морфология изучает человека вне времени и пространства, расоведение —вне
эпохи, а раздел антропогенеза — вне территории. Конеч­но, и для проблемы
антропогенеза важно знание места происхождения чело­века; точно так же для
расоведения необходимо исследование истории воз­никновения рас и их
родословной и, наконец, для морфологии существенна связь открываемых ею
закономерностей изменчивости с фактами, дошедши­ми из далекого прошлого
человечества, с одной стороны, и из различных об­ластей распространения людей
в настоящем — с другой. Однако важнейшая задача раздела антропогенеза — это
изучение процесса становления чело­века и прежде всего последовательности
возникновения его свойств и признаков;  в разделе морфологии главная проблема
— исследование факторов и проявлений изменчивости у современного человека, т.
е. самих “меха­низмов” формообразования; и, наконец, в разделе расоведения
основной целью является отыскание тех причин, которые объясняют
распростра­нение рас человека на поверхности Земли.
Раздел морфологии состоит из: 1) мерологии (от греческого “мерос” — часть),
изучающей вариации отдельных органов человека и отдельных тканей, а также их
взаимную связь, и 2) соматологии (от греческого “сома” — тело), которая
изучает строение человеческого тела в целом, т. е. закономерности вариаций
роста, массы, окружности груди, пропорций и т. д. Важным подразделом
соматологии является та отрасль антропо­логии, которая ставит своей задачей
установление стандартов или норм размеров человеческого тела, т. е. наиболее
часто встречающихся комбина­ций размеров, и разрабатывает методы расчета,
позволяющие установить, как часто встречаются те или иные уклонения от этих
комбинаций. Антро­пология тем самым дает возможность организовать на вполне
научной ос­нове массовое производство предметов индивидуального пользования
(обувь, одежда, головные уборы, перчатки, мебель и т. д.), что особенно важно
в условиях плановой организации народного хозяйства. Большое значение имеет
морфология для установления норм физического развития в разных возрастах, а
также вариаций телосложения и их связи с физиологическими особенностями
организма.
Наиболее важными вспомогательными дисциплинами для раздела мор­фологии
являются нормальная анатомия, эмбриология и гистология чело­века.
Существенно отметить различия между нормальной анатомией и морфо­логией.
Нормальная анатомия изучает человека как некоторый обобщен­ный тип и дает
суммарную характеристику “среднего” человека. Морфо­логия же сосредоточивает
свое внимание на вариациях типа и стремится постигнуть причины,
закономерности и значение этих уклонений от среднего типа.
В разделе антропогенеза рассматриваются вопросы о месте человека в системе
животного мира, отношении его как зоологического вида к другим приматам,
восстановления пути, по которому шло развитие высших прима­тов, исследования
роли труда в происхождении человека, выделения стадий в процессе человеческой
эволюции, изучение условий и причин становле­ния человека современного типа.
Раздел антропогенеза включает: 1) приматоведение, т. е. изучение со­временных
и ископаемых обезьян и полуобезьян, 2) эволюционную анатомию человека, 3)
палеоантропологию, т. е. изучение ископаемых форм человека. Необходимыми
вспомогательными дисциплинами для этого раздела являют­ся: из наук
естественно-исторических — геология четвертичного и третичного периодов,
физиология высшей нервной деятельности; из наук социально-исторических —
археология палеолита; из наук философских — психоло­гия.
Расоведение, или этническая антропология, изучает классификацию расовых
типов, распространение их по территории Земли, историю форми­рования рас,
причины расообразования и закономерности изменений расо­вых типов.
В числе смежных дисциплин, с которыми особенно тесно соприкасает­ся
расоведение, следует назвать из круга биологических наук — генетику и
биометрию, а из наук социально-исторических — археологию позднего палеолита и
последующих эпох, этнографию, языкознание и исто­рию.
Термины “расоведение” и “этническая антропология” нередко упот­ребляются как
равнозначные. Строго говоря, этническая антропология — только часть
расоведения, изучающая антропологический состав народов мира и проблему
этногенеза.
