Каталог :: История

Контрольная: СССР в конце 60-х - начале 80-х гг.

Московская академия экономики и права
Рязанский филиал
     

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по курсу “ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВА” Рязань 2000 г. СССР В КОНЦЕ 60-х- НАЧАЛЕ 80-х гг. 1.Противоречия социально-экономического и политического развития страны. Реформы второй половины 60-х гг. 2.Истоки и сущность кризисных процессов в жизни общества в 70-х начале 80-х гг. 3.Объективная необходимость изменений в жизни страны. Период от середины 60-х до середины 80-х годов, когда политическое руководство страны возглавлял Л.И.Брежнев, называют временем застоя - временем упущенных возможностей. Начавшееся достаточно смелыми реформами в области экономики, оно закончилось нарастанием негативных тенденций во всех сферах общественной жизни, застоем в экономике, кризисом общественно- политической системы. Знаменовал начало нового витка советской истории Октябрьский (1964 г.) пленум ЦК КПСС. На Октябрьском (1964 г.) пленуме ЦК КПСС произошла смена руководства партии и страны. Первым секретарем ЦК КПСС стал Л.И. Брежнев, председателем Совета Министров СССР А.Н.Косыгин, председателем Президиума Верховного Совета СССР Н.В.Подгорный. Еще при Хрущеве видные советские экономисты выступали с предложениями радикальной экономической реформы, суть которой состояла в переходе от административной, командной экономики к рыночным отношениям. Эта идея была поддержана Хрущевым, а после его отстранения от власти разработку новой экономической реформы возглавил Косыгин. Решениями мартовского (1965) и сентябрьского (1965) Пленумов ЦК КПСС эта реформа получила формальное одобрение и поддержку со стороны партии. Суть реформы 1965 г. можно свести условно к трем важнейшим направлениям: Первое- перемены в структуре управления народным хозяйством. Сентябрьский (1965 г.) Пленум ЦК КПСС принял решение ликвидировать территориальные советы народного хозяйства и осуществить переход на отраслевой принцип управления промышленными предприятиями. Были воссозданы союзные и союзно-республиканские министерства. Второе- коррекция системы планирования. Поскольку прежняя плановая система была сориентирована на достижение роста объемов производства предприятиями на базе валовой продукции, то предполагалось нацелить планы на реализованную продукцию. Третье- совершенствование экономического стимулирования. Оно включало: улучшение системы ценообразования, улучшение системы оплаты труда. В русле этих направлений предусматривалось: 1. оценивать результаты хозяйственной деятельности предприятий по реализованной продукции, полученной прибыли по выполнению заданий; 2. поставить оплату труда работников промышленности в непосредственную зависимость не только от результатов их индивидуального труда, но и от общих итогов работы предприятий; 3. положить в основу экономических отношений между предприятиями принцип взаимной материальной ответственности. Развивать прямые связи между предприятиями-изготовителями и потребителями продукции. Повысить роль хозяйственных договоров. Предусматривалось, что системы планирования и экономического стимулирования должны были создавать у коллективов предприятий заинтересованность в принятии более высоких плановых заданий, требующих полного использования производственных фондов, рабочей силы, материальных и финансовых ресурсов, достижений технического прогресса, повышения качества продукции. Экономическая реформа начала действовать в январе 1966 года. Почти с первых же шагов реформа обнаружила наличие ощутимых противоречий между первоначальным замыслом и реальной практикой хозяйствования, которая стала складываться по мере внедрения нового порядка работы предприятий. Причины этих противоречий, существование которых снижало отдачу от проводимых мер по совершенствованию хозяйственного механизма, следует искать в недостаточной обеспеченности идей реформы реальными рычагами, создающими условия для практической реализации этих идей. Стержневой замысел реформы- расширение хозяйственной самостоятельности предприятий- фактически подкреплялся только сокращением числа спускаемых сверху планово-отчетных показателей и изменением порядка формирования поощрительных фондов коллективов. Реформа не сломала старый хозяйственный механизм. Фактически народохозяйственный рост в это время представлял собой по преимуществу продолжение индустриализации, ее распространение на все сферы экономики. Противоречие обострялось тем, что индустриализационные процессы в этот период носили преимущественно экстенсивный характер. Они сводились к механическому вовлечению в производство дополнительных человеческих и природных ресурсов. Поэтому, несмотря на дальнейшее индустриальное преобразование народного хозяйства многие проблемы, возникшие в условиях форсированной индустриализации, не только не исчезли, но даже нарастали. Более того, отставание приобретало застойные черты. Укрепились специфические устаревшие хозяйственные механизмы и управленческие традиции, объективно поддерживающие такое отставание, формировалась социальная база стагнации. Экстенсивность экономики