Каталог :: История

Контрольная: Великобритания после второй мировой войны

ПЛАН
1.  Особенности экономического развития
2.  Основные итоги деятельности  лейбористских правительств
3.  Политика консерваторов в 50-70-е годы
4.  Ольстерская проблема
5.   Неоконсерватизм
Особенности экономического развития
Ужасное разрушительное влияние на экономику Англии оказала Вторая мировая
война. Главным ее результатом было попадание страны в зависимость от
Соединенных Штатов.
В августе 1945 г. Соединенные Штаты без предварительного уведомления
прекратили поставки по ленд-лизу. Англия должна была впредь оплачивать
наличными все, что она приобретала в США. Американские правящие круги решили
воспользоваться затруднениями Англии, чтобы получить от нее определенные
уступки.
Англия испытывала нехватку долларов для оплаты возросшего импорта из стран
долларовой валюты. Кризис английского платежного баланса стал хроническим.
Главной его причиной были большие военные расходы за границей.
Коммунистическая партия предложила правительству преодолеть кризис платежного
баланса путем сокращения военных расходов и расширения торговли с СССР и
европейскими социалистическими странами. Но лейбористы решили выйти из
создавшихся трудностей с помощью американских кредитов.
В декабре 1945 г. было заключено финансовое соглашение, по которому США
предоставили Англии заем в сумме 4400 млн. долларов. За вычетом 650 млн.
долларов в качестве возмещения за поставки по ленд-лизу Англия получила
кредит на сумму 3750 млн. долларов. Она могла его использовать в течение пяти
лет, с 1946 по 1951 г. Погашение займа начиналось по истечении шестилетнего
срока из расчета 2% годовых и должно было продолжаться в течение 50 лет.
Получая заем, Англия обязалась восстановить свободный обмен фунта на доллар и
снизить преференциальные тарифы. Эти обязательства были серьезной уступкой
Соединенным Штатам. Многие англичане считали, что их выполнение подорвет
национальную экономику и ослабит британские позиции в колониях.
Надежды правительства Эттли на покрытие дефицита платежного баланса в течение
пяти лет с помощью американского займа оказались тщетными. В 1946 г. в США
был отменен контроль над ценами. Экспортные товары подорожали, и Англия
израсходовала полученный заем за один год. Тем не менее в июле 1947 г.
английское правительство ввело свободный обмен фунта на доллар. Экспортеры
потребовали расчетов в долларах, но Англия не в состоянии была удовлетворить
их претензии. Через месяц английское правительство отказалось от свободного
обмена валюты. Страна переживала острый финансовый кризис. Правительство
сократило импорт. Уменьшение ввоза продовольствия нанесло удар по жизненному
уровню трудящихся.
Во время экономического кризиса 1949 г. США сократили импорт из стран
стерлинговой зоны, что привело к резкому уменьшению золотых и валютных
резервов в Англии. Опасаясь дальнейшей утечки валюты и золота, лейбористское
правительство провело в сентябре 1949 г. девальвацию фунта стерлингов на
30,5%. Девальвация фунта ослабила его значение как международной валюты и
укрепило положение доллара. Это привело к росту цен и другим инфляционным
явлениям.
В таких условиях происходило послевоенное восстановление экономики страны.
Общий индекс промышленного производства в 1950 г. был выше довоенного на 25%.
Но этот рост происходил главным образом за счет новых отраслей промышленности
— автомобильной, химической и других, старые же отрасли продолжали хиреть:
производство хлопчатобумажных тканей, например, в 1950 г. было на 43% ниже
довоенного.
С большим напряжением и позже, чем в других странах, удалось несколько
поднять уровень потребления. Долгое время продолжала применяться система
рационирования продуктов и товаров первой необходимости, принятая во время
войны, причем норма выдачи их и качество были ниже, чем в годы войны.
Доля США в мировом экспорте росла (в 1948 г. она 
достигла 23%), доля Англии все уменьшалась (в 1949 г. она составляла 11,7%).
Английские капиталовложения за границей, несмотря на предпринятые в
послевоенные годы усилия для их восстановления, уменьшились на 13%. Особенно
сильным был натиск американского капитала в
английских доминионах. В Канаде американские инвестиции выросли, в то время как
английские уменьшились. В 1949—1950 гг. не менее 70% канадского импорта
поступало из США и только 12%— из Великобритании;
канадский экспорт в США и Англию составлял соответственно 58 и 20%. Росли
капиталовложения США в Австралии, Индий, Южно-Африканском Союзе.
США вытесняли Англию с ее позиций и в области добычи
нефти. В 1938 г. американские фирмы контролировали 35% добычи нефти в
капиталистическом мире за пределами США, английские 
55%. К 1951 г. это соотношение изменилось в пользу
США и составляло соответственно 55 и 30%. Великобритания уступила 
США владычество на море. До войны водоизмещение английского военно-морского
флота равнялось 1,2 млн. т, американского — 1 млн. т; в 1947 г. водоизмещение
первого составляло  1,5 млн. т, а второго — 3,8 млн. т.
В результате всего этого, с одной стороны, обострялись противоречия между
Великобританией и США; с другой — Англия, как более сл
абый соперник, впадала во все большую зависимость от США и вынуждена была
проводить диктуемую ими политику, тратя огромные средства на гонку вооружений,
содержание военных баз, на создание и поддержание военных блоков.
В 50-х годах Англия по своей мощи продолжала занимать второе место в
капиталистическом мире. По объему промышленной продукции, доле в торговле, по
уровню экспорта капитала Англия опережала всех своих конкурентов, кроме США.
Вместе с тем вследствие дальнейшего роста национально-освободительного
движения, приведшего к распаду британской колониальной империи, а также
усиления ее империалистических соперников (в первую очередь ФРГ и Японии)
удельный вес Великобритании в капиталистическом мире шел на убыль, ее
экономические показатели имели тенденцию к понижению и внутриэкономическое
положение оставалось постоянно кризисным. В 1951 г. сократился объем импорта
из стерлинговой зоны. В результате уже в 1952 г. впервые после окончания
второй мировой войны промышленное производство Великобритании упало на 3%
ниже уровня 1951 г., а золотые и долларовые запасы сократились вдвое.
Оживление в экономике началось только весной 1959 г., и за два года
промышленное производство поднялось на 12%. Доля Великобритании в
промышленном производстве капиталистического мира составила в 1951—1955 гг.
