Каталог :: История

Реферат: Подготовка инженеров России в XIX веке

         Санкт-Петербургский Государственный Политехнический Университет         
____________________________________________________________________
Реферат по истории Отечества
на тему
Подготовка инженеров России в XIX веке
                                                                 Работу выполнил
                                 Санкт-Петербург                                 
                                    2003 год                                    
Содержание
Введение.......................................................................3
Горные училища.................................................................4
Институт инженеров путей сообщения.............................................5
Образование военных инженеров..................................................7
Николаевская Инженерная академия..............................................11
Институт гражданских инженеров................................................12
Московское Высшее Техническое Училище.........................................13
Инженерное образование в провинции............................................18
Заключение....................................................................18
Литература....................................................................20
     

Введение

Образование инженеров представляет собой одну из интереснейших страниц в истории России. К сожалению, в настоящий момент в российской историографии нет обстоятельной научной монографий, которая бы всесторонне освещала процесс развития инженерного образования в России. Подспорьем для углубления в эту тему могут служить книги, представляющие собой очерки истории того или иного учебного заведения. В силу специфики ушедшей эпохи большая часть объема пособий такого рода посвящалась «революционному прошлому» наших прославленных учебных заведений. Преподавательский состав и его научная деятельность, различные научно-технические школы и уставы образовательных заведений, все это в меньшей степени привлекало авторов. В дореволюционное время книги, посвящавшиеся истории того или иного учебного заведения, слишком большое внимание уделяло административной стороне его жизни, в освещении которой терялись важные черты образовательного процесса. Исключительный интерес представляют собой работы С. П. Тимошенко, связанные с историей инженерного образования в России. Несколько слов нужно сказать об этом авторе. С. П. Тимошенко — всемирно известный ученый в области прикладной механики, член многих национальных академий, иностранный член АН СССР, почетный профессор многих университетов мира. Он родился на Украине и закончил в 1901 г. Институт инженеров путей сообщения в Петербурге. В 1922 г. Тимошенко уехал в США, где вел плодотворнейшую научно-преподавательскую деятельность. В 1958 г. Тимошенко посетил СССР для изучения системы образования. Эта поездка была сделана по заданию конгресса, а поводом к ней послужил исключительный успех советской научно-технической мысли — запуск в космос первого советского спутника. В результате Тимошенко написал брошюру «Инженерное образование в России», которая в советское время находилась в спецхране. На русский язык ее перевели только в 1996 г. Между тем в этой работе Тимошенко высказал очень высокое мнение об уровне образования в России. Он считал, что советские успехи в космосе не были случайными. С позиции человека, в течение пятидесяти лет непрерывно преподававшего в высшей школе, Тимошенко сравнивал системы образования, с одной стороны, в России дореволюционной и послереволюционной, а с другой — в США и отчасти Западной Европы. Тимошенко пришел к выводу, что принципы, заложенные в систему российского образования еще в дореволюционное время, были верными: «Россия почти полностью вернулась к образовательной системе, которая существовала перед коммунистической революцией. Традиции старой школы оказались очень сильными, и с помощью остатков старых преподавательских кадров было возможно привести в порядок инженерное образование, разрушенное во время революции». [1]. Тимошенко особо подчеркивал плодотворность отраслевого принципа функционирования в России высшей школы. Его брошюра была посвящена структуре инженерного образования в России конца 1950-х годов, но свои наблюдения Тимошенко постоянно перемежал со своими воспоминаниями и известными ему сведениями из истории высших российских школ, и это делает его работу очень важной для раскрытия предложенной для настоящего реферата темы. Первые инженерные школы в России были организованы в начале восемнадцатого века. Петр Великий начал реорганизовывать русскую армию и строить русский флот, а для этой работы потребовались люди, имеющие инженерную подготовку. Несколько инженеров были выписаны из Западной Европы, но очень скоро стало ясно, что необходимо готовить русских инженеров, знакомых с условиями работы в стране. Чтобы удовлетворить этим требованиям, были организованы Морская и Артиллерийская академии. В течение восемнадцатого столетия начинает развиваться горная промышленность, и Россия становится одной из ведущих стран по производству чугуна и стали. Для подготовки горных инженеров при Екатерине Великой было организовано специальное учебное заведение.

Горные училища

Старейшая в Европе горная академия была основана в 1766 году в Саксонии; затем подобные заведения были открыты в Венгрии (1770 год), на территории Германии (1775, 1849 и 1861). В них готовились специалисты по горному и горнозаводскому делу. Высшие горные училища имелись также в Париже, в Лондоне, Нью-Йорке, Стокгольме. В Петербурге подобное училище было открыто в 1774 году и называлось оно Горным институтом (ныне Горный институт им. Г. В. Плеханова (Технический университет)). В нем осуществлялась подготовка горных инженеров.[2] По первоначальному замыслу в нем преподавались только специальные предметы, и в училище принимались только выпускники московского университета. Но уже в 1776 году стали приниматься лица, не получившие предварительного образования; для чего был введен целый гимназический курс. В 1804 году оно получило новый устав и название Горного кадетского корпуса, а в 1833 году корпус был переименован в Горный институт. В 1834 году император Николай I превратил институт в военную организацию. Такое явление нередко случалось с инженерными учебными заведениями в первой половине XIX века, мы не раз еще столкнемся с ним, рассматривая историю различных технических заведений России. Делалось это в связи с необходимостью укомплектовать армию хорошо подготовленными офицерами. В 1848 году был принят новый устав заведения, согласно которому Институт корпуса военных инженеров стал закрытым военно-учебным заведением. В 1866 году вступил в действие новый устав, возвративший институту статус открытого учебного заведения. Количество учебных предметов было сокращено: остались только специальные горнозаводские и математические науки. С 1874 году институт находился в ведении министерства государственных имуществ. В 1881 году список преподаваемых предметов был вновь сокращен. Курс обучения был пятилетним, причем преподавание теоретических предметов заканчивалось после четвертого года, пятый курс был посвящен составлению проектов и выполнению практических заданий. В институте преподавались: православное богословие, высшая математика (дифференциальное и интегральное исчисление), аналитическая и начертательная геометрия, сферическая тригонометрия, прикладная и строительная механика, физика, неорганическая химия, геодезия, кристаллография и минералогия, геология, петрография и учение о рудных месторождениях, палеонтология, черчение, технология металлов и дерева, строительное и горное искусство, галлургия, металлургия, горная статистика, иностранные языки. Окончившие курс получали звание горных инженеров. При институте имелись библиотека, лаборатории, минералогический, палеонтологический, технический и геологический музей. Кроме высших горных училищ существовали также низшие горные училища, задачей которых была подготовка второстепенных техников горного и горнозаводского дела. Они учреждались непосредственно в горной местности. Курс в таких училищах был двухгодичный. В России первое такое училище было основано в первой половине XVIII века недалеко от Екатеринбурга. Там преподавались математика, механика и некоторые специальные предметы из тех, что преподавались в высших училищах.

