Каталог :: История

Шпора: История России

                                    3                                    
                  ОБРАЗОВАНИЕ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА                  
ПЛАН
     1. Предпосылки.
1. Социально-экономические предпосылки: Развитие земледелия. — Про­мыслы и
внешняя торговля. — Соседская община.
2. Социально-политические предпосылки: Усложнение внутриплеменных отношений.—
Межплеменные союзы.
3. Духовные предпосылки.
4.  Внешнеполитические предпосылки: — Роль торговых путей. — Влия­ние
Византийской империи. — Хазарский каганат.
     2. Основные этапы складывания Древнерусского государства.
1. Первый этап (VIII — середина IX в.)
2. Второй этап (2-я половина IX — середина X в.): Возникновение ядра
во­сточнославянского государства. — Объединение восточнославянских племен.
З.Третий этап: Правление Ольги и княжение Святослава.—Правление Владимира
Святого (980—1015). Принятие христианства. — Замена -Владимиром племенных
князей своими сыновьями.
     3. Основные признаки Древнерусского государства к концу X в.
     4. Особенности образования государства восточных славян.
     5. Выводы.
     1. ПРЕДПОСЫЛКИ
Древнерусское государство сложилось в результате сложного взаи­модействия целого
комплекса как внутренних, так и внешних факторов. 1.
Социально-экономические предпосылки.
     •   Развитие земледелия. В первую очередь следует учесть те
изме­нения, которые происходили в хозяйстве восточных славян в VII — ГХ вв.
Так, развитие земледелия, особенно пашенного в степном и лесостеп­ном районе
Среднего Поднепровья, приводило к появлению избыточ­ного продукта, что
создавало условия для выделения из общины княжеско-дружинной группировки
(происходило отделение воен­но-управленческого труда от производительного).
     •  На севере Восточной Европы, где из-за суровых климатических условий
земледелие не могло получить широкого распространения, большую роль продолжали
играть промыслы, а возникновение избы­точного продукта стало
результатом развития обмена и внешней тор­говли.
       В районе распространения пашенного земледелия в условиях, когда
отдельная большая семья могла обеспечить свое существование, началась 
эволюция родовой общины, которая стала трансформиро­ваться в 
земледельческую, или соседскую (территориальную). Такая община, как и
раньше, в основном состояла из родственников, но в от­личие от родовой общины,
пашенная земля, разделенная на наделы, и продукты труда находились здесь в
пользовании отдельных неболь­ших семей, владевших орудиями труда и скотом. Это
создавало некото­рые условия для имущественной дифференциации, но социального
расслоения в самой общине не происходило — производительность земледельческого
труда оставалась слишком низкой. Археологические раскопки восточнославянских
поселений VII—IX вв. обнаружили поч­ти одинаковые семейные жилища-полуземлянки
с одним и тем же на­бором предметов и орудий труда.
Кроме того, на обширной лесной территории восточнославянского мира
сохранялась подсека, а из-за своей трудоемкости она требовала усилий всего
родового коллектива. Так наметилась неравномерность в развитии отдельных
племенных союзов.
     2. Социально-политические предпосылки.
     •   Усложнение внутриплеменных отношений и межплеменные
столкновения ускоряли становление княжеской власти, повышали роль князей и
дружины, которые обороняли племя от внешних врагов и выступали в качестве
арбитра при различного рода спорах.
•  Кроме того, борьба между племенами приводила к складыванию
межплеменных союзов во главе с наиболее сильным племенем и его князем.
Эти союзы приобретали форму племенных княжений. В итоге, власть князя, которую
он стремился превратить в наследственную, все менее зависела от воли вечевых
собраний, укреплялась, а его интересы все более отчуждались от интересов
соплеменников.
     3. Духовные предпосылки.
Становлению власти князя способствовала и эволюция языческих представлений
славян. Так, по мере роста военного могущества князя, приносившего добычу
племени, оборонявшего его от внешних врагов и взявшего на свои плечи проблему
урегулирования внутренних споров, росли его престиж и одновременно происходило
отчуждение от сво­бодных общинников. Таким образом, военные успехи, выполнение
сложных управленческих функций отдаляли князя от привычного для общинников
круга дел и забот. Эти процессы выливались в создание укрепленного
межплеменного центра — резиденции князя и дружины. Он наделялся
сверхъестественными силами и способностями, в нем на­чинали видеть залог
благополучия всего племени, а его личность отож­дествляли с племенным 
тотемом. Все это приводило к сакрализации — обожествлению княжеской власти,
создавало духовные предпосылки для перехода от общинных к государственным
отношениям.
     4.  Внешнеполитические предпосылки. К внешним предпосыл­кам следует
отнести то «давление», которое оказывали на славянский мир его соседи — 
хазары и норманны.
•  С одной стороны, их стремление взять под контроль торго­вые пути, 
связывавшие Запад с Востоком и Югом, ускоряло складыва­ние княжеско-дружинных
группировок, втягивавшихся во внешнюю торговлю. Полученные со своих
соплеменников продукты сельского хозяйства и промыслов, в первую очередь,
пушнину, местная знать ме­няла на продукты престижного потребления и серебро у
иностранных купцов, которым продавала пленных. Все более обогащаясь, она
изоли­ровалась от рядовых общинников и подчиняла себе племенные струк­туры. Со
временем местная знать, объединившись с варяжскими воинами-торговцами, начнет
осуществлять контроль за торговыми пу­тями и самой торговлей, что приведет к
консолидации ранее разрознен­ных племенных княжений, расположенных вдоль этих
путей.
•  С другой стороны, взаимодействие с более развитыми цивили­зациями 
приводило к заимствованию некоторых общественно-поли­тических форм их жизни.
Подлинным же эталоном государственно-политического устройства долгое время
считалась Византийская импе­рия.
•  Не случайно также, что долгое время великие князья на Руси назы­вались по
примеру мощного государственного образования Хазарско­го каганата —
хаканами (каганами). Следует учесть и то, что существование в низовьях
Волги Хазарского каганата защищало восточ­ных славян от набегов кочевников,
которые в предшествующие эпохи (гунны в ГУ—-V вв., авары в VII в.) тормозили их
развитие, мешали мир­ному труду и, в итоге, появлению «зародыша»
государственности.
В советской исторической науке долгое время приоритет в формировании
государ­ства отдавался внутренним социально-экономическим процессам;
некоторые современ­ные историки считают, что решающую роль сыграли внешние
факторы; однако представляется, что только взаимодействие как внутренних, так
и внешних факторов при недостаточной социально-экономической зрелости
восточнославянского общества мог­ло привести к тому историческому прорыву,
который произошел в славянском мире в IX—X вв.
     2. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ СКЛАДЫВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА
1.  На первом этапе образования Древнерусского государства (VIII
середина IXв.) происходило вызревание предпосылок, склады­вание межплеменных
союзов и их центров, которые упоминаются у во­сточных авторов. К IX в. восходит
появление системы полюдья, т. е. сбора с общинников в пользу князя
дани, которая в ту эпоху носила еще добровольный характер и воспринималась как
возмещение за военные и управленческие услуги.
2. На втором этапе (вторая половина IXсередина Хв.) процесс
складывания государства ускорился во многом благодаря активному вмешательству
внешних сил — хазар и норманнов (варягов). ПВЛ со­общает о набегах
воинственных обитателей Северной Европы, выну­дивших ильменских словен,
кривичей и финно-угорские племена чуди и веси платить дань. На юге хазары
собирали дань с полян, северян, ра­димичей и вятичей.
     Возникновение ядра восточнославянского государства. Дан­ные Повести
временных лет. Норманнская теория. Летописец от­мечает (под 862 г.),
что славяне сумели изгнать варяг за море. Но вскоре между ними вспыхнула
распря, «и пошел род на род и воевати почаша сами на ся». (Скорее всего в
летописи нашло отражение соперничество племенных союзов Севера и их знати,
между которой шла «борьба пре-стижей».) В этих условиях, не желая отдавать
первенство кому-либо из своих, славяне и финно-угры со словами: «Земля наша
велика и обилна, а наряда (порядка) в ней нет, да пойдете княжить и володеть
нами» ре­шили обратиться к соседям-варягам, называвшимся русью, и их кня­зю —
Рюрику с братьями Синеусом и Трувором. Приглашение было принято, Рюрик сел в
Новгороде (по другим сведениям — в Старой Ла­доге), Синеус — в Белоозере,
Трувор — в Изборске. Через два года по­сле смерти братьев Рюрик стал править
единолично. В 882 г. его преемник князь Олег хитростью захватил Киев, убив
правивиших там Аскольда и Дира — норманнов, ушедших ранее от Рюрика. После
это­го он освободил славянские племена от хазарской дани и подчинил своей
власти. Так, согласно летописной легенде, произошло образова­ние Русского
государства,
     Норманнская теория происхождения Древнерусского государства. Эти
летопис­ные данные легли в основу так называемой «норманнской теории»,
разработанной в XVIII в. немецкими учеными на русской службе. Ее сторонники
приписывали создание государства варягам, давшим ему и свое имя — «Русь».