11—12%, в 1960 г.— 9,4%. В течение всего рассматриваемого периода
Великобритания не выходила из состояния дефицита внешней торговли.
В 60-x годах доля промышленной продукции Великобритании в общем объеме
промышленного производства капиталистического мира снизилась с 9,2% (1961 г.)
до 7,1% (1970 г.); в то же время среднегодовой прирост стоимости жизни
составил 4% и явился самым высоким среди крупных западноевропейских стран.
Главными причинами этого были огромные военные расходы (Великобритания
тратила на военные нужды свыше 2 млрд. ф. ст. в год), финансовые и налоговые
льготы монополиям, недостаточные капиталовложения в гражданские отрасли
экономики.
С 1 апреля 1964 г. управление всеми военно-экономическими и стратегическими
мероприятиями страны было сосредоточено в министерстве обороны, возглавляемом
государственным секретарем (министром) обороны. Все три министерства видов
вооруженных  сил вошли в него на правах департаментов с сохранением прежних
функций.  Интересы военных промышленников тесно переплелись с интересами не
только высокопоставленных военных чинов, многих членов парламента и
министров, но и руководителей ряда высших учебных заведений и научно-
исследовательских центров. В связи с этим в Англии приобрел гражданство
термин “военно-промышленный научный правительственный комплекс”.
Одной из наиболее существенных черт развития страны в 60-х годах было
растущее   усиление  позиций финансово-монополистических групп. К концу 1970
г. из 200 крупнейших компаний мира (кроме США) на Великобританию приходилось
46 (плюс англо-голландские), т. е. столько, сколько на ФРГ (25) и Францию
(21), вместе взятых. Централизация капитала привела к тому, что к началу 70-х
годов в Англии осталось всего 12 коммерческих банков, причем 80% их депозитов
было сосредоточено  в руках шести клиринговых лондонских банков. О высоком
уровне концентрации и монополизации в промышленности свидетельствовал тот
факт, что созданная лепи 1967 г. государственная Британская стальная
корпорация производила 93,5% стали в стране.
Несмотря на общее замедление экономического роста, существенный прогресс был
достигнут в области атомной энергетики, в авиакосмической, электронной и
других новейших отраслях промышленности. К концу десятилетия Великобритания
занимала в области атомной энергетики первое место среди капиталистических
государств.
Английское сельское хозяйство в 60-х годах в целом в значительно большей
степени, чем это было в предшествующие десятилетия, обеспечивало страну
продуктами питания. Тем не менее примерно 50% потребностей в продовольствии
удовлетворялось за счет импорта.
Великобритания сумела лучше других колониальных держав приспособиться к
условиям, сложившимся в результате распада колониальной системы. В отличие от
Франции, например, которой удалось сохранить связи лишь с некоторыми из своих
бывших колоний, Англия удержала почти все государства, возникшие на
территории ее бывшей колониальной империи, в рамках Содружества, а со многими
из них практически не изменила характера экономических отношений, сохранив за
собой значительные преимущества и выгоды. Оставшись “метрополией без
колоний”, Великобритания по-прежнему эксплуатировала богатства многих
освободившихся стран, входивших в ее экономическую орбиту. Английские
капиталовложения за границей в 1960 г. достигали 6,5—8 млрд. ф. ст. К концу
1969 г. они уступали лишь инвестициям США, превышая капиталовложения Франции,
ФРГ, Японии и Италии, вместе взятых. Правительственные ассигнования на
оказание финансовой и технической помощи развивающимся странам увеличивались,
а условия предоставления помощи становились все более льготными. Целью этих
мер было дальнейшее укрепление позиций Великобритании в развивающихся
странах. В то же время сама Великобритания стала одним из главных объектов
приложения американского капитала. По общей сумме американских инвестиций
впереди нее шла только Канада.
В 60-х годах английский фунт стерлингов наряду с долларом все еще оставался
основной валютой мира. Великобритания господствовала в самом крупном
международном валютном объединении — так называемой “стерлинговой зоне”.
В целом, несмотря на ряд отрицательных явлений в ее экономике, Великобритания
располагала сравнительно сильными экономическими позициями.
Подобие благополучия наблюдалось в английской экономике до конца 70х годов,
однако после этого последовал ряд жестоких кризисов и социальных катаклизмов.
Решить основные проблемы взялось правительство Маргарет Тэтчер, однако его
блестящие успехи были непродолжительными. Страна перешла в стадию
постепенного, медленного экономического роста,  время от времени
перемежаемого небольшими кризисами. В данный момент Великобритания—мощная,
экономически развитая держава, пытающаяся сочетать неолиберализм с социальной
политикой.
Основные итоги деятельности
лейбористских правительств
С окончанием войны в Европе, в начале 1945 года, в рядах Лейбористской партии
движение стало набирать силу движение за разрыв коалиции с консерваторами.
Учитывая эти настроения, лидер лейбористов Эттли предложил Черчиллю объявить
о назначении парламентских выборов на октябрь 1945г. Черчилль решил опередить
события и решил назначить выборы еще раньше ( на 5 июля), надеясь, что его
популярность как руководителя войны обеспечит победу его партии.
Наиболее подготовленной вступила в предвыборную кампанию Лейбористская
партия. Еще в апреле 1945 г. она опубликовала свою избирательную программу
“Лицом к будущему”, а в мае программа была утверждена партийной конференцией.
Программа лейбористов была сильна тем, что в ней учитывались радикальные
настроения, распространившиеся в массах в годы войны против фашистской
Германии и надежды трудящихся на конструктивную перестройку общества. В
программе было записано, что Лейбористская партия “ есть социалистическая
партия и гордится этим. Ее конечная цель в области внутренней политики есть
создание свободного, демократического, процветающего, прогрессивного,
проникнутого духом патриотизма государства — Социалистического Содружества
Великобритании, материальные ресурсы которого будут поставлены на службу
английскому народу”.
Программа содержала обещание национализации основных отраслей промышленности,
созревших “для передачи их в общественную собственность и под общественный
контроль”. Речь шла об угольной и газовой промышленности, об электростанциях,
внутреннем транспорте и черной металлургии, а также об Английском банке.
Программа “Лицом к будущему” обещала сохранение и расширение свободы слова,
союзов, печати, вероисповедания; в ней заявлялось, что лейбористы не допустят
свободы эксплуатации, урезывания заработной платы или взвинчивания цен ради
личного обогащения. Многие положения программы Лейбористской партии были
составлены в весьма туманных и осторожных выражениях. Тем не менее
социалистическая оболочка программы привлекла на сторону лейбористов
значительные массы трудящихся, особенно рабочих.
