Каталог :: История

Контрольная: Русь по властью Золотой Орды

                   МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА И                    
                   ПРОДОВОЛЬСТВИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ                   
                        ДЕПАРТАМЕНТ ПО РЫБОЛОВСТВУ                        
                       МУРМАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ                        
                         ТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ                         
                           ФАКУЛЬТЕТ ЗАОЧНОГО                            
                   СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ                   
                      КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА ПО ИСТОРИИ                      
     

Тема: «Русь под властью Золотой Орды»

Мурманск 1998 План. 1. Завоевание русских княжеств._____________________________________________ 3 1.1. Россия в начале 13 века.________________________________________________ 3 1.2. Объединение монгольских племен._____________________________________ 3 1.3. Первые столкновения с монгольскими войсками._________________________ 4 1.4. Походы Батыя на Русь.________________________________________________ 5 1.5. Ордынская политика в России._________________________________________ 6 2. Возникновение Московского княжества.____________________________________ 8 2.1. Возвышение роли Москвы._____________________________________________ 8 2.2. Иван Калита._________________________________________________________ 8 2.3. Укрепление роли Московского Княжества._______________________________ 9 3. Основные этапы борьбы за независимость 1380 – 1480 годов._________________ 12 3.1. Реформы в военном деле._____________________________________________ 12 3.2. Куликовская битва.___________________________________________________ 12 3.3. Нашествие Тахтомыша._______________________________________________ 14 3.4. Нашествие Едигея.___________________________________________________ 15 3.5. Внутренние процессы в русских землях.________________________________ 16 3.6. Иван III.____________________________________________________________ 18 Литература._____________________________________________________________ 20

1. Завоевание русских княжеств.

1.1. Россия в начале 13 века.

Владимирское княжество было частью некогда могучего и единого, но в 13 веке расхватанного на куски, Киевского княжества. Переяславль стал самостоятельным княжеством, княжества Черниговское, Новгород-Северское, Галицко-Волынское, Смо­ленское так же стали самостоятельны. Бывшая Киевская Русь оказалась рассечена на две части: Южную и Северо-Восточную. Центром Южной Руси из-за потери Киевом своего политического значения стало Галицкое княжество, возглавляемое тогда Ярославом Осмыслом. В Северо-Восточной части преобладающее положение стала занимать Влади­миро- Суздальская земля. Наряду с Галичем сформировался еще один политический центр - Владимир, от Дикого поля и от набегов половцев который охраняли непрохо­димые леса, болота, реки и Рязанско-Муромское княжество. После Юрия Долгорукого и его сына Андрея Боголюбского суздальская земля начала отвыкать от междоусобиц, но боярская смута не дала брату Андрея Всеволоду спокойно княжить. Лишь в 1176 году началось княжение Всеволода Большое гнездо, сопровождавшееся утверждением и развитием традиций княжеского самовластия, заложенным Андреем Боголюбским. Но по­сле смерти Всеволода между сыновьями его и другими княжескими домами опять раз­горелась междоусобица. Мстислав Удалой - сын смоленского князя Мсти­слава Ростиславича, правнук Мстислава Великого вступил во вражду с всеволодовским домом, что привело к тому, что в 1219 году Мстислав Удалой стал галицким князем. Суздальский князь Константин спокойно передал перед смертью владимирское княже­ство брату Юрию, а новгородским наместником стал Ярослав Всеволодович. Таким образом, на Владимирской земле опять воцарилось спокойствие и, каза­лось, что ничто не сможет его потревожить.

1.2. Объединение монгольских племен.

В 1206 году в далеких местах на реке Ононе собрались вожди кочевых племен на курултай, где провозгласили своим верховным вождем Темучина - одного из удач­ливых степных вожаков и нарекли его Чингисханом. Этот курултай сыграл трагиче­скую роль в судьбе всей Древней Руси. Чингисхан силой объединил под своей рукой всех монголов, некоторые соседние племена и на основе родового признака создал вой­ско, которому в 12-13 веках, в эпоху развитого феодализма, в среднеазиатских государ­ствах, на Руси и в Европе равных не было. Рядовой единицей этого войска была десятка - семья, ближайшие родственники одной юрты, одного аила. Потом следовала сотня, в нее входили люди одного рода. Тысяча могла объединять два или три аила, далее шла тьма - десятитысячный отряд. Фигура Чингисхана выплыла словно из времен дикости и варварства. Развитые цивилизации, стоящие на его пути он не порабощал, а уничтожал. Чингисхан подобрал себе и соответствующих помощников - «это четыре пса моего Темучина»: Джебе, Ху­билай, Чжелме, Субэдей. В войске Чингисхана действовал закон: если в бою кто-то из десятки побежит от врага, то казнили всю десятку; если в сотне побежит десятка, то казнили всю сотню, если побежит сотня и откроет брешь врагу, то казнили всю тысячу. Отсюда и войско было сильным и хорошо подготовленным. Прежде всего, Чингисхан устремлял свой взгляд на богатейшие государства Средней Азии. Цель Чингисхана - разграбление городов Бухары, Самарканда, Мерва, Ургенча и других. Всё завоевание было совершено за 3 года - 1219-1221 гг. Хорезмхан Мухаммед недооценил силу Чингисхана, вследствие чего был вынужден спастись бег­ством. В погоню был отправлен кошун (несколько туменов) под руководством своих «ценных псов» Джебе и Субэдея. Кошун огнем и мечом прошел по Северному Ирану, вышел на Кавказ, разрушил несколько древних и богатых городов, разбил грузинские войска, проник через Ширванское ущелье на Северный Кавказ и столкнулся с полов­цами. Хитростью и коварством татары, истребив половцев, двинулись к Днепру.

1.3. Первые столкновения с монгольскими войсками.

