Каталог :: История

Реферат: Иркутск в XIX веке

                  Министерство образования Российской Федерации                  
Главное управление общего и профессионального образования Иркутской области
Профессиональное училище №2
     Реферат
На тему:
     «Иркутск в XIX веке»
                                                                Работу выполнил:
                                                    Саламонов Николай Николаевич
                                                               Работу проверила:
                                                           Преподаватель истории
                                                       _________________________
                                                                         подпись
                                                        Панюшина Любовь Петровна
Иркутск, 2004
ИСТОРИЧЕСКИЕ И СОЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ИЗУЧЕНИЯ ПРЕСТУПНОСТИ КРУПНОГО ГОРОДА
ВОСТОЧНОЙ СИБИРИ
Иркутская область, являясь субъектом Российской федерации, входит в состав
Восточно-Сибирского района. Она расположена почти в центре Азии, на основных
транспортных магистралях, соединяющих Европу с дальневосточными районами
России и странами Азиатско-Тихоокеанского региона.
Имея 22 города (в том числе 5 городов с населением свыше 100 тысяч человек),
большое количество поселков городского типа и население численностью 2,8 млн.
человек, сосредоточенных на 767,9 тыс. квадратных километров, крупнейшая в
Восточной Сибири Иркутская агломерация выделяется не только размерами. Одна
из характерных ее черт - столичность. Иркутск - ядро Иркутской агломерации,
является не только административно-хозяйственным и культурным центром
Иркутской области, но и всей Восточной Сибири тоже. Иркутск на протяжении
всей истории своего развития активно взаимодействовал со своим окружением, и
в следствии этого ложилась динамичная, исторически многослойная, внутренне
контрастная компактная группировка городских поселений с сильной
функциональной взаимозависимостью. Каждое из них, занимая более или менее
заметное место в промышленности и сельском хозяйстве Иркутской агломерации,
Восточной Сибири и страны в целом, имеет обязанности по отношению ко всему
агломерационному содружеству. Все они развиваются, взаимно дополняя друг
друга.
Интересно, что в отличии например, от Москвы, Иркутск вырос в экономической
пустыне. Иркутск исстари не имел экономически плотного окружения: крупных
притрактовых торговых сел, известных на всю Россию гнезд народных кустарных
промыслов, крупную фабрично-заводскую промышленность. Иркутская агломерация
сравнительно молодая, долгое время лишь зрели предпосылки ее формирования.
Население Иркутской области формировалось, в основном, за счет переселенцев.
Вместе с казаками в Восточную Сибирь шли промышленные, торговые люди,
привлекаемые крупными богатствами, здесь скрывались старообрядцы и находили
приют беглые помещичьи и крепостные крестьяне, искавшие за Уралом спасения от
крепостного гнета. Они осваивали в долинах рек пригодные для земледелия
участки. В Сибирь прибывали и посадские люди, завербованные воеводами, сюда
выдворяли преступников, бунтарей и революционеров. Все эти категории
переселенцев составляли основу переселенческого потока в Прибайкалье.
Таким образом, долгое время в Иркутской области население формировалось не за
счет коренных жителей, а за счет приезжих.
В настоящее время население Иркутской области составляет около 2,8 млн.
человек (1,9 % численности населения России), проживающих в 1,5 тыс. больших
и малых населенных пунктах. Сложившаяся система расселения отражает, с одной
стороны, исторический выбор первыми переселенцами районов, пригодных для
постоянного проживания и сельскохозяйственного производства, с другой -
потребности промышленности в обеспечении ресурсами. Наиболее густонаселенными
административными территориями в Иркутской агломерации являются Ангарский
район (283,3 тыс.), Усольский (161,9 тыс.), Усть-Илимский (135,8 тыс.),
Черемховский (129,3 тыс.), Зиминский (100,2 тыс.).
Иркутская агломерация всегда являлась сравнительно слабозаселенным регионом
России.
В настоящее на 1 квадратном километре территории проживает в среднем 3.6
человек. Это почт в 10 раз меньше средней плотности населения земного шара. В
50 раз меньше плотности населения на Украине и в Белоруссии, в 150 раз меньше
чем в Японии, Англии, Бельгии или в Московской области. Тем не менее, в
Иркутской агломерации население размещено крайне неравномерно. Основная часть
(75%) проживает в юго-западных районах, расположенных вдоль Транссибирской
магистрали. При этом значительные территории остаются малозаселенными и слабо
освоенными.
Хотя плотность населения в Иркутской агломерации в 2.4 раза ниже, чем в
среднем по России, в отдельных районах этот показатель может в несколько раз
превышать среднероссийский. Наиболее плотно заселены районы с крупными
промышленными городами и развитым сельским хозяйством. Плотность населения
здесь достигает 25 человек на квадратный километр (Усольский район), 30
человек на квадратный километр (Ангарский район), даже 60 человек на
квадратный километр (Иркутский район), что сопоставимо с наиболее освоенными
промышленными регионами Европейской России. В северных районах плотность
резко снижается и может быть в 100 раз ниже общероссийского показателя.
Неравномерность распределения населения обуславливается экономико-
географическими различиями районов агломерации, историческими особенностями
их заселения.
Как ни странно, уровень плотности и численности населения отражается и на
уровне правопорядка. В городе - ядре, то есть в Иркутске из-за скученности
людей царит нервное напряжение, стрессы, агрессия. Взрослая часть населения
занята решениями насущных проблем: пища, одежда, жилье. Молодое поколение
предоставлено само себе, оно явно обделено вниманием родителей, бабушек,
дедушек, учителей. СМИ, старшие подруги и друзья, сомнительные дискотеки,
клубы - вот что остается в распоряжении подростков, недаром преступность в
Иркутской области «помолодела». Города растут, соответственно растут запросы
и потребности, озлобленность населения из-за невозможности их удовлетворить,
люди полностью увлечены сами собой и безразличны друг к другу. Поэтому
наблюдается рост наркомании, краж, грабежей, убийств и так далее. В глубинке,
напротив, все знают друг друга. Но там люди чувствуют еще больше
безысходность ситуации, они всеми брошены и забыты (в первую очередь
властью), никому не нужны. Люди не имея нормальных условий существования, не
имея работы, будущего, просто доживают остаток своих дней, спиваясь, калеча
друг друга в пьяных драках, увлекаясь наркоманией и по большому счету
деградируя.
Демографические характеристики оказывают свое влияние на развитие агломерации
и в определенной степени на уровень преступности, поэтому, и их разумно было
бы рассмотреть.
Иркутская область всегда являлась регионом с положительной демографической
динамикой. Рождаемость здесь была выше общероссийского уровня, а абсолютный
прирост населения происходил, в основном, за счет естественного прироста.
Миграция играла второстепенную роль в формировании структуры населения.
С середины 1960-х гг. демографическая ситуация стала меняться: рождаемость
сократилась почти вдвое, уменьшился естественный прирост населения. Начиная с
1990-х гг. область вошла в полосу демографического кризиса: при сокращении
рождаемости выросла смертность, особенно мужчин трудоспособного возраста.
Сократилась средняя продолжительность жизни населения (мужчин до 54, женщин -
до 68 лет), а, начиная с 1993 года, естественный прирост стал отрицательным.
Интересен анализ динамики числа браков и разводов. В период с 1940 г. по 1960
г. количество браков выросло более чем в 3 раза, но в 1960-1997 гг. эта
величена вновь сократилась, А вот количество разводов за период 1940-1997 гг.
постоянно росло и увеличилось в 6 раз.
Миграционные процессы в Иркутской агломерации протекают довольно активно и
противоречиво. С одной стороны, постоянная потребность в рабочей силе
вызывает приток трудовых ресурсов, с другой - из области идет постоянный
отток жителей.
Отрицательное сальдо миграции осложняет и без того неблагоприятную
демографическую ситуацию, снижает возможности естественного воспроизводства
населения, ухудшает качественный состав трудовых ресурсов региона.
Что касается внутриагломерационной миграции, то к середине 1990-х годов
миграционный поток в северные районы нового промышленного освоения сменился
оттоком населения из этих районов. Люди уезжали из Усть-Илимска, Братска, из
поселков. Даже Иркутск, в этот период имел близкое к нулевому сальдо
миграции.
В определенной степени миграционные процессы отражаются на уровне занятости
населения, чем оказывают определенное влияние на социальную нестабильность
общества.
В народном хозяйстве в 1995 году было занято 1083,5 тысяч человек (для
сравнения в 1990 году - 1201,5 тысяч человек), или 44 % населения области.
Это составляет примерно 1,4 % общероссийской численности трудовых ресурсов. К
концу столетия эта тенденция продолжает развиваться.