Крайние норманисты делали вы­вод об извечной отсталости славян, якобы не
способных к самостоятельному историче­скому творчеству.
Некоторые дореволюционные и большинство советских историков, правда, с
раз­ных методологических позиций, оспаривали эту теорию.
Так, академик Б. А. Рыбаков доказывал, что варяги появились в Восточной
Европе тогда, когда Киевское государство (возникшее якобы в VI в.) уже
сложилось и использо­вались лишь как наемная военная сила. Летописные
сведения о мирном «призвании варя­гов» он считал поздней вставкой, дописанной
под влиянием политической конъюнктуры, сложившейся в Киеве в эпоху правления
Владимира Мономаха. «Русь» же, по его мнению, — производное от реки Рось
(правый приток Днепра южнее Киева).
     Современные исследователи, преодолевая крайности норманизма; и
антинорманизма, пришли к следующим выводам:
— Процесс складывания государства начался до варягов, сам факт их приглашения
на княжение свидетельствует о том, что эта форма вл*-сти была уже известна
славянам.
- Рюрик — реальная историческая личность, будучи приглашеным в Новгород на
роль арбитра и, может быть, защитника от «замор­ских варягов» (свеев),
захватывает власть, подавив восстание под руководством Вадима (скорее всего
местного племенного князя). Его появление в Новгороде (мирное или
насильственное) никак не связано с зарождением государства.
Существуют и другие точки зрения, отрицающие реальность Рюрика, но очевидно,
что вопрос о происхождении Рюрика не связан с проблемой образования
Древнерусского
государства.
-  Норманнская дружина, не обремененная местными традиция­ми., активнее
использует элемент насилия для сбора дани и объедине­ния славянских племенных
союзов, что, в определенной степени, ускоряет процесс складывания
государства. Одновременно происхо­дит консолидация местной княжеско-дружинной
верхушки, ее интег­рация с варяжскими дружинами и славянизация самих варягов.
-  Олег, объединив Новгородскую и Киевскую земли и сведя вое­дино путь «из
варяг в греки», подвел экономическую базу под склады­вающееся государство.
-  Этноним «русь» северного происхождения. И хотя летопись от­носит его
к одному из норманнских племен, но, скорее всего, это соби­рательное имя (от
финского ruotsi — гребцы), под которым скрывалась не этническая, а
этносоциальная группа, состоящая из представителей различных народов,
занимающихся морским разбоем и торговлей и представляющих собой дружину князя.
Тогда становится объяснимым быстрое распространение этого понятия, уже не
связанного с какой-ли­бо этнической группой, среди восточных славян, чья
племенная вер­хушка  сливалась  с   пришлым  элементом,   а  также — быстрая
ассимиляция самих варягов, принимавших к тому же восточнославян­ские языческие
культы и не державшихся за своих богов.
     Объединение восточнославянских племен. В эпоху правления 
Олега (879912) в его руках сосредоточилась власть над
территорией от Ладоги до низовьев Днепра. Сложилась своеобразная федерация
племенных княжений во главе с великим князем киевским. Его власть проявлялась в
праве сбора дани со всех, входящих в это объединение племен. Олег, опираясь на
мощь славяно-норманнских дружин и «во-ев» (вооруженных свободных общинников),
совершает в 907 г. успеш­ный поход на Византию. В результате был подписан
выгодный для Руси договор, обеспечивающий ей право беспошлинной торговли на
территории империи. Новые уступки Русь получила по соглашению от 911г.
     Игорь (912945) стремился сохранить единство
межплеменной федерации, а также защищал ее границы от появившихся грозных
ко­чевников — печенегов. В 40-х годах он совершил два похода на Визан­тию,
нарушившую свои соглашения с Русью. В итоге, потерпев неудачу, он заключил в
944 г. менее выгодный договор с империей. В 945 г. во время полюдья в
древлянской земле Игорь был убит за требо­вание дани сверх обычной.
     3. Третий, завершающий этап складывания государства начинает­ся с реформ
княгини Ольги (945964).
       Отомстив древлянам за смерть своего мужа, Ольга устанавила
фиксированную норму дани, а для ее сбора устроила «погосты», где
«сидел» боярин с малой дружиной. Погосты стали опорой княжеской власти на
местах. Политика сына Ольги Святослава (964972), 
став­шего князем в трехлетнем возрасте в 945 г., но фактически начавшем править
в 964 г., добившегося победы над Хазарией и предпринявшего неудачные походы на
Дунай (970—971), требовала мобилизации зна­чительных сил. Это несколько
задержало внутреннее устроение Рус­ской земли.
•  Полная ликвидация племенных княжений происходит во время правления
Владимира Святого (9801015), сына Святослава и Малуши.
Малуша в большинстве учебников названа рабыней или наложницей. Фактически же
она являлась второй женой Святослава. У восточных славян дохристианского
перио­да было распространено многоженство.
Он хитростью победил своего братаЯрополка в борьбе за киевский стол.Его
первые шаги не обещали каких-либо качественных измене­ний. Так, в 981 г.,
продолжив политику расширения территории меж­племенной федерации, он
присоединил к ней юго-западные (Галицию, Волынь) и западные (Полоцкую,
Туровскую) земли.
Пытался онукрепить кязыческую веру, а вместе с ней княжескую
власть. С этой целью был создан пантеон из пяти основных богов во главе с
Перуном, который особенно почитался среди дружинников. Но эта мера мало что
изменила, и тогда Владимир произвел своеобразную «духовную революцию» сверху —
ввел в 988 г. христианство, уста­новив обязательное отчисление
десятой части полюдья в пользу право­славной церкви. Единобожная
(монотеистическая) по своей сути религия, имевшая мощные традиции, тесно
связанная со светской вла­стью, позволила вытеснить местные языческие культы и
заложила ду­ховную основу для складывающейся единой русской народности и
Древнерусского государства.
•  Следующим решительным шагом, завершающим создание госу­дарства, стала 
замена Владимиром племенных князей своими сыновъ~ ями, 
призванными защищать новую веру и укрепить власть киевского князя на местах. Тем
самым он превратил Русскую землю во владение рода Рюриковичей. Укрепление
власти дало ему возможность органи­зовать население всей страны для создания
мощных оборонительнь: рубежей на южных границах и переселить сюда часть словен,
крив чей, чуди и вятичей. Сам великий князь, как свидетельствуют были
начал восприниматься народным сознанием уже не как воин — защит­ник, а как
глава государства, организующий охрану его рубежей.
     3. ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА К КОНЦУ X В.
     1. Династическая (родовая) княжеская власть.
     2. Простейший государственный аппарат в лице дружины и на­местников князя.
     3. Система данничества.
     4.  Территориальный принцип расселения, вытесняющий пле­менной.
     5. Монотеистическая религия, усиливающая процесс сакрализа­ции княжеской власти.
                                    5                                    
     § ю. Культура Древней Руси
Особенности древнерусской культуры. Цементирующая основа всякой культуры —
мировоззрение. Для культуры Древней Руси это прежде всего христианское
мировоззрение. Именно христианскую идеологию и ценности призвана была
выразить языком образов и символов средневековая культура. К моменту принятия
христианства Русью христианская куль­тура насчитывала не один век своего
существования. Отсюда огромная роль Византии, ставшей культурной наставницей
Древней Руси.
Влияние византийского искусства многогранно. Особенно оно ощутимо в XI—XII
вв., когда традиции античности и хрис­тианства соединялись с духовной жизнью
народа Древней Ру­си. Благодаря Византии Русь получила возможность
познако­миться с христианской культурой в ее классической форме, воспринять
зрелую технику церковного зодчества, иконописа-ния. Однако само восприятие
восточного христианства и его образного художественного языка произошло
творчески, без слепого копирования и продолжительного ученичества. Древ­няя
Русь очень скоро сумела выработать свой стиль, в котором ярко отразились
особенности национального самосознания.
