Каталог :: История

Контрольная: Восстание Е. Пугачева

     ОГЛАВЛЕНИЕ:
     Введение........................... 3
     Проблема самозванства на Руси.................4
     Этапы Крестьянской войны 1773-1775 гг. ..............7
     Причины поражения восстания.................16
     Приложение........................... 17
     Список литературы....................... 21
     Введение
Крестьянская война 1773—1775 гг. под предводитель­ством Е. И. Пугачева была
самым мощ­ным вооруженным выступлением тру­довых масс феодальной России
против режима крепостнической эксплуатации и политического бесправия. Она
охвати­ла обширную территорию на юго-вос­токе страны (Оренбургскую,
Сибирскую, Казанскую, Нижегородскую, Воронеж­скую, Астраханскую губернии),
где про­живало 2 млн. 900 тыс. жителей муж­ского пола, в своей массе
состоящие из крестьян различных категорий и на­циональностей. Восстание было
след­ствием углубления кризисных ситуаций в социально-экономической жизни
стра­ны, сопровождавшихся усилением фео­дального и национального угнетения
тру­довых масс и обострением классовых отношений.
Глубокий антагонизм угнетенного населения страны и господствующей вер­хушки
проявлялся в разнообразных формах классовых выступлений. Кульминацией
народной борьбы стало выступление Пугачева, быстро переросшее в широкую
кресть­янскую войну. Основные события ее раз­ворачивались на Южном Урале.
Причи­ны этому следует искать в социально-экономической и политической
истории края.
Объективно, восстание было направлено против российской государственности.
Идеал виделся в казацко-крестьянском, «вольном» государстве со своим мужицким
царём, сделать всех вечными казаками, пожаловать землю, волю, земельные,
лесные, сенные, рыбные угодья. Как говориться «пожаловать крестом и бородой»,
освобождение от рекрутских наборов и поборов, казнить дворян, помещиков и
неправедных судей.
Эта тема достаточно изучена и освещена такими историками как Юрий
Александрович Лимонов, Владимир Васильевич Мавродин, Виктор Иванович Буганов.
Тем не менее, тема, которую я выбрала для курсовой работы, не потеряла своей
актуальности даже по прошествии 230 лет с начала восстания. Даже сейчас, в
наше время, не перестают возникать проблемы связанные с правильностью
руководства, осмысленностью действий нашего правительства, что приводит к
протестам, митингам, демонстрациям в отстаивание своих прав, свобод и
интересов. Наверное, никогда не будет такого правления, которое удовлетворяло
бы интересам всех слоев населения. Тем более в России, где налоговое бремя
зачастую превышает достаток основной массы населения, живущих за чертой
бедности.
Попыткой понять каковы были предпосылки, что подтолкнуло такое большое,
разное по своему классовому составу и интересам, территориально разбросанное
количество людей станет моя курсовая работа, в которой поэтапно рассмотрев
все факты и события можно сделать вывод, что явилось причиной и почему
восстание не привело к победе восставших.
     
      

