Каталог :: История

Курсовая: Викинги и европейское население в 8-11 веках

     Министерство высшего и профессионального образования 
     Российской Федерации
     Псковский Государственный Педагогический Институт им. С.М. Кирова
     Кафедра всеобщей истории
     КУРСОВАЯ РАБОТА
Викинги и Западная Европа в VIII-XI веках.
                                                       Выполнил: студент 3 курса
                                                          Григорьев М.М.
                                                          Научный руководитель:
                                                          Колпаков М.Ю.
г. Псков
2002г.
                                   Содержание:                                   
Введение.
Глава 1.Викинги в Скандинавии.
1.1.Географическое положение и природные условия.
1.2.Общественные отношения в скандинавском обществе.
1.3.Бытовой уровень жизни скандинавского общества.
1.4.Торговля и города.
1.5.Религия. Мифология.
1.6.Искусство викингов.
1.7.Заселение Исландии.
Глава 2.Причины походов викингов.
Глава 3.Экспансия викингов.
3.1.Скандинавы в Англии.
3.2.Скандинавы на Западноевропейском континенте.
Заключение.
Список литературы.
     Введение.
Тема данной курсовой работы: «Викинги и Западная Европа в 8-11 веках». Это время
раннего средневековья, характеризуемое в Скандинавских странах (это Швеция,
Норвегия, Дания) как «эпоха викингов». Автора заинтересовал этот период в жизни
средневековой Европы в связи с тем, что общепринятое мнение о викингах, сугубо
негативное. Люди знают о них, как о свирепых беспощадных убийцах и разбойниках,
которые грабили европейское население в те далёкие времена. Все европейские
летописи и хроники того времени, с ужасом отзываются об угрозе с севера. Не
случайно, наиболее часто встречающиеся в источниках молитвы были следующего
типа: «Боже, избави от неистовства норманнов!», или «Избави нас, Боже, от
дьявола и от норманнов!», (вариант – «Избави нас, Боже, от чумы и от
норманнов!»). Норманны, буквально, «люди с севера». Там, где показывались
корабли с квадратными парусами с изображениями драконов, змей и других
причудливых животных, население пряталось за крепостными стенами городов или
уходило в леса. Но у норманнов существовала и своя собственная, самобытная
культура, мифология и языческая религия. Известны и многочисленные торговые
связи скандинавов со странами Европы и даже Востока, которые подтверждаются
археологическими данными. То есть нельзя судить о скандинавах раннего
средневековья, только как о пиратах и рассматривать их, как покорителей
европейского населения. Итак, цель данной курсовой работы: проследить
взаимоотношения викингов с другими европейскими народами. Задачи:
рассмотреть военные, торгово-экономические, политические, культурные контакты
скандинавов со странами Европы в конце 8-11 веках, изучить колонизацию
викингами Исландии, и рассмотреть общество народов севера Европы изнутри: их
быт, религию, мифологию и др. Также необходимо в рамках данной темы выяснить
причины походов норманнов. Что заставляло их сниматься с обжитых мест и
устремляться в неизвестность. Какие предпосылки создались в среде скандинавов
для этого. Одни историки склонны видеть в походах викингов едва ли не
государственные акции, подобные позднейшим крестовым походам; или, во всяком
случае, военную экспансию феодальной знати. Но тогда непонятно её быстрое
прекращение, и как раз накануне западноевропейских походов на Восток, следует
также заметить, что походы этих рыцарей и по форме и по масштабам мало общего
имеют с набегами викингов. Другие исследователи видят в этих набегах
продолжение варварской экспансии, разрушившей Римскую империю. Однако
становится непонятным трёхсотлетний перерыв между Великим переселением народов,
охватившим в 5-6 веках весь европейский континент, и эпохой викингов. В
отечественной историографии, история скандинавских народов распространённая
тема. Но в преобладающем большинстве случаев она рассматривается в рамках
отношений Руси с варягами, или в плане походов шведских рыцарей на северо-запад
Руси, с целью крещения славянских народов. «Эпоха викингов» в Западной Европе,
разорительные походы норманнов и захват ими непреступных городов-крепостей, не
слишком популярная тема у отечественных историков. Возможно, потому что с Русью
у норманнов были более дружественные отношения, чем у англичан, французов,
немцев. Итак, автор этой курсовой работы хочет остановиться на рассмотрении
западноевропейской истории норманнов, так как проблемы отношений их с восточной
Европой, хорошо освещены в отечественной историографии.   Глава 1.Викинги
в Скандинавии.
Викинги. Их называли «северными людьми», норманнами в Европе, датчанами в
Германии, варангами в Византии и варягами на Руси. 1.1.Географическое
положение и природные условия. Родиной викингов была Скандинавия, то есть
Дания, Норвегия и Швеция – государственно-политические образования на севере
Европы. Скандинавский полуостров, вытянувшийся на 2000 километров – самый
крупный в Европе. Большая часть полуострова гористая. С юго-запада на
северо-восток простирается массивы Скандинавских гор. Горы обрываются в
Норвежское море, врезающееся в берега многочисленными узкими и глубокими
фьордами – трещинами в горной породе полуострова, заполненными морем. Регион,
ныне занимаемый Норвегией, насчитывает 1800 километров по прямой линии с
юго-запада на северо-восток. Большую часть этой территории занимают плоские
горные плато высотой свыше тысячи метров. Высокогорные районы, покрыты вечными
снегами и льдами. Пахотные земли расположены преимущественно вдоль фьордов и в
долинах больших рек, впадающих во фьорды. Это совсем небольшие участки, но на
юге и юго-западе Норвегии, встречаются обширные площади плодородной земли.
Климат, благодаря ветрам с запада и тёплому течению Гольфстрим, мягок, и
норвежские гавани открыты для судоходства круглый год. В Норвегии по-прежнему
сохраняется богатая фауна диких животных. Море богато рыбой. В числе природных
ресурсов Норвегии эпохи викингов, следует в первую очередь назвать залежи
железа и запасы древесины. У Норвегии имеется общая граница со Швецией, а в
эпоху викингов(8-11 века) короткий отрезок её территории граничил с Данией.
Другое государство Скандинавии – Швеция, имеет длину по прямой линии с юго-
запада на северо-восток около 1600 километров, а ширина её – около 500
километров. Территория Швеции неоднородна. С севера, вдоль норвежской границы
до Средней Швеции, простирается сильно изрезанный горный массив. В
Среднешведской равнине вокруг больших озёр: Меларен, Венерн и Веттерн
простираются обширные плодородные поля, тогда как нагорье в Южной Швеции
совершенно неплодородно, а в древности было ещё и почти непроезжим из-за
многочисленных озёр и болот и необозримых лесных массивов. Большая часть
шведского побережья имеет многочисленные шхеры и острова, самыми крупными из
которых являются острова Эланд и Готланд в Балтийском море. Климат Швеции
разнообразен. Для Южной Швеции характерен умеренно морской климат, а в
Северной Швеции бывают очень холодные зимы, с большим количеством снега и
льда. Сегодня более половины территории Швеции покрыты лесами. Как и в
Норвегии, в Швеции имеются богатые залежи железа и большое количество
древесины. Кроме того, в Швеции, и в особенности северной её части, в эпоху
викингов имелись богатые возможности для охоты, а в море водилось много рыбы.
Основная часть Швеции была, как и теперь, обращена на восток и испытывала на
себе влияние этого региона. Но были у неё также связи с Западом, со стороны
Балтийского моря, и с Данией.
Дания, по сравнению с Норвегией и Швецией маленькая страна. Её длина, по
прямой линии, от Скагена на севере, до относящейся к времени викингов, южной
границы у Эйдера, составляет около 375 километров. Дания страна сугубо
равнинная. В эпоху викингов в датское королевство входили Ютландия и острова,
а также области Сконе и Халланд, ныне принадлежащие Швеции. Климат Дании
также разнообразен, как в Швеции. Несмотря на то, что Дания находится в зоне
лиственных лесов, в эпоху викингов, охота здесь имела второстепенное
значение, так как население здесь занималось главным образом земледелием. Как
и повсюду в Скандинавии, море у берегов Дании было богато рыбой. А вот запасы
древесины были менее многочисленны, чем в других частях Скандинавии. В эпоху
викингов интенсивное потребление древесины дуба привело к оскудению лесных
массивов. Во времена викингов Дания, как и теперь, являлась воротами
Скандинавии. Её политические и культурные связи с соседними государствами
были гораздо интенсивнее, чем связи Норвегии и Швеции.
Обширность территории и природное разнообразие Скандинавии, обуславливали
различия в средствах добычи пропитания, а также многих других условий.
Вследствие этого развитие каждого из регионов шло своим особым путём. И всё
же Скандинавия, несмотря на многие различия, в значительной степени являлась
обособленным культурным регионом, что можно объяснить, главным образом, её
географическим положением и природными богатствами. Она была и является самым
северным регионом Западной Европы. Отсюда было одинаково далеко до
политических и культурных центров, находившихся на юге. В целом же
Скандинавия обладает почти всеми наиболее важными природными ресурсами, что
способствовало сближению её с другими народами. Языки в Скандинавии обладали
большим сходством, и это давало возможность её народам понять религию,
обряды, архитектуру друг друга, хотя, конечно, у каждого региона были свои
особенности. Для народов Европейского континента различия между скандинавами
были неощутимы, и вплоть до второй половины 10 века, а то и позднее, они
воспринимались как единое целое. Естественная среда, в которой жили
скандинавы, определяла не только формы их хозяйственной деятельности, но и
характер поселений. В гористых, сильно пересечённых местностях Норвегии и
Швеции преобладали хуторские поселения, состоявшие из отдельной усадьбы или
нескольких усадеб. Зачастую хутора были разбросаны на большом расстоянии друг
от друга. Лишь постепенно, с ростом населения, из хуторов возникали небольшие
деревни. Обширные районы в гористой части Скандинавии оставались
незаселёнными и использовались только для охоты. В Норвегии, и в наше время,
самая низкая плотность населения в Европе, помимо ещё одной северной страны –
Исландии. В равнинных же территориях средней Швеции и Дании население гуще.
Здесь быстрее наступал материальный прогресс, развивалась культура,
закладывались предпосылки для возникновения государств.
Скандинавы, за множество поколений привыкли к скудости земли и щедрости
океана. Они с детства обучались управляться с вёслами и парусом, делать любую
работу на корабле. Достигло совершенства и строительство кораблей -
удивительно красивых, вместительных и быстроходных, не боявшихся никакого
шторма. Скандинавы не боялись моря и зачастую доверяли ему больше, чем
твёрдой земле. Уловы рыбы, китов, тюленей и вообще всего, что давало море,
называли “морским урожаем”. Случалось, в голодные годы коров и свиней
подкармливали тресковыми головами, и только так скот дотягивал до новой
травы. Сами же люди ели рыбу практически каждый день - варёную, копчёную,
жареную, солёную, вяленую, даже квашеную, - с ячменным хлебом, с овсяной
кашей, просто так. Между прочим, учёные считают, что именно из-за “рыбной
диеты”, продолжавшейся много столетий, среди скандинавов так много
светловолосых. Море и верный корабль были для скандинава родным домом. И вот,
если несколько лет подряд был неурожай на ячмень и овёс, если родное селение
губил лесной пожар, накрывал оползень, поглощал движущийся ледник или
захватывали враги, - люди нередко снаряжали корабль и уходили на нём искать
себе лучшей доли. Конечно, не все люди, а только самые деятельные, смелые и
такие, кому нечего было терять.
Иногда они присоединялись к могущественному вождю - конунгу или ярлу. Иногда
сами выбирали себе вождя - “хёвдинга”, (от слова “хуфуд” - “голова”) и
начинали жить жизнью морских кочевников, добывать себе еду и припасы, нападая
сначала на соседей, потом и на жителей других стран.
Напуганным до смерти жителям Западной Европы в первую очередь, конечно,
запомнились нападения и грабежи, но сказать, что бродячие мореходы только и
делали, что дрались, было бы величайшей несправедливостью. Большей частью они
мирно торговали (хотя всегда готовы были за себя постоять), а временами
отправлялись исследовать неведомые моря, открывать новые земли.
При всём том, что было сказано выше о природных условиях, казалось бы,
побуждавших население к морским путешествиям и поискам лучшей доли у чужих
берегов, далеко не каждый срывался с насиженного места и отваживался начать
жизнь морского разбойника.
     1.2.Общественные отношения в скандинавском обществе. К началу эпохи
викингов в Скандинавии только начинали возникать города и крупные поселения.
Жители Северных Стран вообще редко селились деревнями, ведь на каждую “душу
населения”, чтобы прокормиться, требовались обширные лесные угодья для охоты.
Древнескандинавскому поселению точнее всего подходит название “хутор”. Как
правило, где-нибудь в укрытом от ветра солнечном месте на берегу морского
залива стоял всего один большой дом, окружённый хозяйственными постройками и
непременными сараями для лодок и корабля. А в доме жила всего одна семья. В
древности, все поколения семьи жили обыкновенно под одной крышей, и где-нибудь
неподалёку находилось семейное кладбище, так что в жизни семьи незримо
принимали участие и давно умершие предки. А детей рождалось гораздо больше, чем
теперь. В эпоху викингов, богатый и состоятельный мужчина мог приводить в свой
дом столько жён, сколько он мог прокормить. В таком доме, жили четверо-пятеро
братьев с жёнами,    детьми, родителями, бабушками, дедушками, дядями, тётями,
двоюродными, троюродными родственниками. Учёные-этнографы, изучающие жизнь
разных народов, называют подобный родственный коллектив: большая семья.
Каждый человек, живший в большой семье, ощущал себя в первую очередь не
индивидуальностью со своими собственными запросами и возможностями. Он
рассматривал себя главным образом как члена рода. Он мог назвать своих
предков на несколько столетий назад и подробно рассказать о каждом из них. И
он знал, что о нём самом будут помнить через несколько веков, - с гордостью
или, может быть, со стыдом.       Услышав, какого человек рода, люди сразу
решали, как к нему относиться. Каждый род имел вполне определенную репутацию.
В одном люди славились честностью и благородством, в другом встречались
мошенники и задиры. Человек знал, что при первом знакомстве его будут
оценивать так, как того заслуживает его род. С другой стороны, он и сам
чувствовал ответственность за всю большую семью. За одного провинившегося
расплачивался весь его род.
Часто, встретив незнакомого человека, называть свой “род-племя” даже и не
требовалось. В древности одежда каждого человека содержала огромное
количество деталей, очень много говоривших о её обладателе, из какого он
племени, какого рода, состоит ли в браке, старший или младший сын или дочь и
ещё много разных подробностей.
В большой семье никогда не бывало ни всеми позабытых детей, ни брошенных
стариков. Когда у кого-то случалась беда, родня, даже самая дальняя, готова
была прийти на выручку. Отстроить сгоревший дом, поделиться имуществом и
богатством, помочь отбиться от врагов, заступиться за обиженного члена рода.
В древней Скандинавии случалось даже так, что суд решал спорное дело в пользу
того, кто приводил с собой больше родни. И в любой ситуации человек должен
был действовать так, как будет лучше для его рода. А свои личные интересы
соблюдать только потом. Такое общество, в котором безраздельно властвует род,
учёные называют традиционным. В таком обществе веками накапливались традиции
- взгляды, понятия, идеи, обычаи, которые на протяжении столетий помогали
обществу выжить, нацеленные на выживание всего рода. Никакого индивидуализма
традиционное общество не признаёт. Закономерно, что человеческое общество на
определённых этапах своего развития заботится не столько об индивидуальной
судьбе отдельного человека, сколько о выживании общества в целом. То есть -
рода.