Институт инженеров путей сообщения

В начале XIX века впереди всех других стран по развитию инженерного образования была Франция. При организации знаменитой Политехнической школы в Париже в процесс подготовки инженеров были введены некоторые новые особенности. Они заключались в широко объемлющей предварительной подготовке студентов по таким фундаментальным дисциплинам, как математика, механика, физика и химия. Кроме того, вводилась система чтения лекций, лабораторной работы и периодические упражнения в решении задач. Чтобы отобрать лучших молодых людей в качестве студентов, были введены конкурсные экзамены. Большое значение придавалось отбору профессоров, среди которых оказались видные ученые. Эти нововведения в инженерном образовании имели большой успех, и другие страны последовали примеру Франции. В 1810 г. в Петербурге был открыт Институт инженеров путей сообщения (ныне Петербургский государственный университет путей сообщения), для организации которого были приглашены французские инженеры, и в течение первых двадцати пяти лет существования школы занятия в классах велись на французском языке. Начальником Института был назначен Августин де Бетанкур. Среди профессоров института были такие известные французские специалисты, как Г. Ламэ (1795—1870) и Б. П. Е. Клапейрон (1799—1864). В 1820 году эти двое молодых инженеров, окончив Политехническую школу и французскую школу горных инженеров, прибыли в С.-Петербург, чтобы преподавать в новой русской инженерной школе. Они были не только преподавателями института, но и инженерами-консультантами на различных стройках, проводимых правительством, например, в период строительства Исаакиевского собора они развивали новый метод исследования устойчивости арок. Кроме того, эти люди впоследствии стали известны, благодаря большому вкладу, который они внесли в развитие науки о сопротивлении материалов. После событий 1830 г. отношения между Россией и Францией осложнились, и французские инженеры покинули Россию. К этому времени французские профессора уже успели подготовить достаточное количество русских инженеров, которые заменили их в институте. В 1823 г. институт стал закрытым для двух низших классов. Примерно в это же время в программу обучения были введены военные науки и упражнения, заведение было разделено на четыре класса. В 1829 г. к институту было присоединено военно-строительное училище. Вновь преобразованный институт был разделен на шесть классов. До 1842 г. при директоре Готмане (он пребывал на этом посту с 1836 г.) институт, хотя и имел внешний облик военно-учебного заведения, но внутренний, первоначально сообщенный ему французскими инженерами характер еще вполне сохранялся. В институт поступали юноши не моложе 16 лет, поступали в него и кандидаты университетов. Среди людей, преподававших в институте, был такой известный ученый, как М. В. Остроградский (1801—1861). Он известен в основном своими работами по вариационному исчислению и вкладом в теорию упругости. Остроградский окончил университет в Харькове и после этого отправился в Париж, где улучшил свои знания. В Институте инженеров путей сообщения он читал курс математического анализа и таким образам оказывал большое влияние на математическую подготовку молодых русских инженеров. В своих лекциях он обычно шел далеко за пределы требований программы. Кроме того, в разные годы среди преподавателей института были Буняковский, Чижов, Севастьянов, Мельников, Кербедз, Волков, Соболевский, Ястржембский, Красовский. В 1842 году, с назначением главноуправляющим путями сообщения гр. Клейминхеля, в институт были введены порядки военно-учебного заведения, для чего директором института был назначен известный своей строгостью генерал- майор Энгельгардт. Организация института изменилась коренным образом, как вследствие введения военных порядков, так и вследствие комплектования института не юношами, а мальчиками не старше тринадцатилетнего возраста. Из исключительно специального учебного заведения институт превратился в заведение общеобразовательное, в котором специализированными были лишь некоторые классы. Вместо 6 классов было учреждено 8, из них 4 класса общего образования, 3 специальных теоретических и 1 специально практический. Специальные классы были особые для инженеров и особые для архитекторов. Производство воспитанников института в офицеры было отменено. В 1849 г. офицерские классы были уничтожены, и институт был окончательно превращен в кадетский корпус, причем доступ в него был открыт только для детей потомственных дворян. При генерал-адъютанте Чевкине (с 1855 г.) военные порядки были несколько ослаблены. В 1856 г. к занятиям в специальных классах были допущены люди, не бывшие дворянами, окончившие полный курс наук в учебных заведениях первого разряда. Когда ведомство путей сообщения при генерале Мельникове обрело гражданское устройство, институт сделался специальным открытым учебным заведением, где преподавались только высшие курсы. Окончившие его получали диплом на звание гражданского инженера. В 1877 г. Институт инженеров путей сообщения официально стал называться Институтом Инженеров Путей Сообщения Императора Александра I. В 1883 г. в институте были закрыты 2 низших курса, и он был преобразован в трехкурсовую академию, в которую принимались только лица, окончившие высшие учебные заведения; однако в 1890 г. был возвращен старый порядок, и в институте опять стало 5 курсов. Среди дисциплин, изучавшихся в институте, были: высшая математика, начертательная геометрия с приложениями, геодезия и топография, теоретическая механика и прикладная физика, электротехника и телеграфия, химия, минералогия, геогнозия и физическая география России, гражданская архитектура, строительное искусство, черчение, рисование, богословие, законоведение, политическая экономия и статистика, бухгалтерия и техническая отчетность, иностранные языки. Сверх этих предметов в состав учебного курса входили составление проектов инженерных сооружений и машин, а также практические занятия по инженерному делу. Окончившие курс института получали диплом на звание инженера путей сообщения, а не гражданского инженера, как было до 1890 г. При институте состояли механическая лаборатория и испытательная химическая станция, находившиеся в ведении профессора Н. А. Белелюбского. Обе они были оснащены современным на тот момент оборудованием. Институт обладал библиотекой в 30 тыс. томов, причем имелись весьма редкие и ценные издания и оригиналы, а также коллекцией около 600 моделей сооружений машин, подвижного состава железных дорог, судов, коллекциями геодезических инструментов, физических приборов, образцов строительных материалов, минералов и т. п.