Основная доля трудоспособного населения (28 %) трудоустроена в
промышленности; в сферах образования науки и культуры занято 14 %, на долю
сельского хозяйства приходится 9 %.
Сегодня ситуация в сфере занятости характеризуется следующими моментами. Во-
первых, отмечается значительная доля в общем количестве работающего
населения. Во-вторых, довольно высоким остается уровень
малоквалифицированного и ручного труда в отраслях материального производства.
В-третьих, увеличивается уровень вторичной занятости населения при устойчивой
тенденции роста самозанятости. В четвертых, снижение естественного прироста
населения сказывается на структуре трудовых ресурсов, обуславливает
сокращению их притока в базовые отрасли Иркутской агломерации. И наконец,
высокий уровень безработицы. Ее средний уровень оценивается в 4-6 %. А в
небольших монофункциональных городах и поселках этот уровень заметно выше.
Из-за остановки или спада производства здесь происходило и происходит
массовое высвобождение работников. Проблемы безработицы особенно остро
проявились в Усть-Илимском, Мамско-Чуйском, Катангском районах.
Как упоминалось выше, постоянный приток в область населения из различных
регионов страны обусловил его разнообразный национальный состав. В настоящее
время здесь проживают выходцы почти из всех союзных республик бывшего СССР, а
также из автономных поволжских республик России (татары, мордва, чуваши,
марийцы, удмурты). Всего в пределах области проживает около 100 наций и
народностей. В связи с известными событиями за последние годы в Иркутской
агломерации увеличилось число вынужденных переселенцев и беженцев. Например,
за 1996 год в Иркутскую область прибыло 1604 человека, их них большинство
казахи (818 человек), таджики (247 человек), узбеки (202 человека). С одной
стороны ничего плохого в этом нет, но если посмотреть глубже н эту проблему,
то можно заметить, что приезжие люди зачастую пополняют армию безработных и
бездомных. Кроме этого, все они со своей культурой, образом жизни, устоями и
традициями, приезжая в другую местность, сталкиваются с трудностями
нравственного, культурного плана. Происходит так называемый конфликт культур,
а там, где конфликт, обязательно есть недовольные, обиженные, разозленные.
Естественно, это оказывает отрицательное влияние на социальное равновесие в
агломерации.
Иркутская агломерация довольно большая: состоит из 22 городов, в том числе
областного подчинения - 14, районного - 8. Поселков городского типа - 66,
прочих населенных пунктов - около 1500. Самые крупные города: Иркутск,
Братск, Усть-Илимск и Усолье-Сибирское. В них проживает свыше 1.3 миллиона
человек.
Что касается сельского населения, то оно увеличивалось, в основном, за счет
естественного прироста и вследствие переселения из Европейской России.
Наибольшее количество переселенцев оседало на западе губернии, в пределах
бывших Нижнеудинского и Балаганского уездов. На севере (в Киренском уезде и
части Верхоленского уезда) переселенцев практически не было.
До 30-х годов Иркутская губерния, как и вся Восточная Сибирь, представляла
собой типичный полуаграрный район, с явным преобладанием сельских жителей,
доля которых в общей численности составляла 80-90%. По сути, это было времена
предпосылок формирования Иркутской агломерации. Мощное созвездие городских
поселений возникло в советские годы. Иркутск окружил себя плеядой городов-
спутников, привлекая их к выполнению ответственных задач, которые ставились
Иркутском и всей страной.
Промышленное и энергетическое строительство способствовало увеличению
численности городского населения. Старые города области (Черемхово, Иркутск,
Усолье-Сибирское и другие) превратились в крупные промышленные и культурные
города. Иркутск стимулировал развитие в своей округе многих предприятий,
дополняющих Иркутский индустриальный комплекс. Вокруг Иркутска сформировалась
обширная зона обслуживания нужд крупного города. Аэропорты, железнодорожные
сортировочные станции, склады, водопроводные станции, теплично-парниковые
комбинаты, животноводческие комплексы и птицефабрики, рекреационные зоны и
туристические центры - все это создало широкую и разнообразную основу
развития многогранной Иркутской агломерации.
Начиная с 50-х годов, стали быстро расти новые города и рабочие поселки.
Рядом с Иркутском на берегу Китоя появился крупный современный город -
Ангарск, с широкими проспектами, благоустроенными домами, магазинами,
учреждениями культуры. Недалеко от Иркутска вырос город металлургов -
Шелехов. В районах строительства Братской и Усть-Илимской ГЭС возникли два
новых крупных современных города - Братск и Усть-Илимск.
В итоге в 1930-1980 гг. удельный вес сельских жителей в общей численности
населения сократился с 80% до 20%, соответственно возросла доля горожан.
Связи жителей Иркутской агломерации в целом прочные и многосторонние. Иркутян
связывают родственные, семейные, дружеские, школьные, служебные отношения.
Так как агломерация это единое целое, то и население агломерации можно
рассматривать как единый организм. Жизнедеятельность населенных пунктов,
городов, поселков зависят от многих факторов, в том числе от
жизнедеятельности друг друга. Если происходят какие-либо изменения на коком-
то участке агломерации, то эти изменения чувствуют на себе прежде всего люди.
Причем чувствует население не только этого участка, но и соседствующего с
ним. Изменения могут быть различного характера: политические проблемы,
экономические кризисы, межнациональные конфликты, эпидемии, распространение
наркомании, деятельность преступного сообщества и так далее.
Переполнение города-ядра, особенно его центрального района транспортом
обеспечение удобных связей с зоной спутников требуют упорядочивания
агломерации. Оздоровление условий жизни, снижение «давления» на среду,
которое создается скоплением промышленности, транспорта, населения,
необходимы такому большому городу. Исчерпание емкости территории, дефицит
водных ресурсов, потребность в резервных площадях под жилищное строительство,
транспортные устройства, коммунально-хозяйственные сооружения,
промышленность, науку, рекреацию, опасность перенапряжения восстановительных
сил природы дополняют картину необычной сложности проблем городской
агломерации. Чтобы справиться с множеством проблем, необходимо планировочное
регулирование жизнедеятельности этого сложного организма - Иркутской
агломерации.
В истории нашей родины крупная роль принадлежит городам, которые с давних пор
становились экономическими, политическими и культурными центрами. Широко
известно огромное значение в отечественной истории Киева, Новгорода, Москвы,
Санкт-Петербурга. Степень и сфера влияния тех или иных городов были различны,
но в каждом из них отражались общие закономерности и местные особенности
исторического развития. Поистине, история городов - история всего нашего
Отечества. В истории Восточной Сибири значительную роль играет Иркутск,
прошедший длительный путь от острожной крепости, основанной в 1661 году до
современного российского города.
Превратившись на протяжении второй половины 17 века из острога в город,
Иркутск постепенно становится торгово- ремесленным, административным центром
Восточной Сибири и одним из ранних очагов русской культуры на Востоке.
Иркутск представлял собою торгово-распределительный пункт товаров,
поступающих из центральных районов России и разных мест Сибири. В то же время
через Иркутск доставляются в европейскую часть страны пушнина, слюда, золото
и другие богатства Восточной Сибири. Экономические, политические и культурные
связи Иркутска выходят далеко за его пределы: он является посредником в
торговых и дипломатических сношениях России со странами Дальнего Востока. В
18 веке товары, отправленные из Иркутска, достигали Камчатки и русских
владений на Аляске, Алеутских и Курильских островах.
В конце 19 века через Иркутск прошел Великий Сибирский путь, усиливший и
ускоривший связи нашего города с европейской Россией. Он внес оживление во
все сферы жизни нашего города. На удаленных от центра окраинах Сибири, в том
числе в Иркутске, сказывалось благотворное влияние передовой русской культуры
общественной мысли, революционного движения. Проводниками этого влияния были
политические ссыльные все поколений, действовавших в русской революции.
Иркутск был одним из очагов революционного движения в Сибири.
До Октябрьской революции Иркутск был, в основном, торговым и административным
пунктом. За период Советской власти Иркутск превратился в мощный
индустриальный и культурный центр, с высоко развитой промышленностью,
одновременно укрепил свое значение товарно-распределительной базы.
Иркутск был основан как острог в 1661 году на правом берегу Ангары Яковом
Ивановичем Похабовым. Судьба острогов основанных русскими в Сибири в 17 веке,
была различна. Одни из них заглохли, другие превратились в деревни и села,
третьи, в том числе и Иркутский острог, стали городами.