Проблема самозванства на Руси

До XVII века Россия не знала самозванцев, имеющих виды на царский трон. Во- первых, для самозванчества царис­тского толка необходим определенный уровень развития феодальных отношений и государства. Во-вторых, исто­рия самозванчества в России тесно связана с династи­ческими кризисами, время от времени сотрясавшими царский трон. Первый такой кризис относится к рубежу XVI и XVII веков, когда пресеклась динас­тия Рюриковичей и на престоле оказались «бо­ярские цари» — Борис Годунов и Василий Шуйс­кий. Именно тогда появляются первые лжецари и рождаются массовые движения в их поддерж­ку. И позднее нарушения традиционного поряд­ка престолонаследия (например, появление на троне малолетних детей или же воцарение жен­щин) обогащали историю самозванчества новы­ми именами и событиями. В-третьих, история са­мозванчества представляет собой цепь конкретных вопло­щений народных утопических легенд о «возвращающихся царях-избавителях». Первая из них возникла, вероятно, еще при Иване Грозном, показавшем себя «несправедли­вым» и «неблагочестивым», а значит, и «неправедным». Ге­роем легенды стал разбойник Кудеяр, бывший якобы на самом деле царевичем Юрием, сыном Василия III от пер­вой жены — Соломонии Сабуровой. В литературе устоялось мнение, будто народ поддер­живал самозванцев главным образом потому, что те обе­щали ему освобождение от крепостного-гнета, сытую жизнь и повышение социального статуса. При этом до­пускается возможность того, что трудящиеся (по крайней мере, их часть) могли идти за самозванцами, не веря в их царское происхождение, а просто используя их в своих целях. Подразумевается, что «толпе» все равно, кто взой­дет с ее помощью на престол, — главное, чтобы новый царь был «мужицким», «хорошим», чтобы он защищал ин­тересы народа. Однако данная точка зрения далеко не бесспорна. Не секрет, что наряду с такими самозванцами, как Е. Пугачев, увлекавшими за собой тысячи людей, в России были и другие, которые в лучшем случае могли похвастаться несколькими десятками сторонников. Чем объяснить такую вот избирательную «глухоту»? Скорее всего, одни самозванцы лучше играли свою роль, их поступки в большей степени соответствовали на­родным ожиданиям, а другие претенденты на престол не соблюдали общепринятых «правил игры» или же чаще их нарушали. «Праведным» в глазах народа выглядел тот монарх, который был, во-первых, «благочестивым», во-вторых, «справедливым», в-третьих, «законным». «Законность» правителя определялась Богоизбран­ностью — обладанием харизмой (личной благодатью), ко­торая доказывалась наличием «царских знаков» на теле. Именно с их помощью (креста, звезды, месяца, «орла», то есть царского герба) многочисленные самозванцы в XVII—XVIII веках доказывали свое право на престол и обеспечивали себе поддержку в народе. Емельян Пугачев в августе 1773 года обратился за поддержкой к яицким казакам. Когда те узнали, что перед ними «император Петр III», то потребовали доказательств (излишних, если бы им был нужен просто человек; играющий роль императора). Ис­точник сообщает: «Караваев говорил ему, Емельке: «Ты де называешь себя государем, а у государей де бывают на теле царские знаки», то Емелька... разодрав у рубаш­ки ворот, сказал: «На вот, коли вы не верите, што я госу­дарь, так смотрите — вот вам царский знак». И показал сперва под грудями... от бывших после болезни ран зна­ки, а потом такое же пятно и на левом виске. Оные казаки Шигаев, Караваев, Зарубин, Мясников, посмотря те зна­ки, сказали: «Ну теперь верим и за государя тебя призна­ем». Помимо «царских знаков» имелись и другие отличи­тельные признаки «законного» претендента на престол — поддержка самозванца «всем миром», а также удачли­вость претендента, свидетельствующая о его Богоиз­бранности. Крепость Оса сдалась Пугачеву без боя после того, как старик — отставной гвардеец, знавший когда-то настоя­щего Петра III, «опознал» его в Пугачеве и сообщил обо всем гарнизону. Пугачевского полковника И. Н. Белобородова убедили в подлинности «царя» гвардейский унтер-офицер М. Т. Голев и солдат Тюмин. В 1772 году волжские казаки, поддавшись на уговоры самозванца Богомолова, тоже называвшего себя «Пет­ром III», арестовали офицеров. Но бунт умер, не успев ро­диться. Сын казацкого старшины Савельев бросился на Богомолова и начал его бить, называя самозванцем. Ка­заки оробели и позволили арестовать лжеимператора. В народном представлении «законный» претендент на престол должен быть всегда удачлив. Донские казаки, рассуждая об успехах Пугачева, го­ворили, «что если б это был Пугач, то он не мог бы так долго противиться войскам царским». Аналогично рас­суждали жители Сибири, для которых истинность Пуга­чева — «Петра III» доказывалась, помимо прочего, тем, что «его команды рассыпались уже везде», покорив многие города. Наконец, в народном сознании хранился определен­ный план действий, который предписывался каждому самозванцу. Суть его заключалась в вооруженной борьбе с «изменниками» и походах на Москву (в XVIII веке— сна­чала на Москву, а затем на Петербург). Действовать как-то иначе значило разоблачить себя. Ведь «законный» царь для того и «объявлялся» народу, чтобы с его помощью вер­нуть себе власть. Исходя из этого, ясен перелом, ко­торый произошел в сознании Пугачева летом 1773 года после встречи с яицкими казаками. До этого времени он хотел лишь увести казаков за пределы Российского госу­дарства, на «вольные земли». На мой взгляд, Пугачев был просто вынужден принять новый план действий. Так, после поражения под Казанью (июль 1774 года) яицкие казаки обращались к Пугачеву, решившему идти по Волге к Дону, с такими словами: «Ваше величество! Помилуйте, долго ли нам так стран­ствовать и проливать человеческую кровь? Время вам итти в Москву и принять престол!» Теперь поговорим о таком признаке «праведного» царя, как «благочестивость», которая заключалась прежде всего в строгом соответствии образа жизни предписани­ям «царского чина». Истинный государь должен был вы­полнять все установления православия, строго соблюдать национальные обычаи и традиции двора. Для признания в народе какого-либо претендента на царский трон в качестве «благочестивого», а значит, «ис­тинного» государя