стимулировала нарастание дефицита рабочей силы и спрос на тяжелый неквалифицированный ручной труд, который становился фактором люмпенизации трудящихся. Для немеханизированных производств был характерен низкий уровень организации труда, дисциплины, культуры, этики отношений при высоком уровне алкопотребления и текучести рабочей силы. В затратную экономику была органически включена и система советского образования. Развернулся процесс поголовного охвата молодежи всеобщим средним образованием, который без соответствующей материальной и интеллектуальной базы привел к удручающему снижению его стандартов. В результате вышеописанных процессов сложился довольно устойчивый конгломерат разнородных социальных сил, который включал в себя малокомпетентных управленцев аппаратного типа, ориентированных на “престижное потребление”, полуобразованных служащих и инженерно-технических работников, псевдоученых, низкоквалифицированных рабочих, безразличных к конечным результатам своего труда крестьян. Этот конгломерат не проявлял заинтересованности к ускорению научно- технического прогресса и интенсификации производства, не желал серьезных структурных реформ в экономике и политике, опасаясь перемен в своем привычном образе жизни. Так складывалась социальная база застоя. Под давлением этих социальных сил и формировалась текущая и перспективная экономическая политика. Крайне не просто проходил в этих условиях процесс разработки проекта Директив по восьмому пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР. (1966- 1979гг.). Еще в первой половине 1964 г. началась подготовка народонохозяйственного плана на семь лет (1966- 1972гг.), в который предполагалось включить задания, вошедшие во все принятые ранее решения. События конца 1964 г. серьезно изменили отношения к хрущевскому “субъективизму”. Тем не менее задания восьмого пятилетнего плана отражали стремление руководства к резкому ускорению экономического развития. При опережающем росте производства средств производства ставилась задача достижения экономической сбалансированности. Предполагалось увеличить производительность труда, прибыль. Декларировался новый подход к формированию территориально- промышленных комплексов. Определив стратегические установки пятилетки, партийно-государственное руководство сосредоточило внимание на конкретизации принятых решений, выработке форм и методов достижения поставленных целей, механизмов их реализации. В этот период в практику партийного руководства народным хозяйством входят ежегодные обсуждения на пленумах ЦК КПСС проектов госудпрственных планов и бюджетов на очередной хозяйственный год. Первые годы восьмой пятилетки дали обнадеживающие результаты, динамика экономического развития несколько возросла, была достигнута известная сбалансированность народного хозяйства. В 1967 г. на новый порядок планирования и экономического стимулирования стали переводиться целые отрасли промышленности. Перевод на новые условия сопровождался пересмотром оптовых цен 1955 г., которые уже не отражали общественно необходимые затраты, особенно в горнодобывающих отраслях. Пересмотр цен улучшил экономическую ситуацию, с 1968 г. все отрасли промышленности стали рентабельными. Однако надежды, возлагавшиеся на быстрое улучшение положения дел в экономике, не сбывались. Хозяйственная реформа не получила своего дальнейшего логического развития, не реализовывались ее основные замыслы. Не удалось установить отношений взаимной ответственности между органами, принимающими и выполняющими решения. Директивность планирования не была подкреплена четкими формами экономической ответственности плановых органов за качество планов, за ресурсообеспеченность. И все же в первые годы восьмой пятилетки были налицо некоторые успехи. Темп роста производительности труда и средней заработной платы работающих в промышленности сблизились. Но полной сбалансированности их достичь не удалось. Не были выполнены задания по производительности труда. В 1968 г. средняя заработная плата по всей индустрии выросла заметно больше, чем производительность труда. Становилось ясно: для того, чтобы двигаться вперед, необходимо демонтировать отжившую свой век малоэффективную хозяйственно- политическую систему и заменить ее современной. К началу 70-х годов в экономике еще ощущалось дыхание реформы 1965 г., но уже было ясно, что она постепенно сворачивается. Некоторое улучшение социально- экономического положения было достигнуто за счет мобилизации административно- командной системы а также частично за счет реформ что укрепило позиции консервативных и антиреформаторских сил в политическом руководстве страны. В соответствии с типом и уровнем мышления высшего партийного и административного эшелона ставка на упрощенно технократические подходы стала преобладающей. На ХХIV съезде КПСС декларировалось что решающее значение для экономического роста приобрел вопрос об интенсификации и источниках роста. Подчеркивалось, что с точки зрения очередных задач и долговременных перспектив на первое место выдвигается ускорение научно- технического прогресса (НТП). Универсальным средством решения всех экономических и социальных проблем