Каталог :: История

Книга: Промышленное развитие России в 1900-1914 г

Министерство общего и профессионального образования РФ
                   САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ                   
                               УНИВЕРСИТЕТ                               
                           ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ                           
                           НОВГОРОДСКИЙ ФИЛИАЛ                           
                           (заочное отделение)                           
                           

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

По дисциплине

«ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ»

ТЕМА

Промышленное развитие России в 1900-1914 гг.

Выполнил: студент 1 курса

Гр. № 03.02.З ф Сокольников Сергей Владимирович Проверил: _______________________________ Великий Новгород 2002 РЕЦЕНЗИЯ: СОДЕРЖАНИЕ:

Стр.

ВВЕДЕНИЕ ---------------------------------------------------------------------------------------------4
Усиление цикличности процесса воспроизводства в начале XX века. Экономический кризис 1900-1903 гг. -----------------------------------------------------------5
Депрессия 1904-1908 гг. Русско-японская война и ее влияние на экономику и промышленность России. -------------------------------------------------------------------------7
Промышленный подъем 1909 – 1913 гг. Новые черты промышленного развития. Условия, способствующие наступлению подъема. -------------------------10

Синдикатское движение 1900 – 1910-х гг. Финансово-промышленные

объединения. -----------------------------------------------------------------------------------------

14
Иностранный капитал в российской промышленности ----------------------------------21
Итоги промышленного развития России к началу первой мировой войны -------24
Список использованной литературы ----------------------------------------------------------28

ВВЕДЕНИЕ

На рубеже XIX-XX вв. экономика России отличалась многоукладностью. Для России были типичны все основные черты высшей стадии капитализма, но они проявлялись не в одинаковой мере. Была налицо высокая степень концентрации производства, на этой основе быстро развивались монополии в различных формах (картели, синдикаты, тресты, в годы первой мировой войны – также и концерны). Концентрация промышленности вела к концентрации банковского капитала, к образованию финансового капитала. Россия являлась объектом крупного приложения иностранного капитала в виде государственных, городских и других займов, а также вложений в разные отрасли хозяйства страны. Однако при всем этом Россия являлась в социально-экономическом отношении отсталой страной. В ее национальном доходе промышленности принадлежало 1/3, на долю сельского хозяйства приходилось почти вдвое больше. В стране не отвечал растущим нуждам ряд отраслей промышленности, станкостроительная промышленность отсутствовала. Удельный вес машиностроения в общепромышленном производстве составлял менее 7%. Россия вынуждена была ввозить из-за границы не только значительную часть промышленного оборудования, но также половину сельскохозяйственных машин. По энерговооруженности отставание России от более развитых стран, особенно от Германии и США было очень значительным. Высокоразвитые формы промышленного и финансового капитала сочетались с отсталыми формами полукрепостнических отношений, с отсталым земледелием. В технико-экономическом отношении Россия отставала от передовых стран (США, Германии, Англии), хотя темп роста народного дохода и норма накопления в России, как в более молодой капиталистической стране, были выше чем, например, в Англии и Франции. Многие отрасли промышленности характеризовались крупным размером предприятий еще на стадии мануфактуры, но по мере развития промышленные предприятия укрупнялись более интенсивно. Крупные фабрики и заводы были лучше технически оснащены, чем мелкие, имели, как правило, более высокий уровень производительности труда. Отдельные синдикаты возникли уже в 70-80-х годах XIX века. Особенно активизировался процесс концентрации производства в промышленности в период подъема 90-х годов, в результате этого в конце XIX в. на крупных предприятиях было сосредоточено около половины всех рабочих, в то время как в 1879 г.–менее трети. Возникновению крупных предприятий способствовала концентрация капитала. Происходила также концентрация торгового капитала, необходимого для развития крупной промышленности. На размер предприятий оказала влияние также высокая степень комбинирования производства в ряде отраслей; играла роль таможенная политика правительства, которое в неодинаковой степени покровительствовало отдельным производствам.