Обращение к русскому искусству XII—ХШ вв. позволило исследователям культуры
говорить о том, что духовная жизнь древнерусского народа и разнообразные
художественные фор­мы ее выражения носили печать самобытного и своеобразного
переживания христианства. Для культуры зрелой Византии свойствен суровый
аскетизм, для древнерусского искусства — гармония и человечность. Культура
Руси окрашена в иные, бо­лее мягкие и светлые тона. Связано это с
особенностями куль­турного развития.
Во-первых, это была культура народов, совсем еще недавно вступивших на сцену
мировой истории. Сколь ни сурова была христианская доктрина, она не могла
изгнать своеобразное, не лишенное наивности, оптимистическое восприятие
жизни.
Во-вторых, эта культура изначально складывалась как культура синтетическая,
вобравшая и сплавившая в единое це­лое культурные традиции разнообразных
племен и этносов, земледельческих и кочевых народов. А это были прежде всего
языческие традиции. Они продолжали влиять на развитие культуры, особенно на
культуру низов, жизненный уклад ко­торых мало изменился с принятием
христианства, а значит, языческие образы и представления вновь и вновь
воспроизво­дились.
Древнерусское искусство является частью средневекового христианского
искусства. К какому бы жанру и виду этого ис­кусства мы ни обратились, везде
увидим двойственное вос­приятие мира, известный дуализм земного и небесного,
божественного и мирского. При этом земное бренно и проходяще; оно лишь
отражение высшего божественного мира, к обретению которого должны стремиться
праведным благочестивым по­ведением и искренней верой. Однако дуализм вовсе
не меша­ет средневековому мировосприятию оставаться необычайно цельным,
поскольку высшее и низшее не только иерархично, а и неразрывно. В культуре
преобладает синтез, стремление к единству и гармонии.
Мир средневековым художником и его современником вос­принимался совсем не
так, как воспринимаем его мы. Поэтому восприятие творений прошлого требует
еще и знания самого прошлого, той системы ценностей и тех средств и образов
вы­ражения, к которым прибегали древнерусские мастера и писа­тели.
К примеру, иерархичность и единство мира небесного и ми­ра земного побуждали
к иному выражению окружающего про­странства. Икона и мозаика лишены знакомой
нам трехмерной глубины. Но это не оттого, что художники прошлого не способ­ны
были познать законы пространственного восприятия. Ис­ходным оказывался иной
принцип, диктовавший другие худо­жественные принципы и приемы выражения: если
мир духов­ный, божественный и был миром подлинно реальным, то не возникало
потребности детального выражения мира земного. Это лишь мешало целостному
восприятию, подобно тому как плоть препятствовала воспарению и торжеству
духа.
Древнерусское искусство, как всякое средневековое искус­ство, глубоко
символично. Символизм был одним из главных средств решения главнейшей задачи
средневековой культу­ры — достижения духовного единства, соединения
божест­венного и человеческого, мирского и небесного. Каждая деталь иконы,
каждый элемент храма были полны для человека Древней Руси глубокого смысла.
Само искусство было зна­ком, символом, выражением высшего и священного.
Отсюда и безымянность большинства древнерусских памятников ис­кусства, такая
непонятная нам и такая естественная для их ав­торов.
Письменность и просвещение. Принятие христианства спо­собствовало
распространению письменности и письменной культуры. Существенным было то, что
православие допускало богослужение на национальных языках. Это и создавало
бла­гоприятные условия для развития письменности. Вместе с богослужебной
литературой Русь восприняла и первый литера­турный язык — церковнославянский.
Об образованности городского населения свидетельствуют берестяные грамоты —
уникальные источники для изучения Древней Руси (число найденных грамот в
Новгороде перевали­ло за 750, всего же обнаружено более 800 грамот). Их
разнооб­разие — бесспорное доказательство того, что грамотность была широко
распространена среди различных слоев посадского на­селения, включая не только
мужчин, но и женщин. В руки ар­хеологов попали даже ученические «тетради»
новгородских школьников.
Почти каждый год новгородские археологические экспеди­ции заканчиваются
уникальными находками. В культурном слое, который датируется XI—XII вв.,
несколько лет назад бы­ло найдено... любовное послание, самое древнее в нашей
исто­рии. «Что за зло ты против меня имеешь, что в эту неделю ко мне не
приходил?.. — с тоской писала жительница Новгорода в послании своему
ветреному суженому. — Неужели я задела тебя тем, что посылала к тебе? А тебе,
я вижу, не любо. Если бы тебе было любо, то ты бы вырвался из-под людских
глаз и пришел...»
О распространении грамотности можно судить и по такому своеобразному
источнику, как граффити — надписи, нацара­панные на стенах церквей.
Существовали различные учебные заведения. Естественно, образование находилось
в руках церкви и школы возникали преимущественно при монастырях и церквях.
«Книжность», как большую добродетель, поощряли и про­славляли. «Велика ведь
бывает польза от учения книжно­го!» — восклицал летописец. Источники называют
имена та-
ких книжников, как Ярослав Мудрый и его сын Всеволод, Ярослав Осмомысл. Надо,
однако, заметить, что само отноше­ние к книге в религиозной культуре было
отлично от привыч­ного нам. Книга предназначалась для душеспасительного
чте­ния; ее не читали — «вкушали». Столь же трепетным было от­ношение к книге
древнего переписчика: работа над книгой начиналась и кончалась омовением рук
и чтением молитвы.
Древнерусская литература. Несмотря на безвозвратные утраты, литература
Древней Руси поражает своим богатством и разнообразием. Огромный ее пласт
представляет переводная, прежде всего византийская, литература, особенно
жития свя­тых и исторические сочинения.
Больших высот достигла и оригинальная древнерусская ли­тература. В начале XII
в. была создана знаменитая «Повесть временных лет» — общерусский летописный
свод. Ее созда­телем большинство историков считают монаха Нестора, для
которого характерна и образованность, и широта кругозора. Позднее получило
свое развитие и местное летописание — нов­городское, владимиро-суздальское,
галицко-волынское и др. Появляется агиографическая литература — целые
житийные циклы, посвященные русским святым — Борису и Глебу, Фе­одосию
Печерскому.
Феодосии — один из самых известных подвижников Древ­ней Руси, игумен Киево-
Печерской обители. Он открыто обли­чал всякое отступление от благочестивого
поведения, в том числе и поведение князей, преступавших в своих усобицах
нравственно-религиозные нормы. Такая позиция была близка и понятна
древнерусскому человеку, и не случайно «Житие Феодосия Печерского» стало его
любимым чтением.
Житийный жанр имеет свои каноны: авторы рассказывали о праведной жизни
будущих святых, о чудесах, происшедших после их смерти, и т. д. Тем не менее
жития дают возможность воссоздать отдельные картины древнерусской жизни,
повест­вуя о взаимоотношениях внутри общества.
Любимы были читателями разнообразные поучения и на­ставления, среди которых
особенно интересно «Поучение Вла­димира Мономаха», появившееся около 1117 г.
Вершина древнерусской литературы — знаменитое «Слово о полку Игореве»,
повествующее о неудачном походе нов-город-северского князя Игоря Святославича
на половцев в 1185 г. Частный случай — выступление искавшего славы князя
Игоря и его союзников — под пером гениального автора поэмы обрел эпическое
значение: спасение Руси — в единстве действий ее правителей, которые должны
«вступить в стремя за Русскую землю».
Зодчество. Культовый характер искусства определил при­оритет направлений и
жанров, получивших преобладающее развитие. Здесь ведущие позиции занимало
зодчество.
Русский город — это по преимуществу деревянный город. Изучение книжных
миниатюр, археологические раскопки по­зволили отчасти воссоздать его облик.
Он раскинут несколько шире, чем его европейский город-собрат. Дома с дворами.
У знати терема в два-три, а то и четыре этажа.
В церковной архитектуре особенно ощутимо влияние Визан­тии. Это и понятно:
именно с помощью греческих зодчих, при участии мастеров по камню, мозаистов и
строителей в Киеве и других центрах были воздвигнуты первые постройки.
Древ­няя Русь переняла византийский тип крестово-купольного храма. При этом
церкви очень скоро стали возводиться со сложной системой сводчатых и
купольных перекрытий, что придало им особую монументальность.
