Каталог :: История

Лекция: Казахстан в эпоху каменного века

РАЗДЕЛ I. КАЗАХСТАН
В ДРЕВНОСТИ
Глава 1. КАЗАХСТАН В ЭПОХУ КАМЕННОГО ВЕКА
Современные представления о жизни далеких предков основываются на изучении
мест стоянок, пещер, гротов, где сохранились остатки труда человека —
каменные орудия, отходы при их изготовлении, остатки пищи — кости животных.
Немалое значение имеют и этнографические данные из жизни так называемых
отсталых народностей современности. Они позволяют лучше объяснить некоторые
стороны материальной и духовной культуры древнейшего человечества. Но главную
информацию все же дает наиболее массовый материал первобытного общества —
каменные орудия труда.
История человечества делится на большие периоды, связанные с развитием той
или иной социально-экономической формации. В археологии разработана своя
периодизация, согласно которой история человечества делится на эпоху камня,
бронзы, железа и средневековья. В свою очередь, каждая из перечисленных эпох
подразделяется на периоды и культуры. Каменный век делится на три периода —
палеолит, мезолит и неолит.
Эпоха древнего каменного века — время становления человечества и его
хозяйства — характеризуется низким уровнем производительных сил. Примитивная
хозяйственная деятельность заключалась в использовании готовых продуктов
природы. Первобытный человек собирал дикорастущие злаки, плоды и ягоды и
охотился на диких животных. Взаимоотношения людей строились на экономическом
равенстве членов коллектива, на естественном половозрастном разделении труда
и были по своему характеру коллективистскими.
Общественная организация людей в эпоху палеолита прошла сложный и длинный
путь развития. Начальным ее этапом было первобытное стадо — объединение для
совместной защиты и нападения, охоты, собирательства. Это дородовое
социальное образование отличалось аморфностью, неразвитостью общественных
отношений, отсутствием общинно-домашнего хозяйства, в то жевремя ему была
присуща некоторая упорядоченность брачных связей,
Первобытное стадо соответствует двум наиболее ранним ступе­ням нижнего
палеолита — доашельскому и ашельскому периодам. В ашельскос время постепенно
вызревают предпосылки для ново­го социального организма — первобытной общины.
В эпоху мустье уже существует оседлость, естественное разделение труда по
полу и возрасту, возникают начальные формы общины. Человеческий коллектив
позднего палеолита в социальном отношении характе­ризуется новой гранью —
сложением зрелых форм первобытно-родовой общины. Это качественный скачок, как
полагают многие исследователи, совпал с трансформацией неандертальца в
челове­ка современного физического типа (Homo sapiens)
     § 2. Ранний палеолит
Ранний палеолит делится на три крупные эпохи: олдувайскую (2,6 млн лет — 700
тыс. лет назад), ашсльскую (700 тыс. — 150—120 тыс. лет назад) и мустьсрскую
(150—120 тыс. — 35—30 тыс. лет назад). В течение всего каменного века
главенствующая роль в изготовлении орудий труда принадлежала камню. И потому
на стоянках мы находим в большинстве своем изделия из них, за исключением
неолитических, где встречаются орудия из кости животных. Человек хорошо знал
свойства камня. Чаще всего выбор материала зависел от назначения орудий. В
зависимости от формы и характерных типов каменные изделия подразделяются на
рубила, скребла, остроконечники, отбойники, сверла, ножи, про­колки и т. д.
К числу самых древних орудий труда относятся массивные прямоугольные
кремневые отщспы, найденные у пос. Конырдек в толще сцементированных
конгломератов, слагающих нижнечет­вертичную, самую высокую надпойменную
террасу р. Арыстанды на юго-западных склонах хребта Каратау. Эти древнейшие
орудия так называемого клектонского типа отличаются от более поздних
непропорционально большим ударным бугорком, занимающим более половины площади
всего отщспа. Вместе с ними находились большие кремневые заготовки, желваки-
нуклеусы, от которых были отбиты эти отщспы. Наибольший интерес представляют
ашельские стоянки Борыказган и Танирказган, находящиеся на плоской вершине и
сложенные галечниками, доломитами, алевро­литами и другими породами.