Усиление цикличности процесса воспроизводства

в начале XX века. Экономический кризис 1900-1903 гг. Мировой экономический кризис 1900-1903 гг. начался в России не только раньше, но был глубже и продолжительнее, чем в Западной Европе и США. Первые симптомы кризиса появились в сфере биржи и кредита. Летом 1899 г. в России разразился денежный кризис. Банкротство многих фирм повлекло за собой для ряда банков серьезные материальные убытки. Вместе с тем усилилось истребование денег из банков вкладчиками. Банки стали воздерживаться от кредитования предприятий, в том числе промышленных, повсеместно начал ощущаться недостаток свободных денежных средств. Напряжение на денежном рынке продолжало усиливаться и к концу 1899 г. стало особенно острым. Кредит резко вздорожал. Государственный банк поднял учетную ставку с 4,5% (в июне) до 7,5% (в декабре 1899 г.). Курсы акций на бирже стали падать особенно во второй половине 1899 г. Для противодействия этому министерство финансов по инициативе Витте создало специальный банковый синдикат во главе с Государственным банком с капиталом в 5,5 млн. Но эти мероприятия не смогли остановить развитие кризиса. Кризисные явления в одних отраслях отражались на других. Течение кризиса сопровождалось массовыми банкротствами. За 1900-1903 гг. закрылось до 3 тысяч предприятий. Страну захлестнула волна безработицы. Заработная плата почти на всех предприятиях снизилась на 20-30%. Промышленность России, как и всех капиталистических стран, развивалась циклически. Темпы промышленного развития резко колебались в зависимости от фаз промышленного цикла. Проявление экономического кризиса в отдельных отраслях промышленности было неравномерным. С особой глубиной кризис поразил те отрасли, которые в годы предшествовавшего подъема получили наиболее быстрое развитие. К ним относилась в первую очередь черная металлургия. Выплавка чугуна по стране достигла 176,8 млн. пудов. Для металлургии значительную роль играли казенные заказы. На рубеже XIX и XX веков только на изготовление рельсов шла примерно 1/3 выплавленного чугуна. Однако со второй половины 1900 г. начало сказываться перепроизводство черного металла, цены на изделия металлической промышленности стали падать. Обнаружились явные симптомы перепроизводства в хлопчатобумажной промышленности и некоторых других отраслях (кожевенная, химическая, частично машиностроительная). Не только в последние годы промышленного подъема, но и в начале экономического кризиса в России имел место недостаток топлива. В связи с этим цены на каменный уголь и нефть в 1900 г. оказались на высоком уровне. Вследствие нехватки угля правительство дало разрешение на беспошлинный ввоз угля из-за границы по 1 сентября 1900 г. Всего в Россию из-за границы поступило почти 300 млн. пудов каменного угля и кокса. В 1902 г. добыча угля и цены снизились. В 1903 г. каменноугольная промышленность России стала повышать добычу, но цены на уголь продолжали оставаться ниже уровня цен 1900 г. В нефтяной промышленности падение цен оказалось еще более резким: в 1902 г. более чем в 2 раза против уровня 1900 г. Резко затормозился процесс учреждения акционерных обществ. Если в 1899 г. было учреждено 325 акционерных обществ, то в 1902 г. – всего 78. Потерпели крах многие банки. Кризис сопровождался многочисленными банкротствами, резким падением курсовой стоимости акций. За время кризиса курсы акций Путиловского завода упали на 67,1%, Сормовского – на 74%, Русско-Балтийского вагоностроительного – на 63,4%, Брянского рельсопрокатного – на 86,5%, Нефтяного производства Нобеля – на 39,7%, Бакинского нефтяного общества – на 67,4%, Юго-Восточной железной дороги – на 56,2%, Петербургского учетного и ссудного банка – на 59,3% и т.д. Течение кризиса в России обострялось многомиллионными крахами. Резко упало производство в металлургической, нефтяной и других отраслях, сократилось железнодорожное строительство. С 1901 по 1904 гг. было ликвидировано 18 акционерных металлургических предприятий (из общего числа 70) с общим капиталом в 55 млн. руб. Резко сократился приток новых капиталов в промышленность, особенно в металлургию и машиностроение. Уже в 1901 г. приняла огромные размеры безработица. Только в обрабатывающей промышленности было уволено около 35 тысяч человек. К концу 1902 г. безработица еще более возросла. В отдельных промышленных центрах на крупных фабриках и заводах было сокращено до одной трети и даже до половины рабочих. Заработная плата рабочих повсеместно упала. Безработица стала всеобщим явлением в России того времени. Депрессия 1904-1908 гг. Русско-японская война и ее влияние на экономику и промышленность России. В конце 1903 г. промышленность начала выходить из кризиса. 1904 – 1908 годы – это время депрессии, граничащей с кризисом. С 1903-1904 гг. в отдельных отраслях промышленности постепенно начинают отмечаться небольшие признаки устойчивости и даже улучшения. В связи с укреплением денежного рынка понижается учетный процент до 4,56-4,50. Цены на товары начинают вновь расти. Сказывается влияние начавших в эти годы свою деятельность промышленно- монополистических организаций в области тяжелой промышленности (нефтяной, черной металлургии). Цены товаров широкого потребления и легкой промышленности повысились еще в большей степени. Но это повышение все же не достигло уровня цен докризисных 1899-1900 гг. В связи с некоторым повышением цен, особенно на продукты легкой и частью тяжелой промышленности, повышается и курс дивидендных промышленных бумаг, но также не достигая курсов 1899-1900 гг. Увеличивается прилив капиталов в промышленность и учреждение новых акционерных обществ. Однако, из всех акционерных обществ, учрежденных в 1905- 1906 гг., далеко не все фактически начали действовать из-за начавшейся революции. Именно, в 1904 г. из 94 обществ, уставы которых были утверждены, действовали лишь 42, и из 13 иностранных – лишь 4, а в 1905 г. из 10 иностранных действовало 8. Таким образом, промышленный кризис в России в 1903-1904 гг. начинает постепенно ослабевать. Однако изживание депрессивного состояния народного хозяйства страны осложнилось рядом крупнейших и решающих политических моментов – русско-японской войной и революцией 1905 г. К 1904 г. золотой запас России исчислялся в 1058 млн. руб. при обращении 680 млн. руб. кредитных билетов. Во время войны курс рубля оставался устойчивым и золотое обращение во все время войны не приостанавливалось. Россия имела в государственном бюджете 2 млрд. руб. Вооруженные силы России исчислялись в мирное время в 1100 