К таким постройкам следует отнести знаменитый Софий­ский собор в Киеве,
увенчанный 13 куполами. Величествен­ный храм, в котором было все — и мощь, и
торжественность, по праву стал главным храмом Древнерусского государства.
Очень скоро древнерусская архитектура приобрела само­бытные и неповторимые
черты. Вскоре после строительства киевского кафедрального собора появился
Софийский собор и в Новгороде. Знаменательно, что это был не просто спор двух
центров, объединение которых некогда послужило основой для Древнерусского
государства; сошлись и различные эстети­ческие представления: праздничности и
гармоничности Софии Киевской была противопоставлена величавая суровость и
ла­коничность северной Софии Новгородской.
Обособление земель сопровождалось их экономическим и культурным расцветом.
Отныне каждый из князей радел о процветании стольного города, который ни в
чем не должен был уступать не только соседям, а и самому Киеву. Это
способ­ствовало тому, что архитектура различных земель, сохраняя общность,
приобретает свои индивидуальные черты. Зодчество получает новые импульсы
развития, итог которых — создание архитектурных памятников мирового уровня.
Успенский собор
во Владимире
Храм Покрова Богородицы наНерли, Реконструкция
Во второй половине XII в. при Андрее Боголюбском и Всево­лоде Большое Гнездо
во Владимире сооружается Успенский собор. Традиционная крестово-купольная
конструкция здесь получает новое развитие: нарядный фасад украшен рядом
не­больших арок — аркатурным поясом, пилястры и полуколон­ны придают зданию
особую торжественность. На Владимир­ской земле стоит и другая жемчужина
древнерусской архитек­туры, поражающая своей удивительной простотой и
гармонией пропорций,— церковь Покрова на Нерли.
Древние зодчие точно учитывали и окружающее простран­ство, и вкусы,
потребности заказчиков. Дмитриевский собор, выстроенный в центре Владимира,
рядом с Успенским собором и княжескими палатами, был собором дворцовым,
призван­ным возвеличить благочестивую княжескую власть в лице Всеволода
Юрьевича. Собор поражает своим великолепием, изощренной белокаменной резьбой.
На его северном фасаде в окружении своих многочисленных сыновей изображен сам
владимирский князь.
Изобразительное искусство. Длительный и сложный путь проделало
изобразительное искусство Древней Руси. Ведущую роль в нем занимала
монументальная и станковая живопись, развивавшаяся под сильным византийским
влиянием. Именно из Византии вместе с иконографическим каноном и греческими
мастерами на русскую землю пришла техника мозаики, фре­ски и станковой
живописи.
Наиболее полно мозаика сохранилась в Софии Киевской. Организуют интерьер две
композиции, в центре которых изо­бражение всесильного и торжествующего
Христа, подавляю­щего зрителя своей мощью и внутренней силой, и заступницы
Богоматери. Не случайно это мозаичное изображение получи­ло название
«Нерушимая стена*.
Первые иконы, появившиеся на Руси, привезены из Визан­тии. Среди них были
великолепные памятники византийской иконописи, такие, как икона Владимирской
Богоматери, одна из самых почитаемых икон Руси на протяжении всей ее
много­вековой истории. Однако очень скоро происходит становление
самостоятельной древнерусской иконописной школы со свои­ми традициями и
художественными особенностями. К древне­русской школе многие искусствоведы
относят Спас Неруко­творный XII в. с его выразительным сочетанием глубокой
задумчивости взгляда с экспрессивностью, рожденной асим­метричностью лица.
Столь же выразителен облик иконы «Ан­гел Златые Власы*.
Высокого уровня достигло прикладное искусство Древней Руси. Предметы
декоративного искусства до сих пор поражают своей красотой, разнообразием
материалов и высочайшей тех­никой — сканью, зернью, эмалью. Украшения,
выполненные в технике зерни, представляли собой причудливые узоры, со­зданные
из тысяч мельчайших припаянных шариков. Техника скани требовала от мастера
создания узоров из тонкой золотой и серебряной проволоки, иногда промежутки
между этими проволочными перегородками заполнялись разноцветной эма­лью —
непрозрачной стекловидной массой. Но не менее удиви-
Серебряный браслет с магическими изображениями. XII — начало XIII в.
тельно и другое. Раскопки показали, что немало предметов де­коративного и
прикладного искусства было доступно простым горожанам. Люди прошлого умели
ценить красоту обиходной вещи, а главное — стремились к этой красоте.
Культура низов. Едва ли приходится говорить о единстве средневековой
культуры. Сословная неоднородность, свойст­венная феодальному обществу,
делала и культуру неоднород­ной. Выделялась культура элитарных, образованных
слоев, к которым можно причислить часть духовенства и светских феодалов,
горожан. Исследователи европейского средневе­ковья такую культуру называют
«высокой». Несомненно, что Киевская и удельная Русь давали немало образцов
подобной «высокой» культуры.
«Высокая» культура пронизана христианскими ценностя­ми. В этом смысле ей
противоположна культура «низов». Эта народная культура причудливо сохранила и
соединила эле­менты христианские и языческие; в ней ощущаются и настро­ения
оппозиции церкви и государству, и воспоминания о родо­вых порядках,
этнической самобытности. Культ духовности и аскетизма христианской культуры
соседствовал с бурными проявлениями культуры народной.
Особенно это проявлялось в представлениях скоморохов, ис­токи творчества
которых покоятся во временах былинных.
Древняя Русь — Русь простого земледельца и горожанина, труженика и защитника
— предстает перед нами в устном на­родном творчестве. Фольклор сохранил нам
пускай и сильно измененные последующими наслоениями памятники культу­ры
далекого прошлого. Особенно ощутимо оно в былинах — эпических сказаниях
Древней Руси.
К киевской эпохе исследователи относят такие былины, как «Добрыня и змей»,
«Алеша и Тугарин», и др. Героический былинный эпос был своеобразным средством
ритуально-симво­лического осмысления народом своего прошлого и настоящего. В
былинах хорошо видно, о каких князьях и каких заступни­ках-богатырях мечтал
народ, какими идеалами и представле­ниями он жил.
Между «высокой» культурой и культурой народной не было неодолимой стены —
одно питало другое: героический былин­ный эпос послужил источником
вдохновения автора «Сло­ва о полку Игореве». Народная психология, образность,
пред­ставления и стереотипы — все это ощутимо во многих древнерусских
литературных произведениях, в изобразительном искусстве — это питательная
среда для культурного разви­тия.
Конечно, в этом взаимодействии далеко не все нам понятно. Хотя бы потому, что
народная культура в своем проявлении преимущественно бесписьменная, устная.
Трудно даже пред­ставить, сколько утрачено, а сколько искажено. И все же
спе­циалисты справедливо видят в народной культуре элемент ос­новополагающий.
Здесь в первую очередь стоит вспомнить, что народ — создатель и хранитель
языка, основы любой культу­ры.
Быт. Одна из самых трудных исторических проблем — это история 
повседневности. Здесь исследователям прошлого не­мало помогает изучение
быта. Быт — это не только дома и об­становка, пища и одежда, а и будничная
жизнь людей, в ко­торой находят свои конкретные проявления общественные
от­ношения, взгляды, представления, нормы и стиль поведения. В быту — за
исключением моментов переломных — почти от­сутствует событийная сторона. Но
зато быт — это живая река истории, проявление ее неизменности.
Обращаясь к истории быта, историки, естественно, находят черты, которые
одновременно объединяют и рознят жителей Древней Руси. Первое связано с
этнической, религиозной, ис­торической и культурной общностью населения Руси,
будь то князь или крестьянин. Различия в быту порождены социаль­ной
принадлежностью, характером трудовой деятельности, об­разом жизни, природными
и климатическими условиями. Так, труд сельский и торгово-ремесленный разделил
жителей Руси на городское и сельское население. Это различие наложи­ло свой
отпечаток и на быт.
Быт горожанина был более разнообразным, особенно если протекал в городах
крупных, таких, как Киев.