требовалось, ко всему прочему, что­бы он жаловал и одаривал своих сторонников, чтобы его сопровождала свита из знати (настоящей или созданной самим самозванцем). Например, «царевич Петр», один из предводителей крестьянской войны начала XVII века, по происхождению казак, создал при себе «думу» из бояр и дворян и «неизменно ставил во главе армии или отдель­ных отрядов титулованных лиц». Пугачева также сопро­вождала свита из «генералов» и «графов». Кроме того, самозванец, чтобы не порождать криво­толков, должен был избегать панибратства с простыми людьми, соблюдать определенную дистанцию в отноше­ниях с ними. Ввиду этого женитьба Пугачева — «Петра III» на простой казачке вызвала сомнения в том, что он импе­ратор, даже у его жены. История крестьянской войны 1773—1775 годов позво­ляет добавить еще один штрих к фольклорному портрету «благочестивого» (сиречь «истинного») царя. Среди при­чин, породивших у сподвижников Пугачева сомнения в его императорском происхождении, была и его неграмот­ность. «Настоящий» государь должен был подписывать свои указы собственноручно, а Пугачев этого не делал. И хотя он предупредил своего секретаря А. Дубровского, что тот будет сразу же повешен, если проговорится, тай­ну сохранить оказалось невозможно. В результате, «слу­хи о том, что Пугачев не знает грамоты, ибо не подписы­вает сам своих указов, и потому является самозванцем, послужили основанием к организации заговора, завер­шившегося несколькими неделями спустя арестом Пуга­чева и выдачей его властям». Отмеченные выше особенности напрямую относятся и к самозваным пророкам и мессиям. Оба типа самозванчества (царистской и религиозной окраски) по сути своей — явления одного порядка. Родство их видится уже в том, что человек, принявший имя какого-либо пророка или самого Христа, теряет свободу жизненного выбора. Он обречен играть свою роль так, как это предписано мас­совым сознанием, делать то, что от него ожидают. Пре­тензии такого лица на получение им свыше каких-либо полномочий могли быть признаны окружающими только в том случае, если его облик и поведение соответствова­ли агиографическим канонам, нормам «жития святых». Этапы Крестьянской войны 1773-1775 гг. I этап. Начало восстания. сентябрь 1773 - начало апреля 1774 События 1772–1773 годов подготовили почву для организации повстанческого ядра вокруг Е. Пугачева-Петра III. 2 июля 1773 года в Яицком городке был исполнен жестокий приговор над руководителями январского восстания 1772 года. 16 человек были наказаны кнутом и после вырезания ноздрей и выжигания каторжных знаков отправлены на вечную каторгу в Нерчинские заводы. 38 человек наказаны кнутом и сосланы в Сибирь на поселение. Ряд казаков отправлены в солдаты. Сверх того, с участников восстания взыскивалась крупная денежная сумма для возмещения разоренного имущества атамана Тамбовцева, генерала Траубенберга и других. Приговор вызвал новый взрыв возмущения в среде рядового казачества. Между тем слухи о появлении на Яике императора Петра III и его намерении стоять за рядовое казачество быстро распространились в хуторах и проникли в Яицкий городок. В августе и первой половине сентября 1773 года вокруг Пугачева собирается первый отряд яицких казаков. 17 сентября был торжественно оглашен первый манифест Пугачева — императора Петра III — яицким казакам, жаловавший их рекою Яиком «с вершин и до устья, и землею, и травами, и денежным жалованьем, и свинцом, и порохом, и хлебным провиантом». Развернув заранее подготовленные знамена, отряд повстанцев, насчитывающий около 200 человек, вооруженных ружьями, копьями, луками, выступил к Яицкому городку. Основной движущей силой восстания являлось русское крестьянство в союзе с угнетенными народами Башкирии и Поволжья. Забитое, темное, сплошь неграмотное крестьянство без руководства рабочего класса, который только лишь начал формироваться, не могло создать своей организации, не могло выработать свою программу. Требования восставших заключались в воцарении «хорошего царя» и получении «вечной воли». Таким царем в глазах восставших являлся «крестьянский царь», «царь-батюшка», «император Петр Федорович», бывший донской казак Емельян Пугачев. МАНИФЕСТ Е. И. ПУГАЧЕВА ЯИЦКОМУ ВОЙСКУ О ПОЖАЛОВАНИИ ЕГО РЕКОЮ, ЗЕМЛЕЮ, ДЕНЕЖНЫМ ЖАЛОВАНЬЕМ И ХЛЕБНЫМ ПРОВИАНТОМ, 1773 г., СЕНТЯБРЯ 17 Самодержавнаго императора, нашего великого государя Петра Федаровича всероссийскаго: и прочая, и прочая, и прочая. Во имянном моем указе изображено яицкому войску: Как вы, други мои, прежным царям служили до капли своей до крови, дяды и оцы вашы, так и вы послужити за свое отечество мне, великому государю амператору Петру Федаравичу. Когда вы устоити за свое отечество, и ни истечет ваша слава казачья от ныне и до веку и у детей вашых. Будити мною, великим государям, жалованы: казаки и калмыки и татары. И которые мне, государю императорскому величеству Петру Фе(до)равичу, винъныя были, и я, государь Петр Федорович, во всех винах прощаю и жаловаю я вас: рякою с веръшын и до усья, и емлею, и травами, и денижъным жалованьям, и свиньцом, и порахам, и хлебныим правиянтътам. Я, велики государь амператор, жалую вас Петр Федаравичь.* Вот он наивный монархизм, где желание верить в чудо сильнее разума. Где укрепленная вера в спасенного царя заставляет людей всей душой прийти к тому, кто может дать им желаемое. Таким образом, 18 сентября 1773 года первый повстанческий отряд, состоявший преимущественно из яицких казаков и организовавшийся на степных хуторах около Яицкого городка (теперь г. Уральск), во главе с Е. Пугачевым подошел к Яицкому городку. В отряде насчитывалось около 200 человек. Попытка овладеть городком окончилась неудачей. В нем стоял крупный отряд регулярных войск с артиллерией. Повторная атака повстанцев 19 сентября была отбита из пушек. Повстанческий отряд, пополнивший свои ряды казаками, перешедшими на сторону восставших, двинулся вверх по р. Яику и 20 сентября 1773 года остановился вблизи Илецкого казачьего городка (теперь с. Илек). Еще по пути из-под Яицкого городка в Илецкий городок был созван по старинному казачьему обычаю общий круг для выбора атамана и есаулов. Атаманом избрали яицкого казака Андрея Овчинникова, полковником — тоже яицкого казака Дмитрия Лысова, избрали также есаула и хорунжих. Тут же был составлен первый текст присяги, и все казаки и избранные начальники присягнули «всепресветлейшему, державнейшему, великому государю императору Петру Федоровичу служить и во всем повиноваться, не щадя живота своего до последней капли крови». Отряд повстанцев насчитывал уже несколько сот человек и имел три пушки, взятые с форпостов. Присоединение илецких казаков к восстанию или их отрицательное отношение к нему имели большое значение для успешного начала восстания. Поэтому повстанцы действовали очень осторожно. Пугачев отправляет в городок Андрея Овчинникова в сопровождении небольшого числа казаков с двумя указами одинакового содержания: один из них он должен был передать атаману городка Лазарю Портнову, другой — казакам. Лазарь Портнов должен был огласить указ на казачьем кругу; если же он не сделает это, то казаки должны были прочесть его сами. В указе, написанном от имени императора Петра III, говорилось: «И чего вы ни пожелаете, во всех выгодах и жалованьях отказано вам не будет; и слава ваша не истечет до веку; и как вы, так и потомки ваши первыми при мне, великом, государе, уч·инитесь. А жалованья, провианта, пороху и свинцу всегда достаточно от меня давано будет». Но до подхода повстанческого отряда к Илецкому городку, Портнов, получив сообщение от коменданта Яицкого городка полковника Симонова о начале восстания, собрал казачий круг и зачитал приказ Симонова о принятии мер предосторожности. По его приказу, мост, соединяющий Илецкий городок с правым берегом, по которому двигался повстанческий отряд, был разобран. В то же время слухи о появлении императора Петра III и о дарованных им свободах дошли до казаков городка. Казаки были в нерешительности. Конец их колебаниям положил Андрей Овчинников. Казаки решили с честью встретить повстанческий отряд и их вождя Е. Пугачева — царя Петра III и присоединиться к восстанию. 21 сентября был налажен разобранный мост и отряд восставших торжественно въехал в городок, встреченный колокольным звоном и хлебом-солью. Все илецкие казаки присягнули Пугачеву, из них сформировали особый полк. Полковником Илецкого войска был назначен илецкий казак, впоследствии один из главных предателей, Иван Творогов. Грамотного илецкого казака Максима Горшкова Е. Пугачев назначил секретарем. Вся годная артиллерия городка была приведена в порядок и вошла в состав артиллерии повстанцев. Начальником артиллерии Пугачев назначил яицкого казака Федора Чумакова. Через двое суток повстанцы, оставив Илецкий городок, перешли на правый берег Урала и двинулись вверх по Яику в направлении на Оренбург, военный и административный центр громадной Оренбургской губернии, включавшей в свои границы огромную территорию от Каспия на юге до границ современной Екатеринбургской и Молотовской областей — на севере. Целью восставших было овладение Оренбургом. Взятие Оренбурга имело большое значение для дальнейшего хода восстания: во- первых, можно было взять оружие и различное военное снаряжение из складов крепости, во-вторых, взятие столицы губернии подняло бы авторитет повстанцев среди населения. Вот почему они так настойчиво и упорно пытались овладеть Оренбургом. Около полудня 5 октября 1773 года основные силы повстанческой армии показались в виду Оренбурга и стали огибать город с северо-восточной стороны, выходя к Форштадту. В городе ударили тревогу. Началась осада Оренбурга, продолжавшаяся целых полгода - до 23 марта 1774 года. Гарнизон крепости во время своих вылазок не мог разбить крестьянские войска. Штурмы восставших отражались артиллерией города, но в открытом бою успех всегда оставался на стороне крестьянской армии. Узнав о приближении корпуса Голицына, Пугачев отошел от Оренбурга навстречу наступающим войскам. Правительство поняло, какую опасность представляет пугачевское восстание. 28 ноября был созван государственный совет, командующим войсками по борьбе с Пугачевым был назначен, вместо Кара, генерал-аншеф Бибиков, снабженный обширными полномочиями. В Оренбургский край были брошены сильные военные части: корпус генерал-майора Голицына, отряд генерала Мансурова, отряд генерала Ларионова и сибирский отряд генерала Декалонга. До этого времени правительство старалось скрывать от народа события под Оренбургом и в Башкирии. Лишь 23 декабря 1773 года был обнародован манифест о Пугачеве. По всей России разнеслась весть о крестьянском восстании. 29 декабря 1773 года после упорного сопротивления отряда атамана Ильи Арапова была занята Самара. Арапов отступил в Бузулукскую крепость. 14 февраля 1774 года крупный отряд генерала Мансурова овладел Бузулукской крепостью. 28 февраля из Бугуруслана двинулся отряд князя Голицына на Самарскую линию для соединения с генерал-майором Мансуровым. 6 марта передовой отряд Голицына вошел в деревню Пронькино и расположился на ночлег. Предупрежденный крестьянами, Пугачев с атаманами Речкиным и Араповым ночью, во время сильной бури и метели, совершил форсированный марш и напал на отряд. Повстанцы ворвались в село, захватили пушки, но затем были вынуждены отступить. Голицын, выдержав атаку Пугачева. Под нажимом правительственных войск крестьянские отряды отходили вверх по Самаре, забирая с собой население и припасы. Решительная битва между правительственными войсками и крестьянской армией состоялась 22 марта 1774 года под Татищевой крепостью. Пугачев сосредоточил здесь основные силы крестьянской армии, около 9000 человек. Сражение продолжалось свыше 6 часов. Крестьянские войска держались с такой стойкостью, что князь Голицын в своем рапорте А. Бибикову писал: «Дело столь важно было, что я не ожидал такой дерзости и распоряжения в таковых непросвещенных людях в военном ремесле, как есть сии побежденные бунтовщики». Крестьянская армия потеряла убитыми около 2500 человек (в одной крепости было обнаружено 1315 человек убитыми) и около 3300 человек пленными. Под Татищевой погибли видные командиры крестьянской армии Илья Арапов, солдат Жилкин, казак Речкин и другие. В руки противника попала вся артиллерия повстанцев и обоз. Это было первое крупное поражение восставших. Поражение восставших под Татищевой крепостью открыло для правительственных войск дорогу на Оренбург. 