Каталог :: История

Реферат: Происхождение славян

Происхождение древних славян

Уже около двух тысяч лет назад греческим и римским ученым было известно, что на востоке Европы, между Карпатскими горами и Балтийским морем, живут многочисленные племена венедов. Это были предки современных славянских народов. По их имени Балтийское море называлось тогда Венедским заливом Северного океана. По мнению археологов, венеды были исконными обитателями Европы, потомками племен, живших здесь еще в каменном и бронзовом веках. Название "славяне" стало распространяться лишь полторы тысячи лет назад – в середине I тысячелетия н. э. Сначала так назывались только западные славяне. Их восточные собратья назывались антами. Затем славянами стали называть все племена, говорящие на славянских языках. В начале нашей эры повсюду в Европе происходили большие передвижения племен и народов, вступивших в борьбу с рабовладельческой Римской империей. В это время славянские племена занимали уже большую территорию. Одни из них проникли на запад, на берега рек Одры и Лабы (Эльбы). Вместе с населением, жившим по берегам реки Вислы, они стали предками современных западнославянских народов – польского, чешского и словацкого. Особенно грандиозным было движение славян к югу – на берега Дуная и на Балканский полуостров. Эти территории были заняты славянами в VI-VII вв. после длительных войн с Византийской (Восточной Римской) империей, продолжавшихся свыше столетия. Предками современных южнославянских народов – болгар и народов Югославии – были славянские племена, поселившиеся на Балканском полуострове. Они смешались с местным фракийским и иллирийским населением, которое ранее угнетали византийские рабовладельцы и феодалы. В то время, когда славяне заселяли Балканский полуостров, с ними близко познакомились византийские географы и историки. Они указывали на многочисленность славян и обширность их территории, сообщали, что славяне хорошо знакомы с земледелием и скотоводством. Особенно интересны сведения византийских авторов о том, что славяне в VI и VII вв. еще не имели государства. Они жили независимыми племенами. Во главе этих многочисленных племен стояли военные вожди. Византийцы писали, что славяне очень храбры, искусны в военном деле и хорошо вооружены; они свободолюбивы, не признают рабства и подчинения. Предки славянских народов России в далекой древности жили в лесостепных и лесных областях между реками Днестром и Днепром. Затем они стали продвигаться на север, вверх по Днепру. Это было медленное, совершавшееся веками передвижение земледельческих общин и отдельных семей, искавших новые удобные места для поселения и богатые зверем и рыбой области. Поселенцы вырубали девственные леса для своих полей. В начале нашей эры славяне проникли в верхнее Поднепровье, где жили племена, родственные современным литовцам и латышам. Далее на севере славяне заселили области, в которых кое-где жили древние финно-угорские племена, родственные современным марийцам, мордве, а также финнам, карелам и эстонцам. Местное население по уровню своей культуры значительно уступало славянам. Спустя несколько столетий оно смешалось с пришельцами, усвоило их язык и культуру. В различных областях восточнославянские племена назывались по- разному, что известно нам из древнейшей русской летописи: вятичи, кривичи, древляне, поляне, радимичи и другие. В то беспокойное время, когда войны не только разными племенами, но и между соседними общинами были постоянным явлением, люди часто селились в труднодоступных местах, окруженных высокими склонами, глубокими оврагами или водой. Они возводили вокруг своих поселений земляные валы, копали глубокие рвы и обносили свои жилища деревянным тыном. Остатки таких маленьких крепостей называются городищами. Жилища строились в виде землянок, внутри были глинобитные или каменные печи. В каждом селении жили обычно родственники, которые нередко вели свое хозяйство общиной. Земледельческое хозяйство того времени очень мало походило на современное. Тяжелым трудом добывали люди себе пропитание. Чтобы подготовить землю для посева, нужно было сначала вырубить участок в лесу. Зимний месяц, в течение которого рубили лес, назывался сечень (от слова "сечь" - рубить). Далее следовали месяцы сухий и березол, во время которого лес сушили и сжигали. Сеяли прямо в золу, слегка разрыхленную деревянной сохой, или ралом. Такое земледелие называется огневым или подсечным. Чаще сеяли просо, но были известны и другие злаки: пшеница, ячмень и рожь. Из овощей была распространена репа. Месяц жатвы назывался серпень, а месяц молотьбы - вресень (от слова "врещи" - молотить). То, что названия месяцев у древних славян связаны с земледельческими работами, свидетельствует о первостепенном значении земледелия в их хозяйстве. Но они также разводили домашний скот, били зверя и ловили рыбу, занимались бортничеством – сбором меда диких пчел. Каждая семья или группа родственников изготовляла для себя все необходимое. В маленьких глиняных печах – домницах – или ямах из местных руд выплавляли железо. Кузнец выковывал из него ножи, топоры, сошники, наконечники стрел и копий, мечи. Женщины лепили глиняную посуду, ткали полотна и шили одежду. В большом ходу была деревянная посуда и утварь, а также изделия из бересты и луба. Покупали лишь то, что нельзя было добыть или сделать на месте. Самым распространенным товаром издавна была соль – ведь месторождения её встречались далеко не везде. Торговали также медью и драгоценными металлами, из которых изготовляли украшения. За все это расплачивались ходкими и ценными товарами, которые играли роль денег: пушниной, медом, воском, зерном, скотом. Около древних славянских городищ нередко можно встретить круглые или удлиненные земляные насыпи – курганы. При раскопках в них находят остатки сожженных человеческих костей и обгоревшую в огне утварь. Древние славяне сжигали покойников на погребальном костре, и останки хоронили в курганах. Славяне вели постоянную борьбу с кочевниками, которые жили в причерноморских степях и часто грабили славянские земли. Самым опасным врагом были кочевники- хазары, создавшие в VII-VIII вв. большое сильное государство в низовьях рек Волги и Дона. В этот период восточные славяне стали называться руссами или росами, как полагают, от названия одного из племен – руссов, жившего на границе с Хазарией, между Днепром и Доном. Так произошли названия "Россия" и "русские". Вскоре в жизни славян совершились большие перемены. С развитием металлургии и других ремесел значительно улучшились орудия труда. Земледелец имел теперь плуг или соху с железным лемехом. Труд его стал более производительным. Среди общинников появились богатые и бедные. Древняя община распадалась и на смену ей приходило мелкое крестьянское хозяйство. Вожди и богатые общинники угнетали бедных, отнимали у них землю, закабаляли их и заставляли работать на себя. Развивалась торговля. Страну прорезали торговые пути, идущие преимущественно по рекам. В конце I тысячелетия стали появляться торгово-ремесленные города: Киев, Чернигов, Смоленск, Полоцк, Новгород, Ладога и многие другие. Иностранцы называли Русь страной городов. Образовавшееся русско-славянское государство с центром в Киеве быстро усилилось и сразу же начало расширяться к берегам Черного моря, где столкнулось с грозным противником в лице Византии.