Местонахождения расположены севе-ро-восточнсе г. Каратау в Таласском районе
Жамбылской области. Распространение орудий в этих стоянках четко ограничено,
за пределами определенной границы обработанные кремневые изде­лия встречаются
редко. Древнепалеолитический инвентарь из Борыказгана и Танирказгана X. А.
Алпысбасв делит на четыре группы: двусторонние и односторонние рубящие
орудия; архаиче­ские массивные отщепы; крупные желваки-нуклеусы. Первая
груп­па преобладает. Рубящие орудия существенно не отличаются от грубого
каменного инвентаря из доашсльско-ашельских местона­хождений Юго-Восточной
Азии и Африки'. Они почти всегда имеют четко выраженную валунообразную форму,
один конец изделий обработанный, острый, а другой — с сохраненной галечной
коркой или слегка подправленный.
В нижнем палеолите для раскалывания камня человек исполь­зовал другой камень,
просто ударял их друт о друга. Такая техника получила название техники оббивки
или галечной культуры, поскольку сырьевым материалом в большинстве случаев
служила обыкновенная речная галька. Позже появились отбойники, кото­рые
позволяли добиться лучших результатов. Зачастую они цилинд­рической или круглой
формы с многочисленными следами вмятин и забитостей. К примеру, орудия
выявленные X. А. Алпысбаевым в районе хребта Каратау. обработаны вышеназванной
техникой. Сырьем для изготовления орудий служила галька. При обработке орудий
целенаправленные удары наносились с двух сторон камня и таким образом получали
извилистый рабочий край. Полученные орудия использовались впоследствии как
рубящие. Результаты изучения каменных орудий хребта Каратау противоречат
основным положениям Мовиуса2, выдвинувшего гипотезу о существовании
в эпоху нижнего палеолита двух локальных областей. К одной из них он отнес
Индостан, Южную и Западную Европу, Переднюю Азию и Африку, обитателям которых
присуще только использование-ручных рубил. Другой областью является
северо-западная Индия, Верхняя Бирма. Китай, Ява, для индустрии которых
характерны двусторонние и односторонние рубящие орудия. На основании
обнаруженных каменных орудий в Южном Казахстане X. А. Алпысбаев делает
следующий вывод: «Факт совместного нахожде­ния дву- и односторонне рубящих
орудий и ручных рубил не позволяет нам согласиться с утверждениями о
существовании совершенно особой азиатской нижнепалеолитической культуры и о
своеобразии пути развития Азии в эпоху нижнего палеолита»'. Сходство и
тождество материалов из Южного Казахстана с орудия­ми труда, обнаруженными на
территории Азии и Африки, позво­ляют высказать предположение о единстве
развития нижнепалео-литичсских культур, в которых изменение и развитие шли
единым путем.
Памятники ашсльского времени обнаружены в Центральном Казахстане. Орудия
изготавливались здесь из кремневых пород черного и серо-зеленого цвета. Одна
из таких стоянок — Кудай-коль — расположена на северо-восточной окраине Сары-
Арки. Среди орудий можно выделить бифасы, т. е. орудия обработанные с обеих
поверхностей камня, скребла предназначенные для выделки шкур животных и
обработки дерева, а также многочисленные нуклеусы — ядрища, с которых
скалывались отщепы и пластины и использовались как орудия. Среди других
ашсльских памятников Центрального Казахстана заслуживают внимания стоянки
Жаман-Айбат, расположенного в 150 км от г. Джезказгана и Обалысай.
выявленного в Джсздинском районе Карагандинской области. Среди коллекции
каменных изделий выделяются рубящие орудия со следами выветренности.