Партия консерваторов не выдвинула специальной избирательной программы, она
выступала с личным обращением Черчилля к избирателям, в котором отстаивался
принцип свободного предпринимательства и “свободы искать работу”, отвергался
принцип государственного контроля над промышленностью. В области внешней
политики Черчилль выдвинул неопределенный лозунг “добрых отношений” между
всеми государствами. В своей предвыборной пропаганде консерваторы делали упор
на борьбу против социализма, идеи национализации, т.е. как раз против тех
лозунгов, которые были популярны в массах.
Консервативная партия потерпела на выборах сокрушительное поражение, собрав
9,9 млн. голосов и 290 мест в палате общин. За лейбористов было подано 12
млн. голосов, которые обеспечили им 389 мест в парламенте. Членами палаты
общин были избраны два коммуниста — Галлахер и Пирэтин. Либеральная партия,
собравшая 2,2 млн. голосов, получила 11 мест.
Новый состав парламента обеспечивал Лейбористской партии довольно солидное
большинство. Лидер партии Клемент Эттли сформировал третье по счету в истории
страны лейбористское правительство.
Значительное большинство в парламенте давало правительству Эттли широкие
возможности для осуществления лейбористской предвыборной программы с ее
радикальными обещаниями. Однако очень скоро обнаружилось, что многое в этой
программе было лишь декларацией, рассчитанной на достижение парламентского
большинства, что лидеры партии и не помышляют о замене капиталистической
системы социалистической, что главным содержанием их политики является
“улучшение” существующей системы с целью ее укрепления. Правые лейбористы
были готовы пойти на частичные уступки трудящимся и некоторые реформы, не
задевающие основ общественного строя, лишь бы упрочить пошатнувшиеся позиции
английского капитализма.
Правительство провело национализацию Английского банка, угольной и газовой
промышленности, электростанций, части сталелитейных предприятий, всего
внутреннего транспорта, гражданской авиации, телеграфной связи и радиосвязи.
В результате этих мер на принадлежащих государству предприятиях была занята
четвертая часть рабочих и служащих Англии. Рост промышленного производства в
Англии происходил быстрее, чем в период после первой мировой войны, но
медленнее, чем в ряде других стран.
Ухудшение экономического положения Англии в конце 1949 г. вследствие
девальвации фунта стерлингов и другие признаки надвигавшегося кризиса
перепроизводства вызвали тревогу лейбористского правительства: оно боялось
дальнейшего нарастания недовольства масс и как следствие этого — кризиса
доверия. Чтобы укрепить свое положение, пока еще не была потеряна
популярность, завоеванная лейбористами в первые послевоенные годы в связи с
осуществлением ими ряда социально-экономических реформ, лейбористское
правительство решило провести досрочные парламентские выборы 23 апреля 1950
г. Но результаты их оказались неутешительными. Количество мест Лейбористской
партии в палате общин уменьшилось с 393 до 315, а количество мест
консерваторов увеличилось с 213 до 298. Лейбористское большинство в палате
общин сохранилось, но оно было неустойчивым.
С началом войны в Корее положение правительства еще более осложнилось.
Усиление гонки вооружений за счет сокращения фондов здравоохранения встретило
сопротивление не только среди рядовых членов Лейбористской партии, но и в
самом ее руководстве. В палате общин многие лейбористские депутаты выступали
против растущих темпов милитаризации Англии, за “совмещение военных и
социальных расходов”.
В этих условиях лейбористское правительство решило снова провести досрочные
выборы. Они состоялись 25 октября 1951 г. Обе основные партии получили почти
одинаковое число голосов (лейбористы — 13,9 млн., консерваторы — 13,7 млн.),
но распределение мест в палате общин сложилось не в пользу лейбористов: они
получили 295 мандатов, а консерваторы — 321 мандат. Компартия не получила
представительства в палате общин.
Второй приход к власти лейбористов приходится на 1964 г. В ходе избирательной
кампании 1964 г. реальная борьба шла, как обычно,  между двумя партиями —
Консервативной и Лейбористской. Содержание их предвыборных манифестов
показывало, что по основным вопросам внутренней политики у них было мало
разногласий. Что касается внешней политики, то, за исключением вопросов об
участии в ЕЭС, о том, должна ли Англия располагать собственным ядерным
оружием и участвовать в многосторонних ядерных силах НАТО, их программы также
были почти идентичны. Парламентские выборы, состоявшиеся 15 октября 1964 г.,
принесли поражение  консерваторам. По сравнению с выборами 1959 г. они
потеряли около 1 750 тыс. голосов. За них проголосовало около 12 млн.
человек, т. е. 43,3% избирателей (против 49,4% па выборах 1959 г.). В палате
общин они получили 304 места против 365 мест в парламенте прошлого созыва.
Лейбористская партия получила 12,2 млн. голосов (примерно на 10 тыс. меньше,
чем на выборах 1959 г.; при этом процент голосовавших за лейбористов
увеличился с 43,8 до 44,1) и 317 мест в парламенте.
Компромиссная избирательная программа Лейбористской партии — результат
многочисленных уступок правому крылу — привлекла на ее сторону некоторую
часть средней и мелкой буржуазии. Однако этот курс оттолкнул от Лейбористской
партии значительное число рабочих, являющихся основной социальной опорой
лейбористов.
Большой неожиданностью явился успех на выборах Либеральной партии, получившей
3,1 млн. голосов. Либералы, выражавшие интересы английской торговой и
промышленной буржуазии, после второй мировой войны поддерживали по основным
вопросам политику лейбористов, находившихся в то время у власти. Если бы в
Англии существовала система пропорционального представительства, то либералы
получили бы в результате выборов не девять мест в палате общин, а по крайней
мере 65—70. Голосование в пользу либералов являлось своеобразной формой
протеста против политики как консерваторов, так и лейбористов.
Лейбористское правительство, которое возглавил новый лидер партии Гарольд
Вильсон, повысило пенсии, ограничило право домовладельцев произвольно
повышать квартплату, вновь национализировало сталелитейную промышленность,
вторично выплатив владельцам денежную компенсацию. Во внешней политике Англия
ориентировалась на США, активно участвовала в деятельности НАТО. Получив от
социологов заверения, что в случае проведения досрочных выборов победу вновь
одержат лейбористы, Вильсон пошел на них  и потерпел поражение. К власти
вновь вернулись консерваторы (на 4 года).
