Каталог :: История

Реферат: Донецкий край в древности

Донецкий край в древности.
Древние стоянки свидетельствуют, что человек начал обживать Донецкий край очень
давно, еще до появления ледника. Ручное рубило, найденное вблизи 
Амвросиевки, было обтесано десятки тысяч лет назад.
     Двухкилометровая толща льда, протянув-шаяся от Британских островов до 
Оби, приблизилась к Донецкому кряжу и широкими выступами опустилась по
Днепру и Дону. Пышные кипарисы и пальмы уступили место тундре с карликовыми
березами и ивами, с мхами и клюквой по болотам. Вымерзли или ушли на юг
оби­татели субтропиков. Им на смену пришли мамонты,  шерстистые 
носороги, север-ные олени, пещерные медведи, зубры. Останки этих животных
найдены на Северском Донце, вблизи 
Константиновки, Дружковки, Горловки, Артемовска, 
Мариуполя и в других районах. Племена охотников жили в пещерах, одевались в
звериные шкуры, согревались у костра.
     40—15 тысяч лет назад сложился тип современного
человека. Он умел изготавливать кремневые наконечники, скребла, резцы, костяные
наконечники копий, иглы, гарпуны с зубцами, шилья, иголки, изобрел 
копьеметалку. Это позволило запасать пищу впрок и подолгу жить на одном
месте. Просторные хижины из шкур, натянутых на остов костей, были пристанищем
целого рода. Одна из таких стоянок древнекаменного века раскопана в 6
километрах от Амвросиевки, в верховьях Казенной балки. Обнаружены следы стоянок
возле сел Богородичного, Пришиба, 
Татьяновки Донецкой области,города Луганска, 
сел Колесниковки и Веселой Горы 
Луганской области. Вместе с остатками костров, крем­невыми и костяными
изделиями сохранились каменные фигурки женщин — отзвук матриархата.
     

