Каталог :: История

Реферат: Становление правовых норм в Киевской Руси

     Становление правовых норм в Киевской Руси
     ВВЕДЕНИЕ
Древнейшим источником права на Киевской Руси является обычай. Когда обычай
санкционируется государственной властью (а не просто мнением, традицией, он
становится нормой обычного права. Эти нормы могут существовать как в
устной, так и письменной форме. Наиболее ранними письменными памятниками
русского права являются тексты договоров Руси с Византией (911, 944 и
971 гг.). Тексты содержат нормы византийского и русского права, относящиеся к
международному, торговому, процессуальному и уголовному праву.
К числу древнейших источников права относятся также церковные уставы 
князей Владимира Святославича и Ярослава Владимировича (X-XI вв.), содержащие
нормы о брачно-семейных отношениях, преступлениях против церкви, нравственности
и семьи. В уставах определялась юрисдикция церковных органов и судов.
Наиболее крупным памятником древнерусского права является «Русская правда»,
со­хранившая свое значение и в более поздние периоды истории и не только для
русского права. До наших дней дошло более ста списков Русской правды. Все они
распадаются на три основных редакции:  Краткая, Пространная и Сокращенная.
Древнейшей редак­цией (подготовлена не позднее 1054 г.) является краткая
Правда, состоящая из правды Ярослава (ст1-18), Правды Ярославовичей (ст. 19-
41), Покона вирного (ст. 42), Урока мостников (ст. 43). Пространная редакция,
возникшая не ранее 1113 г. и связанная с именем Владимира Мономаха,
разделяется на Суд Ярослава (ст. 1 — 52) и Устав Вла­димира Мономаха (ст. 53—
121). Со­кращенная редакция появилась в середине XV в. из перерабо­танной
Пространной редакции.
В Русской Правде содержится ряд норм, определяющих правовое положение
отдельных групп населения: нормы о повышенной (двойной) уголовной
ответственности за убийство представителя привилегированного слоя и нормы об
особом порядке наследования недвижимости (земли) для представителей этого
слоя.
Основная масса населения разделилась на свободных и зависимых людей,
существовали также промежуточные и переходные категории.
Русскую Правду можно определить как кодекс частного права- все ее субъекты
являются физическими лицами, понятия юридического лица закон еще не знает.
Кодекс строился по казуальной системе, законодатель стремился предусмотреть
все возможные жизненные ситуации.
Преступление по Русской Правде определялось не как нарушение закона или
княжеской воли, а как “обида”, т.е. причинение морального или материального
ущерба лицу или группе лиц. Объектами преступления были личность и имущество.
Система наказаний по Русской Правде достаточно проста. Высшей мерой наказания
остается “поток и разграбление”, назначаемое только в трех случаях: за
убийство в разбое, поджог и конокрадство. Наказание включало конфискацию
имущества и выдачу преступника (вместе с семьей) “головой”, т.е. в рабство.
     Гражданско-правовые нормы в «Русской правде»
Древнерусское законодательство знало довольно развитую систему гражданско-
пра­вовых норм. В законе отражаются отноше­ния собственности. Предусмотрена
правовая защита как недвижи­мого, так и движимого имущества.
Согласно закону, феодал обладал полной собственностью на средства
производства и неполной собственностью на работника. При этом зависимый от
феодала крестьянин также был наделен определенными средствами производства.
Обязательства в Древней Руси возникали из складывающихся норм возмещения за
причиненный вред и из договоров. Например, человек, нанесший ранение другому,
кроме уголовного штрафа, должен был оплатить убытки потерпевшего, в том числе
ус­луги врача.
Для древнерусского обязательного права характерно не только обращение к
изъятию имущества провинившегося, но и наложе­ние взыскания непосредственно
на должника, а порой даже на его жену и детей. Так, злостного банкрота можно
было продать в хо­лопы.