Следующий приход к власти лейбористов относится к 1973 г. они отменили
чрезвычайное положение, введенное консерваторами в связи в массовыми
забастовками, восстановили нормальную рабочую неделю, урегулировали конфликт
с шахтерами, приняли ряд мер по улучшению социального положения рабочих.
Правительство подписало с тред-юнионами “социальный контракт”, согласно
которому власти обязались стабилизировать цены и увеличить расходы на
социальные нужды в обмен на обязательство профсоюзов воздерживаться от
требований об увеличении заработной платы.
Политика консерваторов в 50-70-е годы
Консервативное правительство в 1951 г. сформировал Уинстон Черчилль. Из 33
министров кабинета 19 занимали директорские посты в 75 акционерных компаниях. В
палате общин из 616 депутатов  
составляли банкиры, директора компаний, земельная аристократия, высшие
чиновники.
Придя к власти, консерваторы сначала оставили нетронутым многое из того, что
было осуществлено лейбористским правительством К. Эттли, в том числе
введенный в военное время контроль государства над экономикой страны,
национализацию ряда отраслей промышленности, новую систему социального
страхования, поскольку эти меры отвечали в целом интересам английского
правящего класса. У. Черчилль, который, будучи лидером оппозиции, ожесточенно
критиковал лейбористское правительство за политику национализации, став
премьером, признал ее “совершившимся фактом”, хотя и заявил, что его партия
“в принципе возражает против национализации”. Но вскоре стала возрастать роль
крупнейших монополий в определении деятельности национализированных
предприятий, усилилась эксплуатация занятых на этих предприятиях рабочих.
Принятая лейбористским правительством программа инвестиций, необходимых для
полной реконструкции национализированных отраслей, не выполнялась.
Консерваторы стали свертывать производство части национализированных отраслей
экономики. В интересах нефтяных монополий и частных автотранспортных компаний
был составлен план сокращения сети железных дорог под предлогом их
нерентабельности.
Однако на этом правительство У. Черчилля не остановилось. В 1953 г. оно
осуществило денационализацию предприятий металлургической промышленности и
автодорожного грузового транспорта, ставших к тому времени высокоприбыльными.
Все 55 сталелитейных и чугунолитейных предприятий постепенно были проданы
монополиям на выгодных для них условиях.
Муниципальная программа строительства сокращалась. И если в 1950—1951 гг. на
каждый дом, построенный отдельными владельцами и частными фирмами,
приходилось шесть домов, построенных муниципалитетом, то в 1961 г.
соотношение муниципального и частного домостроения составило уже 1 : 2. В
1957 г. правительство отменило контроль над квартирной платой, и она сразу
повысилась на 33—74% в целом по стране, в том числе в Лондоне на 52—145% (в
зависимости от типа жилья и условий аренды). В том же году были повышены
еженедельные взносы населения в фонд Национальной службы здравоохранения,
ставки на платные медицинские услуги.
Хотя Черчилль заявил, что стал премьер-министром не для того, чтобы
председательствовать при развале Британской империи, ее распад продолжался, и
консерваторам пришлось предоставить независимость Судану, Малайской
федерации, Гане, Кипру и Нигерии. Империя разваливалась, но Англии удалось
удержать в рамках Содружества почти все государства, возникшие на ее
обломках.
Конъюнктурное оживление в экономике Великобритании с осени 1963 г. в
определенной степени ослабило недовольство правлением консерваторов. В
сентябре 1964 г. безработица в стране упала до самого низкого за последние
три года уровня — 341 тыс. человек.
За год-полтора до очередных парламентских выборов правительство консерваторов
несколько увеличило средства, выделяемые на пособия по безработице, пенсии
вдовам, расширило программу жилищного строительства и ликвидации трущоб,
увеличило ассигнования на дорожное строительство, на университетское
образование и т. д. Все это сопровождалось грандиозной пропагандистской
шумихой и, естественно, должно было оказать соответствующее воздействие на
избирателей.
Однако на настроения масс оказывали влияние и другие акции консерваторов,
совершенно иного характера. В стране ширились выступления против
внешнеполитического курса правительства. С весны 1961 г. в Лондоне началась
массовая кампания “сидячих забастовок” протеста против политики ядерного
вооружения, которую проводили консерваторы. О масштабах выступлений можно
судить хотя бы по тому, что в ходе демонстрации 24 марта 1962 г. полицией
было арестовано 1172 человека. Значительным явлением во внутриполитической
жизни страны стали Олдермастонские  походы, проходившие ежегодно в 1958—1968
гг., и деятельность антивоенной организации “Движение за ядерное
разоружение”, объединившей сотни тысяч англичан.
Резкое недовольство демократической общественности страны вызвало решение
правительства Г. Макмиллана предоставить западногерманским вооруженным силам
военные базы, испытательные ракетные полигоны, учебные лагеря для танковых
частей и базы снабжения на английской территории. В августе 1961 г. в Англию
прибыло первое подразделение бундесвера.
В тревожные дни карибского кризиса в октябре 1962 г. английское правительство
разрешило привести в состояние немедленной боевой готовности американские
ракеты, размещенные в Англии и нацеленные на СССР. Это вызвало резкую критику
в различных слоях населения Англии. Негативное отношение в стране к действиям
американских военных и позиции консерваторов было столь ощутимым, что
правительство Макмиллана не решилось пойти на разрыв дипломатических
отношений с Кубой и прекратить с ней торговлю.
Серьезное влияние на политические настроения в стране оказала дискуссия по
вопросу о вступлении Великобритании в Европейское экономическое сообщество.
Уже в начале 1961 г. большинство представителей английского крупного капитала
пришли к выводу, что созданная Англией в противовес “Общему рынку” в 1960 г.
Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ), объединившая семь стран
(Англия, Австрия, Дания, Норвегия, Португалия, Швеция и Швейцария), не
отвечает их планам и интересам, что необходимо вести борьбу с конкурентами не
вне ЕЭС, а внутри этой организации.
Выступая в палате общин 2 августа 1961 г., премьер-министр Макмиллан раскрыл
также политическую подоплеку позиции своего правительства в вопросе о
вступлении Англии в “Общий рынок”. Он утверждал, что наличие в Западной
Европе двух экономических группировок — ЕЭС и ЕАСТ означает раскол, который
может иметь “серьезные последствия”. В этих условиях, заявил он, Англия
должна отказаться от “островного изоляционизма”.