Образование военных инженеров

Особая глава в истории инженерного образования в России связана с военными учебными заведениями. Подготовка инженеров для армии — это достаточно сложная и специфическая сфера образовательной деятельности. Огромные сложности вызывались многочисленными структурными видоизменениями высших правительственных органов, которые приводили к перепрофилированию и передаче учебных заведений из одного ведомства в другое. В качестве красноречивого примера в настоящей работе раскрывается подробная история одного из военных учебных заведений такого рода, а именно — Николаевского инженерного училища. Оно было призвано готовить офицеров для строевых частей инженерных войск и служить подготовительным заведением для Инженерной академии, о которой речь пойдет ниже. Инженерные училища были первыми военно-учебными заведениями, появившимися в Европе. Предполагается, что первое инженерное училище было основано в Дании в XVII столетии. Затем, уже гораздо позже, в Англии появились саперно-минное и инженерное училище. Образование инженерных училищ во Франции и Германии относится уже к XVIII столетию. В России инженерные школы начали развиваться в XVIII столетии. Первая военная инженерная школа была основана Петром Великим в Москве в 1712 году, и была она рассчитана поначалу только на 23 воспитанника. Просуществовала она недолго. В 1719 году была открыта такая же школа в Санкт-Петербурге; на ее укомплектование были взяты воспитанники московской школы. В 1723 году московская школа присоединилась к петербургской. Как в московской, так и в санкт-петербургской школах образование давалось крайне скудное: в них обучали математике и фортификации. Расширение предметов преподавания и вообще улучшение организации обучения состоялось лишь после соединения Инженерной школы с артиллерийской в 1728 году. В 1762 году соединенные школы были преобразованы в артиллерийский и инженерный шляхетный кадетский корпус. В 1800 году корпус был переименован во 2-й кадетский и с этих пор стал постепенно терять свой специальный характер. В это время с увеличением численности вооруженных сил возросла потребность армии в образованных офицерах, и стал ощущаться недостаток военно-учебных заведений. В 1805 году был утвержден план воспитания дворян, суть которого заключалось в создании вертикали образования: сначала дети дворянских фамилий обучались в региональных военных училищах, а затем — в столичных 1-м (кадетском) и 2-м корпусах. Неспособным к военной службе предоставлялась возможность поступления в университет. На первый и второй корпуса смотрели как на высшие специальные заведения. Положением 1805 года различие между ними было уничтожено. Корпуса должны были подготавливать офицеров для всех родов войск, в том числе для артиллерийских и инженерных. Весь курс обучения предполагалось разделить на 4 года. В первый год продолжалось общее образование с добавлением основ некоторых военных наук. Во второй год заканчивалось преподавание общих нау, и вводилось военно- специальное образование. Преподавались тактика, стратегия, военная история, регулярная (долговременная) фортификация; кроме этих дисциплин изучались статистика, механика и прочие математические и технические науки. В третий и четвертый годы преподавались преимущественно военно-специальные науки: артиллерия, иррегулярная фортификация (применительно к местности), полиорцетика (атака и оборона крепостей) и история военных наук; также изучались: высшая математика, механика, право (гражданское и военное), отечественная история и технология. Нетрудно заметить, что с помощью утвержденного в 1805 году плана желали отделить общее образование от специального, для этого и предусматривалось создавать региональные (губернские) и столичные корпуса. Далее, в столичных корпусах стремились разграничить военное и высшее специальное образование. То есть столичные корпуса состояли как бы из двух учебных заведений: младшие классы были общие военные, а старшие имели сходство с академиями конца XIX века. Но такой порядок предусматривал слишком высокий объем преподавания, так как предполагалось давать кадетам солидное общее образование. Этот порядок уничтожил специально-артиллерийское и инженерное направление второго корпуса. Немногим ранее, в 1804 году была учреждена небольшая Инженерная школа для образования военных кондукторов, поскольку 2-й корпус не снабжал армию нужным количеством офицеров. В 1810 году эта школа была преобразована; объем преподавания был значительно расширен, и она была переименована в Инженерное училище, причем одновременно при училище были учреждены офицерские классы, которые позже в 1855 году отделились от училища (подробнее об этом см. ниже). Вновь образованное училище было поддерживаемо великим князем Николаем Павловичем, который был в то время генерал-инспектором по инженерной части. В 1818 году помощником великого князя становится граф К. И. Опперман, который сочувствовал идеям Николая Павловича и всячески старался поддержать новое учреждение. В 1819 году великий князь составил доклад государю, в котором предложил упразднить половину солдатской роты при инженерном ведомстве за ненадобностью, а освободившиеся деньги выделить для училища. Государь утвердил доклад 24-го ноября 1819. Эту дату принято считать днем основания Главного инженерного училища, в состав которого входит уже существующее Инженерное училище. В училище принимались молодые люди в возрасте 14—18 лет. Поступающие сдавали вступительные экзамены по арифметике, алгебре, географии, французскому или немецкому языку, истории, русской грамматике, рисованию и начальным основам геометрии. Поступившие в училище получали звание кондукторов. Училище делилось на два отделения: низшее — кондукторское (которое в свою очередь состояло из трех классов) и высшее — офицерское (состояло из двух классов). Время, проведенное в училище обучающимися, как офицерами, так и кондукторами, засчитывалось как время действительной службы. Главное