Самым древним памятником на территории Восточного Казах­стана считается на
сегодняшний день местонахождение Козыбай, обнаруженное автором в полевом
сезоне 1989 г. Находится стоянка на берегу р. Колгутты, недалеко от села
Каратогай Курчумского района. Каменные изделия, изготовленные рукой
первобытного человека, в том числе рубящее орудие, орудия с двусторонней
обработкой и отщепы из кремнистой породы черного цвета обнаружены на склоне
высокой террасы производственного участ­ка Козыбай.
В следующий период — мустьерский — появилась иная техника обработки камня, но
местами продолжала существовать и галеч­ная. Подобных памятников известно
много на территории Южного и Центрального Казахстана, и они нашли отражение в
публикациях.
Одним из таких памятников является многослойная стоянка, обнаруженная X. А.
Алпысбаевым в 1958 г. и впоследствии названная именем казахского ученого-
просветителя Ч. Ч. Валиха-нова. Стоянка содержит пять культурных слоев, в
которых обнару­жены каменные изделия, кострища и очаги, кости животных —
лошади, бизона, сайгака, благородного оленя. Слои располагаются
горизонтально, на различных глубинах от современной поверхнос­ти правого
берега р. Арыстанды, в Алгабасском районе Южно-Казахстанской области. Это
пока единственная стоянка на терри­тории Казахстана, каменные изделия и
другие культурно-бытовые остатки находятся в первоначальном положении, т. е.
в таком виде, каким его оставил человек в мустьерское время. Сложность
раскопа состоит в том, что культурные слои залегают на глубине от 2,30 — до
7,20 м. Однако, несмотря на это обстоятельство, удалось получить новое
свидетельство о жизни первобытных охотников:
раскопать мастерскую по изготовлению орудий труда и на основе этого сделать
вывод о том, что люди непрерывно заселяли стоянки в течение длительного
отрезка времени, фактически от мустье и завершая эпохой верхнего палеолита.
Новые памятники мустьерского времени обнаружены нами в 1984 г. в Агадырском
районе Жезказганской области. Это стоянки Огиз-Тау I и II, Улкен Ак-Мая.
Каменные изделия залегают на склоне небольших возвышенностей у родника.
Обитанию людей в данной местности способствовали близость сырьевого материала
и наличие родника.
Выявленные топоры односторонней и двусторонней обработки, скребла, выемчатые
орудия и нуклеусы изготовлены из местного сырья — серого кварцита. Многие
артефакты использовались вторично уже в последующие эпохи, о чем говорит
наличие «свежих» сколов на каменных изделиях.
Наличие протопризматических нуклеусов наряду с дисковидны-ми, а также пластин с
симметричными краями с отшепами треугольной формы свидетельствует о прогрессе в
технике обра­ботки камня. Типологический анализ каменного инвентаря позво­ляет
датировать коллекции стоянок ранним мустьерским, а воз­можно, и ашельской
эпохой. На многих палеолитических стоянках Центрального Казахстана каменный
инвентарь находится на по­верхности почвы и в первоначальном залегании. «Это
явление, — отмечает А. Г. Медоев, — обусловлено незначительными масшта­бами
денудации и аккумуляции на территории Сары-Арки в антропогеновое время»4
.
Особый интерес представляют палеолитические памятники Западного Казахстана, в
частности, расположенные на полуострове
Мангышлак. Все стоянки, открытые ранее А. Г. Медоевым5 я позднее Ж.
К. Таймагамбетовым6, расположены на площадка» морских террас
Каспийского моря.
Стоянки группы Онежек включают в себя семь местонахожде­ний; расположены
близко друг от друга, но содержат различия в каменном инвентаре. Почти в
каждой из них присутствуют ранние и поздние формы орудий и поэтому расчленить
их сразу трудно. Это представляется возможным только при всестороннем и
тща­тельном анализе индустрии. Итоговые результаты дают возмож­ность в какой-
то мере проследить эволюцию развития техники в обработке камня на
определенном этапе. Памятники выявлены на бортах оврага у горы Онежек. Район
изобилует выходами кремния, что наложило отпечаток на индустрию стоянок.