Антропология в целом, а в особенности разделы, посвященные пробле­ме
происхождения человека и его рас, с самого зарождения знания о природе
человека были ареной жестокой идеологической борьбы между материалистической
наукой, с одной стороны, и идеалистическим и метафизическим мировоззрением —
с другой.
В основе антропологической методики лежит антропометрия, или измерение
размеров человеческого тела. Необходимость ко­личественной характеристики
вытекает из того, что все размеры обнаружива­ют непрерывную изменчивость,
причем, как правило, пределы колебаний раз­меров одной какой-либо группы
людей заходят за пределы колебаний дру­гой. Это явление, называемое
“трансгрессивной изменчивостью”, очевидно, приводит к необходимости числовых
определений. По тому объекту, кото­рый служит предметом измерения, различают
соматометрию (собственно антропометрию), или измерение живого человека,
остеометрию — измерение костей скелета, краниометрию — измерение черепа.
В широком смысле слова антропометрия включает в себя и антропоскопию. т. е.
методику “описательной” или “качественной” характеристики формы частей тела,
головы, волос, черт лица, пигментации кожи, волос, радужины и ряд других
признаков. В антропологии подробно разрабо­таны определенные приемы
измерений, которые необходимо соблюдать с полной точностью, без чего
результаты исследований ненадежны сами по себе и несравнимы с измерениями
других исследователей. Чтобы добиться наиболее точных определений
“описательных” или “качественных” призна­ков, в антропологии получили широкое
применение всевозможные шкалы, например, шкальные наборы цвета кожи, глаз,
волос, эталоны в виде му­ляжей губ, носа, глазной области, ушной раковины и
т. д. Основная цель разработки и использования шкал и эталонов заключается в
сохранении единого (“мирового”) масштаба оценки баллами тех признаков,
которые не поддаются непосредственному измерению. Основы современных
антропо­логических методов были заложены работами известного французского
ант­рополога, анатома и хирурга Поля Брока (1824—1880), который в 60— 70-х
годах прошлого столетия разработал подробные программы проведения
антропологических исследований, предложил ряд приборов и инструментов для
измерения человеческого тела, составил таблицы определения пигмен­тации и т.
д.
Значительное усовершенствование и расширение эта методика получи­ла в трудах
Рудольфа Мартина (1864—1925). Его трехтомное руководство “Учебник
антро­пологии в систематическом изложении” дает подробное изложение приемов
антропометрического и антропоскопического исследования и сводку цифро­вых
данных по вариациям отдельных соматологических, остеологических и
краниологических признаков.
Антропологическая методика Мартина с теми или иными модификация­ми получила
самое широкое признание и применение, равно как и различ­ный
усовершенствованный им основной антропометрический инструмен­тарий.
Для определения роста и пропорций тела применяется металличес­кий штанговый
составной антропометр Мартина; для измерения головы и лица, а равно и при
краниометрических исследованиях употребляются скользящий и толстотный циркули
также системы Мартина.
При измерении углов на черепе пользуются приставным гониометром Моллисона,
укрепленным на ножке скользящего циркуля. Существует зна­чительный набор
специальных инструментов: штативы для укрепления че­репов, мандибулометр для
измерения нижней челюсти, координатные цир­кули для измерения глубинных
размеров, доски для измерения длинных костей и т. д.
Для получения надежных результатов при антропологических исследо­ваниях
требуется соблюдение ряда общих и специальных условий. Важней­шее из них —
строгое следование установленным приемам измерений и при­нятым инструкциям.
Достаточно даже незначительного уклонения от опреде­ления той или иной
антропометрической точки или нарушения в установке измеряемого, чтобы
полученные результаты оказались несравнимыми с другими.
Казалось бы, что определение такого простого по технике измерения признака,
как длина тела, не требует особой унификации. Однако опыт показал, что
измерения одного и того же субъекта дают различные цифры в зависимости от
того, производилось ли обследование утром или вечером, стоял ли измеряемый в
напряженной позе или непринужденно и от других причин.
При определении пигментации следует считаться с условиями освеще­ния. Следует
учитывать возрастные изменения, отмечать патологические на­рушения и т. д.