Столица Древней Руси поражала своими размерами совре­менников. Уже в XI в. ее
называли «соперником Константино­поля». Высота валов «города Ярослава»
достигала 16 метров. Валы венчала деревянная крепостная стена с каменными
про­ездными воротами. Княжеские и боярские терема теснились в нагорных,
сильно укрепленных районах — забота о внешней и внутренней безопасности была
неотъемлемой стороной тог­дашнего существования. Здесь жизнь била ключом, быт
вы­страивался в соответствии с представлением о том, что достой-
но князю и его окружению. В усадьбах жили младшие дру­жинники, толпилась
многочисленная челядь, число которой умножалось по мере продвижения вверх
владельца. Хоромы обыкновенно представляли собой целый комплекс срубных
по­строек, соединенных переходами, сенями, галереями. Иные из них достигали
2—3 этажей.
Княжеские терема, будь то терем великого киевского князя или позднее терем
князя удельного, обычно оказывались цент­ром управления княжеством и
обширными княжескими вот­чинами. Сюда стекались дани и подати, здесь
наказывали и су­дили.
Времяпрепровождение князя и бояр — войны, охота, управ­ление, пиры. Пиры были
одной из распространенных форм общения и выполняли важные общественные
функции: скреп­ляли мир, упрочивали связи князя со своими боярами и
дру­жинниками и т. д. Нередко за столами наравне с мужчинами сидели женщины.
Это не было случайностью. Статус женщины был достаточно высок. Они принимали
активное участие в хозяйстве и в воспи­тании детей. Право и обычай не делали
резкого разграничения в родительских правах, и нередко женщина-вдова
управлялась с обширным хозяйством до совершеннолетия детей.
Большинство простых киевлян жило на Подоле — город­ском посаде близ речки
Почайны. Археологи насчитали здесь мастеров чуть ли не шести десятков
специальностей. Жилища чаще всего зависели от удачливости и мастерства их
владель­цев. Здесь были и полуземлянки, и избы.
Покрой одежд для всех слоев населения был одинаков и раз­личался
преимущественно качеством ткани и украшений. Основной вид одежды — рубашка,
более длинная у женщин и короткая у мужчин. Для знати ее шили из дорогих,
неред­ко привозных тканей, простонародье носило домотканые ру­башки. Женщины
украшали их вышивкой. Поверх рубашки они надевали юбки. Мужчины носили
«порты» — длинные штаны.
Верхняя одежда простого люда -- длинное, облегающее одеяние, свита. Знать
носила плащи из дорогих материй, под­битых мехом, с пряжками из золота и
серебра. Украшений во­обще было много — ожерелья, серьги, браслеты, кольца,
цепи. Их любили и женщины и мужчины, и богатые и бедные. Ар­хеологические
раскопки поставляют в великом множестве украшения, сделанные из недорогих
камешков, меди, бронзы или низкосортного задымленного стекла.
Городская обувь, особенно там, где имелись деревянные мостовые, была из кожи.
Лапти — «лыченицы» являлись крестьянской обувью. И это, конечно, было не
единственным отличием в быту сельского населения. Ритмы жизни здесь более
подчинялись ритмам сельскохозяйственного цикла и в большей мере зависели от
природы. Отсюда и большая при­верженность к языческим представлениям,
стремление «умо­лить» не только Бога, а и на всякий случай всякую «нечисть»,
пращуров и т. д. Однако часто случалось так, что ни тяжелый труд, ни истовое
моление, ни языческое «волхвование» не по­могали. Неурожай и голод —
неразлучные спутники жиз­ни. Ресурсы крестьянского двора были скудные, и в
голод лю­ди ели липовый лист, березовую кору, мякину. Летописное известие
1127 г. повествует об ужасном неурожае, который заставлял родителей отдавать
детей проезжим купцам, — купцы спасали их от голодной смерти, продавая... в
чужие страны.
В сравнении с городом жизнь и быт деревни были беднее и скромнее.
Спутниками тогдашней жизни были эпидемии, не обходив­шие ни город, ни
деревню. В 1093 г. в Киеве от неизвестной бо­лезни умерло 7 тысяч человек. В
1158 г. мор обрушился на Новгород так, что не успевали убирать с улиц и из
дворов умер­ших.
Настоящим бичом были пожары. Известия о больших и ма­лых пожарах заполняют
летописи. В огне гибли люди и иму­щество. В итоге жизнь казалась
переменчивой, зыбкой даже в представлении людей богатых — сегодня живы,
завтра мерт­вы. Эта неустойчивость побуждала всех искать в повседнев­ности
начал прочных: не только покровительство Бога, за­служенного радетельной и
благочестивой жизнью, а и князя, боярина, сильного человека. Отношения
выстраивались иерар-хично и побуждали вести себя в соответствии с иерархией.
С другой стороны, эта же жизнь приучала к бережливости, даже к скупости. Быт
был строго выстроен, выверен и функци­онален, причем функциональность эта
базировалась на опыте предков и со временем приобретала консервативные черты.
Вот почему перемены в быту не просто казались нежелательными, но и
осуждались.
90
Го!      1. В чем особенность и самобытность культуры Древней Руси?
2.  Назовите наиболее выдающиеся памятники: а) литературы, б) живописи, в)
прикладного искусства, г) архитектуры. Дока­жите   высокий   уровень
развития   культуры   Древней   Руси.
3.  Что такое народная культура? Проследите взаимосвязь на­родной и «высокой»
культур. 4. Сравнивая начальный (IX— X вв.) и конечный (XII—XIII вв.) периоды
Древнерусского го­сударства, ответьте на вопросы: а) выросло ли количество
горо­дов и численность населения в них? б) насколько повысился за это время
уровень их благоустройства? в) как широко была рас­пространена грамотность?
5. Какую роль в распространении и развитии культуры играла Русская
православная церковь?
                                    2                                    
     ТЕМА1
     ПРОИСХОЖДЕНИЕ И РАННЯЯ ИСТОРИЯ ВОСТОЧНОГО СЛАВЯНСТВА
ПЛАН
     Т1- Происхождение славян.
1. Античные источники.
2. Византийские историки VI в.
3. Древнерусские источники.
     2. Расселение славян.
     3. Занятия восточных славян.
1. Земледелие.
2. Другие виды деятельности.
     4. Общественное устройство.
1. «Военная демократия».
2. Переход от родовой общины к земледельческой.
3. Племенные княжения.
     5. Религия восточных славян.
[.Верования.
2. Боги.
3. Жрецы.
4. Уровень развития.
     6. Выводы.
     1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И РАССЕЛЕНИЕ СЛАВЯН
Происхождение восточных славян составляет сложную научную проблему, изучение
которой затруднено из-за отсутствия достоверных и полных письменных
свидетельств об ареале их расселения, хозяйст­венной жизни, быте и нравах.
Первые достаточно скудные сведения со­держатся в трудах античных,
византийских и арабских авторов.
     1. Античные источники. Римские историки Плиний Старший и Тацит (I в.
н.э.) сообщают о венедах, обитавших между германскими и сарматским
племенами. При этом Тацит отмечает воинственность и жестокость венедов,
которые, например, уничтожали пленных. Мно­гие современные историки видят в
венедах древних славян, сохраняв­ших еще свое этническое единство и занимавших
приблизительно территорию нынешней Юго-Восточной Польши, а также Волыни и
По­лесья.
     2. Византийские историки VI в. были более внимательны к славя­нам, так
как они, окрепнув к этому времени, начали угрожать империи. Иордан возводит
современных ему славян — венедов, склавинов и ак­тов — к одному
корню и фиксирует тем самым начало их разделения, протекавшего в VI—VIIIвв. 
Относительно единый славянский мир рас­падался как в результате миграций,
вызванных ростом численности населения и «давлением» других племен, так и
взаимодействия с разноэтнической средой, в которой они расселялись (финно-угры,
бал-ты, ираноязычные племена) и с которой контактировали (германцы,
ви­зантийцы). Важно учесть, что в формировании трех ветвей славянства —
восточной, западной и южной — участвовали предста­вители всех групп,
зафиксированных Иорданом.
3. Древнерусские источники. Данные о восточнославянских пле­менах мы находим в 
«Повести временных лет» (ПВЛ) монаха Нестора (начало XII в.). Он
пишет о прародине славян, которую определяет в бассейне Дуная. (Согласно
библейской легенде их появление на Дунае Нестор связывал с «вавилонским
столпотворением», приведшим, по воле Бога, к разъединению языков и их
«рассеиванию» по всему миру.) Приход славян на Днепр с Дуная он объяснял
нападением на них воин­ственных соседей — «волохов», вытеснивших славян с
прародины.
Второй путь продвижения славян в Восточную Европу проходил из бассейна Вислы
в район озера Ильмень. Это подтверждается данными археологии и лингвистики.