тыс. человек, в военное – до 3750 тыс. Флот России состоял из 23 эскадренных броненосцев. Вооружение русской армии вообще к началу XX века сделало большой шаг вперед. Вся армия к 1902-1903 гг. была вооружена русской винтовкой образца 1891 г., не уступавшей лучшим образцам европейских и японской армий. Перевооружение артиллерии было закончено к 1900-1901 гг. И тем не менее, несмотря на все эти показатели, скоро обнаружилось, что правительство было совершенно не подготовлено к войне. До двух третей всех сухопутных войск были расположены в западных губерниях. Правительство и по военным соображениям и из боязни внутренних осложнений почти до конца войны не решалось оттянуть войска от западной границы и перебросить их на Дальний Восток. Дальневосточный морской флот к войне был не подготовлен. При значительно больших общих размерах флота России, на Дальнем Востоке была сосредоточена небольшая его часть. Вся организация армии при Николае II находилась даже в большем упадке, чем во времена Александра III. Все это сыграло решающую роль в исходе войны. После Мукдена и Цусимы война была проиграна бесповоротно. Она стоила народу, по официальным данным (заведомо преуменьшённым), свыше 120 тыс. человеческих жизней, потери флота, части территории и огромных материальных средств в 2617 млн. руб. непосредственно на войну, а все потери народного хозяйства определялись не менее чем в 4-5 млрд. руб. Мир был заключен в Портсмуте 23 августа (5 сентября) 1905 г. Россия уступила Японии весь Ляодунский полуостров с Порт-Артуром и Дальним, южную ветку Китайско-Восточной железной дороги, южную половину Сахалина, отказалась от Манчжурии, признала протекторат Японии над Кореей. Русско-японская война, начавшаяся 27 января 1904 г., вслед за опустошениями, произведенными в народном хозяйстве, заглушила элементы оживления, которые стали проявляться в хозяйственной конъюнктуре с 1903-1904 гг. С первых же дней война начала сильно сказываться на экономической жизни страны. В день объявления войны Петербургскую биржу охватил панический страх. Каждая военная неудача русских армии и флота резко отражалась подрывом государственного кредита и падением ценности рубля и русских фондов на иностранных биржах. Хотя золотая валюта сохранилась, но усиленные эмиссии бумажных денег приводили к обесцениванию рубля на внутреннем рынке. За 1904-1906 гг. было реализовано для нужд войны внутренних и внешних займов и краткосрочных обязательств государственного казначейства на сумму свыше 2,2 млрд. руб., что сильно ухудшило состояние рынка капиталов. Было произведено изъятие из Госбанка свободных средств государственного казначейства, текущий счет которого за 1904 г. уменьшился с 343 млн. руб. до 174 млн. руб. Неудачи войны, застой промышленности и падение ценности рубля сказались на резком сокращении инвестиций иностранного капитала в русскую промышленность. Кроме общей неуверенности иностранных капиталистов в политическом и экономическом благополучии страны, такому отливу иностранных промышленных инвестиций способствовало также падение дивидендов в 1904 г. до 5,01% и в 1905 г. до 5,44% против 7,84-7,03% в 1902-1903 гг. Обострился и денежный кризис: Госбанк повысил в 1904 г. дисконт до 5,38% и в 1905 г. до 5,64%. Война привела в расстройство хозяйственную жизнь Сибири. Из-за перегруженности военными перевозками Сибирская железная дорога прекратила прием частных грузов, весь торгово-промышленный оборот Сибири оказался подорванным в корне. Призыв в армию подорвал производительность крестьянского хозяйства Сибири. Из-за этого начинает страдать лодзинская текстильная промышленность, сбывавшая свои товары в Сибирь. К этому присоединяется сокращение и приостановка западно-европейскими банками и торговыми фирмами кредитов, которыми особенно пользовалась польская промышленность. Потрясения в кредите, сокращение и приостановка торговли обусловили застой торговли и промышленности всех крупнейших центров легкой промышленности – Лодзи, Одессы, Варшавы, Киева, Петербурга и др. Прекращение перевозок керосина в Сибирь вызвало простои заводов Баку. Одновременно с этим война обусловила некоторый, иногда значительный подъем и оживление в отраслях производства и товарооборота, непосредственно обслуживавших нужды войны (оружие, снаряды, вагоны, кожи, холст и пр.). Этим объясняется увеличение в 1904 и в 1905 гг. добычи каменного угля (до 1196 млн. пудов в 1904 г. и 1141 млн. пудов в 1905 г. против 1003 млн. пудов в 1900 г.), увеличение выплавки чугуна (180 млн. пудов в 1904 г. против 177 млн. пудов в 1900 г.), производства железа и стали (153 млн. пудов и 144 млн. пудов в 1904 и 1905 гг. против 135 млн. пудов в 1903 г.). Но все же военные заказы были не велики, а многие русские заводы оказались не приспособленными к производству вооружения. Подъему в черной металлургии способствовало усиление в связи с войной железнодорожного строительства. Но цены на чугун, рельсы, балки даже при военном спросе не дали существенного повышения. На производство продуктов легкой индустрии и предметов широкого потребления война оказала отрицательное влияние вследствие понижения покупательной способности населения и падения массового спроса. Только производство некоторых предметов военного потребления в кожевенной и льняной промышленности дало небольшое приращение. В хлопчатобумажной промышленности уменьшилось количество переработанного хлопка, упал ввоз заграничных текстильных машин. Закрывались фабрики, сокращалось число рабочих. В силу глубокого кризиса и последующей депрессии, крайнего обострения всех противоречий в экономике России в 1900 – 1908 гг. темпы ее промышленного развития были ниже общемировых, что привело к некоторому уменьшению удельного веса русской промышленности в мировой промышленной продукции, но все же и в этот период наблюдался технический прогресс в промышленности. Мощность механических двигателей в 1908 г. возросла против 1900 г. в 1,5 раза, увеличение их общего числа – на 20,8%, а мощности паровых двигателей – на 41,2% в результате чего при незначительном увеличении числа предприятий мощность оборудования возросла почти на 40%, а сумма производства на 49,9%. Увеличивалась выработка чугуна с использованием минерального топлива, шло активное вытеснение производства сварочного железа литым, происходило быстрое расширение мартеновского способа в производстве стали. Предвоенному промышленному подъему способствовали хорошие урожаи и рост цен на международном хлебном рынке, прилив капиталов в промышленность, рост бюджета и другие обстоятельства.

