Каталог :: История

Реферат: Брестский мир

Сочинский Государственный Университет туризма и гостиничного дела.
     

Реферат

на тему: «Первая мировая война. Брестский мир. Выход России из войны» Блинкова Н. 1 курс. г.Геленджик 2001г

СОДЕРЖАНИЕ

1. Введение 3 стр. 2. Характер Первой мировой войны. 6 стр. 3. Предпосылки Брестского мира 14 стр. 4. Выход России войны 18 стр. 5. Заключение 21 стр. 6. Список использовавшейся литературы 22 стр.

1.Введение

Брестский мир, мирный договор между Советской Россией и странами Четверного союза (Германия, Австро-Венгрия, Турция, Болгария), выведший Советскую страну из 1-й мировой войны. Подписан 3 марта 1918 года после длительных, тяжёлых переговоров в Брест-Литовске (Бресте) в Белом дворце Цитадели (Брестская крепость), ратифицирован Чрезвычайным IV Всероссийским съездом Советов 15 марта 1918 года и германским императором Вильгельмом II 26 марта 1918 года. Договор подписали: с советской стороны - Г. Я. Сокольников (председатель делегации), заместитель наркома иностранных дел РСФСР Г. В. Чичерин, нарком внутренних дел РСФСР Г. И Петровский и секретарь делегации Л. М. Карахан; с германской стороны - статссекретарь ведомства иностранных дел Р. Кюльман, начальник Генерального штаба Верховного главнокомандующего на Восточном фронте генерал М. Гофман и др.; от Австро-Венгрии - министр иностранных дел О. Чернин; от Болгарии - посланник и полномочный министр в Вене А. Тошев, от Турции - посол в Берлине И. Хакки-паша и др. На второй день Великой Октябрьской социалистической революции- 26.10.(8.11).1917-II Всероссийский съезд Советов принял Декрет о мире, в котором Советское правительство предлагало государствам - участникам войны срочно заключить перемирие и начать переговоры о мире. Государства Антанты не ответили на предложение. Советское правительство было вынуждено начать 20.11(3.12).1917 сепаратные переговоры с Германией и её союзниками. 2(15) декабря в Брест-Литовске подписано соглашение о перемирии, а 9(22) декабря начались переговоры о мире. Советская делегация предложила договор без аннексии и контрибуции. Германские представители 12(25) дек. выдвинули условие, что примут советский проект договора, если к нему присоединятся государства Антанты. Обращение Советского правительства к правительствам стран Антанты не дало положительных результатов. По условиям мира, предложенным Германией 5(18) 1 1918, Россия теряла более 150 тыс. км2 тер. (Польша, Литва, часть Эстонии, Латвии, Украины и Белоруссии). Внутреннее. и внешнее положение Советской республики требовало мира Из-за экономической разрухи, фактического отсутствия армии, нельзя было вести военные действия. Это могло поставить под угрозу существование Советской власти. Чтобы дать стране передышку, В. И. Ленин считал необходимым согласиться на исключительно тяжёлые условия мира. Против выступила группа "левых коммунистов" во главе с Н. И. Бухариным и наркомом иностранных дел РСФСР Л Д Троцким. Она считала не возможным заключить соглашение с капиталистическим миром и выдвинула оппортунистическое требование объявить революционную войну международному империализму. В И. Ленин предложил советской делегации затягивать переговоры, а в случае ультиматума со стороны немцев немедленно подписать мир. 28 1 (10 2) 1918 Троцкий, возглавлявший в это время советскую делегацию, нарушил директиву Совнаркома и, хотя немцы официально ещё не предъявили ультиматум, заявил, что Советское государство войну прекращает, армию демобилизует, но мира подписывать не будет. Германия объявила о ликвидации перемирия. 18.2.1918 немецкие войска перешли в наступление. Вечером 18 февраля на заседании ЦК РСДРП(б) после острой борьбы В. И. Ленин и его сторонников против "левых коммунистов" большинство членов ЦК высказалось за подписание мира на германских условиях, о чем 19 февраля сообщено германскому правительству Полученный 23 февраля ответ германского правительства содержал ещё более тяжелые условия договора, на подписание которого было дано 48 часов. В ночь на 24 февраля ВЦИК и СНК приняли эти условия мира. 3 марта новый состав советской делегации подписал мирный договор. 6 - 8 марта VII съезд РКП (б) одобрил ленинскую политику мира. Ее поддержало большинство местных партийных организаций, в том числе и в Белоруссии. 23.2 1918 Северо- Западный областной комитет партии принял резолюцию о необходимости заключения мира во имя спасения революции и Советской власти. 