«В 1223 год на р. Калка состоялось сражение. Объединенные силы русских кня­зей и половцев были разгромлены. Но монголы на Русь не пошли .» [1] Поход русских войск на помощь половцам был начат в апреле при полном раз­ливе рек. Войска направлялись вниз по Днепру. Командование осуществлялось киев­ским князем Мстиславом Романовичем и Мстиславом Удалым. Половцы известили русских князей о коварстве татар. На 17-й день похода войско остановилось близ Оль­шеня, где-то на берегу Роси. Там его нашло второе татарское посольство. В отличие от первого, когда послов перебили, этих отпустили. Сразу же после переправы через Днепр русские войска столкнулись с авангардом противника, гнались за ним 8 дней, а на восьмой вышли на берег Калки. Здесь Мстислав Удалой с некоторыми князьями сразу же перешли Калку, оставив Мстислава Киевского на другом берегу. По данным Лаврентьевской летописи, битва произошла 31 мая 1223 года. Вой­ска, переправившиеся через реку были почти полностью уничтожены, лагерь же Мсти­слава Киевского, разбитый на другом берегу и сильно укрепленный, войска Джебе и Субэдея штурмовали 3 дня и смогли взять только хитростью и коварством. Битва при Калке была проиграна не столько из-за разногласий между князьями- соперниками, сколько из-за исторически сложившихся факторов. Во-первых, войско Джебе тактически и позиционно полностью превосходило соединенные полки русских князей, имевших в своих рядах в большинстве своем княжеские дружины, усиленные в данном случае половцами. Всё это войско не имело достаточного единения, не было обучено тактике ведения боя, основывалось больше на личном мужестве каждого дру­жинника. Во-вторых, такому соединенному войску нужен был и единовластный полко­водец, признанный не только вождями, но и самими дружинниками, и осуществлявший объединенное командование. В-третьих, русские войска, ошибавшись в оценке сил противника, еще и не смогли правильно выбрать место сражения, рельеф местности полностью благоприятствовал татарам. Впрочем, справедливости ради, нужно сказать, что в то время не только на Руси, но и в Европе не нашлось бы армии, способной со­перничать с соединениями Чингисхана. Войско Джебе и Субэдея, разгромив на Калке ополчение южных русских князей, вошло в Черниговскую землю и дошло до Новгорода-Северского и повернуло назад, неся повсюду за собой страх и разрушение. В том же 1223 году Джебе и Субэдей со­вершили набег на Волжскую Булгарию. Чингисхан умер в 1227 году. В 1235 году но­вый Великий хан Удегей послал в подкрепление Батыю, внуку Чингисхана и главе улуса Джучи, образованного на реке Япи для завоевания Волжской Булгарии, Диит-Кинчака и Руси, главные силы монгольского войска под командованием Субэдея. В 1236 году была разгромлена Волжская Булгария. Весной 1237 года войска Субэдея продвинулись в прикаспийские степи и уст­роили облаву на половцев. К осени 1237 года разгромлена Мордва, монголы встали у границ Руси. «. в 1235 г. на курултае принимается решение о вторжении в русские земли. Главнокомандующим был утвержден внук Чингисхана - Батый. » [2]

1.4. Походы Батыя на Русь.

Осенью 1237 года Батый поставлен во главе соединенного войска. В декабре 1237 года встали реки. На Суре, притоке Волги, на Воронеже, притоке Дона, появились войска Батыя. Зима открывала дорогу по льду рек в Северо- Восточ­ную Русь. Исходя из соображений географического и демографического характера, а так же военных выкладок, можно предположить, что Батый привел на Русь 30-40 тысяч всадников. Даже такому, на первый взгляд малочисленному войску русским суверен­ным князьям было нечего противопоставить. Но начало похода Батыя складывалось для него неудачно. Разгром в чистом поле всех русских сил не состоялся, так как в какой-то мере Калка, но в основном кня­же­ские распри не позволили выставить против Батыя объединенные силы. Незапланированный 70-дневный штурм Рязани не мог не сказываться на поте­рях Батыя. 16 декабря Рязань была взята. Перед Батыем лежало несколько дорог в глу­бину Владимиро-Суздальской земли. Так как перед Батыем стояла задача покорить всю Русь за одну зиму, он направился к Владимиру по Оке, через Москву и Коломну. Зная о том, что на него идут войска владимирского и черниговского князей, Ба­тый ожидал их встретить где-то в районе Москвы или Коломны, и не ошибся. Влади­мирский князь Юрий послал к Коломне воеводу Еремея, на соединение с Всеволодом, сыном Юрия и Романом, князем рязанским. «.после крепкой сечи великокняжеское войско потерпело поражение; в числе убитых был князь Роман и воевода Еремей, а Всеволод Юрьевич успел спастись бегством в Владимир с малою дружиною.»[3] Разгро­мив владимиро-суздальские полки под Коломной, Батый пришел к Москве, взял и сжёг город, перебил жителей. 3 февраля передовые отряды завоевателей подошли к Владимиру, а 7 февраля город пал. В те же дни был уничтожен и Суздаль. После взятия Владимира Батый начал громить беззащитные города. 4 марта 1238 года войска Батыя на реке Сить разгромили ополчение Юрия. Батый устремился к Новгороду. Торжок, стоящий у Батыя на пути, продержался 2 недели, и был взят только 23 марта. Оттуда Батый двинулся селигер­ским путем дальше, но не дойдя до Новгорода ста верст, повернул на юг и пошел на Козельск. Поворот от Новгорода принято объяснять весенними паводками. Но существуют и другие объяснения: во-первых, поход не укладывался в сроки, во-вторых, Батый не смог разгромить соединенные силы Северо-Восточной Руси в одном-двух сражениях, используя численное и тактическое превосходство. Козельск штурмовали 7 недель. Смоленск обошли. Батый ни дошел, ни до Воло­гды, ни до Белоозера, ни до Великого Устюга, а за ним оставалась нетронутой вся Чудь Заволоцкая, новгородские владения. Осенью 1239 года после разгрома половцев, подготавливался поход на Южную Русь и Европу, татары Менту-хана осадили Чернигов (18 октября 1239 года), вошли в мордовскую землю. После разгрома Чернигова Менту-хан подошел к Киеву, но штур­мовать не решился. Нашествие на Южную Русь и Восточную Европу Батый начал осенью 1240 года, опять собрав под свое начало всех преданных себе людей. Батый подошел к Киеву в ноябре 1240 года. С помощью мощных стенобитных орудий и порогов очень сильно укрепленный Киев все же 6 декабря 1240 года пал. По­сле этого путь во все города, во все центры Южной Руси и Восточной Европы был от­крыт. Наступила очередь Европы.

1.5. Ордынская политика в России.