Инженерное училище помещалось сначала в павильоне Михайловского (ныне Инженерного) замка. В 1821 — 1822 году оно было переведено в Михайловский замок. В начале XIX века получили развитие многие отрасли науки, такие как физика, химия, механика, не осталось позади и военное дело. Произошли коренные реформы в организации войск и государственной системе военного образования. Изменились требования, предъявляемые к инженерам, круг их задач расширился. Необходимость серьезного образования инженерного офицера отчетливо осознавалась учредителями Инженерного училища. Руководство училища понимало, что уровень народного образования был низок, и не следовало рассчитывать на хорошо подготовленных молодых людей. Поэтому требования на приемном экзамене были невысокими. Кроме этого в учебных планах присутствовали общеобразовательные предметы. В офицерских классах преподавались: физика, химия, черчение, начертательная и аналитическая геометрия, практическая тригонометрия, строительное искусство, механика, фортификация. В кондукторских классах изучались: арифметика, алгебра, геометрия, история, география, русский и французский языки, рисование, экзерциция, артиллерия, полевая фортификация, аналитическая геометрия и дифференциальное исчисление. Как видно из этого списка, высшая математика поначалу в училище не преподавалась. Вопрос о введении этого предмета оспаривался графом Опперманом, который ссылался на отсутствие достаточного учебного времени. Граф Сиверс, бывший в то время руководителем заведения, настаивал на введении высшей математики, так как без нее учреждение будет скорей походить на ремесленное училище. К счастью, предмет был все же введен в образовательные программы. В 1826 году император Николай I повелел учредить особый комитет для рассмотрения учебных курсов кадетских корпусов. Этот комитет работал пять лет и в 1831 году был закрыт. Результатом его работы стал устав военных заведений, определяющий учебные программы. Устав предписывал принять меры для образования большего числа офицеров, предназначавшихся на службу в артиллерию и саперные отряды. Также были освещен вопрос об экзаменах применительно к каждому отдельному училищу, а также многие другие вопросы. Изменения коснулись 1-го, 2-го корпусов, специальных заведений, среди которых было и Инженерное училище. В 1849 году по Высочайшему повелению Главное Инженерное училище вместе с Михайловским и Артиллерийским училищем были присоединены к штабу Военно- Учебных заведений, но при этом они сохраняли связь со специальными ведомствами — инженерным и артиллерийским. В 1852 году были учреждены третьи специальные классы, в которые принимались воспитанники из корпусов и выпускники Главного Инженерного училища, окончившие курс с отличием, для последующего поступления в Военную Академию или в Лейб-гвардейские полки в чине прапорщика, либо в армию в чине подпоручика. В связи с переводом в штаб Военно-Учебных заведений в уставе училища были сделаны небольшие изменения, которые касались, в основном, правил производства воспитанников в офицеры и пребывания их в офицерских классах. В 1855 году Главное инженерное училище по повелению государя было переименовано в Николаевское. В этом же году офицерские классы были переименованы в Николаевскую Инженерную академию, став отделом Военной академии. В 1863 году оно было вновь присоединено к инженерному ведомству, но через некоторое время училище было отнесено к главному инженерному управлению. В начале 1860-х годов остро ощущалась нехватка в офицерских кадрах, так как военные училища не предоставляли необходимого количества выпускников. Предлагались разные пути решения этой проблемы. Были предложения преобразования военных училищ в юнкерские школы, но авторы подобных планов упускали из вида, что уровень знаний юнкера был гораздо ниже уровня знаний выпускника военно-учебного заведения. Правительство пошло более рациональным путем: был поставлен вопрос об устранении недостатков военных училищ и о повышении уровня юнкеров. Для его решения был создан особый комитет, который положил отделить специальное военное образование от общего. Главное Управление Военно-Учебными Заведениями было включено в состав Военного Министерства. Это были важные реформы в ведомстве военно-учебных заведений. Они отразились и на специальных училищах — Артиллерийском и Инженерном. В результате Николаевская Инженерная академия и училище поступили в Инженерное ведомство. В конце XIX века училище имело три класса: младший, средний и старший, причем последний разделен на два отделения. В училище принимались люди не моложе 16 лет. В младший класс без экзаменов зачислялись те, кто с успехом окончил курс в кадетских корпусах; выпускники невоенных средних учебных заведений сдавали экзамен, состоящий из математических предметов. В старший класс без экзамена принимались юнкера, с успехом окончившие курс по первому разряду в военных училищах; экзамен, состоящий из военных наук, сдавали выпускники высших учебных заведений, завершившие физико-математический курс. В Инженерном училище преподавались: закон Божий, мировая и отечественная история, математика и аналитическая геометрия, физика, элементарная химия, тактика, артиллерийское дело, фортификация, элементы строительного искусства, топография, военная администрация, законоведение, русский язык, иностранные языки, черчение. Для практического образования, по окончании годичных экзаменов, юнкера вывозились в саперный Усть-Ижорский лагерь. При выпуске юнкера делились на три разряда, в зависимости от успеваемости. Юнкера 1-го разряда выпускались подпоручиками полевых инженерных войск; юнкера 2-го разряда — подпоручиками армейской пехоты; юнкера 3-го разряда переводились в полки армейской пехоты унтер-офицерами на 6 месяцев и по истечении этого срока производились в офицеры без экзамена при наличии вакансии. Неспособные к военной службе награждались при выпуске соответственно гражданскими чинами — X, XII, и XIV классов.