     2. РАССЕЛЕНИЕ ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН К VIII В.
Нестор повествует о следующих восточнославянских племенных союзах:
     -  поляне, поселившиеся в Среднем Поднепровье «в полях» и по­тому так и
прозвавшиеся;
—  древляне, жившие от них к северо-западу в дремучих лесах;
-  северяне, обитавшие к востоку и северо-востоку от полян по ре­кам
Десна, Сула и Северский Донец;
— дреговичи — между Припятью и Западной Двиной;
—  полочане — в бассейне р. Полоты;
— кривичи —- в верховьях Волги и Днепра;
- радимичи и вятичи, по летописи, произошли от рода «ляхов»
(поляков) и были приведены, скорее всего, своими старейшина­ми — Радимом,
который «пришел и сел» нар. Соже (приток Днепра), и Вятко — на р. Оке;
—  ильменские словене обитали на севере в бассейне оз. Ильмень и р.Волхов;
—  бужане, или дулебы (с X в. они назывались волынянами) — в верховьях Буга;
—  белые хорваты — в Прикарпатье;
—  уличи и тиверцы — между Днестром и Дунаем. Археологические
данные подтверждают границы расселения пле­менных союзов, указанных Нестором.
                                        7                                        
     ГОСУДАРСТВЕННАЯ РАЗДРОБЛЕННОСТЬ ДРЕВНЕЙ РУСИ (XII—XIII ВВ.)
ПЛАН
     1. Предпосылки.
1.  Формирование местных княжеских династий.
2. Укрепление местного боярства.
3. Развитие ремесла и торговли.
4.  Изменение положения и роли Киева.
5. Духовные предпосылки.
     2. Начало периода раздробленности и его общая характеристика.
1. Начало разделения.
2.  Восстановление единства в начале XII в. и его причины: Половецкая
опасность. — Личные качества Владимира Мономаха и его поли! тика, — Мстислав
Великий.
3. Характер новых государственных образований.                              , 1
     3. Владимиро-Суздальская земля.
1. Природные условия и колонизация.
2. Приобретение независимости.
3. Политическое развитие: Перенесение центра во Владимир. — Укрепла! ние
княжеской власти. — Основные особенности правления Андрея Ът 
голюбского. — Переворот 1174 г. и новые усобицы.—ВсеволЛ Большое Гнездо
(1176—1212).
     4. Новгородская земля.
1. Природные условия.
2.  Социально-экономические особенности.
3.  Политическая система: Высший орган власти и характер политичв! ского
строя. -— Структура управления. — Итоги развития НовгороЯ ской земли.
     5. Галицко-Волынекая земля.
1. Природные условия.
2.  Социально-экономические особенности.
3.  Политическое развитие: Начало независимости.—Ярослав Владими­рович
(1152—1187). —Объединение княжеств.
     6. Выводы.
     1. ПРЕДПОСЫЛКИ
Раздробленность стала результатом взаимодействия целого комп­лекса факторов.
В отечественной историографии разделение относительно единой Древней Руси на п
Яд самостоятельных государств долгое время объясняли развитием феодальных
отно­шений, укреплением феодальных вотчин и утверждением натурального
хозяйства, кото­рое, препятствуя установлению экономических связей, и приводило
к политической обособленности. Отмечалось и влияние классовой борьбы,
требовавшей совершенство­вания и укрепления аппарата власти на местах. Это
якобы также подталкивало к «бояр­скому сепаратизму» и отделению земель, так как
местное боярство, окрепнув, больше не нуждалось во власти и поддержке киевского
князя. Однако такая трактовка причин раз­дробленности, основанная на
формационном подходе, представляется односторонней и, главное, не находит
своего подтверждения в источниках.
     1. Формирование местных княжеских династий. Перерастание родового
владения Рюриковичей в семейные владения отдельных вет­вей рода приводило к
оседанию князей на определенных территориях (будущих уделах). Князь теперь
думал не о получении более престиж­ного и доходного стола, а
закреплении за собой собственного владе­ния. (Данная тенденция юридически была
закреплена решением Любечского съезда князей в 1097 г.)   Этому же
способствовало нара­стание междоусобиц, стремление князей укрепить и расширить
свои владения, порой за счет соседей.
     2. Укрепление местного боярства. Происходит складывание бо­ярских
региональных группировок, вызванное, в свою очередь, как ус­пехами   земледелия
(распространение   пашенного   земледелия, появление трехполья увеличивало
производство избыточного продук­та, боярские вотчины превращались в важный
источник дохода), так и ростом численности дружины и ее страсти к богатству. В
былые време­на дружина мечтала о походах и добыче, ныне вместе с князем она
«осе­дала» на земле, становясь или его опорой, или, наоборот, стремясь
подчинить его своей воле. Но в любом случае боярство и местного кня­зя
объединяла тяга к самостоятельности, желание выйти из-под опеки киевского
князя, прекратить выплату в его адрес полюдья со своих тер­риторий.
     3. Развитие ремесла и торговли приводило к росту и укреплению городов,
которые превращались в центры отдельных территорий. Кро­ме того, они играли
роль своеобразных «коллективных замков» для ме­стного боярства. В них
сосредоточивалась и местная княжеская администрация. Городское население
начинало тяготиться необходм мостью вьгалаты дани и защиты интересов далекого
ему киевского кшш зя. В то же время защиту от набегов кочевников и соседей
необходимую свободным общинникам города и села, обеспечивал! уже местные
княжеские дружины.
     4. Изменилось положение и роль самого Киева. С потерей значе^ ния
торгового пути «из варяг в греки» в XII в. ослабевала экономиче! екая основа
единства, сокращалось поступление торговых пошлин, чта подрывало экономическое
могущество киевского князя. Главным ис! точником богатств становилась земля, в
ее поисках дружины со своими князьями и устремлялись на окраины. Кроме того,
киевскую землю по! кидало и трудовое население, спасавшееся от постоянных
междоусо! биц, вызванных борьбой за киевский «стол», а также набегов половцем
Естественно, этот «исход» ослаблял позиции киевских князей, полу! чавших все
меньше и меньше налогов, недосчитывавшихся «воев». .1
     5. Духовной предпосылкой разделения стало развитие авторитар-1 ного
идеала, укреплявшего власть местных князей. Население отдель! ных земель хотело
обрести собственного князя, оказаться «под рукой»! так как оно наделяло его
сверхъестественными силами, видело в нем га­ранта безопасности и благоденствия
данной территории.
     2. НАЧАЛО ПЕРИОДА РАЗДРОБЛЕННОСТИ И ЕГО ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА
     1. Начало разделения. Центробежные тенденции в Древней РусЯ стали
проявляться еще в эпоху правления Ярославичей и, постепенна
. нарастая, вылились в конце XI в. в княжеские междоусобицы. Стремле! ние
князей, с одной стороны, их преодолеть, а с другой—закрепиться в) своих
землях привело после Любечского съезда к установлению новогв принципа
организации власти и превращению Русской земли из владея ния рода Рюриковичей
в совокупность самостоятельных «отчин», на! следственных владений отдельных
ветвей княжеского дома.
2. Однако в начале XII в. разделение страны было приостановлен! под
воздействием ряда причин:
     Внешняя половецкая опасность требовала объединения усвЯ лий различных земель;
     Личные качества Владимира Мономаха (11131125) и его
а Л тивная деятельность на киевском престоле. Он пользовался огромным
авторитетом, как благодаря своей родственной связи с византийским императором
Константином Мономахом, чьим внуком по материнской линии он являлся, так и
организации успешных походов против полоЛ цев. Став великим князем в 60 лет,
Владимир поражал современников
широкой образованностью, литературными талантами и особенно своим
«смердолюбием». Гибкий, волевой правитель, прибегая то к си­ле, то к мирным
переговорам, сумел восстановить единство Древней Руси.
• Его сыну Мстиславу Великому (11251132) удалось
продол­жить политику отца и сохранить достигнутое. Но сразу же после смерти
великого князя киевского «раздрашася вся Русская земля», начинается цепная
реакция разделения, приведшая к появлению на месте единой Руси ряда практически
независимых государств-княжеств.
