Каталог :: История

Реферат: Хрущев

Нельзя прямо-таки найти такое, что это лысое нич­тожество ухитрилось бы не
развалить...
Никакой демократией и гуманизмом, разумеется, и не пахло. Хваленый XX съезд,
во-первых, закрепил порочнейший тезис — будто „настоящий террор" начался лишь
в 37-м году. Хотя в 37-м он всего лишь стал захлестывать органи­заторов— вот
они н взвыли. Да так, что отголоски этого воя слышны до сих пор:
посредственный кинорежиссер А. Кончаловский, находясь не у родных пенатов, а
в США (!) снял картину „Ближний круг", где проводится та же идиотская идейка:
все „преступления сталинской эпохи" скон­центрированы в образе „старого
большевика", „ленинского гвардейца", чистого ангела, которому злобные
бериевцы вы­шибли мозги... Это неизлечимо.
Во-вторых, XX съезд понадобился Хрущеву исключи­тельно для того, чтобы
вытащить из-за проволоки свои х. Уцелевших „гвардейцев". Всех остальных
освободили только потому, что требовалось создать впечатление, буд­то „новая
власть" наконец-то восплакала о судьбе малень­кого человека и отныне возлюбит
его всей душой...
Возлюбит? Много писано о трагедии в Новочеркасске 1962-го. Однако почти никто
не упоминает о 1956-м годе, когда в Тбилиси еще более зверски была
расстреляна еще более массовая демонстрация — молодые люди вышли на улицу,
протестуя против пролившихся на покойного Ста­лина потоков грязи. Впрочем, по
терминологии „демокра­тической интеллигенции", это все были презренные
стали­нисты, а потому их вроде бы и не жалко...
Главное преступление Хрущева в том, что он сорвал по­пытку Берии пойти иным
путем. И повел страну все в тот же коммунистический тупик, согласно
полусгнившему указате­лю с полу с юртой надписью „Ленинский путь". Хрущев в
от­личие от Сталина и Берии был убежденным ленинцем, убежденным коммунистом,
за что ему и анафема...
Он вновь устроил гонения на русскую православную церковь, возрожденную
последним русским императором Сталиным. Он, вместо того, чтобы вкладывать
деньги в полностью обнищавшую центрально-черноземную Рос­сию, затеял одну из
грандиознейших по бездарности ц про­вальным результатам авантюр XX века —
„освоение цели­ны". Он вызвал берлинский кризис и едва не развязал ми­ровую
ядерную войну, послав ракеты на Кубу. Он сотво­рил величайшую в истории
глупость — по пресловутым „идеологическим" соображениям поссорился с Китаем.
Политика — это цинизм в квадрате. Не помню точно, кто именно, Питт или
Пальмерстон, произнес фразу о том, что у Англии нет ни друзей, ни постоянных
врагов, а есть лишь постоянные интересы, но фраза эта гениальна, в ней вся
суть политики.
Союз СССР и Китая — сила, которой просто-напросто не мог противостоять никто
на планете. Разрушив этот союз, Хрущев предал государственные интересы своей
страны так, каких никто и никогда не предавал. Ради чего? Ради все того же
„возвращения к ленинским заветам", мер­творожденной концепции, в которую
умнейший прагма­тик Мао не укладывался...
Хрущев нанес страшный удар по советской стратеги­ческой разведке. То, что в
тюрьму отправился как „бериевский костолом" ас разведки, генерал-майор Г.
Овакимян, в 1941-1945 координатор в США работы НКВД-НКГБ по сбору информации
об атомном оружии,— еще цветочки... Из выступления Хрущева на пленуме ЦК
1953-го: „Настоятельно необходимо, как совершенно правиль­но говорил товарищ
Маленков, укрепить руководство партии во всех звеньях 1» покончить навсегда с
нарушением норм отношения партии и МВД*, повысить воспитание чекистских
кадров, поднять ответственность партийных органов за осуществление
повседневного и конкретного руководства органами, постоянно добиваясь
повышения революционной бдительности..."
Легко догадаться, к чему это привело: к чему еще может привести ситуация,
когда невежественные в специальных вопросах, но „идейно выдержанные" партийцы
начинают „руководить" профессионалами в столь сложной области, как
стратегическая зарубежная разведка... Последовала длиннейшая череда снятий с
постов, отзывов в страну, лик­видаций резиденту?, замен „невыдержанных
идейно" „вы­держанными". Волна провалов, перехода к противнику, хаос,
парализована работа на целых направлениях, ФБР и аналогичные службы без труда
„раскалывают" идейно вы­держанных неумех...