В антропометрии находят применение разнообразные способы воспроиз­ведения
объекта или элементов его структуры, т. е. его размеров и формы. Таковы
методы графического воспроизведения контуров тела, черепа; спе­циальные
приемы антропологического фотографирования; пластическое воспроизведение
формы с помощью изготовления слепков; получение отпечатков рельефа кожи,
приготовление мазков крови и ряд других методов.
Все эти приемы антропологических исследований составляют предмет специального
курса антропологии — антропометрии. Большое применение в антропологии
получили методы вариационно-статистической обработки материалов измерений; с
помощью этих методов определяется наиболее представительная, т. е. чаще всего
встречающаяся в исследуемой группе ве­личина признака, размах вариаций,
статистическая реальность различий между группами, степень их близости между
собой и т. д.
Основываясь на философии диалектического и исторического материализма,
антропология отвергает идеалистическое противопоставление человека природе.
“Как бы то ни было, изучая сравнительную физиологию, — писал Ф. Энгельс К.
Марксу 14 июля 1858 г., — начинаешь испытывать величайшее презрение к
идеа­листическому возвеличению человека над всем прочим зверьем. На каждом
шагу натыкаешься на полнейшее совпадение строения человека со строением
остальных млекопитающих; в основных чертах это совпадение замечается у всех
позвоночных и даже — в более скрытой форме — у насеко­мых, ракообразных,
червей и т. д.”. Вместе с этим передовая антропология столь же решительно
отвергает и механистическое отождествление человека и животных. Антропология
может правильно отразить закономерности в развитии человека лишь в том
случае, если она будет руководствоваться идеей о качественном своеобразии
человека, о недопустимости переноса био­логических закономерностей в
человеческое общество.
Как самостоятельная область науки антропология возникла поздно — в конце
XVIII — в начале XIX столетия. Однако наиболее ранние попыт­ки понять место
человека в природе, его сходство с другими организмами, его своеобразие,
вариации человеческого типа по разным странам, возраст­ные изменения,
объяснить его происхождение являются, по-видимому, столь же древними, как
само научное знание вообще. Основные этапы фор­мирования антропологических
знаний совпадают с поворотными периодами истории человеческого общества.
Переходы от одной социально-экономиче­ской формации к другой,
сопровождавшиеся бурной переоценкой ценностей, борьбой между старым и новым
мировоззрением, подъемом или крушением тысяч индивидуальных судеб не могли не
вести к глубокому раздумью о сущности человеческой природы. Люди хотели знать
о “назначении” чело­века, о силах, которые привели человека в мир и которые,
вооружив его разумом, подняли над всеми живыми существами и в то же время
сделали жертвой неисчислимых бедствий и социальной несправедливости. Зачатки
научных знаний о человеке возникли в недрах античной философии. В тво­рениях
философа милетской школы Анаксимандра (610—546 гг. до н. э.), стремившегося
познать происхождение и развитие всего сущего из перво­основы бытия —
беспредельного, или “апейрон”, излагаются идеи о воз­никновении человека
путем ряда превращений его предков — животных. Зачатки эволюционного взгляда
на человека можно найти у Демокрита (около 470—380 гг. до н. э.) и у
Эмпедокла (490—430 гг. до н. э.). Антич­ные философы стремились определить
главные источники отличий человека от животных. Анаксагор (500—428 гг. до н.
э.), Сократ (469—399 гг. до н. э.) высказывали мысль, что человек обязан
своим высоким положением в мире наличию у него руки. Мысли об огромной роли
слова (речи) для че­ловека развивал знаменитый афинский учитель красноречия
Исократ (436— 338 гг. до н. э.).
Однако философия была не единственным источником, порождавшим
антропологические обобщения. Зоологические наблюдения над домашними и дикими
животными также вели к размышлению о месте человека в органиче­ском мире.
Анатомирование животных и изучение заболеваний человека со­действовали росту
знаний о явлениях изменчивости отдельных органов че­ловеческого тела под
влиянием их функций.
Следует указать, что анатомические знания накапливались еще задолго до того,
как они получили отражение в трудах греческих ученых.
Широко известно высокое искусство бальзамирования трупов в Древ­нем Египте.