провозглашалось повышение руководящей роли партии. Оно трактовалось как распространение партийного контроля на все сферы жизни общества. Большие усилия прилагались для имитации общественно- политической и трудовой активности трудящихся. Количественные показатели роста активности поднимались вверх за счет определенной части членов производственных коллективов при одновременном и устойчивом проявлении пассивности большей их части. Важным фактором осуществления НТП выступает рост обобществления производства. В 1970- гг. началось всемерное форсирование создания производственных объединений. Объединение предприятий происходило с упором на административное воздействие зачастую без учета экономических интересов объединяемых коллективов. Экономическая целесообразность также не всегда принималась в расчет. Администативно- командная система неизбежно трансформировала курс на создание объединений в ведомственный монополизм что еще сильнее подавляло конкуренцию раскручивало рост цен снижало качество и технический уровень продукции. Положение дел в экономике ухудшалось, рост жизненного уровня народа прекратился. Зато процветала «теневая экономика». Ее питательной средой была бюрократическая система, функционирование которой требовало постоянного жесткого внеэкономического принуждения и регулятора в виде дефицита. Последний абсурдно демонстрировал себя повсеместно на фоне совершенно невероятных излишков различного сырья и материалов. Самостоятельно продать или обменять их на нужные товары предприятия не могли. Подпольный рынок поддерживал развалившуюся экономику. Брежневское руководство дутыми цифрами и гигантскими прожектами стремилось отвлечь внимание общественности от плачевного положения, в котором оказалась держава. Нарастало сращивание дельцов «теневого бизнеса» с ответственными работниками партийно- государственного аппарата в центре и на местах. Обороты «теневой экономики» становились миллиардными. В 1970-е годы произошло заметное ослабление новаторских устемлений Инициатор экономической реформы Косыгин отошел на второй план. На переднем плане оказался консервативный деятель Брежнев Событием которое отчетливо обозначило возврат к старому скорее всего оказался ввод войск пяти стран Варшавского договора в Чехословакию в августе 1968 года. Именно с этой акцией следует связывать окончательную победу консервативных сил в руководстве КПСС и отказ от экономической реформы. В 1970-е годы, как и прежде упор делался на необходимость смещения акцентов в экономической политике посредством перенесения центра тяжести с количественных показателей на качественные, с административно- командных методов управления- на экономические. Признавалось, что экстенсивные факторы роста народного хозяйства себя исчерпали, что необходимо как можно быстрее переводить экономику на интенсивный путь развития. Такая задача ставилась в качестве одной из приоритетных, начиная с ХХIV съезда КПСС (1971 г.). Ставилась, но не решалась. Принимались решения о более широком использовании таких рычагов товарно- денежных отношений, как хозрасчет, прибыль, кредит, материальное поощрение, но практической реализации они не находили. Продолжить и углубить экономическую реформу могли только новые люди, мыслящие экономическими категориями. Но они не выдвигались на значимые посты, которые были заняты консервативно мыслящими руководителями. В результате экономическая реформа начала потихоньку сворачиваться. Вместо сокращения числа утверждаемых сверху показателей число их возросло. Резко усилилось вмешательство директивных органов в планирование. Вместо нормативного планирования на практике стали применяться методы округления. В основе развития экономики лежал экстенсивный принцип развития. Руководство страны основное внимание уделяло развитию сырье добывающих отраслей. Рост цен на мировом рынке в это время позволил Советскому Союзу получить большое количество “нефтедолларов”. Деньги эти были потрачены на закупки товаров ширпотреба и импортного промышленного оборудования, которое часто даже не устанавливалось, а если и устанавливалось, то не всегда грамотно использовалось. Партийно-государственное руководство нашей страны совершило просчет в определении перспектив развития науки и техники на новом этапе научно- технической революции, не приняло надлежащих мер для реорганизации хозяйственного механизма и подготовки квалифицированных кадров. В результате этого механизм хозяйствования не создавал благоприятных условий для научно- технического прогресса. Руководство партии и страны не понимало, что экономику сделали невосприимчивой к достижениям науки и техники старые народно- хозяйственные отношения, считая, что главной причиной недостатков в области использования достижений НТР и ее развития является несовершенство административных рычагов и сделало ставку на решение организационно- структурных вопросов. Как следствие этого, начинает расти отставание нашей страны от стран Запада. В области сельского хозяйства в 1970 годы был сделан упор на агропромышленную интеграцию, которая рассматривалась как главное направление сближения двух форм собственности- государственной и колхозной, превращения