Так как оккупация Северо-Восточной Руси фактически была не под силу Орде, несмотря на ее великолепную военную машину, то эти земли были нужны Орде как по­стоянный и надежный источник доходов в виде дани. И, видя, что на это претендуют другие страны-соседи Руси, прежде всего шведы, на русском престоле посадили силь­ного и политически гибкого Александра Ярославича, тем не менее в противовес кото­рому католики выставили Даниила Галицкого, опять же играя на внутренних распрях русских князей. Даниил занял позицию противника Орды, но не имея достаточно сил, вынужден был сложить оружие. Александр же, понимая, что в военном плане Русь была бессильна перед Ордой, пошел на поклон ханам, давая Северо-Восточной Руси необходимое время на восстановление нанесенных Батыем разрушений. Даниил, фактически хозяин Южной Руси, как уже говорилось, решился вступить в борьбу с Ордой. В 1257 году он выгнал из галицких и волынских городов ордынцев, чем навлек на себя в 1259 году Бурундуеву рать, сопротивляться которой у Даниила сил не было. В Северо-Восточной Руси борьба тоже складывалась на два фронта: началось вторжение с Запада. Немцы, шведы и вступившие в процесс централизации литовские княжества видели возможность расширить свои владения за счет русских земель. Ли­товские земли собрал под своей рукой Миндовг. Успехи Литвы в присоединении рус­ских земель привели к ее войне с Орденом. В 1259 году он потерпел от Миндовга со­крушительное поражение, в 1260 году уже сам Миндовг вторгся во владения Ордена: литовское княжество заявило о себе значительной силой, присоединив польские земли, ослабленные нашествием Батыя. Александр Невский видел для Руси один путь: власть великого владимирского князя должна стать в Северо-Восточной Руси единодержавной, хотя и, быть может, на довольно длительное время зависимой от Орды. За мир с Ордой, за спокойствие на Русской земле надо было платить. Александру пришлось оказать содействие ордын­ским чиновникам в переписи русских земель для регулярного взимания дани. Влияние Орды распространялось как на политические, так и на экономические аспекты жизни Северо-Восточной Руси. Но Александр развил очень бурную деятельность, заключив в 1262 году договор с Миндовгом против Ордена, что напугало ордынскую дипломатию. Не без ее участия в 1263 году в княжеской междоусобице был убит Миндовг, а Алек­сандр был вызван в Орду и умер на обратном пути при загадочных обстоятельствах. Орде была выгодна смерть Александра, и политика сталкивания претендентов на вели­кокняжеский престол после его смерти. В это время на Северо-Восточную Русь стали являться одна за другой ордын­ские рати: 1273 год - разорение городов Северо-Восточной Руси «царевыми татарами». 1275 год - татарская рать погромила на пути из Литвы южные русские города. 1281 год - на Северо-Восточную Русь пришли Кавгадай и Алче-гей. 1282 год - ордынская рать Турантемира и Алыни опустошила земли вокруг Вла­димира и Переяславля. 1288 год - рать в Рязанской, Муромской и Мордовской землях. 1293 год - «Дедюнева рать» опустошила все крупные города, вплоть до Волока- Ламского. 1297 год - еще одна рать. На самом деле такая массовая агрессия была вызвана не столько попыткой неко­торых русских князей противостоять Орде, сколько политическими процессами в самой Орде, начавшей переживать период распада. Отражением его и было превращение Се­веро-Восточной Руси в своеобразный полигон столкновений внутри ордынских сил. Улусы бывшей империи после переезда в Пекин правителей Каракорума приобрели самостоятельность, что привело за собой усиление их соперничества между собой. Яр­ким примером этих процессов стал Ногай, бывший тёмник, фактически завладевший устьем Дуная и Галицко-Волынским княжеством. Долгое соперничество Ногая и хана Менту-Темира закончилось только в 1300 году, но еще до этого многим стало ясно, что Орда распадается. Преемник умершего в 1280 году Менту-Темира хан Тахта сделал внешнеполитический курс еще более последовательным в отношении Руси.

2. Возникновение Московского княжества.

2.1. Возвышение роли Москвы.

В истории Руссой земли наступил новый этап, ознаменованный не только длин­ным противоборством Московского и Тверского княжеств, но и выходом их противо­борства на общерусскую политическую арену. В это время в политической тактике Волжской Орды появился новый прием, заключавшийся в использовании противобор­ства между крупными государствами, в нашем случае между Владимирским и Литов­ско-Русским княжествами. Политическое влияние Орды стало проявляться в постоян­ной смене и натравливании князей друг на друга, постоянном усилении слабых и ос­лаблении сильных. Экономика Северной Руси, разрушенная еще при Батые, пережи­вала процесс длительного становления, утяжеленного к тому же постоянными побо­рами в виде дани и просто разбойничьих набегов. Но, тем не менее набиравшая в 60-70-х годах политические и военные силы Русь готовилась к схватке с Ордой, всё еще со­хранившей свой политический и военный потенциал. После падения Ногая правители Волжской Орды искали пути преодоления сло­жившейся разобщенности русских городов, для этого был нужен общерусский центр, располагавшийся на Волжском пути, что поднимало бы еще и его экономическое зна­чение. На роль этого центра претендовали Тверь и Москва, Рязань и Нижний Новгород. Отношения к враждебным соседям ложится всею тяжестью на пограничные области Великороссии, вызывая их на самостоятельную организацию местных сил и политиче­скую деятельность. Тверь берет на себя, ради местных своих интересов, борьбу с Лит­вой, защиту Новгорода, поддержку западных торговых и культурных сношений. Рязань обороняет свои пределы от беспокойного степного соседства, отстаивая для русских поселений южные границы лесной полосы в бассейне верхнего Дона. Нижний Новго­род стянул к себе обломки прежнего суздальского княжества, ради борьбы с немир­ными иногородцами и поволжскими татарами за торговые и колонизационные пути. Тверской князь Михаил ищет союз с переехавшей в 1300 году во Владимир цер­ковью, и под ее эгидой захватить Великий Новгород и Нижний, Владимир и Переяс­лавль. Попытка эта была устранена сопротивлением Москвы и Новгорода Великого. В это время Рязань теряет Коломну и другие волости, отнятые Москвой. В 14 веке в пределах северной Руси, в этнографически великорусской области сложились условия, необходимые для твёрдой реализации политического единства. На­селение этой области сплотилось под постоянным давлением на западе шведов, ливон­ских немцев и Литовско-Русского государства; на востоке - татар. В начале 14 века продолжались набеги татар. 1318 год - сбор дани Копчей в Костроме и в Ростове. 1320 год - Найдета за данью пришел во Владимир. 1321 год - Таянгар пограбил Кашин. 1322 год - Ахмыл ограбил Ярославль и другие низовые города.

2.2. Иван Калита.