Род полностью определял жизнь каждого из своих членов, диктуя им свою
непреклонную волю в различных вопросах.
Помимо семьи, имелись и другие сообщества, как в военной, так и в гражданской
среде и, следовательно, у человека могли быть обязанности не только перед
своими родичами. Такое сообщество называлось «фелаг», а входивший в него
человек – «фелаги», то есть «собрат» или «сотоварищ». Такое сообщество имело
разные формы. Это могли быть, общее владение кораблём, или торговое
сообщество, или воинское сообщество, подчинявшееся единому военачальнику или
предводителю, и каждый сотоварищ обязывался хранить ему верность. Рунический
камень, находящийся в Орхусе, рассказывает о некоем Ассере Саксе, который
входил одновременно в два сообщества – в военное, как член дружины, и
гражданское, как один из владельцев корабля. Надпись на камне гласит: «Тосте
и Хуве вместе с Фребьёрном возвели этот камень в память об Ассере Саксе, их
сотоварище и достойном войне. Он умер и был самым честным среди мужчин. Он
владел кораблём вместе с Арне». [№12,с.156]. Во главе родов стояли
старейшины, племена возглавлялись «королями» и военными вождями, которые
пользовались во время войны широкой властью. Знатность, понимаемая как
родовитость, была принадлежностью целого рода или семьи, и только из числа
лиц, входивших в состав этого рода или семьи, выбирались предводители племён
и племенных союзов. Таких «королей» (у скандинавов они назывались конунгами),
ярлов и херсиров (hersir – вождь, происходит от древнескандинавского herr –
войско, народ), упоминают песни скальдов, (наиболее ранние из которых
известны от 9 века). Свидетельствуют о них и рунические надписи, начиная с
эпохи «Великих переселений». Вождь (hersir), был окружён дружиной, в которую
входили молодые люди, искавшие добычи и славы. Отношения в дружине строились
отнюдь не на началах равенства. Дружинники приносили вождю присягу верности,
нарушение которой покрыло бы их несмываемым позором, получали от него меч и
иное оружие, коня и долю в добыче и считали его своим господином. Вернуться
из сражения, в котором пал вождь, было признаком трусости – одного из самых
постыдных пороков, с точки зрения варваров. Дружина должна была защищать
вождя, служить ему и пасть в бою вместе с ним. Дружинники служили
предводителю и в его усадьбе, где они жили. Некоторые дружинники назывались
свейнами, это были оруженосцы и слуги, обязанные стоять за столом, когда
пировали вождь и старшие дружинники, и подавать им еду и питьё. Власть вождя
над дружинником, пока тот оставался с ним, была чрезвычайно велика. Вожди
владели большими угодьями и принадлежали к верхушке скандинавского общества.
Самые амбициозные из этих владетельных вождей мечтали о королевской короне.
Они могли добиться успеха либо скопив тем или иным образом достаточное
количество серебра, либо завербовав большое войско для расширения сферы
своего влияния. В любом случае для достижения своей цели представителям этого
сословия приходилось идти на риск. Поэтому именно мужчины верхушки
скандинавского общества были настоящими викингами. Для них «быть викингом»
означало, в сопровождении своих сподвижников отправится в далёкие страны,
свершить там героические деяния и вернуться домой с триумфом и богатыми
трофеями. Трофеи же можно было обращать в дары, привлекая на свою сторону всё
новых сподвижников из числа молодёжи.
Ступенью ниже на общественной лестнице находились карлы, или свободные
крестьяне, которые нанимались на работу к крупным землевладельцам или другим
хозяевам, а иногда владели собственными клочками земли. К этому же классу
принадлежали ремесленники, рыбаки, корабелы, (о социальном статусе
ремесленников мало что известно, за исключением того, что кузнецы,
кораблестроители и резчики рун, а также скальды пользовались большим почётом
и, благодаря своему мастерству, жили в достатке), мелкие торговцы и
дружинники не сумевшие добиться славы и богатства в далёких заморских
экспедициях, и которым не суждено было унаследовать семейную собственность,
так как они являлись вторыми или третьими сыновьями в семье землевладельца.
Низший слой скандинавского общества составляли рабы, или сервы. В рабство
попадали пленники, разорившиеся скандинавы, сыновья и дочери рабов. Они
выполняли самую грязную ручную работу на фермах своих хозяев. Их продавали и
покупали, как любое движимое имущество. Но жизнь рабов не была беспросветной.
В некоторых случаях раб даже мог упорным трудом обрести свободу. Некоторые
рабы, получившие свободу, могли получить маленький участок земли в награду за
свой труд, но в большинстве случаев, освобождавшиеся из рабства, переходили в
группу безземельных свободных людей и вынуждены были наниматься в услужение.
Рунический камень из Хернинга в Ютландии, единственный, упоминающий о рабстве
в скандинавском обществе, повествует об освобождённом рабе, судьба которого,
видимо, сложилась удачно. «Токе, ремесленник, воздвиг этот камень в память о
Троеле, сыне Гудмунда, который наградил его золотом и отпустил на волю». [№
12, с.158].
Итак, знать, свободные землевладельцы и рабы – таков состав общества в
представлении древних скандинавов.
Землевладельцы всех категорий – от освобождённых рабов, владевших крохотными
клочками земли, до ярлов, и даже королей, имевших огромные угодья, -
собирались на местные сходки – тинги. Такие сходки устраивались для решения
споров и конфликтов, возникавших между соседями, для расследования и
наказания преступлений. На тингах избирали местных вождей, принимали законы и
установления, совершались имущественные сделки в присутствии свидетелей и
поручителей. В каждом районе (хераде), границы которого устанавливались самой
природой, существовал свой тинг. В день тинга, обычно в новолуние или в
полнолуние, все бонды (главы семей), жившие в одном районе, собирались на
отведённом для тинга месте, например на холме или лесной поляне, и
выслушивали стороны и свидетелей. Места сходок считались священными и
состояли под охраной богов: кровопролитие или другое преступление,
совершенное здесь, признавалось святотатством и каралось особенно строго.
Нередко в этих местах совершались жертвоприношения и гадания.
Хранителями обычая, по которому судили и к которому обращались для решения
споров, были наиболее почтенные и старые люди. Обычай так и переходил из
поколения в поколение, что утверждало его силу и авторитет. Все стороны жизни
определялись обычаями; обычаями гостеприимства и подношений, клятв и мщения,
добрых дел на благо общества, таких, как строительство мостов или храмов.
В моральном кодексе викингов центральное место занимал «drergeskapur». Это
понятие включает целый ряд качеств, которые считались обязательными как для
общества в целом, так и – в особенности – для тех, кто мог прослыть героем в
глазах своих соотечественников. Самоуважение, честь, безупречная репутация
ставились превыше всего, а строиться они могли лишь на прочном основании
беззаветной верности семье и товарищам. Вожди были обязаны демонстрировать
мужество, стойкость, верность друзьям, правдивость, красноречие и тягу к
жизни наряду с готовностью бесстрашно и без колебаний встретить смерть. Все
эти качества, и бесчисленное множество других, нашли отражение в древней
скандинавской поэме «Havamal», что в дословном переводе означает «Слово
Высшего». В этой поэме изложен весь кодекс поведения эпохи викингов, от
простых нравоучений до рассуждений о подлинном смысле вечной славы. В
личности вождя, по представлениям того времени, воплощались благополучие и
счастье его народа. Не только жертвы, которые он приносил, и обряды, им
совершаемые, но сам он  был источником удач и успехов соплеменников. В годы
правления конунга, «счастливого на урожай», «был мир добрый». При
«несчастливых» конунгах всё шло плохо. По преданию, после смерти одного из
конунгов Восточной Норвегии, считавшегося самым «счастливым на урожай из всех
конунгов», знать разделила его тело на части, которые жители четырёх разных
районов похоронили в своих землях, «и думалось им, что можно надеяться на
урожай». Подобные представления о вождях и знати, способствовали их
возвышению и усилению их общественного влияния. Но ведущее положение знати в
обществе определялось не только её ролью в защите территории и в контроле над
культом. Вожди, стоявшие во главе дружин, воевали между собой, с соседними
племенами, совершали походы в другие страны, занимались морским разбоем.
Захваченная добыча: драгоценные металлы, украшения, ткани, одежда и утварь из
других стран, пленные, которых они продавали или обращали в своих рабов, -
служила важнейшим источником их обогащения. Скот, рабы, корабли, оружие и
другое движимое и недвижимое имущество, а также земельные владения составляли
основу богатства и могущества конунгов, ярлов, херсиров. То, что родовая
знать жила больше военной добычей, чем за счёт эксплуатации местного
населения, и то, что она не была тесно привязана к земле, самый характер её
богатства и способ его приобретения делали скандинавскую знать необычайно
мобильной, готовой отправиться в далёкие походы для захвата добычи и даже
переселиться в другие страны. В одной из песен «Старшей Эдды», известной под
названием «Песнь о Риге» (эддическое стихотворение «Ригстула»),
рассказывается о сотворении людей богом Ригом-Хеймдалем. Сначала он посетил
убогое жилище Прабабки и Прадеда. Здесь был рождён от Рига Раб-Трэль, и от
него пошёл род рабов. Затем Риг приходит в дом Бабки и Деда, и зачатый Ригом
Карл явился предком рода земледельцев – бондов. Наконец, в хоромах Матери и
Отца от Рига родился Ярл – военный предводитель, знатный человек, потомком
которого был юный Кон (конунг). –  [«Старшая Эдда», древнеисландские песни о
богах и героях. – Перевод А. Корсуна, под ред. Стеблин-Каменского. М.1963.]
Автор песни видит различия между тремя социальными слоями, прежде всего в
богатстве: Трэль живёт в хижине, ест грубую пищу и занят тяжёлой и грязной
работой; Карл владеет скромным домом и возделывает участок земли; а Ярл
посвящает свой досуг воинским подвигам, охоте, пирам и иным, подобающим его
знатности и благородству развлечениям. «Песнь о Риге» наглядно показывает
представления древних скандинавов об устройстве общества.
     1.3.Бытовой уровень жизни скандинавского общества. Представления о
внешности и образе жизни людей в эпоху викингов может быть получено путём
изучения самых разных источников.
В среднем рост викингов был несколько меньше, чем рост человека в наши дни.
Рост мужчин составлял 172 см, а рост женщин 158-160 см. Показатели эти были
получены на основании исследований целого ряда скелетов из захоронений,
найденных в разных районах Скандинавии. Средний возраст жизни взрослых
достаточно высок. Так, среди 240 обследованных останков умерших взрослых
людей 140 человек достигли возраста около 35-55 лет, 98 человек возраста 20-
35 лет, и обнаружено лишь двое останков людей старше 55 лет. В местах
захоронений обычно находятся те, кто умер естественной смертью в мирное
время. Но в некоторых случаях встречаются скелеты со следами ударов топором
или мечом, а также с другими признаками насильственной смерти, наступившей в
ходе сражений или побоищ. Многочисленные «детские» скелеты являются признаком
существования высокой детской смертности в эпоху викингов. На основании
изучения большого количества скелетов мы можем сделать вывод, что внешность
людей эпохи викингов была весьма многообразной. Норвежский антрополог Берит
Селеволл так описывает «средних» мужчину и женщину того времени: «Сложены
были и мужчина и женщина, пропорционально. Средние соотношения ширины и
высоты черепа соответствовали аналогичным соотношениям размеров глазниц и
ноздрей». «Что касается внешнего вида, то люди эпохи викингов едва ли сильно
отличались от нынешнего населения Скандинавии, если не считать несколько
меньшего роста и несколько лучшего состояния зубов, а также, разумеется,
одежды, украшений и причёсок ».[            №14, с.31-32] Рисованных
изображений людей того времени сохранилось мало, и лишь в некоторых из них
отсутствует стилизация, и они приближены к реальности. На настенном тканном
ковре, обнаруженном в богатом Усебергском захоронении(Южная Норвегия), и на
некоторых рисованных памятных камнях из Готланда представители обоих полов
изображены в самых разных жизненных ситуациях.[ №14, с.31-32]. Кроме того, в
Швеции были найдены небольшие серебряные и бронзовые фигурки статных и
нарядных женщин в платьях со шлейфом и с волосами, убранными в красивый пучок
на затылке и покрытыми, вероятно, волосяной сеткой или платком. Некоторые из
них держат в протянутых руках рог или кубок для питья, очевидно, приветствуя
прибывшего гостя. Встречаются также изображения мужских голов, выполненные
весьма детально, с волосами и бородами. На декоративной деревянной резьбе, на
повозке из Усебергского захоронения изображены треугольные мужские головы: с
аккуратной причёской, заплетёнными усами и клинообразной бородой, закрывающей
нижнюю часть лица. Более того, некий испанский араб по имени Ат-Тартучи,
который посещал скандинавский город Хедебю в 900-х годах, свидетельствовал,
что там мужчины и женщины подкрашивали себе глаза. Неизвестный автор
английской хроники сообщает, что викинги мылись по субботам, содержали в
порядке волосы и были нарядно одеты. Вместе с тем, несомненно, также то, что
люди, принадлежавшие к низшим слоям – рабы и мелкие землевладельцы –
выглядели иначе. Они, согласно описанию в поэме «Ригстуле», были изнурены
тяжёлым трудом и, вероятно плохо питались. Они не имели возможности носить
модное платье, модные причёски и соблюдать особую чистоту. Во время походов и
дальних торговых поездок викинги не всегда выглядели чистоплотными и
опрятными. Арабский посланник Ибн Фалдан, который в 920-е годы повстречался с
группой викингов близ Волги, запомнил их невероятно грязными. Он писал: «Это
самые нечистоплотные люди из всех созданий Аллаха. Они не моются, справив
большую или малую нужду и после совокупления с женщиной, и не моют рук после
еды. Поистине, это заблудшие ослы.» Далее он говорит о том, что все они
моются по утрам, но мытьё это совершается в одной и той же
воде.[http://ancient.holm.ru/topics/articles/14_scandinav/atcl_scandinav].
Образцы одежды викингов в целом виде не сохранились. Основные сведения об их
одежде дают нам фрагменты, найденные в захоронениях.
Статистически, остатков женской одежды (точнее, фрагментов ткани, связываемых с
таковой) найдено гораздо больше, чем мужской. Это, в основном, объясняется тем,
что фрагменты тканей сохраняются в трупоположениях при соседстве с металлом
(украшения или иные предметы) или танином (продукт разложения дерева); однако,
значительное количество мужских погребений языческой эпохи викингов
представляют собой трупосожжения. Кроме того, погребальные обряды мужчин и
женщин, очевидно, различались. Женщин хоронили с большим количеством
металлических украшений (фибулы, булавки). Это означает, что любая ткань,
соседствующая с металлом, например, нижнее или верхнее платье, имеет много
шансов на сохранение в течение столетий. Мужской костюм, напротив, требовал
гораздо меньшего количества "украшений" для застёгивания, из чего следует
естественное сокращение количества цветного металла в погребении. Многие ткани
эпохи викингов изготовлялись из шерстяных нитей с саржевым переплетением. Часто
нить или ткань целиком окрашивались в яркие цвета. С заменой вертикального
ткацкого станка на горизонтальный (около 10 в.) ткани стали плотнее и толще.
Поэтому многие предметы костюма, в особенности богатого, были сделаны из
качественной, мягкой и яркой ткани. Некоторые области обладали доступом к
полотну: Англия, где производили льняную ткань, или Швеция, куда ее ввозили.