23 марта Пугачев с двухтысячным отрядом направился степью к Переволоцкой крепости, чтобы прорваться через Самарскую линию на Яицкий городок. Наткнувшись на сильный отряд правительственных войск, он вынужден был повернуть обратно. 24 марта была разбита крестьянская армия под Уфой. Ее руководитель Чика- Зарубин бежал в Табынск, но был изменнически схвачен и выдан. В Каргалинской слободе был схвачен Хлопуша и 23 марта доставлен в Оренбург. Пугачев, преследуемый царскими войсками, с остатками своих отрядов спешно отступил в Берду, а оттуда — к Сеитовой слободе и Сакмарскому городку. Здесь 1 апреля 1774 г. в ожесточенном бою повстанцы снова были разбиты. Вождь восстания Е. Пугачев ушел с небольшим отрядом через Ташлу в Башкирию. В сражении под Сакмарским городком попали в плен видные руководители восстания: Иван Почиталин, Андрей Витошнов, Максим Горшков, Тимофей Подуров, М. Шигаев и другие. 16 апреля правительственные войска вошли в Яицкий казачий городок. Отряд яицких и илецких казаков в количестве 300 человек под командой атаманов Овчинникова и Перфильева прорвался через Самарскую линию и ушел в Башкирию на соединение с Пугачевым. Менее счастливо окончилась попытка оренбургских и ставропольских калмыков прорваться в Башкирию — лишь незначительная часть их могла уйти туда. Остальные ушли в засамарские степи. 23 мая они были разбиты правительственными войсками. Предводитель калмыков Дербетов умер от ран. Событиями начала апреля 1774 года кончается в основном оренбургский период крестьянской войны под руководством Е. Пугачева. II этап Апрель - середина июля 1774 На 2-м этапе основные события развернулись на территории Башкирии. На юге действовали Каскын Самаров, Кутлугильды Абдрахманов, Селяусин Кинзин и др. В районе Стерлитамакской пристани борьбу с карательными отрядами вел Каранай Муратов. С приближением главных войска Пугачева усилилась борьба на Осинской и Казанской дорогах. Через Покровский, Авзяно-Петровские, Белорецкие заводы и Магнитную крепость Пугачев направился в Башкирское Зауралье.. 20 мая 1774 года пугачевцы заняли Троицкую крепость, а 21 мая к ней подошел, спешивший догнать Пугачева отряд Декалонга. Пугачев располагал войском, более чем в 11000 человек, но оно было не обучено, слабо вооружено и поэтому в сражении под Троицкой крепостью потерпело поражение. Пугачев отступил в сторону Челябинска. Здесь у крепости Варламовой он был встречен отрядом полковника Михельсона и понес новое поражение. Отсюда войска Пугачева отступили к Уральским горам. В мае 1774 года в Оренбурге был казнен командир полка «работных людей» уральских заводов Афанасий Хлопуша. Ему, по свидетельству современника, «голову отрубили, и тут же близко возле эшафота голову на шпиль воткнули на виселице, посреди, которая нынешнего года мая и в последних числах снята». После нескольких сражений с правительственными войсками повернул на север Башкирии и 21 июня взял Осу. Пополнив армию, Пугачев двинулся на Казань и атаковал ее 11 июля. Город был взят, за исключением Кремля. При штурме крестьянскими войсками Казани в тюрьме был заколот караульным офицером бугурусланский повстанческий атаман Гаврила Давыдов, доставленный туда после его поимки. Но 12 июля к Казани подошли войска под командой полковника Михельсона. В сражении, длившемся более двух суток, Пугачев был снова разбит и потерял около 7000 человек. Потерпев поражение в кровопролитных сражениях с карательным корпусом И.И. Михельсона под Казанью, повстанцы 16-17 июля переправились через Волгу. Хотя армия Пугачева и была бита, но восстание подавлено не было. Когда Пугачев после поражения в Казани переправился на правый берег Волги и разослал свои манифесты крестьянам, призывая их бороться против дворян и чиновников, жалуя вольностью, то крестьяне начали восставать, не дожидаясь его прихода. Это обеспечило ему движение вперед. Армия пополнялась и росла. МАНИФЕСТ Е. И. ПУГАЧЕВА ПОМЕЩИЧЬИМ КРЕСТЬЯНАМ О ПОЖАЛОВАНИИ ИХ ВОЛЬНОСТИЮ, ЗЕМЛЯМИ И ОСВОБОЖДЕНИЕМ ОТ ПОДУШНОЙ ПОДАТИ, 1774 г., ИЮЛЯ 31 Божиею милостию мы, Петр трети, император и самодержец всероссийский: и протчая, и протчая, и протчая. Обевляется во всенародное известие. Жалуем сим имянным указом с монаршим и отеческим нашим милосердием всех, находившихся прежде в крестьянстве и в подданстве помещиков, быть верноподданными рабами собственной нашей короне, и награждаем древним крестом и молитвою, головами и бородами, волностию и свободою и вечно козаками, не требуя рекрутских наборов, подушных и протчих денежных податей, владением землями, лесными, сенокосными угодьями и рыбными ловлями, и соляными озерами без покупки и без аброку и свобождаем всех прежде чинимых от злодеев дворян и градцких мздоимцов-судей крестьяном и всему народу налагаемых податей и отягогдениев. И желаем вам спасения душ и спокойнои в свете жизни, для которой мы вкусили и претерпели от прописанных злодеев-дворян странствие и немалыя бедствии. А как ныне имя наше властию всевышней десницы в России процветает, того ради повелеваем сим нашим имянным указом: кои прежде были дворяне в своих помест(иях) и водчинах, оных противников нашей власти и возмутителей империи и раззорителей крестьян ловить, казнить и вешать и поступить равным образом так, как они, не имея в себе христианства, чинили с вами, крестьянами. По истреблении которых противников и злодеев-дворян, всякой может возчувствовать тишину и спокойную жизнь, коя до века продолжатця будет. · Прихода Пугачева ждали рабочие и крестьяне Центральной России, но он не пошел на Москву, а взял курс, на юг, по правому берегу Волги. Это шествие было победоносным, Пугачев двигался, почти не встречая сопротивления, и занимал населенные пункты, города один за другим. Везде его встречали с хлебом-солью, с хоругвями и иконами. Этот этап характерен массовым присоединением башкир, которые теперь составляли большинство в пугачевской армии и работных людей горных заводов Урала, что имело отрицательную роль в связи с ослаблением организующей роли главного повстанческого штаба и увеличением правительственных карательных сил на Урале, под натиском которых Пугачев начинает терпеть ощутимые неудачи. Это вынудило его двинуться сначала к Казани, а затем переправиться через Волгу. Так завершается второй этап крестьянской войны III этап. Поражение восстания Июль 1774-1775г. 3-й этап характеризуется перенесением центра движения в Среднее и Южное Поволжье. В Башкирии оставались Салават Юлаев, который возглавил повстанческое движение на Сибирской дороге, Каранай Муратов, Каскын Самаров, Селяусин Кинзин - на Ногайской. Они удерживали значительный контингент правительственных войск. Военное командование и местные власти рассматривали Башкирию как место, куда Пугачев мог вернуться за поддержкой. 