Быстрому укреплению и развитию Иркутска содействовали следующие
обстоятельства. Во-первых, Иркутск расположен на перекрестке крупных
торговых, промышленных, транспортных путей. Водным путем, по Ангаре, Иркутск
соединяется с одной стороны с Енисеем, с другой - с Байкалом и впадающими в
него реками: Селенгой, Верхней Ангарой и другими. Иркутск стоит на середине
великого исторического пути пересекающего Азию от Урала до Великого океана.
Именно по этому, в 17 веке преобладало движение по водным путям, но вместе с
тем постепенно прокладывалась сухопутная дорога с запада на восток,
получившая в дальнейшем название Московского тракта. По этим путям в 17 веке
и в первой половине 18 века двигались военно-служивые, торговые, промышленные
люди, с ростом земледельческой колонизации - крестьяне - земледельцы;
отправлялись посольства в Китай для установления торговых и дипломатических
связей. Иркутск постепенно становился торгово-складочной, продовольственной,
военно- административной базой для людского потока, шедшего с запада на
восток.
Исторически Иркутск окружают местности пригодные для хлебопашества,
скотоводства и рыболовства. Еще в конце 17 - начале 18 веков город Иркутск,
Братский, Балаганский, Верхнеленский, Индинский, Илимский остроги с
приписанными к ним деревнями составляли земледельческую базу Прибайкалья. Они
снабжали хлебом практически все забайкальские остроги.
В районах, прилегающих к Иркутску, с давних пор обитали буряты и эвенки,
занимавшиеся скотоводством и охотой. Удобные для сельского хозяйства места
привлекали и русских земледельцев, а пушнина - торговых и промышленных людей.
В военном отношении Иркутский и Балаганский остроги были важными опорными
пунктами для закрепления Прибайкалья за Россией. Все перечисленное из года в
год усиливало значение Иркутска. Он становился административным и торгово-
ремесленным центром обширного края. Рост Иркутска как крупного города
непосредственно связан с заселением Восточной Сибири в целом.
В первые годы существования Иркутского острога основную группу его населения
составляли казаки. Вокруг острога стали селиться посадские люди, занимающиеся
торговлей, ремеслами, промыслами и сельским хозяйством, кроме них возле
острога появляются пашенные крестьяне, присланные в Иркутск для обеспечения
хлебом служилых людей.
В 1682 г. Иркутский острог был преобразован в центр самостоятельного
воеводства. В этом же году сюда приехал из Москвы первый воевода Иван
Власьев. В 1686 году к Иркутску были причислены Верхоленский, Идинский,
Балаганский остроги и Бирюльская слобода, а в дальнейшем - остроги западного
Забайкалья. Так образовался Иркутский уезд. С 1686 года Иркутск утверждается
как город.
                           В 1699 году в Иркутске насчитывалось до 1000 жителей.
Занимая выгодное положение в центре разветвления торговых, промысловых и
колонизационных путей, Иркутск в конце 17 века и первой половины 18 века
становится городом в прямом социально-экономическом смысле этого слова -
центром торговли и ремесла.
Развитие Иркутска определялось изменениями в экономической жизни России в тот
период, ростом заселения Восточной Сибири и сельскохозяйственного освоения
края, зарождением горной промышленности и мануфактур, усилением внутренней и
внешней торговли.
В этот период времени Иркутск разделялся на две части: «малый город» и
«большой город». «Малый город» был административным центром обширной
Иркутской провинции, а в «большом городе» или посаде сосредотачивалась
торгово-экономическая жизнь Иркутска.
Внешне, преимущественно весь город был деревянным. Жилые дома Иркутска
представляли собою простые избы, которые отличались одна от другой, в
зависимости от достатка владельца, величиной и качеством постройки. Плана
застройки города не существовало. Каждый хозяин выбирал место для застройки
по своему усмотрению. Во второй половине 18 века внешний вид города заметно
меняется. Это было вызвано экономическим оживлением, которое связано с
дальнейшим ростом заселения Сибири, развитием внутренней и внешней торговли,
промыслов и ремесел. Уже принимаются некоторые меры к планированию и
благоустройству города.
Иркутск приобретает атрибуты настоящего города: герб и гербовую печать,
изображавшую бобра, державшего во рту соболя.
Жизнедеятельность города активизировалась все больше и больше. В Иркутске
появляется пять училищ: духовная семинария, навигационное, японское (для
обучения японскому языку), гражданское, гарнизонное училище. Появляется
госпиталь, больничные и оспенные дома.
К концу 18 века в Иркутске проживало 9522 человека, за 90 лет население
города увеличилось на 8500 человек. Иркутск славился «знатными по Сибири»
ярмарками. Они проходили ежегодно в октябре, ноябре, декабре, в зависимости
от того, когда успевали прибыть товары, закупленные в Москве, китайские
товары.
В 1810 году в Иркутске действовали суконная, полотняная, шляпная мануфактуры,
стеклянный, два свечных, 12 кожевенных и 10 мыловаренных заводов. В 1809-1816
гг. были изданы указы о благоустройстве городов. Первый указ гласил об
устройстве домов в городах по утвержденным стандартам, второй о содержании
городов в чистоте. Уже в первой четверти 19 века Иркутск по своей величине
занимал первое место среди других городов Сибири. Его уже тогда называли
столицей Сибири, но тогда Иркутск не имел столичного вида. Из ё645 домов
каменных было только 53, в том числе 23 дома принадлежали казне и 30 -
купцам. Остальные дома деревянные, многие из них ветхие.
В 1836 году в Иркутске насчитывалось 19569 жителей. Город имел тогда 1958
домов, в том числе 62 каменных.
Дореволюционный Иркутск по существу не был промышленным центром и развивался,
в основном, как торговый центр Восточной Сибири. В Иркутске преобладали не
фабрично-заводские, а ремесленные производства. Промышленные предприятия типа
мануфактур не были устойчивыми: они то открывались, то прекращали свою
работу.
В первой половине 19 века количество предприятий увеличилось, но не в такой
степени, чтобы придать городу фабрично-заводской облик. Из Иркутска во многие
места Восточной Сибири, вплоть до Дальнего Севера и Северо- Востока
вывозилось значительное количество промышленных изделий, но они производились
не в самом городе, а приобретались путем торговых операций. Иркутск выступал
при этом как распределитель товаров. Изделия, произведенные в самом городе,
сбывались на городском рынке, приобретались местными жителями и лишь в
небольшом количестве поступали на продажу за пределами Иркутска.
Количественный рост населения Иркутска во второй половине 18 и первой
половине 19 веков не сопровождался какими-либо коренными изменениями в
социальном составе населения города, так как основные элементы хозяйственной
жизни были торговля - ремесло. По официальным данным 1823 года жители
Иркутска разделились на следующие группы:
духовенство - 481 чел.
чиновники канцелярские служители - 1147 чел.
военные - 5521 чел.
купцы - 306 чел.
Мещане - 4996 чел.
Цеховые - 1937 чел.
Мастеровые - 463 чел.
Дворовые люди - 207 чел.
Крестьяне - 365 чел.
Сравнительно небольшая заселенность края, обременение населения податями и
повинностями, «темными» поборами, ростовщическая кабала, ограниченность рынка
сбыта промышленной продукции, плохие пути сообщения - все это неблагоприятно
сказывалось на развитии Восточной Сибири, в том числе столицы - Иркутска.
Вторую половину 19 - начало 20 века Сибирь оставалась источником выкачивания
золота, сырья, продуктов сельского хозяйства, рынком для выгодного сбыта
промышленных изделий. Промышленные силы Иркутска до сих пор развиты были
слабо.
Внутренняя политика самодержавия была направлена к укреплению дворянского
аппарата управления страной. К этому побуждали царское правительство
многочисленные выступления крестьян против помещиков.
Еще Петром 1 была проведена реформа управления. В связи с этим в 1790 году
Иркутску был снова утвержден герб. Иркутск стал административным центром
Восточной Сибири. В условиях бесправия народных масс и удаленности от
центральной власти перед сибирской администрацией открывался широкий простор
для произвола.
Крупный государственный деятель того времени М.М.Сперанский путем
расследований дал подробную картину вопиющих злоупотреблений сибирской
администрации. Сперанский пытался упорядочить управление Сибирью, но
отдельные мероприятия против злоупотреблений чиновников небольшие изменения в
формах управления не затрагивали основ крепостнического государства, в
котором господствовал произвол царя, помещиков и чиновников.