Среди каменных изделий выделены нуклеусы, скребла, бифасы, наконечники
дроти­ков и большое количество отщепов, имеются и крупные сколы леваллуа. В
числе нуклеусов есть заготовки, предназначенные для снятия леваллуазских
пластин длиной 30 см. Для индустрии Онежек характерно наличие нуклеусов с
площадкой, симметрич­ных пластин различных форм (треугольных, прямоугольных)
и малое количество хорошо обработанных орудий. Различие орудий по размеру и
характеру обработки объясняется пребыванием людей в разные периоды палеолита.
Древнейшие жители Казахстана были современниками пите­кантропа и синантропа,
в эволюционном развитии соответствую­щие фазе Homo habilis. Первобытные
обитатели Каратау уже могли добывать и поддерживать огонь, занимались охотой
на крупных и мелких животных и сбором растительной пищи.
     § 3. Поздний палеолит
Поздний палеолит охватывает время от 35—30 тыс. лет до 12—10 тыс лет назад.
Это время широкого расселения человека по всем климатическим зонам земли и
формирования рас и расовых групп.
Существует непосредственная связь между появлением челове­ка разумного и
дальнейшим развитием материальной и духовной культуры человеческого общества
эпохи позднего палеолита. Это явление непосредственно связано с прогрессивным
развитием общественных отношений, процессом формирования родовой об­щины,
возникновением рода как первой специфической формы общественной организации
человеческого коллектива. Предпола-' гают, что родовая организация была
повсюду матрилинейной и матрилокальной, а женщина занимала главенствующее
положение в общине. Материнский род, таким образом, представлял собой
экзогамную группу людей, объединенных узами кровного родства между собой и
общим происхождением по материнской линии. Высокое положение женщин в
общественной жизни определялось также спецификой общинного домашнего
хозяйства, ролью жен­щины в семье как продолжательницы рода. Не случайно в
идеологических представлениях древних людей возник культ жен­щины —
родоначальницы и хозяйки очага.
Мировоззрение человека эпохи позднего палеолита усложнилось. Получил
распространение культ охотничьей магии, в основе которого лежала вера в
получение власти над животным через овладение его образом-символом. Полагают,
что универсальным орудием магии было появившееся в это время яркое
первобытное искусство.
Представления о душе и загробной жизни человека как продол­жении земного
существования вели к появлению сложных обряд­ных церемоний. Тело умершего
посыпали красной охрой, грудь украшали ожерельями из просверленных раковин и
клыков хищ­ника, ноги — браслетами из бивней мамонта, одежду расшивали
гирляндами бус. Вместе с погребенным клали изделия из кремня и кости.
По сравнению с памятниками предыдущего периода стоянок этого времени обнаружено
мало. В Восточном Казахстане извест­ны стоянки Канай, Свинчатка, Пещера и
Ново-Никольское7. Наибольший интерес представляет стоянка у деревни
Пещера.
Стоянка Пещера находится на правом берегу Бухтармы у входа в пещеру,
расположенную на краю мыса, входом на запад и представ­ляет собой два грота,
объединенных навесом. С. С. Черников в результате разведочного раскопа на
глубине 30—50 см в восточной части раскопа в 60—170 см в западной обнаружил
палеолитические изделия, среди которых скребок с круговой ретушью, обломок
ножевидной пластины, ножевидное орудие, нуклеус пирамидаль­ной формы со
следами сколов, отбойник и отходы производства из черного кремния и
зеленоватой кварцевой породы. Кроме того, обнаружены обломки костей животных:
носорога, бизона, пещер­ного льва и др. Характер орудий позволяет датировать
стоянку верхним палеолитом. В верхнем палеолите обработка каменных орудий
была более сложной: скалывались тонкие пластины с нуклеусов, которые
предназначались в большинстве для вкладыша в костяные и деревянные оправы, а
затем использовались как ножи и скребки. Широкое применение получила и
отжимная техника, позволявшая получать орудия с тонким лезвием, напри­мер,
наконечники копий дротиков.