МАРИУНОЛЬСКИЙ МОГИЛЬНИК ОХОТНИКОВ ЗА КАБАНАМИ

(III тысячелетие до н. э.) Обнаружен в 1930 г. при строительстве завода «Азов-сталь» в устье р. Кальмиус. 122 погребения с укра­шениями и орудиями труда. В одном из женских захо­ронений знак родовой власти (формой общественной организации в эпоху неолита был материнский родовой строй). В экспозиции — пластинки из клыков дикого каба­на, нашивавшиеся на одежду, костяные бусы, монисто из раковин моллюсков и зубов животных, кремневые ножи. Эти предметы земного обихода клались в моги­лу, поскольку люди неолита верили в загробную жизнь и представляли ее себе по образцу земной. Красная ох­ра, которой засыпали умерших, должна была заменить кровь, огонь и солнце в загробном мире. В могильнике отсутствуют признаки имущественно­го неравенства. Производство сохраняло общинный ха­рактер. После таяния ледников (14—12 тысяч лет назад) климат здеш­них мест приблизился к современному. В лесах и степях, изрезан­ных речками, появились кабаны, быки, волки, лисицы, лошади. Охота уже не требовала, как прежде, больших групп людей. С изо­бретением лука и стрел она стала одной из нормальных отраслей труда. Важное значение приобрела и рыбная ловля. Остатки поселений охотников и рыболовов тех времен обнаружены вдоль Северского Донца, Дернула, Бахмутки, Волчьей. В конце VI тысячелетия до н.э. человек научился шлифовать, пилить и сверлить камень. К прежним орудиям труда прибавились топоры, молотки, мотыги. От охоты и собирания растительной пищи люди стали переходить к разведению скота и выращиванию растений. Усложнение хозяйства, рост населения, запрет брачных отно­шений между родами неминуемо вели к образованию племени во главе с советом родовых вождей. В Донецком и Луганском краеведческих музеях выставлены предметы из стоянок Север­ского Донца, Кальмиуса, Крынки — шлифованные клино-видные топорики, наконечники стрел и метательных копей, ножи, черепки глиняной посуды — свидетельства той поры. На побережье Азов­ского моря найдены каменная зернотерка и костяной топор (село Юрьевка), кремневый топор (Белосарайская коса), кремневые мотыги и серп (Мариуполь). Приазовские степи с их богатым разнотравьем были особенно благоприятны для разведения скота. Полученных продуктов жи­вотноводства местным племенам хватало не только для себя, но и для обмена — на хлеб, изделия из меди и бронзы. Бронзовые топоры, кинжалы, украшения выделывались на месте (о чем сви­детельствуют раскопки меднорудных разработок близ Артемовска, Лисичанска, Краматорска), а также привозились с Кавказа и Средиземноморья. Широкое применение бронзовых орудий труда (II тыс.до н.э.) способствовало повышению продуктивности животноводства и на основе обмена — росту богатства скотоводческих пле-мен. Проис­ходит отделение скотоводства от земледелия — первое крупное общественное раз-деление труда. Племена, населявшие Придонцовье и Приазовье, вели оседлый образ жизни. Ведущая роль в хозяйстве перешла к мужчине: он ухаживал за скотом, пахал землю, занимался ремеслом. Домашняя работа женщины утратила свое былое значение. Из родовой семьи выделилась парная, матриархат сменился патриархатом. Коренные жители нашего края, занимавшие обширные про­странства от Азовского мори до верховьев Айдара, были связаны с соседними племенами, жившими в среднем течении Дона и Дне­пра. Их сближали не только родственные узы, общность языка, но и экономические отношения. Они входили в состав этническо й группы, которая дала начало славянским племенам. Остатки многочисленных поселений и могильников с неопровержимостью свиде-тельствуют о сравнительно высоком уровне общественного, хозяйственного и культурного развития местных скотоводов, зем­ледельцев, гончаров, ткачей, бронзолитейщиков. Начало первого тысячелетия до н.э. связано с новым этапом в развитии человечества — производством железа. Общедоступное и дешевое, оно быстро вытеснило бронзу и камень, открыло новые возможности для развития пашенного земледелия и ремесла, осо­бенно кузнечного и оружейного. Это, в свою очередь, усилило об­мен между племенами, неравномерность в накоплении богатств, имущественное неравенство, чему в немалой степени содейство­вали участившиеся войны. Богатства все больше сосредоточи­вались в руках родоплеменной знати, общество разделилось на богатых и бедных, началась эксплуатация человека человеком. Первобытно-общинный строй с его общей собственностью, коллек­тивным трудом и уравнительным распределением сменился клас ­совым обществом. С развитием земледелия и скотоводства, в частности коневод­ства, на большой территории от Черного моря до степей Средней Азии усилилось разделение племен на земледельцев и кочевников-скотоводов. Огромные массы людей пришли в движение. Своим степным раздольем, проточной водой, сочными травами кочевников манило Приазовье. Первыми из кочевых племен, из­вестных нам по имени, были киммерийцы. Они пришли сюда в Х веке до н.э. из-за Дона, кочевали близ Кальмиуса и Северского Донца и оставили на их берегах богатые бронзовые клады В VII веке до н.э. их потеснили сильные и воинственные племена скифов. Сопровождая огромные стада скота, верховые та­бунщики пять веков кочевали по донецкой земле. Шестиколесные войлочные кибитки, медленно передвигаемые волами, служили жильем для многих поколений скотоводов. Общест-венным строем скифов была военная демократия. Од­нако власть и имущество все болыие сосредоточивались в рука х вождей. Раскопанные вблизи Мариуполя, станции Яма Донецкой области, сел Каменки, Городища Луганской области и в других местах большие скифские курганы поражают роскошью погребального инвентаря. В IV веке до н.э. территория края вхо­дила в состав скифского царства Атея. Во II веке до н.э. в донецкие степи вторглись сарматские пле­мена, пришедшие из Заволжья. У них еще сохранились остатки матриархата, о чем свидетельствуют мате-риалы из погребений бо­гатой сарматки в кургане у села Новоивановки Амвросиевского района. Сарматы стремились не только расширить пастбища, но и захватить у более богатых скифов рабов, дорогую посуду, ткани. Продвижение в глубь степей облегчалось тем, что здешнее на­селение в значительной части было кочевым. Многие скифы оста­лись на месте и, вероятно, смешались с сарматами, близкими по языку. Юго-восточное побережье Азовского моря занимало Боспорское царство. В пору своего расцвета оно оказывало давление на скиф­ско-сарматские племена, которые пригоняли из Приазовья скот, доставляли хлеб, приводили рабов. В 107 году до н.э. в Боспорском царстве вспыхнуло восстание рабов под предводительством скифа Савмака. Восставшие сбросили рабовладельцев и некоторое время удерживали власть. Многочисленные скотоводческие племена боранов, роксоланов, готов, аланов кочевали по южнорусским землям в первые века нашей эры. Островками среди кочевников были поселения корен­ных жителей — земледельцев. В IV веке из жарких степей Азии в Приазовье пришли кочевники-скотоводы гунны. В 373 году они столкнулись с остготами, сломили их сопротивление и продол­жали движение на запад, безжалостно уничтожая поселения, по­севы, хозяйства. Гунны, как и другие кочевники, стремились продвинуться на север, в лесостепную полосу, но их всякий раз останавливали сла­вянские племена. Ядром объединения восточнославянских племен были анты, или «росы», «русы», как называли людей с реки Рось. От них, полагают, и получила название Русь – раннефеодальное государство восточных славян. Литература: 1. Всемирная история. Т.III, Госполитиздат, 1957. 2. С.П.Булкин, А.И.Лазоренко,М.Е.Миронов, Книга о Донбассе. Природа. Люди. Дела. “Донбасс”, 1977. 3. Г.А.Гусинскийй, Донецкий краеведче-ский музей. “Донбасс”, 1966.