     3. Характер новых государственных образований. Возникло около 15
независимых государств (Киевское, Черниговское, Переяслав­ское, Рязанское,
Ростово-Суздалъское, Смоленское, Галицкое, Влади-миро-Волынское, Полоцкое,
Туровское и другие княжества, а также Новгородская земля), 
продолжавших дробиться дальше, но целост­ность Русской земли в определенной
степени сохранилась. Связи меж­ду русскими землями поддерживались благодаря
общей вере, языку, действию общих законов, зафиксированных Пространной Правдой.
В народном сознании не исчезала идея единства, особенно ярко прояв­лявшаяся во
времена междоусобиц и других бедствий, выпадавших на долю Русской земли.
Сформировалось двойственное самосознание, при котором русские люди считали
своей Отчизной и Русскую землю, и одновременно Рязанское, Полоцкое или
Ростово-Суздальское княже­ство. Правда, региональная составляющая в таком
самосознании по­степенно усиливалась, что способствовало углублению
раздробленности.
Некоторые историки считают, что произошел не полный распад Древнерусского
го­сударства, а его трансформация в федерацию княжеств во главе с великим
князем киев­ским. Но его власть была скорее номинальной, чем реальной, а за
сам киевский стол начинается борьба наиболее могущественных князей отдельных
земель, приводящая к опустошению Киевской земли и потери ею былого значения.
Уже через некоторое время стол великого князя киевского потерял свою
привлекательность для местных князей, со­средоточившихся на расширении
собственных владений.
     3. ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКАЯ ЗЕМЛЯ
     1. Природные условия и колонизация. История Северо-Восточ­ной Руси,
расположенной в бассейне Оки и верхнем течении Волги, вы­зывает особенный
интерес потому, что именно эта земля позже стала ядром нового Российского
государства. Значительную часть ее терри­тории занимали леса, почвы были
подзолистые, малоплодородные, за исключением так называемых ополий, огромных
полян на окраине ле­сов в районе Ростова, Переяславля-3 ал веского и Суздаля, с
относитель­но мощным черноземным слоем. Здесь развивалось пашенное земледелие,
появились монастырские и боярские вотчины.
На северо-востоке, который сравнительно поздно подвергся сла| вянской 
колонизации (с X в.), наряду со старыми городами (Ростов, Суз! даль)
появлялись новые: Владимир-на-Клязьме, Переяславль! Залесский, Галич. Под 
1147 г. летопись впервые упомянула Москв)Д Переселенцы с юга и северо-запада
Руси — земледельцы и ремеслея ники — приносили с собой не только передовые
приемы хозяйствовя ния, но и географические названия. Торговые пути
простирались чере! Новгородские земли на запад и через Волжскую Булгарию на
восток я юго-восток.
     2. Приобретение независимости, Ростово-Суздальская земля вь! шла из под
власти Киева в 30-х годах XII в. при младшем сыне ВладимЛ ра Мономаха Юрии, 
получившем прозвище Долгорукий за стремления править в Киеве и вмешиваться в
дела соседних княжеств. Центр своеЯ земли он перенес из Ростова в Суздаль и,
опираясь на поддержку боям ства и союз с Галицким княжеством, после нескольких
неудач все же «сел на киевский стол» в 1155 г.
     3. Политическое развитие. Однако его правление оказалось на долгим, в 
1157г. он умер (по одной из версий был отравлен киевлянами недовольными его
правлением), а пришедшие с ним суздальцы были перебиты.
     Перенесение центра во Владимир. Власть на северо-востоке па
решла к старшему сыну Юрия Андрею Боголюбскому (1157—1174), 
ко­торый еще при жизни отца без его ведома покинул предназначенные ему Вышгород
на юге Руси и вернулся в милую его сердцу СуздалЯ скую землю. (При этом князь
взял с собой считавшуюся чудотворно! икону Божией Матери, повелев
поставить ее во Владимире-на-Клязш ме. Со временем эта икона Владимирской
Божией Матери стала одно! из главных святынь Русской земли.) Он перенес
столицу во Владимия до того считавшийся «пригородом» старых городов.
     Укрепление княжеской власти. Перенос столицы был вызв
стремлением Андрея к самовластию и желанием избежать влияния  рого
ростово-суздальского боярства. Владимир же не имел слоэ шейся боярской
группировки и собственного веча, ограничивавш власть князя.
Проявлением новых тенденций стало и превращение дружинни; из советников и
соратников князя в его подданных, получавших за ев службу земельные
владения. Однако верховная собственность на зЯ лю сохранялась за
князем, который ею полностью распоряжался. Тя складывалась связь власти и
собственности, присущая восточной иш вилизации. В то же время реальная
власть-собственность князя сочети лась с традиционными представлениями 
земледельцев о том, чя «земля Божия» принадлежит на деле тому, кто ее
обрабатывает. ЭШ представления только усиливали власть князя —
наместника Бога щ земле, а следовательно, и его права на землю. Кроме
того, он воспри
^ался как защитник земли от социальных и природных бедствий, ино­земцев,
заступник перед Господом, а со временем, как символ единства всех русских 
земель.
     •  Главная цель развитие собственного княжества. 
Отличи­тельной чертой правления Андрея Боголюбского стало и то, что после
захвата и разорения Киева в 1169г. владимиро-суздальским войском и
союзными половцами он туда не переехал, а остался во Владимире, продолжая
политику укрепления собственного княжества. Ради этой цели князь попытался,
правда неудачно, учредить собственную митро­поличью кафедру, равную Киевской,
чтобы возвысить Владимир и пре­вратить его в независимый от Киева не только
политический, но и религиозный центр. О стремлении князя превратить Владимир в
новый центр русских земель свидетельствует и возведение Успенского собо­ра,
строительство «Золотых ворот» — величественных сооружений «столичного» уровня.
Андрею удалось несколько расширить княжест­во, которому платили дань даже
волжские булгары.
     Переворот 1174 г. и новые усобицы. Стремление к
самовла­стию, не отвечавшее представлениям людей того времени о правителе,
репрессии против некоторых бояр и ряд военных неудач привели к то­му, что
приближенные Андрея организовали заговор и в 1174 г. убили князя в его замке
Боголюбове. Вслед за этим по всему княжеству прока­тились волнения.
После смерти Андрея старшие дружинники-бояре старых городов предложили
престол Ростиславичам, племянникам убитого князя, но владимирцы выдвинули его
сводных младших братьев — Михалко и Всеволода. После кровопролитной усобицы
победу одержали братья.
     Всеволод Большое Гнездо (11761212), сменивший рано
умер­шего брата Михалко, проводил более взвешенную политику, чем Анд­рей, что и
позволило значительно укрепить Владимирское княжество и власть самого князя. Он
расширил свои владения, усилил дружину, подчинил своему влиянию Новгород и
Рязань, предпринял новый по­ход на Волжскую Булгарию. В итоге в
Северо-Восточной Руси укрепи­лась власть великого князя, утвердилось первенство
Владимиро-Суздальского княжества среди других русских земель.
Но центробежные процессы развивались и после смерти Всеволо­да вновь начались
междоусобицы, ослабившие княжество. В результа­те борьбы Всеволодовичей к
власти пришел его сын Юрий (12181238), ставший последним
правителем независимого Влади-Миро-Суздальского княжества и погибший в
трагическую годину мон­гольского нашествия.
     4. НОВГОРОДСКАЯ ЗЕМЛЯ
     1. Природные условия. Владения Новгорода простирались от Финского залива
до Урала и от Северного Ледовитого океана до верхо-вьев Волги.
Географическое положение, суровые природные условия, ной структуры и
политической организации Северо-Западной земли. Так, бедные почвы и холодный
климат были причиной того, что новго­родцы периодически испытывали недостаток
хлеба. Это экономически и политически привязывало Новгород к Владимирской
земле, откуда, в основном, и поставлялось зерно.
     2. Социально-экономические особенности. В то же время удобное
географическое положение превращало Новгород в крупнейший тор­говый центр, 
поставлявший европейским странам пушнину, мед, кожи, продукты морского промысла.
Торговлю организовывало купечество, но саму продукцию оно получало из боярских
промысловых сел.
Бояре контролировали и высоко развитое ремесленное производст­во. Новгородское
боярство происходило не из верхов княжеской дру­жины, как в других русских
землях, а из местной племенной знати и сформировалось как наследственная
аристократия в докняжеский пе­риод. Оказав помощь Ярославу Мудрому в его борьбе
за киевский пре­стол, новгородское боярство получило ряд привилегий, что еще
более укрепило его позиции и позволило постепенно где захватить, а где ску­пить
общинные земли. Кроме того, в Новгороде так и не появилась своя собственная
княжеская династия. Новгород, чьи князья в IX в. подчи­нили Киев, оставался 
доменомнаследственным владением киев­ских князей, которые
посылали туда своих наместников, чаще всего — старших сыновей.