Промышленный подъем 1909 – 1913 гг. Новые черты промышлен-

ного развития. Условия, способствующие наступлению подъема. В отличие от кризисно-депрессивного периода 1900 – 1908 гг., годы промышленного подъема характеризовались более быстрыми темпами роста отраслей промышленности, производивших средства производства: черной металлургии, машиностроения, угольной, химической промышленности и др. Промышленный подъем начался особенно заметно с 1909 г. К этому моменту промышленность почти восстановила (а в некоторых случаях превысила) свой докризисный уровень производства. За последующие годы подъема (до начала первой мировой войны) этот уровень по всем производствам (кроме нефти) был превзойден, для некоторых отраслей почти вдвое против высшей докризисной точки (каменный уголь). В ведущих отраслях металлургической и топливной промышленности имелся относительно умеренный рост выплавки чугуна, производства железа и стали, сильный рост добычи каменного угля и производства меди, стабильность добычи нефти. В легкой и пищевой промышленности увеличилось промышленное потребление хлопка и производства сахара. Имелось очень значительное увеличение валового сбора хлебов, экспорта хлебных продуктов. Произошло большое увеличение грузооборота железных дорог, увеличение оборотов торговых предприятий и еще большее увеличение оборотов промышленных предприятий. Значительно возросли акционерные инвестиции в промышленность, также значительно увеличились балансы акционерных коммерческих банков. Промышленный подъем 1909 – 1913 гг. отличался от промышленного подъема 90-х годов тем, что происходил в более благоприятных условиях, сложившихся в сельском хозяйстве страны (рост посевов и сбора хлебов, увеличение экспорта хлеба и цен на сельскохозяйственную продукцию). В то же время промышленному подъему способствовал крупный импорт средств производства. Во время подъема 1909 – 1913 гг. отрасли, производившие средства производства, росли быстрее отраслей легкой промышленности. Крупная промышленность развивалась быстрее мелкой. Общий ежегодный темп роста промышленности составлял порядка 6%. Более быстрый темп прироста русской промышленности характерен для подъема 90-х годов XIX века (ежегодный темп роста промышленности достигал 9,2%). Промышленный подъем происходил прежде всего за счет отраслей тяжелой промышленности, особенно металлургии – черной и цветной (меди), топливной и частью химической промышленности. Перелом от депрессивного состояния этих отраслей в течение 1903 - 1908 гг. был обусловлен совокупностью тех новых сдвигов, которые к тому времени уже в достаточной степени определились в народном хозяйстве России. Если подъем конца 90-х годов был обусловлен в первую очередь усилением железнодорожного строительства и связанными с ним высокооплачиваемыми правительственными заказами, то в подъеме 1909 - 1913 гг. этот фактор имел значительно меньшее влияние. Правда, железнодорожное строительство в 1910 г. увеличилось в 3 раза против 1907 - 1908 гг., но все же оно было очень незначительно и исчерпывалось всего 1000 верст, т.е. в 3 – 4 раза меньше конца 90-х годов. Продукция транспортного машиностроения (выпуск паровозов) в 1913 г. была даже меньше, чем в 1902 г. В подъеме 1909 - 1913 гг. большое значение имели правительственные заказы, связанные с большой и малой судостроительной программой. Они сыграли огромную роль в оживлении производства черных и цветных металлов. В основе подъема тяжелой промышленности лежали не только эти факторы, но и рост потребности в металле самой промышленности. Промышленный подъем 1909 – 1913 гг. сопровождался известным прогрессом техники в русской промышленности (созданием теплоходов, новых типов судов, двигателей, подводных лодок, паровозов и др.). Научно-техническая мысль находилась на относительно высоком уровне и явно опережала технический уровень промышленности, который был невысоким в важнейших отраслях: машиностроении (кроме сельскохозяйственного, транспортного и судостроения), химической отрасли, цветной металлургии. В нефтяной промышленности улучшалась техника добычи, о чем свидетельствует увеличение усовершенствованных способов добычи, увеличение числа усовершенствованных двигателей (внутреннего сгорания, электрических) и пр. Быстро развивались Грозненский, Майкопский, Эмбинский районы. Из других ведущих отраслей промышленности машиностроение достигло к 1912 г. 136,6 млн. руб. против 101,9 млн. руб. в 1910 г. В частности сельскохозяйственных машин было выработано в 1912 г. на сумму 52,3 млн. руб. Льняная промышленность обнаруживала рост механизации и увеличения выработки при сокращении к 1913 г. числа веретен как результат концентрации и монополистического объединения льняной промышленности. Рост сахарной промышленности характеризуется следующими цифрами: общая выработка сахара увеличилась с 49 млн. пудов в 1900 г. до 92,6 млн. пудов в 1909 г. и 108,4 млн. пудов в 1913 г. Из этого числа выработка рафинада составила 24,4 млн. пудов в 1900 г., 42,8 млн. пудов в 1909 г. и 57,8 млн. пудов в 1913 г. В немаловажной степени быстрый рост сахарной промышленности был обусловлен правительственными мерами поощрения (обязательным синдицированием и нормированием, экспортом). В отношении уровня цен промышленный подъем значительно смягчил имевшееся и раньше расхождение цен между продуктами тяжелой индустрии и легкой промышленности. Продукты металлургической и топливной промышленности значительно повысились в цене: чугун с 69,6 коп. в 1909 г. до 96,2 коп. в 1913 г., железные балки с 1,43 руб. до 1,60 руб., медь штыковая с 15,01 руб. до 17,97 руб. Особенно значительное повышение дала нефть – с 22,5 коп. в 1909 г. до 42,7 коп. в 1913 г. Это повышение цен на нефть составило до 305% против докризисной цены 1899 г. (14 коп.). Вместе с нефтью, как её заместитель, резко повысился в цене и каменный уголь – с 20 коп. до 25,1 коп., что составило повышение на 161% против докризисной цены (15,6 коп. в 1899 г.). В движении цен на продукты легкой и особенно текстильной промышленности подъем сказался не только в относительном, но и в абсолютном повышении цен. Показатель цен на все прядильные материалы дал повышение в 1910 г. на 53,8%, в 1913 г. – на 45% против докризисной цены 1899 г. Цены на миткаль повысились в 1913 г. на 28,2%, на хлопчатобумажную пряжу на 34,6% и на хлопок на 71,6%. Соотношение цен между сырьем и готовым продуктом показывает на технический прогресс в хлопчатобумажной промышленности, благодаря чему готовый продукт (миткаль) дал относительное повышение почти в 3 раза меньше, чем сырье (хлопок). Вместе с тем, в повышении цен на продукты легкой промышленности сказывалось увеличение товарности сельского хозяйства и увеличение спроса со стороны сельского населения. Выделение за 3 года до 1,5 млн. домохозяев из общины с переходом земли в личную собственность, продажа надельной земли, повышение техники сельского хозяйства крепких крестьянских хозяйств – все это сказывалось на увеличении спроса не только на продукты легкой, но и на продукты металлургической и металлообрабатывающей промышленности. Об общем оживлении промышленности и нового промышленного строительства свидетельствует увеличение числа разрешенных акционерных компаний (в 1913 г. в 5 раз больше, чем в 1903 г.) с суммой основных капиталов почти в 8 раз больше, чем в 1903 г. Обороты промышленных предприятий за те же годы увеличились вдвое. Характерной чертой подъема 1909 – 1913 гг. является также необычайно возросшая финансовая деятельность банков коммерческого кредита, баланс которых увеличился за те же годы в 4,5 раза. Произошло сильное увеличение источников свободных денежных капиталов. Показателями этого увеличения являлись: увеличение вкладов и текущих счетов в кредитной сети, причем только в коммерческих банках сумма их увеличилась к 1913 г. до 3,3 млрд. руб. против 1,3 млрд. в 1900 г., а по всей кредитной сети до 4,7 млрд. руб. против 2,0 млрд. в 1900 г. Увеличилось количество кредитных билетов в обращении при высокой золотой их обеспеченности. Помимо внутреннего накопления денежных средств большую роль также играло и участие иностранных инвестиций. Всё это дало на рынке денежных капиталов в России увеличение оборотных средств народного хозяйства на 2 – 2,25 млрд. руб. В итоге, характеризуя промышленный подъем 1909 – 1913 гг., можно выделить следующие основные его особенности и источники: 1. Наибольшие за 1909 – 1913 гг. (за исключением 1911 г.) урожаи хлебов в России; 2. Рекордные за те же годы размеры экспорта хлебов; 3. Повышение на 30 – 40% против конца 90-х годов цен на международном хлебном рынке; 4. Возросшая в связи с этим ценность экспорта, приносившего в страну за эти годы на 800 – 900 млн. руб. в год больше ценностей, чем в конце 90-х годов, и в частности от одного вывоза хлеба – на 300 – 500 млн. руб. больше, чем в конце 90-х годов; 5. Рост спроса со стороны сельского населения на продукты легкой и металлообрабатывающей промышленности при общем увеличении товарности сельского хозяйства; 6. Как следствие этого сдвига – громадное увеличение оборотов торговых предприятий, примерно на 2,2 млрд. руб. в сравнении с 1899 г.; 7. Перемещение свободных денежных средств из сельского хозяйства в промышленность в результате аграрной реформы и распродажи земель в течение 1906 – 1913 гг. на сумму свыше 400 млн. руб.; 8. В связи с этим – увеличение прилива в промышленность новых русских капиталов, в частности увеличение основных капиталов промышленных предприятий, акционерных и неакционерных, всего на сумму примерно 3,9 млрд. руб. против 1,9 млрд. руб. в 1899 г.; 9. В связи с этим – громадное увеличение оборотов промышленных предприятий – к 1913 г. на 3,3 млрд. руб. больше, чем в 1899 г.; 10. Увеличение балансов акционерных банков с 1,4 млрд. руб. в 1899 г. до 5,8 млрд. руб. и увеличение вкладов и текущих счетов на 2,3 – 2,5 млрд. руб.; 11. Крупнейшее увеличение госбюджета с 1,5 млрд. руб. в 1900 г. до 3,4 млрд. руб. в 1913 г. как сильнейшее орудие концентрации капиталов и финансовой мощи в руках государства. Синдикатское движение 1900 – 1910-х гг.

Финансово-промышленные объединения.