1 августа пугачевские отряды подошли к Пензе и почти без сопротивления взяли ее. 4 августа был взят Петровок, а за ним в ближайшие дни Саратов. Вступая в город, Пугачев всюду выпускал из тюрьмы заключенных, открывал хлебные и соляные магазины и раздавал товары народу. 17 августа была взята Дубовка, а 21 августа пугачевцы подошли к Царицыну и пошли на штурм. Царицын оказался первым городом после Оренбурга, который Пугачев не мог взять. Узнав, что к Царицыну подходит отряд Михельсона, он снял осаду города, и пошел на юг, думая пробраться на Дон и поднять на восстание все его население. Под Уфой действовал отряд полковника Михельсона. Он разбил отряд Чики и направился к заводам. Пугачев занял крепость Магнитную и двинулся к Кизильской. Но, узнав о приближении сибирского отряда под командой Декалонга, Пугачев ушел в горы по Верхне-Уйской линии, сжигая на своем пути все крепости. В ночь с 24 на 25 августа у Черного Яра восставших настиг отряд Михельсона. Произошло большое последнее сражение. В этом сражении армия Пугачева была окончательно разбита, потеряв более 10000 человек убитыми и взятыми в плен. Сам Пугачев и несколько его приближенных успели пробраться на левый берег Волги. Они намеревались поднять против правительства народы, кочевавшие в прикаспийских степях, и прибыли в село, расположенное у речки Большие Узени. В Уфе были казнены И. Чика-Зарубин и И.Губанов. 8 соратников Пугачева были сосланы на пожизненную каторгу в крепость Рогервик, 10 - на поселение в Кольский острог. Захват в плен Канзафара Усаева, концентрация в Башкирии правительственных войск и переход многих старшин в карательные отряды заставили повстанцев отказаться от похода на Уфу. После поимки башкирских предводителей Ногайской дороги в конце сентября и Салавата Юлаева 25 ноября, восстание в Башкирии пошло на убыль. Но отдельные повстанческие отряды продолжали сопротивление до лета 1775. Правительство всюду разослало манифесты, в которых обещало 10000 награды и прощение тому, кто выдаст Пугачева. Казаки из кулацкой верхушки, увидев, что восстание превратилось в поход бедноты против эксплуататоров и угнетателей, разочаровывались в нем все более и более. Приближенные Пугачева — Чумаков, Творогов, Федулов, Бурнов, Железнов напали скопом на Пугачева, как трусливые псы, связали его и выдали властям. Пугачев был доставлен коменданту Яицкого городка Симонову, а оттуда — в Симбирск. 4 ноября 1774 года в железной клетке, как дикий зверь, Пугачев, в сопровождении жены Софьи и сына Трофима, был доставлен в Москву, где началось следствие. Следственная комиссия пыталась представить дело так, что восстание было подготовлено по инициативе враждебных государств, но ход дела неумолимо показывал, что оно было вызвано непосильным гнетом и эксплуатацией, которым подвергались народы края. Председателем следственной комиссии, которая допрашивала Пугачева, императрица назначила М. Н. Волконского, московского генерал-губернатора, ее членами — П. С. Потемкина, С. И. Шешковского, обер-секретаря Тайной экспедиции Сената. По указанию Екатерины II следователи снова и снова выясняли корни „бунта", „злодейского намерения" Пугачева, принявшего на себя имя Петра III. Ей по-прежнему казалось, что суть дела — в самозван­стве Пугачева, обольщавшего простой народ „несбыточными и меч­тательными выгодами". Опять искали тех, кто толкнул его на восста­ние,— агентов иностранных государств, оппозиционеров из высших представителей дворянства или раскольников... 19 декабря, через две недели, Екатерина II, внимательно сле­дившая за ходом следствия, направлявшая его, определила указом состав суда — 14 сенаторов, 11 „персон" первых трех классов, 4 члена Синода, 6 президентов коллегий. Возглавил суд Вяземский. В него вопреки судебной практике вошли и два главных члена след­ственной комиссии — Волконский и Потемкин. По приговору Сената, утверждённому Екатериной II, Пугачёв и четверо его товарищей были казнены 10 января 1775 г., в Москве на Болотной площади. Причины поражения восстания Крестьянская война под руководством Емельяна Пугачева окончилась поражением восставших. Она страдала всеми слабостями, неизбежно присущими крестьянским восстаниям: неясностью целей, стихийностью, раздробленностью движения, отсутствием по-настоящему организованных, дисциплинированных и обученных военных сил. Стихийность сказывалась прежде всего в отсутствии продуманной программы. Не говоря уже о рядовых повстанцах, даже руководители, не исключая самого Пугачева, не представляли себе четко и определенно того строя, который будет установлен, если они одержат победу. Но, несмотря на наивный монархизм крестьян, ясна антикрепостническая направленность Крестьянской войны. Лозунги восставших гораздо четче, чем в предыдущих крестьянских войнах и восстаниях. Руководители восстания не имели единого плана действий, что наглядно сказалось во время второго наступления правительственных войск в январе-марте 1774 года. Отряды повстанцев были разбросаны на огромной территории и действовали зачастую совершенно самостоятельно, изолированно друг от друга. Поэтому, несмотря на проявленный героизм, они были по отдельности разбиты правительственными войсками. Однако это не умаляет огромного прогрессивного значения восстания. Крестьянская война 1773–1775 годов нанесла серьезный удар по феодально- крепостническому строю, она подрывала его основы, расшатала вековые устои и способствовала развитию прогрессивных идей у русской интеллигенции. Что привело в последствии к освобождению крестьян в 1861г. Приложение Биография Е.И. Пугачева 1740 (1742)-1775