Оно, несомненно, требовало известных познаний в области строения
человеческого тела. Реалистическая, поражающая своей портретностью,
скульптура Древнего Египта также несомненно предполагает доста­точное
знакомство с анатомией. То же следует сказать и о скульптуре древ­него Крита.
Наблюдения путешественников знакомили античных людей с племенны­ми, расовыми
отличиями людей. Таким образом, накапливались знания, которые в дальнейшем
ходе развития науки помогали освещать вопросы о происхождении человека
(философия, зоология), о морфологических вариа­циях у человека (медицина), о
человеческих расах (география).
Алкмеон Кротонский (около 500 г. до н. э.), рассекая трупы животных, сделал
ряд анатомических открытий. Один из величайших врачей древ­ности — Гиппократ
(460—356 гг. до н. э.) — изучал влияние климата на организм человека; ему же
принадлежит учение о темпераментах, построен­ное на представлении о четырех
“соках” человеческого тела: кровь, желтая желчь, черная желчь и слизь.
Преобладание крови, по Гиппократу, харак­терно для сангвиника, желтой желчи —
для холерика, черной желчи — для меланхолика, слизи — для флегматика.
Большое значение для расширения географического кругозора в антич­ном мире
имели путешествия Геродота (484—406 гг. до н. э.). До наших дней его
сочинения — один из важнейших источников для изучения быта и нравов древних
народов, а в некоторой степени и их физического типа. Так, описывая колхов
(предков грузин, жителей Колхиды), Геродот указы­вал, что они темнокожи и
курчавы, причем обращал внимание на то, что и сре­ди других соседних с ними
народов имеются обладатели таких же примет. Описывая жителей северного
Причерноморья, Геродот сообщал, что боль­шое и многочисленное племя,
обитавшее между верхним Доном и средним течением Волги, — будины — “все
голубоглазы и рыжеволосы”. Свиде­тельства такого рода весьма ценны, так как
они дополняют данные палео­антропологии и позволяют составить представление о
распростране­нии некоторых антропологических типов до эпохи “переселения
на­родов”.
Изучение человека достигает в античное время своей вершины у Аристотеля
(384—322 гг. до н. э.). В своих трудах “Истерия животных”, “О час­тях
животных”, “О возникновении животных”, “О душе” Аристотель закла­дывает
основы изучения животных. Он разрабатывает классификацию, рас­сматривает
функциональную роль частей тела, а также механизмов их воз­никновения,
анализирует корреляции (связи) частей. Он широко использует сравнительный
метод изучения и вводит в биологию принцип аналогии.  Аристотелю принадлежит
идея “лестницы существ” или ряда постепенного v повышения организации.
Следует иметь в виду, что хотя взгляды Аристоте­ля были далеки от идей
эволюции, однако его принцип ступенеобразного расположения существ сыграл в
XVIII в. большую роль в развитии эволю­ционного учения.
Аристотелю принадлежит огромная заслуга в разработке проблемы мес­та человека
в органическом мире. В его сочинениях можно найти множество глубоких мыслей о
морфологических особенностях человека, отличающих его от животных. Однако
Аристотель разошелся с Анаксагором и Сократом в оценке роли руки человека.
“...Человек разумнейшее животное не потому, — писал Аристотель, — что имеет
руки, но потому и имеет руки, что он разумнейшее существо, ибо разумнейший
будет пользоваться хорошо очень многими инструментами, а рука, очевидно, не
один инструмент, а многие: она — как бы инструмент инструментов. Тому именно,
что может воспринять наибольшее число искусств, природа дала руку, наиболее
пригодный из инструментов”. В этом рассуждении очевидна телеологиче­ская
сущность мировоззрения Аристотеля, объяснявшего наличие рук у че­ловека,
исходя из той цели, которой служат руки у существа, наделенного разумом.
Из ученых древнего Рима наибольшее значение в истории антропологических знаний
имеет Лукреций Кар (99—55 или 95—51 гг. до н. э.), автор поэмы “О
природе вещей”, в которой он развивал идеи о естественном про­исхождении
органического мира и человека и дал замечательную по яркости картину развития
культуры от первобытной дикости до цивилизации. Другой    крупнейший    римский
ученый — Клавдий    Гален      (131—200  гг. ) н. э) — завоевал себе
славу и непререкаемый авторитет в течение почти' четырнадцати  столетий  как
медик  и  анатом. Гален   произвел  многочис­ленные    вскрытия   трупов
животных, главным образом собак и низших обезьян.