Несмотря на плохую сохранность льняного полотна, в этих регионах существует
значительное количество свидетельств ее существования. Шелк был доступен
приблизительно с 9го века, и довольно свободно использовался некоторыми людьми,
погребенными в Бирке (10в.) – [№14, с.33-34].  Хотя свидетельств использования
хлопка не найдено в могилах викингов, известно, что в 10в. византийская армия
использовала особый вид хлопчатой одежды - "бамбакион" (bambakion).
Варяжская дружина Константинополя, скорее всего, также носила этот вид одежды.
Некоторые виды тканей, лен и шерсть, нередко оставались некрашеными. Однако
шерсть обычно окрашивалась в яркие цвета, есть также находки льняного
полотна, окрашенного мареной (красный). Наиболее распространенными цветами
были красный, синий, желтый, лиловый и фиолетовый и зеленый  Известны также
коричневые фрагменты ткани.
Химический анализ указывает на определенное распространение цветов в
различных регионах: красный в Области Датского права, лиловый в Ирландии,
синий и зеленый в Скандинавии. Хотя это только гипотеза, но, возможно, это
указывает на определенные региональные предпочтения. Иконографические
источники, такие как, изображения на рунических камнях Готланда или гобелен
из Усеберга, предполагают, что существовало как минимум два варианта покрытия
ног: широкие штаны, мешковидные в верхней части, и более узкие,
приблизительно одинаковой ширины на всю длину. К сожалению немного находок
определяются как штаны, и остатки не дают возможности выявить покрой. По
покрою нижней рубахи во времена викингов существует некоторое количество
информации. Большая часть найденных фрагментов из шерсти, однако многие
женские нижние рубашки, найденные в Бирке, сшиты из полотна. Скорее всего,
рубашки из Области Датского Права и Ирландии также были полотняными. Много
фрагментов полотняных одежд 9-10 веков найдены в Йорке, большинство из них по
технологическим характеристикам могут относиться к нижней одежде. Например,
рубахи найденные в Хедебю, были двух вариантов. Для обоих характерны
полукруглый вырез ворота, скругленные отверстия для рукавов и раздельные
детали для передней и задней частей, сшитые в плечах. Различалось оформление
боков: для одних, более узких, характерен прямой шов, в другие же вшивались
клинья. Большинство рубах шерстяные, некоторые были окрашены. Рукава сужались
к запястью и могли быть выкроены из нескольких деталей. Меньшее количество
находок происходит из погребений Бирки. Некоторые из них имели прямой разрез
ворота, а не округлый, как в Хедебю. Рубаха шилась из цельного куска ткани, а
не сшивались в плечах. Рукава, скорее всего, пришивались отдельно. В целом,
данные о нижних рубахах могут быть экстраполированы и на верхние рубахи, для
понимания покроя этого предмета костюма. Как для нижних рубах, для верхних
есть свидетельства об использовании как льняной, так и шерстяной тканей.
Исходя из археологических материалов, существовали два варианта верхней
одежды. С целью упрощения различий их можно назвать "куртка" и "пальто". На
"куртке" не было застежек, в отличие от "пальто", которое застегивалось на
пуговицы. Возможно, оба варианта представляют собой различные способы
оформления одного и того же вида верхней одежды, поскольку никогда не
встречались в погребениях одновременно. (статья Carolyn Priest-Dorman –
«Мужской костюм эпохи викингов» - перевод Браги Хольмгардсгоди
–[http://arc.novgorod.ru/boar/boar.php3?cont=men.tx]. В большом количестве,
при археологических раскопках на местах бывших городов, была обнаружена
обувь. Известны туфли, сшитые из одного куска кожи, так и сшитые из
нескольких деталей. Обычно высота туфли достигала лодыжки, однако известна
также и короткая обувь наподобие древнерусских поршней. Существует множество
вариантов способов застегивания обуви: кожаные шнурки, кожаные цилиндрические
пуговицы или вообще не застегивающиеся туфли. Для шитья обуви использовались
различные виды кожи.
Непосредственным местом обитания людей было жилище – большое или маленькое,
богатое или бедное, в зависимости от экономического положения и социального
статуса его обитателей. Строительные материалы (дерево, глина, камень, дёрн
или их сочетания), а также техника строительства варьировались в зависимости
от местных ресурсов, однако каменные строения появились не ранее 1000-го
года, и это были чаще всего церковные здания. Дома определённой конструкции
строились из определённых материалов. Небольшие, углублённые в грунт землянки
напоминали куполообразные возвышения, сложенные из земли и дёрна. Жилища
высшей знати выделялись своими размерами, формой и мастерством постройки.
Дома часто украшались великолепной резьбой и покрывались яркой краской.
Наиболее полное представление об этом можно получить благодаря сохранившимся
остаткам древних церквей, в особенности церкви Урнес в Западной Норвегии,
церкви Хемсё на Готланде и Хёрнинг в Северо-восточной Ютландии. Не отставали
от них, по всей видимости, и мирские дома. Дом внутри обычно состоял из
нескольких помещений, в которых царила полутьма, поскольку слуховые окна были
малы, их было немного, и они почти не пропускали света. Немного света давали
и отверстия в крыше, через которые выходил дым от очагов и печей. Огонь очага
также освещал внутренность дома. Если света требовалось больше, например, при
выполнении какой-нибудь ручной работы, то, вероятно, зажигались масляные
лампы. Кроме того, в ходу были восковые свечи, которые стоили дорого, а также
более дешёвые сальные свечи. Очаг обычно находился в центре общей жилой
комнаты. Он располагался на чуть приподнятой над полом четырёхугольной
площадке и служил, главным образом, для приготовления пищи и обогрева
помещения. В некоторых домах, помимо открытого очага, у стены находилась
небольшая, округлой формы печь, служившая для тех же целей. Иногда она
заменяла очаг. Дым от очага и от печи, прежде чем выйти наружу через
отверстие в крыше, распространялся по жилью, и в зимние периоды, когда люди
большую часть времени находились внутри дома, они постоянно страдали от
лёгкого отравления. Пол был земляной, хорошо утрамбованный и, вероятно,
покрытый соломой. Вдоль стен шли выступающие земляные возвышения, обложенные
деревом. В небольших домах ширина их не превышала ширины обычной скамьи, а в
больших богатых домах могла доходить до полутора метров. На этих возвышениях
обитатели обычно проводили большую часть времени, а пол использовался лишь
для прохода по нему. Такие возвышения уберегали от холода и сквозняков. Это
стало очевидно после экспериментальных попыток пожить в реконструированных
жилищах эпохи викингов. Стены некоторых домов были покрыты деревянными
плахами с резьбой. Они описаны в скальдическом стихе «Хюсдрапа», созданном в
Исландии в конце 900-х годов. Возможно, эти плахи выглядели как те, что были
найдены в Исландии, в Флататунга, и, скорее всего, находились в церкви.
Основное убранство дома состояло из тканей и шкур (настенные ковры,
покрывала, подушки), а также ларцов и сундуков с висячими замками. Они были
единственной меблировкой дома в те времена, и в них хранились вещи. Спальные
места находились на возвышениях у стен, где на ночь расстилали постель. В
доме часто имелся ткацкий станок, а на полках расставлялась домашняя утварь.
Имелись ещё и низкие лавки, для сидения. Представления о том, какие вещи
можно было увидеть в усадьбе короля, нам дают археологические исследования
могилы знатной женщины в Усебергском кургане в Южной Норвегии, относящейся к
834 году. Большая часть вещей здесь – из дерева. Они украшены резьбой, а
некоторые из них снабжены рисунками или отделаны металлом. Здесь же найдены
ткани и металлические изделия. Это вещи внутреннего убранства дома, посуда
для приготовления пищи, приспособления для ручной работы, выполняемой знатной
женщиной, а также средства передвижения: корабль, повозки, сани. Имеются
здесь и орудия труда, необходимые в усадьбе. Найдено множество сундуков, не
менее пяти кроватей (складных), перины (набитые пухом и пером), стул, высокие
масляные лампы, ткани, котлы, сковороды, вёдра, бочки, корыта, ковши, ножи и
многое другое, не считая съестных припасов. [№14,с. 41-42].
Во время празднеств пирующие сидели за столом. Пир у скандинавов протекал
буйно и необузданно. Зала длиной 18-19 метров, у продольных стен на
возвышениях были расставлены скамьи, а в центре одной из стен имелось сидение
для короля или его представителя. Места распределялись согласно рангу и
знатности. На скамьях лежали подушки, а на стенах висели ковры с
изображениями сцен из жизни богов и героев. Перед скамьями стояли длинные,
богато уставленные яствами столы, а слуги вносили всё новые и новые блюда из
соседних помещений. Посреди зала пылал огонь в очаге, и к тому же зал
освещался со всех сторон масляными лампами, восковыми свечами или факелами.
Люди были одеты в праздничную одежду и увешаны драгоценностями. Подавались
алкогольные напитки, пиво, мёд, вино, а также разнообразные мясные блюда.
Мясо могло подаваться варёное, жареное, вяленое, солёное, печёное или
сквашенное. Подавались также рыба, хлеб, каша, молочные блюда, овощи, фрукты,
ягоды и орехи. Блюда сдабривались солью и пряностями. Например, в Усебергском
захоронении были обнаружены тмин, перец и горчица. Скальды, во время пира
произносили стихи, за столом рассказывались истории, возможно, музыканты
играли на лире или флейте. Пир был средоточием многих важных событий. На нём
заключались договоры, завязывались дружеские отношения, вспыхивала вражда,
планировались будущие брачные союзы.
Повседневная жизнь семьи норманнов изо дня в день, из года в год являлась
непрерывной борьбой ради поддержания жизни: для того, чтобы у каждого была
крыша над головой; всем было тепло и было, чего поесть. В течение долгого
времени было легко добыть пищу, но много времени тратилось на то, чтобы ее
приготовить, и еще нужно было заранее позаботится о длительной зиме: собрать,
насушить и складировать пищу.
Наиболее важной из выращиваемых зерновых культур являлось зерно. Ячмень,
пшеница, рожь и гречиха тоже были среди выращиваемых растений. Зерновые эпохи
викингов выглядели несколько иначе, чем сейчас - в них было больше стебля и
меньше самих зерен. Зерно в те времена росло так же хорошо, как и сейчас, и,
соответственно, стало той пищей, которую легко вдоволь запасти на зиму.
Нетрудно видеть - легко показать, что Викинги пихали зерно/муку в большинство
блюд: в кашу, суп и к мясу и, что покажется Вам наиболее странным, в хлеб.
Местами выращивали и овощи. Некоторые выращивали зеленый горошек, конские
бобы, чеснок, дягиль, хмель, пастернак и морковь. Яйца, молоко, мясо и жир
для каждодневного приготовления пищи получали от птиц и крупного рогатого
скота, тех же, что разводят сейчас. Мясо домашних животных не входило тогда в
каждодневный рацион, поэтому рыба, яйца домашней птицы и дичи
приветствовались в качестве дополнения к каше.
В эпоху Викингов большая часть страны была покрыта дубравами, ельниками и
буковыми зарослями. Поэтому женщины викингов собирали семена, ягоды с
кустарников, лесные орехи, грибы и даже желуди. Мужчины же в свободное время
охотились, устраивали поединки, играли в настольные игры, вели беседы. Также
женщины занимались рукоделием или какой-нибудь другой ручной работой. В
определённом отношении женщины пользовались статусом, совершенно немыслимым в
большинстве стран мира. Арабы, посещавшие поселения викингов в 10 веке, с
изумлением отмечали ту степень свободы, которой женщины пользовались в
семейной жизни. По закону, женщины могли владеть землёй и часто в одиночку
обрабатывали её, когда их мужья отплывали за море – торговать или воевать.
     1.4.Торговля и города. Торговля с зарубежными странами – от Восточной
Европы до Азии – началась ещё задолго до эпохи викингов. Примерно в550 или в
600 году н.э. купцы из Скандинавии основали несколько центров на основных
торговых путях Скандинавии: Бирка в Швеции, Каупнаг в Южной Норвегии, остров
Готланд в Балтийском море, Хедебю, на территории в то время принадлежащей
Дании. По словам археолога Томаса Макговерна из нью-йоркского Хантер-коледжа,
это были большие рынки. В течение всего года население этих посёлков было
малочисленным, зато в торговый сезон здесь наблюдалась кипучая деятельность.
Всё это напоминало «огромные ярмарки», пишет он. Они проводились главным
образом в конце зимы, когда работы на фермах было немного, появлялось свободное
время, а коньки, лыжи и  сани позволяли быстро доехать до места или доставить
груз. Кельты, франки, саксы, славяне и арабы привносили в атмосферу этих
ярмарок свои привычки, обычаи и культуру. Они меняли серебро, шёлк, вина и мечи
на пушнину, янтарь, изделия из кожи и поделки местных умельцев. Эти купцы
комментировали порядки и обычаи своих партнёров, да и их самих тоже. Известен
факт пребывания на территории современной Дании путешественника - араба
Аль-Таруши. Он сообщал о том, что большинство жителей города Хедебю — язычники,
христиан мало, что "в честь своего божества они закатывают пиры, едят и пьют.
Тот, кто совершает жертвоприношение, режет быка, овцу, козу или свинью, —
вывешивает тушу на столбах перед своим жилищем, дабы все убедились, что он
принес жертву богу". По мнению Аль-Таруши, "городу недостает роскоши и
богатства". Он отмечает варварский обычай бросать новорожденных в море. Самое
ужасное впечатление оставили на него песни викингов, арабскому интеллектуалу
казалось, что он слышит "звериный вой".
[http://ancient.holm.ru/topics/articles/14_scandinav/atcl_scandinav_02.htm]
Свидетельство Ат-Таруши относится к середине X века, а к тому времени
отношения мусульман и скандинавов сделались достаточно
интенсивными. Об этом говорят и рунические надписи северян. Немало таких
памятников, найденных в Швеции, упоминают об участии шведов в поездках и
походах на Восток, в том числе в Серкланд (Страну сарацин). О походах в
Серкланд повествует сага об Ингваре-мореходе: он ходил во главе большого
отряда на Восток, где и умер. Примечательным фактом можно считать обнаружение
десятков тысяч арабских монет IХ и Х веков в Скандинавии. Арабские историки и
географы сообщали о торговле северян.
Один из крупнейших торговых центров северной Европы эпохи викингов –Хедебю
располагался в Шлезвиге, на перешейке, отделяющем на юге полуостров Ютландию
от континента, у оконечности глубоко врезающегося в сушу фьорда Шлей. По
речной системе Айдер-Треене через Хедебю можно было кратчайшим путём попасть
из Северного моря в Балтийское. В Хедебю, как и в других балтийских факториях
(виках), процветали торговля и ремесло. Раскопки обнаружили остатки
стеклодельной печи, литейные формы, полуфабрикаты роговых гребней на разной
стадии изготовления, заготовки из янтаря. Ремесленники Хедебю владели
ювелирными технологиями, в частности, филиграни и грануляции. Здесь
изготовляли кожаную обувь и стеклянные кубки, обрабатывали моржовую кость и
чинили корабли. Впоследствии, в Х столетии все эти находки концентрируются на
относительно небольшом участке, что указывает на выделение в это время
особого ремесленного квартала и на дальнейшее углубление ремесленной
специализации [№ 10,с.108;.№ 11,с.55]. О торговой активности жителей Хедебю
говорит тот факт, что здесь с самого начала массово представлен импорт, в том
числе рейнская и западнославянская керамика [№ 10,с. 108].
Экономическое благосостояние Хедебю в первые десятилетия его существования
растёт так стремительно, что не позднее 825 г. здесь начинается чеканка
первых скандинавских монет, прототипом которых послужили фризские серебряные
монеты, чеканившиеся в Дорестаде. [№ 10,с.108-109].