Мало кому известна история с радиоэлектронной развед­кой... К началу 60-х
годов КГБ добился неплохих результатов в дешифровке американских кодов.
Радиоразведка и агенту­ра получили возможность добывать массу материала,
кото­рый в Москве тут же дешифровывали. Именно благодаря этой работе в Москве
в период Карибского кризиса своевре­менно стало известно: если СССР не пойдет
на компромисс и не уберет ракеты с Кубы, США, не колеблясь, начнут воен­ные
действия, но в обмен на вывод ракет готовы гарантиро­вать территориальную
целостность Кубы. Именно из вовре­мя прочитанной американской шифрпереписки в
Москве уз­нали об истинных целях полетов самолетов-шпионов У-2 над СССР и о
возможных действиях США в случае возникнове­ния в связи с этими полетами
конфликтной ситуации. И этим далеко не ограничиваются полученные нами
выгоды...
Однако Хрущев во время поездки в США (когда коло­тил по трибуне в ООН
ботинком) вновь повел себя, как последний идиот. Сначала он в беседе с
представителем США в ООН Лоджем совершенно по-детски похвастался, что знаком
с конфиденциальными посланиями президента Эйзенхауэра государственным
деятелям других стран. По­том стал похваляться директору ЦРУ Даллесу, что
его, Даллеса, агенты передают свои шифры КГБ, который с помощью этого
дезинформирует ЦРУ и вымогает у него деньги. И в шутку предложил, чтобы, коли
уж создалась такая ситуация, спецслужбы СССР и США объедини­лись — все равно
КГБ знает все секреты ЦРУ.
Американские профессионалы мысленно схватились за головы, моментально
осознав: русские читают шифрпереписку! В сжатые сроки Агентство национальной
безопаснос­ти СЩА заменило практически все свои шифрсистемы. Колоссальная
работа советской разведки пошла насмарку, все, решительно все пришлось
начинать сначала... [Анин Б., Радиошпионаж - Международные отношения, 1996.]
Об идиотских мерах Хрущева по сокращению армии и уничтожению самой
современной военной техники (лысо­му стукнуло в дурную голову: коли уж у нас
есть баллисти­ческие ядерные ракеты, все остальное устарело) я подроб­но
рассказывать не буду — и без того написано много.
Коснусь лучше прелюбопытнейшего аспекта деятельно­сти Хрущева.
Все, практически все им совершенное, принесло СССР прямо-таки непоправимый
вред. И наоборот, США от всего этого только выиграли. Прагматик Берия у руля
власти им был не в пример страшнее, нежели примитивный, легко про­считываемый
большевик Хрущев. Америке были только на руку и явное загнивание страны в
результате дальнейшего следования „ленинским путем", и ссора Советского Союза
с Китаем, и удар Хрущева по армии, и многое другое... На­столько на руку, что
возникает настоятельная необходи­мость задать вопрос прямо: что во всем этом
от тупости Хру­щева, что — от сознательных тайных операций американцев?
Если советская разведка ухитрялась внедрять своих агентов в окружение
американского президента и английс­кой королевы (причем это только то, о чем
мы знаем), если в свое время истеблишмент Франции был профильтрован
со­ветской агентурой, если (по последним изысканиям) Японию на США умело
натравила потаенно приложившая массу уси­лий советская разведка — почему мы
так пугаемся версии о существовании обратного процесса?
Вряд ли сам Хрущев был агентом американцев. Да это и не требовалось, в общем.
Достаточно было иметь агентов в его окружении и умело направлять в тупик,
создавая впе­чатление, что эти идеи не за океаном рождены, а сами ро­дились в
гениальной лысой голове...
Тому, кто решит, что я чересчур подзагнул, охотно предоставляю интереснейшего
свидетеля — самого Аллена Даллеса. Одного из лучших разведчиков столетия
(понят­но, среди тех, чьи имена стали известны) [Даллес А. Искусство
разведки].