Сибирь была своеобразным барометром революционного движения, происходившего в
России. Каждый этап этого движения сопровождался ссылкой его участников в
Сибирь на каторгу и поселение. Казнями, каторгой царизм пытался подавить
революционное движение. Но одно революционное движение сменяло другое. Борьба
продолжалась. Попадая в Сибирь, политические ссыльные приносили с собой
семена культуры и революционных идей, дававших плоды и на сибирской почве. С
декабристов (Радищев А.И., Волконский С.Г., Трубецкой С.П. и другие)
начинается благотворное влияние политических ссыльных на культурное и
общественно-политическое развитие Иркутска. Декабристы занимались
педагогической деятельностью, обучали детей грамоте, математике,
естествознанию, русскому и французскому языку, музыке и рисованию. Своим
примером декабристы знакомили сибирских крестьян с лучшими способами ведения
сельского хозяйства и различными ремеслами. Политические ссыльные того
времени вносили ценный вклад в общественно-культурное развитие Сибири, но
одновременно они вносили некоторую нестабильность в социальную жизнь
городского населения, провоцируя различные правонарушения и преступления.
К концу 19 века Иркутск по-прежнему можно назвать торговым, отчасти торгово-
ремесленным и административным центром со все еще слабо развитой
промышленностью. Основным моментом, характеризовавшим Иркутск в это время,
была усиливающаяся политическая ссылка.
Постепенно Иркутск становится одним из очагов русской культуры на Востоке. Он
способствовал развитию начального и среднего образования, занял видное место
в изучении Сибири, в распространении центральной и местной печати, однако
вплоть до 20 века сфера культурного развития и влияния Иркутска была все же
ограничена. Здесь не было ни одного высшего учебного заведения, средняя школа
фактически не была общедоступной. Плата за обучение, приобретение форменной
одежды, учебных пособий, оторванность начальной школы от средней, раннее
привлечение детей к работе из-за материальной нужды, само отношение учебной
администрации к «кухаркиным детям» - все это способствовало росту малолетней
преступности. Дети рабочих и крестьян в лучшем случае ограничивались
начальной школой и оставались неграмотными. В целом, исторический анализ
развития Иркутска демонстрирует контрастность этого города. Одновременно с
быстрым ростом города, быстрым развитием торговых, экономических, культурных
процессов, Иркутск долгое время оставался слаборазвитым в промышленном и
социальном отношениях. На ряду с пышным благополучием купцов,
безнаказанностью чиновников, процветали нищета, необразованность, болезни,
беззаконие. Превращение Иркутска в крупный город, преступность которого мы
сегодня рассматриваем, происходило долго и не просто. И сегодняшний
социальный паспорт Иркутска - результат длительного времени, особенно
двадцатого столетия, в большей степени последнего десятилетия.
На сегодняшний день в Иркутске проживает 593 тысячи 700 человек. Территория
города - 3,1 тысяч квадратных километров. Сравнительный анализ криминальной
активности населения в городах с различной численностью проживающих позволяет
утверждать, что с возрастанием масштаба города увеличивается число
преступлений и повышается их коэффициент по отношению к численности
населения, нарастает общественная опасность совершаемых преступлений. Уровень
преступности в городах с населением до 100 тысяч в 1,5-2 раза ниже, чем в
городах с числом жителей более 300 тысяч, и в три раза ниже уровня
преступности в областных и краевых центрах. Подтверждением таких выводов
является и криминологическая характеристика преступности в городе Иркутске.
Сегодня на состояние преступности влияет очень много факторов социальной
жизни нашего города: состояние и развитие производства, обеспечение имеющихся
у населения потребностей и интересов, причем не только потребительского
характера, но и касающегося процессов занятости населения, получения им
стабильного и обеспечивающего жизнь дохода.
По-настоящему крупным культурным, промышленным, административным центром он
стал в годы советской власти.
Именно в этот период времени в Иркутске функционировало более 70 промышленных
предприятий. В пределах города на Ангаре была построена Иркутская ГЭС.
Особенно развита была машиностроительная промышленность (заводы: тяжелого
машиностроения, станкостроительный, ремонтно-механические и другие),
выпускающая электрические драги для золотодобывающей и алмазной
промышленности, доменное оборудование, карданные валя, токарные станки.
Пищевая промышленность была представлена чаеразвесочной, макаронной,
кондитерской фабриками, мясо- и масложировым комбинатами, комбикормовым и
мельничным заводами. В состав легкой промышленности входили швейные
объединения, мебельные и обувные фирмы, трикотажные фабрики и кожевенный
завод. Происходящие в России экономические, политические, социальные
изменения, не могли не повлиять на современное функционирование Иркутска.
Печально то, что это влияние имело негативный характер.
Иркутск до сих пор еще переживает социальный и экономический кризис, который
характеризуется спадом производства, снижением объема промышленной продукции,
и продукции сельского хозяйства, грузооборота на транспорте, объема платных
услуг населению и соответственно ростом безработицы, снижением реально
начисленной заработной платы на одного работника, появление внушительного
слоя населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума. По
официальным данным, фактическая численность населения с денежными доходами
ниже прожиточного минимума в 1999 году составило около 25 %.
Не случайно на этом фоне возрастает число преступлений против собственности,
совершаемых во имя удовлетворения самых неотложных, так называемых абсолютных
потребностей: в пище, необходимой одежде.
Несмотря на экономические кризисы, Иркутск по-прежнему остается крупным
промышленным, культурным и научным центром. 29 % всего населения Иркутска
занято в промышленности; 14 % - в сфере образования, культуры, науки; 10 % -
в сфере транспортного обслуживания и связи; 9,4 % - в строительном
производстве.
Статистические данные Иркутского областного комитета государственной
статистики свидетельствуют об увеличении количества высших и средних учебных
заведений, детских оздоровительных лагерей, театров, кинотеатров, музеев,
выставок и тому подобное. Хотя по сравнению с предыдущими годами посещаемость
вышеуказанных заведений и учреждений незначительно, но сокращается.
Как и в целом по стране, в Иркутске наблюдается рост безработицы: по данным
Иркутского областного комитета государственной статистики количество
безработных в 1994 году составляло 1656 человек, что в 4-ре раза меньше, чем
число безработных в 1999 году (причем это лишь только официально
зарегистрированные безработные, настоящее положение дел, наверняка, гораздо
хуже). Безработица является дополнительным фактором роста преступности. Это
связано с тем, что образование и сохранение прослойки безработных
способствует их социальной деградации. Особенно негативное влияние на
состояние криминогенной обстановки оказывает массовая молодежная безработица,
что характерно для нашего города.
Свою негативную роль играет и снижение рождаемости, также рост смертности.
Статистика показывает, что число родившихся в расчете на 1000 человек растет
с каждым годом (1990 год - 14,1 чел., 1998 год - 9,8 чел.). При этом умерших
увеличивается (1990 год - 9,7 чел., 1998 год - 14,7 чел.). Интересно
заметить, что среди причин влекущих смерть, на первом месте стоят заболевания
сердечно-сосудистой системы, второе место занимает насильственная смертность.
Таким образом, естественный прирост в Иркутске на сегодняшний день приобрел
уже отрицательное значение.
С уровнем рождаемости и смертности в нашем городе безусловно связана динамика
браков и разводов. Число браков в расчете на 1000 человек в 1990 году
составляло - 9,1, в 1996 году - 5,3. Количество разводов на протяжении
последнего десятилетия 20 века незначительно колебалось на уровне - 3,3-3,5
разводов в расчете на 1000 человек. Хотя желательно было бы для социальной
стабильности Иркутска, чтобы количество разводов медленно, но снижалось, а
количество браков, напротив, увеличивалось.
Помимо различных демографических характеристик для составления полной картины
крупного города, необходимо иметь представление о территориально-
пространственной организации Иркутска.
Ангара делит Иркутск на две крупных части: Левобережный и Правобережный
округа. Правобережный округ это исторический и современный центр города.
Здесь сосредоточены почти все административные учреждения, большинство
отраслевых, научно-исследовательских и проектных институтов, основное
количество театров, музеев. Кроме этого, Правобережный округ это торговый
центр Иркутска, на территории которого находятся крупнейшие универмаги,
магазины, гостиницы, рестораны, театры, музеи, архитектурно-исторические и
культурно-зрелищные комплексы, банки, представительства и офисы фирм,
государственные и муниципальные учреждения. Надо заметить, что такое
размещение объектов социальной инфраструктуры способствует созданию в
пределах этой территории зон повышенной криминальной напряженности. Здесь же
расположена наиболее старая промышленная часть города, которая получила
название Рабочее предместье. Левобережный округ многие годы считался районом
железнодорожников: толчком к заселению этой части левобережья Ангары
послужило проведение в конце 19 века железной дороги и строительство
железнодорожного вокзала. Теперь и его по праву называют также районом
энергетики и науки. Вообще, можно заметить, что округа по своей
инфраструктуре с течением времени выравниваются.