В то же время часть английских деловых кругов высказывалась против
присоединения к ЕЭС, опасаясь, что это приведет к ослаблению британских
позиций в странах  Содружества. Правительства ряда стран Содружества выразили
решительный протест против намерения Англии добиваться присоединения к
“Общему рынку”.
Многие англичане понимали, что вступление Великобритании в ЕЭС несет с собой
не только некоторое ущемление независимости страны, но и угрозу жизненному
уровню трудящихся. Намечавшиеся в стране тенденции к замораживанию уровня
заработной платы и росту стоимости жизни могли быть еще усилены в результате
ее вступления в “Общий рынок”. Существовали также серьезные опасения, что
членство в ЕЭС отрицательно скажется на проблеме занятости и на социальных
завоеваниях трудящихся.
На конференции Лейбористской партии в Брайтоне в 1962 г. ее лидер X.
Гейтскелл выступил с критикой планов включения Англии в “интегрированную
Европу”. “...В Соединенных Штатах Европы мы будем представлять собой, —
заявил он, — не больше, чем штат Техас или Калифорния, — это означает конец
Англии как независимого государства”. Однако резолюция конференции носила
компромиссный характер и оставляла лейбористскому руководству возможность
маневрирования в этом важном вопросе. Как подчеркивала в связи с этим
Компартия Великобритании (КПВ), верхушка лейбористов высказывалась лишь за
то, чтобы выторговать “наиболее выгодные условия” вступления в ЕЭС, и
совершенно игнорировала тот факт, что даже в таком случае решение
правительства нанесет тяжелый удар по трудящимся страны, по их стремлению к
миру и социальному прогрессу. Но при всей непоследовательности резолюция
конференции помимо воли ее авторов — правого руководства Лейбористской партии
— создавала определенные (хотя и временные) препятствия для осуществления
замысла консервативного правительства.
Широкое противодействие английского народа планам  включения Англии в “Общий
рынок” вынудило правительство консерваторов поставить окончательное решение
этого вопроса в зависимость от принятия руководящими органами ЕЭС ряда
условий. Не добившись уступок и столкнувшись с решительным противодействием
Франции приему Англии в ЕЭС, Макмиллан в январе 1963 г. прервал переговоры о
присоединении к “Общему рынку”.
Проблема “Общего рынка” заняла важное место в избирательной кампании 1964 г.
Лейбористы шли на выборы, обещая избирателям, что они не допустят
присоединения  Англии к ЕЭС. Эта причина, среди прочих (внешнеполитические
неудачи и т.д.) способствовала поражению консерваторов в 1964 г.
Возвращение к власти в 1970 г. пришлось на сложное время: в Ольстере
разгорелся острый конфликт между католиками и протестантами (подробнее о нем
дальше), а также обострились отношения между властью и профсоюзами в связи с
ростом забастовочного движения. В 1971 г. парламент принял Закон “Об
отношениях в промышленности”. Он ограничивал право рабочих на забастовку и
допускал только стачки, санкционированные руководством профцентра—Британского
конгресса тред-юнионов (БКТ), требуя обязательной регистрации всех
создаваемых рабочими профорганизаций. Этот закон вызвал бурные протесты и
забастовок не предотвратил. Ухудшение экономического положения стало причиной
несанкционированных стачек железнодорожников, строителей, электриков, рабочих
других отраслей. Обстановку накалила общенациональная стачка 270 тыс.
шахтеров. Правительство объявило чрезвычайное положение. Ссылаясь на нехватку
топлива и электроэнергии, оно ввело трехдневную рабочую неделю (с
соответствующим снижением зарплаты) в надежде вызвать недовольство всех
остальных трудящихся действиями горняков.
Вскоре консерваторы провели досрочные парламентские выборы, на которых
потерпели поражение. Как уже отмечалось, вышеперечисленные конфликты пришлось
урегулировать лейбористам.
Ольстерская проблема
Чтобы понять первопричины ольстерского конфликта, необходимо совершить
небольшой экскурс в историю.
Непосредственно колонизация Северной Ирландии началась в 1609 году.
Переселялись на “Ольстерскую плантацию” преимущественно шотландцы. К 1692
году в Ольстере, протестантском уголке на католическом острове, была
образована администрация. В последующем был осуществлён ряд “принудительных
актов”, чтобы защитить права поселенцев. К 1703 году всего 5% земли в
Ольстере оставалось в руках ирландцев (а всего в Ирландии – 14%). Тем самым
был легализован раздел между протестантским и католическим населением.
Экономическая реальность вскоре сломала этот раздел. В ходе индустриализации,
сопровождавшейся существенными миграциями населения, протестанты и католики
оказались плечом к плечу в сельских районах, где они конкурировали между
собой за рабочие места и жильё. В 1835 году произошли первые серьёзные
столкновения между двумя религиозными коммунами, несмотря на то, что лица
разных вероисповеданий в практической жизни всё более перемешивались.
Надвигавшейся гражданской войны – из-за того, что протестанты выступали за
самоуправление, а католики за независимость – удалось избежать благодаря
началу первой мировой войны.
Две проблемы занимали Великобританию после окончания первой мировой войны:
противодействующие требования самоуправления и требование независимости.
Борьбе за независимость было придано второе дыхание после грубого подавления
пасхального восстания 1916 года. Лондон, опасавшийся удара немцев в своё
мягкое ирландское подбрюшье (это оправдывает действия центральной власти),
отреагировал на волнения в графстве Кистоун-Коп тем, что повесил их
зачинщиков и интернировал тысячи участников. Разумеется, это усилило борьбу
ирландцев за независимость.
Великобритания решила создать два самостоятельных государства (нынешние
Северную Ирландию и Ирландскую Республику) со своими правительствами, которые
решали бы внутренние вопросы. Совет Ирландии должен был заниматься
урегулированием проблем, касавшихся обоих государств, и оба государства
должны были иметь своих представителей в Лондоне, который должен был по-
прежнему управлять иностранными делами и обороной. Для того чтобы
гарантировать живучесть Северу, три из традиционных девяти графств Ольстера
были упразднены, в результате чего в оставшихся (на территории нынешней
Северной Ирландии) графствах две трети населения стали составлять
протестанты.