3.3.1918 объединенное заседание Северо-Западного областного. Смоленского и Минского комитетов РСДРП(б) одобрило политику ЦК партии и Советского правительства по вопросу о заключении мира. Согласно Брестскому миру Германия аннексировала Польшу, Литву, часть Белоруссии и Латвии. Советские войска должны были покинуть территорию Латвии, Эстонии, Украины, Финляндии, Аландские острова. К Турции отходили округа Каре, Ардаган и Батуми. Советская Россия теряла около 1 млн. км2 территории. Она обязывалась провезти демобилизацию армии и флота, в том числе частей Красной Армии. Брестский мир восстановил крайне не выгодные для России таможенные тарифы. По русско-германскому соглашению, подписанному 27.8.1918 в Берлине, Советская Россия обязана была выплатить Германии в различных формах 6 млрд. марок контрибуции. Тяжёлые условия Брестского мира не коснулись коренных завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции. Ноябрьская Революция 1918 в Германии свергла кайзера Вильгельма II. 13.11 1918 Советское правительство аннулировало Брестский договор. На руинах Белого дворца в 1976 установлена мемориальная доска, посвященная подписанию Брестского мира. 2. Характер первой мировой войны Первая мировая война возникла в результате начавшегося об­щего кризиса капиталистической системы мирового хозяйства и явилась следствием неравномерного развития капитализма на стадии империализма. Это была захватническая, несправедливая война между двумя крупными империалистическими группировками - австро-германским блоком и Антантой. Боязнь роста революци­онного движения побудила империалистов ускорить развязывание мировой войны. В подготовке первой мировой войны повинны империалисты всех стран. Однако главным, ведущим империалистическим проти­воречием, ускорившим развязывание этой войны, было англо-гер­манское противоречие. Каждая из империалистических держав, вступая в мировую войну, преследовала свои захватнические цели. Германия стре­милась разгромить Англию, лишить её морского могущества и пе­ределить французские, бельгийские и португальские колонии и утвердиться в богатых аравийских провинциях Турции, ослабить Россию, отторгнуть у неё польские губернии, Украину и Прибал­тику, лишив её естественных границ по Балтийскому морю. Австро-Венгрия рассчитывала захватить Сербию и Черногорию установить свою гегемонию на Балканах, отнять у России часть польских губерний, Подолию и Волынь. Турция при поддержке Германии претендовала на территорию русского Закавказья. Англия стремилась сохранить своё морское и колониальное могущество, разбить Германию как конкурента на мировом рынке и пресечь её притязания на передел колоний. Кроме того, Анг­лия рассчитывала на захват у Турции богатых нефтью Месопота­мии и Палестины, на захват которых питала надежду и Германия. Франция хотела вернуть Эльзас и Лотарингию, отнятые у неё Германией в 1871 г., и захватить Саарский бассейн. Россия вступила в войну с Германией и Австро-Венгрией, до­биваясь свободного выхода черноморского флота через Босфор и Дарданеллы в Средиземное море, а также присоединения Галиции и нижнего течения Немана. Долго колебавшаяся между Тройственным союзом и Антантой Италия в конечном счёте связала свою судьбу с Антантой и вое­вала на её стороне из-за проникновения на Балканский полуост­ров. В течение трёх лет войны Соединённые Штаты Америки занима­ли нейтральную позицию, наживаясь на военных поставках обеим воюющим коалициям, Когда война была уже на исходе и воюющие стороны до предела истощили себя, США вступили в войну (ап­рель 1917г.), намереваясь продиктовать ослабленным странам условия мира, обеспечивающие мировое господство американского империализма. Только Сербия, явившаяся объектом австро-германской агрес­сии, вела справедливую, освободительную войну. Хотя главными предпосылками войны были экономические про­тиворечия союзов великих держав, политические расхождения и споры между ними, конкретным поводом к ней явилась драма, порождённая национально-освободительным движением славян про­тив австрийского владычества. Возникший конфликт можно было бы урегулировать мирным путём, но Австро-Венгрия считала, что настал удобный момент, чтобы навсегда покончить с национальным движением (в том числе и террористическим), базировавшимся на Сербию, а её мощный покровитель и союзник Германия полагала, что в данный момент она лучше подготовлена к войне, чем Рос­сия и даже её союзники Франция и Англия. В отношении послед­ней кайзер питал иллюзии. что она останется нейтральной. В итоге европейская война, давно и многими ожидавшаяся, разра­зилась неожиданно и вызвала первый в истории военный конфликт, разросшийся до мирового масштаба. На конец июня 1914 г. Австро-Венгрия назначила проведение военных манёвров на границе с Сербией. 28 июня на открытие манёвров должен был приехать наследник престола эрцгерцог Франц-Фердинанд. Сербская националистическая организация "На­родна одбрана" постановила совершить террористический акт против эрцгерцога. Покушение должны были осуществить два сер­ба: Гаврила Принцип, гимназист, и рабочий Неделько Чабрино­вич. 28 июня в центре города Сараево Принцип убил из пистоле­та эрцгерцога и его жену, ехавших в открытой машине, Сараевс­кие выстрелы положили начало экстренной политической актив­ности. Почти месяц готовили австрийские власти свою ответную меру. И 23(10)июля Австро-Венгрия предъявила Сербии ультиматум, поставив срок в 48 часов для пресечения антиавстрийской пропаганды и деятельности с территории страны. Большинство пунктов ультиматума были приемлемы. Но два из них - допущение австрийских следователей на территорию страны и введение ог­раниченного контингента войск - задевали суверенитет и нацио­нальное достоинство маленького славянского государства. О предъявлении ультиматума и его примерном содержании в Пе­тербурге узнали в тот же день от советника итальянского по­сольства Монтереале. 