В 1327 году случилось единственное восстание русских людей против ордын­ского ига, над Русью нависла угроза появления новой карательной рати. Настал час Ивана Калиты. Не имея выбора, ему пришлось вести татарскую рать на оппозиционную тогда Москве Тверь, во избежание крупных набегов со стороны татар. За эту службу в 1332 году Иван стал великим князем. Уже со времени Ивана от дани стали собирать из­лишки и сохранять, правда еще не вполне представляя, что с ними делать. «Московские князья, имея свободные деньги, и начали скупать земли у частных лиц и у церковных учреждений, у митрополита, у монастырей, у других князей. Поку­пая села и деревни в чужих уделах, Иван Калита купил целых три удельных города с округами - Белозерск, Галич, Углич.» [4] Во время правления Ивана Калиты приобрело международный политический вес и стало претендовать на все древнерусское наследство Литовско-Русское княже­ство, объединявшее в себе Смоленск, Подольск, Витебск, Минск, Литву, в последствии Среднее Приднепровье. Орда поощряла и более разжигала противоречия между двумя великими княжествами, поочередно принимая сторону одной из сторон, следуя еще выработанной при Чингисхане политике. Все эти достижения ордынской политики в Восточной Европе оказались возможными, видимо, потому, что в самой Орде происхо­дили тогда важные изменения. В начале 14 века улус Джучи распался на Синюю и Белую Орды. Впоследствии за Белой Ордой, располагавшейся в бассейне рек Волги и Дона, в Крыму и на Северном Кавказ, закрепилось название Золотая Орда. Ханом этой Орды стал Узбек. Под его ру­ководством Золотая Орда еще более усилила свой гнет на русские земли, чем способст­вовала территориальному росту Литвы и ее князя Гедемина. Чтобы как-то уравнять два государства Иван Калита тоже получил покровительство Орды. В 1321 году Гедемин взял Киев, что превратило его княжество в как южный, так и западный центр создания государственности. Закончился период феодальной раздробленности и в Польше, где 25 апреля 1332 года был коронован Казимир Великий. В 1345 году литовским князем стал Ольгерд, при жизни которого Великое Литовско-Русское княжество превзошло по территории Великое Владимирское княжество, заметим, что Орда не воспрепятство­вала образованию столь могучего государства в противовес Владимиру и Москве. В конце 14 столетия Москва заняла главенствующее место среди всех других городов Северо-Восточной Руси. Иван Калита сделал очень многое для усиления Мо­сквы и для того, чтобы на Руси больше не появлялись ордынские баскаки и шайки ор­дынских грабителей. Внешне он выражал, как мы видели, полную покорность ордын­скому хану, но одновременно создавал и создал материальные предпосылки для укреп­ления Москвы и возвышения ее. Но, умирая, Калита оставлял кроме казны и княжества неразрешенный вопрос с Новгородом, соперничество с литовским княжеством и ор­дынское иго.

2.3. Укрепление роли Московского Княжества.

Иван Калита умер в марте 1341 года в одном году с Гедемином. После их смерти на сцену вышли новые правители: Ольгерд Гедеминович и Симеон Иваныч Гордый, оба властные и обладающие сильным характером. Сразу после смерти Калиты было разгорелся спор за княжение во Владимире, но Орда в противовес Литве вынуждена была оставить у княжения московский дом во главе с Симеоном, получившим Великое Владимирское княжество. Симеон смог приглушить непрекращающуюся вражду с Тве­рью и в 1346 году женился на сестре тогдашнего Тверского князя Всеволода Александ­ровича. Опасности подстерегали московского князя со стороны Литвы и Орды. Разре­шить спор с Литвой было опасно из-за гнева Орды, воевать же с Ордой у Симеона все еще не было сил. Но главной проблемой Симеона был Новгород. В то время, как Орда контролировала политическую и экономическую жизнь Северо-Восточной Руси, овла­дение Новгородом сопрягалось с конфликтом с Литвой, считавшей, что Новгород входит или должен входить в состав Великого Литовско-Русского княжества. Симеон все-таки привел Новгород к покорности, утвердил на Новгородской земле авторитет вели­кокняжеской власти, но добиться полного подчинения Новгорода Москве даже не пы­тался. И был прав, так как чрезмерное усиление Москвы за счет Новгорода вызвало бы неудовольствие Орды. Тверь затихла, с Орденом мир, Орда увязла в войне с хулагидами. На Русской земле наступала тишина. Казалось бы, судьба вручила Симеону в руки меч освобожде­ния. Быть может, столкновение с Ордой случилось бы намного ранее, нежели Куликов­ская битва, но из Европы накатилась эпидемия чумы. Русь и Литва обессилили и обез­людели. Симеон, умерший в ходе эпидемии, оставил завещание, в котором «приказал нам жить заодно». Московское княжество по наследству от Симеона перешло к его брату Ивану. Летописи ничем особым не отметили правление Ивана Ивановича - Русь залечивала раны, нанесенные чумой. Летописцы, опираясь, по-видимому, на народную молву, называют Ивана князем Милостивым, такого рода прозвища редко даются пра­вителям без основания. Иван правил с 1353 по 1359 год, он спешил втихомолку укре­пить свое княжество, поощряя переселение людей ремесел и промышленности поближе к Москве. Именно при Иване началась и деятельность Сергея Радонежского, одного из вершителей Куликовской победы. Иван умер, оставив княжество своему сыну, Дмитрию, которому исполнилось в этот год 9 лет. К 14 веку провозглашение великим князем владимирским зависело от воли хана. Соперники рода Калиты и московских князей иногда угадывали принципы ордынской политики и сочли, что со смертью Ивана создалось благоприятная обста­новка для того, чтобы вырвать великое княжение у московских князей. Основным со­перником Дмитрия можно считать Дмитрия Суздальского, долгое время соперничав­шего с Дмитрием Ивановичем, но в 1362 году вынужденного бежать из Владимира. С 1362 года можно начать отсчет движения Руси к Куликовской битве, это год, когда на великом княжении утвердился Дмитрий Иванович и когда летописцы заме­тили в Орде темника Мамая. Никто тогда еще не мог предположить, что в будущем им предстоит столкнове­ние - одно из крупнейших в истории средних веков, что один возглавит освободитель­ную борьбу русского народа, другой выйдет на защиту царства, созданного Батыем. Дмитрий стремился к объединению Северо-Восточной Руси, Мамай - к прекращению феодальной усобицы и к восстановлению единодержавия. Весь вопрос состоял в том, успеет ли Дмитрий Иванович объединить вокруг Москвы земли Северо-Восточной Руси и русских людей прежде, чем Мамай сможет мобилизовать ордынские силы для подавления московской «крамолы». В 1367 году Дмитрий заложил в Москве каменный Кремль. Строительство ве­лось очень быстро, каменные стены выросли на глазах. В 1371 году Дмитрию было всего 20 лет. Подготовить такое войско, чтобы Орда считала его опасным - дело не одного дня и не одного года. Несомненно, что в отроче­стве и в юности Дмитрий был окружен мудрыми советниками, которых Симеон нака­зывал слушать. Одним из блестящих достоинств Дмитрия было умение слушать совет­ников, выбирать нужное и полезное, не считаясь с амбициозными советниками. Одним из самых важных был Дмитрий Волынский-Боброк, герой Куликовской битвы, а пока военный советник князя. К Дмитрию Ивановичу Волынский явился на службу с двумя взрослыми сы­новьями, стало быть, человеком в возрасте и с немалым военным опытом. После же­нитьбы на сестре князя, воевода стал еще более дорог князю. Надо сказать, что развитие военного дела на Руси было бы невозможно без раз­вития торговли и промышленности. Если судить по этому, то Орда сама себе рыла яму, так как своими постоянными поборами она вынуждала Русь развивать ремесла и тор­говлю. Чтобы платить ханам ремесла и торговлю так же поощряли и русские князья. То есть монголо-татарское иго, на первых по­рах разгромив экономику Руси, кос­венно стало поощрять возрождение экономической жизни и могущества Северо-Вос­точной Руси. 3. Основные этапы борьбы за независимость 1380 – 1480 годов.