Помимо двух больших частей, город имеет еще 27 микрорайонов (Академгородок,
Первомайский, Университетский, Приморский и так далее). Сообщение между
отдельными частями города осуществляется автобусами, трамваями,
троллейбусами. Интересно заметить, что для Иркутска характерен рост личного
автомобильного транспорта, если в 1990 году количество автомобилей на 1000
человек составляло - 89; в 1996 году - 149, то уже в 1999 году - 201.
Как известно, характер расселения относится к числу факторов, весьма
существенно влияющих на состояние преступности. Территориальный анализ
показывает, что наибольшее количество краж, актов хулиганства совершается в
городских центральных и «спальных» районах, то есть там, где наивысшие
показатели плотности населения. Плотность населения представляет собой
условие, приводящее к частному ухудшению качества жизненного пространства и
способствующее возможностям социальных контактов. Высокая плотность населения
в Иркутске способствует совершению квартирных и карманных краж, сокрытию
следов преступления. Позволяет преступникам «растворяться» в людской массе,
вести антиобщественный образ жизни. Говоря о характере расселения, необходимо
упомянуть удаленность территорий районов от центра агломерации и связанное с
ней такое явление как «маятниковая миграция». Утром - на работу, учебу в
Иркутск ездят с Шелехова, Ангарска, Черемхово. Вечером возвращаются домой. С
этой, так называемой «маятниковой миграцией» связана «транспортная
усталость», влекущая за собой повышение психологических нагрузок, увеличение
стрессовых, конфликтных ситуаций. В рабочее время суток Иркутск насыщен не
только жителями города, но и жителями периферии.
За последние годы активизировались процессы миграции. Если в 1994 году
миграционный прирост составлял 39.37 человек, то уже в 1998 году он составил
58.34 человека. Страшно то, что негативное значение некоторых сторон миграции
повысилось. Значительно возрос поток в Иркутск беженцев, вынужденных
переселенцев из стран СНГ, а также лиц, нелегально или полулегально въехавших
из стран дальнего зарубежья. Получается, что в Иркутске и прилегающих к нему
районах довольно высока как внутригородская «маятниковая миграция», так и
межгородская миграция населения. Среди иммигрантов также есть преступники.
Однако главное криминогенное проявление такого рода миграции в другом.
Материальная необеспеченность, жилищная и бытовая неустроенность,
озлобленность, моральная опустошенность нередко превращают таких лиц в резерв
преступного мира.
Серьезной социальной проблемой всех крупных городов, в том числе Иркутска,
несущей в себе глубокие криминогенные последствия, является жилищная
проблема, значительное отставание ввода в эксплуатацию объектов торговли и
услуг и не комплексная застройка новых микрорайонов. До сих пор в общежитиях
и коммунальных квартирах проживает около 20 % всего населения Иркутска.
ОСНОВНЫЕ ТИПЫ ДЕРЕВЯННОЙ АРХИТЕКТУРЫ
При всём многообразии форм можно выделить три основных типа, которые
свойственны деревянной архитектуре Иркутска первой трети девятнадцатого века.
К первому относятся дома, выстроенные с применением "образцовых" проектов.
Строительство по "апробованным фасадам" связано с невиданными дотоле
градостроительными работами, развернувшимися в России в конце восемнадцатого
- начале девятнадцатого века. Губернские и некоторые уездные города с целью
"упорядочения застройки" получили генеральные планы и "образцовые" фасады
жилых и общественных зданий, разработанные столичными мастерами.
Указ о регулировании застройки был получен в Иркутске ещё в 1785 году. Но
только в 1792 году был утверждён генеральный план города, а в 1809 году был
получен первый альбом с "образцовыми" фасадами. и хотя дома по "образцу"
составили незначительную часть застройки, но, сосредоточенные преимущественно
на главных улицах, они своим стилистическим единством обеспечивали цельность
центральным кварталам города. К появлению "типовых городов" проекты эти
однако, не привели. Положительная же их роль едва ли может быть поставлена
под сомнение: "проектов для подражания" выступали такие столичные мастера,
как В.П. Стасов, Л.И. Руска, В.И. Гёте, и другие. И "образцовое
строительство" нередко становилось не столько слепым копированием, сколько
школой.
Чаще всего это были одноэтажные дома с пятью семью окнами по фасаду, высотой
"не менее двух аршин". Отделка фасадов предполагала широкое применение
классических профилей карнизов, тяг, сандриков. Поскольку "образцовые"
проекты были рассчитаны на кирпич, то фасады деревянных зданий предписывалось
штукатурить и красить, прибегая к отделке лепниной. В Иркутске всего этого,
однако, избегали; дома предпочитали обшивать тёсом и отделку выполняли из
дерева.
В наши дни сохранилось лишь несколько домов, неукоснительно следующих
"образцам". В качестве примеров можно назвать дома по улице Борцов революции,
6 и улице Тимирязева, 45. Фасады обоих зданий обшиты тёсом, раскрепованы
ризалитами. Широкий пояс фриза в первом доме украшен триглифами в размере
ризалитов, фасад второго отделан резными венками - редчайшая деталь в
архитектурном убранстве домов. Интересно решен6ы сандрики, особенно первого
дома - с подчёркнутыми удлинёнными валютами. Однако в целом резьба обоих
памятников суховата, ей не достаёт сочности, живописности. И не потому ли,
что слишком преуспели в механическом копировании образца.
Ко второму типу относятся дома, выстроенные по индивидуальным проектам,
разработанным местными архитекторами. Такой дом представлял, как правило,
симметричный объём с мезонином и балконом, с ампирным декором фасадов. К
числу подобных зданий относится знакомый нам дом Трубецкого. Таков дом и на
улице Тимирязева,6. У него оригинальное решение мезонина- не поперек уличного
фасада, а вдоль него. На боковых фасадах устроены балконы.
Стойкое пристрастие к этому типу при неустанном совершенствовании его
композиционной и планировочной структуры являет собой по улице Тимирязева,
21возведённый в середине
прошлого века. Развитый мезонин с окнами на три стороны украшен балконом -
решение для допожарного ( до 1879 г.) Иркутска, можно сказать, уникальное -
балкон выходит не во двор, а на улицу. Хорош декор дома, в пышное убранство
носит откровенно локальный характер.
Третий тип- самый распространённый. Он-то и снискал, пожалуй, славу
деревянного города и сохранилось в застройке до конца прошлого века. В облике
этих домов отчётливо видны первородные черты местной школы: подклет,
антресольный этаж, развитые прирубы с летними помещениями над ними. С
торцевого фасада - непременно с торца - прируб для сеней и крыльца. Крыльцо
часто высокое, с характерной крышей на консолях - выкружках. Над крыльцом
иногда устраивался навесной балкон, постепенно вытесненный остеклённой
верандой. Но чаще балкон устраивали с дворового фасада над вторым прирубом к
дому, в котором размещался "чёрный" выход во двор.
И ещё одна интересная особенность. Высокий
чердак (за счёт крутой, так называемой горбатой крыши) преобразуется в
антресольный этаж с окнами во двор, так что с улицы дом был одноэтажным, а со
двора уже двухэтажным. Подобное устройство иркутского дома укоренилось ещё в
большей степени, когда вышел официальный запрет на строительство двухэтажных
домов. Любопытно, что по ликвидации этого ограничения некоторые владельцы и в
двухэтажных домах сохраняли дворовой антресольный этаж. При этом уличный
фасад, обшитый тёсом, с большими окнами, обрамлёнными наличниками, выглядел
самим воплощением приличия и благонравия. Но стоит обогнуть его перед вами
громада необшитого сруба с небольшими окнами в массивных колодах на трёх
ярусах. Такой в высшей степени оригинальный дом стоит на улице Декабрьских
событий, 74 как раз напротив декабристского комплекса. Дом ""хамелеон"" стоит
посмотреть и обойти кругом.
ДЕКОР ФАСАДОВ
Декор фасадов разнообразен. Он сосредоточен в основном на наличниках окон,
карнизах домов и крылечек. Здесь можно встретить почти все виды архитектурной
резьбы от плоской до пропильной. Судя по разным "пошибам" в Иркутске работало
несколько мастерских и каждая имела своё лицо. В полном смысле классических
особняков в Иркутске мало. Однако деталей, выполненных в соответствии с
классическими ордерными профилями - можно и сейчас в изобилии видеть на
домиках старого Иркутска. На том же доме "хамелеоне", на особняках Кузнецова,
Сперанского. Глаз не оторвёшь от классических наличников!