24(11) июля пришла телеграмма из Белгра­да, а австро-венгерский посол вручил текст ноты официально. Российский министр иностранных дел С.Д.Сазонов, ознакомившись с новостями из Белграда и Вены, воскликнул :"Да это европейская война!" Сазонов позвонил царю, и тот после доклада о содержа­нии ультиматума заявил: "Это возмутительно!" - и приказал дер­жать его в курсе дел. За завтраком у французского посла в присутствии английского посла и румынского посланника Сазонов просил всех принять план действий. В 3 часа дня 34(11) июля состоялось заседание совета министров, на котором, в частнос­ти, было принято решение просить совместно с другими держава­ми Австро-Венгрию продлить срок для ответа Сербии, посовето­вать Сербии не принимать боя с австрийскими войсками и обратиться к главным европейским державам с просьбой коллек­тивно рассудить возникший спор. Одновременно в принципе было решено о мобилизации четырёх военных округов и Балтийского и Черноморского флотов. Эта мера предпринималась исключительно как демонстрация силы против Австро- Венгрии, но никак не про­тив Германии. Послам в Вене, Берлине, Париже, Лондоне и Риме Сазонов просил предложить правительствам важнейших европейских госу­дарств поддержать перед Австрией российское предложение о продлении для Сербии срока ответа на австрийский ультиматум. В тот же день, 24(11) июля, государственный секретарь по иностранным делам Великобритании Э.Грей предложил, чтобы Анг­лия совместно с Германией, Италией и Францией предприняли пе­реговоры в Вене и Петербурге в пользу умеренности, если отно­шения между Австрией и Россией станут угрожающими. Россия и Италия уже 24(11) июля одобрили это предложение. Но события с каждым днём принимали масштабы, всё более несоизмеримые с эти­ми дипломатическими манёврами. 25 (12) Россия опубликовала правительственное сообщение о том, что она зорко следит за развитием сербско-австрийского столкновения и не может остать­ся к нему равнодушной. Совет министров предложил ввести с 26(13)июля на всей территории страны "положение о подготови­тельном к войне периоде". В то же время Сазонов всё ещё наде­ялся на умеряющие действия или четырёх держав или одной Анг­лии. 25(12) июля Австро-Венгрия заявила, что отказывается пролить срок для ответа Сербии. Последняя же в своём ответе по совету России выражала готовность удовлетворить австрийс­кие требования на 90% (отвергался только въезд чиновников и военных на территорию страны). Сербия готова была также к пе­редаче дела в Гаагский международный трибунал или на рассмотр­ение великих держав. В 18 часов 30 минут этого дня австрийский посланник в Белграде уведомил правительство Сербии, что её ответ на уль­тиматум является неудовлетворительным и он вместе со всем сос­тавом миссии покидает Белград. Ещё до этого в Сербии была объявлена мобилизация, а правительство и дипломатический кор­пус вечером покинули столицу и отправились в город Ниш. Утром 26(13) июля кризис вступил в ещё более острую фазу. В утрен­них телеграммах российского МИД в Рим, Париж и Лондон указыва­лось, что Россия не может не прийти на помощь Сербии, и выра­жалась надежда, чтобы Италия подействовала на свою союзницу в умеряющем смысле. В своих дипломатических шагах Австро-Венг­рия и Германия утверждали, что Австрия не ищет территориаль­ных приобретений в Сербии и не угрожает её целостности. Её -де главная цель - обеспечить собственное спокойствие и об­щественную безопасность. Англия выступила с предложением соз­вать конференцию совместно с Францией, Германией и Италией, чтобы вчетвером обсудить возможные выходы из положения 27(14) июля Россия соглашалась на это, одновременно были начаты прямые переговоры с австрийским посланником в Петербурге, Вече­ром того же дня в Париже от австрийского посла стало известно, что на следующий день Австрия предпримет против Сербии "энер­гичные действия", включая, возможно, и переход границы. Утром 28(15) июля надежды на переговоры ещё оставались, но спустя несколько часов сербский посланник М. Спалайкович принёс Сазонову телеграмму от своего министра иностранных дел: "В полдень австро-венгерское правительство прямой телег­раммой объявило войну сербскому правительству". В Берлин было сообщено, что 29(16) июля будет объявлена мобилизация четырёх военных округов против Австрии (Одесского, Киевского, Московс­кого и Казанского). При этом сообщалось для сведения германс­кого правительства, что у России нет каких- либо наступатель­ных намерений против Германии. Данное сообщение было передано также в Вену, Париж и Лондон. Николай II отправил 28(15) июля личную телеграмму германскому императору Вильгельму II. В ней он просил умерить Австрию, объявившую "гнусную войну" малень­кой стране. " Предвижу, - весьма