Совет Ирландии так и не стал реальностью. Вопрос независимости был “решён”,
когда Дублин пошёл дальше своим путём, но в новом государстве Ольстер (ныне
Северной Ирландии, входящей в состав Соединённого королевства Великобритании
и Северной Ирландии) возникли сектантские проблемы. Отказываясь участвовать в
местном правительстве, которое они считали нелегитимным, католики только
усугубляли вопрос, поскольку правительство обходилось без них. Воинствующее
протестантское правительство пошло на принятие законодательных актов, которые
препятствовали католикам заниматься в провинции политикой и тем самым
предопределили возникновение в 60-х годах нашего столетия движения за
гражданские права.
Поскольку до 1969 года для избирателей Ольстера существовал имущественный
ценз, а католики, даже имевшие право голоса, бойкотировали выборы, в
государственном управлении Ольстера преобладали протестанты. В результате
католиков притесняли. Вдохновлённые аналогичными событиями в Америке,
радикальные элементы католической коммуны Ирландии начали борьбу за свои
гражданские права: требовали равноправия с протестантами. Агрессивная тактика
вызвала отпор, и протестантские полувоенные формирования атаковали рабочие
районы, где проживало католическое население, а католики обратились за
защитой к своему традиционному знаменосцу – ИРА.
Сейчас конфликт между католиками и протестантами в Ирландии постепенно сходит
на нет, говоря точнее, он вступил в свою следующую фазу – конфликт между ИРА
и Лондоном. Причины конфликта на религиозной почве были устранены:
Великобритания стала светским государством с развитой демократией, острой
конкуренции (такой как при индустриализации) между католиками и протестантами
уже нет, Ирландия получила относительную независимость. Но ирландские
военизированные формирования не прекратили своего существования и не желают
мириться с подобным решением вопроса. Любая ошибка властей служит поводом для
террористического акта. ИРА и отколовшаяся от неё ВИРА уже не защищают
интересы католиков, их конечная цель – добиться образования независимого
государства, где они будут сидеть в правительстве.
Соперники на втором этапе конфликта ясны: в одном углу – правительство
демократического государства, в другом – бойцы ВИРА.
За годы борьбы возможности бойцов ВИРА по нанесению ущерба противнику
увеличились, как возросла и компетентность сотрудников сил безопасности – и
вот сегодня мы имеем новую политическую реальность.
Учась на собственных ошибках, Лондон последовательно создавал механизмы
укрепления своего владычества в этом регионе и обеспечения местной
безопасности, внедряя прямое правление, чтобы избежать законных претензий со
стороны тех, кто пока что придерживается нейтралитета в этой борьбе, но в то
же время является потенциальным источником поддержки для ВИРА и базой для
вербовки в неё новых кадров.
Однако никакие реформы не воспринимались ВИРА, которая настроилась на долгую
войну. Её подход характеризовался последовательностью: причинять максимальную
боль Великобритании. Стратегия ВИРА остаётся неизменной, но её тактика со
временем совершенствуется и всё более приспосабливается к новым контрмерам
противника. Эволюция ВИРА была обусловлена попытками сбалансировать
вооружённую борьбу с другими формами борьбы, учитывая, что политическая
борьба начинает приобретать всё возрастающее значение. По существу, решение
уделять в будущем равноценное внимание, как вооружённой борьбе, так и
политической было провозглашено в 1982 году Дэнни Моррисоном, который являлся
в то время заведующим отделом распространения газеты “Шин Фейн”; он писал,
что свобода для Ирландии будет завоёвана “с избирательным бюллетенем в одной
руке и винтовкой – в другой”.
Это был подход, который затрагивал сущность борьбы за освобождение и отражал
собственно понятие ирландского  республиканизма. Вооружённое сопротивление
всегда являлось неотъемлемой частью движения. Отыскание подходящих средств
для достижения поставленных средств не особенно заботило прежнюю Ирландскую
Республиканскую армию. Руководству ИРА претила идея опускаться до
приземлённой политики, а романтика жертвенности до определённого времени
способствовала притоку новых членов в ряды ИРА.
Однако впоследствии политическая деятельность была признана целесообразной.
Случившийся в 1969 году раскол в рядах ИРА не решил возникших противоречий, а
в дальнейшем и сама ВИРА также раскололась на фракции. Молодой тогда Джерри
Адамс, который ныне известен как ветеран, стоящий во главе политической
организации “Шин Фейн”, примкнул к той фракции ВИРА, которая симпатизировала
новому подходу и полагала, что старое руководство ВИРА, в котором преобладали
выходцы с Юга Ирландии, утратило реальное понимание обстановки на земле
Ольстера. ВИРА в то время не контролировала Ольстер, но на её стороне были
симпатии большинства боевых отрядов ИРА (9-и из 13-и) в Белфасте, где
происходили основные схватки. Вскоре руководимая местными уроженцами фракция,
к которой примкнул Адамс, выросла в самую заметную составную часть новой
ВИРА, выступая в роли “защитников” католического населения Севера. Когда в
июле 1973 года Адамса арестовали, он уже являлся старшим военным начальником
ВИРА в Белфасте.
Выйдя из тюрьмы, Адамс стал сторонником распространения борьбы на социально-
экономическую сферу и превращения её в народную войну. “Политический подход”
доказал свою значимость в период голодовок 1980-1981 годов. Голодовки
позволили организовать широкую вербовку сторонников движения, как дома, так и
за рубежом. Помимо этого, захваченные повстанцами документы
свидетельствовали, что британская армия в сражениях 1982 года за Фолклендские
острова продемонстрировала свою устрашающую силу, когда получила возможность
драться без правил. Растущая эффективность усилий Лондона, направленных на
решение ирландской проблемы, наиболее проявлявшаяся в военном аспекте,
послужила дополнительным стимулом к тому, чтобы ВИРА переместила фокус своего
внимания в область политики. Это кончилось тем, что 31 августа 1994 года
руководство ВИРА объявило о прекращении огня, за этим 13 октября последовало
решение о временной демобилизации и протестантских полувоенных формирований.
С переменой тактики ВИРА у Лондона появилась масса возможностей, чтобы
уладить конфликт с максимальной выгодой для себя. Большинство ирландцев
хотят, чтобы военных действий не было. Исторически ВИРА поддерживают на
выборах 11% всех избирателей Ольстера. Поэтому, в интересах правительства не
допустить общеирландские выборы (там у ВИРА есть шанс).