сельскохозяйственного труда в разновидность индустриального. Надо сказать что основные показатели экономического роста в 1970-е годы ухудшились Исключением была восьмая пятилетка Тогда среднегодовые темпы роста производительности труда увеличились что было прямым результатом экономической реформы 1965 года. После отказа от нее основные экономические показатели начинают ухудшаться. С начала 1970 годов произошло существенное снижение темпов роста, характеризующих важнейшие экономические процессы и это стало устойчивой тенденцией. В результате в 1982 году практически приостановился рост уровня жизни народа. Важно то, что на протяжении длительного исторического периода возможности Советского государства были ограничены. Господствовал примат тяжелой индустрии При распределении капитальных вложений между отраслями плановые органы допускали явные диспропорции в пользу тяжелой промышленности Достижения науки в области тяжелой промышленности не распространялись на легкую промышленность. При этом главное внимание уделялось производственным задачам а социальные проблемы отодвигались на задний план. Положение не изменилось и в 1970-е годы. Оно даже ухудшилось, что было связано с тем, что Советский Союз нес основное бремя расходов в организации Варшавского договора оказывая существенную помощь странам третьего мира заявлявшим о своей готовности встать на путь социалистического строительства Для Брежнева и его окружения характерно было неприятие реформаторства. К концу 70-х из руководства были удалены практически все явные сторонники обновления. Хозяйственно политические решения конца 1970-х годов, как никогда, страдали внутренней несогласованностью: мероприятия по активизации экономических стимулов сочетались с ограничением прав предприятий, возрастало число директивных показателей, а дезорганизация в народном хозяйстве все возрастала. Возникала целая система ослабления экономических инструментов власти, окончательно оформился механизм социально-экономического торможения, который заблокировал развитие советского общества. Некоторое улучшение социально- экономического положения, которое было достигнуто за счет мобилизации ресурсов административно- командной системы, а также частично за счет реформ, укрепило позиции консервативных и антиреформаторских сил в политическом руководстве страны. Радикальные политические и экономические идеи оказались под запретом. В соответствии с типом и уровнем мышления высшего партийного и административного эшелона ставка на упрощенно технократические подходы стала преобладающей. Период застоя был по-своему сложен и противоречив. Общество не стояло на месте. В нем происходили изменения, накапливались новые потребности. Но исторически сложившаяся общественно- политическая система стала тормозить его движение, порождала состояние стагнации. Администативно- командная система, как показывает исторический опыт, органически не способна обеспечить экономическую эффективность и технологический прогресс, ей по силам осуществлять лишь его заимствованную форму. Административно- командные методы управления нацеливают на решение, прежде всего, не экономических а административных задач. История показывает, что с самого начала административную систему отличал экономический утопизм, замешанный на экономической малограмотности. Командная экономика и соответствующее ей политическое руководство общественными процессами создали адекватный себе тип общественного сознания: на почве порожденных администрированием экономической неэффективности и уравнительности распределения произошли глубокие сдвиги в общественной психологии, деформация жизненных ценностей и приоритетов. В сознании людей глубоко укоренились сугубо административный взгляд на экономические проблемы, мистическая вера в организацию, нежелание и неумение видеть, что силой, давлением, призывами к сознательности ничего в общественной жизни и экономике не достигнуть. Такая же вера стала свойственной и партийным руководителям самого различного ранга. В народе широкое хождение получили настроения апатии, безразличия к общим целям и ценностям, недоверие к реформам. Часть народа деградировала физически и духовно на почве пьянства и бездуховности, произошли упадок этики и резкое снижение моральных критериев, развились массовые хищения и агрессивная зависть к честному труду. Деформация массового сознания- самое худшее в наследии, оставленном административно-командным порядком организации жизни людей. Революционное обновление нашего общества представляется гораздо более сложным делом, чем демонтаж отживших, но все еще не сдающих свои позиции бюрократических структур. Здесь не победить натиском, смелым почином. Нужна долгая кропотливая работа.

Литература

1. История Отечеста: люди, идеи, решения.- Очерки истории Советского государства.-М., 1991. 2. Зубкова Е.Ю. Опыт и уроки незавершенных поворотов 1956 и 1965 гг.- Страницы истории советского общества.- М,1989. 3. Разуеваева Н.Н. Проблемы и трудности социально- экономического и политического развития СССР в 1961-1985гг.- Вопросы истории КПСС. 1988 №9. 4. Осипов А.А. Крах административно- командной системы.- Л. 1991.