Славяне и их враги

В X веке весьма изменились ландшафтно-климатические условия жизни народов Евразии и обитателей Северного Причерноморья. Наступила очередная вековая засуха, вследствие которой часть печенегов откочевала из Средней Азии в низовья Днепра. Печенеги в поисках союзников вступили в контакт с Византией и стали для нее надежными друзьями, а враги печенегов и Византии – мадьяры - выступили союзниками славян и руссов и как могли, поддерживали их. Первыми, кто воспользовался сложностью ситуации, были арабские пираты. Они захватили остров Крит и вырезали там все христианское население. Сирийские и египетские арабы захватили острова Эгейского моря: Лемнос, Родос, Наксос и другие. Наконец, в 904 году великий арабский корсар Лев Триполитанский сумел напасть на Фессалоники и разгромил окрестности второго по величине города империи. Этот пират покушался даже на Константинополь, но, не имея достаточных сил, обратился за помощью к руссам-дромитам. Прозвище «дромиты» свидетельствовало о стремительности набегов этой днепровской вольницы. Первый набег руссов на Константинополь состоялся еще в 860 году. Тогда греки встретили врага иконой Богоматери Одигитрии; стены города оказались непреступными. Руссы отошли от столицы и предпочли заключить выгодный для них мир. Так было положено начало войнам славяно-руссов с Византией, длившимся до конца X века. После похода на Константинополь, который окончился жутким разгромом для руссов, они поняли, что воевать с мощным противником без поддержки нельзя и стали искать союзников. Ими оказались хазары. Иудейское правительство Хазарии было враждебно христианской Византии. Хазары использовали русские войска в каспийских походах и войнах против греков. Большой поход против ромеев был совершен в 941 году. И снова византийский флот сжег «греческим огнем» ладьи славян и руссов. Но хазарское правительство устраивал и такой исход: ведь силы Византии на Черном море были скованы этой борьбой. А поскольку в Малой Азии грекам приходилось бороться с мусульманами, то Хазарский каганат оказался гегемоном в Восточной Европе. Хазария смогла обложить данью славян, мордву, мерю и камских булгар. Неудачно сопротивлялся Хазарии в начале X века и Киев. При сборе дани для хазар в Древлянской земле был убит Игорь, князь киевский и муж Ольги. Сопротивление хазарам, а не война с Византией становилось главной проблемой для Киева. И поэтому княгиня киевская Ольга, правившая при малолетнем сыне Святославе, постаралась приобрести в лице греков сильного союзника: она отправилась в Константинополь, где приняла крещение, избрав своим крестным отцом императора Константина Багрянородного. В 964 году молодой князь Святослав, оказавшийся энергичным полководцем начал поход против хазар. Он не решился идти от Киева к Волге напрямую через степи. Это было очень опасно, ибо племя северян, обитавшее на этом пути между Черниговом и Курском, было сторонником хазар. Руссы поднялись по Днепру до его верховьев и перетащили ладьи в Оку. По Оке и Волге Святослав дошел до столицы Хазарии – Итиля. Союзниками Святослава в этом походе выступили печенеги и гузы. Печенеги, сторонники Византии и естественные враги хазар, пришли на помощь Святославу с запада. Гузы пришли от реки Яик. Столица Хазарии располагалась на огромном острове, который образовывали две волжские протоки: собственно Волга и Ахтуба, которая в те времена была столь же полноводной, как и сама Волга. В городе стояли каменная синагога и дворец царя, богатые деревянные дома рахдонитов. Была и каменная мечеть, ведь с мусульманами там обращались вежливо. Воины Святослава отрезали все пути из Итиля. Но его жители наверняка знали о приближении русских, и большая часть хазар-аборигенов убежала в дельту Волги. Волжская дельта была естественной крепостью: в лабиринте протоков мог разобраться только местный житель. Летом невероятные тучи комаров, появлявшихся с закатом солнца, победили бы любое войско. Зимой же Волгу сковывал лед, и дельта становилась недоступной ладьям. Острова дельты были покрыты бэровскими буграми – огромными холмами высотой около 15-16 метров. Эти бугры и дали убежище настоящим хазарам. В ином положении оказалось еврейское население. В осажденном городе евреям бежать было некуда, потому они вышли сражаться со Святославом, и были разбиты на голову. Уцелевшие бежали «черными» землями к Тереку и спрятались в Дагестане. Святослав пришел и на Терек. Там стоял второй большой город хазарских евреев – Семендер. В городе и окрестностях было четыре тысячи виноградников. Семендер имел четырехугольную цитадель, но она не спасла город. Святослав разгромил Семендер и, забрав у населения лошадей, волов, телеги, двинулся через Дон на Русь. Уже по дороге домой он взял еще одну хазарскую крепость – Саркел. Саркел был построен византийцами в период их короткой дружбы с Хазарией, и создал его грек – архитектор Петрона. В Саркеле Святослав встретил гарнизон, состоявший из наемных кочевников. Князь одержал победу, разрушил крепость, а город переименовал в Белую Вежу. В результате похода 964-965 гг. Святослав исключил из сферы влияния еврейской общины Волгу, среднее течение Терека и часть Среднего Дона, но главным достижением похода явилось то, что Киевская Русь вернула себе независимость. Также результаты похода подняли авторитет Руси в глазах византийского союзника, который пытался всеми силами привлечь Святослава к решению внешнеполитических проблем империи. Византийское правительство решило послать в Киев человека для переговоров со Святославом. Выбор пал на Калокира, византийского дипломата, который хорошо знал язык и нравы славян. В Киеве он заключил выгодный для Византии договор, по которому руссы обязались принудить к покорности Болгарское царство. Но Калокир втайне мечтал об императорской короне и поэтому решил опереться на войско руссов и, свергнув старого императора Никифора II Фоку, захватить власть в Константинополе. Выполняя договор руссы высадились в устье Дуная, разбили болгарского царя Петра и овладели Болгарией. Петр вскоре умер, а пленные царевичи были отправлены в Византию, где их заточили, предварительно оскопив. Изуродованный таким образом человек лишался права на престол. Планы Калокира стали сбываться: князь Святослав стал ему другом; в коротком переходе от Константинополя стояли русские дружины; подошли к нему и союзники – печенеги. И в самом Константинополе сложилась ситуация, благоприятная для Калокира. Престарелый Никифор II Фока был крайне непопулярен в собственной столице. Фока поддержал монахов с горы Афон, выступив за бедное духовенство против богатых монастырей и епископов. Император сильно урезал доходы церкви. Так он прибавил средства на военные расходы и вражду церковных иерархов. Кроме того, василевс увеличил налоги на ремесленников и рыбаков, а с налогами выросли цены. Городское население роптало. Фоку поддерживали только пограничные воины, но они оказались слишком далеко от столицы в решающий момент. Созрел заговор, участницей которого была и жена Фоки, императрица Феофана. С ее помощью заговорщики проникли во дворец и убили старого императора. Новым императором стал Иоанн Цимисхий, который сразу же после воцарения сослал Феофану и непосредственных убийц, сделав исключение для себя, на остров Эгейского моря. К несчастью Калокира, замысел которого открылся еще при Фоке, Цимисхий оказался способным и деятельным полководцем. Новый василевс бросил на Святослава и Калокира созданные его предшественником отличные войска. Кроме того, еще Фока успел распорядиться, чтобы союзники Византии – левобережные печенеги – напали на Киев. Поэтому Святославу пришлось оставить Болгарию и устремиться на Русь спасать