Процесс концентрации промышленности особенно стал усиливаться в первое десятилетие XX века, непосредственно подводя русскую промышленность к господству монополий. Синдикатские соглашения предпринимателей возникают еще в 70 – 80-х годах XIX века, когда наиболее крупные страховые общества заключили монополистическую конвенцию для установления единого страхового тарифа. В 1886 г. возник синдикат гвоздильных и проволочных заводов, в 1887 г. – синдикат сахарозаводчиков. В 1892 г. возникло соглашение синдикатского типа между главными нефтяными фирмами и делаются попытки объединения каменноугольных и металлургических предприятий. Но только экономическое развитие конца XIX в. и кризис 1900 – 1903 гг. вполне подготовили почву для синдицирования и монополий в русской промышленности. Причины лежали прежде всего в высокой степени концентрации промышленности. С другой стороны, и спрос на продукты основных отраслей тяжелой индустрии представлялся также в значительной степени объединенным вследствие преобладания крупных правительственных и железнодорожных заказов. Новые задачи и пути переустройства промышленности виделись в ее реорганизации и регулировании производства путем усиления концентрации и вытеснения слабых конкурентов, достижения производственных монополий, регулирования сбыта с помощью синдикатских объединений, повышения прибылей путем сокращения расходов по торговому посредничеству и установления монопольных цен. Уже в 1901- 1903 гг., как только была изжита непосредственная острота кризиса, идея синдицирования промышленности начинает живо обсуждаться среди руководящих промышленных кругов. Само правительство официально заявило, что оно «не встретило бы препятствий», если промышленность «признала бы полезным в объединении усилий искать выхода из существующего затруднения». В 1901 г. на XXVI съезде горнопромышленников юга России решено было приступить к организации синдиката. В условиях кризиса и сокращения сбыта обострилась конкуренция между заводами Юга и Урала, Юга и Польского района. При одобрении министра финансов Витте в начале 1902 г. был выработан проект синдикатского договора южных металлургических заводов. К середине 1902 г. соглашение было оформлено, был создан синдикат в виде Общества для продажи изделий русских металлургических заводов («Продамет»). В том же году образуется ряд других крупных синдикатских объединений, преимущественно в области черной металлургии и металлообрабатывающей промышленности – по продаже железных труб («Трубопродажа»), по продаже специальных чугунов (ферроманганов). В 1903 – 1904 гг. возникли синдикаты по продаже цемента, по продаже гвоздей и проволоки, по торговле минеральным топливом Донецкого бассейна («Продуголь»), синдикат вагоностроительных заводов («Продвагон»), синдикат железоделательных заводов Урала («Кровля»). В 1907 г. – синдикат «Съезд фабрикантов сельскохозяйственных машин и орудий», синдикат резиновых заводов («Треугольник»), синдикаты «Медь», «Продаруд», в 1909 г. – синдикат морских транспортных обществ «Ропит», синдикат «Платина» и т.д. Среди монополистических организаций в русской промышленности «Продамет» занимал видное место. Он создавался с акционерным капиталом в 900 тыс. руб. Первоначальными участниками его являлись 14 металлургических заводов (в дальнейшем их число возросло до 30 с основным капиталом около 174 млн. руб., с суммой производства – 255 млн. руб., с числом рабочих в 85 тыс. человек.). Отношения между «Продаметом» и каждым его участником определялись договором. По этому договору участник синдиката передавал ему исключительное право на продажу всей производимой продукции по ценам, назначаемым синдикатом и в соответствии с определенной для участника долей (квотой) производства. Среди участников синдиката наиболее крупными являлись Южно-Русское (Днепропетровское), Брянское, Русско-Бельгийское и Донецко-Юрьевское общества. «Продамет» сосредоточил более 4/5 продукции металлургической промышленности России. К 1910 г. он контролировал 88% общего производства сортового железа, балок и швеллеров в стране, 82% - листового и универсального железа, 74% - рельсов, бандажей и осей. «Продамет» не был монополией чисто синдикатского характера, поскольку он не ограничивался сбытом товаров и закупкой сырья, а оказывал большое влияние на работу предприятий, входивших в него. Невыгодные предприятия «Продамет» закрывал. Более того, ему были свойственны не только функции треста. Перед первой мировой войной ряд входивших в него обществ, объединив металлургические, каменноугольные и другие предприятия, приобрели черты концернов. В черной металлургии в 1902 г. возникли еще две монополии – синдикат по продаже специальных чугунов (с участием шести заводов) и синдикат «Трубопродажа» с правлением в Берлине. Последний сосредоточил у себя продажу водопроводных, газопроводных, фабричных, нефтепроводных и прочих труб и объединил 10 русских и иностранных заводов, существовавших в России. Синдикат держал в своих руках почти все 100% русского сбыта труб, ведя обычную монополистическую синдикатскую политику. Синдикат по продаже специальных чугунов (ферроманганов) объединял 6 южных заводов и около 90% всего производства специального чугуна. Вслед за этими пионерами синдикатского движения оно начинает постепенно захватывать все другие отрасли металлургической, металлообрабатывающей и горнозаводской промышленности. В 1907 г. на юге был образован синдикат горнопромышленников по продаже руды («Продаруд), объединивший сразу 6 главных южных рудных предприятий с производством до 80% всей руды. При учреждении синдиката «Продуголь» в 1904 г. 18 крупных угольных предприятий Донбасса охватывали 75% добычи каменного угля на юге. В 1907 – 1908 гг. были образованы 2 сибирских каменноугольных синдиката – Черемховский и Забайкальский, находившихся также под влиянием «Продугля». Таким образом, все основные районы каменноугольной промышленности были синдицированы, а «Продуголь» являлся вершителем русского каменноугольного рынка, как «Продамет» – металлургического. В медной промышленности произошло объединение медеплавильных и медепрокатных заводов в синдикате «Медь», организованном в 1907 г. Он был образован в виде обычного акционерного общества с основным капиталом всего в 150 тыс. руб., разделенным на 750 акций по 200 руб. каждая. По уставу акции распределялись только между участниками общества и не имели хождения среди посторонних лиц. В 1907 г. в синдикате «Медь» было объединено 7 заводов с общей выплавкой меди в 672 тыс. пудов, что составляло 75% всего производства меди в России. Вне синдиката осталось небольшое количество мелких медных заводов. Таким образом, в течение 6 – 8 лет подавляющая часть российской горной и металлургической промышленности была синдицирована. В те же годы начинает развиваться синдицирование металлообрабатывающих и машиностроительных заводов. Так, в 1907 г. был организован синдикат заводов сельскохозяйственных машин в форме «Съезда фабрикантов сельскохозяйственных машин и орудий», который объединил 18 крупнейших фирм и сконцентрировал в своих руках до 73% производства сеялок и 72% других сельскохозяйственных орудий. В 1904 г. образовался синдикат вагоностроительных заводов «Продвагон» (Общество для продажи изделий русских вагоностроительных заводов) из 13 заводов, почти с полной монополизацией производства и сбыта вагонов. Так, в 1905 г. «Продвагон» продал 97,5% , в 