3.1. Реформы в военном деле.

Предкуликовская эпоха в русском военном деле была во многом реформатор­ской. Чтобы выработать тактику схватки с Ордой нужно было прежде всего знать ее тактику и взвесить, что противопоставить военному искусству Орды. Первая тактиче­ская задача это конечно же отразить стрелковый удар борьбы, ее решили просто: про­тив стрелков надо выставить стрелков же. К началу 14 века самострел на Руси получил массовое распространение, имеются также косвенные доказательства того, что на Руси в 14 веке арбалет стал главным стрелковым оружием. Здесь встает вопрос вооружения и обучения Московского войска арбалетами, этот вопрос вплотную увязывается с раз­витием ремесел Москвы. Однако, вслед за стрелковым ударом, в случае неослабевавшего сопротивления, Орда переходила к фронтальной атаке в конном строю; значит, нужно предотвратить конный бой и навязать Орде пеший. Конные полки выступа здесь в роли охранения флангов, сторожевого и резервного полков. Для обрабатывания всех тактических приемов Дмитрию требовалось время. Русь готовилась к свершению ордынского ига, и в Орде это не могло пройти незаме­чено. В 1373 году Мамай в разведывательных целях напал на Рязань. 1 сентября 1375 года была окончательно усмирена Тверь. Зимой 1377 года Дмитрий Волынский ходил в поход на Булгар. Все говорило за то, что решающее сражение уже близко. В зиму 1377/78 годов Дмитрий нанес удар по мордовским князьям, союзникам Мамая. Благо­приятно складывалась обстановка в Орде. У Мамая нашлись 2 сильных конкурента: Тохтамыш и Тамерлан. Для Мамая и Дмитрия наступило время ответственных решений, ждать далее было нельзя. Но Мамай все же недооценивал силы Москвы, иначе он поднял бы в по­ход всю Орду, вместо того, чтобы сначала посылать Бегича и еще пять темников, кото­рые были разбиты на реке Воже объединенными силами Северо-Восточной Руси под командованием Дмитрия Ивановича. Как только Мамай узнал о поражении Бегича, он сразу же собрал в поход все силы, которые находились в тот момент в его распоряже­нии.

3.2. Куликовская битва.

На 15 августа 1380 года Дмитрий назначил сбор всех полков в Коломне, как только прояснилось, что Мамай намечает свое вторжение на конец лета. Хан в это время разбил стан на реке Красивая Меча. В Коломне были уряжены полки, проведен осмотр войску. Летописи отмечают, что такой огромной силы давно не видела Русская земля. Из Коломны путь соединен­ного войска лежал через Оку и Лопасне, там за пределы рязанского княжества, союз­ника Дмитрия, в этом состоял стратегический замысел Дмитрия. Московское войско двигалось в полной тишине, 30 августа завершилось переправа через Оку, 6 сентября войско подошло к Дону, где Дмитрий и замыслил встретить Мамая. Местом встречи было выбрано Куликовское поле, и не случайно. Вся география Куликовского поля бла­говолила русскому войску: речные, лесные и болотистые фланги, возвышение на месте стана русских войск. Мамай же двигался к Куликову полю с Красивой Мечи. В ночь с 7 по 8 сентября русские войска переправились через Дон и встали в боевой порядок в водоразделе между Смолкой и Нижним Дубиком. Левый фланг русского войска, на который должен был пасть основной удар та­тар, переходил в топкие берега Смолки, за левым флангом располагались резерв и за­садный полк. Правый фланг был так же защищен болотистыми берегами Непрядвы, а так же тяжеловооруженной псковской и полоцкой конными дружинами. В центре - большой рати, были сведены все городские полки. Передовой полк составлял все же часть большого полка, задача же сторожевого полка заключалась в завязывании боя и возвращении в строй. Утром 8 сентября над Куликовским полем стоял густой, непроницаемый туман, который рассеялся только к двенадцатому часу. Битва Четобея и Пересвета положила начало битве. На Куликовом поле Орда имела превосходство в коннице и угрожала русским флангам. Орда стремилась окружить русских и перебить их строй таранным ударом. Русские приняли бой в активной обороне. Эта была еще одна тактическая за­думка Дмитрия. После того как был отражен таранный удар Орды, и она спешилась, русские воины, чтобы снять численное превосходство предприняли сложный маневр левого фланга: отступили, заманили правый фланг Орды в засаду, уничтожили его; а потом уже русские войска взяли в окружение главные силы Мамая. Разгром Мамая, и последовавшие за этим ордынские неурядицы, которые при­вели к окончательному распаду грабительского государства, демонстрация превосход­ства русского военного искусства над военным искусством врага, усиление государст­венной власти на Руси - заметные последствия битвы на Куликовом поле. Вместе с этим Куликовская битва положила начало возрождению национального самосознания русского народа. Огромную роль в этой победе сыграл Дмитрий Донской. Это исторический дея­тель, который сумел понять народные чаяния и объединить всех русских людей на их свершение и перед решающей схваткой с угнетателями примирить самые острые обще­ственные противоречия. В этом его заслуга во внутренней политике. Но он не только возродил лучшие традиции военного искусства, он обогатил его новыми принципами стратегии и тактики, в невероятно сложных условиях сумел вооружить и обучить вой­ско. Так же сподвижниками его во всех его делах были митрополит Алексей и игумен Троицкого монастыря Сергий Радонежский. Эти люди смогли под эгидой русской церкви собрать всех гонимых людей под единое знамя освобождения. Одним из самых значительных полководцев Древней Руси был Дмитрий Волынский, отнюдь не по ка­призу отдал князь под его начало засадный полк и руководство всей битвой. Это ли не высшая оценка? Куликовская победа создала в Восточной Европе качественно новую политиче­скую ситуацию, при которой искусственно сдерживавшиеся объединительные про­цессы получили простор для своего развития. С Куликовской победы началось неук­лонное восхождение Москвы, столицы Русских земель. Сейчас же явились и признаки возросшего личного влияния Дмитрия Донского. Здесь надо сказать, что Дмитрий вое­вал не только с Мамаем, но и с литовским князем Ягайло, войско которого во время Куликовской битвы стояло у Дмитрия почти за спиной, потому что Донской не смог бы воевать с объединенным войском и поэтому хитрым маневром отрезал Ягайло от Ма­мая. «Со всех сторон счастливый Дмитрий, одним ударом освободив Россию от двух грозных неприятелей, послал гонцов в Москву, в Переславль, Кострому, Владимир, Ростов и другие города, где народ, сведав о переходе войска за Оку, денно и нощно мо­лился в храмах.»[5]

3.3. Нашествие Тахтомыша.