определённо писал царь, - что очень скоро, уступая оказываемому на меня давлению, я бу­ду вынужден принять крайние меры, которые приведут к войне". Тогда же французский посол Морис Палеолог уведомил Сазонова, что в случае необходимости Франция выполнит свои союзнические обязательства по отношению к России. В Англии в тот день про­изошёл резкий поворот в общественном мнении от нейтралитета к поддержке Сербии, России и Франции, против Австрии и Германии. Выступая 28 июля в палате общин, Грей заявил, что если попыт­ки созвать конференцию для разрешения конфликта окажутся тщетными, "последует беспримерная война с не поддающимися учёту результатами". Вильгельм II в ответной телеграмме Николаю II отводил в сторону все упрёки по адресу Австро-Венгрии и обвинял Сербию в антиавстрийской политике. Австрия мобилизовала уже половину всей своей армии, а также часть флота. 29(16) июля Николай II в новой телеграмме Вильгельму предлагал передать австро-серб­ский конфликт на рассмотрение Гаагской конференции, чтобы пре­дотвратить кровопролитие. Днём германский посол Пурталес поп­росил немедленного приёма у Сазонова для вручения ему заявления Германии. В нём утверждалось, что , если Россия не прекратит своих военных приготовлений, германское правительство объявит мобилизацию. Сазонов указал на то, что первой мо­билизацию 8 корпусов произвела Австрия . После принятия в Пе­тербурге сообщения об австрийской бомбардировке Белграда царь разрешил Сазонову провести совещание с высшими военными чина­ми. Это совещание высказалось за объявление всеобщей мобили­зации, а не только по четырём округам. Доложили об этом царю, и тот согласился. Начались энергичные действия по реализации решения . Но в 23 часа 29(16) июля 1914 г. военный министр В.А.Сухомлинов сообщил Сазонову о том, что Николай II отменил распоряжение о всеобщей мобилизации. Утром 30(17) июля Сазонов, поддержанный военным министром Сухолиновым и начальником Генерального штаба генералом Н.Н.Янушкевичем, пытался убедить Николая II в необходимости объявления общей мобилизации. Николай отказывался. Надо прямо признать, что царь не хотел войны и всячески старался не до­пустить её начала. В противоположность этому высшие диплома­тические и военные чины были настроены в пользу военных дейс­твий и старались оказать на Николая сильнейшее давление. В телеграмме утром 30(17) августа царь вновь убеждал "Вилли" оказать немедленно давление на Австрию. Именно только против Австрии, указывал император, направлены и мобилизационные ме­роприятия России. Затем царь послал в Берлин личное письмо кайзеру с генералом В.С. Татищевым, в котором также просил о посредничестве в деле мира. Сазонов попытался переломить эти настроения Николая II. Германия вполне могла бы образумить Австрию, если бы уже не решилась на войну, говорил министр, поэтому нужно встретить войну во всеоружии. "Поэтому лучше, не опасаясь вызвать войну нашими к ней приготовлениями, тща­тельно озаботиться последними, нежели из страха дать повод к войне, быть застигнутым ею врасплох". Несколько часов царь сопротивлялся и только к вечеру уступил и дал разрешение приступить сразу к общей мобилизации. Однако почти сутки были потеряны. Передавая разрешение царя генералу Янушкевичу, Са­зонов сказал ему: "Теперь вы можете сломать телефон!" Германский посол, отражая колебания, которые имелись и на австро-германской стороне, посетил Сазонова и спроси, удов­летворится ли Россия обещанием Австрии не нарушать целост­ность Сербии. Сазонов дал такой письменный ответ: "Если Авс­трия, осознав, что австро-сербский конфликт приобрел европейский характер, заявит о своей готовности исключить из своего ультиматума пункты, нарушающие суверенные права Сер­бии, Россия обязуется прекратить свои военные приготовления". Этот ответ был жёстче, чем позиция Англии и Италии, которые предусматривали возможность принятия данных пунктов. Это обс­тоятельство свидетельствует о том, что и российские руководи­тели в это время решились на войну. В телеграммных коммента­риях послам Сазонов заявил, что мобилизационные меры России должны проходить в обстановке глубокой тайны. Во избежание осложнений с Германией он предлагал не объявлять все народно о начале мобилизации. Но его ожидания не оправдались. Обрадован­ные генералы поспешили провести мобилизацию с наибольшим шу­мом. С утра 31(18) июля в Петербурге появились напечатанные на красной бумаге объявления, призывавшие к мобилизации. Взвол­нованный германский посол пытался добиться объяснений и усту­пок от Сазонова. Николай же в эти часы отправил телеграмму Вильгельму II, в которой благодарил его за посредничество." Приостановить мобилизацию уже технически невозможно, писал он, но Россия далека от того, чтобы желать войны. Пока длятся переговоры с Австрией по сербскому вопросу, Россия не предп­римет вызывающих действий. Учитывая эти настроения императора, Сазонов несколько смягчил условия к Австрии, изложенные им накануне, делая шаг в сторону позиций Англии и Италии в вопросе о базе для