собственную столицу. Но когда он подоспел, война уже завершилась, не начавшись. Пришедшие с севера войска воеводы Претича остановили печенегов. Их хан обменялся с Претичем оружием и, заключив мир, ушел в приднепровские степи. Святослав, бросивший все в Болгарии, обнаружил, что в Киеве он совсем не ко двору. Там крепла христианская община, и ее не устраивал князь-язычник. После смерти старой княгини Ольги Святослав поспешил вернуться в Болгарию, где ситуация также изменилась не в его пользу. Византийцы вышли на равнину Северной Болгарии и захватили город Преславу. Болгары быстро перешли на сторону греков: руссы разочаровали их насилиями и жестокостью. Успевший покинуть Преславу отряд руссов вместе с Калокиром ушел на Дунай в город Переяславец. Святослав с небольшой дружиной был вынужден противостоять теперь и византийским войскам и восставшей Болгарии. Весной 971 года Цимисхий, прервав притворные переговоры со Святославом, подошел к Переяславцу с лучшими войсками империи. Одновременно в Дунай вошла греческая эскадра из 300 кораблей. Переяславец пал после трехдневного штурма. Руссы не могли воевать «в чистом поле» из-за отсутствия конницы и заперлись в городе Доростол. Греки обложили эту небольшую крепость со всех сторон. Руссы приняли бой. В пешем строю атаковал византийцев, и только удар латной конницы спас Цимисхия от поражения. Всю ночь после этой битвы, когда в русской дружине не осталось ни одного нераненного война, в крепости горели костры. Руссы на берегу Дуная приносили в жертву младенцев и петухов, моля своих богов о победе. Большие потери с обеих сторон и голод в русском стане подтолкнули противников к переговорам. Грекам не нужна была жизнь Святослава и его дружины. Они согласились дать руссам уйти. Святослав за это обещал отступиться от Болгарии. Пропущенные греческой эскадрой русские ладьи спустились по Дунаю в Черное море и добрались до острова Березань в Днестровском лимане. Святослав не пошел к столице, а расположил обессиленное ранами, лишениями и переходом войско на Березани. Скоро обнаружился недостаток продовольствия. Один из воевод князя – Свенельд покинул Святослава, с частью воинов он поднялся по Южному Бугу и вышел к Киеву. А на Березани в войске Святослава произошел раскол. Руссы-язычники обвинили в поражении руссов-христиан, входивших в дружину. Неудачу похода язычники объяснили гневом своих богов – Перуна и Волоса, и остров увидел страшные сцены. Были замучены и убиты все дружинники-христиане, среди погибших оказался и родственник Святослава Улеб. В Киеве о кровавых событиях не могли не знать. Весной 972 года руссы с Березани двинулись к Киеву. Для возвращения они избрали порожистый Днепр, где их ожидали левобережные печенеги. В короткой битве дружина Святослава была полностью истреблена, и печенежский хан Куря обзавелся чашей, сделанной из черепа князя. В смерти князя были заинтересованы киевские христиане, во главе который стоял старший сын Святослава Ярополк. Крещение Руси. С гибелью князя-язычника Киевская Русь стала превращаться в тихую и спокойную державу, где христианское учение приобретало все больше сторонников. Военно- языческая партия в Киеве ослабела, сила и влияние стали переходить к христианам, и это вызвало эмиграцию части руссов из Киевской державы. Возглавивший после смерти княгини Ольги Киев и киевскую христианскую общину Ярополк Святославович был связан договорами с Константинополем и печенегами. На севере, в Новгороде, христианству противостоял балто-скандинавский культ Перуна, бога обновленной языческой религии. И хотя Киев оставался языческим городом, культ Перуна киевлянам вовсе не был симпатичен. Славяне верили в Хорса – Солнце, почитали женское божество Мокошь, небесного Дажьбога, скотьего бога Волоса. Как всякие уважающие себя боги, славянские тоже требовали почитания, но не человеческих жертв. Совсем другим был культ Перуна, бога войны и громовержца, с приходом которого земля обагрилась кровью жертв. Ненависть киевлян к культу и поклонникам Перуна обострилась. В столь острой ситуации столкновение полярных мировоззрений было неизбежным. Началась долгая и упорная борьба Ярополка со сторонниками Перуна, которых возглавлял сводный брат Ярополка Владимир, сын наложницы Святослава – ключницы Малуши. Победа печенегов над Святославом, принесшая Ярополку власть, на какой-то период объединила Древнюю Русь. Почти все славяно-русские земли по Днепру и Новгород на севере подчинились Ярополку. Короткий набег на Овруч избавил его от младшего брата Олега – князя древлян – и подчинил его земли Киеву. Владимир же со своим дядей Добрыней был послан в Новгород еще Святославом. После гибели Олега, боясь старшего брата, Владимир Святославович бежал в Швецию. Владимир вернулся в Новгород как приверженец «злых» балтийских богов. Возглавив войско из варягов и новгородцев, он сначала напал на Полоцк, убил его князя Рогволда и присоединил Полоцкую землю к Новгороду. Князя и его сыновей Владимир убил, а дочь Рогнеду изнасиловал. Затем последовал захват Смоленска. И вот в 980 году великим путем «из варяг в греки» Владимир подошел к Киеву. В окружении Ярополка оказались изменники. Очевидно, он не всех устраивал. Воевода Блуд ложными советами поставил князя в очень трудное положение: Владимир блокировал его в крепости Родне. Среди осаженных начался голод. Тот же Блуд посоветовал Ярополку выйти из крепости и договориться с братом о мире. Встречи порешили быть в шатре между крепостным рвом и палатками осаждавших. Когда Ярополк вошел в шатер, два прятавшихся там варяга пронзили его мечами. Однако Владимир, человек неглупый, хотя жестокий и беспринципный, увидел, что культ Перуна непопулярен на юге. Наиболее энергичная часть киевлян уже крестилась. Владимир следил за общественными настроениями в столице, так как не мог с ними не считаться, особенно после того, как расстался со своей варяжской дружиной, не желая платить варягам заработанные ими в походе деньги. С помощью киевлян варягов собрали на берегу Днепра, якобы для того, чтобы выплатить жалование. Потом посадили в лодки без весел, оттолкнули от берега и сказали: «Плывите по реке вниз, в Царьград, там заработаете много денег, а к нам не возвращайтесь». Но одновременно Владимир послал гонцов в Константинополь. Они предупредили греков, чтобы те не доверяли варягам, ибо их бог Перун не только «злой», но и лживый. Владимир посоветовал грекам принять варягов, но разделить из и разослать по нескольку человек в разные гарнизоны, чтобы в окружении местных воинов варяги были безопасны. Во внешнеполитической деятельности Владимира в 80-х годах X века сочетались успехи и неудачи. На северо-востоке с Русью соседствовало сильное Булгарское царство, принявшее одну из мировых религий – ислам. Волжская Булгария непосредственно граничила с двумя городами-княжествами: Муромом и Суздалем. В непрекращающихся пограничных конфликтах брали верх то булгары, захватывая Муром, то славяне, занимая булгарские становища. В результате постоянной борьбы на границах население Волжской Булгарии было смешанным. Нападавшие на русские селения булгары убивали мужчин и захватывали в плен женщин и детей. Детей мусульмане продавали в рабство, а женщин делали своими наложницами. От смешанных браков рождались Мурады и Фатьмы. Но потом на булгарские селения нападали суздальцы и муромцы. Захваченных детей они делали своими работниками, а пленных булгарок брали в жены. На свет появлялись Всеславы и Любавы. Таким образом, отличия между двумя этносами били религиозными. Но религиозный мусульманский фанатизм в Волжской Булгарии еще не восторжествовали, и вера служила лишь индикатором отличий волжских булгар от славян. Попытка Киева присоединить