«Русская Правда» знает определенную систему договоров. наиболее полно
регла­ментирован договор займа. Это явилось следствием восстания
киевских низов в 1113 г. против ростовщиков. Владимир Мономах, призванный
боярами, чтобы спасти положе­ние, принял меры по упорядочению процентов по
долгам несколько ограничив аппе­титы ростовщиков. Закон в виде объекта -займа
предусматривал не только деньги, но и хлеб, и мед. Су­ществовало три вида
займа: обычный, бытовой заем; заем, совер­шаемый между купцами с упрощенными
формальностями, и заем с самозакладом — закупниче­ство. Предусматривались
различные проценты в зависимости от срока займа. Кратко­срочный заем влек за
собой наиболее высокую ставку процента (до 50).
В «Русской Правде» упоминается о договоре купли-продажи. Наиболее
подробно в ней рассматриваются случаи купли-продажи холопов, а также
краденого-имущества. Упоминается также о до­говоре хранения (поклажи). Поклажа
рассматривалась как дру­же­ская услуга, была безвозмездной и не требовала
формальностей при заключении до­говора. Что касается личного найма, то
«Рус­ская Правда» упоминает лишь о найме в тиуны (слуги) или ключ­ники. Если
человек поступал на такую работу без специального договора, он автоматически
становился холопом. В законе упоми­нается также о най­мите, однако некоторые
исследователи отожде­ствляют его с закупом.
Существовали в Древнерусском государстве и договоры пере­возки и комиссии.
Порядок заключения договоров был простым. Обычно приме­нялась устная форма с
совершением некоторых символических действий: рукобития, связывания рук и
т.п. В некоторых случаях требовались свидетели. Есть сведения о существовании
и пись­мен­ной формы заключения договоров о недвижимости.
В наследовании существовали существенные различия в зави­симости от
принад­лежности человека к той или иной ступени ие­рархической лестницы. Так,
у бояр и дру­жинников наследовать могли и дочери, у смердов же при отсутствии
сыновей имуще­ство считалось выморочным и поступало в пользу князя. При
наследо­вании по закону, т.е. без завещания, преимущества имели сыно­вья
умершего. При их наличии дочери не получали ничего. На наследников
возлагалась лишь обязанность выдать сестер замуж. Наследство делилось
поровну, но младший сын имел преимуще­ство — он получал двор отца. Незаконные
дети наследственных прав не имели, но если их матерью была раба-наложница, то
они вместе с ней получали свободу.
Семейное право развивалось в Древней Руси в соответствии с каноническими
пра­вилами. Первоначально здесь действовали обычаи, связанные с языческим
культом. Существовало похище­ние невест, многоженство. Так, великий князь
Владимир Свято­славич до крещения имел пять жен и несколько сот наложниц. С
введением христиан­ства устанавливаются новые принципы семей­ного права —
моногамия, затрудненность развода, бесправие вне­брачных детей, жестокие
наказания за внебрачные связи, при­шед­шие к нам из Византии.
По византийскому праву существовал довольно низкий брач­ный возраст: 12-13
лет для невесты и 14-15 лет для жениха. За­ключению брака предшествовало
обручение. Брак совершали и регистрировали в церкви. Церковь взяла на себя
регистрацию и дру­гих важнейших актов гражданского состояния — рождения,
смерти, что давало ей не­малый доход и господство над человече­скими душами.
Древнерусское право большое внимание уделяло уголовным делам. Им посвящено
много статей «Русской Правды», уголовно-правовые нормы содержатся и в
княжеских уставах.