1906 г. – 97%, а в 1907 г. – 95% всей русской продукции. Другой аналогичный синдикат паровозостроительных заводов объединял 7 – 8 русских заводов, тоже с 90 – 100% всей продукции. Отдельные синдикаты и картели возникли и в текстильной промышленности, в частности хлопчатобумажной, опиравшейся на внутренний рынок страны. В пищевой промышленности важнейшим был синдикат сахарозаводчиков, как объединение особого типа, созданное и регулируемое правительством. Имелся ряд синдикатов в соляной промышленности. В Волжском бассейне соляной синдикат фигурировал под вывеской пароходного общества «Океан». Действовали соглашения в мукомольном производстве. Монополизирован был сбыт даже такого продукта, как дрожжи (синдикат «Дрожжи»). Возникли синдикаты спичечных фабрик («Рост»), асфальтовых заводов, стекольных и зеркальных заводов, пробочный синдикат, электрический синдикат и многие другие. В нефтяной промышленности сложилось господство монополий трестовского типа. «Товарищество бр. Нобель» являлось в начале XX века не только гигантским предприятием по добыче и переработке нефти, но и наиболее крупной фирмой в области сбыта нефтепродуктов. В 1902 г. заключается соглашение между Нобелем и Каспийско-Черноморским обществом (Ротшильд) о совместной закупке нефти, в 1905 г. – картельное соглашение Нобель – общество «Мазут» о совместной торговой политике на внутреннем рынке. В торговле керосином две фирмы – «Товарищество бр. Нобель» и общество «Мазут» – сосредоточили в своих руках 70% всего отпуска керосина и нефтяных остатков. Помимо производственных отраслей, монополистические объединения в сильной степени проникли и в область транспорта. В железнодорожном деле частные объединения исключались ввиду сосредоточения преобладающей части железнодорожных линий в руках казны. Но и здесь возникли вышеупомянутые вагоностроительные и паровозостроительные синдикаты. Зато очень бурно стали развиваться синдикаты и даже тресты в речном транспорте, в котором раньше имелась масса конкурирующих обществ. Эти общества начали в 1906 – 1909 гг. объединяться в синдикаты и тресты, захватившие все речные сообщения – Волгу, Каму, Оку, Днепр, сибирские реки (смешанные объединенные общества «Самолет», «Кавказ и Меркурий», «Днепропетровское» и др.). В морском транспорте – на Черном и Азовском морях – господствующее положение занимал пароходный трест «Русское общество пароходства и торговли» (сокращенно «Ропит»). Итак, в России в первом десятилетии XX века были распространены монополистические объединения в различных формах – от простейших соглашений в отношении торгов и заказов до монополий в форме трестов. По размерам концентрации производства Россия обогнала другие страны. В 1910 г. на предприятиях с числом рабочих свыше 500 человек было занято 53,4% всех рабочих, в то время как в США – только 33%. В России количество предприятий с числом рабочих более 1 тыс. за время с 1901 по 1910 г. выросло почти в 1,5 раза; на них в 1910 г. трудилось 700 тыс. человек. В хлопчатобумажной промышленности на фабриках, где работало более 1000 человек, было занято три четверти всех рабочих. Девять металлургических заводов страны давали больше половины всей выплавки чугуна. Крупные масштабы концентрации наблюдались в подавляющем большинстве отраслей русской промышленности. На этой основе в России громадные размеры приняла монополизация промышленности. К 1907 – 1910 гг. синдикаты и синдикатские соглашения объединили подавляющее число предприятий почти всех ведущих отраслей промышленности – горнорудной, черной и цветной (медь, платина) металлургии, металлообработки, машиностроения, топливной промышленности (каменный уголь, нефть), легкой и пищевой промышленности, транспорта и пр. Процесс концентрации происходил не только в российской промышленности, но и в банковском деле. Концентрация производства, образование монополий в промышленности порождали концентрацию банковского дела. Кризис в начале XX века и последовавшая за ним депрессия усилили концентрацию банков. В 1901 г. были ликвидированы Харьковский торговый банк, Екатеринославский коммерческий, Петербургско-Азовский, в 1904 г. – Петербургско-Московский и Костромской коммерческие банки, в 1909 г. – Среднеазиатский коммерческий, Минский коммерческий, Балтийский торгово-промышленный и другие банки. В этот период (1900 – 1909 гг.) ликвидировалось банков больше, чем возникало. Концентрация банков приводила к тому, что главная масса всех средств коммерческих банков сосредотачивалась в крупных и крупнейших банках. В результате эти банки превращались в монополистов банковского дела, поскольку могли распоряжаться мелкими банками и в значительной степени диктовать им свою волю. Последние, оставаясь формально самостоятельными, фактически были подчинены крупнейшим банкам. В 1908 г. на основе слияния трех банков – Московского международного, Орловского и Южно-Русского промышленного – возник в Москве Соединенный банк. В 1909 г. Соединенный банк скупил акции Балтийского торгово-промышленного банка в Ревеле. В 1910 г. из слияния Северного и Русско-Китайского банков был образован в Петербурге Русско-Азиатский – один из крупнейших банков страны. Петербургские банки сосредоточили у себя 71% вкладов всех акционерных банков страны главным образом за счет падения удельного веса провинциальных банков. Последние вытеснялись столичными банками и путем широкого охвата провинции их отделениями. Три банковские монополии (Русско-Азиатский, Петербургский международный коммерческий и Азовско-Донской) охватывали почти половину общего итога сводного баланса всех акционерных банков, один Русско-Азиатский банк – почти одну пятую. Процесс концентрации банков не исчерпывался прямым поглощением крупными банками более мелких, банки объединялись в группы на основе договоров об общности действий. Концентрация банковского капитала способствовала концентрации капитала в промышленности. Капитал банковских монополий сливался, сращивался с капиталом промышленных монополий, на этой основе в России усиленно шло развитие финансового капитала. Это сращивание осуществлялось в России в различных формах: путем концентрации в банках акций промышленных и транспортных предприятий, посредством кредитных операций, различных финансовых реорганизаций, установления личной унии банков с промышленно-торговыми предприятиями и т.д. Достаточно сказать, что пять петербургских банков имели 248 представителей в правлениях крупных акционерных обществ. Промышленно- торговые предприятия попадают все в более полную зависимость от банков, которые не только знали состояние их дел, контролировали их деятельность, но и определяли их судьбу. Размер финансирования и кредитования зависел от периодов промышленного цикла. Кризис и депрессия 1900 – 1908 гг. характеризуются сокращением финансирования и кредитования, в то время как подъем 1909 – 1913 гг. – противоположной тенденцией. По официальным уставам банкам в России запрещалось финансировать промышленность: они должны были ограничивать свою деятельность ее кредитованием. Но в действительности это уставное требование не соблюдалось. Русские банки вкладывали значительные средства в крупнейшие синдикаты. Из всех капиталов, вложенных в крупнейшие синдикаты, свыше 40% , т.