Е. И. Пугачев

Е. И. Пугачев

Емельян Пугачев родился в 1740(2) г. в „доме деда свое­го" в станице Зимовейской на Дону, в той самой, где за сто лет до него родился Степан Тимофеевич Разин. Отец и дед Пугачева был рядовыми („простыми"), бедными казаками. В 17 лет он начал казацкую службу, а через год женился на казачке Софье Дмитриевне Недюжевой. Через неделю она провожала мужа в поход. Пугачев участвовал в войне с Пруссией, где проявил „отменную проворность". За эту проворность полковник Денисов взял Пугачева к себе в ординарцы. Но однажды ночью во время стычки с неприятелем в суматохе ночного боя Пуга­чев упустил одну из лошадей Денисова. Не спасла и „отличная про­ворность" — по приказу полковника Пугачев был бит „нещадно пле­тью". Надо полагать, что эта первая обида не могла пройти бес­следно для Пугачева. Три года Пугачев находился в действующей армии. Он побывал в Торуне, Познани, Шермицах, участвовал во многих сражениях, но пуля и сабля щадили его, и, по словам самого Пугачева, он был „ничем не ранен". Свидетельства современников и очевидцев — участников восстания описывают внешний облик Емельяна Пугачева. Он был среднего роста, широкий в плечах, тонкий в талии, немного смуглый лицом, сухощавый, с темными глазами и волосами, остриженными по-казачьи. В 1762 г. Пугачев вернулся в Зимовейскую станицу, где и прожил около полутора лет. В 1764 г. в составе казачьей команды Пугачев некоторое время находился в Польше, затем возвращается домой и иногда направля­ется куда-либо в составе казачьих „партий". В 1768 г. началась война с Турцией. И вот Пугачев снова в походе. В команде полковника Е. Кутейникова он получает за храб­рость младший казацкий офицерский чин хорунжего. Пугачев прини­мает участие в ряде сражений с турками, в том числе и в бою под Вендорами под началом П. И. Панина, того самого Панина, который станет грозным усмирителем повстанцев во главе с Пугачевым, не так давно безвестным хорунжим! Правда, уже в те времена Пугачеву „отличным быть всегда хотелось". Однажды, показывая товарищам свою действительно хорошую саблю, он заявил, что она подарена ему крестным отцом... Петром Великим! Не тогда ли у него родилась та неясная мысль „отличиться", которая со временем сделает „кре­стника Петра Великого" „императором Петром Федоровичем"? На зимних квартирах в Голой Каменке у Елизаветграда Пугачев тяжело заболел — гнили у него грудь и ноги — и вскоре вернулся домой, где ждала его семья: жена, сын Тимофей и дочери Аграфена и Христина. Он приехал в Черкасск и пытался лечиться „на своем коште". Из Черкасска он направился к сестре Федосье. Она с мужем, казаком С. Н. Павловым, жила в Таганроге, куда Павлов с другими казаками был направлен на постоянное жительство. Служба в Таганроге была тяжелой, и многие казаки числились в бегах. И вот два казака задумались. Жить тяжко, что делать? Надо уйти, убежать. Но куда? На Русь? — поймают. В Запо­рожскую Сечь? — без жены соскучишься, а с женой и там схватят. В Прусь? — не попадешь. Казалось, что единственно, куда можно бежать,— это казачье войско на Тереке. Они знали, что даже за перевоз на левый берег Дона грозила смерть. Пугачев перевез Павлова, но, не найдя дороги, Павлов с товарищами вернулся, был арестован и указал на Пугачева, перевезшего его на „ногайскую сторону". Зная, что ему грозит, Пугачев бежал в степь. Затем он поехал в Черкасск, чтобы снять с себя обвинение в бегстве, но был арестован, бежал, скрывался в камышах, потом вернулся домой, справедливо рассудив, что здесь искать его не будут. Во всех этих поступках сказывается натура Пугачева, свободолюбивая, упорная, настойчивая, храбрая, осторожная. В конце августа (1772 г.) под видом выходца из Польши Пугачев получает в Дебрянском форпосте паспорт на жительство в России. В этом любопытном документе мы находим еще одно описание внешнего облика Пугачева: „...волосы на голове темно-русые, усы и борода черные с сединой... Росту два аршина 4 вершка с половиною..." С новым паспортом Пугачев отправился в Самарскую губернию, затем на Дон и на Иргиз, а оттуда под видом богатого купца в конце ноября 1772 г. прибыл под Яицкий городок... На Яике Пугачев впервые назвался именем Петра III и предложил казакам денежную помощь для отхода на Кубань. Казаки соглашались, тем не менее просили отсро­чить время окончательного решения до Рождества. Пугачев отпра­вился на Иргиз, но по дороге был арестован, на него донес его попутчик. Взятый под стражу, Пугачев был доставлен в Казань. После допроса казанский губернатор Я. Л. фон Брандт охарактери­зовал разговоры Пугачева об отходе яицких казаков на Кубань как тяжкие преступления и, донося об этом деле в Сенат, предлагал, „учиня наказание кнутом, послать на вечное житье в Сибирь". В начале июня в Казани было получено послание из Петербурга, в котором по именному указу Екатерины II надлежало арестован­ного „наказать плетьми" и отправить в Сибирь, „где употребить его на казенную работу... давая за то ему в пропитание по три копейки в день". Но исполнение "милостивого решения „матушки-государыни" запоздало. Арестованного уже не было в остроге, Пугачев снова бежал из-под стражи. И, наконец, 22 ноября 1772 г. в Яицком городке в разговоре с казаком Д. С. Пьяновым впервые объявляет себя императором Петром III. А почти через год, после побега из Казанской тюрьмы, он поднимает восста­ние на Яике. Выбор сделан окончательно.