     3. Политическая система.
     • Высший орган власти и характер политической строя. В го­роде
даже в эпоху господства Киева не затухала деятельность народно­го собрания — 
веча. После изгнания в /755 г. князя Всеволода Мстиславича
новгородцы добились полной независимости, а вече фак­тически превратилось в
высший орган власти.
У историков нет единого мнения как о сущности политического строя Новгорода, так
и о составе веча. Долгое время считалось, что на вече были представлены все
свобод­ные мужи, что давало основание характеризовать политический
строй Новгорода как де­мократическую республику. Одно время преобладала точка
зрения, что вече являлось собранием 300 представителей боярских родов,
избираемых местными собраниями (на ;<уличансквх» и «кончаиских» вечах), что
позволяло сделать вывод об «аристократиче­ском характере этой республики». В
советской исторической науке получила распрост­ранение точка зрения,
воспринятая у историков XIX в., о «Новгородской боярской эеспублике»,
управлявшейся аристократией через «несознательное» демократическое, (ече.
Действительно, Совет господ, состоявший из верхушки боярства, тщательно
подготавливал вечевые собрания и, подкупая голоса «мо-юдших людей»,
предопределял итоги выборов и исход голосования по (ажнейшим вопросам. Вот
почему высшие должностные лица Новго-юда избирались из этого узкого круга
«лучших людей». Таким обра-
,    А    Г-----------   ^~,циил1-1>  демократическим
органом, по своей сути выражало интересы верхов города и являлось основой
аристократической системы правления.
Если же учесть, что в Новгороде немалая роль принадлежала и кня­жеской власти,
то можно сделать вывод о смешанном характере его по­литической системы,
состоявшей из демократических, аристократических и монархических
элементов. По сути же Новго­родская земля оставалась монархией с
ограниченной княжеской вла­стью. Несмотря на утвердившиеся вечевые и
олигархические институты власти, новгородцы, даже после изгнания Всеволода,
про­должали приглашать князей (чаще всего из Суздальской земли). Князь
являлся не только верховным военачальником и высшей судебной
инс­танцией. Важно, что дань народов Новгородской земли «Господину Великому
Новгороду» не могла быть направлена вечу, ее адресатом (хотя и формальным)
оставался князь, который считался также симво­лом единства
Новгородской земли и связующим звеном с Русью.
С ним заключался договор — «ряд», ограничивавший круг полно­мочий князя
служебными функциями — военными, полицейскими, судебными. Он не имел права
вмешиваться во внутренние дела город­ского управления, приобретать земельную
собственность в новгород­ских волостях, сменять должностных лиц, вершить
расправу без суда, а в случае нарушения соглашения — изгонялся из Новгорода.
Сохранение элементов княжеской власти вызывалось тем, что в Средние века было
невозможно «чистое» республиканское государст­венное устройство, поскольку
люди были убеждены в божественном происхождении высшей власти, исходившей от
монарха. На Руси, в том числе и в Новгороде (хотя и со своими особенностями),
утверди­лись представления о сверхъестественном характере княжеской власти и
личности князя, способного оберечь свою землю от разного рода бед­ствий.
Кроме того, имело значение желание новгородцев сохранить экономические и
политические связи с «низовыми» землями, исполь­зовать их военный потенциал в
борьбе с внешними врагами. Важно бы­ло наличие общей духовной основы —
православия и церковной организации, сохранявшей общерусское единство.
     Структура управления. Вече избирало посадника, который
про­исходил из наиболее знатных бояр, выполнял функции главы исполни­тельной
власти и возглавлял вместе с князем новгородское войско.
Выборной была должность тысяцкого. Он ведал сбором налогов, руководил
городским ополчением новгородцев, а также контролиро­вал торговлю.
На вече избирался также и владыка — глава новгородской церкви. Им был
епископ (потом архиепископ), обладавший некоторыми свет­скими полномочиями:
судебными, финансовыми, внешнеполитическими. Председательствуя на заседаниях
Совета господ и благословляя открытие вечевых собраний, он тем самым как бы
выполнял функции главы государства.
•   История Новгородской земли характеризуется острой социаль-ной и
политической борьбой, осложнявшейся вмешательством внещ-j них сил. В 1478 г.
она была окончательно присоединена к Московскому] государству.
     5. ГАЛИЦКО-ВОЛЫНСКАЯ ЗЕМЛЯ
1. Природные условия. Галицко-Волынское княжество, находясь на западных и
юго-западных границах Руси, в междуречье Южного Бу-га и Днестра, обладало
исключительно благоприятными условиями для развития земледелия, ремесел и
торговли. Его границы подходили к предгорьям Карпат и Дунаю, что открывало
широкие возможности для налаживания торговых отношений с Польшей, Венгрией,
Болгарией и Византией.
2. Социально-экономические особенности. Плодородные черно-земы Волыни издавна
привлекали сюдаземледельческое население Ру си. В итоге здесь достаточно рано
сформировалось крупное частное землевладение и мощная боярская прослойка,
стремившаяся к незави-симости как от Киева, так и от собственных князей.
Развитие ремесел и торговли повлекло за собой рост городов — Галича,
Владимира-Bo лынского, Перемышля, Дорогобужа, Теребовля, Луцка, Холма и др.
Го родские слои также принимали активное участие в политической жизни земли.
3. Политическое развитие.
•  Начало независимости. После смерти Ярослава: Мудрого горо-да
Юго-Западной Руси обычно отдавались в управление младшим сьн новьям   и
князьям-изгоям.    Например,   пятому   сыну   Ярос-лава — Игорю — достался в
княжение Владимир-Волынский, позже его правнукам Васильку и Володарю
Ростиславичам были выделены Теребовль и Перемышль. Сын Игоря Давид начал
претендовать на эти города. И даже решения Любечского съезда его не
остановили. При скрытой поддержке Святополка Киевского он захватил Василька
Tepe-бовльского и ослепил его. Однако после Витичевского съезда (1100)
Волынское княжество было отобрано у Давида Игоревича и передано в руки
Мономашичей, а Галиция осталась у Василька и Володаря. Их no-томки, став уже
полностью независимыми правителями, пытались общ единить юго-западные
земли в единое княжество, опираясь при этом н поддержку Юрия Долгорукого, тогда
как волынские князья ориентира вались на союз с Киевом.
46
*  Ярослав Владимирович (11521187). Наивысшего могущества
Галичское княжество достигло при сыне Владимира Володареви-ча —
Ярославе Осмомысле (т. е. «восьмимысленный»), получившем это прозвище за
мудрость и образованность. Ему удалось в 1159 г. овла­деть Киевом. Но даже он
при столкновении с местным всемогущим бо­ярством вынужден был пойти на ряд
уступок, а после его смерти в Галиции началась долгая смута, осложненная
вмешательством Венг­рии и Польши.
•   Объединение княжеств. В 1199 г. волынский князь, правнук Мстислава
Великого Роман Мстиславич захватил Галич, объединил Владимиро-Волынское и
Галицкое княжества в мощное Галицко-Во­лынское княжество. Опираясь на горожан и
мелких землевладельцев, он жестоко расправился с недовольным его политикой
боярством, осу­ществлял походы на Литву, поляков и половцев, ненадолго подчинил
себе Киев. В его владениях нашел себе убежище византийский импера­тор Алексей
III Ангел, изгнанный крестоносцами из Константинополя.
Политику отца после его гибели в 1205 г. и новой боярской смуты продолжил Даниил
Романович. Княжество было раздроблено на уде­лы. Лишь в 1221 г., 
обвенчавшись с дочерью новгородского князя Мстислава Удалого, Даниил смог
вернуть свою отчину — Волынское княжество, а в 1234 г. овладеть и галицким
престолом. Князь во главе своей дружины принял участие в трагической для
русского войска бит­ве с монголами на р. Калке (1223). В 1239г., взяв
Киев, он объединил Южную и Юго-Западную Русь, но их дальнейшее развитие было
пре­рвано монгольским нашествием. После смерти Даниила Романовича в 1264 г. 
княжество было поделено между братьями, а в XIV в. его земли вошли в состав
Польши, Литвы и Венгрии.