Николаевская Инженерная академия

Как уже ранее говорилось, в 1855 году произошло отделение офицерского класса от Главного инженерного училища с образованием Николаевской Инженерной академии, которая после отделения вошла в состав Императорской военной академии. Самостоятельную организацию академия получила в 1863 году. В этом же году было установлено требование, согласно которому можно было поступать в академию, только прослужив в строю определенное число лет. В концу XIX века академия имела два класса — старший и младший, а также дополнительный курс. Классы были предназначены для обучения Инженерных войск, дополнительный курс для подготовки офицеров к службе в корпусе военных инженеров. Академия состояла при главном Инженерном управлении. Непосредственное управление ею осуществлял начальник академии, назначавшийся из генералов инженерного корпуса. Академия имела свою библиотеку, музей, химическую лабораторию и физический кабинет. К приемному экзамену допускаются офицеры всех родов войск, состоящие в чинах не старше поручика гвардии или штабс-капитана армии и прослужившие в офицерском звании не менее 3 лет. После обучения в академии каждый офицер обязан был прослужить по полтора года за каждый год пребывания в академии в частях инженерных войск. Желающие поступить в академию подвергались предварительным испытаниям при штабах саперных бригад, а где их не было — при окружных и крепостных инженерных управлениях. Испытания включали в себя экзамены по фортификации, математике (в том числе по аналитической геометрии и дифференциальному исчислению), механике, топографии, физике, химии, черчению, русскому, французскому и немецкому языкам. Главными предметами, преподававшимися в академии, были: фортификация, все отделы строительного искусства, архитектура с черчением и проектами, теоретическая, строительная и прикладная механика, тоже с проектами. Вспомогательными предметами были: история осад, высшая математика, начертательная геометрия, геодезия, физика, химия, минералогия и геология, тактика, военная история и стратегия, современное (на тот момент) состояние артиллерии, подводные мины, русский и иностранные языки (французский и немецкий). В летнее время проводились практические занятия по решению тактико-фортификационных задач. Для перехода из младшего класса в старший и для удовлетворительного окончания обоих классов экзаменуемый должен был получить в среднем не менее 9 баллов по главным предметам и по русскому языку. Офицеры, удовлетворительно окончившие курс младшего и старшего класса, делились на два разряда. К первому относились те, кто получил по главным предметам в среднем не менее 10 баллов, а по вспомогательным — не менее 9. Все остальные относились ко 2-му разряду. Все удовлетворительно окончившие курс двух классов получали право на академический знак и особые преимущества при последующем производстве в штаб-офицерский чин, а отнесенные к 1-му классу, сверх того, годовой оклад жалованья. Кроме этого осуществлялся прием на дополнительный курс отнесенных к 1-му разряду офицеров, причем число мест устанавливалось военным министром. Для успешного окончания дополнительного курса требовались те же условия, что и для окончания двух классов по первому разряду. Успешно окончившие дополнительный курс производились в следующие чины, до чина штабс-капитана гвардии или капитана армии включительно, и получали право на перевод в корпус военных инженеров; лучшие из них награждались медалями.

Институт гражданских инженеров

В связи с тем, что организация Института инженеров путей сообщения имела большой успех, правительство использовало это учебное заведение как образец для дальнейшего развития инженерного образования в России. В 1828 г. для подготовки инженеров-механиков в России, в Петербурге был организован Технологический институт. Как и Институт инженеров путей сообщения, Институт гражданских инженеров имп. Николая I (первоначальное название — Строительное училище) создавался поначалу как учебное заведение, подведомственное главному управлению путей сообщения. Он был образован в 1842 году в результате объединения двух учреждений: архитекторского училища (основано в 1830 г.) и училища гражданских инженеров (учреждено в 1832 г.). В первом из них упор делался на художественный элемент образования; во втором преобладали инженерные и математические науки. После слияния двух учреждений образовалось новое, дающее знания как в области точных и технических наук, так и в художественной области. В число воспитанников принимались лишь дети дворян и чиновников в возрасте 13 — 16 лет. Воспитанники, успешно окончившие полный курс, выпускались помощниками архитекторов. Уставом от 27 октября 1851 года училище было причислено к учебным заведениям I разряда. С 1857 г. в училище стали приниматься только молодые люди не моложе 16 лет и получившие полное гимназическое образование. Установленное в 1861 г. и упраздненное в 1878 г. звание инженера-архитектора могли получать только лучшие воспитанники училища, прошедшие особое испытание. В 1865 г. было введено положение об экстернах строительного училища. В 1865 г. строительное училище перешло в ведомство министерства внутренних дел и в том же году перестало иметь военное устройство; в 1877 году оно было уравнено с другими высшими специальными заведениями. В 1882 году строительное училище было переименовано в Институт гражданских инженеров, а позже, в 1892 году, он стал именоваться Институт имп. Николая I. Согласно уставу 1877 года, в институте обучались техники по гражданско-строительной и дорожной частям. В институт принимались молодые люди, окончившие полный курс гимназии или реального училища, выдержавшие вступительные испытания по математике (в объеме гимназического курса) и рисованию несложных орнаментов. В институте было 5 годовых курсов, из которых последний посвящался составлению проектов. Здесь преподавались: математика и теоретическая механика, прикладная механика, геодезия, строительное искусство, гражданская архитектура; начертательная геометрия с приложениями, рисование и черчение; физика, химия, минералогия и геогнозия в применении к строительной и дорожной частям; богословие, иностранные языки. Как видно, программа Института гражданских инженеров во многом походила на программу Института инженеров путей сообщения. Учебно-вспомогательными учреждениями института служили библиотека, музей, химическая лаборатория, физический, минералогический и геодезический кабинеты. Лучшие воспитанники, окончившие полный курс, получали звание гражданского инженера.