Когда-то они привели в восторг и Г.К. Лукомского: "Ставни окна - шедевры
столярного искусства. Середники их покрыты мелкими полосками, а по краю
вьётся чудесно выполненный тонкий меандр. Под окном балясины, и всё это на
гладком фоне досок.
В окне хорошие строгие рамы ( какой вкус! и в Иркутске! ), за ними видны
ажурные занавесочки, и когда стёкла покроются инеем и узоры фантастически
соединят в один ансамбль всю композицию, впечатление сказочного богатства и
вкуса очаровывает понимающую красоту зодчества".
Излюбленные украшения это барочные волюты.
Почти все разновидности барочных валют относятся к наиболее сложному виду
домовой резьбы. Широкая верхняя доска- лобань, часто украшалась изысканным
орнаментом. Наличники окон и ставни красились в чисто- белый цвет, обшивка
фасадов в яркие барочные цвета: брусничный, зелёный, голубой. Это придавало
домам особую нарядность.
В европейских городах России рубленные постройки часто имитировали фактуру
каменного дома, как того требовали классические каноны, в Иркутске же обшивка
декоративных деталей делалась сравнительно редко, обычно мастера вырезали из
дерева.
В 1811 году - генеральный губернатор Сибири обратился в Министерство полиции
с просьбой разрешить отступить от образцовых фасадов, большие окна которые не
подходили для сурового климата. Таким образом, дома были коллективным
творением мастеров.
После пожара застройка была совершенно
другой: развёрнуты вдоль улиц фасады.
Резьба изменяет свой характер, на смену рельефной приходит пропильная резьба.
Примером такой постройки может служить дом Шастина (ул. Энгельса, 21)
Постепенно декор усложняется, во второй половине века доски становятся более
ажурными - орнамент начинает превалировать над фоном.
Элемент пропильного узора повторяется многократно и работает в двух тонах:
издали общий эффект деревянного кружева, вдали - композиционная сложность
элементов.
На рубеже веков в архитектуру пришло новое
направление архитектура модерна. Вследствие этого в деревянном зодчестве
появились гибкие текучие линии то в металлических балкончиках, то в узорах
наличников. Два таких дома в конце улицы Профсоюзной, они сохранили свои
первоначальные формы.
Архитектура старинных городов самое реальное отражение жизни наших предков.
Глядя на деревянные дома мы воочию видим архитектурные вкусы и пристрастия
жителей нашего города от бревенчатых домов крепостей до двухэтажного
особняка.
ПОЖАР 1879
Памятников первой половины 19 века в Иркутске осталось не так уж много после
страшного пожара 1879 года
"22 июня в1879 года в пятницу, в пять часов пополудни произошёл пожар в сарае
дома Вагина, где никто не жил. Огонь мгновенно перешёл в баню и другие
деревянные постройки Останиной и затем стал распространяться к северо -
западной части города. С начала пожара помощи от полиции не было. Всё было
накалено до чрезвычайности, ветер в продолжение 6-7 дней был постоянно с юго-
востока. При таком состоянии вспыхнул пожар, который произвёл опустошение от
Большой улицы, за исключением одного квартала по длине улицы, до берега
Ангары. По Нижней улице, которая идёт мимо 2-ой частной управы, мясные ряды,
где помещались склады думского сена, и весь порядок домов по этой линии
остался целым, в том числе и Солдатовская больница. К югу и юго-западу огонь
ограничился домами Зотова, Лейбовича и Тюрюменцовой, базарной площадью,
костёлом и соборною оградою. По соображению уничтожена пятая часть города. В
24 число, когда ещё не совсем потух пожар, начавшийся 22 числа, в час
пополудни при зное и сильном ветре, том же юго-восточном, вспыхнул пожар на
Котельниковской улице. Огонь распространился быстро, охватив оставшийся город
и уничтожая на своём пути всё, что встречал, и захватил части, уцелевшие от
предшествовавшего пожара . И к утру следующего дня трёх самых лучших, самых
богатых частей города не существовало. По левой стороне Арсенальской сгорел
один дом Глобина, с большой же сгорела и первая солдатская улица, после огонь
пошёл к берегу Ангары, остановился при домах Демидова, принял направление к
берегу. Отстояли дома Синицына и Хаминова. Харлампиевская церковь же сгорела.
За кварталом дома Хаминова уничтожено всё до берега Ангары, по всей её дуге
до устья Ушаковки, за исключением собора и Спасской церкви. На этой площадке
уцелела только Троицкая церковь новая.
Старая же бывшая в одной и той же ограде сгорела. Сгорели Гостиный двор, куда
кроме хранившихся там товаров свезено было имущество жителей, губернское
правление, казначейство, Государственный, Медведниковский и Сибирский банки.
Сгорело всё имущество, вывезенное на площадь против групвахты предшествующий
пожар, сгорели бумаги, вынесенные в городской сад из губернского правления,
сгорел губернский архив, гимназии мужская и женская, Детский сад,
воспитательный дом, Александровский приют, техническое училище, уездное
училище, Сибиряковская богадельня, музей, приходское училище, учебные
заведения, с их пособиями и кабинетами. Всё дорогое, всё ценное - всё
пропало. В казначействе капиталы и шкатулки учреждений спасены, как спаслось
в подвальной кладовой до 300 тыс. медной монеты.
Во время пожара как в 22, так и в 24 числа была полная анархия. Никто никого
не слушал, да и распоряжаться было некому. Воинские команды никакого пособия
не оказывали, Генерал- губернатор был в отсутствии, губернатор Шапошников
тоже, полицмейстер Забороцкий также был в отпуске вне города. Паника общая,
ни стонов, ни слёз не наблюдалось. Народ будто ошалел и двигался
бессознательно."
Уничтожена лучшая и большая часть города. Иркутск восстановился быстро, через
10 лет почти не было следа от пожара.
ИРКУТСК В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX СТОЛЕТИЯ
Время в значительной степени и большой пожар Иркутска 1879 года истребил
массу памятников девятнадцатого и конца восемнадцатого столетия.
Губернский архитектор Кругликов имел пристрастие к непомерно-высоким крышам,
сажени две отвесной высоты напоминавшей собою крыши средневековых трехэтажных
готических зданий. Кругликов же такие чудовищные крыши ставил на небольшие
одноэтажные домики. Некоторые дома преимущественно поздней постройки были
обшиты тесом и даже покрашены. Например по свидетельству Эрмана все дома на
Большой улице были обшиты и окрашены в желтый и серый цвет. Но большинство
домов были бревенчатые. В начале девятнадцатого века в большинстве иркутских
домов слюда была уже заменена стеклом.
По словам старожила Иркутска Авдеевой, в начале прошлого столетия все дома в
Иркутске строились "старинным манером" они были высокие, в два жилья, вверху
горница, а внизу подклет. Дворы, обыкновенно, обносились высокими заборами,
которые в Иркутске назывались заплотами, это название сохранилось до нашего
времени. Если дом был в одно жилье то под ним устраивалось подполье. Крыльца
делали высокие, в иных домах были мезонины, которые в Иркутске назывались
чердаками. Горницы по описанию Авдеевой, разделялись сенями на две половины.
Передняя - на улицу, а задняя во двор. Внизу в подклете помещалась кухня.
Если кухня выстроена отдельно то она называлась зимовьем.
Надо отметить еще две детали устройства тогдашних домов. Во-первых крыльца в
то время с улицы не устраивались, а выходили во двор. Чтобы попасть во двор
надо было стучать, что есть силы, большим железным кольцом приделанным к
калитке у ворот.
Кольца эти можно видеть в Иркутске посейчас на калитках многих домов.
Особенностью старинных домов являются также одно-створные ставни, причем
ставни устраивались даже в окнах верхних этажей. Для запирания этих ставень
ввиду того, что достать с земли до них нельзя привязывались к нему к болта
бечевки продетые через отверстие в стене, проделанные для болтов.
Это был общераспространенный в то время в
Сибири тип домов, пришедший с девятнадцатого еще из восемнадцатого. Описанные
типы домов в начале прошлого столетия преобладали в Иркутске, но в это время
начинаю появляться амперные постройки. Значительный толчок в этом отношении
дал Указ 1809 г. " О строении частных домов в городах по вновь высочайше
утверждённым фасадам". Наряду с ампиром здесь появляется также и николаевское
барокко. До настоящего времени уцелело мало домов этой эпохи, но все же, как
бы в виде образцов, сохранилось несколько зданий, которые, бесспорно, должны
быть датированы 20-40 годами прошлого столетия, и которые свидетельствуют о
большом вкусе тогдашних зодчих. Великолепным образчиком деревянного ампира в
Иркутске является дом №57/12 по улице 5-й Армии (бывшей Троицкой).