С 1980 по 1983 гг. автором велись раскопки на Иртыше — стоянке Шульбинка,
обнаруженной в Ново-Шульбинском районе Семипалатинской области. Среди 5000
каменных изделий в боль­шом количестве присутствуют скребки на отщепах и
пластинах, острия, резцы, проколки, нуклеусы разновидных форм и отходы
производства. Кроме каменных изделий обнаружены очаги, сло­женные из галек,
слой золы, а вокруг очага на значительном расстоянии находились темные пятна
небольшого диаметра и округлой формы. Не исключена возможность, что это
остатки деревянных столбов, являвшихся основой жилища. Удобное распо­ложение
местности, высокая терраса, река, лес — все это притяги­вало человека, а
спасаясь от палящего солнца и дождя в летнее время, он строил себе легкие
временные жилища, о чем свидетель­ствуют темные пятна и очаги. Помимо
культурно-бытовых остат­ков обнаружено погребение человека, который был
помещен в скорченном положении на левом боку и ориентирован головой на запад.
Скелет очень плохой сохранности, поскольку залегал неглубоко, но сам факт
нахождения его заслуживает внимания. Основ­ным сырьевым материалом для
изготовления орудий на стоянке Шульбинка служили халцедон, яшма, кремень и
горный хрусталь. Как видно, по сравнению с предыдущими периодами каменного
века использовалась разнообразная порода и не только местного происхождения.
Коллекция находит аналогии в стоянках Алтая и Сибири, что позволяет их
датировать возрастом 30—25 тыс. лет.
На территории Казахстана полностью изученных памятников позднего палеолита
немного, но имеющиеся материалы дают возможность проследить непрерывность
развития материальной культуры людей древнекаменного века, а также процесс
заселения территории Казахстана8.
                               § 4. Неолит                               
Начало периода падает на V тыс. до н. э. Это время расцвета техники в
обработке камня. Происходит все большая специализа­ция в производстве орудий
труда. Наряду с совершенствованием техники отжимной ретуши появились новые
технологические приемы обработки камня: шлифование, сверление, пиление:
ис­пользовались все труднообрабатываемые породы камня, изготав­ливались
каменные топоры, мотыги, зернотерки, ступки, песты.
Важнейшей чертой эпохи является зарождение скотоводства и земледелия так
называемого производящего хозяйства, пришедше­го на смену присвоению готовых
продуктов природы, — собира­тельству и охоте. Возникновение новых видов
хозяйства имело огромное значение для развития человеческого общества,
расши­рило область трудовой деятельности человека и в то же время качественно
изменило характер. Вся дальнейшая многотысячная история экономической
деятельности человека есть в значитель­ной степени история развития,
совершенствования двух этих форм хозяйства. Уровень развития производительных
сил, достигнутый первобытным населением в эпоху неолита, обусловил появление
и других культурно-бытовых новшеств. У древнего населения Казах­стана
возникают зачатки горного дела и ткачества, ему известна уже керамическая
посуда.
В социальном отношении эпоха неолита была временем родо­вых общин, господства
коллективного труда и общей собственнос­ти на средства производства. Вместе с
тем это было время более высоких форм организации общества: образования
племен или племенных объединений. Племена состояли из нескольких (боль­шего
или меньшего числа) родовых общин, объединенных кровно­родственными узами и
однородным характером хозяйства.
В настоящее время на территории Казахстана известно свыше 5W неолитических и
энеолитических памятников, однако абсолют­ное большинство исследовано
выборочно. Неолитические стоянки по характеру расположения на местности
делятся на четыре типа:
родниковые, речные, озерные и пещерные. Как правило, на стоянках речного и
озерного типов содержится значительное количество находок, что
свидетельствует о постоянном или про­должительном пребывании здесь человека.