Эпоха средних веков в Европе — период застоя во всех областях знаний. — В это
время традиции античных авторов находят свое продолжение в Пе­редней и
Средней Азии, где жили и творили такие гиганты научной мысли, как Ибн-Сина и
Бируни. От этого времени в анатомической современ­ной номенклатуре
сохранилось немалое количество арабских терми­нов.
Эпоха Возрождения противопоставила аскетизму и железному гнету церковной
догматики Средневековья пламенное восхищение человеком, его физической и
духовной мощью. “Это был величайший прогрессивный пере­ворот, — писал Энгельс,
— пережитый тогда человечеством, — эпоха, кото­рая нуждалась в титанах и
которая породила титанов по силе мысли, стра­сти и характеру, по
многосторонности и учености”1. Чтобы составить себе представление о
том, с каким восторгом писали люди этой эпохи о челове­ческом теле, достаточно
прочитать следующие строки замечательного скуль­птора и ювелира Бенвенуто
Челлини: “Ты заставишь своего ученика срисо­вывать эти великолепные бедренные
кости... Когда ты нарисуешь и хорошо закрепишь эти кости в твоей памяти, то
начнешь рисовать ту, которая по­мещается между двух бедер; она прекрасна и
называется sacrum... Затем ты будешь изучать спинной хребет, который называют
позвоночным столбом. Он опирается на крестец и составлен из двадцати четырех
костей, называе­мых позвонками... Тебе доставит удовольствие рисовать эти
кости, ибо они великолепны”.
Эпоха   Возрождения  ознаменовалась  крупными   успехами   в  области
анатомии человека. Замечательно, что Леонардо да Винчи предлагал изу­чать как
можно больше вариантов строения и выбирать в качестве нормы средний. Он же
поместил рисунок руки человека рядом с рисунком руки    обезьяны.
На первом месте среди анатомов следует назвать реформатора анатомии  Везалия
(1514—1564), важнейший труд которого “Фабрика человеческого  тела” был
основан на тщательном изучении тела человека. Большой вклад в анатомию внесли
Фаллопий, Евстахий, Фабриций. Среди зоологических работ большое значение
имели труды Клузия, описавшего различных экзо­тических животных, Геснера,
автора пятитомной энциклопедии животных и множества других работ, Белона,
изучавшего птиц и давшего поучитель­ное изображение скелета птицы рядом со
скелетом человека в одинаковых позах и с одинаковыми буквенными обозначениями
гомологичных частей. Особого упоминания заслуживает Улисс Альдрованди
(1522—1605), сде­лавший попытку построить классификацию животных по степени
их родства. Альдрованди также принадлежит заслуга правильной оценки значения
каменных стрел, находимых в земле; он считал их изделиями древних людей.
Следует напомнить, что в средние века в каменных стрелах видели метательные
орудия ведьм. Правильное истолкование каменных топоров как изделий
человеческих рук давал также натуралист конца XVI в. Меркати.
Огромное значение для развития знаний о расах имели великие геогра­фические
открытия XV и XVI столетий. Им предшествовали путешествия венецианца Марко
Поло (1254—1323), познакомившего европейцев с высо­кой культурой китайского
народа и сообщившего первые сведения о насе­лении многих азиатских стран.
Путешествия Христофора Колумба, Васко да-Гамы, обогнувшего Африку с юга и
проникшего в Индию морским путем (1497), и первое кругосвет­ное путешествие
Магеллана (1521) дали основание для критики учения церк­ви о происхождении
всех людей от Адама и Евы.