пере­говоров. Сазонов считал, что какие-то шансы на успех имеют только шаги в Лондоне, Николай же требовал продолжения и пря­мых переговоров с австрийским послом. Но мир доживал уже свои последние часы. В Берлине Ягов вызвал французского посла Ж. Камбона и заявил ему, что ввиду общей мобилизации русской армии Германия вводит положение "кригсгефар" (военной опас­ности). Германия просит Россию демобилизоваться, иначе она начнёт свою мобилизацию . Собравшийся совет министров Франции под председательством президента республики Раймонда Пуанкаре решил ответить на германскую мобилизацию своей. В 18 часов 30 минут 31(18) июля германский посол в Париже явился к минис­тру иностранных дел и заявил, что ввиду полной мобили­зации русской армии и флота Германия вводит положение "кригс­гефар". России дан 12-часовой срок для отмены мобилизации. Если мобилизация в России не будет прекращена, Германия объ­явит свою. В 12 часов ночи Пуртале посетил Сазонова и передал ему по поручению своего правительства заявление о том, что ес­ли в 12 часов дня Россия не приступит к демобилизации не только против Германии, но и против Австрии, Германское пра­вительство отдаст приказ о мобилизации. Накануне Николай II принимал германского посла. Он тщетно ­убеждал его, что мобилизация не означает угрозы для Германии и тем более враждебных по отношению к ней намерений. Ввиду огромных размеров страны мобилизацию за один час остановить невозможно. Пурталес немедленно сообщил содержание беседы в Берлин. Но там расценили это как отказ от германских условий. Телеграмма Пурталеса послужила сигналом к принятию решения о войне. Так в ходе предоставленного России срока для отмены мо­билизации германская сторона подменила вопрос о начале моби­лизации вопросом о прямом объявлении войны. Никакого ответа в 12 часов дня не было дано. Пурталес нес­колько раз добивался свидания с Сазоновым. Наконец, в седьмом часу министр иностранных дел прибыл в здание министерства. Вскоре германский посол уже входил в его кабинет. В сильном волнении он спросил, согласно ли российское правительство дать ответ на вчерашнюю германскую ноту в благоприятном тоне. Сазознов ответил - нет. Но хотя объявленная мобилизация не может быть отменена, Россия не отказывается продолжать перего­воры для поисков выхода из создавшегося положения. Пурталес вновь спросил, может ли Россия дать Германии благоприятный ответ. Сазонов вновь твёрдо отказался. После третьего отказа Пурталес вынул из кармана ноту германского посольства, кото­рая содержала объявление войны. Там указывалось, что мобили­зация в России сорвала посредничество, которое вёл германский император по просьбе российского. Так как Россия отказывается отменить эти меры, германский император, принимая вызов, от имени империи заявляет, что считает себя в состоянии войны с Россией. Так началась война. 1 августа Италия объявила о своём нейтралитете в начавшем­ся конфликте, поскольку он начался из-за агрессивных действий Австрии против Сербии и не представляет "казус фёдерис" ( случай исполнения союзных обязательств) для Италии. 2-3 авгус­та Франция заявила о поддержке России, а Англия о поддержке Франции. Война стала европейской, а вскоре и мировой. Первым днём французской мобилизации стало 2 августа. Вечером 3 ав­густа (21) июля Германия объявила войну Франции. Германские войска нарушили нейтралитет Бельгии и Люксембурга. Бельгия обратилась а Франции, Англии и России, как к державам- поручи­тельницам, с призывом к сотрудничеству в защите её террито­рии. Вечером 4 августа служащим германского посольства в Лон­доне были вручены паспорта с требованием выезда, а английский флот получил приказ открыть огонь. В ночь на 5 августа (23 июля) толпа "патриотических манифестантов" ворвалась в здание германского посольства на Исакиевской площади в Петербурге. Она разгромила внутренние помещения посольства и сбросила с фронтона здания огромную бронзовую конную группу. 5 августа австрийское правительство в Вене потребовало выезда российс­кого посла, а 6 августа в Петербурге австрийский посол Сапари заявил Сазонову об объявлении войны. 3. Предпосылки Брестского мира К концу 1916 года совершенно отчётливо выявилось превос­ходство Антанты как в численности вооружённых сил, так и в военной технике, особенно в артиллерии, авиации и танках. В военную кампанию 1917 года Антанта на всех фронтах вступила с 425 дивизиями против 331 дивизии противника. Однако разногла­сия в военном руководстве и своекорыстные цели участников Ан­танты часто парализовали эти преимущества, что ярко прояви­лось в несогласованности действий командования Антанты во время крупных операций в 1916 году. Перейдя к стратегической обороне, австро-германская коалиция, ещё далеко не повержен­ная, поставила мир перед фактом затяжной изнурительной войны. А каждый месяц, каждая неделя войны влекли за собой новые ко­лоссальные жертвы. К концу 1916 года обе стороны потеряли убитыми около 6 млн. человек и около 10 млн. человек ранеными и изувеченными. Под влиянием огромных