Великий Булгар, стоявший на берегу Волги была безуспешной. Зато удалась другая операция, в результате которой была присоединена Тмутаракань, доставшаяся в удел сыну Владимира Мстислав. В конце X века Болгария, наполовину захваченная Византией, испытывала могучий интеллектуальный подъем. Не меняя официально православного вероисповедания, принятого в 865 году, болгары сильно отошли от Византии по мировоззрению. Нашелся поп Богумил, который изложил Священную историю другим образом. Все духовное он считал божественным и добрым, а все материальное – сатанинским и злым. Служить Богу нужно было, отрицая все злое, тое есть материальное. А означало это на деле – отрицать города, храмы, живопись, отрицать весь христианский обряд. Ведь в христианстве считается, что мир создан Богом и потому – благ. Богумилы были не уникальны в своем мироощущении, назвать которое религиозным неверно. Таких учений в IX-XII вв. появлялось много; они были крайне разнообразны и распространены от Тибета на востоке до Аквитании на западе. Учение богумилов было типичной негативной системой. Подобные негативные системы захлестнули и католическую Европу, и мусульманский мир, и Византию. При этом только греки сумели справиться со сторонниками метафизического зла. Но болгарские богумилы сделали из своего учения неожиданный практический вывод: «Бей византийцев!» Для достижения поставленной цели они использовали все средства. Так под видом православных священников богумилы шли на Русь, тяготевшую к христианству. Не без их влияния Владимир предпринял поход на Корсунь (Херсонес). Корсунь, находившийся недалеко от современного Севастополя, имел прекрасные укрепления, спасшие немало христиан. Взять этот город Владимиру помогло предательство корсунского попа Анастаса. Изменник послал в стан руссов записку на стреле. В послании сообщалось, где проходят трубы, по которым в осажденный город поступает вода. Владимир разрушил водопровод, и жажда заставила корсунцев сдаться. Но удержаться в Крыму Владимиру не удалось. Он принял в жены греческую принцессу, вернул Корсунь византийцам и отступил. Во время, предшествующее крещению Руси, нарастали грозные признаки грядущего раскола в дотоле едином христианском мире. Борьба между православием и католичеством начала переходить из сферы теологических разногласий в область политики. Германский император Оттон II на императорском сейме 983 года в Вероне добился решения о войне против «греков и сарацин». Но еще до веронского сейма польский король-католик Мешко I воевал с киевским князем из-за Червленой Руси, а Оттон II – с западными славянами на реке Эльбе. Согласно «Повести временных лет» Владимир, желая понять разные вероисповедания, отправил своих посланцев в соседние земли и затем принял представителей всех тогдашних учений. Кроме догматов, в любой религии существуют обычаи, традиционно передаваемые из поколения в поколение. Такие обычаи для новообращенных порой значат больше, чем священные книги. Особенно если эти книги написаны на непонятном языке. Так, главная книга ислама – Коран – написана на арабском языке, славянам непонятном. Обычаи мусульман, например не пить вино, не есть свинину, просты, но для славян неприемлемы. Сложнее причины отказа Владимира немцам-католикам. В середине X века на Русь прибыл епископ Адальберт с миссией крещения княгини Ольги и киевлян, но потерпел неудачу. Известно, что в средние века на святой престол иногда восходили очень грешные папы. В 955 году на папский престол воссел шестнадцатилетний юноша, нареченный папой Иоанном XII. Этот римский первосвященник давал пиры с воздаяниями в честь языческих богов и пил за здоровье Сатаны. Вести о таких «подвигах» достигали и Руси. Хронологическое совпадение бесчинств в Риме и изгнания Адальберта из Киева неслучайно. Поэтому традиция отвержения латинской веры и сознательного выбора греческой действительно восходит к предкам Владимира на княжеском столе: княгине Ольге и ее внуку Ярополку. Военно-политические следствия выбора веры были очень велики. Сделанный выбор не только дал Владимиру сильного союзника – Византию, но и примирил его с населением собственной столицы. Некоторое сопротивление крещению оказали на первых порах, предпочитая язычество, Новгород и Чернигов. Но язычники Новгорода были сломлены военной силой, а через некоторое время Чернигов вместе со Смоленском также принял христианство. Теперь перед киевским князем оставались лишь внешнеполитические проблемы. В степях между Русью и Черным морем царили печенеги, которые и выступили против князя Владимира. Известен только результат столкновения: Владимиру пришлось огородить свои земли частоколом, поставить сторожи, а также отказаться от выхода к Черному морю. Враги русских и Византии – печенеги – в X веке были язычниками. В XI веке это племя приняло ислам. Обращение в магометанство сопровождалось междоусобной войной. Часть кочевников крестилась, но большинство, обратившись в ислам, стало враждовать с греками. Переход в ислам, войны с Византией и внутренние смуты сковали силы кочевников и к концу первой трети XI века избавили Русь от печенежской угрозы. А православная церковь тем временем постепенно распространяла свое влияние, строил храмы и монастыри, учила людей грамоте и живописи. Только в Ростове долгое время сохранялись две городские общины: христианская и языческая. При этом христиане и язычники сосуществовали довольно мирно, а после того, как миряне убили двух особенно назойливых миссионеров, их и вовсе оставили в покое. Византия хотела от Руси дружбы и прекращения бессмысленных набегов на побережье Черного моря. Греческие богословы не сдабривали проповедь православия политическими хитросплетениями. Важным оказалось и то, что православие не проповедовало идеи предопределения, и потому ответственность за грехи, творимые по собственной воле, ложилась на грешника. Это было понятно и приемлемо для язычников. Великие русские князья. Накануне своей смерти, в 1015 году Владимир столкнулся с острой проблемой управления завоеванными землями. Его собственных военных сил было достаточно для того, чтобы одерживать отдельные победы, но их явно не хватало для того, чтобы держать в покорности все земли киевской державы. Новгород, Полоцк, Червленая Русь и Северо-Восточная Русь все время пытались отложиться от Киева. Посылать всякий раз на их усмирение воевод было способом рискованным и ненадежным. Воевода мог оказаться претендентом на местный княжеский престол и отколоться вместе с теми подданными, которые ему сочувствовали. Поэтому при Владимире создалась, а позже, при Ярославе, окрепла система раздачи уделов ближайшим родственникам, как правило, сыновьям. У великого киевского князя Владимира было двенадцать сыновей. Сын Владимира и Рогнеды Ярослав княжил в Новгороде, его брат Мстислав – в Тмутаракани. Любимыми детьми Владимира были его сыновья от болгарки: Борис и маленький Глеб. Своего старшего сына и законного наследника Святополка Владимир ненавидел. Святополка звали «сыном двух отцов», ибо Владимир захватил в плени взял в жены его мать-гречанку, бывшую беременной от им же убитого князя Ярополка. Святополк активно налаживал контакты и с печенегами, и с поляками. В качестве своего духовного отца он избрал епископа Колобережского, что очень скверно кончилось для обоих. Владимир посадил и немца, и княжича в темницу, из которой епископ уже не вышел. В настроениях киевлян не было единства. Среди жителей города были сторонники и Святополка, и Ярослава, и Мстислава, причем горячие сторонники одного княжича были злейшими врагами остальных. Когда Владимир умер, его любимый сын Борис, отправленный отцом против печенегов, был брошен своими соратниками. Дружина