Создание здесь франкским миссионером Ансгаром христианской общины должно было
оказать огромное влияние на экономическое развитие Хедебю, о чём
недвусмысленно говорит источник: «И сделалась великая радость в этом месте,
так что даже люди нашего племени (франки), оставив всякий страх, что раньше
было невозможно, и торговцы как оттуда, так и из Дорестада стали свободно
посещать это место, и стало там изобильно всяческое добро». [гл. 24 «Жития
Ансгара»]. В середине IX века Хедебю занимал площадь около 5 гектар; с запада
к нему примыкал могильник, насчитывающий не менее 1000 ингумаций в гробах. [№
10,с.72-76]. В 934 г. Хедебю захватил и обложил данью немецкий король Генрих
I Птицелов [№ 5,с.50]. Однако в середине Х столетия в Хедебю вновь
господствуют датские конунги. В 948 г. под нажимом немецкого короля и
впоследствии императора Священной Римской империи Оттона I здесь был
утверждён епископат [№ 10,с.112]. С конца Х столетия Хедебю приходит в
упадок; в 1050 году в борьбе с датским конунгом Свейном его сжёг норвежский
конунг Харальд Хардрада, зять Ярослава Мудрого; последний удар датскому
торжищу нанесли западные славяне в 1066 году [№ 10,с.112].
В IX – X вв. Бирка, расположенная на маленьком островке Бьёрко (Берёзовом) на
озере Меларен невдалеке от нынешнего Стокгольма, была крупнейшим торгово-
ремесленным поселением свеев. Именно через Бирку шла львиная доля всех
торговых операций Балтийско-Волжского водного пути. По нему с востока в Бирку
текли дирхемы аббасидского Халифата. К середине ХХ столетия они были
обнаружены в 92 погребениях Бирки. Что касается западноевропейских денег, то
их удалось обнаружить лишь в тринадцати [№5,с.54]. С востока в Бирку
поступали рабы (преимущественно славянского происхождения), мёд, воск, меха,
шёлк, стекло, драгоценные камни, пряности. С юго-запада, то есть из фризского
Дорестада, датского Хедебю, приходили франкские мечи, фризское сукно и
кувшины, составные роговые гребни, стекло, вино, украшения франкского
происхождения. Моржовая кость и китовая шкура для корабельных канатов
поступали морским путём из Северной Норвегии и Бъёрмаланда.
В отличие от влажной почвы датского Хедебю или нашей Старой Ладоги, в которой
прекрасно сохранилась органика, почва Бирки сухая, и культурный слой здесь
относительно тонок (около 2 м). Из-за сухости грунта дерево, ткань, кожа и
другие органические материалы подверглись здесь разрушительному гниению.
Потому, например, данные о домостроительстве в Бирке крайне скудны. Однако
насыщенность почвы Бирки фосфатами позволила прекрасно сохраниться
металлическим изделиям, а также роговым гребням и костям домашних животных.
Множество овальных, скорлупообразных фибул, найденных в погребениях Бирки, в
соединении с фрагментами тканей, позволяют реконструировать
древнескандинавский женский костюм [№ 10,с.132-139; № 14,с.112-113]. Следует
сказать, что в погребениях Бирки было обнаружено большое количество фризских
кувшинов и конических стеклянных кубков, продававшихся, вероятно, вместе с
бочонками рейнского вина.
     1.5.Религия. Мифология. На протяжении большей части эпохи викингов
скандинавы отличались от народностей более южных регионов Европы тем, что у них
была иная, нехристианская религия. Христиане называли их уничижительным словом
«язычники». Так называли всех иноверцев. За исключением мусульман в Испании и в
других регионах Средиземноморья, вся Западная и Южная Европа исповедывали
христианство. Христианство – религия, характеризующаяся миссионерством, и
ближайшие соседи скандинавов с южной стороны были окрещены, приблизительно, в
начале эпохи викингов. Это произошло с фризами в начале 8 века. Тогда же были
окрещены и саксы. Оба региона входили в королевство франков. Затем в
последующие годы миссионеры устремились на север и восток, и около 965 года
Дания официально приняла христианство. Вслед за этим христианство приняла
Норвегия. Это произошло в начале 1000-х годов. А Швеция была обращена в
христианскую веру постепенно, в том же столетии. Введение христианства повсюду
ознаменовало собой новый рубеж в развитии культуры. Христианство привносило в
жизнь не только новые ритуалы и новые верования, но и приводило к изменению
норм морали и к постепенному крушению укоренившихся традиций прежней культуры.
Христианство означало европеизацию многих, наиболее существенных сторон жизни.
Почти все сведения о дохристианской религии в Скандинавии содержатся в
христианских письменных источниках, а наиболее полные из них появились лишь
через много столетий после введения христианства. Самым важным источником
являются стихи о богах в Старшей Эдде, созданной в 1200-х годах, а также книга
Снорри Стурлусона об искусстве стихосложения, относящаяся приблизительно к
1220-м годам. Здесь собрана вся скандинавская мифология, какой она могла быть
записана через 200 лет после введения христианства. Некоторые разрозненные
сведения, относящиеся к дохристианскому периоду, содержатся в описаниях
арабских путешественников, в рассказах западноевропейских христиан, в хвалебных
песнях скальдов, а также в надписях на рунических камнях. Помимо этого, данные
о языческих традициях и обычаях можно почерпнуть из древних законодательных
актов и содержащихся там запретов. С помощью археологии мы можем узнать об
обрядах захоронения, о языческих памятниках, о символах богов и
жертвоприношениях. Представление о церемониях и ритуалах времён язычества дают
рисунки и изображения, которые, однако, лишь в редких случаях поддаются точному
истолкованию, хотя и подтверждают некоторые истории о богах. Географические
названия могут рассказать нам о популярности тех или иных богов в разных местах
Скандинавии. Таким образом, картина дохристианских верований и форма их
выражения в значительной мере складывается из сведений, почерпнутых из разных
источников и сообщаемых людьми совершенно иной религиозной ориентации.
Вероятно, именно этим объясняется тот факт, что получаемые нами знания являются
несколько противоречивыми, расплывчатыми и примитивными. Согласно «Младшей
Эдде», в начале была Мировая Бездна – Гинунгагап (Ginungagap). Внутри ее на
севере лежала студеная, туманная, пустынная страна под названием Нифльхейм
(Niflheimr, «темный мир»); на юге – жаркая страна Муспелльсхейм (Muspellsheimr,
«огненная страна»), где властвовал огненный великан Сурт (Surtr, «черный»),
вооруженный пламенным мечом. Посредине Нифльхейма бил великий источник всех рек
Хвергельмир (Hvergelmir, «кипящий котел»). Самая северная часть Нифльхейма,
скованная страшной стужей, представляла собой ледяные поля и горы, возникшие из
вод Эливагара (livgar, «бурные волны») ») – реки, что протекала там с
незапамятных времен. Воды Эливагара были ядовиты, и, когда они застыли, яд
инеем выступил на поверхность. Там, где дымный жар Муспелльсхейма встречался с
ядовитой стужей Нифльхейма, иней подтаял, и возник великан, обликом схожий с
человеком. Звали его Имир (Ymir) или Аургельмир (Aurgelmir). Имир начал потеть,
и под левой его рукой выросли мужчина и женщина; одна нога зачала с другою
сына: так появилось племя инеистых великанов. Имира вскормила молоком
первозданная корова Аудумла («кормилица»), тоже возникшая из инея. Корова
лизала ледяные глыбы, на вкус соленые: к исходу первого дня изо льда в том
месте, которое она лизала, выросли человеческие волосы; на второй день –
голова; на третий день возник человек. Это был Бури (Bri, «родитель»), красивый
собою, высокий, могучий. Сыном его был Бор (Воrr, «рожденный»), который взял в
жены великаншу Бестлу (Bestla), дочь Бёльторна (Bltorn). Сыновьями Бора и
Бестлы были Один, Вили и Be. Сыновья Бора поссорились с древним великаном
Имиром, и трое сынов Бора убили его. Из раны хлынул такой поток крови, что в
нем утонули все остальные инеистые великаны, кроме Бергельмира (Bergelmir,
«ревущий как медведь») и его жены. Один, Вили и Be бросили тело Имира в самую
глубь Гинунгагап и сделали из него землю: из крови великана – море и все воды;
из плоти – саму землю, из костей и зубов – горы, валуны и камни. Точно черви,
выползли из земляной плоти карлики-цверги, похожие на маленьких людей. Из
черепа Имира сыны Бора сделали небосвод, углы которого поддерживали четыре
карлика, - стороны света. Земля была округлая, заключенная в кольцо океана. По
берегам океана сыны Бора отвели земли великанам (Ётунхейм, «страна великанов»),
а весь мир в глубине суши оградили стеною из век Имира и нарекли эту крепость
Мидгард (Migarr, «средиземье»). Сотворение рода людей: В Младшей Эдде сказано:
«Шли сыновья Бора (Один, Вили и Be) берегом моря и увидели два дерева. Взяли
они те деревья и сделали из них людей. Первый дал им жизнь и душу; второй –
разум и движенье; третий – облик и речь, слух и зрение. Дали они им одежду и
имена: мужчину нарекли Ясенем (Askr), а женщину – Ивой (Embla). И от них-то
пошел род людской, поселенный богами в стенах Мидгарда». Мир представлялся
скандинавам, как ясень Иггдрасиль (Yggdrasill). Ветви ясеня Иггдрасиля
простерты над всеми мирами и поднимаются выше неба. Из трех его корней один – в
мире богов, второй – в мире инеистых великанов, третий – в Нифльхейме. Под
последним корнем находится исток всех рек, Хвергельмир, а дракон Нидхёгг
(Nihggr) подгрызает этот корень снизу. Под корнем, который змеится к инеистым
великанам, журчит источник Мимира, названный так по его стражу,
сверхъестественному существу Мимиру (Mmir) – архетипу мудрости. Под тем корнем
ясеня, что заканчивается в небесах, есть еще один источник, самый священный –
Урд (Urr). Подле него обитают три сестры-норны, богини судьбы. Белка по имени
Рататоск (Ratatoskr, «грызозуб») снует вверх-вниз по стволу, перенося бранные
слова от орла, живущего на верхушке, к дракону Нидхёггу. Четыре оленя – Даин
(Dinn), Двалин (Dvalinn), Дунейр (Duneyrr) и Дуратрор (Dratrr) – бегают по
сучьям ясеня, объедая листья и кору. Раны, которые наносят Иггдрасилю олени,
дракон Нидхёгг и прочие змеи, залечивают норны: черпают из источника Урд воду,
смешанную с грязью, и поливают ясень, чтобы ветви его и корни не засохли и не
зачахли. Важное упоминание можно найти в эддической песне «Прорицание Вёльвы»:
«...И девять знаю земель – все девять от древа предела корня земные...» «Девять
земель» – это миры асов, ванов, светлых альвов, темных альвов, людей,
великанов, сынов Муспелля, мертвых и, вероятно, карликов-цвергов. Иггдрасиль
следует рассматривать как структурную основу материи Вселенной. Когда
Иггдрасиль содрогнется – грянет светопреставление, Рагнарёк (Ragnark). По мифу,
Иггдрасиль есть опора девяти миров, аналог различных столпов и колонн,
фигурирующих в мифах многих неродственных народов – от древних египтян до
южноамериканских индейцев. Если верить Снорри Стурлусону, порядок творения был
таков: после убийства Имира сыновья Бора создали землю, моря, небо, страну
великанов, Мидгард, тучи, людей и, наконец, Асгард, жилище богов. Это высокая
цитадель в середине Мидгарда, стены и башни которой достигают туч, цитадель,
защищенная от великанов высокими бастионами и отвесными скалами, но корни ее
все же в земле. Все боги (кроме Тора, бога-громовика) по радужному мосту
Биврёст (Bifr
st), который иногда называют Мостом Асов, ежедневно съезжаются к источнику Урд,
где вершат суд. В Асгарде множество дивных палат, но самый знаменитый чертог
зовется Вальхалла (Valholl), т.е. «чертог убитых» – мужей, что героически
погибли на поле брани. Доступ в Вальхаллу преграждают ревущая река Тунд (
undr) и запертые ворота Вальгринд (Valgin
r). Сам чертог огромен, в нем 540 дверей, в каждую из которых плечом к плечу
могут пройти 800 героев. Убитые воины без труда узнают эти палаты, ибо стропила
их – копья, крыша – из шлемов и щитов, а скамьи покрыты кольчугами. Люди,
населявшие северо-запад Европы в эпоху переселения народов, обозначали
подземный мир, царство мертвых, словом halja, которое изначально толковалось
как «место тайного убежища», т.е. предположительно «могила». В древненорвежском
это слово стало звучать как hel, и норвежцы представляли себе Хель как обитель
тумана и холода. Согласно преданиям эпохи викингов, те, кто не избран для
Вальхаллы, уходят в Хель, где влачат жалкое существование до самого Рагнарёка;
в этот день легионы мертвых выйдут из Хеля и под водительством Локи (Loki)
выступят против богов. Описания Хеля довольно скудны. Вход в Хель – мрачная
пещера среди скал и пропастей. По некоторым преданиям, стережет эту пещеру
чудовищный пес по имени Гарм (Garmr), до наступления Рагнарёка, сидящий на
цепи. Далее по дороге в Хель течет река Гьёлль (Gj
ll, «ужасная»). Мост через Гьёлль охраняет дева Модгуд (M
     
gu
r). За мостом – врата Хеля; хозяйка тамошних палат – отродье Локи – тоже зовется
Хель. Ётунхейм (J
tunheimr), страну великанов, разные источники помещают в разные места, хотя в
эпоху викингов доминируют два варианта: либо «на востоке», либо на берегах
окружающего землю океана. Не случайно Ётунхейм называется еще Утгард (Utgar
r, «внешний предел»), т.е. земли по берегам океана, отведенные великанам сынами
Бора. Ётунхейм считался страной высоких лесов, могучих рек, огромных пещер,
исполинских гор и гигантских расстояний – иными словами, все там было как в
Скандинавии, только много больше. Мидгард (Migarr) – это мир людей,
расположенный между Асгардом и Хелем, среди океана, в котором обитает Мировой
Змей. Путь из Мидгарда в Асгард лежит через радужный мост Биврёст. В эпоху
переселения народов древние северяне называли своих богов асами (слово «ас» – 
ss – и означает «бог»). В Прологе к Младшей Эдде Снорри Стурлусон пытается
возвести слово «асы» к «Азии», возможно, основываясь на традиции, согласно
которой культ некоторых богов пришел в Скандинавию с юга, точнее – из Малой
Азии. Весьма вероятно, что боги действительно пришли из тех краев, только не
асы, а другое божественное племя, в обеих Эддах именуемое «ванами». Пришествие
новых богов описано в мифологии как война асов и ванов, в которой не было
победителя. В итоге кое-кто из асов (Мимир, Хёнир) отступает в безвестность,
тогда как божества-ваны (Ньёрд, Фрейр и Фрейя) входят в скандинавский пантеон
наравне с асами. Один (Od
     
inn) – глава богов и отец асов. «Один, – пишет Снорри, – знатнее и старше всех
асов... Одина называют Всеотцом...» («Старшая Эдда», древнеисландские песни о
богах и героях. – Перевод А. Корсуна, под ред. Стеблин-Каменского. М.1963.) Как
патрон викингов, Один носил золотой шлем. Как судья в сражениях, он был
вооружен копьем Гунгнир (Gungnir),  которое никогда не пролетало мимо цели.