Г.К.Лукомский, отмечает этот дом в своих "Памятниках старинной архитектуры
России",между прочим, говорит, что
"детали этого дома очаровательны до такой степени, что положительно
недоумеваешь. каким образом в отдельной провинции могли вырасти такие
прелестные растения из зерен, случайно попавшие на эту почву". Особенно
обращает на себя внимание обработка окон, а также ставни. Лукомский
относительно этих ставней отзывается, как о шедевре столярного искусства.
Очень хороши на этом доме и пилястры, с богатыми резными капителями. По верху
вдоль всего фасада идет чудесный резной фриз. А фронтон мезонина украшен
венком с гирляндами цветов тончайшей резной работы. Затем, как на интересные
образчики деревянного ампира в Иркутске можно указать на синий особняк в
конце 5-й Красноармейской улицы (№48-50) и на бывший дом губернатора на ул.
Октябрьской Революции (№11). К ампиру же, но уже николаевской эпохи,
относится и дом декабриста Волконского в Волконском переулке 10 украшенный
двумя экерами. Дом
этот был перевезен Волконским в Иркутск из Урика, где он жил до того времени
на поселении. (Дом Волконского был построен им в Урике вскоре же по
переселении его туда из Петровского завода в 1837 г. В Иркутск же он
перенесен приблизительно в 1848 г. "Записки С.Г. Волконского"). В свое время
в Иркутске, кроме отмеченных, было немало еще и других деревянных ампирных
домов и различных надворных построек.
Деревянных домов, которые по общему облику, главным же образом благодаря
своим украшениям, богатым барочным оконным наличникам с резными волнистыми
фронтонами, резьбою ставень и прочим, должны быть отнесены к числу барочных,
строилось в Иркутске в 30-60-е гг. очень много. Возможно, что в этом
отношении сказалось влияние ссыльных поляков. Довольно много этих домов
уцелело и до настоящего времени в различных частях города, не подвергавшихся
пожарам. Это дома, по большей части, в два этажа, 3,5 и даже 7 окон по
фасаду. Некоторые из них обшиты, но большинство просто бревенчатые, что
делает их ещё более интересными. Они почти, как правило, все имеют выходящие
во двор характерные высокие крыльца с длинной, далеко выдающейся вперёд
крышей на вытянутых гуськом полукруглых консолях. окна их украшены богатыми
барочными наличниками и ставнями. Интересную деталь их составляют перешедшие
к ним ещё из домов восемнадцатого века маленькие крутые балкончики около
мезонинов, прикреплённые со стороны двора под самой крышей дома и очень
напоминающие собою скворечники. Как на типичный образец такого рода домов
можно указать например на дом № 27 по улице К. Либкнехта (бывшая
Саломатовская). Часть его украшений на наличниках окон нижнего этажа хотя и
должна быть отнесена к классическому стилю, но барочные наличники окон
верхнего этажа придают всему характер барочного. По образцу этого рода домов
строились дома и после пожара 1879 года, и т.к. последние приобрели теперь
также уже довольно старый вид, то на основании лишь одного внешнего их вида
часто бывает трудно определить, действительно ли они относятся ещё к первой
половине девятнадцатого века, либо же они уже позднейшего и даже
послепожарного происхождения. Как на особо интересный образчик барочного дома
в Иркутске нужно указать на дом декабриста С. П. Трубецкого (1840-е года)
улица Дзержинского, № 72. Это довольно высокий деревянный дом в 7 окон на
каменном полуподвальном этаже и с мезонином наверху. Дом обшит тёсом и
окрашен в строгий серый цвет. Украшен он фронтонами, парными пилястрами,
наличниками и резным фризом. Много красоты ему придавал, ныне уже снятый,
эккер мезонина, поддерживавшийся снизу большой консолью, затейливо украшенной
акафоновыми листьями. К сожаленью, дом Трубецкого расположен во дворе и
спереди уже застроен другим домом, так что его теперь трудно разыскать.
Небезынтересно с архитектурной точки зрения и помещение театра, устроенного в
1805 году. Театр помещался в одноэтажном деревянном доме, вросшем в землю. В
нём выкопана была глубокая яма, в которой устроена сцена, партер и ложи в три
яруса. Сцена была довольно обширная, и была оборудована довольно хорошими
машинами, благодаря чему декорации перемещались быстро. Но это здание скоро
пришло в полуразрушенное состояние и было заброшено. новое здание было
выстроено лишь в 1849 году, но и оно просуществовало всего лишь 12 лет, в
1861 году оно сгорело до тла.
СУКАЧЕВЫ И ИХ УСАДЬБА
Владимир Платонович Сукачев - иркутянин, сын потомственного дворянина,
действительного статского советника Платона Петровича Сукачева и дочери
золотопромышленника Никанора Петровича Трапезникова - Аграфены.
Сукачевы выбирают живописное место для своей будущей усадьбы на Иерусалимской
горе, где находится естественная роща, ранее принадлежавшая управителю
Иркутской казёной палаты П.И. Кокуеву о чём свидетельствует документ: "1852
года октября 8-й день выбран сей акт из иркутского губернского правления П.И.
Кокуеву на владение проданным им городской Думою за 50 рублей серебром ".
После смерти участок наследуется дочерью Кокуева Н.П. Петрович. Обеднев, она
стала продавать землю по участкам. Известно, что 11 февраля 1881 года в
Иркутске объявлено о продаже кокуевской земли по участкам.
Вообще тип русской усадьбы, как загородного комплекса, сложился во второй
половине восемнадцатого - первой четверти девятнадцатого века.
Издревле усадьбой называли обособленное "ограждённое" городское или
загородное владение, где сочетались жилые и хозяйственные постройки, сад и
огород, а территория как и древнерусский город отделялась от пространства
плужной бороздой. Этот обычай дожил до конца девятнадцатого века.
Усадьбу Сукачевых олицетворяет синтез городской сельской усадьбы.
Сукачёвы строят усадьбу, открытого типа, размещая на её территории школу,
картинную галерею. Первые документы свидетельствовавшие о владении Сукачёвыми
участками относятся к августу 1861 года. Прикупается ранее принадлежавший
подпоручику А Павлинову участок земли с уже построенным одноэтажным
деревянным домом. По окончании работ осенью 1884 года достроен 2-х этажный
дом, он разделён на 2 части: в деревянной 2-х этажной постройке расположен
кабинет, библиотека и картинная галерея, занимавшая 2 этажа в каменном
пристрое бильярдная и зимний садик.
Декор дома выполнен в формах эклектики, что было характерным не только для
внутреннего, но и для внешнего убранства 1880-90-х годов. Во-первых усадебных
строениях резные наличники, карнизы повторяют один и тот же мотив. Стены
выполнены из толстых брёвен и обшиты изнутри.
ЧАСОВНЯ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА
В начале двадцатого века было три часовни и одна церковь. Сегодня сохранилась
одна часовня. Она перенесена в глубь распадка за село. Народное предание
повествует, что возведена часовня инородцем, специально для обретённой иконы
Николая чудотворца, которая была найдена язычником - бурятом в пустынном
месте в трёх верстах от Голоустного. На этом месте затем поставлен крест.
Явленная икона составляла предмет особого почитания местными бурятами, каждый
год её в летнее время носили по Забайкалью, а в зимнее время торжественно
возвращали в Голоустное; весной она находилась в Посольском монастыре. Икона
была небольшая, вся резная лик св. Николая строгий, в правой руке меч, а в
левой церковь.
Нынешнее местонахождение иконы неизвестно.
Время постройки обетованной часовни неясно, однако характер объёмно-
планировочной композиции и фасадный декор позволяют датировать её серединой
девятнадцатого века. часовня. часовня деревянная небольшая (в плане её
размеры 4,4 на 3,3 метра). Перекрыта она двускатной кровлей с фронтоном со
стороны входа и вальмой с востока, увенчана одной главой. Стены обшиты тёсом,
южный фасад имеет два небольших окна, северный - одно. Несложная обработка
фасадов и большой вынос карнизов напоминает о классицизме.
ЦЕРКОВЬ МИХАИЛА АРХАНГЕЛА
С. Большой Кашелак (Куйтунский район), 1913 -1915
Храм построили на средства, отпущенные Синодом. Вероятно, проект был
составлен епархиальным архитектором А.С Покровским, однако возможно
использование образцового проекта. Лес заготовили местные крестьяне в 1913, а
спустя два года, 30 июня 1915 церковь освятили с открытием нового прихода на
1582 человека.