Не так давно (1996 год) год Лондон ухватился за идею поэтапного роспуска
вооружённых формирований, по мере достижения прогресса на выборах. 110
представителей населения должны были собраться для обсуждения деталей
заключения мира. ВИРА выступила с резкими возражениями, что в конечном итоге
привело к возобновлению террористической деятельности. Таким образом
компромисс, предлагаемый англичанами не получил одобрения у ВИРА.
Нельзя не упомянуть международную окраску данного конфликта. Главенствующим
принципом концепции политического соперничества, как её понимает ВИРА,
является расширение конфликта. С этой целью ВИРА уже давно стремится
подтолкнуть союзников Великобритании к оказанию давления на Лондон, чтобы
англичане ушли из Ольстера. Точкой приложения усилий служат США, где имеется
самая крупная ирландская диаспора. На протяжении многих десятилетий
американцы ирландского происхождения регулярно жертвуют деньги ИРА, а позднее
– ВИРА. Таким образом, главным рычагом влияния является многочисленное и
имеющее значительный политический вес в стране ирландское население в США,
особенно так называемое “крыло Кеннеди” в демократической партии.
Последние действия Лондона направлены на сужение сферы конфликта, недопущение
его в международную сферу, что удаётся довольно успешно. Силовые методы
применяются с большей осторожностью: практика оцепления и прочёсывания жилых
кварталов в поисках оружия и боевиков была сменена проверкой автомобилей на
дорогах. (Прочёсывание жилых кварталов способствовало массовому притоку новых
кадров в ИРА, так как нарушался один из главных демократических принципов –
неприкосновенность жилища). Сейчас англичане придерживаются выжидательной
позиции. ВИРА не может отказаться от террора, так как ей удавалось
господствовать в политике, только держа аудиторию под дулом пистолета. Всё
больше и больше мирных инициатив исходит от центрального правительства,
большинство из которых отвергаются ВИРА, что дискредитирует её в глазах
общественности. Разумеется, подобная тактика кажется слишком пассивной,
однако малейшие попытки форсировать решение этой проблемы могут привести к
увеличению числа террористических актов.
Конфликт на религиозной почве, который стал “прародителем” противостояния
ВИРА и британского правительства, утратил свою остроту. Неравенство католиков
и протестантов ушло в прошлое. Осталось желание ВИРА, утверждающей, что она
борется за права католиков, достичь своих политических целей и сделать это не
только парламентским путём.
Как показывает практика, достичь компромисса с террористами удаётся очень
редко и длится он недолго. Поэтому, в случае с ВИРА, надо устранить причины,
по которым ВИРА совершает террористические акты. Мирные инициативы должны
чаще исходить из центра, а те, что идут от сепаратистов, всегда должны
находить поддержку в Лондоне. В конце концов, будучи неспособной к
эффективной политической борьбе без применения силы, ВИРА потеряет
сторонников.
При выдвижении мирных инициатив не надо забывать и о превентивных мерах.
Необходимо продумать новые методы полицейской борьбы с терроризмом: перекрыть
каналы поставки оружия для ВИРА.
Всё же главная проблема в том, что террористы никогда не откажутся от террора
ради переговоров. Главное условие для решения конфликта на данном этапе –
ликвидировать причины, по которым ирландцы становятся сторонниками ВИРА, то
есть предоставить им право на самоопределение. Однако сепаратисты будут
бойкотировать все правительственные мирные предложения, чтобы не потерять
своего влияния, так как не смогут выдержать конкуренции на выборах.
Большинство населения Ирландии выражает стремление сохранять спокойствие, ибо
после возобновления насильственных акций от ВИРА отшатнулись почти все её
сторонники, исключая самых твердолобых. Разумеется, велика вероятность срыва
последующих мирных инициатив, но в этом случае может повториться испанский
сценарий.
Баскские сепаратисты в Испании совершали (и сейчас совершают) необоснованные
тер акты и окончательно восстановили против себя общественное мнение
(начались массовые демонстрации и т. п.).
При развитии событий по испанскому сценарию Лондон получит своего рода
“лицензию на убийство” ВИРА, которой, разумеется, воспользуется. Скорее
всего, это выразится в массированной кампании в СМИ, ряде разоблачений
лидеров “Шин Фейн”, и, что маловероятно, полицейских мероприятиях по
обезвреживанию террористических групп.
Неоконсерватизм
На выборах 1979 г. консерваторы получили 13,7 млн. голосов, а лейбористы—11,5
млн. Главой правительства Великобритании впервые стала женщина—новый лидер
консерваторов Маргарет Тэтчер (род. в 1925 г.).
М. Тэтчер проявила себя убежденной сторонницей консервативных взглядов,
человеком с твердым и непреклонным характером, за который англичане прозвали
ее “железная леди”. Она пришла к власти, имея четкую программу действий, и
стала настойчиво проводить ее в жизнь. М. Тэтчер пользовалась большим
авторитетом и в Англии, и в мире под ее руководством консервативная партия
одержала победы на выборах 1983 г. и 1987 гг., а “железная леди” возглавляла
правительство одиннадцать с половиной лет подряд. Некоторые биографы называют
ее правление “эрой Тэтчер”.
Программа премьер0министра не содержала принципиально новых положений по
сравнению с традиционной концепцией британских тори. Она лишь приспосабливала
ее к современной эпохе и доводила до логического конца. Основные положения,
выдвинутые М. Тэтчер и получившие название “тэтчеризм”, заключаются в
следующем:
·        Движущей силой всякой процветающей экономики является частное
предпринимательство. Основу политического курса властей составляют “свобода,
возможности для всех, поддержка предпринимательского духа, демократия
собственников”.
·        Вмешательство государства в частную жизнь сводится к минимуму, оно
ни в коем случае не должно сковывать частную инициативу.
·        Все трудоспособные граждане обеспечивают себя сами. Государство и
благотворительные организации оказывают поддержку только нетрудоспособным и
тем, кто не по своей вине лишен возможности работать. Исходя из этого,
следует отказаться от государственных социальных программ или свести их до
минимума.
·        Государство должно иметь сбалансированный бездефицитный бюджет.
Важнейшую часть его составляют налоги, которые все население должно платить в
соответствии со своими доходами. Необходимо строго соблюдать режим экономии и
сокращать расходы.
·        Профсоюзы имеют право законными средствами защищать интересы
трудящихся, не ущемляя при этом интересы других людей. Поэтому право на
забастовки. Которые наносят ущерб обществу, должно быть ограничено.