Московское Высшее Техническое Училище

Большая часть нашей работы посвящена высшим учебным заведениям Санкт- Петербурга, специализировавшимся на выпуске инженеров. Необходимо также остановиться на московской «странице» истории инженерного образования в России. Она в первую очередь связана с Высшим Техническим Училищем, которое в 1-й половинеXIX века называлось Ремесленным Училищем, а во 2-й — Императорским Московским Техническим Училищем. Это учебное заведение не создавалось сразу как высшее, а получило статус высшего в 1868. У этого события была интересная предыстория, которая началась более чем за 100 лет до этой даты. В 1763 году Екатериной Великой был основан Воспитательный Дом. Проект его составил генерал И. И. Бецкой и представил его императрице как «Генеральный план Императорского Воспитательного, для приносных детей Дома и госпиталя для бедных родительниц в Москве»[3]. Но уже сразу заведение планировалось как должное давать своим воспитанникам техническое образование. В проекте в частности, говорилось, что «.прямое намерение требует произвести здесь людей, способных служить Отечеству делами рук своих в различных искусствах и ремеслах» [4]. В XVIII веке инженерная и научная считались искусством. Обучение разделялось на общее и специальное. Согласно «Генеральному плану» в общеобразовательных классах воспитанники должны были изучать: Познание веры, рисование, чтение, письмо, арифметика, география, искусство вести счетные книги, правила гражданской жизни, управляемой законами отечества. Мануфактуры, фабрики, коммерция, садовничество и прочие искусства, до экономии принадлежащие; изящные художества тем, кои к сему способны, рукоделия, женскому полу принадлежащие. Далее, по достижении 14-летнего возраста, начиналось четырех- или пятилетнее обучение ремеслам, которые должны иметь непосредственное отношение к заводам и фабрикам. Проект нашел у императрицы одобрение, и 1 сентября 1763 года выходит высочайший манифест об учреждении в городе Москве Императорского для приносных детей Воспитательного дома. Первым руководителем заведения стал И. И. Бецкой. Первоначально заведение имело множество сложностей, не учтенных в проекте. Условия содержания младенцев были антисанитарными из-за тесноты, так как здание было рассчитано на меньшее число детей. Существовали проблемы с кормлением. Поначалу было даже решено отдавать младенцев в деревенские семьи и забирать их оттуда в семилетнем возрасте, но это имело отрицательные последствия: детей либо закрепощали помещики, либо не отдавали сами крестьяне, говоря, что ребенок умер. Для борьбы с этим были введены специальные инспекции, а позже и вовсе отказались от идеи передачи детей в крестьянские семьи. Имелись также проблемы с финансированием строительства и ремонта здания. Главным источником были пожертвования (в том числе государственные), но их было недостаточно. Для решения этой проблемы Дом был наделен многими привилегиями, и ему было разрешено заниматься коммерческой деятельностью без обязанности уплаты пошлин. Строительство Дома проходило медленно, с остановками, и полностью было завершено только в середине XX века, когда в здании находилось уже Высшее Техническое Училище, но большая часть проекта была реализована к 1780 году. Обучение в заведении проходило примерно так, как описывалось в «Генеральном плане». Выпускники заведения получали одежду и белье, небольшую сумму денег и были свободны в устройстве своей дальнейшей жизни. В 1792 году комиссия, обследовавшая заведение под руководством графа Миниха, нашла, что в нем обучаются «.бухгалтерии, аптекарской и хирургической науке, мастерствам столярному и слесарному, каретному, кузнечному, седельному, портному, башмачному, оловянному, медному, золотому и серебряному, инструментальному, типографскому, переплетному, хлебному, токарному, часовому, гравировальному, перчатному, галантерийному по контрактам и по разным на домашних фабриках.» [5]. При императрице Марии Феодоровне, которая была руководителем заведения, изменилась вся система обучения и воспитания питомцев. От специального образования все более переходили на общее, которое при этом значительно улучшилось. В 1807 году для мальчиков были учреждены латинские классы, а немногим позже — французские для девочек. После незначительных преобразований и те и другие по программам и сроку обучения стали аналогичны классическим гимназиям. Воспитанник, прошедший все классы имел право поступать в университет. В то же время, к обучению мастерствам императрица относилась явно недоброжелательно, поэтому оно было сведено до минимума, а позже ремесленное училище было и вовсе выселено из стен Воспитательного Дома. Следует отметить, что в указе об этом речь шла не о создании нового заведения, а о перемещении части учеников в другое место. Набор предполагаемых к перемещению был следующим: ремесленные ученики, воспитанники-инвалиды и престарелые служители. В 1826 году Воспитательному Дому были переданы каменные корпуса бывшего слободского дворца, оставшиеся после пожара. В 1827 году началась перестройка этих корпусов, продолжавшаяся почти 6 лет. Перестраиваемые корпуса предназначались для Ремесленного Учебного Заведения (РУЗ) Московского Воспитательного Дома, которое было образовано в 1830 году. Эта дата считается годом основания Московского Высшего Технического Училища, но в то время учреждение еще не имело статуса высшего училища. Следует отметить, что это заведение занимало довольно незавидное положение среди других благотворительных учебных заведений того времени. Туда отправлялись, как правило, наиболее слабые воспитанники. Но в дальнейшем произошли перемены в лучшую сторону, обусловленные потребностью государства в техниках. Выселенное из самого Воспитательного Дома и гораздо менее опекаемое, ремесленное учебное заведение сразу начинает вести себя самостоятельно, что сыграло положительную роль в его развитии. Постепенно, но неуклонно, заведение меняет систему преподавания. Кроме первоначального курса обучения, включавшего в себя чтение и письмо, арифметику, чистописание и церковное пение, уже в конце 1832 года в РУЗ начинают преподавать геометрию и начальные правила алгебры. В 1834 году открываются так называемые высшие классы, призванные готовить не просто ремесленников, а ученых мастеров, в связи с чем в курс обучения вводят физику, химию, механику. В 1835 году приступают к составлению проекта нового устава, который должен был переменить очень скромные цели заведения и систему обучения в нем. 25 июня 1837 года выходит указ императора, полностью переменяющий судьбу питомцев Воспитательного Дома: отныне все они после выпуска должны обращаться в крестьянское сословие, то есть становиться крепостными; также упразднены все учебные классы в Доме. Практически единственным способом избежать закрепощения стала возможность попасть в Ремесленное учебное заведение. Таким образом, этот указ обрек многих детей на несчастную судьбу, но вместе с тем сыграл положительную роль в истории РУЗ. В это же время в заведении появляется новый директор, А. А. Розенкампф, сыгравший значительную роль в истории училища. «Иллюстрированная газета» в ноябре 1868 года писала, что он с малых лет был «. врагом лжи и обмана, и всегда действовал прямо и открыто, и не только словами, но и собственными действиями старался внушить эти же правила воспитанникам, образование которых ему было вверено»[6]. За период его управления заведение изменялось с удивительной быстротой. В 1838 году была открыта механическая мастерская и начинается преподавание практической механики и химии, а еще через 2 года — начертательной геометрии. В 1844 году созданы чугунолитейная и модельная мастерские. В этом же году утверждается новый устав РУЗ, согласно которому цели учебного заведения были сформулированы по-другому. Большое внимание теперь уделялось теоретической подготовке. Была установлена трехуровневая система подготовки, в которой предусматривалась возможность варьирования даваемого образования в зависимости от способностей и старания каждого. Воспитанники мастерского разряда по окончании полного курса теоретического и практического учения выпускались со званием ученых мастеров для управления фабриками и заводами, а вышедшие из рабочих классов становились мастеровыми или подмастерьями. Розенкампф понимал, что будущих руководителей нельзя учить на устаревшем оборудовании, и поэтому он требует от Опекунского Совета, чтобы станки и инструменты, предназначенные для обучения воспитанников, были не просто новыми, но и лучшими в мире. То же касалось материалов, требуемых для производства опытов по химии. 