Основной инвентарь таких стоянок — ножевидные пластины и изделия на них.
Наиболее распространены на территории Казахстана роднико­вые стойбища, чаще
всего временные, сезонные местопребывания бродячих охотников. Одна из
особенностей неолитических памят­ников — пустынно-степного Казахстана в том,
что большая их часть — стоянки открытого (наземного) типа. На всех стоянках
найдены каменные орудия из местных материалов: наконечники стрел и копий,
топоры, долота, ножи, скребки. Разнообразие сырья способствовало развитию
разных технических приемов его обра­ботки и их совершенствованию.
Неолитические памятники Казах­стана образуют несколько территориальных групп,
возможно соответствующих районам обитания родственных племен, близких друг к
друту по культуре.
Неолитическая стоянка в пещере Караунгур находится на правом берегу одноименной
реки, в 1,5 км к северу от с. Караунгур, Тюлькубасского района
Южно-Казахстанской области, или в 43 км к северо-востоку от г. Шымкента''. Сама
пещера находится на высоте 7 м от русла реки. Ширина v входа 20—25 м, высота
около 2—16 м. Пещера состоит из двух залов: передний, длиной 20 м, и дальний —
9 м. В процессе раскопок 1959 г. X. А. Алпысбаев получил довольно большую
коллекцию культурно-бытовых остат­ков (каменные и костяные изделия, керамика,
кости животных и т. д.) древнейших обитателей пещеры.
Объектом охоты были куланы, медведи, олени, джейраны. косули, кабаны, лошади,
волки, быки. кеклики. фазаны, черепахи. Об этом свидетельствуют костные
остатки, обнаруженные в пеще­ре'".
В Западном Казахстане выделяется лишь один вариант кельте-минарской культуры
— западно-казахстанский — предложенный еще С. П. Толстовым. Датируется
ксльтеминарская культура концом IV — началом II тыс. до н. э. и охватывает
значительную территорию Казахстана и Средней Азии. Каменная индустрия
характеризуется заготовками в виде пластин средних размеров и микропластин,
обломков пластин и отщспов. В качестве примера можно привести неолитические
стоянки и местонахождения, обна­руженные в 1989—1990 гг. в Атырауской
области: Шатпаколь, Кульсары I—V, Шандыаул, Кыз-Емшек, Кайнар, Жылан-Кабак,
Койкара, Сарыкамыс, Шаянды и др".
Местонахождение Шатпаколь находится в 12 км к северу от с. Шокпартогай
Эмбинского района. Каменные изделия — ножевид-ные пластины, отщепы, фрагменты
керамики — обнаружены на небольшом склоне у родника. Стоянки Кульсары 1—5
находятся вокруг пгт Кульсары. Почти все они разрушены в результате
строительства дорог и прокладки газопровода. Среди множества индустрии
выделены ножевидные пластины как с ретушью, так и без них, скребки на отщепах
и пластинах, резцы, черешковые наконечники стрел двусторонней обработки,
анкоши — орудия с боковыми выемками, нуклевидные сколы и призматические
нукле­усы. Большинство фрагментов керамики без орнамента, только некоторые
имеют вдавленные горизонтальные линии, от которых идут вниз прямые или
вертикальные линии.
Шандыаул находится в 22 км на северо-восток от пгт Кульсары. Каменные изделия
выявлены недалеко от современного кладбищ;! ;'. Дккизтогай. Среди них скребки
на пластинках, дкухконцевые скребки, отщепы и керамика.
Местонахождение Кыз-Емшек обнаружено недалеко от горы Иман-Кара, в 37 км к
юго-юго-востоку от железнодорожной станции Жантерек. На вершине горы
подобраны нуклеусы призма­тического характера, ножевидные пластины с ретушью
по граням со стороны спинки и фрагменты керамики. Подобные артефакты выявлены
у высокого обрыва р. Кайнар.