Одним из важных для антропологии научных результатов дальних путешествий было
первое непосредственное ознакомление европейцев с обезьянами. Так, спутник
Магеллана Пигафетта (1598) писал, что на афри­канских берегах “водится
множество обезьян, которые подражаниями че­ловеческим движениям доставляют
великое удовольствие знатным особам”. Знания об африканских антропоморфных
обезьянах в XVII в. накаплива­лись благодаря путешественникам (например,
англичанин Пуркас — 1625) и анатомам (голландец Тульпиус—1641, англичанин
Тайсон—1699). Возможно, что описанный Пуркасом “понго” — это горилла, а
“энджеко” — шимпанзе. Объектами исследований Тульпиуса и Тайсона были
шим­панзе.
Названные исследования послужили важным материалом для обосно­вания в
дальнейшем идеи близости предков человека к животным. Эта идея получила свое
развитие в борьбе материализма против идеализма у фран­цузских философов-
материалистов XVIII в. (Дидро, Гельвеции, Ламеттри, Гольбах).
В атмосфере надвигавшейся революционной бури рождались идеи о все­общности
закона изменения вещей, о развитии живой природы, об эволюции, но эти идеи
были еще смутны и отрывочны, а нередко и внутренне противо­речивы.
Фактический материал для создания подлинной теории эволюции был еще
совершенно недостаточен.
Одновременно с высказываниями смелых догадок о происхождении чело­века от
животных в XVIII в. строились классификационные схемы. Круп­нейший натуралист
Карл Линней (1707—1778) выделил отряд приматов, в который он поместил вместе
с летучей мышью, лемуром и обезьяной также и человека. Ему же принадлежит и
выделение вида Homo sapiens и его раз­деление на четыре расы.
Среди многочисленных путешествий наиболее крупное значение имели три плавания
английского мореплавателя Джемса Кука, совершенные им с 1768 по 1779 г. в
Тихом океане. В результате этих плаваний было опро­вергнуто чисто
умозрительное убеждение, господствовавшее тогда в науке, в существовании
огромного континента “Неведомой Южной земли” (в юж­ной части Тихого океана).
Кроме того, было открыто восточное побережье Австралии, были впервые нанесены
на карту такие большие острова, как Новая Зеландия, Новая Каледония и
множество других большого и малого размеров. Были собраны сведения о природе
островного мира Тихого океа­на, о внешнем облике и культуре его населения.
Важнейшим периодом в развитии антропологии и в ее формировании как особой
науки была середина прошлого столетия. 60-е и 70-е годы XIX в.
характеризуются ростом интереса к вопросам систематики человеческих рас, их
происхождения и расселения. В Париже, по инициативе Поля Брока, в 1859 г.
основывается Антропологическое научное общество, при котором были
организованы музей и Антропологическая школа. В 1863 г. осно­вывается
Антропологическое общество в Лондоне, в 1864 г. — антро­пологический отдел
Общества любителей естествознания в Москве. Позд­нее аналогичные организации
возникают в Германии, Италии и других странах.
В числе основных задач этих обществ значится изучение человеческих рас.
Внимание широких кругов общества к расовым различиям у человека характерно
для эпохи империализма — эпохи окончательного территори­ального раздела мира
между крупнейшими капиталистическими держава­ми и обострения противоречий
между небольшой горстью господствующих наций и порабощенными народами
колониальных и зависимых стран. Ко­лониальная экспансия европейских держав,
резкие национальные противо­речия в самой Европе в связи с объединением
Германии и ее победой в фран­ко-прусской войне, обострение национального
вопроса в царской России, война Северных и Южных штатов Америки и связанный с
ней негрский во­прос — все эти обстоятельства чрезвычайно усиливают интерес
различных групп общества к проблеме расовых особенностей у человека. В этот
период прогрессивные общественные силы вступают в ожесточенную борьбу с
аполо­гетами реакции, отстаивающими теорию неравенства рас. Расизм находит
себе особенно благодатную почву в среде американских и английских
полигенистов, которые пытаются обосновать законность торговли неграми мнимыми
аргументами в пользу “теории” близости темнокожих рас к живот­ным. Наиболее
принципиальную и последовательную критику эти рабо­владельческие взгляды
встретили со стороны русских революционных демо­кратов, главным образом Н. Г.
Чернышевского. Фактическое их опровер­жение было дано исследованиями Н. Н.