Вторым из чудесных сокровищ Одина было золотое кольцо Драупнир (Draupnir), тоже
выкованное карликами – Брокком (Brokkr) и Синдри (Sindri). Каждую девятую ночь
оно рождало восемь новых колец. Один положил Драупнир на грудь своему сыну
Бальдру, когда этот светлый бог лежал на погребальной ладье Хрингхорни
(Hringhorni). Один - Всеотец, владыка девяти миров, восседал в сторожевой башне
Хлидскьяльв (Hli
skjalf), где от его взора ничто не могло укрыться. На плечах Одина сидели два
ворона: Хугин (Huginn, «мысль») и Мунин (Muninn, «память»), нашептывая ему на
ухо все новости, которые слышали, облетая мир. Пищу свою Один делит с двумя
волками – Гери (Geri, «жадный») и Фреки (Freki, «прожорливый»). Второй по
значимости после Одина «стоит Тор, который зовется также Аса-Тор или Эку-Тор
(«Тор с колесницей»). Он сильнейший из богов и людей. Трудвангар (Tr
     
vangar, «поля силы») зовутся его владения, а чертог его называется Бильскирнир
(Bilskirnir, «неразрушимый» или «освещаемый только на мгновение»)... У Тора
есть два козла – Скрежещущий Зубами (Tanngnjostr) и Скрипящий Зубами
(Tanngrisnir) – и колесница, на которой он ездит; козлы же везут эту
колесницу... Есть у него и еще три сокровища. Одно из них молот Мьёлльнир (Mj
llnir, «молния»). Инеистые великаны и горные исполины чуют молот, лишь только он
занесен... И другим бесценным сокровищем владеет Тор – Поясом Силы. Лишь только
он им опояшется, вдвое прибудет божественной силы. Третье его сокровище – это
железные рукавицы. Не обойтись ему без них, когда хватается он за молот!» Тор –
бог грома. Молот его – гроза, вспышка молнии, удар грома; молния и гром – искры
и грохот его колесницы, влекомой по небу козлами. Брошенный молот всегда
возвращается в руки Тора. Главная задача Тора – защищать Асгард и Мидгард от
великанов. Впоследствии облик этого бога порой приобретает комические черты, и
он сам становится похож на простоватого, упрямого, рыжебородого великана. В
Рагнарёк он гибнет, сражаясь, бок о бок с Одином, – убивает Мирового Змея, и
сам погибает от его яда. «Второй сын Одина – это Бальдр, – говорит Снорри. – О
нем можно сказать только доброе. Он лучше всех, и все его прославляют. Так он
прекрасен лицом и так светел, что исходит от него сияние. Он самый мудрый из
асов, самый сладкоречивый и благостный. Он живет в месте, что зовется
Брейдаблик (Brei
ablik, «широкий блеск»), на небесах. В этом месте не может быть никакого
порока». Бальдр (что означает «господин») – один из наиболее привлекательных
богов скандинавского пантеона. Викинги высоко ставили любящего, прекрасного
бога Бальдра. Он «кровоточащий бог», «господин», связанный с плодородием и
хлебопашеством. Пантеон скандинавских богов был велик. Были и другие боги: Тюр,
Фрей, Хеймдалль, ваны Ньёрд, Фрейр и Фрейя, а также Идунн, Хёд, Видар, Улль,
Хёнир, Лодур, Мимир. Отрицательный персонаж скандинавской мифологии – бог Локи.
Отец Локи – великан Фарбаути (Fа
rbauti, «грозный напастник»), а мать – Лаувейя (Laufey, «лиственный остров»,
т.е. дерево), что наводит на мысль о том, что изначально Локи был
олицетворением грозного пожара, возникающего от удара молнии в лесное дерево.
Он «пригож и красив собою, но злобен нравом и очень переменчив. Он превзошел
всех людей тою мудростью, что зовется коварством, и хитер он на всякие уловки».
Локи вхож в Асгард, но среди асов и ванов держится особняком, он им не друг,
его единственная цель – погубить богов и все мироздание. И вот ведь парадокс:
боги прекрасно знают, что среди них находится зло, и что они не справятся с
ним, но поделать ничего не могут. Жену Локи зовут Сигюн (Sigyn), а сыновей его
– Нари (Nari), или Нарви (Narfi), и Вали (V
li). Когда козни Локи привели к гибели Бальдра, боги схватили Локи, связали
кишками Нари, разорванного братом Вали в образе волка, и заточили в Хель, где
на лицо ему капает змеиный яд. Верная Сигюн, стремясь облегчить муки супруга,
собирает змеиный яд в чашу. Когда чаша наполняется и Сигюн нужно опорожнить ее,
яд попадает на лицо Локи, и он бьется в судорогах, вызывая землетрясения. Такое
заточение вполне подстать злому духу огня. Было у Локи и другое потомство –
чудовищные дети великанши Ангрбоды (Angrbo
a, «сулящая горе»), зачатые диковинным способом. Локи съел сердце Ангрбоды,
которое оплодотворило его, и родил трех хтонических чудовищ: Фенрира Волка,
Мирового Змея Ёрмунганда и Хель. Андрогинная натура Локи проявляется в мифах не
единожды, ведь Локи, обернувшийся кобылой, родил и коня Одина – восьминогого
Слейпнира. Есть целый ряд мифических существ, которых трудно причислить к
богам, однако же они нечто большее, чем персонажи светского фольклора. Великаны
северных мифов не одинаковы: это инеистые великаны хримтурсы (hrimturs) и более
поздние ётуны (j
tunn), которых можно назвать существами хтоническими, и великаны огненные,
воплощающие разрушительную силу огня. Видом великаны похожи на людей-исполинов.
По их милости происходят все природные явления и катаклизмы: камнепады,
оползни, лавины, лесные пожары, северное сияние, морозы и т.д. Норны (nornir) –
древние, могущественные богини судьбы, имена их –Урд (Ur
r, «судьба»), Верданди (Ver
andi, «становление») и Скульд (Skuld, «долг»). Они пряли нити человеческих судеб
и в урочный час обрывали их. Еще их называли хранительницами материи всего
творения, ведь они орошали Мировое Древо Иггдрасиль водою источника Урд, смешав
ее с грязью, чтобы ясень не гнил. Даже Один подвластен был норнам; эти божества
древнее Одина, а возможно, древнее и самого индоевропейского Небесного Отца. По
мнению ряда ученых, происхождение норн связано с фазами Луны. На исходе каждого
дня тьма поглощала Небесного Отца, отдавая мир во власть одной из трех
ипостасей Луны – растущего месяца (Урд), полнолуния (Верданди) или месяца
убывающего (Скульд). Валькирии. Древнеисландское слово «валькирия» (valkyrja)
означает «выбирающая мертвых, убитых», и в эпоху викингов валькирий изображали
как дев-воительниц: сверкая оружием, они мчались на летучих конях над полем
брани, верша судьбы войны и унося в Вальхаллу павших смертью храбрых, а затем
прислуживая им на пирах в этом чертоге. Иногда валькирий называют девами Одина.
Эйнхерии (einherjar), или избранные мертвые воины, живут в Вальхалле. Преодолев
реку Тунд и войдя во врата Вальгринд, «люди, убитые оружием», вступают в
Вальхаллу, где повар Андхримнир (Andhr
mnir) варит неиссякающее мясо вепря Сэхримнира (S
hr
mnir) в котле Эльдхримнир (Eldhr
mnir). Пьют воины неиссякающее медовое молоко козы Хейдрун (Heidr
n), которая щиплет иглы с ветвей дерева Лерад (Lera
r), растущего подле чертога. Эйнхерии или пируют, или бьются друг с другом в
бесконечном сражении, причем в конце дня все раненые чудесным образом
исцеляются, а мертвые оживают, готовые утром продолжить лихую битву. Так
будет продолжаться до Рагнарёка, когда, поднятые криком петуха Гуллинкамби,
эйнхерии выступят на помощь богам в их битве с силами зла. –
[«Старшая Эдда». Древнеисландские песни о богах и героях. М. – Л., 1963;
«Младшая Эдда». Л., 1970.]
     1.6.Искусство викингов было самобытным, исполненным жизни и фантазии. Оно
являлось общескандинавским и обладало только ему присущими чертами. Это в
равной степени относится как к орнаментике, так и к изобразительному искусству
и поэзии. Как вид искусства наиболее долговечной оказалась поэзия. Её очень
ценили в кругах знати в Скандинавии уже в первой половине 1200-х годов, но
культ её в особенности процветал в Исландии. Около 1220 года Снорри Стурлусон,
который сам был поэтом, создал свою книгу «Эдда Младшая», посвящённую искусству
поэзии. Его труд даёт ключ к пониманию сложных правил поэзии скальдов. Без
пояснений Снорри значительная часть содержания поэзии скальдов осталась бы
сегодня для нас непонятной. Искусство эпохи викингов стремилось к
контрастности, краскам и к гармонии движения. Это было яркое, выразительное
искусство, и его язык был понят и оценен. В лучших работах изобразительного
искусства детали воспроизводятся столь же тщательно, как  и всё произведение в
целом. Часто орнаментика столь мелка, что её восприятие даётся лишь путём
пристального изучения с близкого расстояния. Лучше всего сохранились образцы
прикладного искусства, которое обнаруживается на разных предметах
функционального назначения: одежде, кораблях, оружии, санях, упряжи, строениях,
памятных камнях, коврах, посуде и многом другом. Трёхмерное изображение здесь,
прежде всего, проявляется в передаче голов. Как правило, это головы животных,
которые завершают и отмечают важные конструктивные звенья на небольших
предметах. Чаще всего для изображения декоративного орнамента использовались,
вероятно, ткани и дерево, хотя подобных образцов сохранилось немного. Судить о
том, что зачастую безвозвратно потеряно, мы можем по узорам тканей из
Усебергского захоронения, по орнаментике деревянных вещей, по деревянной резьбе
второй половины 1000-х годов, сохранившейся в церквях Западной Норвегии. За
исключением рунических камней с острова Готланд, остальные памятные камни стали
украшаться орнаментом лишь с середины 900-х годов. Образцом может служить
камень, воздвигнутый в Йеллинге королём Харальдом Синезубым. С этого времени
всё чаще встречаются камни, украшенные орнаментом. Часть из них сохранилась в
Дании и Норвегии, но большинство находится в Швеции. Здесь они относятся к
позднему периоду эпохи викингов. На металле, особенно в погребениях и зарытых
кладах, в больших количествах встречается мелкий орнамент. Он был распространён
на всём  протяжении эпохи викингов повсюду в Скандинавии. Кузнечные работы по
золоту и серебру ценились особенно высоко, и  вероятно по этому они поражают
своей особой изысканностью. Распространена была также резьба по кости, для
которой использовались моржовый зуб, китовая кость и лосиные рога.
Великолепными образцами резьбы с использованием этих материалов являются ларцы
Бамберг и Каммин, которые сохранились как реликвии в церквях Германии и Польши.
Выполнялись рельефные работы, использовались контрасты между материалами и
красками, между тенью и светом на гладкой и орнаментированной поверхности. Было
обнаружено много следов краски: на щитах, мебели, шатровых штангах, рунических
камнях, брёвнах домов. Нередко это сочеталось с вырезанным и создающим объёмную
поверхность декором. Помимо этого, стихи скальдов и письменные источники часто
упоминают окрашенные предметы. Следы краски, обнаруживаются и на фрагментах
одежды и тканях. В изображениях чаще всего встречаются стилизованные
изображения зверей, и этот мотив можно проследить в развитии, ещё начиная с 300
– 400-х годов. Затем он, постепенно развиваясь, прослеживается на протяжении
всей эпохи викингов. Другим важным мотивом является ленточное плетение и
ленточная вязь, а из фауны здесь представлены змеи и птицы. Растительный
орнамент встречается реже. Изображения людей сохранились лишь в редких случаях
и, в противоположность сильно стилизованной животной и растительной
орнаментике, для них характерна натуралистичность изображения. Людей мы видим в
сценах на памятных камнях, в частности, на рисованных камнях Готланда, и здесь
они, как и на Усебергских тканых коврах, принимают участие в каком-то
религиозном действе. Одним из популярных мотивов на рисованных камнях Готланда
является корабль, несущийся с натянутыми парусами, со щитами вдоль бортов, с
дружиною воинов на борту. Иногда мы видим изображения битвы, люди сражаются
друг с другом мечами, вытащенными из ножен. Некоторые сюжеты весьма трудно
расшифровать, но некоторые сцены из жизни богов или иллюстрации к известным
сагам можно распознать, благодаря дошедшим до нас литературным описаниям. Это
касается знаменитого сюжета о рыбалке бога Тора, а также сюжетов о жизни и
подвигах героя Сигурда, победителя дракона Фафнира. Легко распознаются сюжеты
об Иисусе Христе, по характерному распятию. Ремесленники и мастера назывались
одним общим словом «smidr», часто употреблявшемся в сочетании со словом,
обозначавшем материал, с которым они работали или характер изготовляемого ими
изделия. Хорошие оружейники или кораблестроители ценились особенно высоко. В
эпоху викингов резчики рун, были единственными, кто подписывали свои работы.
Наследие некоторых резчиков рун достаточно обширно, и их работы встречаются на
большой территории. Наряду со стилизованным искусством, известно также
некоторое количество рисованных граффити. Графика эта представляет собою бегло
очерченные наброски. Так же, как и руны, они могли изображаться на самых разных
материалах и предметах. Это были живые, импрессионистические наброски всего,
что попадалось художнику на глаза. Одним из излюбленных мотивов было
изображение элегантных контуров корабля. Руны эпохи викингов представляют чисто
скандинавскую письменность, хотя происхождение её связано с рунической
письменностью древних германцев. Самые древние, известные нам рунические
надписи на территории Скандинавии относятся, примерно, к 200 году после
Рождества Христова. Руническая письменность насчитывает 24 знака, конфигурация
которых представляет собою сочетание прямых вертикальных и косых линий, которые
было особенно удобно вырезать на деревянной поверхности. Примерно с началом
эпохи викингов в скандинавской письменности число рун сокращается до 16 знаков.
При этом претерпевает изменения и графика некоторых рун. Они упрощаются для
более лёгкого нанесения их на различные поверхности. Этот рунический алфавит
называется «futhark» - по первым его шести знакам. Судя по всему, в кругах
знати руны могли читать многие. Ведь многочисленные рунические надписи были
рассчитаны на то, чтобы на них смотрели и их читали. Руны можно найти на самых
разных предметах. Их вырезали на бортах кораблей, на обшивках, упряжи, на
ткацких станках и гребнях, чаще всего на предметах из дерева и кости. Надписи
имели магическое значение, или же обозначали имя владельца вещи, на которую
наносились, или название самого предмета. Например, «kabr», что значит
“гребень”.