В 1381 году Тохтамыш дает ярлык на великое княжение Ягайлу. Поставив Ягайло противовесом Москвы, Тохтамыш решился на вторжение в пределы Северо-Восточной Руси, чтобы сорвать планы Дмитрия и его митрополита Киприана по созда­нию общерусского антиордынского фронта. Здесь надо отметить, что в предкуликов­ский период вражда между некоторыми княжескими домами была притушена, Кули­ковская победа ее придавила авторитетом победителя, но приход к власти Тохтамыша, нового властителя Орды, оживил угасшие было надежды на перемены правящей дина­стии на владимирском столе, такими были братья великой княгини Евдокии: Василий и Семен. Не ощущая в себе силы начать вторжение так, как это делали Батый и Мамай, Тохтамыш напал на Русь крадучись, рассчитывая на внезапность. Дмитрий поручил защиту Москвы Киприану и сыну Андрея Ольгердовича князю Остею, оставив в Кремле княгиню Евдокию. Донской был уверен в том, что Москва устоит перед Тохта­мышем и сам пошел в Переяславль собирать переяславские, суздальские и белоозер­ские полки. 23 августа к Москве подошли передовые ордынские отряды и сожгли посады. 24 августа Москву обложили главные силы. Три дня безуспешно бросались ордынцы на стены и наконец прибегли к обычному для них коварному приему. Тохтамыш послал к воротам нижегородских князей Василия и Семена, сыновей Дмитрия Суздальского. Ос­тей вышел на переговоры в сопровождении духовенства; его схватили и убили, духов­ных «ободрали», в открытые ворота ворвались ордынцы. Овладев Москвой, Тохтамыш распустил отряды по волостям. Ограбили Юрьев, Дмитров, Можайск. Под Волоколамском отряды столкнулись с войском, которое соби­рал Владимир Андреевич, ордынцы были изрублены в короткой сече. Узнав об этом, Тохтамыш собрал рассеянные отряды и помчался прочь так же скоро, как и явился, не пожелав встречаться ни с Владимиром Андреевичем, ни с тем более Дмитрием Дон­ским, который двинул свое войско из Костромы к Москве. Так закончился поход Тохтамыша на Москву в 1382 году. Орде снова удалось предотвратить чрезмерное усиление одного из государств Восточной Европы - Мос­ковского, вступившего после Куликовской битвы на путь интенсивной интеграции с западно-русскими феодалами Литовско-Русского княжества. Таким образом, вновь соз­даны условия для восстановления необходимого Орде равновесия между Москвой и Вильно, центром Литовского княжества. Но, что стало характерным, ордынские поли­тики очень скоро не только прекратили нашествия на Москву, но и стали оказывать ей поддержку. Москва и Вильно, Дмитрий и Ягайло подогревались ордынскими политиками - они увеличивали накал их соперничества, и одновременно подогревали сепаратиские настроения удельных князей внутри этих двух великих княжеств. Вследствие этого 1383 году из-под влияния Москвы был выведен Великий Новгород, Ягайло в свою оче­редь должен был пойти на территориальные уступки Ордену. Ягайло, оказавшийся тем самым как бы меж двух огней, и Дмитрия, нуждавшийся в тот период в политически сильных союзниках, создал в 1383-1384 годах условия для сближения Москвы и Вильно. Заключенный Московско-Литовский договор 1384 года был интересен тем, что в нем фактически была признана ведущая роль Дмитрия Донского. В этих усло­виях Орда и Орден усилили свой финансовый и политический нажим. Орда действо­вала через Новгород, Орден же поменял тактику и содействовал объединению Ягайла и Витовта, тогдашнего союзника крестоносцев. В результате усилий Орды, Ордена и примкнувшей к ним Польши к лету 1385 года все попытки установления московско- ли­товского сотрудничества были пресечены, а уже в начале 1386 года последовало дина­стическое объединение Польского королевства и Литовско- Русского княжества, полу­чившее название Польско-Литовская уния 1385 года. 19 мая 1389 года в Москве умер Дмитрий Донской, 19 августа но московский престол вступил Василий I Дмитриевич. Летом 1390 года в торжественной обстановке состоялось бракосочетание Василия и Софьи Витовтовны. В Восточной Европе Васи­лий, Витовт и Киприан, ставший 1 октября 1389 года митрополитом, пытаются воспре­пятствовать упрочнению унии и заменить польско-католическую колонизацию литов­ских и русских земель, консолидацией русских сил вокруг Москвы, это было предпри­нято сразу после Куликовской победы. Но в ход наметившегося исторического про­цесса опять тесно влились события в Орде. Новый этап в истории Золотой Орды совпал со смертью Дмитрия. Когда-то Тохтамыш вышел из повиновения Тимуру и стал пре­тендовать на подвластные ему территории. Началось противостояние. Тохтамыш сразу же после смерти Дмитрия Донского выдал ярлык на княжение Владимирское его сыну, Василию I, и усилил его, передав ему и Нижегородское княжество, и ряд городов. Тох­тамыш между тем метался в противоречиях ордынской политики на Руси, и на реке Те­рек в 1395 году войска Тимура разбили Тохтамыша, расправились с ним за его двойст­венность. После битвы на Тереке непобедимый «бог войны» двинул свои войска через Поволжье и Приднепровье к Москве, но простояв 15 дней в Ельце он повернул прочь. Следует заметить, что всего через 15 лет после Куликовской битвы, продемон­стрировавшей превосходство русской политики и русского военного искусства над ор­дынским и во многом решающим образом ослабившей политическое и экономическое влияние татаро-монгольского ига в Северо-Восточной Руси, среднеазиатскому полко­водцу надо было крепко призадуматься, прежде чем вступать в сражение с москов­скими войсками. Тимур ушел в свои пределы, поделив Волжскую Орду между своими ставленниками. Между тем, внутренние процессы консолидации русских сил после Ку­ликовской победы уже вышли из-под контроля Орды и какой-либо третьей силы. Сближение между Василием I и его тестем продолжалось. На это немало сил положил и митрополит Киприан. Надо полагать, что он являлся тем церковным деятелем, кото­рый был необходим наметившемуся историческому процессу.

3.4. Нашествие Едигея.