оставила его и ушла в Киев. Борис с немногими друзьями оказался беспомощен и беззащитен. В это же время, по смерти князя, толпа освободила из заточения Святополка и провозгласила его великим князем. Что касается Новгорода, то незадолго до смерти Владимир собирал войска для усмирения новгородцев и своего сына Ярослава. Новгород был городом богатым, а новгородцы – людьми достаточно воинственными. Однако Ярослав, не доверяя им, пригласил наемников – варяжскую дружины. Варяги задирали новгородцев и приставали к женщинам. В завязавшейся однажды драке новгородцы убили несколько скандинавов. Боясь княжеского гнева, горожане послали к Ярославу в детинец парламентеров и предложили виру за убитых, но князь приказал варягам убить послов. В ответ город восстал. И в этот момент по Волхову со стороны озера Ильмень прибыл гонец из Киева с вестью о том, что Владимир умер и власть захватил Святополк. Новый князь убил беззащитного Бориса, умертвил мальчика Глеба. Посланные Святополком люди настигли и убили Святослава Древлянского – сына Владимира от «чехини», который пытался бежать на родину матери. Ярослав понял, что его судьба предрешена. Потеряв отца и братьев, князь оказался под угрозой смерти от рук убийц, посланный Святополком. К тому же он находился в острейшей ситуации, поссорившись с новгородцами. Ярослав решил бежать в Швецию. Но новгородцы вновь отправили к князю послов, которые предложили ему идти на Киев. Новгородское войско во главе с Ярославом стало спускаться по Днепру к Киеву. Святополк выступил навстречу с дружиной киевлян и вспомогательными отрядами печенегов. Когда противники встретились у городка Любеч, была поздняя осень. Полное отсутствие военных способностей у Святополка выразилось в том, что он поставил отряды киевлян и печенегов по разные стороны от замерзшего озера. Ярослав атаковал именно киевскую дружину и опрокинул ее. Печенеги, отделенные от киевлян ледяной водой, попросту не смогли вступить в бой. Победа досталась Ярославу, а Святополк бежал в Польшу. Победители-новгородцы вошли в Киев. В Киеве никто не хотел возвращения культа Перуна, от чего Ярослав чувствовал себя неуверенно. В 1018 году разногласия между партиями язычников и христиан обострились. Этим воспользовался польский король Болеслав Храбрый и беглец Святополк. Польское войско двинулось на Киев, по утверждению поляков, чтобы освободить христиан от власти злых язычников. Болеслав и Ярослав встретились на Буге. Войска врагов разделяла река. По обычаю тех времен поляки и русские кричали друг другу через реку оскорбления. И когда новгородец прокричал, что проткнет «колом брюхо толстое» Болеславу, польский король, действительно мужчина упитанный, оскорбился несказанно. Самолюбивый поляк бросился на коне в воду. Вслед за своим королем польские рыцари форсировали реку и полностью разгромили новгородцев. Рать Ярослава бежала, а сам он с четырьмя спутниками ускакал в Киев. Но надежды на киевлян не было, а поляки и сторонники Святополка подступали все ближе. Ярослав перебрался в Новгород и снова принялся строить ладьи для бегства в Швецию. И снова князя остановили новгородцы, которые пообещали собрать деньги и войско для нового похода. Тем временем поляки заняли Киев: на «золотой стол киевский» воссел Святополк. Воины-иноземцы были размещены по домам киевлян и окрестным деревням. И немедленно начались конфликты с местным населением. Буквально за несколько ночей было вырезано множество поляков. Сила народная была велика. Болеслав это прекрасно понял и увел своих воинов в Польшу, оставив в Киеве Святополка. Ярослав с новгородцами вновь двинулись на Киев. Они столкнулись со Святополком, который, мало рассчитывая на киевлян после истории с поляками, вновь призвал на помощь печенегов. Печенеги не помогли, и Святополк, прозванный Окаянным. Бежал на запад и вскоре умер, якобы от угрызений совести за невинно убитых братьев Бориса и Глеба. Ярослав стал главой почти всей Руси, за исключением левобережья Днепра и далекой юго-восточной окраины – Тмутаракани. Главным противником иудео-хазарской общины Тмутаракани было черкесское племя касогов. В 1022 году военные силы тмутараканского князя и вождя касогов Редеди встретились. Предводители дружин мудро решили избежать большого кровопролития и определить победителя в личном поединке. Мстислав одолел Редедю и зарезал его на глазах касожской дружины. Он был милостив с побежденными: отпустил взятых в плен и выдал свою дочь за сына убитого им вождя касогов. Так у Мстислава установились хорошие контакты с черкесами. После совершенно мирным путем он поладил со степными осетинами – ясами. В результате дружина князя пополнилась касожскими и ясскими воинами. Будучи правителем далекого от Киева южного города, Мстислав никогда не забывал, что он сын великого русского князя Владимира. Мстислав собрал степняков, ясов и касогов, призвал к себе племя северян, живших в северской земле к востоку от Чернигова, и в 1023 году, соединив эти силы с иудео- хазарским войском Тмутаракани, отправился икать «золотого стола киевского». Момент был избран удобный. Ярослав находился на севере своей державы: сначала ему пришлось отбивать нападение полоцкого князя Брячислава на Новгород, а после усмирять движение волхвов, возобновивших языческие жертвоприношения людей. Когда Мстислав подошел к Киеву, его жители наотрез отказались впустить в город тмутараканскую дружину. Войска Мстислава столкнулись с варягами вернувшегося с севера Ярослава в битве при Листвене (1024). В решающий момент, когда обе стороны уже были измучены боем, Мстислав бросил на варяжское войско свою конницу, состоявшую из ясов и касогов. Варяги смешались и бежали – победа осталась за тмутараканским князем. Обходя утром поле сражения, Мстислав предельно откровенно выразил свои чувства: «Кто тому не рад? Вот лежит северянин, вот варяг, а дружина своя цела». Понятно, что союзные Мстиславу северяне, ясы и касоги были оскорблены. В результате князь-победитель остался с малой дружиной иудео-хазар и просил побежденного Ярослава о мире. В Киеве снова воссел Ярослав, а за Мстиславом остались далекие Тмутаракань и Северская земля. Братья стали княжить на Руси в мире и согласии. После заключения мира с братом Мстислав жил преимущественно в своих черниговских владениях. Скончался князь в 1036 году. Он не оставил наследника, и Ярослав принял власть над всей Русью. Единство державы было достигнуто на основе соглашения между Новгородом – самостоятельной славянской «республикой», Киевом, с его влиятельной христианской общиной, и Черниговом – богатым городом с воинственным населением. Кроме того, к Киевской Руси уже был присоединен мерянский город Ростов. Именно это соглашение принесло стране долгожданный покой. Это было самое великое достижение Ярослава, прозванного Мудрым. Но будущее страны во многом зависит от верного выбора друзей. Ярослав поддерживал отношения с варягами и был готов к дружбе с Польшей, но не испытывал симпатий к Византии. Ухудшение отношений между Киевом и Константинополем в 30-40-е годы XI века происходило на фоне резкого обострения противоречий между православным Востоком и католическим Западом. Римский папа требовал признания себя главою христианской церкви, константинопольский же патриарх Михаил Кируларий стоял на том, что греческая церковь ничем не уступает римско-католической. Папа опирался на поддержку Западной Европы: Германии, Франции, испанских королевств, города-республики Генуи. А Царьград искал помощи у завоеванной им Болгарии и добровольно присоединившейся к Византии Сербии. Религиозное противостояние Рима и Константинополя завершилось окончательным расколом христианской церкви на римско-католическую и греко-православную