Архитектура характерна для храмов в переселенческих поселениях начала
двадцатого века Иркутской епархии. Различаются они незначительно лишь
фасадным убранством (церкви в посёлках Авдюшино, Батама, Глинки, Броды, Хор-
Танга). Кубический главный объём Архангельской церкви завершён низким глухим
четвёриком малого поперечника, венчание утрачено. Планировочная структура
продольно - осевая: колокольня - трапезная - храм - алтарь. Бревенчатые стены
завершены гладким фризом с подзором несложного пропила. Эклектичные наличники
на храмовой части более нарядны , чем на притворе и алтаре. Их килевидные
завершения украшены солярным знаком, нижняя часть (фартуки) непропорционально
развита, что зрительно сближает окна и входы.
Закрыли церковь на основании постановления Восточно-Сибирского крайисполкома
от 21.04.1934 и переоборудовали в сельский клуб. В настоящее время в центре
деревни стоит бесхозное полуразрушенное здание храма.
ЦЕРКОВЬ СКОРБЯЩЕЙ ИКОНЫ БОЖЬЕЙ МАТЕРИ
С. Банщиково (Киренский район),1889
Банщиковое село Киренского острога впервые упоминается в документах в 1645
году. В девятнадцатом веке селение прославили богатые крестьяне Дмитриевы,
которые имели огромные усадьбы и владели пароходом, курсирующим по р. Лене.
Родоначальник семьи Никифор Дмитриев ещё в 1868 году построил на свои
средства Воскресенскую церковь в с. Чечуйск, а в 1889 году торгующие братья
Дмитриевы, жители с.Банщиково, возвели храм в своём селении. сначала
предполагалось устроить здесь часовню, но с окончанием строительства, 18
августа 1889, она была освящена как церковь во имя иконы божьей Матери "Всех
скорбящих Радость", приписанная к Чечуйскому приходу.
При обозрении храмов Киренского уезда в 1914 году киренский епископ Евгений
признал, что из всех церквей благочиния эта особенно хорошая и
благоустроенная. В храме были устроены хоры - единственные известные среди
прописных храмов. Епископ отметил оригинальность живописи: например, необычен
был образ Александра Невского, изображённого стоящим в пол-оборота перед
аналоем, в воинском одеянии.
Церковь была закрыта в 1925 году и с тех пор используется под зерносклад.
Здание её не было перестроено и сохранило свои первоначальные формы до наших
дней.
Расположенная на окраине села в поле, он, несмотря на удалённость от реки,
хорошо просматривается с воды. Скорбященская церковь - редкий для Иркутской
области образец храма с восьмёриком от основания. Храм и алтарь объединены в
общем объёме. Видимо, первоначальное предназначение её под часовню определило
такую композицию.
Восьмигранный храм с фронтонами над каждой гранью завершается малым
двухъярусным восьмёриком с главкой на куполе. На восточном щипце, над
алтарной частью ещё одна главка. К западной грани восьмёрика примыкает
ярусная колокольня со стройным шпилем над полукруглым куполом.
Декор фасадов с тонко выполненной накладкой и глубинной резьбой стилизован с
преобладанием форм барокко. Стены здания обшиты гладкими досками и богато
украшены по линии фриза накладными плоскими элементами различной формы. В
наличниках использован другой приём - здесь глубинная резьба утончённого
рисунка.
В интерьере на плоском перекрытии храма сохранились лепные платформы в виде
восьмиконечного звездчатого обрамления розетки в виде мелких шестиконечных
звёзд, рассыпанных по всему потолку.
ЦЕРКОВЬ СВЯТИТЕЛЯ НИКОЛАЯ ЧУДОТВОРЦА
Бадай (Усольский район), 1774
Впервые деревня упоминается в документах с 1682 года вотчина Иркутского
Вознесенского монастыря. Время строительства здесь первой церкви не
установлено. Вероятно, возведена она в конце восемнадцатого века, поскольку
на чертеже С. Ремезова она уже изображена. В 1706 при учреждении особого
викарианства при Тобольской епархии составлена опись существующих к тому
времени храмов, в которой упоминается Николаевская церковь Байдайского
селения.
Во второй половине восемнадцатого века церковь эта сгорела и вместо неё в
1774 году строится новая, также деревянная. Селение Байдайское к тому времени
имело 85 дворов с 644 жителями.
Древний рисунок, выполненный до перестройки церкви, знакомит нас с храмовой
архитектурой восемнадцатого века. Монументальная, выразительная по силуэту и
насыщенная крупномасштабными пластическими элементами постройка характерна
для этого столетия. Двухэтажная церковь была рублена из брёвен, причём нижний
подклетный этаж использовался для хозяйственных целей. Храм был трёхъярусным,
с широким восьмёриком на четвёрике и с малым венчающим восьмёриком. Вдоль
южного фасада на массивных фигурных столбах тянулась галерея. Отдельно от
храма стояла высокая шатровая колокольня, построенная в традициях Русского
Севера.
Ремонт конца девятнадцатого века значительно исказил и обеднил облик
постройки. Рубленные стены были обшиты гладкими досками, сломаны галерея и
крыльцо. На старом основании было возведено совершенно иное здание с
кубическим одноглавым храмом. В 1880 году вплотную к его трапезной пристроили
колокольню.
Церковь закрыли в 1935 году. Здание окончательно разобрали в связи со
строительством в 1950-е годы Иркутской ГЭС.
                               Список литературы:                               
1.      Перцик Е.Н. Развитие промышленных узлов и городов Центральной Сибири
в перспективе. М., 1973. С.15.
2.      Мельников Г.И. Социальные проблемы новых городов Восточной Сибири.
Иркутск, 1994. С.65.
    3.      Данные Иркутского областного комитета государственной статистики    
    4.      Данные Иркутского областного комитета государственной статистики.    
5.      Кудрявцев Ф.А., Вендрих Г.А. Иркутск: очерки по истории города.
Иркутск: Вост-Сиб. кн. изд., 1971. С.235.
             6.      Славин С.В. Освоение Севера. - М., 1975. С.97.             
              7.      Кудрявцев Ф.А., Вендрих Г.А. Указ.соч.С.210.              
   8.      Кудрявцев Ф.А. Летопись Сибирских городов. Новосибирск, 1986. С.59.   
    9.      Попов В.Э. Проблемы исторического развития Сибири. М.,1991. С.68.    
     10.  Данные Иркутского областного комитета государственной статистики.     
 11.  Экономика Иркутской области в 2 т. Т.2. Иркутск: Изд-во ИГЭА, 1999. С.215. 
     12.  Данные Иркутского областного комитета государственной статистики.     
13.  Иркутск. Три века. Страницы жизни. Иркутск: Вост-Сиб. кн. изд., 1986.
С.104.
               14.  Экономика Иркутской области в 2 т. Т.2. С.110.               
     15.  Данные Иркутского областного комитета государственной статистики.     
16.  Научно-популярный журнал "Земля Иркутская" 11.1999 Елена Клипова
"Сукачёвы и их усадьба" Сергей Шостакович "Наследие, которому нет цены"
Владимир Массейн "Иркутск в первой половине девятнадцатого века" Н. Красная,
Н. Берденкова "Новая политика охраны историко - культурного наследия"
17.  И.В. Калинина " Православные храмы иркутской епархии 17 - начала 20 в.в.
Москва "Гапарт" 2000
  18.  Н.М Полунина "Живая старина Приангарья" Издательство "искусство" 1990г.  
19.  "Летопись г. Иркутска 17 - 19 в.в." Восточно- Сибирское книжное
издательство Иркутск 1996 г. Составитель Н.В. Куликаускене
20.  "Я любил этот дом деревянный", Л. Ладик издательство ОАОНПО
"Облмашинформ", Иркутск 1998г.
                 21.  6) Фотографии А. Князев "Память Иркутска"                 
22.  "Иркутская резьба по дереву", Редакционное издательство
"Упрполиграфиздат", Иркутск 1985
23.  А.Г. Павлюченкова "Деревянное зодчество Иркутска", Редакционный
издательский отдел "Упрполиграфиздат", Иркутск 1989 г.
24.  "Памятники истории и культуры Приангарья", Иркутск 1990 г. Восточно-
Сибирское книжное издательство
25.  Б.И. Оглы "Иркутск о планировке и архитектуре города", Иркутск Восточно
- Сибирское издательство 1982 г.
26.  А.В. Дулов "Памятники истории и культуры Иркутска", Восточно- Сибирское
книжное издательство 1993 г.
27.  " Иркутск из прошлого в будущее", издательство "искусство" 1990г.
Восточно - Сибирское книжное издательство.