людских потерь и лише­ний на фронте и в тылу во всех воюющих странах прошёл шови­нистичекий угар первых месяцев войны. С каждым годом нараста­ло антивоенное движение в тылу и на фронтах. Затягивание войны неотвратимо сказывалось в том числе и на моральном духе русской армии. Патриотический подъём 1914 года давно был растерян, эксплуатация идеи "славянской солидарнос­ти" также исчерпала себя. Рассказы о жестокостях немцев тоже не давали должного эффекта. Усталость от войны сказывалась всё больше и больше. Сидение в окопах, неподвижность позицион­ной войны, отсутствие простейших человеческих условий на по­зициях - всё это было фоном участившихся солдатских волнений. К этому надо прибавить протест против палочной дисциплины, злоупотреблений начальников, казнокрадства тыловых служб. И на фронте, и в тыловых гарнизонах всё чаще отмечались случаи невыполнения приказов, выражения сочувствия бастующим рабо­чим. В августе - сентябре 1915 года во время волны стачек в Петрограде многие солдаты столичного гарнизона выражали соли­дарность с рабочими, произошли выступления на ряде кораблей Балтийского флота. В 1916 году имело место восстание солдат на кременчугском распределительном пункте, на таком же пункте в Гомеле. Летом 1916 года два сибирских полка отказались идти в бой. Появились случаи братания с солдатами противника. К осени 1916 года значительная часть 10- миллионной армии нахо­дилась в состоянии брожения. Главным препятствием к победе стали теперь не материальные недостатки (вооружение и снабжение, военная техника), а внут­реннее состояние самого общества. Глубокие противоречия охва­тывали слои. Главным было противоречие между царско-монархи­ческим лагерем и двумя остальными - либерально- буржуазным и революционно-демократическим. Царь и группировавшаяся вокруг него придворная камарилья хотели сохранить все свои привиле­гии, либеральная буржуазия хотела получить доступ к прави­тельственной власти, а революционно- демократический лагерь во главе с партией большевиков боролся за свержение монархии. Брожением были охвачены широкие массы населения всех воюю­щих стран. Всё больше трудящихся требовали немедленного мира и осуждали шовинизм, протестовали против беспощадной эксплуа­тации, нехватки продовольствия, одежды, топлива, против обо­гащения верхушки общества. Отказ правящих кругов удовлетво­рить эти требования и подавление протестов силой постепенно привели массы к выводу о необходимости борьбы против военной диктатуры и всего существующего строя. Антивоенные выступле­ния перерастали в революционное движение. В такой обстановке в правящих кругах обеих коалиций росла тревога. Даже самые крайние империалисты не могли не считать­ся с настроением масс, жаждавших мира. Поэтому были предпри­няты манёвры с "мирными" предложениями в расчёте на то, что эти предложения будут отвергнуты противником и в таком случае на него можно будет свалить всю вину за продолжение войны. Так 12 декабря 1916 года кайзеровское правительство Герма­нии предложило странам Антанты начать "мирные" переговоры. При этом германское "мирное" предложение было рассчитано на раскол в лагере Антанты и на опору тех слоёв внутри стран Ан­танты, которые склонны были добиться мира с Германий без "сокрушительного удара" по Германии силой оружия. Так как "мирное" предложение Германии не содержало никаких конкретных условий и абсолютно замалчивало вопрос о судьбе оккупирован­ных австро-германскими войсками территорий России, Бельгии, Франции, Сербии, Румынии, то это дало повод Антанте на данное и последующие предложения отвечать конкретными требованиями об освобождении Германией всех захваченных территорий, а так­же раздела Турции, "реорганизации" Европы на основе "нацио­нального принципа", что фактически означало отказ Антанты вступить в мирные переговоры с Германией и её союзниками. Германская пропаганда шумно возвестила всему миру, что в про­должении войны повинны страны Антанты и что они вынуждают Германию к "оборонительным мерам" путём беспощадной "неограни­ченной подводной войны". В феврале 1917 года в России победила буржуазно-демократи­ческая революция, и в стране широко развернулось движение за революционный выход из империалистической войны. В ответ на начавшуюся с февраля 1917 года неограниченную подводную войну со стороны Германии США разорвали с последней дипломатические отношения, и 6 апреля, объявив войну Герма­нии, вступили в войну, чтобы повлиять на её результаты в свою пользу. Ещё до прибытия американских солдат войска Антанты 16 ап­реля 1917 года начали наступление на Западном фронте. Но атаки англо-французских войск, следовавших одна за другой 16 -19 апреля, оказались безуспешными. Французы и англичане за четы­ре дня боёв потеряли более 200 тыс. убитыми. В этом бою по­гибло 5 тыс. русских солдат из состава 3-й русской бригады, присланной из России на помощь союзникам. Были подбиты или уничтожены почти все 132 английских танка, участвовавшие в бою. Подготавливая эту военную операцию, командование Антанты настойчиво