     

Уголовное право

В уголовном праве Киевской Руси зафиксировано правовое неравенство предста­вителей различных социальных слоев. Это от­четливо видно при рассмотрении отдель­ных элементов состава преступления. Так, субъектом преступления может быть любой человек, кроме холопа. За действия холопа отвечает его господин. В некоторых случаях потерпевший мог сам расправиться с холопом-обидчиком, не обращаясь к государст­венным органам, вплоть до убийства холопа, посягнувшего на свободного человека. «Русская Правда» еще не предусматривала возрастного огра­ничения уголовной от­ветственности, не знала понятия вменяемо­сти, но ей уже было известно понятие соуча­стия. «Русская Правда» различала также ответственность в зависи­мости от субъективных обстоятельств преступления. В ней нет различия между умыслом и неосторожностью, но выделяются два вида умысла — прямой и косвенный. Это отмечается при ответст­венности за убийство: убийство в разбое наказывается высшей ме­рой наказания — по­током и разграблением, убийство же «в сваде» (драке) — только вирой. По субъектив­ным обстоятельствам преступления различалась и ответственность за банкротство: пре­ступ­ным считалось только умышленное банкротство. Что касается объективной стороны состава правонарушения, то «Русская Правда» еще не знала преступлений, совершаемых путем бездействия. Среди имущественных преступлений наибольшее внимание «Русская Правда» уде­ляла краже (татьбе). Наиболее тяжким ви­дом татьбы считалось конокрадство, ибо конь был важнейшим средством производства, а также боевым имуществом. Известно и пре­ступное уничтожение чужого имущества путем поджога, нака­зуемое потоком и раз­граблением. Такая высокая мера наказания определялась тремя причинами. Во-первых, поджог — наиболее опасный способ уничтожения чужого имущества. Во-вторых, он нередко применялся как средство мести, особенно часто, когда крестьяне хотели отом­стить своему господину. Наконец, поджог имел повышенную социальную опасность, поскольку в деревян­ной Руси от одного дома или сарая могло сгореть целое село или даже город. Система наказаний «Русской Правды» довольно проста. Выс­шей мерой наказа­ний, как уже говорилось, был поток и разграбле­ние. Следующей по тяжести мерой на­казания была вира. За основную массу преступлений назначалась так называемая продажа — уголов­ный штраф. За преступления, отнесенные к компетенции церковного суда, применялись епитимьи. Легкой епитимьей считалось 500 поклонов в день. Епитимья часто соеди­ня­лась с государственной карой. Древнерусское право еще не знало достаточно четкого разгра­ничения между уго­ловным и гражданским процессом, хотя некото­рые процессуальные действия (напри­мер, гонение следа, свод) могли применяться только по уголовным делам. В целом и по уголовным, и по гражданским делам применялся состязательный процесс, при котором стороны равноправны и сами являются двигателем всех процессуальных действий. Даже в судебном про­цессе обе стороны назывались истцами. Древнерусское право знало две специфические процессуальные формы досудебной подготовки дела — гонение следа и свод. Гонение следа — это отыскивание преступника по его следам Закон предусматри­вал специальные формы и порядок проведены этого процессуального действия. Если след привел к дому кон­кретного человека, счита­лось, что он и есть преступник. Если след привел просто в село, ответственность несла вервь, т.е. тер­риториальная община. Если след терялся на большой дороге, то на этом поиск прекращался. Если ни утраченная вещь, ни похититель не найдены, потер­певшему ничего не оста­валось, как прибегнуть к закличу, т.е. объ­явлению на торговой площади о пропаже, в надежде, что кто-то опознает украденное или потерянное имущество у другого лица. Человек, у которого обнаруживалось утраченное имущество, мог, однако, заявить, что он приобрел его правомерным способом, на­пример, купил. Тогда начинался процесс свода. Владелец вещи должен доказать добросовестность приобретения, т.е. указать ли­цо, у которого он ее приобрел. При этом требуются показания двух свидетелей или мытника — сборщика торговых пошлин. 1. Краснов Ю.К. История государства и права России. Учебное пособие. Ч. 1. – М.: Российское педагогическое агентство, 1997. – 288 с. 2. «Российское законодательство X - XX веков. В девяти томах. Т.1. Законодательство Древней Руси» Москва, изд. «Юридическая литература», 1984 3. Юшков С.В. Общественно-политический строй и право Киевской Руси. М. 1950г. 4. Исаев И. А. История государства и права России: Полный курс лекций. – М.: Юристъ, 1996.- 448 с. 5. РЫБАКОВ Б.А. Киевская Русь и русские княжества 12-13 веков. М. Наука. 1982