Миклухо-Маклая на Новой Гвинее.
Крупнейшим событием в истории антропологии было появление трудов Чарлза
Дарвина “Происхождение человека и половой отбор” (1871) и “О вы­ражении
эмоций у человека и животных” (1872). Они были подготовлены прежде всего
идеями эволюционистов XVIII в., трудом Ламарка “Фило­софия зоологии” (1809),
трудом самого Дарвина “Происхождение видов” (1859), рядом работ его
сторонников — Гексли, Геккеля и др., а также ус­пехами археологии палеолита
(Буше де Перт), четвертичной геологии (Ляйелль) и других отраслей знания.
Работы Дарвина нанесли сокрушительный удар телеологическим воззрениям на
человека, и в этом — важнейшая сторона прогрессивного значения его трудов для
антропологии.
Вопросы происхождения и эволюции человека разрабатывались во вре­мена Дарвина
главным образом зоологами. Антропология 60—70-х годов сосредоточивала свое
внимание по преимуществу на изучении рас. В эти же годы усиленно
разрабатываются вопросы методики антропометрии (Брока, Бэр, Велькер,
Богданов), а позднее — приемы вариационно-ста­тистического исследования,
позволяющие путем учета статистической досто­верности результатов
устанавливать или отвергать различия между средними арифметическими
сопоставляемых групп.
Однако уже в конце прошлого столетия проблема антропогенеза делает­ся
неотъемлемой частью антропологической науки. Вместе с этим естествен­но
рождался вопрос о взаимоотношении между расоведением, с одной сторо­ны, и
учением о возникновении и развитии человека — с другой. Идеологи реакции
перенесли закономерности естественного отбора в человече­ское общество. Так
возникли тенденциозные, глубоко ошибочные направ­ления — “антропосоциология”,
“социальный дарвинизм”, “расистская ев­геника” и другие лжетеории, призванные
оправдать эксплуатацию и ист­ребление колониальных народов. Всем этим
построениям противостоит подлинная наука и, прежде всего, огромная масса
фактического материала, собранная учеными многих стран мира.
Из зарубежных исследований в области антропогенеза особенно широкую
известность приобрели работы Абеля, Болька, Буля, Вейденрейха, Грегори,
Дюбуа, Кенигсвальда, Кизса, Ле Гро, Кларка, Лики, Лота, Матейки, Мон­тегю,
Пей Вэнь-чжуна, Серджи, Швальбе, А. Шульца; в области расове­дения —
Биасутти, Боаса, Деникера, Джиуффриды Руджери, Заллера, Куна, Г. Шапиро; в
обоих областях — Валлуа, Грдлички, Столыгво и мно­гих других.
Правильное методологическое разрешение проблемы антропогенеза, а вместе с тем
и задача построения этнической антропологии в системе ант­ропологических
дисциплин могли осуществиться только на основе диалек­тического и
исторического материализма.
Большое внимание уделили вопросам антропологии К. Маркс и Ф. Энгельс в своих
трудах “Немецкая идеология”, “Диалектика природы”, в 1-м томе “Капитала”,
“Анти-Дюринге”,  “Происхождении семьи,  частной соб­ственности и государства”
и в особенности в работе “Роль труда в процессе превращения  обезьяны  в
человека”.
Классики марксизма впервые показали глубокое принципиальное раз­личие между
явлениями общественными и биологическими, обосновали недо­пустимость
перенесения биологических закономерностей для объяснения исторических
процессов и тем самым дали возможность правильно решать вопросы о факторах
антропогенеза, о соотношении этнических и расовых делений и др.
Последовательное применение к проблемам антропологии идей марк­сизма-
ленинизма стремятся проводить в своих работах советские антро­пологи.
Советская антропология вместе с тем продолжает наиболее прогрес­сивные
традиции русской дореволюционной антропологии, идущие от пере­довых
представителей русской науки и общественной мысли 60-х годов.
                         Используемая литература                         
1.     Рогинский, Левин. Основы антропологии.
2.     Рогинский, Левин. Антропология.
3.     Гинзбург. Элементы антропологии для медиков.
4.     Хрисанфова. Перевозчиков. Антропология.