Весной 1398 года наметилось неожиданное для Москвы сближение Витовта с Орденом. В то же время Тохтамыш, ведя борьбу с Едигеем, ставленником Тамерлана, дал обязательство Витовту сделать его хозяином всей Русской земли. Витовт искал со­юзников против Василия I и против ставленников Темура в Орде, ханов Темир-Кутуя и Едигея. Но не нашедши решил сам выступить против Орды. Земли Великого Русско-Литовского княжества стали основным резервом для создания антиордынской коали­ции. Но для разгрома Орды у Витовта сил не было, не смог он взять в союз и Орду, вы­ступление Витовта против Едигея не стало общерусским, что в конечном счете и пре­допределило его неудачу в битве на Ворколе, разыгравшейся 12 августа 1399 года. Одержав эту победу ордынский хан Едигей на какое-то время еще больше укре­пил свое единовластие в Орде. Он взял в союзники Польшу, чтобы воспрепятствовать уже не имеющему сил остановиться продолжающемуся сближению Великих Влади­мирского и Литовского княжеств. В это время в 1401 году заключилась еще одна уния, по которой Ягайло трактовался не только как польский король, но и как князь ли­товско-русский. В 1405 году главным образом при помощи польских войск был захва­чен Смоленск. Подталкивая Москву против Литвы, ордынские послы в то же время побуждали Витовта к активным действиям против Василия. «Повесть о нашествии Едигея» очень точно раскрыла эту провокационную политику Орды. Когда все маневры ордынских политиков оказались напрасными, Едигей двинулся на Москву. Одновременно удар шел и по Рязани, Переяславлю, Юрьеву-Польскому, Ростову и Дмитрову. Едигей осадил Москву. Рассчитывая на помощь оппозиционных Василию кня­зей Едигей ошибся. Времена, когда по призыву Орды русские князья с легкостью под­нимались друг на друга, миновали. Еще одной неприятной новостью для Едигея было то, что Василий смог поднять против хана Булат-Султана, ставленника Едигея, ордын­ских царевичей. В Орде начались распри и Едигей, сняв осаду Москвы, поспешил в Орду. На Северо-Востоке Руси московский князь был занят восстановлением разру­шенного хозяйства, в это время Витовт поспешил развязать себе руки на Западе для ук­репления своих позиций на Руси. Апогеем и концом соперничества Витовта с Орденом стало полное поражение крестоносцев в Грюнвальдской битве 15 июня 1410 года. По­ражение в Грюнвальдской битве положило конец ордынским захватам в Прибалтике. Тевтонский орден стал приходить в упадок, Ливонский также перестал быть значи­тельной силой в восточноевропейской политике. После Грюнвальдской битвы Витовт под давлением польских феодалов становится на позиции насильственного захвата рус­ских земель, что вело к осложнению отношений с Москвой. Немедленно усилились ли­товские настроения в Новгороде, предстояла сложная политическая борьба за влияние в Орде. В этой ситуации от Василия требовалась осторожность и выдержка, дабы избе­жать военного конфликта при самых неблагоприятных в тот момент для Москвы об­стоятельствах. И Василий проявлял эту выдержку, прекрасно понимая, что Грюнвальд­ская победа не устранит внутренних противоречий в многонациональном и неодновер­ном польско-литовском княжестве. В Орде шла своя усобица между претендентами на престол, Витовт поддержал хана Кепека, имея поддержку Ягайла. Не без их помощи Кепек подчинил своему кон­тролю всю Орду. В то время как Витовт в 1414 году опять подчинил себе Новгород, в Орде вновь сменился хан. Едигей сверг Кепека и поставил Чингиза. Орда снова стала противником Польско-Литовского государства. Всё повторялось, будто время раскачи­вало маятник гигантских часов. В это время митрополитом Всея Руси был Фотий. В его время католическая цер­ковь усилила свой нажим на поляков, с целью установления католичества в как можно большем количестве русских земель. Абсолютное большинство коренного населения этих земель было православным. Ослабленное и утихнувшее, но все ещё окончательно не свергнутое татарское иго вкупе с попытками установления католичества заставляло русский народ всё больше и больше сплачиваться друг с другом. Политически ордын­ский контроль над русскими землями уже был довольно слаб, но экономически Русь еще не вполне оправилась от нашествий Тохтамыша и Едигея и не прекращавшихся мелких татарских отрядов. Монголо-татарское иго, ослабшее под влиянием Куликов­ского поражения еще оказывало свое влияние на Московское княжество. И хотя в соз­нании русских людей татарин уже не был страшным воином, которого все боялись, но передаваемый из поколения в поколение народный эпос еще держал русичей в каком-то страхе и почтении перед монголо-татарами.

3.5. Внутренние процессы в русских землях.

Жизнь сына Дмитрия Донского полная тяжких испытаний и тре­вог подходила к концу. Василий уходил из жизни в тревожные для Москвы и общерус­ского дела время. 27 февраля 1425 года, после 36 лет княжения, Василий I Дмитриевич скончался, оставив после себя на княжение 9-ти летнего сына Василия II Васильевича. И хотя княжение Василия II обещало быть очень трудным, в начальный период времени против него никто из удельных русских князей не поднялся. Таков был авто­ритет московского княжеского дома, завоеванный предками Василия II. Только Орда и Литовское государство, да к тому же в союзе, а не врозь, могли соперничать с Москвой. И не в открытой борьбе, а старым испытанным способом, внося раздор в московский княжеский дом. И не случайно митрополит Фотий ни мгно­вение ни колебался, кому приводить под крестоцелование князей, бояр, служилый и простой люд: конечно же Василию II! Весной же 1432 года в Орде состоялся суд между Юрием Дмитриевичем, дядей Великого Князя, и самим князем. Юрий обосновал свои претензии на княжение древ­ним родовым правом наследия, установленным еще Ярославом Мудрым. За юного князя говорило то, что его отец получил ярлык на княжение. Суд отсудил княжество племяннику. Но в апреле 1433 года Юрий всё же сумел на некоторое время, с неболь­шими перерывами, сесть на великокняжеский престол. В 1934 году Василий II выслал Юрия на Белоозеро, после чего тот внезапно скончался. Но после смерти Юрия знамя вражды подняли его сыновья: Василий Косой и Дмитрий Шемяка. Далее последовало почти десятилетие вражды между ними, сопровождавшаяся победами и поражениями то одной, то другой стороны. В это время 16 февраля 1446 года Василия II ослепили по указанию Дмитрия Шемяки, ранее, 14 июня 1445 года, сгорела Москва, имея под своими стенами хана Угул-Мухаммеда. Только в 1453 году Шемяку отравили в Новгороде, ради справедливости стоит заметить, что он не был лю­бим везде, и в Москве, и в Новгороде, и в других городах. На этом закончилась война между внуками Дмитрия Донского, у великокняжеской власти развязались руки для ее укрепления, разрушения последних очагов сепаратистских тенденций в среде круп­нейших князей-феодалов. Много разорения претерпела Русь в первой половине великого княжения Васи­лия Темного. Призвав на службу ордынского царевича Касима и пожаловав ему Горо­дец Мещерский, великий князь получил в свое распоряжение союзника, который был способен оказать ему политическую и военную помощь в обороне Московской Руси от ордынских набегов, а вместе с тем в какой-то мере участвовать в централизации Вла­димирского княжества. Последнее десятилетие княжения Василия Темного явило нам государя, уста­навливавшего государственную власть над всей Северно-Восточной Русью. Можайск, Серпухов, отчасти Новгород, Псков и Рязань. Уладил свои дела Василий II и с Ордой. Распад ослабил Орду, усиление Москвы и ее войска удерживало ханов от набегов. «Как скоро население Северной Руси почувствовало, что Москва способна стать политическим центром, около которого оно могло собрать свои силы для борьбы, в умах и отношениях удельной Руси совершился перелом, решивший судьбу удельного порядка.»[6] Вовремя утвердилось единовластие в Северо-Восточной Руси. На историческую арену выступала новая сила - Османская империя. К 1453 году ни одно из европейских государств уже не могло не считаться в своей политике с турецкими султанами. В 1449 году был подписан мирный договор между Василием Темным и новым польским королем Казимиром. Василий завершал объединение русских княжеств во­круг Москвы. В 1462 году великий князь Василий II скончался.