     1.7.Заселение Исландии. Исландия — большая и пустынная страна. Население
в ней очень редкое. Только ее прибрежная полоса, местами совсем узкая, более
или менее заселена. Большая часть Исландии выглядит сейчас так же, как эта
страна выглядела, когда в ней впервые появились люди. А они появились в ней
сравнительно недавно — всего немного больше тысячи лет тому назад, в конце IX
века нашей эры. Исландия была заселена выходцами из Норвегии в 870–930 годах
нашей эры. Первопоселенцы не встретили в новооткрытой ими стране никаких
человеческих существ, кроме может быть, нескольких монахов-отшельников, немного
раньше заплывших туда в поисках уединения из Ирландии на своих утлых
суденышках. Считается, что к концу эпохи заселения страны, то есть к 930 году,
в Исландии было уже несколько десятков тысяч человек, то есть примерно столько
же, сколько там было в начале XIX века. Первопоселенцы образовали в Исландии
общество, непохожее на то, из которого они вышли. Когда заселялась Исландия, в
Норвегии правил король Харальд Прекрасноволосый, объединивший Норвегию и
заложивший основы Норвежского государства. Уплывая из Норвегии, исландские
первопоселенцы уплывали от государства. В обществе, основанном ими в Исландии,
обрели новую жизнь догосударственные институты — тинг, то есть народное
собрание, вече, и годорд, то есть община родового жреца — годи, который
содержал местное капище и предводительствовал на тинге. Был учрежден
всеисландский тинг — альтинг (теперь так называется исландский парламент). На
нем принимались законы и производился суд по всем делам, которые не могли быть
решены на местных тингах. Одновременно с альтингом собиралась и лагретта, то
есть судилище, образуемое всеми годи вместе (их было первоначально тридцать
девять). Лагретта избирала законоговорителя, то есть всеисландского старейшину,
который, однако, вне альтинга, никакой власти не имел. Выполнение решений
альтинга было делом самих истцов или любого, кто брал на себя их выполнение.
Своим путем пошел исландский народ и в области религии, а, следовательно, и
культуры и, в частности, литературы, в то время тесно связанных с религией. В
конце X – начале XI века в Норвегии ее короли вводили христианство. Они вводили
его силой оружия и под угрозой пыток, и введение христианства сопровождалось
искоренением туземной литературной традиции, поскольку она была связана с
язычеством. Между тем в Исландии официальное принятие христианства (в 1000
году) было полюбовной сделкой между язычниками и христианами. Благодаря этому в
Исландии туземная литературная традиция была бережно сохранена, несмотря на то,
что она была связана с язычеством. Письменность появилась в Исландии, еще в
начале XII века. Но важнейшие произведение древнеисландской литературы были
записаны в XIII веке. В XIII веке были записаны мифологические и героические
песни, получившие в новое время название «Старшая Эдда». Это один из самых
знаменитых памятников мировой литературы. В XIII веке была записана древнейшая
поэзия скальдов и написан знаменитый скальдический учебник Снорри Стурлусона,
получивший в новое время название «Младшая Эдда». Тогда же было написано и
большинство древнеисландских прозаических произведений, так называемых саг.
В 874 году два брата-норвежца отправились осваивать остров. С ними, согласно
сагам, поплыло 3400 поселенцев. Хотя большинство из них были скандинавами,
некоторые были рабами-переселенцами.
Переселенцы поплыли на груженых ладьях, называемых «knorrs». Они везли с
собой животных, семена, ткацкие станки, для того чтобы делать одежду,
точильные камни, чтобы затачивать ножи, и кузнечные мехи. Под палубой
хранились орудия, которые невозможно было сделать, пока колония окончательно
не укрепилась: топоры, копья, мечи, кухонные котлы и лемеха плугов. Морские
путешествия были опасными. Никто в точности ничего не знает о кораблевождении
у викингов, но 300 лет спустя указания, отдаваемые матросам, были не научнее,
чем следующее: "Плыви к югу от островов Фарер, так, чтобы казалось, что море
поднялось до половины гор". Требовалась отвага, чтобы пересечь океан на
ладье, длина которой была всего 23 метра. Волна порой достигали высоты 30
метров, поэтому кораблекрушения происходили часто. Надежды на то, что тебя
отыщет проходящий корабль, почти не было.
Условия были стесненными, часто бывало холодно, поэтому путешественники имели
кожаные спальные мешки, чтобы защищаться от плохой погоды. Они ели сушеную
рыбу, соленое мясо, пахтанье и ржаные сухари. В больших бочках хранился запас
воды. Продукты ели холодными, потому что из-за угрозы пожара нельзя было
готовить на огне. Исландия – страна, «неуютная» для поселенцев из-за частых
землетрясений, горячих источников – гейзеров, а также многочисленных
вулканов, которые уже в ту пору были активными. Однако с изрезанным
побережьем, обширными территориями ледников и пустынными горами поселенцы из
Норвегии были уже знакомы у себя дома, но зато здесь, в Исландии, были
хорошие пастбища для скота, множество птиц, моржи, тюлени, много рыбы в море
и реках. Были также леса, хотя и не очень густые. Вдоль побережья было много
плавника – выброшенной морем древесины, которая шла на строительство домов и
других построек. Наиболее важным письменным источником по истории Исландии
является сочинение Ари Торгильсона «Книга исландцев», созданное около 1120-
1130-х годов – серьёзные исследования истории страны, примерно до 1120 года.
     Глава 2.Причины походов викингов.                   
Как отмечает отечественный историк, авторитетный специалист по истории
Скандинавии средневековья, А. Я. Гуревич, Эпоха викингов – эпоха широкой
экспансии скандинавов, принимавшей самые различные формы. Причины её также
многообразны. Он выводит ряд причин экспансии норманнов.
     Во-первых, к этому времени (к началу эпохи викингов) жители Скандинавии
испытывали недостаток в землях, пригодных для земледелия и скотоводства. В 7-9
веках распад хозяйств больших семей принял широкие размеры, что указывает на
рост населения и создание внутри домовых общин скрытого перенаселения. При
относительно низком уровне сельского хозяйства, носившего экстенсивный
характер, нехватка земли могла стать угрожающей. Немецкий хронист второй
половины 11 века Адам Бременский писал о норвежцах, что на морской разбой их
толкает бедность Родины, она-то и гонит их по всему свету.
     Во-вторых, и это обстоятельство особенно подчёркивается современными
исследователями, развитие торговли, начавшееся много  раньше эпохи викингов,
привело часть населения Севера в более тесное и постоянное соприкосновение с
жителями других стран и познакомило их с богатствами народов, опередивших
скандинавов на пути материального и культурного развития. Это общение
благоприятствовало подъёму торговли и мореплавания у скандинавов, появлению у
них первых значительных торговых центров (Бирка, Хедебю и др.) и стимулировало
прогресс в технике судостроения.
     В-третьих, родовая знать и верхушка бондов, игравшие важную роль в
общественной жизни скандинавских племён ещё и в предшествующий период, в новых
условиях неизбежно должны были достигнуть наибольшего могущества и влияния.
Создавшиеся к началу эпохи викингов возможности для проникновения в соседние
страны открыли перед скандинавской знатью широкие перспективы для обогащения и
политического усиления. Захват добычи, драгоценностей и рабов, оживление
торговли и мореплавания были делом в первую очередь знати. Разложение родового
строя у скандинавов, как и у других народов, сопровождался ростом воинственной
знати, для которой экспансия в другие страны и агрессивность были средствами
обогащения и укрепления своих позиций среди собственного народа.
     В-четвёртых, политическая слабость соседних стран, раздираемых в 8-9
веках внутренними раздорами и усобицами, делала их лёгкой добычей для
норманнов. Успехи викингов скорее объясняются неорганизованностью и
несогласованностью действий их противников, чем высокими боевыми качествами их
самих и многочисленностью, которая всегда преувеличивалась в западноевропейских
источниках. Наконец, усиление власти конунга, ознаменовавшее начало
политического объединения в скандинавских странах, вело к обострению борьбы в
среде знати. Той её части, которая не желала принимать новые порядки и
подчиниться конунгу, приходилось покидать Родину и отправляться на чужбину.
Таким образом, предпосылки походов викингов складывались постепенно в течение
долгого времени. [№ 5,c.26-27]  Многие пытались объяснить причины экспансии
викингов. Так, например, около 1200 года священнослужитель Дудо из Нормандии
высказывал предположение, что викингские походы были обусловлены
перенаселённостью Скандинавии, из-за высокой рождаемости в этом регионе. Адам
Бременский писал, что норманны становились викингами по причине бедности, и
он утверждал, что именно христианство (подчинение епископату) заставило
викингские походы прекратиться. А в исландской литературе 1200-х годов
отражена мысль о том, что походы из Норвегии около 900 года были вызваны
тиранией королевской власти и стремлением Харальда Прекрасноволосого к
воссоединению страны. Из многих скандинавских скальдических песен и надписей
на рунических камнях со всей очевидностью явствует, что главными
побудительными мотивами викингских походов были поиски славы и богатства.
Западноевропейские письменные источники подтверждают, что викинги искали не
только лёгкого обогащения, но также и торговых баз и новых мест для
поселений. Начиная с 840-х годов, войска викингов перестали возвращаться на
зиму в родные места, разбивая повсюду свои лагеря. Некоторые селились за
пределами Скандинавии, в Англии или Нормандии. Это, например, король Норвегии
Харальд Суровый Правитель. Также походы могли быть обусловлены тем, что
Скандинавия имела многочисленные связи с Европой ещё до эпохи викингов, а в
Северной Европе в 700-е годы наблюдался экономический расцвет. Таким образом,
возник экономический повод для экспансии викингов. Развитие кораблестроения,
появление кораблей, пригодных для дальних морских походов, общий расцвет
экономики, использование периодов ослабления и внутренних распрей в других
странах – именно эти обстоятельства и явились причиной расширения викингской
экспансии.
     Глава 3.Экспансия викингов.
Викинги стали серьёзной угрозой для Западной Европы и Британских островов в
конце 8 века.
     3.1.Скандинавы в Англии.
«Англосаксонская хроника» повествует, что во времена короля Британика (король
Уэссекса в 786-802-е годы) в Англии появились первые корабли с данами. Уже в
792 году Оффа, король Мерсии, организовывал оборону в Кенте против язычников,
которые приплыли морем на кораблях. А в 800 году император Карл Великий
организовал оборону вдоль северного побережья Франции до Сены «против морских
разбойников, которыми кишит море, принадлежащее галлам». В 793 году произошло
нападение, которое традиционно знаменует собой начало эпохи викингов. Это
разорение монастыря на острове Линдисфарн, близ побережья Нортумбрии (Северо-
восточная Англия). Вот как об этом сообщается в «Англосаксонской хронике»: «В
этом году были жуткие знамения в Нортумбрии, которые безмерно напугали всех
жителей. Кружили сильные вихри, сверкала молния, а в небе видели летящих
драконов, изрыгающих пламя. Вскоре после этих знамений начался сильный голод,
а в том же году, 8 июня, полчища язычников разграбили и разрушили Божий храм
в Линдисфарне и убили много людей».
–(http://www.thietmar.narod.ru/Ssylki.htm).  В 795 году викинги достигли
Шотландии и острова Йона, где они напали на монастырь досточтимого
Св.Колумбаса, а затем добрались до Ирландии. В 799 году был разграблен
монастырь Св.Филиберта на острове Нормонтье в устье реки Луары. В последующие
годы викинги совершали набеги на все Британские острова, на материк и
колонизировали острова Северной Атлантики и регионы, которые были почти
лишены населения.
Огромная, богатая Англия стала для викингов одним из самых лучших источников
наживы и обогащения. Они совершали здесь грабежи, вымогали дань («Данегельды»
- «датские деньги») и выступали в роли наёмных солдат и торговцев. Они
поселялись на землях Англии, занимаясь здесь земледелием, и сыграли большую
роль в основании городов. Это был единственный регион, где они завоевывали
уже сложившиеся королевства и утверждались на троне, как во многих мелких
королевствах в 800-е годы, так и по всей Англии после воссоединения. С 1018
по 1042 годы (за исключением одного пятилетия) у Англии был общий с Данией
король. Исторический материал, в котором содержаться сведения о том времени,
необычайно богат и разнообразен. Имеется много письменных источников,
важнейшей из которых является «Англосаксонская хроника». Богат и разнообразен
также археологический материал; большое количество географических названий,
имён собственных и языковых заимствований.
Помимо уже упомянутых фактов нападения викингов на Англию, сохранилось ещё
одно свидетельство присутствия их здесь до 835 года. Это ограбление в 794
году монастыря Донемутан, который, вероятно, находился близ устья реки Дон в
Южном Йоркшире. Затем эти норвежские отряды викингов отправились разбойничать
в более богатые районы Шотландии и Ирландии. Но в 835 году викинги снова
устремились в Англию, и в «Англосаксонской хронике» содержится короткое
сообщение: «В этом году язычники опустошили Шеппей». - остров в устье Темзы.
– (http://www.thietmar.narod.ru/Ssylki.htm).Это явилось началом более чем
двухсотлетней активности скандинавов в Англии, причём главную роль здесь
играли датчане. В первые годы от набегов викингов особенно страдали Южная и
Восточная Англия и, в частности, большие города Хэмвик (нынешний Саутхемптон)
и Лондон. Разбой происходил по определённой схеме. Сначала кратковременные
набеги на острова и на различные районы побережья, которые совершались из
укреплённых баз на европейском материке, из Ирландии или прямо из
Скандинавии, а затем викинги стали оставаться здесь на зимовку. Первое
сообщение о таком зимнем лагере скандинавов относится к зиме 851 года. Лагерь
находился на острове Танет у восточного побережья Кента. Спустя несколько лет
викинги основали зимний лагерь на острове Шеппей. Вскоре происходят их набеги
вглубь Англии, и в 865 году отряд, стоявший лагерем на острове Танет,
заключил мир с жителями Кента, которые заплатили викингам большой выкуп. Это
была одна из первых многочисленных выплат англичанами «Дангельда». Далее
викинги всё чаще вторгались в Англию. В 865 году в Англию явилось «большое
войско язычников», около двух-трёх тысяч человек. Они разбили зимний лагерь в
Восточной Англии, получили от местных жителей дань лошадьми, после чего
заключили с ними мир. В следующем году войско устремилось в Нортумбрию, и
первого ноября викинги захватили столицу королевства Йорк, заключили мир с
его жителями, возвели на трон послушного себе короля и здесь зазимовали.
Вероятно, в это время был разграблен и разрушен монастырь Уайтби. При
археологических раскопках здесь были найдены металлические накладки,
содранные с церковных вещей, а географические названия на этой территории
свидетельствуют о том, что монастырские земельные угодья перешли во владения
викингов. В 867 году войско отправилось в Мерсию и обосновалось на зиму в
Ноттингеме, заключив с этим королевством мир. В 868 году викинги вновь
оказались в Йорке и оставались там, в течение года, а в 869 году они
пересекли Мерсию и направились в Восточную Англию. Убив короля Эдмунда, и
захватив его королевство, викинги зазимовали в Тетфорде. В 870 году они
захватили Уэссекс. В 871 году, как утверждает «Англосаксонская хроника» они
обосновались в Ридинге. Произошло девять крупных сражений, не считая мелких
стычек, и во время этих сражений были убиты девять ярлов и один король, пока
королевство Уэссекс не заключило мир с викингами. Это произошло как раз в том
году, когда на Уэссекском троне воцарился король Альфред Великий. –
(http://www.thietmar.narod.ru/Ssylki.htm).  Постоянная смена зимних лагерей
викингами и многочисленные мирные договоры, продолжались  ещё некоторое
время. В 871-872 годах викинги обосновались лагерем в Лондоне, а в
последующие годы в Торксее (Мерсия), и в этот раз Мерсия заключила с
викингами мир. Но в 873-874 годах викинги разбили лагерь в Рептоне, изгнали
короля Мерсии и посадили вместо него на трон перебежчика. Это событие
оказалось поворотным пунктом в развитии дальнейшей экспансии викингов. В 874
году войско викингов разделилось. Хёвдинг Халфдан с частью войска отправился
в Нортумбрию, перезимовал у реки Тайне, захватил в следующем году всё
королевство и стал грабить его на западе и на севере. В 876 году в
«Англосаксонской хронике» появилась широко известная запись: «В этом году
Халфдан стал раздавать земли нортумбрийцев, и они (викинги) стали возделывать
их и собирать урожай». – (http://www.thietmar.narod.ru/Ssylki.htm).Таким
образом, викинги взяли себе землю и обосновались на ней. Сам Халфдан умер,
вероятно, год спустя. Вторая часть войска, которая в 874 году покинула Рептон
в пору правления королей Гудрума, Оскетиля и Анунда, направилась в Кембридж и
оставалась там, в течение года. Затем войско переместилось в Уэссекс,
последнее независимое королевство Англии, и король Альфред был вынужден
заключить с викингами мир. В 875-876 годах зимний лагерь викингов находился в
Уэйрхэме, а на следующий год в Эксетери. В конце лета 877 года викинги
направились в Мерсию и разделили её. Они основали лагерь в Глостере, и сразу
после нового года   вернулись и захватили власть на большей части королевства
Уэссекс. Король Альфред бежал. Но в течение весны 878 года ему удалось
собрать войско, и в битве при Эдингтоне он одержал победу над викингами. При
заключении мира викинги обещали покинуть Уэссекс, а их король Гудрум обещал
креститься. И действительно, он вскоре был окрещён вместе с тридцатью своими
приближёнными из числа знати, а король Альфред стал его крёстным отцом. В
878-879 годах викинги зазимовали в Кирнесестере. Затем они отправились в
Восточную Англию, и в «Англосаксонской хронике» говорится, что в 880 году они
обосновались здесь и стали раздавать земельные угодья своим соплеменникам.