требовало от Временного правительства России на­чать наступление на Восточном фронте. Однако подготовить в революционной России такое наступление было нелегко. Всё же глава Временного правительства Керенский стал усиленно гото­вить наступление, рассчитывая в случае удачи поднять престиж буржуазного Временного правительства, а при неудаче свалить вину на большевиков. Начатое 1 июля 1917 года русское наступление на львовском направлении вначале развивалось успешно, но вскоре германская армия, получившая в подкрепление 11 дивизий, переброшенных с Западного фронта, перешла в контрнаступление и отбросила русские войска далеко за исходные позиции. Таким образом, в 1917 году на всех европейских фронтах, несмотря на превосходство Антанты в живой силе и в военной технике, её войскам не удалось достичь решающего успеха ни в одном из предпринимавшихся наступлений. Революционная ситуация в России и отсутствие необходимой согласованности в военных операциях внутри коалиции сорвали реализацию стратегических планов Антанты, рассчитанных на полный разгром австро-гер­манского блока в 1917 году. А в начале сентября 1917 года германская армия предприняла наступление на северном участке Восточного фронта с целью захвата Риги и Рижского побережья. Выбор немцами момента для наступления под Ригой был не случа­ен. Это было время, когда русская реакционная военная вер­хушка, подготавливая контрреволюционный переворот в стране, решила опереться на германскую военщину. На созванном в Моск­ве в августе государственном совещании генерал Корнилов выс­казал своё "предположение" о скором падении Риги и открытии путей к Петрограду - колыбели русской революции. Это послужи­ло сигналом для наступления германской армии на Ригу. Несмот­ря на то что были все возможности удержать Ригу, она была по приказу военного командования сдана немцам. Расчищая путь немцам на революционный Петроград, Корнилов начал свой откры­тый контрреволюционный мятеж. Корнилова был разгромлен рево­люционными рабочими и солдатами под руководством большевиков. 4.Выход России из войны 25 октября (7 ноября) 1917 года в Петрограде произошёл Ок­тябрьский переворот. Временное правительство пало, власть пе­решла в руки Советов рабочих и солдатских депутатов. Созван­ный в Смольном 25 октября II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов установил в стране Советскую Республику. Главой правительства был избран В.И. Ленин. 26 октября (8 ноября) 1917 года II Всероссийский съезд Советов принял Декрет о мире. В нём Советское правительство предлага­ло "всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом и демократическом мире". Далее разъ­яснялось что таким миром Советское правительство считает не­медленный мир без аннексий, без насильственного присоединения чужих народностей и без контрибуции. Действительно, в ряду многих задач, которые пришлось ре­шать победившим Советам, одной из первостепенных был выход из войны. От этого во многом зависела судьба социалистической революции. Трудящиеся массы ждали избавления от тягот и лише­ний войны. Миллионы солдат рвались с фронтов, из окопов до­мой, В.И. Ленин писал тогда:"...Что может быть бесспорнее и яснее, чем следующая истина: правительство, давшее измученному трёхлетней грабительской войной народу Советскую власть, зем­лю, рабочий контроль и мир, было бы непобедимо? Мир - глав­ное"(Ленин В.И. Полн. собр. соч.-Т.35.-С.361). Правительства стран Антанты даже не ответили на предложе­ние II съезда Советов о заключение мира. Наоборот, они стара­лись не допустить выхода России из войны. Вместо поисков путей к миру они старались не допустить выхода России из войны. Вместо поисков путей к миру они взяли курс на поддержку конт­рреволюции в России и организацию антисоветской интервенции, чтобы, как выражался Уинстон Черчилль, "задушить коммунисти­ческую наседку, пока она не высидела цыплят". В этих условиях было принято решение самостоятельно начать переговоры с Германией о заключении мира. В партии и в Советах разгорелась острая дискуссия - заклю­чать или не заключать мир? Боролись три точки зрения: Ленина и его сторонников - согласиться на подписание аннексионист­ского мира; группы "левых коммунистов" во главе с Бухариным - не мир с Германией заключать, а объявить ей "революционную" войну и тем самым помочь германскому пролетариату разжечь у себя революцию; Троцкого - "ни мира, ни войны". Советской мирной делегации, которую возглавлял народный комиссар иностранных дел Л.Д. Троцкий, Ленин дал установку затягивать подписание мира. Теплилась надежда, что в Германии может разразиться революция. Но Троцкий это условие не выпол­нил. После того как германская делегация повела переговоры в ультимативном тоне, он заявил, что Советская республика войну прекращает, армию демобилизует: а мира не подписывает. Как потом объяснял Троцкий, он рассчитывал, что такой жест вско­лыхнёт германский пролетариат. Советская делегация тотчас же покинула Брест. Переговоры по вине Троцкого были сорваны. Германское правительство, давно разрабатывавшее план зах­вата России, получило предлог для разрыва перемирия. 