в 1054 году. Тем временем антигреческие настроения Ярослава и его окружения, во многом вызванные стремлением освободить киевскую митрополию от опеки константинопольского патриарха, вылились в военный конфликт. В 1043 году русский флот во главе с сыном Ярослава – Владимиром и воеводой Вышатой двинулся на Константинополь. Летопись сообщает, что «буря велика» разбила корабли русские, но, вероятно, причиной гибели русского флота вновь стал «греческий огонь». Владимиру с частью дружины удалось вернуться на Русь, а воевода Вышата был пленен и выпущен греками лишь спустя три года. Множество русских пленных византийцы ослепили. Эта неудача заставила Ярослава прекратить активную внешнюю политику, направленную против греков. При дворе Ярослава по-прежнему сохранялись три партии: одна – западническая, другая – исключительно национальной ориентации и третья, стремившаяся к миру и дружбе с Византией. Западников возглавлял Изяслав Ярославович (в крещении Дмитрий, старший сын великого князя), национальную партию – Святослав Ярославович (сидевший в Чернигове), провизантийскую партию – Всеволод (княживший в Переяславле, третий сын Ярослава). После смерти Ярослава Мудрого в 1054 году в Киеве воцарился Изяслав. В то время изменения произошли и в Великой степи. Проникавшая с XI века в печенежские кочевья мусульманская пропаганда делала свое дело. Большинство печенегов высказались за принятие ислама, в результате чего сделались злейшими врагами всех христианских стран. В 1036 году в отсутствие Ярослава они совершили набег на Киев. Подоспевший с варягами и новгородцами Ярослав, пополнив войско киевлянами, дал бой печенегам на месте нынешней Святой Софии. Разгром печенегов был полный, и это племя больше не тревожило Русь. Византия в это время терпела тяжелые неудачи в борьбе с родственным печенегам народом – туркменами-сельджуками. Сознание родства и единоверие двух племен сделало их грозными противниками греков. Малоазийские области империи захватывали сельджуки, доходя порой до города Никеи и пролива Босфор, а на Балканском полуострове греков теснили печенеги. Со второй половины XI века полное завоевание туркменами-сельджуками всей Малой Азии стало реальной угрозой для Византийской империи. В тот же период на историческую сцену Восточной Европы вышли куманы. К середине XI века они захватили почти всю территорию современного Казахстана, пересекли нижнее течение Волги и появились в южнорусских степях. Голубоглазых, светловолосых куманов на Руси стали называть половцами. У половцев был давний заклятый враг – печенеги. Вражда особенно ожесточилась из-за вероисповеданий, так как печенеги приняли ислам, а половцы сохранили языческие верования своих предков. После смерти Ярослава Мудрого князь Всеволод пытался установить контакты с половцами, но безуспешно. Постоянные стычки русских и половцев завершились тем, что в сентябре 1068 года половцы двинулись в большой поход на Русскую землю. Трое Ярославичей: Изяслав, Святослав и Всеволод – встретили кочевников на реке Альте. Кавалерийский бой оказался для русских неудачным. Ярославичи потерпели поражение. Изяслав бежал в Киев, где киевляне потребовали у него оружие и коней, чтобы вновь сразиться с половцами. Но князь не решился дать народу оружие: западник Изяслав хорошо знал свою непопулярность. Киев возмутился, и великий князь, забрав сына Мстислава, бежал в Польшу. 1 ноября 1068 года черниговский князь Святослав Ярославович, имея всего 3 тысячи русских ратников, наголову разбил 12 тысяч половцев в битве на реке Снови. Оказалось, что половцы удачливы в коротких набегах и стычках конных отрядов, но борьба с русскими городами и русской пехотой им была не под силу. Поэтому опасности для существования Руси половцы не представляли. Но половцы оказались спасателями Византии, так как она, теснимая печенегами, призвала их на помощь. Ханы Боняк и Шарукан привели на Балканский полуостров конные рати куманов. К 1091 году с печенегами на Балканах было покончено. Прижатые половцами и византийцами к морю у мыса Лебурн, печенеги были частью уничтожены, частью захвачены в плен. Из остатков печенегов сложился доныне существующий народ – гагаузы. В годы, полные войн с половцами и княжеских усобиц, проявил себя Всеслав, князь Полоцкий, внук Изяслава Владимировича. Полоцк сохранил память о разгроме города Владимиром в 980 году, когда будущий великий князь убил князя Рогволода и его сыновей и надругался над дочерью Рогнедой. Когда же на княжеском престоле Полоцка оказался потомок Рогнеды Всеслав, полочане активно поддержали своего князя в войне с Псковом, а затем и с Новгородом. Всеслав захватил и ограбил в 1067 году Новгород, но вскоре был разбит Ярославичами в бою на реке Немиге. Полагаясь на «крестное целование», князь встретился с победителями и был схвачен и посажен в Киеве в поруб – уходящий в землю сруб без окон и дверей, куда узника опускали сверху на веревках и таким же образом подавали ему пищу; заключение в порубе считалось очень суровым. Но просидел Всеслав там недолго. Как только выяснилось, что Изяслав, проиграв битву с половцами на Альте, отказывает киевлянам в оружии и конях, город восстал. Горожане разнесли поруб и провозгласили освобожденного Всеслава князем Киева. Тем временем Изяслав с сыном Мстиславом получили поддержку польского короля. В 1069 году польское войско с Мстиславом Изяславичем во главе двинулось к Киеву. Всеслав, не имевший большой дружины, даже не пытался бороться с регулярными войсками поляков. Он бросил Киев и бежал в родной Полоцк. В Киев вошел Мстислав и учинил жестокую расправу с населением города. Казни и пытки вынудили киевлян обратиться к двум другим Ярославичам с просьбой о защите. Святослав и Всеволод потребовали от Мстислава прекратить кровопролитие в Киеве. Казни прекратились, а от польского войска киевляне избавились средством, испытанным еще при Святополке Окаянном: массовыми убийствами размещенных на постой польских ратников. Поляки вернулись на родину, а в Киеве вокняжился Изяслав. Но в 1073 году непопулярный князь был вновь изгнан киевлянами, выступившими в союзе со Святославом и Всеволодом. Изяслав опять бежал на запад. В Польше князя ограбили, и только заступничество папы вернуло ему княжеские драгоценности. Между тем в Киеве воссел на престол второй сын Ярослава Мудрого – князь черниговский Святослав, которого полностью поддерживал третий Ярославович –Всеволод. Тем временем внутри страны часть населения вернулась к язычеству. Славяне верили в существование упырей, то есть духов покойников, и духов природы: лесных, водяных, а также домовых. Такие взгляды религией называть неправильно. Сначала это явление называли двоеверием, затем стали говорить о суеверии. Вспышка языческого фанатизма отмечена летописью в 1071 году. В Ростовской земле объявились волхвы, которые в пору неурожая находили виновных в голоде. Жертвами волхвов обычно становились женщины. Доставая у несчастных из-за спины зерно, волхвы убеждали волнующийся народ, что «бабы прячут жито». Женщины погибали, а движение волхвов захватывало все новые области. На Белоозере воинствующие язычники столкнулись с Яном, воеводой Святослава. Разогнав с немногими воинами мятежную толпу, он заставил белоозерцев выдать ему волхвов-зачинщиков. Ян отдал волхвов-убийц родным погибших. Повешенных на деревьях волхвов ночью изгрыз медведь, зверь для язычников очень почетный. Некий волхв появился и в Новгородской земле. Он объявил себя прорицателем, подбил людей на мятеж против церкви и обещал невиданное чудо. Новгородских язычников обуздал сын Святослава князь Глеб. Энергичными действиями власти было подавлено возрождение язычества на севере Руси. В декабре 1076 года