Вместе с тем, одна группа викингов отплыла на континент, в Гент, и в
последующие годы викингские набеги и грабежи происходили именно там. После
пятнадцати лет кочевой жизни в Англии викинги завоевали три из четырёх
королевств и присвоили себе землю, на которой поселились и стали её
возделывать. В 886 году был заключён новый договор Гудрума и Альфреда
Великого, текст которого сохранился. В нём устанавливается граница между
королевствами Альфреда и Гудрума (границы с другими викингскими королевствами
остались без изменений). Были установлены правила мирного сосуществования.
Точно неизвестно, когда именно викинги, появившиеся в Англии в 865 году,
решили поселиться здесь. Так как они первоначально вели себя традиционно:
грабили, убивали, занимались вымогательством. Найдено множество кладов,
относящихся к этому времени. Но наиболее содержательную информацию дают
археологические исследования зимнего лагеря викингов 873-874 годов в Рептоне.
Крепость и языческие могилы викингов, клады монет, зарытые именно в эти годы.
Викингские захоронения довольно многочисленны около 250 человек,
преобладающее большинство, из которых – мужчины. В могилах найдены монеты,
мечи викингов, молоты Тора. Найдено также богатое курганное захоронение
умершего хёвдинга викингов. Это захоронение было в 17 веке разграблено. Можно
предположить, что зима, отмеченная неисчислимыми бедствиями, и смерть
большого хёвдинга вызвали у многих желание покончить с кочевым образом жизни
и осесть на земле. Именно этот процесс и начался в Англии спустя два года. Но
вместе с тем, на континенте, в Западной Европе, викинги продолжали следовать
своему традиционному образу жизни. В 892 году в Англию прибыло большое войско
из Булони, а из района реки Луары привёл своё войско хёвдинг Хастинг. Викинги
привезли с собой всё имущество и, вероятно, тоже готовы были осесть здесь
навсегда. Это войско получило поддержку со стороны английских государств, где
королями были викинги, но король Альфред организовал эффективную оборону и
начал строительство оборонительных сооружений. Он собрал войско, разместил на
побережье корабли, специально предназначенные для морских сражений с
викингскими судами. Уничтожал припасы в районах, где викинги размещали свои
лагеря. Он одержал ряд побед над викингами. К тому же в Англии началась
эпидемия, и люди стремились расселиться из крупных городов и деревень.
Викинги же лишённые денег и ресурсов уплыли на своих кораблях к берегам Сены.
Дельта реки Сены изобиловала маленькими островками, где викинги, начиная ещё
с 40-х годов 9 века, причаливали свои суда, делили добычу и планировали новые
набеги. Альфред Великий умер в 899 году, но его наследники оказались столь же
умелыми правителями. Викинги всё ещё оставались постоянной угрозой для
населения Англии, как впрочем, и для других территорий. Английские короли,
укрепляя свою власть, часто сталкивались с викингскими правителями. Власть в
королевствах переходила из рук в руки, оказываясь, то у викингских королей,
то у английских. В Нортумбрии и Йорке примерно до 880 года на троне
находились послушные викингам короли. Затем власть перешла к королям-викингам
самого разного происхождения. Начиная со второго десятилетия 10 века,
Ирландией правили, в основном, короли датской династии. Они обосновывали
законность своей власти тем, что происходили от легендарного Ивара, который
прибыл в Дублин в 857 году, а умер в 873 году. Его внук женился на дочери
короля Эдуарда, но вскоре после этого сам умер. Его правнук – Олав
Годфредссон  был королём Йорка, и умер в 941 году. Он и его шотландские
союзники в 937 году потерпели поражение от сына короля Эдуарда Ательстана в
битве при Брунанбурге, в которой участвовали многие короли и ярлы и которая
была прославлена как в английских, так и в скандинавских письменных
источниках. В Нортумбрии одно время правил король Эрик Кровавая Секира,
изгнанный из Норвегии. Он царствовал в Йорке, пока не был свергнут и убит,
после чего английский король Эдуард захватил власть и стал королём страны. О
внутренней политике викингских королей известно мало, но так же, как и
повсюду в английском королевстве, власть утверждалась с помощью укреплённых
городов и крепостей, как старых, так и новых. Викинги сыграли большую роль в
развитии городов. Многие укрепления, которые король Альфред и его потомки
возвели для борьбы с викингами, преобразовались в города, поскольку к ним
перешли многие функции центра, а в некоторых крепостях они уже существовали.
Между двумя королевствами – Восточной Англией и Нортумбрией, была территория,
которую занимали так называемые «Пять Бургов», куда входили Линкольн,
Ноттингем, Дерби, Лестер и Стамфорд – «область датского права» («Данелаг»).
Область, где население руководствовалось законами скандинавов. Короли-викинги
проявляли интерес к торговле. Это подтверждается тем, что они чеканили
монеты. Например, Гудрум из Восточной Англии, за десятилетие своего
правления, успел наладить чеканку монет. В первой половине 10 века в Йорке
чеканились монеты, явно скандинавского характера, с изображениями мечей,
знамён, птиц, молота Тора и др. Сильное скандинавское влияние на английский
язык и многие географические названия оказала европейская экспансия викингов.
Так в английском языке имеется около 600 скандинавских заимствований, и
характерно то, что обычно они относятся к словам, связанным с предметами
повседневной жизни, например, нож, шкура, крыша, окно, болеть, умирать. Сюда
можно причислить ряд грамматических элементов, например, множественные числа.
Сильное воздействие на местный язык было обусловлено ещё и тем, что многие
древнеанглийские и древнескандинавские слова были схожи друг с другом.
Имеется много заимствований в географических названиях. Так около 850
географических названий имеют окончание «by», от норвежского «бю», (Derby,
Holtby, Ormesby). И имеется много окончаний со скандинавским словом «торп»
(thorp). Причиной сильного скандинавского влияния могли быть продолжающиеся
контакты со Скандинавией и со скандинавскими поселениями на Британских
островах, а также появление новых выходцев из Скандинавии, даже тогда, когда
на протяжении 865-899 годов войска викингов были вытеснены из Англии.
Географические имена говорят и о том, что скандинавские поселения на востоке
преимущественно были датскими, что соответствует данным о пребывании здесь
больших отрядов, хотя частично они принадлежали и норвежцам. Примерно с 900
года появились норвежские поселения и на северо-западе Англии, и
географические названия показывают, что норвежцы и датчане поселялись именно
здесь. Многие из них, вероятно, прибыли сюда через Ирландию, Шотландию,
остров Мэн или Восточную Англию. Многие переселенцы, несомненно, довольно
быстро переходили в христианскую веру, особенно в Восточной Англии, где
первый викингский король Гудрум был крещён уже в 878 году. С началом 10 века
письменные источники больше не называют викингов Юго-восточной Англии
язычниками, из чего можно сделать вывод, что к этому времени христианство уже
было принято здесь официально. В Северной Англии же христианская церковь
долго была под гнётом язычества, об этом свидетельствуют археологические
исследования захоронений. Многие из них были произведены в соответствии с
языческим ритуалом. Церкви же на севере рушились, приходили в упадок. Но
постепенно многие скандинавы, находящиеся в Северной Англии, принимали новую
веру под давлением других новообращённых. Это  время явилось периодом
расцвета искусства резьбы по камню. Большинство изделий из камня, относящиеся
к первой половине 10 века, представляют собой кресты и надгробия в форме
домов. Только в одном Йорке найдены остатки более 500 крестов и надгробий.
Многие из них декорированы в англо-скандинавском стиле. Некоторые сюжеты
относятся к известным героическим сагам или к скандинавской мифологии.
Сигурд, убивающий дракона Фафнира; Тор, ловящий Мидгордского змея и др. Также
говоря о скандинавском влиянии, можно отметить, что в Йорке, было очень
популярно скальдическое искусство, особенно, во времена царствования здесь
короля Эрика Кровавая Секира.
В 10 веке многие скандинавы обратили свои взоры на Восточную Европу, которая
стала источником их доходов в это время. К тому же усилия западных королей по
обороне своих границ поставили заслон воинственной агрессивности многих
викингов. Благодаря этому, данные территории были временно избавлены от
экспансии скандинавов. Но с 80-х годов 10 века ситуация изменилась. Поток
арабского серебра, шедший через Русь, иссяк. И уже в 980 году на английской
земле вновь появились викинги.  В основном они устремились на южное  и
западное побережье Англии. Англосаксонская хроника повествует, что в 980 году
Саутгемптон разорили викинги, прибывшие на семи кораблях, а в 983 году
викинги прибыли на трёх кораблях в Портленд, и не исключено, что многие из
этих отрядов явились из Ирландии. –
(http://www.thietmar.narod.ru/Ssylki.htm). А уже с 991 года, на территории
Англии стали появляться большие викингские флотилии. В этом году поход на
Англию совершил Олав Трюггвессон. Хроника говорит, что он приплыл к берегам
Юго-восточной  Англии на 93 кораблях «со своими датскими людьми». Он разбил
англичан в битве при Малдоне в Эссексе. И беспощадно грабил местное
население. Англичане были вынуждены заплатить «данегельд» размером в 10 000
фунтов серебра, чтобы викинги прекратили разорение их земель. С этого времени
каждый год отмечен в Хронике приходом викингов и беспощадное разорение ими
англичан. В 994 году вновь появляется Олав Трюггвессон, в союзе с датским
королём Свеном Вилобородым. Их флот насчитывал 94 корабля. Они разоряли
английские поселения, пытались захватить Лондон (безуспешно). И потребовали в
качестве откупа 16 000 фунтов серебра. На зиму войско разбило лагерь в
Саутгемптоне. Англичане заключили с Олавом  соглашение. Он был крещён,
получил богатые дары, и обещал больше не разорять Англию. Вернувшись с
добычей в Норвегию, Олав стал там королём. В 1000 году  из-за междоусобиц на
Родине, походы викингов на время прекратились. Год спустя викингское войско
появилось вновь. И забрала «данегельд» размером 24 000 фунтов серебра. В
1002-1003 годах Свен Вилобородый подверг разграблению большие территории в
Южной и Восточной Англии. В 1006 году викинги получили с англичан «данегельд»
размером в 36 000 фунтов. А в 1009 году в Англию явился  датский хёвдинг
Торкиль Длинный. Обосновавшись на острове Уайт, он оттуда совершал набеги на
Южную Англию. Вскоре после Пасхи 1012 года, как гласит Хроника, англичанами
была выплачена огромная сумма в 48 000 фунтов серебра. В 1013 году  Свен
Вилобородый выступил с большой флотилией, намериваясь завоевать всю Англию.
Его сопровождал его сын – Кнуд. Войско высадилось в Кенте, и в течение
нескольких месяцев покорило страну. В феврале 1014 года Свен Вилобородый
умер, и королём был избран Кнуд. Но англичане собрали войско и изгнали
викингов со своей земли. Вернувшись в Данию, Кнуд вновь собирает войско, и в
1015 году вновь выступает в поход. Англия была ослаблена поборами, войнами, и
в большом сражении при Ассандуне победу одержал Кнуд. И он стал в 1016 году
единодержавным королём Англии. Он продолжал получать с населения дань,
постепенно повышая её. И в 1018 году она составляла огромную сумму – 72 000
фунтов серебра. Во время правления Кнуда, им была создана новая аристократия,
из числа его приближённых. Он провёл перераспределение земли в их пользу.
После смерти его брата Харальда, Кнуд стал королём Дании, являясь
одновременно и королём Англии. В 1028 году он отвоевал у Олава Святого
Норвегию, и стал её королём. Ему покорился шотландский король. И теперь Кнуд
именовал себя королём всей Англии, Дании, а также королём норвежцев и
некоторой части свеев, то есть шведов. Кнуд обеспечил мир в Англии,
препятствовал новым нашествиям викингов. Англичан же устраивала выплата
«данегельда», нежели покорение грабежам и убийствам викингских нашествий.
Кнуд уважал, древние английские законы и приносил богатые дары церкви. После
смерти Кнуда, его империя распалась. Дети его затеяли междоусобную борьбу. Но
все умерли без наследников. И королём стал сводный брат сыновей Кнуда,
Эдуард, прозванный Исповедником. После его смерти в 1066 году, началась новая
междоусобица. Королём стал ярл Гарольд Годвинссон. Король Норвегии, Харальд
Суровый Правитель (Хардрааде) тоже претендовал на Английский престол. Он
выступил в поход на Англию, но в битве при Стамфорд Бридж его войско было
разбито королём Гарольдом, а сам он был убит. А вскоре на берегах Южной
Англии, также с целью завоевания её престола, высадился герцог Вильгельм
Нормандский, и в битве при Гастингсе 14 октября 1066 года он разгромил короля
Гарольда. Эпоха викингов закончилась.
Скандинавия заимствовала из Англии, её архитектурные черты, её святых,
церковные термины. События, связанные с Англией, более чем когда бы то ни
было, способствовали вовлечению Скандинавии в международный исторический
процесс.
     3.2.Скандинавы на Западноевропейском континенте.
Первое зафиксированное вторжение на западноевропейский континент относится к
810 году. Об этом упоминается во франкских государственных анналах, и
касалось оно Фрисландии, которая потом в течение многих лет была в центре
интересов викингов. Флотилия викингов состояла из 200 кораблей. Фрисландия
была разграблена и обложена данью. В 820 году состоялось ещё одно вторжение.
Согласно анналам, Флотилия состояла из 13 судов, которые попытались
высадиться на побережье Фландрии, но их нападение было отбито. Оборона
побережья, организованная Карлом Великим, оказалась весьма эффективной. Тогда
они высадились на юге Франции, в Аквитании, где захватили большую добычу.