Для местонахождений Жылан-Кабак и Коикара характерно наличие фрагментов
керамики с орнаментом ^елочка» и мелкой «гребенкой". Каменный инвентарь
идентичен индустриям выше­названных стоянок.
Стоянки Сарыкамыс и Шаянды обнаружены на дюнах в 3—4 км на юг от с. Сарыкамыс
Эмбинского района Атырауской области. Здесь собрано большое количество
ножсвидных пластин без сле­дов утилизации; несколько пластин с ретушью со
стороны спинки, орудия с выемкой на пластинах и отщепы. На фрагментах
керами­ки орнамент в виде косых насечек, вдавленных в сосуд, горизон­тальные
линии и геометрические фигуры в виде треугольников. Окрашенная керамика
отсутствует.
Находки, относящиеся к неолитическому времени, выявлены в районе заброшенного
с. Сатчы-Кыз на второй надпойменной террасе правого берега р. Кызыл-Су, в
2—2,5 км от с. Бслокаменки Семипалатинской области. В данном месте террасу
прорезают выходы кремнистого сланца и кварца. Стоянка Кызыл-Су находит­ся на
возвышенном участке, внизу которого находится маленький родник. Рядом,
перпендикулярно к пойме реки, проходит глубокий овраг, на дне которого была
обнаружена треугольная пластина с ретушью по боковым краям и отщеп из темно-
кремнистой породы. что и послужило толчком к обнаружению стоянки. Каменные
изделия (а их более 100) собраны на поверхности. Площадь распространения
находок 30 х 30 м. В двух местах был заложен шурф, размером 1 х 0,5 м. В
шурфе наблюдалась следующая стратиграфия: дерн, мощностью 0,05 м; серо-желтая
супесь с мелкой щебенкой, мощностью галечник с мелкими валунчиками и
крупнозернистый песок. Коллекцию подъемного материала со­ставляют нуклеусы,
наконечники стрел, скребки, ножевидные пластины, микролиты и отходы
производства. Нуклеусы призмати­ческого скалывания, аморфные, небольшого
размера. Присутству­ют необработанные заготовки нуклеусов. Большее число
орудий составляют концевые скребки на пластинах с овальным раоочим краем. У
некоторых ретушированы боковые стороны. Имеются скребки высокой формы.
Наконечники стрел двусторонней обра­ботки, небольшие. Встречены и заготовки
наконечников. Некото­рые изделия представлены пластинками с притупленным
краем. которые обработаны с двух или одной из сторон и невелики по размерам.
Изделия в основном из яшмы, халцедона, опала.
На территории Казахстана обнаружено пока несколько неоли­тических погребений,
в основном в Суеверном Казахстане. Ни одно из захоронений не имеет внешних
признаков на поверхности. Во всех могилах вместе с костями лежали наконечники
стрел, что указывает не только на то, что наши предки занимались охотой, но и
на то, что они вступали в частые военные конфликты. В погребениях мало
керамики, а в некоторых ее нет вовсе.
Тесные культурно-хозяйственные связи, существовавшие в преде­лах мира
охотников и рыболовов, ярко отразились в археологичес­ких материалах.
Наиболее четко они могут быть прослежены с племенами кельтеминарской
культуры, или кельтеминарской куль­турной общности, обитавшими в северных
областях Средней Азии. Рельефнее всего проступают у племен Южного и особенно
Запад­ного Казахстана. Цепочки древних контактов уходят и далеко на север и
северо-запад в Приуралье и Западную Сибирь, проявляясь в особенностях форм
кремневых орудий и в типах орнаментирован­ной глиняной посуды. Культура
племен Северного и Восточного Казахстана, обнаруживая признаки сходства с
культурой населения Средней Азии, в то же время была более близка к алтайским
и прибайкальским племенам новокаменного века. Сохраняя специ­фику и
своеобразие культурных традиций, неолитические племена Казахстана
развивались, таким образом, в тесном взаимодействии с племенами соседних
регионов и областей.