Портрет Е. И. Пугачева, выполненный маслом в селе Илеке в 1973 году художником-самоучкой по портрету Екатерины II. На обратной стороне написано: «Емельян Пугачев родом из казацкой станицы нашей православной веры, принадлежит той веры Ивану сыну Прохорову. Писан лик сей 1773 г. сентября 21 дня». Оригинал храниться в Московском историческом музее

Портрет Е. И. Пугачева, выполненный маслом в селе Илеке в 1973 году художником-самоучкой по портрету Екатерины II. На обратной стороне написано: «Емельян Пугачев родом из казацкой станицы нашей православной веры, принадлежит той веры Ивану сыну Прохорову. Писан лик сей 1773 г. сентября 21 дня». Оригинал храниться в Московском историческом музее

Таким Пугачев выглядит и на портрете, написанном во время его пребывания в Илецком городке. Подлинник этого портрета сохранился до нашего времени и хранится в коллекциях Государственного исторического музея в. Москве. Портрет написан маслом на холсте; Иконописные приемы письма указывают, что автором портрета был иконописец-самоучка из староверов. Вверху портрета, на его левой стороне, поставлена дата: «Сентября 21 1773 г.», а на обратной стороне сделана следующая надпись: «Емельян Пугачев родом из казацкой станицы нашей православной веры принадлежит той веры Ивану сыну Прохорову. Писан лик сей 1773 г. сентября 21 дня». Даты, приведенные на портрете, полностью совпадают со временем пребывания Е. Пугачева в Илеке. Написание портрета вождя восстания не было случайным явлением, оно имело определенный политический смысл, а именно: показать портрет своего «мужицкого» царя, жаловавшего крестьян «вечною вольностью». Реставрация портрета открыла любопытную деталь. Оказалось, что портрет Пугачева нарисован на портрете Екатерины II. Портрет Екатерины II был большего размера, на что указывают отрезанные кромки холста, и был проткнут, вероятно умышленно, в десяти местах. Порванные места были заделаны, портрет Екатерины II загрунтован и на нем написан Е. Пугачев. Весьма возможно, что портрет Екатерины II висел в атаманской канцелярии Илецкого городка. Здесь в порыве ненависти к дворянской царице, он был проколот восставшими, а потом использован как материал для изображения крестьянского царя Петра III — Емельяна Пугачева.

Пушка повстанческой армии Е. Пугачева.  Хранится в областном краеведческом музее.

Пушка повстанческой армии Е. Пугачева.

Хранится в областном краеведческом музее.

Пугачев отличался выносливостью, храбростью и знанием военного дела. Он был превосходно знаком с артиллерией того времени. Дьяк Военной коллегии Иван Почиталин впоследствии показывал на допросе: «Лутче всех знал правило, как в порядке артиллерию содержать, сам Пугачев». Пугачев лично участвовал в боях с правительственными войсками, сражаясь в передовых рядах.

Список литературы:

1. Александров А. А., Садаков М. А. Гнев народа. К 200-летию Пугачевского восстания. Ижевск, 1974. 2. Белявский М. Т. Некоторые итоги изучения идеологии участников Крестьянской войны 1773— 1775 гг. в России. Вестник МГУ. Сер. 8. Ис­тория, 1978. № 3. 3. Буганов В. И. Крестьянская война в России XVII-XVIII веков. М.1976 г. 4. Крестьянская война в России в 1773—1775 годах. Восстание Е.И. Пугачева В. В. Мавродин Л. 1961г. 5. Лимонов Ю. А. Емельян Иванович Пугачев // Лимонов Ю. А. Емельян Пугачев и его соратники. Л., 1975 г. 6. Лимонов Ю.А., Мавродин В.В., Панеях В.М. Пугачев и Пугачевцы // Л. изд. Наука 1974 г. 7. Мавродин В. В. Крестьянская война под руководством Пуга­чева.- М.: Знание, 1973. 8. Муратов Х.И. Крестьянская война под предводительством Е.И. Пугачева //М. изд. Просвещение 1970 г. 9. Назаров В. Д., Рахматуллин М. А. Факторы и формы совместной борьбы народов России в Крестьянской войне под предводительством Е. И. Пугачева (к постановке проблемы) // На­роды в Крестьянской войне 1773—1775 гг. Уфа, 1977. 10. Орденоносное Оренбуржье. Челябинск. Южно-Уральское кн. изд-во, 1968 г. 11. Скрынников Р. Р. Смута в России в начале XVII в.: Иван Болотников. 12. Сивков К. В. Самозванчество в России в последней трети XVIII в.// Исторические записки. 1950. 13. Хрестоматия по истории СССР // М. Просвещение 1987г.
· Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней./ Сост. .А.С. Орлов и др. М., 2000 · Хрестоматия по истории России с древнейших времен до наших дней./ Сост. .А.С. Орлов и др. М., 2000