„Специфический характер коммунистического государ­ства иногда дает Западу
некоторые возможности получе­ния определенных услуг со стороны лиц, „не
желающих сотрудничать". Преступление, которое добропорядочный коммунист легче
всего совершает и которого больше всего боится — это политическое
преступление. Основными же политическими преступлениями среди коммунистов
счита­ется неправильный образ мыслей, уклоны различных ви­дов, отступление от
линии партии в своих действиях или даже в неосторожных заявлениях. Зачастую
подобные от­клонения могли иметь место когда-то в прошлом, но объявляются
отклонениями и преступлениями позднее, когда партия вдруг сочтет необходимым
в силу каких-то причин провести чистку в своей среде, пересмотреть про­грамму
и толкование ленинизма. Все чистки, проводивши­еся за последние 15 лет,
являются примерами циничных соображений выгоды: доктрина формулировалась с
тем, чтобы найти козлов отпущения или оправдать серьезные изменения в системе
управления, в политике или в органи­зации правительственного аппарата.
Например, в начале 50-х годов многие искренние и преданные коммунисты с
ужасом узнали, что они являлись титоистами и должны понести за это наказание.
После смерти и ниспровержения Сталина самым тяжким преступлением, конечно,
стал ста­линизм. Имеются и другие менее серьезные и более серьез­ные
многочисленные партийные проступки.
Западные разведывательные службы, как это хорошо известно коммунистам,
пристально наблюдают за этими проявлениями и, кроме того, в течение ряда лет
ведут учет факторов, связанных с деятельностью, выступлениями, личной и
общественной жизнью коммунистических лиде­ров от самой верхушки до самых
низших звеньев партий­ной иерархии. Когда появляются первые признаки новой
чистки, западные разведывательные службы зачастую пы­таются установить
контакт с лицами, которым, по их мне­нию, угрожают отстранение, позор, а
возможно, и более  суровые наказания, и убедить их в том, что они будут
нуж­даться в помощи и получат её, если согласятся на сотруд­ничество. Здесь
просматривается не столько попытка оказать давление, сколько стремление
напугать человека, лишить его самоуверенности и самодовольства и заставить
почувствовать, что он нуждается в друзьях и в помощи".
Конец цитаты. По-моему, неплохое чтение для тех, кто искренне представляет
иностранного разведчика в виде узколобого типа, крадущегося через границу на
коровьи: копытах, навьюченного автоматом, минами, баклажкой ядом, рацией и
прочим мусором... Разумеется, хитрая лис. Даллес, как и положено
профессионалу, не дал ни едино) конкретной привязки, даже географической
(упоминания о „титоистах" и „сталинистах" вовсе не должны непременно
относиться к СССР), но в этом и нет необходимости. Ценно само признание в
существовании некогда (некогда?) именно такой стратегии... Как выражались
древние римляне, умному достаточно.
...Завершить разговор об этом “великом человеке” хотелось бы рас­сказом о
двух примечательных фактах. Хрущев обожал повторять вопреки истине, что сам
он вовсе не замешан в „сталинских репрессиях". На знамени­том, бурном пленуме
ЦК в июне 1957 г., когда схлестну­лись Никита со своими сторонниками, с одной
стороны, и „антипартийная группировка" Молотова-Маленкова-Кагановича, Никита
вновь затянул старую песню о „полити­ческих репрессиях". „Антипартийная
группировка" их яко­бы только и олицетворяла своими персонами — а
противо­стоял им ленинец Хрущев. Когда зашла речь о печально известной особой
тюрьме при Комитете партийного конт­роля, Хрущев вновь стал распространяться
о полнейшем' своем неведении. Маленков, брезгливо поморщившись, бросил:
-- Ты у нас чист совершенно, товарищ Хрущев...
Чуть позже, когда Никита уверял, будто „все делалось по личному указанию
товарища Сталина", прозвучал бе­зымянный голос из зала:
-- Не сваливайте все на покойника!
Примерно в то же время Хрущев уговаривал маршала Константина Рокоссовского
написать „разоблачительные" мемуары — о полной бездарности Сталина в политике
и военном деле, о „кровожадности" покойного вождя. Коро­че говоря, просил
добросовестно полить покойного гря­зью, упирая на то, что Рокоссовский сам в
свое время по­бывал в тюрьмах и лагерях.
Рокоссовский решительно отказался и уважение к Ста­лину сохранил на всю
оставшуюся жизнь...