князь Святослав умер. Эта внезапная смерть князя нарушила сложившееся равновесие на Руси. По закону Ярослава мудрого после смерти великого князя наследником становился не сын его, а следующий по старшинству рождения брат. Если прекращалось поколение братьев, престол наследовал сын старшего брата, после его смерти – сын следующего брата и так далее. Когда умер Святослав Ярославич, оставивший пятерых сыновей, возник вопрос: считать его законным великим князем киевским или узурпатором, захватившим киевский стол при жизни старшего брата Изяслава? От решения этого вопроса зависели и судьбы сыновей Святослава, потому что в Древней Руси существовал очень жесткий обычай. Людей, в чем-либо провинившихся, «изгоняли из жизни», то есть лишали их права заниматься кормившим их семью делом. Существовало три категории таких людей: попов сын, что грамоте не выучился, купец задолжавший и крестьянин, отклонившийся от общины. Попов сын мог наследовать приход отца, но для посвящения в сан нужно было знать грамоту и уметь служить литургию. Если из-за лени попович грамоту не разумел, его из прихода изгоняли. Виновным считался и не отдавший долг купец: «взял в долг - верни». Был ли ограблен караван, потопила ли буря ладьи с товаром или купец попросту промотал чужие деньги – все это считалось вопросом праздным. Точно так же и крестьянина, отклонившегося от своей общины, не принимали жить и работать другие общины, не интересуясь причиной изгнания. Но была на Руси и четвертая категория изгоев, никак в своей беде не повинных. «А четвертый изгой, аще князь осиротеет». В соответствии с этим принципом князь, осиротевший раньше, чем его отец смог занять великий престол, навечно лишался всех прав владения наследством предков. Следовательно, для сыновей Святослава в сложившейся ситуации выбор был очень жесток: они либо получали право занять в свою очередь великое киевское княжение, либо превращались в князей-изгоев. Естественно, что князья-изгои стремились закрепиться на каком-то из русских столов. Единственно возможным местом была далекая Тмутаракань. Там и началась непрерывная борьба между изгоями, которых приглашали тмутараканские иудео- хазары, и Святославичами, потерявшими отцовский Чернигов. Святославичи стремились вернуть черниговский стол отца, на котором закрепились сначала Всеволод, а затем его сын Владимир Мономах. И вот, в 1078 году Олег и Роман Святославичи вместе с Борисом Вячеславичем двинулись на Русь из Тмутаракани, чтобы мечом добыть свои удельные города. Против них выступили старшие князья – Изяслав и Всеволод. В страшной битве на Нежатиной Ниве около Чернигова погиб князь Изяслав. Погиб и бросившийся в сечу за удел отца юноша Борис Вячеславич. Победу одержали старшие князья. Великим князем стал Всеволод, торжественно отпевший брата Изяслава. Таким образом, Святослава на великом троне сменил Всеволод. Судьба уцелевших Святославичей была печальной: Роман Святославич в 1079 году был убит в половецких кочевьях, а Олег, добравшийся до Тмутаракани, был схвачен хазарами, которые передали его грекам. Князь жил в Константинополе, очевидно, как почетный пленник. Бездеятельная жизнь, к тому же лишенная какой-либо перспективы, не могла не тяготить молодого, энергичного Олега. И тут ему повезло. Все изменило происшествие в императорском дворце, когда русские наемники, крепко напившись вина, решили произвести переворот и напали на императорскую спальню. Эта пьяная попытка успеха не имела. Греческие воины отбили нападение и загнали наемников в одно из дворцовых помещений. После их отправили из столицы в пограничные войска, где больше воевали с сельджуками. Русская армия при дворе василевса была ликвидирована и заменена воинами из англосаксов. После нелепого бунта пьяных варягов, Олега Святославича, как русского, перевели на остров Родос. Там он женился на греческой патрицианке Феофании Музалон и через два года получил разрешение вернуться в Тмутаракань, где укрепились поддержанные хазарами изгои Давыд Игоревич и Володарь. В 1083 году к причалу Тмутаракани подошла византийская галера с «архонтом Руси» Олегом и его молодой женой. Олег сошел на берег, и в Тмутаракани учинилась резня. Были истреблены иудео-хазары, давние враги Олега, и изгнаны князья Давыд и Володарь. Некоторое время Олег держался в Тмутаракани, сохраняя отношения с Византией, а в 1094 году, отдав город василевсу Алексею Комнину, ушел с дружиной на Русь. Он взял в союзники половцев, выгнал из Чернигова своего двоюродного брата Владимира Всеволодовича Мономаха и вокняжился в городе своего отца. Всеволод, ставший великим князем, на короткое время объединил под своей властью большую часть Руси, посадив сыновей в удельных городах. В поисках союзника Всеволод начал обращать взоры на Запад, но Западная Европа тогда являла собой неутешительную картину. Борьба пап и императоров достигла своего апогея в конце 70-х годов XI века при противостоянии папы Григория VII и императора Генриха IV из Франконской династии. Поскольку папа оставался главой церкви, среди феодалов начали широко распространяться антисистемные культы, противоположные церковному, например поклонение Сатане. Не представлял исключения и сам император, состоявший в секте николаитов. Именно с императором Генрихом IV заключил союз киевский князь Всеволод. Союз был дополнен династическим браком императора с дочерью великого князя – Евпраксией Всеволодовной. Так русская княжна стала немецкой императрицей Адельгейдой. Генрих был человеком без предрассудков и привлек к участию в «черных мессах» свою жену. Однако у русской женщины это вызвало отвращение, и она бежала от мужа к его протвнице, графине Матильде. Матильда переправила ее в Рим, папа принял Евпраксию и, дав ей отпущение вынужденного греха, отправил несчастную обратно на Русь. Княжна, вернувшись в дом отца и имея все возможности устроить свою жизнь, пошла в монастырь около Чернигова, где и закончила свои дни. Борьба прогреческих и прозападных настроений распространилась и на русскую церковь. К грекам, к Византии тяготели иерархи церкви, группировавшиеся вокруг митрополита, которым обычно был грек. Им противостояли русские клирики, опиравшиеся на монашество Киево-Печерской лавры. Не было единства на Руси и в отношении к степным соседям. С Киевской державой граничили два кочевых народа: торки и половцы, смертельно враждовавшие между собой. Избиравшие себе союзниками торков, как это делали в XII веке волынские и киевские князья, сразу становились противниками половцев. Соответственно те, кто опирался на половцев, как впоследствии черниговские Олеговичи, становились врагами торков. Всеволод, не видя возможности, навести порядок в удельных землях, передал инициативу и фактическую власть своему сыну, княжившему в Чернигове, - Владимиру Мономаху. Сам же князь скончался в 1093 году. После смерти великого князя Всеволода, согласно лестничному порядку престолонаследия, на киевское великое княжение взошел Святополк II Изяславович, сын старшего из Ярославичей, княживший до того в небольшом городе Турове. Сын же покойного Всеволода – Владимир Мономах, изгнанный из Чернигова Олегом, сел в Переяславле. Положение великого князя Святополка оказалось нелегким. Политическая линия его отца была малопопулярна и в Киеве, и во всей Руси. Став великим князем, Святополк не повторил подобных попыток и постарался сменить окружение, приблизив к себе совершенно новых людей. Они были надежными помощниками великого князя, но при условии, что их служба хорошо оплачивалась. Святополк пошел на нехитрую операцию: он пригласил из Германии евреев- ростовщиков. Ростовщики получили право жительства в Киеве, возможность построить синагогу и свободу в финансовых