3.6. Иван III.

Ивану Васильевичу шел двадцать третий год, когда он стал Великим Князем. К концу жизни Иван III сосредоточил в руках необъятную власть, которой не обладал ни один европейский государь. Эпоха Ивана III - эпоха сложнейшей работы русской дипломатии, эпоха укреп­ления русского войска, необходимого для обороны Русского государства. Первым за­воеванием Ивана III было Казанское ханство, в 1467 году смута в Казани дала Москов­скому князю повод для вмешательства. Первый поход на Казань царевича Касима по­терпел неудачу. Весной 1469 года и летом того же года было еще 2 похода. Но даль­нейшие военные действия остановились, ибо начались новгородские дела. 13 декабря 1470 года умер уже новгородский владыка Иона, крепко державший сторону Москвы. Весной 1471 года Иван III предпринял поход на Новгород, отошед­ший за год к Литве. Поход завершился возвращением былого влияния Москвы на Нов­город и большим откупом от новгородского боярства, желавшего независимости. Ход всего «новгородского дела» в 1471 году показал, что затея перехода Новгорода под власть короля Казимира всего лишь авантюра, не имеющая корней в народной среде. Завершив первый этап покорения Новгорода и понимания, что на этом «новго­родское дело» не окончено, Иван III занялся делами ордынскими. Для того, чтобы ней­трализовать Казимира и его ставку на окатоличиствание церкви, Иван делает остроум­ный и совершенно непредсказуемый маневр. Он женится на Софье Палеолог, племян­нице императора Византии, погибшего в стенах Константинополя. Тем самым Ватикан жил ожиданием усиления окатоличивания Руси через Софью, а Иван, введя тот же Ва­тикан в заблуждение, не давал распространиться на Руси католичеству. Новым предлогом для давления на Новгород стало воцарение в нем тянущегося к Литве Василия Ананьина. 22 октября 1475 года Иван пошел на Новгород. 21 ноября он уже вошел в Новгород, 26 ноября состоялся великокняжеский суд, после которого сразу же были схвачены Ананьин и его помощники. В это время в 1476 году в Крыму на ханский престол сел сын хана Большой Орды Ахмата Джанибек. Создавался антимосковский триумвират: Ахмат, Джанибек, Казимир. Незамедлительно вступив в переговоры с Ахматом, в 1476 году Иван прини­мает от него ярлык на великое княжение. К 1478 году появился момент для завершения дел с Новгородом. Султан Османской Империи начал войну с Джанибеком и Ахматом 27 ноября Иван III встал со своими войсками у стен города. Формальным поводом к этому стали жалобы новгородцев, доносившиеся до Москвы. Уже 14 февраля Иван тронулся в об­ратный путь, но обратно вместе с ним двигался и вечевой колокол, символ новгород­ского суверенитета. Проблема Новгорода была решена. В 1492 году Иван III стал официально величаться «государь всея Руси». Но еще в 1480 году Иван III стал подготавливать политическую почву для свержения ордын­ского ига. Как только в Москве получили с Дикиго поля точное известие, что хан Ах­мат со всей своей силой к Дону, великий князь выставил полки на Оке. Хан Ахмат, уз­нав, что на Оке выставлены сильные полки, пошел к Калуге, на соединение с Казими­ром. Определив направление похода Орды Иван III перехватил ее на реке Угре. Москва тем временем была осаждена. Ахмат грозился начать наступление, когда лед скует Угру. 26 октября Угра встала. Стоял и Ахмат. 11 ноября хан Ахмат, несмотря на то, что все переправы через Угру были открыты, повернул прочь. Кинулся в бег через литовские волости своего союзника Казимира. 11 ноября 1480 года, день ухода хана Ахмата с берегов Угры, принято считать днем полного освобождения Русской земли и русского народа от ордынского ига, от какой-либо зависимости от ханов Золотой Орды. Наступил конец 250-летнему игу татаро-монголов на Русской земле. Эти годы оказали огромное влияние на развитие русских земель. Под игом татар вырастали це­лые поколения русского народа и также умирали, не изведав свободной жизни. Свер­жение татарского ига был целью всего русского народа, люди жили и умирали с этой мыслью.

Литература.

1. Курс русской истории. Часть II. Ключевский В.О. - Москва: Изд-во «Мысль», 1988 2. История России с древнейших времен. Книга 2. Соловьев С.М. - Москва: Издательст­во социально-экономической литературы, 1960 3. История государства Российского. Том V. Карамзин Н.М. - Москва: Изд- во «Наука», 1993 4. История России IX - XX веков. Под редакцией Шумилова М.М. - Санкт- Петербург: Издательский дом "Нева", 1996 5. История России (Россия в мировой цивилизации). Под редакцией Радугина А.А. – Москва: Изд-во «Центр», 1997
[1] История России IX - XX веков. Под редакцией Шумилова М.М. - Санкт-Петербург: Издательский дом "Нева", 1996, с.36 [2] История России IX - XX веков. Под редакцией Шумилова М.М. - Санкт-Петербург: Издательский дом "Нева", 1996, с.36 [3] История России с древнейших времен. Книга 2. Соловьев С.М. - Москва: Издательство социально-экономической литературы, 1960, с.141 [4] Курс русской истории. Часть II. Ключевский В.О. - Москва: Изд-во "Мысль", 1988, с.16 [5] История государства Российского. Том V. Карамзин Н.М. - Москва: Изд-во "Наука", 1993, с.44 [6] Курс русской истории. Часть II. Ключевский В.О. - Москва: Изд-во "Мысль", 1988, с.46