1 декабря 1855 года начинается чтение курсов аналитической химии и практической механики. 17 декабря того же года почетный опекун князь Трубецкой вносит в Опекунский Совет записку, в которой обосновывает необходимость открытия при заведении высших классов. Опекунский Совет одобряет эту идею и передает проект реорганизации РУЗ на высочайшее рассмотрение. В 1858 году в заведение был открыт доступ не только для питомцев Воспитательного Дома, но и для представителей свободных сословий. С этого момента происходит постепенный отход РУЗ от породившего его Воспитательного Дома. К концу 50-х годов стало несомненным несоответствие уровня образования, даваемого ремесленным учебным заведением, его официальному статусу. Воспитанники, проходившие 8 лет обучения, по-прежнему выпускались со званием ученых мастеров, то есть по нынешним меркам получали среднее техническое образование. Но перечень предметов, преподававшихся в заведении (а в него поступали практически неграмотные дети), показывает, что за 8 лет они проходили путь от неграмотности к знаниям, вполне достойным инженера. В частности, в мастерских классах изучались физика с приложениями, начертательная геометрия, русский язык, география, алгебра, геометрия, стереометрия, тригонометрия, общая и аналитическая химия, черчение и рисование. В высших классах преподавались прикладная физика и промышленная статистика, практическая механика, химическая технология. 12 декабря 1860 года почетный опекун Ахлестышев направляет в Опекунский Совет записку с предложениями о коренной реформе заведения. Предлагалось придать наконец ему наименование и статус высшего. Опекунский Совет одобряет записку и направляет ее на высшее рассмотрение в канцелярию, ведающую заведением. Учебный комитет этого отделения проводит в 1861 году несколько заседаний, посвященных этому вопросу. В результате на последнем заседании было принято решение о гораздо более серьезной реформе. Она предусматривала создание законченной вертикали технического образования на базе Воспитательного Дома, однако с точки зрения Ремесленного Учебного Заведения подобная реформа обозначала бы полную ломку сложившейся за многие годы системы обучения, причем — с уничтожением основополагающих ее принципов. Директор РУЗ посылает свое мнение в Комитет и разъяснения в Совет. В итоге реформа не удалась. После Розенкампфа директором заведения стал А. С. Ершов. Ему принадлежат заслуги по расширению теоретического обучения и поднятия уровня образования на качественно новый, университетский уровень: с начала 60-х годов все теоретические предметы в РУЗ могли преподавать исключительно лица с ученой степенью не менее магистра, а программы курсов должны были как минимум соответствовать аналогичным университетским программам. А. С. Ершов продолжил борьбу за право училища именоваться высшим, и борьба эта увенчалась успехом, но уже не при жизни Ершова. В 1866 году Опекунский Совет рассмотрел и утвердил предложенные устав и штат с изменениями, а в 1867 году директор скончался. В 1868 году Устав заведения, отныне именуемого Императорским Московским Техническим Училищем, был высочайше утвержден. Новый статус заведения, присвоенный ему незадолго до начала учебного года, вызвал необходимость огромную работу по созданию новых и корректировке старых. Причем работа по совершенствованию курсов проходила и в последующие годы. Училище участвовало в международных выставках: в 1876 году в Филадельфии и в 1878 году в Париже, где была представлена система преподавания механических искусств. На первой из них была получена медаль, а профессор Джон Ронкль — директор Бостонского технологического института [7] — был не только восхищен методом преподавания в России, он еще и предпринял все усилия для того, чтобы внедрить подобную систему в своем институте. В чем же заключалась эта выдающаяся русская методика обучения инженеров? Она имела три основных составляющих: 1. Глубокая практическая подготовка, основанная на реальной работе студентов в условиях, максимально приближенных к тем, с которыми они столкнутся на заводах и фабриках. 2. Серьезное изучение теоретических предметов на уровне, не уступающем преподаванию этих же предметов в классических университетах. 3. Постоянная взаимовыгодная связь высшей технической школы с промышленностью. Последний из исторических обзоров Московского технического училища, написанных инженерами с дореволюционным образованием, характеризует конец XIX века в истории заведения как период установившегося состояния. Однако это не означает, что в заведении не происходило никаких событий. Училище продолжало активно участвовать в промышленных выставках. Кроме почетных наград, немаловажным результатом выставок был приток пожертвований от промышленников, который позволил в конце века вести интенсивные строительные работы. На рубеже столетий были построены здания для институтов механического, химического, физического, технологии волокнистых веществ, общежитие в Бригадном переулке, третий этаж основного здания. В то же время, Императорское Московское техническое училище продолжало формально оставаться учреждением благотворительным и подчинялось Московскому Воспитательному Дому, что сильно тяготило заведение, потому что оно было вынуждено принимать учеников Воспитательного Дома, уровень которых был крайне низок. Предпринимались попытки реформирования ИМТУ обратно в среднее техническое училище, потому что тогда умножение числа которых считалось задачей более важной, чем развитие высшего образования. Наконец в 1887 году появляется указ о переводе ИМТУ в ведомство министерства просвещения. Но, избавившись от связи с Воспитательным Домом, ИМТУ «избавилось» и от денег, которые были выделены на его содержание. Директору удалось добиться большего финансирования со стороны государства а также привлечь множество частных пожертвований, как небольших, так и довольно крупных. В 1894 году был принят новый устав учреждения, который несколько урезал права высшей школы. В частности, сократилось число мероприятий, подведомственных учебному комитету. В начале ХХ века Московское техническое училище получило известность благодаря созданию лабораторий термодинамики и теплопередачи. Это высшее учебное заведение было первым в мире, где началось преподавание аэродинамики и где студенты выполняли работы в аэродинамической лаборатории. Начало этому было положено во многом благодаря деятельности такого известного ученого, как Н. Е. Жуковский (1847–1921). [8] На примере истории МВТУ мы можем понять, как важно было развитие технического образования в России в позапрошлом веке. Действительно, то время отличалось бурным развитием науки и техники за рубежом. Нужно было развивать их и в нашей стране. Эта необходимость была осознана многими людьми, в результате деятельности которых появлялись новые образовательные учреждения.