е. 3687 млн. руб. приходилось на синдикаты «Продуголь», «Продамет», синдикаты в нефтяной, металлургической и цементной промышленности. Так, Азово-Донской банк стоял во главе следующих металлургических предприятий, входивших в «Продамет»: общества Сулинского завода, Богословского горнозаводского общества, Таганрогского металлургического общества, общества Брянского рельсопрокатного, железоделательного и механического завода и частично Донецко-Юрьевского металлургического общества. Банки были экономически заинтересованы в судьбе многих предприятий; их представители участвовали в органах управления предприятиями. Банки вкладывали средства в промышленные, транспортные и торговые предприятия. Значительная доля средств направлялась в акционерные общества, что усиливало сращивание банковского и промышленного капитала. Банки всячески способствовали росту акционерных обществ, выступали их организаторами, получая при этом большую учредительскую прибыль. В свою очередь, централизация капиталов в акционерных обществах приводила к образованию крупных предприятий. Иностранный капитал в российской промышленности. Одну из особенностей экономики России начала XX века составляла большая внешняя задолженность, росту которой способствовало как наличие дефицитов в бюджете, так и широкое финансирование железнодорожного строительства. С 1901 по 1914 г. было получено девять государственных займов за границей. Крупные займы Россия получила в годы русско-японской войны и первой русской революции: в 1904 г. – на 300 млн. руб., в 1905 г. – четыре займа на сумму почти в 600 млн. руб. Несмотря на это, финансовое положение к 1906 г. было очень напряженным. Нависала угроза краха золотой валюты и перехода к безграничному выпуску бумажных денег. Огромный, но невыгодный заем, полученный в 1906 г. все же помог правительству выйти из финансовых затруднений. Предоставляя займы российскому правительству, финансовый капитал иностранных государств получал различные льготы: согласие на предпочтение делать промышленные заказы в стране, предоставившей заем, уступки в торговых договорах и т.д.; займы использовались и как орудие внешней политики. В конце XIX – начале XX века кроме займов получили большое распространение и иностранные инвестиции. С 90-х годов XIX века началась эпоха интенсивного прилива иностранного капитала в производственной его форме в угольную, металлургическую, нефтяную промышленность, транспорт и в другие отрасли. Деньги теперь охотнее вкладывали в промышленность, чем в государственные займы, так как при этом получали несравненно большую прибыль, свыше 10% за затраченный капитал. Займы же давали примерно половину этой нормы. Ввоз капитала в Россию ускорял развитие промышленности. Иностранный капитал направлялся преимущественно в железнодорожный транспорт и в отрасли тяжелой индустрии: металлургию, горнозаводскую промышленность. Роль иностранного капитала в создании железных дорог и горнозаводской промышленности в южных районах страны была весьма значительна. На Юге России он играл большую роль в металлургической и угольной промышленности; на Урале – в золотодобывающей и платиновой отраслях, нефтяной и химической, в электропромышленности и каменноугольной промышленности и т.д. Иностранцам принадлежали такие крупные предприятия, как заводы Гужона, Бромлея, ряд предприятий электротехнической, химической и других отраслей. По размеру ввозимого в Россию капитала на первом месте стояла Франция (32%), на втором – Англия (25%), затем шла Германия (16%), Бельгия (15%), США (6%) и т.д. Французский капитал вкладывался в отрасли тяжелой промышленности и в кредитную систему; Франция была главным кредитором России по государственным займам. На долю французского капитала приходилось около трети всех иностранных капиталов, вложенных в акционерные общества России. Английские капиталы направлялись главным образом в сырьевые отрасли (добычу нефти, золота, меди, свинца и др.), а также в предприятия коммунального хозяйства. Немецкий капитал помещался главным образом в предприятия электропромышленности, химической промышленности и в акционерные банки, хотя и в меньшей степени, чем французский. Бельгия основную часть экспортируемых в Россию капиталовложений направляла в предприятия горной промышленности, а также в коммунальные, машиностроительные, химические и т.д. Пятое место по объему вложений в народное хозяйство России занимали США. Американский капитал участвовал также в русском Акционерном обществе смазочных и других химических продуктов, в двух предприятиях по страхованию жизни и т.д. Кроме вложений названных выше стран в России имелись – правда, незначительные – голландские, швейцарские, шведские, датские, австрийские, итальянские и норвежские капиталы. Иностранный капитал принимал некоторое участие и в сельском хозяйстве, экспорте из Сибири масла, продаже сельскохозяйственных машин и орудий и т.д. После некоторой задержки прилива капитала во время кризиса 900-х годов вновь начало расти учредительство акционерных обществ. Так, в 1900 г. в России действовало всего 1595 акционерных обществ (русских и иностранных), имевших в своем распоряжении основной капитал в 2,4 млрд. руб.; из них иностранных было 269 обществ с 691 млн. руб., что составляло 28,8% всей суммы основного капитала акционерных обществ. За период 1900 – 1914 гг. число акционерных компаний значительно возросло, достигнув 2163 обществ с основным капиталом почти в 4 млрд. руб., из них в 327 предприятий был вложен иностранный капитал в размере 1,34 млрд. руб., т.е. в седьмую часть всех предприятий был вложен иностранный капитал в размере третьей части всего основного капитала всех акционерных обществ. Кроме этого, около 250 млн. руб. иностранного капитала приходилось на долю банков. В банковской системе России иностранный капитал играл большую роль. Крупнейшие петербургские банки находились перед первой мировой войной в тесной связи с французскими и другими заграничными банками. Первая роль в банках, как и в промышленности, принадлежала французскому капиталу, затем шел немецкий, английский, голландский. Владея важными позициями в крупнейших акционерных банках, иностранный капитал оказывал влияние на банковскую систему России: во всех коммерческих банках страны его доля составляла примерно 1/3. Перед войной доля иностранного капитала в коммерческих банках России была в пределах 1/3 – 2/5, во время войны она несколько снизилась. Получая большие прибыли от вложений в русскую промышленность, иностранные инвесторы часть ее вывозили из России (например, в форме экспорта сырья), другую часть прибыли они вновь вкладывали в промышленность. Если рассматривать весь размер иностранных капиталов, вложенных в экономику России, то на начало 1914 г. государственный долг России равнялся приблизительно 4 млрд. руб., вложения иностранного капитала в промышленность и банки составляла 1,6 млрд. руб. Кроме того, правительство имело обязательства по гарантированным железнодорожным займам в сумме примерно 1,2 млрд. руб. Задолженность городов по займам, выпущенным в России, но реализованным за границей, составляла около 400 млн. руб. В руках иностранцев находились закладные листы Дворянского и свидетельства Крестьянского банков в форме облигаций на сумму около 200 млн. руб. Таким образом, прямая государственная задолженность по займам, вложения в промышленность, банки, торговлю, гарантированные займы, займы городов и земельных банков, реализованные за границей, и т.д. достигали около 8 млрд. руб. Этой цифрой определяется вся сумма иностранного капитала в России накануне первой мировой войны.