Затем франки прибегли к другой форме береговой обороны. Хёвдингам викингов
стали раздавать земли близ устьев больших рек с тем, чтобы они охраняли их от
нападения морских разбойников. Так, Харальд Клак получил в 826 году в
пожизненное пользование на условиях несения службы, Рюстринген, район близ
истока реки Весер, на границе между Фрисландией и Саксонией. Он был одним из
датских королей и долго служил франкам. После смерти Карла Великого в 814
году, разыгралась междоусобная война между его детьми и внуками. Оборона
страны ослабла. Этим и воспользовались викинги. Они в 834, а затем в 835, 836
и 837 годах грабят Дорестад, находившийся на берегу Рейна. Это был один из
крупнейших торговых центров в Северной Европе. К середине 9 века викингские
походы набирают обороты. И их уже невозможно было остановить. В 841 году
викинги проплыли вверх по Сене и стали там требовать дани, а затем разграбили
Руан. Год спустя они напали на Квентович, центр торговли с Англией, а в 843
году в День Св.Иоанна они разграбили Нант. Внуки Карла Великого, иногда,
использовали союзы с викингами, для борьбы друг с другом. К 843 году
относятся первые сведения о том, что войско викингов перезимовало на
европейском континенте. Это произошло в Нормонтье, и в «Бертинских анналах»
сообщается, что викинги перевезли на остров дома и стали устраиваться, словно
собирались поселиться здесь навечно. В Нанте викингов называли
«вестфолдингами», то есть «людьми из Вестфолла», области близ Осло-фьорда.
Походы теперь приобретают интернациональный характер, в них участвуют выходцы
со всей Скандинавии. Прежде всего, от нападений викингов страдало Западно-
Франкское королевство Карла Лысого. Но викинги не оставляли в покое и другие
королевства, и теперь они добрались до Средиземного моря. В 845 году были
разграблены районы Сены, Париж и даже укрепления на острове Ситэ. Карлу
Лысому пришлось откупиться от викингов 7 000 фунтами серебра. Это была первая
из его многочисленных выплат викингам. Датский король Хорик в этом же году
разорил Гамбург. В 845 же году среди викингов началась эпидемия, но она не
сумела остановить их. Не помогла и угроза войной королю Хорику трёх франкских
королей. В 860 году монах Эрментариус из Нормонтье писал о викингах: «Число
кораблей растёт. Бесконечный поток полчищ не иссякает. Викинги крушат всё на
своём пути. Ничто не в силах остановить их. Они захватили Бордо, Перигё,
Лимож, Ангулем и Тулузу. Анже, Тур и Орлеан они сравняли с землёй.
Бесчисленная их флотилия плывёт вверх по Сене, по всей стране вершится зло.
Руан разрушен, разграблен и сожжён. Захвачен Париж, Бове и Мийо, крепость
Мелён, сравнена с землёй, осаждён Шартр, Эврё и Байё разграблены. Все города
осаждены». Жертвами стали не только города, церкви и монастыри. Пострадали
также сельские жители. Население облагалось налогом, чтобы откупиться от
викингов, которые грабили, убивали, угоняли в рабство. В некоторых местах они
основывали свои поселения. В 845 году они «мирно осели на земле» в Аквитании.
А в 850 году им предоставили землю для поселения после того, как они
разграбили побережье Сены. В 861 году король Карл пообещал большую сумму
денег войску викингов под предводительством Веланда, чтобы он изгнал другое
войско викингов, занявшее один из островов Сены. Веланд осадил это войско, и
оно сдалось, а затем распалось. Веланд примкнул к Карлу и был окрещён. Но
вскоре был убит другим викингом. Наиболее эффективным способом обороны против
викингов явились укреплённые мосты через реки, а также укрепление городских
стен и строительство новых крепостей в стране. Их начал сооружать ещё Карл
Великий, а его наследники продолжили. Результаты сказались уже во время
долгой осады Парижа в 885-886 годах. Викинги так и не смогли его взять, и им
пришлось отступить. В некоторых походах викинги достигли Средиземноморья.
Первая достоверно установленная экспедиция в Испанию состоялась в 844 году.
При этом была захвачена Севилья, но мавры быстро отвоевали её. Наиболее
прославленный поход проходил под предводительством хёвдингов Бьёрна, Йернсиде
и Хастинга. Они вышли из Луары в 859 году на 62 судах и вернулись обратно
лишь три года спустя, побывав во многих местах, в том числе, в Испании, в
Северной Африке, долине Роны и Италии, и захватили большую добычу и множество
пленных. Многого  они лишились на обратном пути, но слух об их подвигах
распространился далеко. Об этом повествуют «Бертинские анналы», арабские
источники и более поздние источники Скандинавии и Нормандии.
Наследники Карла Великого для обеспечения безопасности внутренних областей
страны, заключали договоры с хёвдингами викингов, которые основывали свои
базы близ устьев рек. Так, Харальд Клак в 841 году получил во владения
Вальхерен и другие земли. А когда другой хёвдинг, Рюрик, начал свои набеги в
долине Рейна, ему были отданы во владение Дорестад и другие графства. Это
произошло в 850 году. После первых набегов, имевших место в 834-837 годах,
Дорестад вновь подвергся нападениям в 846, 847, 857 и 863 годах, а вскоре
город вообще утратил своё значение. В 70-80-х годах 9 века, был период
спокойствия, когда большинство викингов было занято завоеванием Англии. Но
потом нападения возобновились с новой силой. В основном их активность была
велика на побережье, но теперь вторгались они и в глубь страны, во Фландрию и
вдоль течения Рейна. Так, например, в 880 году набегам подверглись Торнау и
монастыри близ реки Шельды, в 881 году произошло вторжение в район между
реками Шельда и Сомма. В Хрониках сохранился рассказ, относящийся  к 882
году, в котором сообщается, что Хастинг из Луары напал на прибрежные районы,
а другие викинги сожгли Кёльн и Трир, а также множество монастырей вдоль рек
Маас, Мозель и Рейн. Тогда младший сын Людовика Немецкого, Карл Толстый,
который в то время носил титул императора, заключил союз с хёвдингом
Годфредом, который был окрещён и получил Фрисландию и другие земли, которыми
раньше владел Рюрик. Это было в последний раз, когда викингский хёвдинг
властвовал во Фрисландии.
Викингские набеги продолжались, но вместе с тем, возводились всё новые
крепости, и оборона всё больше укреплялась, и была всё лучше организована. К
концу 9 века удачные времена для викингов миновали. В 890 году викинги
попытались воспользоваться междоусобной борьбой в независимой Бретани, однако
здесь потерпели поражение и отправились на север. В 891 году они были разбиты
германским королём Арнульфом в битве при реке Диле, притоке Шельды. После
нескольких удачных набегов в 892 году войско викингов отправилось в Англию
вместе с семьями и со всем имуществом, видимо, намериваясь осесть там. Но в
Англии король Альфред организовал эффективную оборону, и войско викингов
вынуждено было отступить. Часть его отправилось в Восточную Англию, в
Нортумбрию, королевство, находящееся под властью викингов, а другие вернулись
в район реки Сены. Начиная с этого времени, сведения о пребывании викингов на
западноевропейском континенте почти исчезают, но некоторые группы, возможно,
продолжали здесь находиться. Последнее, что известно, это то, что король
западных франков Рудольф в 926 году заплатил им дань. Из Бретани, где викинги
целый ряд лет сохраняли своё могущество, они были окончательно изгнаны около
937 года. Но власть их в Нормандии была ещё сильна. В 911 году король Карл
Простоватый отдал во владение хёвдингу Ролло и его людям город Руан и
близлежащие земли у реки Сены до самого моря, расплачиваясь с ними за защиту
от других викингов. Это положило начало герцогству Нормандия. Ролло и его род
сосредоточили власть в своих руках и расширили свои владения, чего не
удавалось другим хёвдингам, получившим земли в Западной Европе. Постепенно
многие скандинавы переселялись в этот богатый и плодородный край. Первые
здешние правители назывались графами Руанскими. Ролло не получил сразу всю
территорию, которая стала называться впоследствии Нормандией. Эта территория
складывалась на протяжении 10 века, в ходе многочисленных войн. Самые важные
завоевания относятся к 924 и 933 годам. Названия «Нормандия» (terra
Normannorum или Nortmannia) встречается впервые в начале 11 века. Это слово
означает «земля норманнов», что отражает этническое происхождение её
правителей. В Нормандии установилась сильная и централизованная власть. Она
сохраняла независимость, до 1204 года, когда была завоёвана французским
королём Филиппом Августом. Но, очевидно, что все её правители признавали
формальное верховенство французского короля. Ролло и его сын, Вильгельм
Длинный Меч, возрождали к жизни и укрепляли церкви и монастыри. Руан
процветал, в частности, благодаря оживлённой торговле с викингами, которые
сбывали здесь свою добычу. Возобновилась чеканка монет, и на них значились
имена Нормандских правителей, а не французского короля. В 10 веке интерес к
скандинавской культуре, начал исчезать при Руанском дворе. А верховенство
скандинавского языка прекратилось ещё до этого времени. Характерно также то,
что ни один правитель Нормандии после Ролло не носил скандинавского имени.
Между тем географические названия со скандинавскими элементами показывают,
что викинги прибыли в Нормандию из разных мест – в основном, из Дании, но
некоторые – также из Норвегии и  из Англии. Такие географические названия
встречаются, главным образом, в районе между Руаном и морем, то есть в
центральной части Нормандии, а также вдоль побережья.
Около 1020 года «норманны» и другие викинги стали внедряться в районы Южной
Италии и прочно утвердились здесь к середине столетия. В 1066 году герцог
Вильгельм завоевал Англию, уже как властитель Нормандии. Связи со
Скандинавией были прерваны.
О пребывании викингов на западноевропейском континенте, мы сегодня знаем, в
основном, благодаря письменным источникам. Археологических данных о
пребывании здесь викингов крайне мало. Найдено лишь несколько предметов из
драгоценных металлов в Дорестаде, несколько кладов серебра в Голландии, и
захоронения скандинавского типа на севере Франции.
     Заключение. 
Для многих людей, населявших побережье и долины больших рек, набеги, грабежи,
убийства, и угон в рабство имели катастрофические последствия. Многие
разорялись, внося вклады в счёт огромных сумм откупа от викингов. Церкви и
монастыри лишались своих сокровищ, а некоторые монастырские общины вынуждены
были искать прибежища в других, более безопасных местах. Многие епископские
резиденции на некоторое время опустели, а в других местах церковные
организации распались. Нет сомнения в том, что набеги викингов,
способствовали политическому распаду Западно-Франкского королевства,
благодаря которому, активность викингов здесь стала вообще возможной. Вместе
с тем, истории о том, что викинги опустошали целые местности, относятся к
более позднему периоду и были, несомненно, навеяны мифами о викингах, под
влиянием которых находилось большинство жителей Западной Европы. Лишь в
Нормандии, где сильный род скандинавских властителей оказался в состоянии
утвердиться на этой земле и распространить здесь свою власть, мы находим
достоверные свидетельства о долговременных поселениях. В этих краях влияние
викингов сказалось самым убедительным образом. В Скандинавии связи с Западной
Европой также оставили глубокий след. Особенно сильное влияние ощущалось в
Дании. Сюда поступали многие предметы роскоши из Западной Европы, посредством
торговли. Заметное влияние оказали и воинские набеги, добыча от которых была
колоссальной. Сохранились письменные данные о том, что в 9 веке викингам было
официально выплачено в общей сложности 44 250 фунтов золота и серебра. Сюда
можно приплюсовать и незафиксированные доходы от продажи рабов или их выкупа,
получаемого за знатных пленников. Много драгоценных металлов было
переплавлено в золотые и серебряные украшения в скандинавском стиле, а многое
оставалось в Европе и использовалось викингами на месте. Повсеместно,
особенно в Дании, было найдено множество отделанных серебром франкских мечей
и многих других предметов, напоминающих о знаменитых походах в Западную
Европу. О походах упоминают также многие рунические надписи.
Скандинавские народы заявили о себе на европейской арене в период между 800 и
1050 годами. Их неожиданные боевые рейды сеяли страх в благополучных странах,
которые, в общем-то, были привычны к войнам. Контакты между северными
странами и остальной Европой уходят корнями в далекое прошлое, что доказывают
археологические раскопки. Торговля и культурный обмен начались много
тысячелетий до нашей эры. Тем не менее, Скандинавия оставалась отдаленным
уголком Европы, не имевшим большого политического и экономического значения.
Северная Европа и в дальнейшем продолжала  отличаться от передовых стран
средневековья и несколько отставать от них в своём развитии, но тем не менее
отныне, это развитие было частью общеевропейской эволюции.
Общеизвестно, что в представлении общества образ викинга, сугубо негативен.
Но возник он, по воле современников викингов, священнослужителей-хронистов,
которые были переполнены страхом из-за частых набегов «северных воинов». Но
не следует забывать, что викингам не чужда была и созидательная деятельность.
Из их рядов вышли короли, участвовавшие в большой политике, строители мостов
и крепостей, а также купцы, которые вели торговлю далеко за пределами Родины,
на огромных пространствах от Северной Норвегии до Хедебю, торгового центра на
южной оконечности Дании, от Руси до торгового города Бирки близ Стокгольма,
от Исландии до Ирландии, где при активном участии викингов возникли самые
крупные города. Среди викингов были первопроходцы, заселявшие пустынные
территории Северной Атлантики, Фарерские острова, Исландию и Гренландию.
Известно, что викинги были первыми европейцами, достигшими берегов Америки
около 1000 года. В некоторых местах викинги оседали на завоёванных
территориях, возделывали землю, налаживали контакты с местными жителями. Так
было, например, в Англии и в Дублине, где викинги основали торговые колонии.
Эпоха викингов, хотя и не определяла полностью исторические судьбы Европы,
внесла всё же заметный вклад в жизнь различных регионов мира, в том числе и
самой Скандинавии.
     Источники.
1.      Исландские саги. / Под ред. М. И. Стеблин-Каменского. М. 1956.
2.      «Младшая Эдда». / Под ред. О. Смирницкой, М. И. Стеблин-Каменского.
Л. 1970.
3.      «Старшая Эдда», древнеисландские песни о богах и героях. / Перевод А.
Корсуна, под ред. Стеблин-Каменского. М.1963.
     Литература.
1.      Викинги: Набеги с севера. Пер. с англ. Л. Флорентьева. М. Терра.
1996.
2.      Гуревич А. Я. – История и Сага (О произведении Снорри Стурлусона
«Хеймскрингла») М. 1972.
3.      Гуревич А. Я. – Колонизация Исландии. Учебные заметки Калининского
Пед. Института. Т.35. 1963.
4.      Гуревич А. Я. – Норвежское общество в раннее средневековье: Проблемы
социального строя и культуры. М. 1977.
5.      Гуревич А. Я. – Походы викингов. М. 1966.
6.      Гуревич А. Я. – «Эдда» и сага. М. 1979.
7.      История Норвегии / А. Я. Гуревич, В. Рогинский, А.С. Кан и др. М. 1980.
8.      Кан А. С. – История Скандинавских стран. М. 1980.
9.      Коган М. А. – Смелые мореходы средневековья – норманны. Л. 1967.
10. Лебедев Г.С. – Эпоха викингов в Северной Европе. Л. 1985.
11. Ле Гофф Ж. – Цивилизация средневекового запада. Под ред. Ю. Бессмертного.
М. 1992.
12. Мельникова Е.А.-Скандинавские рунические надписи. М.1977.
13.  Пирсон Э. – Викинги / Пер. Н. Шуляковой. 1994.
14. Роэсдаль Э. – Мир викингов. / Пер. с датского Ф. Золотаревской. С-Пб. 2001.
15. Уингейт Ф. Миллард Э. – Викинги / Пер. Е. Коммисарова. М. 1995.
16. Хольмквист – Сокровища викингов. Л. 1979.
     Ссылки на Интернет ресурсы. 
http://ancient.holm.ru/topics/articles/14_scandinav/atcl_scandinav.
http://www.thietmar.narod.ru/Ssylki.htm).
http://www.helgis-manor.narod.ru/Images/Map_of_invasion.gif
http://server411.lyc.schel.ac.ru/lycsite/gstud/NAGAEV/main.htm
http://arc.novgorod.ru/boar/boar.php3?cont=men.txt