18 фев­раля в 12 часов дня германские войска перешли в наступление по всему фронту - от Рижского залива до устья Дуная. В нём участвовало около 700 тыс. человек. План германского командования предусматривал быстрый зах­ват Петрограда, Москвы, падение Советов и заключение мира с новым, "небольшевистским правительством". Началось отступление старой русской армии, потерявшей к этому времени свою боеспособность. Немецкие дивизии почти беспрепятственно двигались в глубь страны, и прежде всего в направлении Петрограда. Утром 19 февраля Ленин направил гер­манскому правительству телеграмму о согласии подписать мир на предложенных условиях. Одновременно Совнарком принимал меры по организации военного сопротивления противнику. Его оказы­вали малочисленные отряды Красной гвардии, Красной Армии от­дельные части старой армии. Однако германское наступление стремительно развивалось. Были потеряны Двинск, Минск, По­лоцк, значительная часть Эстонии и Латвии. Немцы рвались к Петрограду. Над Советской республикой нависла смертельная опасность. 21 февраля Совет Народных Комиссаров принял написанный В.И. Лениным декрет "Социалистическое Отечество в опаснос­ти!". 22 и 23 февраля 1918 года в Петрограде, Пскове, Ревеле, Нарве, Москве, Смоленске и в других городах развернулась кам­пания записи в Красную Армию. Под Псковом и Ревелем, в Латвии, Белоруссии, на Украине шли бои с кайзеровскими частями. На Петроградском направлении советским войскам удалось приостановить наступление врага. Возрастающее сопротивление советских войск охлаждало пыл германских генералов. Опасаясь затяжной войны на Востоке и удара англо-американских и французских войск с Запада, гер­манское правительство решило заключить мир. Но предложенные им условия мира были ещё более тяжёлыми. Советская республика должна была полностью демобилизовать армию, заключить невы­годные соглашения с Германией и т.д. Мирный договор с Германией был подписан в Бресте 3 марта 1918 года и вошёл в историю под названием Брестского мира. Таким образом Россия вышла из Первой мировой войны, но для Советской власти в России это было лишь передышкой которая бы­ла использована для укрепления власти и хозяйства, для подго­товки к "отпору всемирному империализму".

5.Заключение

Договор состоял из 14 статей и различных приложений. Статья 1 устанавливала прекращение состояния войны между Советской республикой и странами Четверного союза. От России отторгались значительные территории (Польша, Литва, часть Белоруссии и Латвии). Одновременно Советская Россия должна была вывести войска из Латвии и Эстонии, куда вводились германские войска. Германия сохраняла за собой Рижский залив, Моонзундские острова. Советские войска должны были покинуть Украину, Финляндию, Аландские острова, а также округа Ардагана, Карса и Батума, которые передавались Турции. Всего Советская Россия теряла около 1 млн. км2(включая Украину). По статье 5 Россия обязывалась провести полную демобилизацию армии и флота, в том числе и частей Красной Армии, по статье 6 — признать мирный договор Центральной рады с Германией и её союзниками и, в свою очередь, заключить мирный договор с Радой и определить границу между Россией и Украиной. Б. м. восстанавливал крайне невыгодные для Советской России таможенные тарифы 1904 в пользу Германии. 27 августа 1918 в Берлине было подписано русско-германское финансовое соглашение, по которому Советская Россия обязана была уплатить Германии в различных формах контрибуцию в размере 6 млрд. марок. Брестский мир, представлявший собой комплекс политических, экономических, финансовых и правовых условий, был тяжёлым бременем для Советской республики. Однако он не затрагивал коренных завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции. Советская республика сохраняла независимость, выходила из империалистической войны, получая мирную передышку, необходимую для восстановления разрушенной экономики, создания регулярной Красной Армии, упрочения Советского государства. Ноябрьская революция 1918 в Германии свергла власть императора Вильгельма II, и Советское правительство 13 ноября 1918 аннулировало Брестский договор. 6. Литература: 1. "Агония сердечного согласия: царизм, буржуазия и их со­юзники по Антанте. 1914 - 1917" Алексеева И. В. - Ленинград "Лениздат" 1990 г. 2. "История Первой мировой войны 1914 - 1918" под редакци­ей Ростунова И.И. - Москва "Наука" 1975 г. 3. "Первая мировая война. 1914 - 1918" (сборник научных статей) Редакционная коллегия: Сидоров (отв. ред.) и др. - Москва "Наука" 1975 г. 4. "Новая история" под редакцией Овчаренко Н.Е. - Москва "Просвещение" 1976 г. 5. "Новая и новейшая история" под редакцией Поповой Е.И. и Татариновой К.Н. - Москва "Высшая школа" 1984 г. 6. "1 августа 1914 года" Яковлев Н.Н. - Москва "Молодая гвардия" 1974 г. 7. "Воспоминания" Сазонов С.Д. - Москва "Международные от­ношения" 1991 г. 8. "Августовские пушки" Такман Б. - Москва "Молодая гвар­дия" 1972 г.