Итоги промышленного развития России

к началу первой мировой войны. Помимо всех тех ранее упомянутых явлений в русской промышленности, которыми сопровождался промышленный подъем 1909 – 1913 гг., необходимо все же обозначить реальное состояние промышленности России к началу первой мировой войны. Россия в силу ряда причин оказалась неподготовленной к войне как в экономическом, так и в военно-стратегическом отношении. По выработке электроэнергии Россия занимала пятнадцатое место, по производству стали – пятое, по добыче угля – шестое, выплавке меди – седьмое место в мире. В 1913 г. доля России в мировой промышленной продукции равнялась 2,5%, в то время как доля США составляла 38,2%, Англии – 12,1%, Франции – 6,6%. В производстве на душу населения Россия отставала еще больше. В 1913 г. всех видов промышленной продукции на душу населения производилось в России в 11 раз меньше, чем в США, в 8 раз меньше, чем в Англии, в 4 раза меньше, чем во Франции. Машиностроение России перед первой мировой войной значительно уступало машиностроению развитых капиталистических стран. В этой отрасли перед войной было 2509 предприятий (включая военные заводы) с 450,7 тыс. рабочих, или 14,4% промышленных рабочих России. Они производили продукции на 829 млн. руб., т.е. 11,3% общей стоимости продукции. Удельный вес машиностроения России в 1913 г. составлял 3,5 – 4% мировой продукции отрасли, в то время как доля США равнялась 50%, Германии – 20,6%, Великобритании – 11,8%. Россия занимала четвертое место в мире по объему производства в машиностроении. Ключевая отрасль машиностроения – станкостроение было слабо развито. Значительная часть машин, оборудования, аппаратов, приборов ввозилась из-за границы. Потребность в вагонах, паровозах и электровозах, подъемных машинах, торговых судах, насосах, в машинах для кожевенных, содовых заводов удовлетворялось собственным производством почти полностью, в электрических машинах и принадлежностях – на 65%, в швейных машинах – на 64%, в двигателях внутреннего сгорания – на 48%, в станках для обработки шерсти, хлопка – на 23%, в паровых машинах – на 12%. Выплавка чугуна в расчете на одного рабочего в год составляла в России 205 тонн, во Франции – 239, в Англии – 356, в Германии – 404, а в США – 811 тонн. Таким образом, уровень производительности труда в металлургической промышленности России был почти в 4 раза ниже, чем в США, почти в 2 раза ниже, чем в Германии и в Англии. В годы первой мировой войны производство чугуна и всей продукции черной металлургии снизилось. Большую потребность испытывало народное хозяйство в цветных металлах: в меди, цинке, свинце, алюминии, в никеле и т.д. В довоенное время потребности страны удовлетворялись почти полностью лишь медью собственного производства; потребность же в цинке, свинце, алюминии покрывалась главным образом за счет импорта. Недостаточное развитие металлургии в России до войны вынуждало ввозить металл из-за границы; в 1913 г. было импортировано (преимущественно из Англии и Германии) 6 млн. пудов, а в 1914 г. – 9 млн. пудов. Во время войны снабжение металлом, а также топливом промышленности и всего народного хозяйства было узким местом военной экономики. В экономике России большую роль играла текстильная промышленность. Среди ее отраслей главное место принадлежало хлопчатобумажной промышленности, в которой было занято около 70% рабочих-текстильщиков. Темп роста русской хлопчатобумажной промышленности в предвоенные годы соответствовал примерно темпу этой отрасли США и Германии; однако уровень производительности труда в этой отрасли был почти в 2 раза ниже, чем в Англии, и в несколько раз ниже, чем в США. В 1914 г. в хлопчатобумажной промышленности США было произведено 5695 млн. м. ткани весом около 49 млн. пудов и около 55 млн. пудов пряжи; в России же – 22,7 млн. пудов пряжи и 19,6 млн. пудов суровых тканей при большей численности рабочих. Годовая выработка рабочего в хлопчатобумажной промышленности России накануне войны была в 4 раза ниже, чем в США. Низкий технический уровень промышленности, в особенности по производству машин и орудий, не позволял произвести соответствующее переоборудование для новых производств вследствие уменьшения ввоза машин из-за границы. Кроме того, оказывали свое влияние крайний недостаток квалифицированных рабочих, стеснения в транспорте, кризис топлива. В результате многие предприятия принуждены были ликвидироваться, и хотя затем в связи с войной возникали новые промышленные предприятия, тем не менее, число ликвидируемых предприятий обгоняло число вновь открываемых. Мелкие предприятия закрывались, скупались крупными объединениями, реконструировались ими. В 1914 году было закрыто 356 предприятий при 215 вновь открывшихся. Производственная база для развертывания военной экономики в России была очень слаба. Военных заводов было мало, они были технически отсталыми, малопроизводительными и слабоспециализированными. Многие виды вооружения вообще не производились. Не выпускались минометы, зенитные орудия; пулеметы, винтовки и патроны к ним производились в недостаточном количестве. Уже в первом военном году потребность русской армии в винтовках составила 5 млн. шт., затем она возросла до 8 млн., а производительность отечественных ружейных заводов составляла всего 525 тыс. винтовок в год. Заводы России могли дать только 300 млн. патронов в год при потребности в них 2400 млн. в начале войны и 4200 млн. – в 1917 г. Плохо обстояло дело с артиллерией. Несмотря на превосходное качество отечественных артиллерийских систем, орудий было недостаточно. Не хватало снарядов. Еще хуже было с производством взрывчатки, пороха, фармацевтических средств. Многие изобретения русских ученых и инженеров не использовались. В годы войны объем продукции вырос вследствие расширения военных производств. За время войны производство металлообрабатывающих станков возросло в 2 раза. Производством вооружения были заняты не только военные, но и гражданские машиностроительные заводы. Сильно отставала в технико-экономическом отношении от передовых стран русская авиационная промышленность. Перед войной работало всего четыре авиационных завода и две мастерские этой отрасли. В период войны в России было произведено 5012 самолетов и 1408 моторов к ним, в Германии соответственно – 47300 и 44000, во Франции – 52146 и 92386, в США – 13840 и 28509. В зачаточном состоянии находилась автомобильная промышленность, представленная тремя заводами, производившими автомобили наряду с другой продукцией. Главным предприятием отрасли был Русско-Балтийский завод в Риге, который в 1913 г. выпустил 127 машин, а в 1914 г. – 300. Во время войны началось строительство пяти частных автомобильных заводов (общей мощностью 7,5 тыс. машин в год), но оно так и не было доведено до конца. Война внесла коренные изменения в структуру русской промышленности. С одной стороны, множество предприятий было закрыто, с другой – возникли новые предприятия, работавшие на войну. Выпуск продукции и выработка рабочих на этих предприятиях возросли, а на предприятиях, не обслуживавших непосредственно нужды войны, упали. Война усилила концентрацию производства. Весь объем продукции промышленности в 1916 г. превышал уровень 1913 г. на 9,4%, а в таких отраслях, как машиностроение, химическая и др., - в несколько раз, в то время как, например, в текстильной промышленности объем производства значительно сократился. Перед первой мировой войной Россия имела общий государственный долг 9,9 млрд. руб., причем внутренний долг был примерно равен внешнему. По размеру государственного долга Россия до войны стояла на втором месте после Франции. Государственный долг последней равнялся 13,2 млрд. руб., Англии – 7 млрд. руб., Германии – 2,5 млрд. руб. Общее народное богатство довоенной России определялось порядка 140 – 150 млрд. руб. Первая мировая война была войной, еще не виданной по своим масштабам, по количеству человеческих жертв, по материальному ущербу, причиненному хозяйству воюющих стран. 70 млн. человек было призвано в армию, 10 млн. убито, 20 млн. искалечено. Миллионы мирных жителей погибли от эпидемий и голода. Война, негативно отражаясь во всех сферах жизни страны, довела до крайних пределов обнищание населения. Первая мировая война и последовавшие за ней коренные изменения политической системы и государственного устройства нашей страны повернули дальнейшее развитие экономики и промышленности России в совершенно иное, новое для нее русло. Список использованной литературы: 1. Хромов П.А. Экономическая история СССР. Период промышленного и монополистического капитализма. – Москва. Изд. «Высшая школа» 1982. 2. Ананьич Б.В. Россия и международный капитал. 1897 – 1914. – Ленинград. Изд. «Наука» 1970. 3. Экономическая история СССР. Под редакцией проф. И.С. Голубничего, А.П. Погребинского, И.Н. Шемякина – Москва. Изд. «Мысль» 1967. 4. Экономическая история СССР и зарубежных стран. Под редакцией И.Н. Шемякина, А.А. Успенского, В.Т. Чунтулова и В.Г. Сарычева – Москва. Изд. «Высшая школа» 1978. 5. Неровня Т.Н. История экономики в вопросах и ответах. – Ростов на Дону. Изд. «Феникс» 1999.