операциях. Прибывшие с Запада в Киев евреи быстро отняли у киевлян большую часть клиентуры. Также они ссужали великому князю деньги, требуя для себя возможности максимальной наживы. Наиболее выгодным коммерческим предприятием в то время была торговля рабами. И кредиторы подталкивали Святополка к военным подходом, целью которых был захват пленников, служивших платой великого князя ростовщикам. Святополк решил развязать войну, а воевать ради невольников киевский князь мог только с половцами. После нескольких неудачных сражений Святополк II, а с ним Владимир Мономах и старший брат Олега Святославича – Давыд, начали нападать на становища половцев, стремясь перенести тяжесть военных действий в половецкую степь. Половцам пришлось защищать зимовья, где находились их женщины и дети. Воловьи упряжки с семьями и утварью кочевников, двигавшиеся со скоростью около 4 км/ч, не могли уйти от русской конницы. Очевидно, что отнюдь не степняки представляли на рубеже XI-XII веков опасность для Киевской Руси. В это время обозначило себя явление более грозное - падение нравов, отказ от традиционной русской этики и морали. В 1097 году в Любече состоялся княжеский съезд, положивший начало новой политической форме существования страны. Там было решено, что «каждый да держит отчину свою». Таким образом, Русь начала превращаться в конфедерацию независимых государств. Но только съезд окончился, один из князей – Давыд Игоревич – схватил с разрешения Святополка II на киевской земле князя Василько Теребовльского и велел его ослепить. Инцидент возмутил всех, но, тем не менее, Святополк остался великим князем, а Давыда лишь в 1100 году «сослали» княжить в Бужск. Церковь естественно осудила эту акцию с христианских позиций, но не более того. Киевляне были крайне недовольны политикой Святополка, но у него была достаточно сильная дружина. Восставать в таких условиях горожанам было слишком рискованно. Но все люди смертны и в 1113 году Святополк умер. Сразу же были разграблены дома многих бояр, двор тысяцкого Путяты и лавки евреев- ростовщиков. Так произошел первый в Киеве еврейский погром. Не все в городе одобряли стихийно начавшиеся действия киевлян, и тогда бояре послали депутацию во главе с митрополитом к Владимиру Мономаху, правителю сильному и достаточно популярному в народе. Владимир явился с небольшим отрядом, киевляне не оказали ему никакого сопротивления, а, наоборот, признали великим киевским князем. Мономах потребовал прекратить истребление евреев, обещав киевлянам, что князья решат вопрос о еврейской общине. И на княжеском съезде в Выдобиче этот вопрос был решен. Владимир Мономах заявил, что конфисковать еврейское имущество, хотя и нажитое неправедным путем, он не будет. Евреи сохранили право на все, приобретенное ими на Руси. Но им отказали в праве на жительство, а тайно приезжавшие лишались покровительства закона. Всем евреям предлагалось немедленно выехать туда, откуда они явились, для чего им был выделен необходимый конвой. После событий 1113 года западничество на Руси исчезло до XIII века, и в дальнейшем боролись лишь две партии: провизантийская и русская. Не менее эффективно решил Мономах и половецкую проблему. Русские рати, проигрывая отдельные стычки, легко выиграли войну со столь немобильным противником. Решающий поход в 1111 году был общерусским. На Донце кочевники были разбиты, а в 1116 году сын Владимира Мономаха – Ярополк разгромил половецкие вежи и на Дону. В 1120 году тот же Ярополк уже не нашел половцев на Дону: кочевники ушли в глубь степей. В итоге этих походов западные кочевья между Доном и Карпатами были приведены к покорности. Половцы, жившие на этой территории, вошли в состав Руси на началах автономии и, будучи некрещеными, стали называться «свои поганые». В противоположность им половцы, жившие за Доном – на Волге и Кубани, - именовались «дикими». «Дикие» половцы обыкновенно выступали союзниками ростово-суздальских князей, тогда как их степные враги, жившие на южной границе Волыни, – торки – поддерживали князей волынских и киевских. Владимир Мономах за годы своего великого княжения (1113-1125) решил обе проблемы: половецкую и еврейскую, установил на Руси относительный порядок. Он оставил в наследство своему сыну – Мстиславу Великому, вступившему после него на престол только проблему Полоцкого княжества. И Мстислав захватил Полоцк, полоцких князей выслал Византию, а территорию княжества присоединил к Русской земле. Это был период, когда вся Русь была объединена. Мстислав Великий, хоть и княживший очень недолго (1125-1132), пользовался таким уважением, что был канонизирован Русской православной церковью. После смерти Мстислава Киевская держава стала быстро, спонтанно распадаться. Первым отпал Полоцк, куда в год смерти Мстислава Великого прибыли из Византии полоцкие князья. Они были приняты согражданами, и Полоцк вернулся к самостоятельности. Затем, в 1135 году отделился Новгород. Новгородская «республика» перестала посылать деньги в Киев. В Киеве до 1139 года правил брат Мстислава Ярополк. Он умер, оставив престол брату Вячеславу. И тут в судьбу киевского великокняжеского стола вмешался Чернигов. Сын Олега Всеволод напал на Киев, выгнал Вячеслава и сел на киевский престол, объявив себя великим князем. Против него выступила ветвь Мономашичей, которых поддерживала Волынь. Изяслав, племянник Вячеслава, пытался вернуть Киев потомству Мономаха, но Всеволод держался на великом княжении вплоть до своей смерти в 1146 году. Менее удачлив оказался его брат Игорь. Меньше чем за месяц своего правления он сумел настроить против себя киевлян, и, когда Изяслав Мстиславович, внук Мономаха, явился с Волыни с отрядом торков, киевское ополчении покинуло Игоря. Потерпев поражение под стенами столицы, он пытался бежать, но его конь увяз в болоте около речки Лебедь. Игоря схватили и заточили в поруб, где он сидел до тех пор, пока третий брат – Святослав Олегович – не собрал в Чернигове силы для освобождения ввергнутого Игоря, постригшегося в заключении в монахи. Но ненависть киевлян, видевших в Игоре своего врага, была опасна и монаху. Изяслав послал дружину вывести Игоря из поруба и отвести в храм Святой Софии, где бы святые места охраняли его. Но киевляне на соборной площади отбили его у стражников и растоптали ногами, а труп бросили здесь же без погребения. Началась упорная война между Черниговским и Киевским княжествами. В это время отделилась и стала фактически самостоятельной Ростово-Суздальская земля, где правил сын Мономаха – Юрий Долгорукий, законный глава старшей линии Мономашичей. Изяслав же, любезный киевлянам, относился к младшей линии Мономашичей. Юрий Долгорукий умер от яда в 1157 году, а его сын Андрей Боголюбский унаследовал Ростово-Суздальское княжество отца. Дети Мономаха схлестнулись с его внуками не на жизнь, а на смерть. Борьба ростово-суздальских князей: Юрия Долгорукого и Андрея Боголюбского, с волынскими князьями: Изяславом Мстиславичем, Мстиславом и Романом, за киевский стол была борьбой дядьев и племянников. Боролись между собой стоявшие за князьями военно-политические группировки, выражавшие интересы тех или иных земель распадавшегося Русского государства. Процесс этот стал необратимым, и киевская держава к началу XIII века разделилась на несколько независимых государств. Окончательно обособились Северо-Восточная Русь и юго-западные земли. Самостоятельным государством стало Черниговское княжество, где правили Олеговичи и Давыдовичи. Выделились и Смоленск, и Турово-Пинская земля, обрел полную независимость Новгород. А половцам, завоеванным и подчиненным, даже не пришлось нарушать своих обязательств: они сохраняли автономию, на которую русские князья и не думали покушаться.