М. Тэтчер исходила из того, что Великобритания должна обладать сильной армией
и флотом и совершенствовать свое ядерное оружие. Во внешней политике она
считала приоритетными отношения с США и соблюдение обязательств по НАТО,
выступала против ускорения интеграционных процессов.
Экономическое положение было крайне тяжелым. Тэтчер выступила за т.н.
“экономию”, которая выразилась в сокращении размеров пособий по безработице,
других социальных программ. В результате вновь усилилось стачечное движение.
Ссылаясь на убыточность многих предприятий государственного сектора,
правительство в широких масштабах проводит денационализацию экономики. К
частным владельцам перешло большинство предприятий нефтяной и авиакосмической
промышленности, а также воздушного транспорта. Сфера приватизации быстро
расширялась. За несколько лет “тэтчеризма” более двух третей предприятий
государственного сектора перешли к частным владельцам или коллективам
приватизируемых предприятий. Одновременно было распродано свыше миллиона
муниципальных квартир. Более 60 % жителей страны стали обладателями
собственного жилья. Это привело к числу роста числа собственников и
укреплению социальной базы тори.
Чтобы усилить конкурентоспособность британской промышленности, правительство
стало вкладывать крупные капиталы в ее перевооружение на основе  достижений
НТР, поощряло предпринимателей, развивавших новейшие отрасли и
стимулировавших рост производительности труда. “Тэтчеризм”, буксовавший в
первые годы, стал приносить ощутимые плоды. С 1982 по 1087 г. темпы
экономического роста Великобритании были самими высокими в Западной Европе.
Число безработных и масштабы инфляции сократились.
За послевоенные годы в Англию иммигрировало большое число иностранцкв,
главным образом жителей бывших Британских колоний—Бангладеш, Индии, Пакистана
и т.д. Рост числа иммигрантов породил несвойственные Англии в прошлом
расистские настроения: между англичанами и иммигрантами происходили
столкновения, правая печать повела против “цветных” враждебную кампанию.
Правительство Тэтчер не выступило против расистов, а провело через парламент
законы, ограничивающие квоту на въезд иностранцев в Англию.
Между Англией и Аргентиной с давних пор шел спор по поводу принадлежности
группы Фолклендских (Мальвинских) островов в Южной Атлантике, недалеко от
побережья Южной Америки. Исторически права на них принадлежали Аргентине, но
англичане давно колонизировали их, проживавшее там немногочисленное население
говорило на английском языке и желания переходить под управление английской
военной хунты не испытывало. Хунта же, рассчитывая поднять в глазах
аргентинцев свой престиж, в мае 1982 г. высадила десант на островах и подняла
над ними аргентинский флаг.
М. Тэтчер, проводившая жесткую линию защиты торгово-экономических и военно-
политических интересов Великобритании, реагировала на действия Аргентины
весьма решительно. Не считаясь с затратами, она направила на острова военные
корабли, морскую пехоту и авиацию. Аргентинский гарнизон капитулировал.
Англия закрепила за собой Фолклендские острова и создала там военную базу.
Эти действия способствовали росту авторитета консервативной партии и ее
лидера.
Но период быстрого экономического роста и относительного благополучия Англии
оказался весьма непродолжительным. С начала 90-х гг. экономическая
конъюнктура стала ухудшаться, вернулись старые болезни—бюджетный дефицит,
инфляция, повысившаяся в 1990 г. на 9 % безработица. Возмущение народа вызвал
новый, одинаковый для всех, независимо от дохода, подушный налог, которым
облагались все жители страны старше 18 лет. Введение этого налога повлекло за
собой массовые митинги протеста, нередко заканчивавшиеся столкновениями с
полицией. Обострилась и ситуация в Ольстере. Темпы экономического развития
замедлились.
Популярность правящей партии падала. К ому же в ее руководстве усилились
разногласия, прежде всего по вопросу о европейской интеграции: М. Тэтчер
тормозила процесс ее развития, а многие министры считали нужным поддержать
позицию Г. Коля и Ф. Миттерана.
Все эти обстоятельства вызвали в ноябре 1990 г. отставку Тэтчер. Лидером
консервативной партии и премьером стал по рекомендации своей предшественницы
Джон Мейджор, занимавший до этого пост министра финансов.
Мейджор был самым молодым премьером Великобритании. Придя к власти он отменил
непопулярный подушный налог и обещал “осуществить поворот в сторону большего
удовлетворения социально-экономических требований британцев”. Вместе с тем
Мейджор объявил, что главными задачами его правительства являются укрепление
права собственности, продолжение процесса приватизации государственный
компаний, увеличение налоговых льгот для предпринимателей.
Вопреки прогнозам социологов, на парламентских выборах в апреле 1992 г.
абсолютное большинство мест в палате общин вновь получили консерваторы.
Впервые за 170 лет одна и та же партия одержала победу на выборах четыре раза
подряд. Премьер-министром остался Джон Мейджор.
Однако, довести свой рекорд до пяти у тори не получилось. В стране продолжала
ухудшаться экономическая ситуация: тормозились темпы развития, увеличивалась
безработица. Крайнее недовольство в народе вызывало отсутствие
государственных социальных программ. Увеличивалась инфляция, и фунт
стерлингов терял свой престиж самой стабильной валюты мира, все более и более
уступая позиции доллару. Правительство было вынуждено произвести его
девальвацию. Хотя Мейджор и пытался сбавить некоторые, наиболее резкие
мероприятия Тэтчер, но общее ухудшение экономики, конфликт с профсоюзами,
прежде всего с горняками, переход в зависимость от США и неудачи в решении
ольстерского конфликта привели к поражению консерваторов на выборах 1997 г. К
власти пришли лейбористы, лидер которых Тони Блэйр возглавил правительство и
является премьером на данный момент.
Использованная литература:
1.    Всемирная история / под ред. Е. М. Жукова. Т. ХI. - М.: Мысль, 1977.
2.    Новейшая история зарубежных стран. Европа и Америка. 1939-1975. Учеб.
пособие для студентов ист. фак. пед. ин-тов. / Под ред. Стецкевича. Изд. 3-е,
испр. и доп. - М.: Просвещение, 1978.
3.    Страны мира. Краткий полит.-экон. справочник. - М.: Политиздат, 1984.
4.    Новейшая история 1939-1992 г. / под ред. В. К. Фураева, М.:
Просвещение, 1993.
5.    Т. К. Пожегин. Ольстерский конфликт: противостояние ИРА и правительства
Великобритании. М.: Бек, 1996.
6.    “Рэспублка”, 1997 г.