Инженерное образование в провинции

В течение последней четверти XIX века промышленность в России интенсивно развивалась. Производство стали и чугуна удваивалось примерно каждые 10 лет, а сеть железных дорог быстро расширялась. Было закончено строительство Транссибирской магистрали, вызвавшее экономическое развитие Сибири. Такое развитие промышленности требовало большого числа инженеров. В связи с этим расширялись существующие учебные заведения и создавались новые. Инженерное образование развивалось не только в таких больших городах, как Москва и Санкт-Петербург. Хорошо подготовленные специалисты были нужны всей стране. В качестве примера провинциального учебного заведения остановимся на Киевском Политехническом институте, основанном в 1898 году. Описанию структуры этого института посвятил особую главу в своей книге «Инженерное образование в России» С. П. Тимошенко. Первоначально Киевский политехнический институт имел четыре отделения, а именно: механическое, строительное, химическое и сельскохозяйственное. В процессе реорганизации сельскохозяйственное отделение, которое не было тесно связано с другими отделениями, было выделено из института. Постепенно, по мере развития учебного заведения на его базе выросло пять институтов. По наблюдениям Тимошенко, сделанным в 1960-х г., «институты с остатками старых традиций имеют преимущества в развитии технических наук в России».[9] В конце XIX века были открыты технологические институты в Харькове и Томске, а также еще несколько высших технических учебных заведений по другим отраслям техники. Все эти заведения в своей организации следовали примеру Института инженеров путей сообщения. Они имели пятилетнюю программу, а студенты с хорошей математической подготовкой выявлялись на конкурсных вступительных экзаменах. Это позволяло начинать преподавание математики, механики и физики на довольно высоком уровне уже на первом курсе и дать студентам достаточную подготовку по фундаментальным предметам в первые два года. Последние три года использовались для изучения инженерных дисциплин. В течение этих лет читались лекции по техническим предметам, и от студента требовалась определенная аудиторская работа, но большую часть времени студенты проводили в чертежных кабинетах.

Заключение

Русские инженерные учебные заведения вели большую научную деятельность, которая на протяжении XIX века поднималась на все более и более высокий уровень. Преподавателями выполнялось большинство работ в области инженерных наук, а затем эти работы публиковались в научных трудах учебных заведений. Ряд важных публикаций, относящихся ко второй половине XIX века, принадлежит ученикам уже упоминавшегося М. В. Остроградского. Один из них — И. А. Вышнеградский (1831–1895), посвятивший себя работе в области прикладной механики. Он был профессором Санкт-Петербургского технологического института. Его теория регуляторов получила известность во всем мире и послужила основой для развития важной отрасли механики, имеющей дело с регулированием скоростей машин. Другим учеником Остроградского был Н. П. Петров (1836–1920), основоположник гидродинамической теории трения, впервые объяснивший действие смазки в подшипнике. Петров также известен своими исследованиями напряжений в рельсовом пути. Следует отметить также деятельность Ф. С. Ясинского, профессора Института инженеров путей сообщения, который внес очень большой вклад в теорию сооружений, особенно — в теорию упругой устойчивости. Его труды по этому вопросу были опубликованы в 1893 году. Престиж профессора в инженерных учебных заведениях был очень высок, и лучшие таланты страны состязались за право замещения вакантных должностей в преподавательском штате. Успех в этом состязании зависел, в основном, от опубликованных научных работ претендента. Продвижение по службе преподавателя осуществлялось также на основе научной продукции, и выслуга лет при этом не принималась во внимание. Это позволило С. П. Тимошенко заключить свой обзор истории инженерного образования в России следующими словами: «Научная деятельность русских инженерных учебных заведений в XIX веке была на очень высоком уровне. Россия в этот период внесла значительный вклад в развитие инженерных наук»[10].

Литература

1. Волкевич И. Л. Очерки истории Московского Высшего Технического Училища. М., 2000. 2. Выдающиеся ученые Горного института. 1773–1978. М.; Л., 1948–1951. Вып. 1. 3. Максимовский М. Исторический очерк развития Главного Инженерного Училища. 1819—1869. СПб, 1869. 4. Научно-исторический сборник, изданный Горным институтом ко дню его столетнего юбилея. СПб., 1879. 5. Научные школы Московского государственного технического университета им. Баумана. М., 1995. 6. Тимошенко С. П. Инженерное образование в России. Люберцы: Изд-во ВИНИТИ, 1996. 7. Тимошенко С. П. История развития науки о сопротивлении материалов в России // Тимошенко С. П. Прочность и колебания элементов конструкций: Избр. работы. М., 1975. С. 654—659. 8. Энциклопедический словарь. Изд. Брокгауза и Ефрона. СПб, 1893. Т. IX. С. 300–301 (Статья «Горные училища») 9. Энциклопедический словарь. Изд. Брокгауза и Ефрона. СПб, 1894. Т. XIII. С. 189 — 190, 236—238 (Статьи «Инженерное училище», «Институт гражданских инженеров имп. Николая I», «Институт инженеров путей сообщения»).
[1] Тимошенко С. П. Инженерное образование в России. Люберцы: Изд-во ВИНИТИ, 1996. С. 10. [2] Интересные сведения по истории Горного института собраны в изд.: Научно-исторический сборник, изданный Горным институтом ко дню его столетнего юбилея. СПб., 1879; Выдающиеся ученые Горного института. 1773–1978. М.; Л., 1948. Вып. 1. [3] Волкевич И. Л. Очерки истории Московского высшего технического училища. М.: Машиностроение, 2000. С. 5. [4] Там же. С. 6. [5] Там же. С 16. [6] Там же. С. 33. [7] Ныне — Массачуссетский технологический институт. [8] О вкладе в развитие науки и техники преподавательского состава и выпускников Баумановского училища см.: Научные школы Московского государственного технического университета им. Баумана. М., 1995. [9] Тимошенко С. П. Инженерное образование в России. Люберцы: Изд-во ВИНИТИ, 1996. С. 37. [10] Там же. С. 17–18.